Виланж. Часть 2. Шкатулка Тамерлана. (отрывок из романа)…

…Нам прошлое протягивает руки, когда стоим у тупика. Когда поклеп и домыслы наскучат, когда сойдутся вдруг века…
Предисловие:
Сильный, внезапно возникший шум в ушах заставил наклонить голову и прикрыть глаза. А в голове гудело, звенело настолько, что заслонило все окружающие звуки. Вилен схватилась за голову, глубоко вдохнула, собираясь позвать мужа и, приподняв ресницы, мгновенно закрыла глаза — яркая вспышка ослепила ее так, что потекли слезы. Голова поникла. Вилен, без чувств, обмякла на стуле…

Глава 1.
Струсив песок с волос, лица и всего тела, Ев посмотрела по сторонам, ежась от места пробуждения и воя, стоявшего вокруг:
— Ну и жара! И где это я? Одни пески… Нифигулички, какой реальный сон! А звуки! — Пошла вперед, проваливаясь в обжигающем песке, морщась от яркого солнца, прикрывая глаза рукой, стараясь хоть что-то рассмотреть вдалеке. Практически оранжевый песок тянулся на многие мили и был сплошным, раскаленным. Дышалось неимоверно трудно, этим горячим воздухом. Ев растерявшись от вида местности, покрутилась на одном месте, глубоко вздохнув, пошла вперед, совершенно не понимая куда идти, что впереди, и что там, за спиной. Не успела сделать и пяти шагов, как загудело еще сильнее, застонало, завыло, словно сотни труб и бесов соединились в один оркестр. Ев остановилась, подняла голову, пытаясь найти причину ора, и ее взгляд уловил надвигающуюся на нее тучу. — Мамочки мои! Что-то это мало походит на сон… — Ев присела, накрыла голову тонкой кофточкой, в которой была одета, плотно закрыла рот и сжала руки перед лицом, так как песчинки безжалостно проникали сквозь неплотную ткань. Шум, ужасная сила ветра, не удержалась, села и еще больше сжалась, пряча голову за колени. Сверху наваливалась тяжесть. И, также как песчаная буря налетела, все неожиданно стихло. Поднялась, снова принялась сметать с себя песок, настороженно замерла, увидев шевелящийся холм, в шагах десяти, чуть правее. Не зная как реагировать и совершенно не понимая, что происходит, стояла не находя места, куда бы спрятаться и не известно чего ждала. «Кучка» поднялась, выражая крутые словца, попыталась себя очистить от прилипшего и попавшего практически всюду, песка. Не громкий голос, оттесняющий неимоверную песню песка, был настолько знаком, что Евгения узнала бы его даже по шепоту. Не опасаясь и не раздумывая пошла вперед.
— Вот незадача!
Ев услышала произнесенные громко слова и ускорила, насколько это было возможно, шаг, узнав родной голос:
— Вел! Ты?! — крикнула она радостно. Существо, засыпанное с головы до ног, развернулось:
— Это не смешно! Если это мой сон, то, что тут делаешь ты? — кажется Вел еще не поняла, что все вокруг нее реально.
— Задаю тот же вопрос… — улыбнулась, как-то криво и невесело, радость встречи омрачало непонятное обстоятельство и незнакомая местность.
— Но, разве во сне можно так общаться?! — Вел оставила в покое свои волосы, так и не дочистив их, протерла глаза, сама себя ущипнула.
— Нет! — ответила ей Евгеша и сердце Валери бешено заколотилось, фоном к нему звучали слова сестры: — Это, оказывается, не сон. Вел! Где мы? Как сюда попали? Куда идти? Как выбираться? — вопросы сыпались, хотя она прекрасно понимала, что ответа не последует. И все же, увидев старшую сестру, Ев поневоле хотелось сбросить бремя неясности и хотя бы немножко почувствовать себя вне опасности. А Вел глубоко вздохнула, оглядываясь:
— Понятия не имею! Значит явь… — Она взяла сестру за руки и прижала к себе, таким образом успокаивая нарастающее волнение свое и сестры. Песок хрустел на зубах и Вел, похлопав сестренку по спине, принялась выплевывать его, усердно вытирая губы отворотом блузы. О большем она пока даже не хотела думать, несмотря на то, что песок перекатывался и проникал под ее одежду все наглее.
— Вел! Ты помнишь, что делала накануне? — Ев дрожала, невзирая на необыкновенно высокую температуру.
— Давай, сначала, выбираться, куда-нибудь к цивилизации, а потом вспомним: «что, где и как»!
— Куда?! — Ев замотала головой, развела руками, смотря на сестру потерянным взглядом: — Пески кругом! Одни пески! Неужели не видишь?
— Ев! Не кричи. Не истери, я сама на грани! Пойдем в гору, там откроется полная картина, там и поймем, где мы, что делать.
— Да, собственно, какая разница, главное, чтобы не засохнуть здесь! — Ев топнула, провалившись по щиколотку, и ойкнула, песок попал в обувь. Сняла, вытрусила, прыгая с одной ноги на другую, обулась и выругалась, песок нагло засыпался обратно. Вел молча наблюдала за ней, затем взяла за руку и повела вперед:
— Это бестолку, так что не обращай внимания и давай лучше думать, что происходит. — Евгения издала нечленораздельный звук, но подчинилась, осторожно ступая, практически на носочках, шла, слушая сестру: — Вчера днем мы обманули Фила, подсунув ему подложную шкатулку вместо подлинной, так?
— А разве это было не сегодня? — перебила ее Ев, прикрыла двумя руками лицо, чтобы увидеть глаза Вел. — Я не помню, чтобы ложилась…
— Подожди! — Вел остановилась, развернулась спиной к солнцу. — Мы все наблюдали за его побегом, долго разговаривали, так? — кивнула сама себе, отвечая, Ев молча поддержала и сделала шаг вперед. Вел продолжала, идя с ней рядом. — Потом обедали. Все отчего-то были, чересчур, молчаливы. Мы с Эдгаром съездили к Лере в школу, отвезли вещи. Ей же десятого на занятия. Что потом?….. Сели ужинать, так? Но есть не хотелось. Я очень хотела спать, просто мозги отключались.
— Мне тоже. — вставила Ев, перебив. — Не было сил даже ложку держать. Дальше вообще ничего не помню.
— Знаешь, я тут вот что подумала, не важно, заснули мы или нет. Как мы тут оказались? И что нам делать?!
— Не знаю! Мне страшно, я боюсь! — честно призналась Евгеша, вздрогнула, подавляя всхлип.
— Моя смелая, отважная сестренка боится?! Ушам не верю! Не ты ли первая лезешь в драку, даже с мужиками? Не ты ли смеешься надо мной, когда я боюсь темноты?
— Сравнила! Там все ясно и понятно! — Вел остановилась, повернулась к ней, вытягивая сестру к себе из очередного провала в песок:
— Признаюсь, мне тоже. Давай бояться вместе! — Она сняла блузку, повязала сестре голову, оставаясь в довольно плотной футболке и джинсах, в родных краях зима, январь и минусовая температура, несмотря на то, что в их доме тепло, одевались соответственно времени года.
— Ты что делаешь? Сгоришь! — воспротивилась Ев. — Нам только этого не хватало!
— А ты в обморок грохнешься! Что мне тогда делать? Ни воды, ни нашатыря, ни красавчика Дэна.
— Все равно, забери, я оберну голову своей кофтой, а загар мне не помешает! — Ев вернула сестре одежонку и, покрутив кофту, обернула ею голову. Вел же, всего минуту побыла на палящем солнце с открытыми плечами, а кожа уже вовсю чесалась. Одевшись, постаралась больше волос напустить на лицо, сознавая, что нос уже обгорел:
— Слышали бы наш разговор, подумали бы что чокнулись. — заметила просто так, чтобы не давать страху разгуляться.
— И что теперь, в истерике биться? — Ев была честна. Отбросив, полностью, свои страхи, Евгения могла хладнокровно думать и действовать, даже в такой, не ординальной, обстановке. Они практически поднялись на сопку, еще немного и им откроется друга сторона. Отдышались, промокнули пот с лица, вещи местами взмокли, но обе старались не обращать на это внимание. Прищурились, одновременно прикрывая глаза руками.
Двое мужчин поднимались к ним с другой стороны. Солнце светило девушкам в глаза, ослепляя, скрывая мужские лица, а раскаленный воздух размывал силуэты.
— Надеюсь, что не местные аборигены. — Сжала ладонь сестры Вел, автоматически отодвигая за себя.
— А кто, туристы? — возвращающийся страх Ев становился раздражительностью, и она сжала кулаки, чтобы не накричать на сестру. — Было бы здорово! А еще у них машина за углом. — решительно обогнала Вел, на пару шагов, прикрыла глаза рукой и расплылась в улыбке. — Дэн! Дорогой мой! Эд! — кричала она и, махая руками, побежала вперед. — Мы здесь! Здееесь!
— Ев! Ты чего? — два шага и она остановила сестру, схватив за плечо.
— Это они, они! Я вижу наших мальчиков! — возбужденно радовалась Ев.
— Мираж! — вздохнула Вел: — Пусть это будет мираж, а не лихорадка.
Но мужчины уже бежали к ним.
— Девочки! Родные! Мы думали, что сами влипли во что-то этакое! — подбежал первый Эд, обнял двоих и прижал, как самое дорогое в жизни.
— Дорогие наши! — Обнял их с другой стороны Дэн и оба, радуясь, испугались, не шутя, за своих возлюбленных.
— Капец! Полный капец! — Оказавшись в объятьях родных рук, Вел смогла дать «слабинку».
— Не раскисать! — Сильнее сжимая ее плечо, поддерживал их Эд, надевая на себя уверенность и беззаботность. — Не скажу, что все пучком. Зато с точностью могу заверить — будем думать!
— Мои мулаточки! Сообразили чалму. Умницы! — В голосе Дэна прозвучали отеческие нотки, он даже не заметил этого, опустил голову, посмотрел на свои ноги и снял полные песка туфли. — Может бросить их здесь? — Затем надел на Ев свою рубашку, прикрывая руки, оставаясь в одной футболке.
— Мне жарко! — Возразила девушка.
— Цыц! Сгоришь за несколько минут! — Посмотрев на часы, удивленно покачал головой. — Полдень, самое пекло!
Эд связал свитер рюкзаком, засунул в него их обувь, оставшись в носках. Взял жену за руку собираясь двигаться вперед, туда, куда они шли с братом, не сразу сообразив, что девушки появились именно из-за сопки. Вел неожиданно выдернула руку, осталась стоять, спрашивая:
— Кто-то может сказать, где мы? И куда ты меня тащишь, если мы с Ев пришли оттуда. Что будем делать дальше?
— Гелио! Я тебя не узнаю, столько вопросов! Ответов пока нет, дай время. И раз вы пришли с той стороны, то придется идти направо.
— Почему направо? — не поняла Вел, — а не налево?
— Потому что тут нет «лево»! — бросил Дэн, пытаясь шутить. — А если серьезно, то пойдем на запад.
— Там солнце позже садится? — моргая и супясь, спросила Ев.
— Ну, как-то так. По крайне мере, туда оно уходит.
У девушек джинсы, промокнув от пота, наполнялись песком и тяжелели, что доставляло значительное неудобство. Вел пройдя совсем немного, остановилась и оглянулась на младших:
— Ев! Дорогая! Может быть, попробуешь определить наше месторасположение? Или, хотя бы, куда нам идти!
— Попробую, а что еще остается? — послушно согласилась та, прикрыла глаза, постояла немного и медленно начала поворачиваясь. — Там что-то движется!
— Ев, дорогая! Что движется? — тихо спросил Дэн, закрывая ее собой от солнца и держа за плечи, в опаске, что она может потерять сознание.
— Откуда мне знать? Сам посмотри! — Она показывала в сторону приближающейся точки. Затем подняла руки вверх, замахала ими крича: — Люди! Ау! Мы здесь!
— Это ж надо! А я подумала, что ты и правда, что-то увидела. — Вел замотала головой, склонилась, уперев обе руки об колени. Она надеялась, что сестра сможет воспользоваться своим даром и как-то распознать где они, прочувствовав людей на расстоянии, а та не поняла ее желания и глазела по сторонам, словно Вел не могла этого и сама. Ев, словно услышала ее мысли:
— Руся! Что я могла увидеть? Мой мозг не машина! Пока не выдал результат, придется ждать. Но глаза видят. Ты свои тоже напряги и посмотри! — И они, обе, как по команде, уселись, сердясь друг на дружку, да и ноги обжигал, раскаленный песок, напоминающий раздавленное стекло.
— Подождем! — поглаживая плечики сестер, успокаивал их Эдгар, прекрасно понимая их настроение, но присматривался в ту сторону, куда указала Евгеша. — А точка приближается, думаю это люди!
— Вот ведь, непруха! — Дэн прикрывая руками глаза изучал местность, недоумевая: — как мы тут очутились? Какого лешего сюда занесло? Да…., задача с одними неизвестными.
За раскаленным воздухом, будто в отражении воды, появились силуэты, приближаясь все ближе и ближе.
— Это караван! — обрадовано сообщил Эд. — Будем надеяться, что это нас спасет! Или хотя бы поможет сориентироваться.
Караван приближался, идущий впереди человек был одет в балдахин, широкую чалму, один край которой прикрывал все лицо, оставляя только глаза. В одной руке у него была палка, практически с него по высоте, в другой пестрая веревка, он вел верблюдов с поклажей. Эд присмотрелся к нему и открыв две ладони, показывая, что он безоружен, сделал шаг вперед.
— Саалям Алейкум! — поздоровался Эд, слегка склонил голову, не будучи уверенным, что тот его поймет, мужчина кивнул, прижав правую руку к груди, намереваясь идти дальше. Эд уверенно подошел к нему, повторяя приветствие, мужчина отбросил настороженность, только раз глянул на стоявших в стороне, не спеша следовать правилу своей культуры, представляться большинству, решил следовать дальше, Эд пошел рядом. Пройдя немного, остановились, долго о чем-то говорили, девушки не слышали ни слова и по жестам понять не могли, от этого нервничали, покусывая губы. Эд достал бумажник, вытащил пару купюр, но мужчина рукой остановил его, давая понять, что картинки его не интересуют, тогда Эд снял свои часы, подал мужчине, тот потряс ими, затем приложил к уху, закивал головой. Эд улыбнулся, посмотрев на своих, а мужчина, опустив на колени первого верблюда, пошел ко второму, развязал увесистый баул, вытаскивал и отдавал Эду яркие вещи. — Идите сюда! — крикнул Эд, в руках были две паранджи и полосатые мужские халаты.
— Мир дому! — подходя, сказал Дэн и протянул правую руку. Хозяин каравана ответил на рукопожатие, говоря:
— Вурса саида!
— Он рад знакомству, — перевел им Эдгар. В это время Дэн следуя восточному ритуалу, продолжал приветствие и они обнялись, прикасаясь друг к другу сначала одной щекой, потом другой, при этом похлопывая по спине и плечам. Эд заметил широко открытые глаза девушек, пояснил:
— Восточные церемонии! Одевайтесь, мы поможем вам взобраться на верблюдов и пойдем к цивилизации. — торговец глянул на девушек, скромно улыбнулся им, Дэн же пояснил ему кто чья жена, отметая всякие недомолвки, на этом знакомство закончилось.
— Эд! — Взяла его за руку Вел, заглядывая в глаза, — Он так сдержан.
— Это исламские нравы — проявлять большое внимание чужим женам, наглядно, неприемлемо.
— Понятно…. А ты узнал, где мы?
— Дорогая! Я боюсь, что не точно понял его диалект! Знаю только, что нам ночь идти до оазиса, а оттуда, двое суток, до точки его путешествия. Прибудем, будем разбираться. Выдержишь?
— А куда я денусь?! — заботливый, теплый взгляд мужа делал свое дело, Вел, да и Ев тоже, обретали покой и уверенность в том, что все прояснится и они вернутся домой, с чувством прикольно проведенного времени.
Торговец, тем временем, снял большой курдюк с водой, достал пару лепешек, подал Эду.
Есть не хотелось, но девушки поклевали, сберегая силы на поездку.
— Кошечка! Ты как? — Погладил Дэн ножки жены, болтающиеся в разные стороны от колышущихся боков верблюда.
— Как королева пустыни! Только с отбитой попой. Радовалась бы такому приключению, если бы не чувствовала, что влипли мы по-полной! Хотя, Вау! Это я о моем друге. — Погладила она шею горделивому короблю пустыни. Дэн подарил ей очаровательную улыбку. — Это ты виноват! — тут же заявила она.
— Почему?
— Имеем конюшню, а я не умею ездить верхом.
— Фух! Ты в этом смысле. Милая моя, ты же сама не стремилась! Но это не важно. Все равно, верблюд лошади не брат.
— Брат, не брат! Ты муж, мог бы и заставить. Было бы полегче. — покрутилась, повертелась, пытаясь удобней усесться между горбами, наполовину опустившимися, без седла.
— Ловлю на слове! — усмехнулся Дэн, радуясь, что жена принялась шутить. — Как только выберемся из этого «сафари», буду делать из тебя наездницу!
****
Жара начала спадать, безмерные песчаные дюны окрашивались в кирпичные краски, радовали глаз, не предвещая новых бурь. Несколько раз, то одна, то другая девушка, ловили себя на том, что засыпают. Боясь упасть, не давали себе расслабиться и на миг. Хозяин каравана, что-то крикнул, Эд кивнул и мужчина запрыгнул на первого верблюда. Парням же пришлось разделить места с женами. Едва они уселись, караван понесся. Видел ли кто, как бегают эти двугорбые, гордые животные, с надменно выдвинутой нижней челюстью? Девушки нет! А уж присутствовать при этом беге, даже не мечтали. У Ев кружилась голова, и она вцепилась в Дэна. Вел, держась за мягкий горб, контролируемая руками мужа, старалась ни о чем не думать, смотря, время от времени только вперед. А закрыв глаза, понимала, что так еще хуже. Впереди, что-то заблестело:
— Эд! Вода! Смотри, озеро!
— Это мираж, Гели! На заре бывает. Он говорил ехать сутки, значит, часов пять еще пути.
Но Эд ошибся. Приблизительно через час они прибыли в маленький оазис пустыни. Небольшое озеро окружили пальмы и кустарник. Несколько колодцев стояли по кругу. В тени пальм возвышались шатры. Небольшой, отдохнувший караван покинул место отдыха.
— Земля! — Ступив ногами на запыленную почву, взмолилась Ев, — Господи! Спасибо тебе!
Эд разговаривал с их спасителем, кивал, не привычно для него жестикулировал, опять кивком подтверждал, что понял его. Наконец пожал купцу руку, как и знакомясь обменялись прикосновением щек и похлопыванием по спине, купец повторил свое: «фурса саида», обращаясь к девушкам и Эд направился к своим.
— Мне показалось, или он повторил, что рад знакомству с нами? — осведомилась Вел, едва муж подошел.
— Практически. Милые, «фурса саида» в точном переводе означает: «счастливый случай», для него знакомство с нами и есть тот счастливый случай. Но отложим все переводы. Он едет в Самарканд.
— Ух ты! — воскликнула Ев, мы в Узбекистане! Во как нас принесло.
— Почти. — уклончиво ответил Эдгар, Дэн метнул на него настороженный взгляд, но не потревожил ответом. Эд же продолжал, не отвергая минутную радость девушек и не подтверждая: — Можно отправиться с ним, а можно сменить наше путешествие, купив здесь лошадей и более удобным, и быстрым способом добраться туда же. Есть пустующий шатер, в нем можно отдохнуть, нормально выспаться, поесть и, набравшись сил — двинуться.
— Двинуться мы всегда успеем. Пока же, я очень устала! — поглаживала отекшие ноги Ев, но уже веселее смотрела по сторонам, услышав про ближайший город.
— Я тоже! — Вел держалась за поясницу и совсем уставшими глазами смотрела на мужа.
— Дэн! Давай часы, деньги наши, здесь не в ходу.
— И доллары?- искренне удивилась Вел, что-что, а доллар и евро выручали всегда, в какой бы уголок их не заносило путешествие.
— И они… — как-то вяло улыбнулся Эд, сомкнул брови и старался не смотреть им в глаза, делая вид, что рассматривает округу. — Их здесь не знают.
— Как? — В недоумении воскликнули девушки.
— Пять сек! Меня ждут. Я расплачусь, поселимся в шатер, и все, что знаю, расскажу. — Эд, все еще пряча глаза, быстро удалился. Они же не двинулись с места. Стояли, ждали и смотрели на беготню Эда. Дэн всячески подбадривал девчонок, восхищаясь красотами, их стойкостью и пытался прогнозировать заманчивое путешествие домой автостопом, но вот только глаза выдавали тревогу.
— Эд идет! — прервала его тираду Вел. Муж шел в сопровождении строгого, совсем сморщенного азиата, непонятного происхождения, в тонких, белых одеждах. Почувствовав его изучающий взгляд, обе девушки опустили паранджу, заботливо предложенную купцом, имя которого никто не успел узнать. Старик даже не поздоровался, тыкал в девчонок пальцем и упрямо, что-то говорил Эду.
— Вел, Золото мое! Он хочет твое колечко взамен на провизию, воду, коней и одежду. Часы не берет. — Вел молча сняла перстенек, подаренный мужем на это Рождество и положила ему на ладонь, откуда он перекочевал хозяину. Старик поднял его к солнцу и довольно зацокал, неожиданно упал на колени и запел песнь «Аллаху».

Глава 2.
Закончив раздражать слух девушек, старик поднялся на ноги, склонился перед ними почти до земли и на полусогнутых повел к одному из шатров, затем, поднял полу входного проема, приглашая войти, но не пропустил Гаев, как принято у европейцев, а зашел в него первым, чтобы показать, что там безопасно и нет засады. Гаи последовали за ним и только Эд, прежде чем войти, очень пристально и внимательно осмотрелся по сторонам. В просторном шатре было достаточно прохладно и девчонки, как только хозяин исчез, сбросили практически все. Их одежды напоминали дерюгу и весили в три раза больше, чем обычно. Не думая о приличиях, или стеснении, обвязались широкими тонкими платками и стояли, не понятно чего ожидая, но и не торопили мужей с пояснениями. К ним проскользнула девчушка, принесла, на голове, огромный поднос с фруктами, под ним, завернутые в ткань, лежали лепешки, очень мягкие, пахли дымком. Так же тихо исчезла. Вернулась с парующими пиалами, тарелкой каши, напоминающей «кус-кус». Показала на чан с водой, повторяя «Мыться» и косилась на брошенные ими вещи, не спеша уходить. Эд случайно повернулся и уловил ее взгляд:
— Надо выбросить! — Пояснил и подал ее грязную одежду.
— Нет! — Замотала она головой, показывая на себя. — Мне!
— Забирай! — Кивнула ей Вел, — только они грязные.
— Она постирает. — Понял слова девочки Дэн.
Девчушка улыбаясь умчалась и опять вернулась к ним, принесла четыре комплекта, тончайших, женских одежд и две пары обуви, очень быстро щебеча, хлопая по вещам рукой.
— Она хочет показать, как надо носить. — перевел Эд. Ев кивнула, Вел молча подошла к ней. Эд выслушал девочку и достал несколько монет отдал ей, та поцеловала ему руку, что очень смутило мужчину. Откашлявшись, пояснил: — Значит так! Надо заплести косички, будет удобней и не так жарко. Там вода. Это вместо белья, а все остальное я расскажу позже. — Он завесил часть помещения, широкой тканью, висевшей с одной стороны, узкого прохода в небольшую комнатку. Улегся на застеленный коврами пол и уставился в куполообразный потолок, переливающейся на солнце ткани. Дэн топтался, задумавшись, изучал помещение. По обе стенки набросаны подушки, заменяющие постель, в центре низкий, темного железа столик.
— Что брат, — наконец подсел к Эдгару Дэн, — я так понимаю, мы в з…, прости, далеко от дома и надолго?!
— Ты даже не представляешь, как далеко! Даже боюсь сказать вслух. Это подальше з….
— Почему же, мне кажется, я догадываюсь. Уж больно много несоответствий времени, язык же, как ни странно, наш, могучий, никто не понимает, валюта…. Но, хочешь ты того или нет, а озвучить придется произнести. Девочки должны знать, будет проще всем.
— Да понимаю я! Только не знаю, как это сделать. Но не это главное, хотя и это тоже. Я не пойму, как мы сюда попали, от этого и мандраж. Им же надо как-то пояснить, а главное заверить, что мы выберемся!
— Позже будем разбираться! — Дэн сжал руку брата, увидев тени на завесе. — Пусть отдохнут, выспятся, дорога меня чуть не свела с ума, да и жара.
Смыв грязь, пыль и песок обе почувствовали прилив сил, хотя ужасно хотели спать. Счастье светилось у них на личиках, они опять ощутили себя женщинами! Одетые в широкие шаровары и коротенькие рубашечки на широких бретелях легли на подушки:
— Знаешь, Эд! — Вел ненароком перебила мужа, собиравшегося что-то сказать: — А ведь я сначала подумала, что это ты пошутил. Что тебе снега оказалось мало.
— Нет, радость моя! — Дэн безжалостно втянул его за ширму, и Эд договорил, уже не видя их глаз. — Это не я, к сожалению.
— Не нравится мне все это, — умостившись удобно, повернулась к сестре Ев, — в голову лезут разные вещи.
— Может, ты дашь им проявиться в полном объеме, чтобы мы поняли, что и как. Чтобы смогли определиться, с чего начать возвращение домой? Нет, ну это же надо, ужинать дома, а открыть глаза в песках Узбекистана. Если честно, я и не представляла, что тут такие бескрайние дали пустыни… — Вел продолжала рассуждать, а Ев прикрыла глаза, томно моргая, смотрела на свод купола, где солнечные лучи играли с цветами ткани и незаметно для себя уснула. Вел попыталась бороться со сном, намереваясь поговорить с мужчинами, но не осилила — забылась сном.
****
— Вырубились! — открыв штору, сообщил Дэн. — Хорошо! У нас будет время обдумать положение вещей и обоснованно им преподнести. — Они попробовали содержание пиал, вкусили немного с большой тарелки, прямо руками и, запив водой, улеглись. — Так, выкладывай, где мы? — Дэн наконец, задал, мучающий его вопрос.
— Мы? — Эд потер лоб, выдохнул и зашептал, чтобы услышал только брат. — В Туркестане, приблизительно в 14 веке! — Дэн вскочил, сон как рукой сняло. Эд усадил его на место: — Не смотри на меня так! И не вздумай орать благим матом! Девочек разбудишь, им это придется пережить, но пусть хоть выспятся…. Я сам обалдел, когда заговорил наш верблюдо-водитель. Настолько опешил, что имя его не спросил. Эх, брат, авантюризм наших женушек, сделал нашу жизнь увлекательной, но вместе с тем — опасной!
— Да! Я тоже думаю, что без их участия здесь не обошлось. Но как? Как такое может быть?! — Дэн тряхнул головой, собрал волосы на затылке, почесал голову и ударил руками по коленям. — Вау! С ними не соскучишься! С ними мы действительно не умрем от скуки! Что будем делать? Как выбираться?
— В первую очередь, все обдумать, по возможности молча. Только, я вот о чем подумал…. А если это Филипп? Ну, его игры со шкатулкой? Кто его знает, о чем он думал, мечтая заполучить ее?
— Ты поверил в силу камня? — чуть не воскликнул Дэн, но вовремя спохватился.
— Скажем так, начинаю склоняться к мнению жены.
— Мама мия! — Дэн опять схватился за голову и задержал дыхание. То, что они в далеком прошлом, да еще посреди пустыни, было неподвластно пониманию. И все это не было детской игрой в «казаки разбойники».
— Давай час вздремнем, потом будем напрягать мозги. У меня «системник» дымиться! — честно признался Эдгар и первым закрыл глаза, отпустив все мысли, кроме контроля безопасности и чуткого слуха.
****
Вел проснулась первой, едва жара пошла на спад, и хотя глаза еще не открывались, естественное желание толкало к подъему.
— Милая, что? — сразу поднялся Эд, услышав что она крутится не находя себе места.
— А где тут туалет?
— Я так понимаю, где придется.
— Что?! — Вел резко поднялась и уставилась на него.
— Не нервничай, я все узнаю. — Эд вышел и буквально сразу вернулся.- Идем! — Он завел ее за ширму, поднял одну из штор, там стоял стул. — Это и есть туалет. Старик сказал, что меняют часто. — Он не спешил выходить, хотя по глазам жены видел — она еле сдерживает себя. Все же проверил натянутые стены и нашел еще один вход. — Понятно!
— У-у-у! — Застонала Вел,:- Как грязно!
— Потерпи! Я решу и этот вопрос, а пока, — он принес ей какой-то пергамент, лежавший скрученным на их столике. — Давай застелю, пока другого не придумал.
Вел пересилив себя подошла ближе, оказалось, что не настолько грязно, как она думала. Все мыли. Выйдя из импровизированного туалета, вымыла руки, с подвешенного на толстом шнуре кувшина. «Просто супер люкс!» — Подумала она, сразу ополоснула лицо, глядясь в натертый до блеска, заменяющий зеркало, кусок металла, возможно серебра. Выяснять не хотелось. Мужчины уже сидели, беседуя.
— Смогла пересилить себя? — глянул на нее Эд, — Такие уж здесь удобства…
— Да уж…, гостиница в семь звезд! — улыбнулась и присела к мужу. — Скоро ночь. Что будем делать?
— Правильнее было бы отправиться в дорогу, но мы не знаем, куда и сколько, — Эд налил ей воды и подал яблоко. — Предлагаю потерять день, все разведать, может быть появятся путешествующие, мы соберем больше информации….
— По моему, я проголодалась, — съев небольшое яблоко, слушая мужа, поняла Вел.
— Здесь сыр и фрукты. К сожалению «горячее» вас не дождалось. Но я могу сходить и взять свежей еды. Твоего кольца хватило на два дня пансиона.
— У меня еще есть, только бы вернуться домой! Нет, я, конечно, давно мечтала проехаться по бывшему СССР, но так неожиданно, да еще без машины… Мальчики, мне не жалко всего, что есть, только бы машину!
— У меня часы, цепочка, обручалку не дам, но есть пара золотых монет, носил по приколу! — перечислял Дэн. — Ах, да! Еще мобильный, но связи «йок»!
— У меня тоже кое-что найдется. — Поправил цепь Эд. Достал бесполезный мобильный и бросил к трубке Дэна.
— Так, не разбрасывайтесь мне тут нужными вещами! Они послужат еще, хотя странно, доллары не берут, авто не видела, а теперь еще и связи нет. А если подумать, то вот связь конечно тут не наша…- Вел подтянула телефоны к себе.
— Фотоманьячка! — умиляясь ее спокойствием, проговорил Эд.
— Поговори мне! Лучше отключите, чтобы батарейки не разрядились.
— Почему-то мы не удивлены. — улыбался Дэн, настраиваясь на то, что ему придется повлиять на настроение девушек, чтобы убрать шок. — И много наснимала?
— Нет, поздно вспомнила. Да и батарейку берегла, не одни же пески снимать, ждала нового вида. А теперь, когда я ваши конфискую, будет у меня «запасик». И я в два раза больше нафоткаю! Так, с сохранением фактов для нашей истории я определилась, с монетой проживания в здешних краях, мы определились все вместе, вот же спешных дел никаких нет, можно и подремать спокойно, пока жара.
— Зато я, самая богатая! — пошевелилась Ев и пробурчала сквозь уходящий сон. — Растратитесь, обращайтесь! У меня даже ложечка есть! Правда не знаю, когда в карман всунула. — Потянулась, приоткрыла глазик, посмотрела на всех и опять потянулась, расправляя свои уставшие конечности.
— Идем! — подала ей руку Вел. — Я тебе все покажу.
— У меня так болят мышцы, что шевелиться не могу! — Скрепя зубами Ев поднялась и пошла за сестрой.
— Вы такие сексуальные, в этих одеждах! — Озвучил Дэн свои мысли по их возвращению. — Хоть картины пиши!
— Удивил! — Ев скривилась, пока усаживалась. — Ты только этим и занимаешься. Так что, твое восприятие сексуальности не считается! Если бы это повергло Эда, к написанию хоть одного наброска, я бы задумалась.
— А я согласна быть кем угодно, какой угодно, только бы знать, где мы и как вернуться назад! — Вел пронзила мужа испепеляющим взглядом, хотя прекрасно понимала, он ни в чем не виноват! Но он что-то знал. И это, «что-то», скрывал от нее!
— Я должен вам кое-что сказать! — Именно так прочитал он в ее взгляде на себе и решился:
— Должен ли ты что, кому, меня не интересует, а рассказать нам все, давно пора! — Буркнула Вел.
— Простите меня, дорогие! Просто не знал, с чего начать свой отчет, собранных сведений. Хотя, признаюсь честно, мое «не знаю», будет повторяться неоднократно! И то, как мы здесь оказались, останется загадкой. По крайне мере в ближайшие дни, или недели…. — отвлекся, промочил горло, даже не смотря им в глаза. — Однако нам реально повезло, мы не застряли в песках и всего мимолетно познакомились с величественными барханами Кызылкума …
— Ах, Сырьдарья, Амударья!…. — пропела Ев, удобно усаживаясь, тем самым перебив, ненароком Эдгара, он лишь улыбнулся и, не отвлекаясь на ее познания географии, продолжил:
— Но…., дорогие мои я не прихватил с собою навигатор… — девчонки не сводили с него глаз. — Простите, попытался пошутить. Предполагаю, мы увидим Зарафшанский хребет. Ну, не ждите от меня точности, я не ведаю, и узнать мне, что-либо конкретно, не удалось. Единственное, что я знаю точно, нам надо идти, как говорил купец, в Самарканд, чтобы найти хоть одно пояснение нашего появления в этих местах…. Только это не самое страшное.
— Куда же хуже?! — вздохнула Ев, но не успела продолжить сою речь, как Эд, их с Вел, просто огорошил новым сообщением:
— Мы, приблизительно, в 14 веке!
— Ма! — удивления было настолько сильным, что ни у одной, ни у другой, не нашлось колкости, обвинения, просто дерзких слов или возможности выругаться.
— Мог бы, удивился еще раз! — Кивнул им Эд, немного обрадованный, что никто не упал в обморок, не закатил истерику. — А так, приходит на ум лишь, фундаментальная фраза Достоевского: «Что делать?!»
Очередной раз, убедившись в совершенстве жен, их умении не паниковать и думать в критических ситуациях, парни с облегчением вдохнули и Дэн сказал:
— У нас одна надежда, милая моя, на тебя. — Он так смотрел на жену, что слов не потребовалось бы вообще.
— Я готова! — Проглотила кусочек трапезы, застывшей, на одну минуту, в ее поднятой руке, — только запью. — Ев перебралась поближе к нему, облокотилась на его упругое плечо и водрузила руку в его ладонь. Закрыла глаза и уже легко ввела себя в транс. Дэн готов был вывести ее из этого состояния в любой момент. — Я вижу слонов, много, очень много! Огромные. Подождите! Они пятятся. Кажется,…, я поняла! Картинка идет в обратном порядке. Это войско. Добыча обременяет ход толпы,… но они довольные, много взяли. Ах, все поменялось! Люди на слонах… строят…. Храм! Да, именно…. Они сооружают храм, животные таскают массивные камни…. Ой! Опять все изменилось! Войско…. Конницы,… воины стоят под навесом,… в кольчугах и латах, луки, стрелы, мечи и булавы…. Но я не вижу больше пустыни…. Лето,… поле, сочная зеленая трава. Такое скопление народа…. К ним вышел…священник…,возможно, он высокого чина,… Митрополит, молится… Божьей Матери о покровительстве…. Мужчина. Глаза злые…. По сравнению с остальными…. очень большого роста. Сильный…. Лицо закрывает борода,… рыжие волосы связаны пучком… Он меняет свое решение…., уходят. За ним идет множество народа, глаза прищуренные…. Грабят, палят города, убивают и берут в плен…. Торги…. Они продают людей! Опять он,…верхом на гнедом коне,…. лицо довольное. Он считает себя Властителем Мира!… У него есть символ, которым владеет только он — Знак трех сфер,… триединство!… Знамена развиваются,… синие, с золотыми звездами…. Перстень!… У него на пальце перстень,…. закрывает целую фалангу…., треугольник с тремя кругами…. Он страдает от боли,… ранение у него…, в правую руку… и ногу,…. от этого и зверствует….. — Ев замолчала, но не сразу открыла глаза, постепенно возвращаясь в сознание: — Простите, больше не могу! — скривилась, подавляя тошноту. Помахала себе на лицо, выровняла дыхание: — Вой, беготня, грязь и дым,…, головы ни в чем не повинных в руках похотливых мужиков. Нет моих сил, видеть все это. Где мы, я не увидела. И помогут ли нам эти видения?
— Не волнуйся, Ев! Мне многое стало понятно. — Поцеловал ей руку Эд, утвердительно кивнул, своим предположениям.
— Кто бы сомневался! — усмехнулся Дэн, прекрасно осознав о ком говорит жена. Поднялся, налил ей воды. — Наш вундеркинд, все знает.
— Дэн! Не до подколок и иронии! — цыкнула на него Вел, сомкнув брови и наморщив лоб.
— Не думал даже, простите, дорогие, если вам так показалось. Виноват, исправлюсь. Если я правильно понял мою гениальную жену, то ты, Эдгар, думаешь о самом Тамерлане!
— Да, братец, о нем! — выровнялся Эд и принял воинственную позу.
— Треугольник с тремя сферами. Поздравляю! — Посмотрел на всех Дэн, и так же как Эд, стал в стойку, поставив ноги на ширине плеч, — мы доигрались!
Сестры подняли к ним глаза, обе сложили руки на груди и уставились на мужчин.
— Вижу, вы не поняли! — Подбадривая, Эд обнял жену и подмигнул Ев. — Вспоминайте, из-за чего сыр-бор был с Филиппом? Что на крышке шкатулки?
— Так вы думаете, это ларец нас сюда затащил? — Все еще не понимая треволнения Дэна, спросила Вел. Мужчины закивали, Эдгар добавил:
— Видно я ее долго испытывал!
— Нет! — Замотала головой Ев. — Мне кажется, это не шкатулка. — Она прищурилась, задумавшись. — Это человек…, но вот кто?…. — Ев сделала еще пару глотков совсем остывшего чая. — Я пойму. Обязательно пойму!
Вел молча ушла в рассуждения, автоматически достав телефон, просматривала снятое, Эд погладил ее по плечу и та вздрогнула:
— Надо выбираться. Сидеть и ждать с моря погоды…. — повернулась к Эду, добавила, — ты ведь знаешь их язык?!
— Не то чтобы в совершенстве. Торговец говорит на арабском, я увлекался, когда-то, древними языками, вот, пригодилось. Девчонка на персидском. Понимаю, но не глубоко, так, на уровне что, где и сколько.
— Значит достаточно! Возьми мою цепочку, купи у него все необходимое. Пора двигаться в Самарканд! Сидя в этом шалаше мы не найдем дороги обратно.
— Нам нужен проводник. — Дэн снял свою цепочку, протянул Эду, — нам нужны деньги. Поменяй на монеты, что сейчас в ходу.
— Литавры, если не ошибаюсь… — Вспомнила Вел.
— Пойдешь со мной! — Сказал Эд брату, — вдвоем солидней. Да и физическая помощь не помешает.
****
Вел нервно кусала губу, взвешивая все услышанное и увиденное, единственное, что вылетело у нее с головы, так это желания Филиппа, по отношению к ларчику. Ев же было не до дум о заблудшем родственнике, она жевала фрукты, нервничая, возможно не замечая даже вкуса, только для того, чтобы убить свои волнения. Мужчины очень долго не возвращались, и Ев не выдержала:
— Вел! Как думаешь, мы выберемся?
— Само собой! Ты мне лучше скажи, серьезно думаешь, что это человек нас сюда определил, а не какое-то стечение обстоятельств?
— Думаю…. Да я почти уверена! Вот прокручиваю наш последний день дома, и находится маленькая несостыковочка!
— Какая?
— Я не помню, чтобы мы поднимались из-за стола. И одеты все так, как во время ужина. Помню, ты говорила, что очень хотела спать….
— Да…. Я еле ложку в руках держала. Еще хотела лимон раздавить, чтобы чай приобрел кислоту, а все не бралась за это, руки не слушались, да и глаза все время слипались. Я и по сторонам то не смотрела, потому что головой повернуть не могла. Слушала вас, а сама думала… И о чем же я думала?….
— Вот! А я этой, — Ев опять вытащила чайную ложечку, которую обнаружила в кармане брюк, — сахар помешивала. Вывод — мы прямо с ужина. Но тогда возникает очень большая проблема. И не просто большая — катастрофически огромная! — Вел широко открыла глаза и боялась даже дышать, словно от этого зависели дальнейшие слова сестры. — Где остальные? Где наша мама и Жан? Лера и Ник?
— Гения, ты меня не заводи, пожалуйста! Ник отводил Леру в ее комнату. Я это хорошо помню, он закрыл дверь и все…. Дальше пусто…. А вот родители…. — Вел серьезно испугалась и побледнела. — Господи! Пусть они будут дома! Дома! И пытаются вытащить нас!
— Если они вообще знают о нашем путешествии… — смотря на свои ноги, проговорила Евгения.
— Ев! Ты о чем? — Вел опустилась на колени, не в силах сдерживать дрожь и взяла за руки сестру.
— Сейчас поясню. Я вижу две, нет, три проблемы. Первое — мы попали сюда все, сейчас неважно как, и родители все еще в пустыне. Второе — что было бы лучше, — мы здесь вчетвером. Тогда они дома и нас оплакивают. Ибо назад дороги я не вижу! И наконец — третье, что мне кажется самым невероятным и опасным, мы раздвоились. Тела там, а сознание перенеслось в прошлое! Что тоже не есть весело. Как не верти, а я в шоке.
— А есть что-то, покруче шока? — Вел уселась на пятую точку. — Вот я в нем. — Вздохнула и закрыла лицо руками. Обе погрузились в удручающую тишину. Все мысли унеслись назад, в то место, где они так неожиданно очнулись и встретились. И каждая, старалась вспомнить, до мелочей, что они могли не заметить, пропустить в бескрайних барханах. Даже Вел пыталась заставить свой мозг, работать подобно дару сестры — видеть то, что человеческим глазам неподвластно.
Вошли мужчины, немного повеселев, после прогулки и удачной сделки. Глаза уже не были склонены к полу, от чувства вины не осталось и следа, а весь их вид говорил лишь о том, что они готовы к дальнейшему путешествию и решению проблем, по мере их поступления. Не слыша раздумий жен, даже не обратив внимание на их удрученные позы, принялись рассказывать:
— А наше золото в ходу! — Объявил Дэн. — Странно! Я думал оно низкой пробы, смесь.
— Так оно блестит, очищенное же. — Пояснял ему Эд. — А у них, украшения из меди. — Он бросил кисет, зазвеневший монетами. Положил девушкам большой узел. Вел его развязала, приподняла шелковые одежды, затем увидела шаровары, туники, обувь, две дорогие паранджи и еще немного женских принадлежностей.
— Мы приоделись? — Не избавившись от грусти в голосе, спросила Ев.
— Если учесть, что время пути нам неведомо, — Дэн улегся у ног жены, схватил яблоко и куснул с наслаждением, — то этого мало.
— А коней купили?
— Да, четыре! Выбрали лучших. Нас считают за купцов. И одну попроще, вместе с проводником. — Пояснил Эд.
— А еще мы имеем: кибитку о двух навесах, шитую золотом, оружие! — Дэн почувствовал запах приключения и кайфовал от этого. Показал лук и десятка два стрел, меч. — Только кольчуг не удалось купить, говорит для воинов. А это, Эд, поправь если ошибаюсь, называется турсуп!
— Мешок для воды, — догадалась Ев, увидев кожаную вещицу, — одного хватит?
— У нас их тоже четыре. — ответил Эд, — наберем перед выходом. Предлагаю хорошо поесть и выспаться. Выходим на закате.
— Вам хоть год удалось узнать?
— Пока сказать не могу. У них свое время — исчисление, мне надо подумать.
****
Уложив девушек в теневую сторону и подождав, пока они заснут, Дэн спросил:
— Эд! Давай на чистоту, что тебя тревожит?
— Тимур! Насколько я помню, из прочитанных книг, конечно же, все его правление построено на доносах, шпионстве и набегах. Этот эмир, с двадцати пяти лет, промышляет благородным разбоем.
— Разъясни. Я как-то не совсем понял, что значит «благородный разбой».
— А ты не помнишь? Дэн, ну это же писали во всех учебниках! — Эд толкнул его в плечо, заставляя меньше говорить, а больше думать и искать ответы в своей, немало начитанной голове. Затем отодвинулся и уставился на него, подначивая еще и взглядом. Дэн почесал затылок, как делал всегда, в минуты задумчивости.
— Ты о соседях? Когда он у них баранов и коров воровал? Ну, если это «благородно», то я Ангел во плоти своей! — Дэн переменил позу и опять придвинулся ближе к брату, чтобы не мешать девчонкам и не будить их заинтересованность в разговоре, снизив голос до минимума.
— Смотри, вспомнил! А ты не потерян для общества! Вернемся, нарисую тебе грамоту. — Эд кашлянул, усмехаясь. — Об этом и еще грабежах на дорогах.
— Так он же аккуратненько! — ухмыльнулся Дэн.
— Аккуратно! — повторил Эдгар и посерьезнел. — Если я правильно понял видение Ев, то он перед походом на Русь! Историю все равно не поправишь, Русь не спасешь, да и не сильно он в этот год развернулся… Меня же, тревожит нечто другое….
— И что же?
— Дошел или нет купец, а в Самарканде о нас уже знают. А вот, что они знают, для нас очень важно!
— Хватит говорить загадками.
— А сам не догадался! Четверо пеших — двое мужчин и две женщины…. Мы легкая добыча! На нас можно заработать, продав в рабство!
— Но мы же вооружены!
— И драться можем! И они об этом не знают. Но сколько их придет по нашу душу?!
— Эх! Если бы силы Вел здесь действовали!
— Да тут и гадать не приходится, все скоро узнаем. И мне кажется намного раньше, чем хотелось бы. — он вздохнул, положил руки под голову и прикрыл глаза. — Давай помолчим.

Глава 3.
Сон бессовестно был прерван улюлюканьем и криками, нарастающими у их временного пристанища. Эд открыл глаза, прислушался. Орда приближалась:
— Дэн! Просыпайся! — Брат вскочил на ноги. — Все произойдет намного раньше, чем я думал! — Пояснил ему Эдгар, схватился за нож, всунул его за пояс и бросал в кучу приобретенные вещи.
— Они? — вылив на голову воду, не вытираясь, Дэн паковал все, что подавал ему брат.
— Я думаю, что да… Девочки! — Слушая приближающийся ор, Эд присел, к безмятежно спящим, не видя другого выхода, будил их. — Милые, просыпайтесь! Не паникуйте, но нам срочно надо сматываться.
— За нами? — шепотом спросила Ев, вспминая картинки, мелькающие в голове.
— Скорее всего! — Одевшись, Дэн подал им вещи и, на мгновенье замер. — Совсем рядом. Как думаешь, налетят сразу, скопом?
— Тебе по книгам или по фильмам объяснить?! — таким неожиданным способом выразился Эд. — Хозяин рисковать не будет, это очевидно, а далее узнаем! — Эд выпрямился. Без стука и разрешения, резко откинув полог, ввалился невысокого роста, но крепкого телосложения монгол, крича во всю глотку и грозя им оружием. Мужчины вытащили мечи, приняли оборону. За монголом вошел хозяин и залепетал, широко размахивая руками:
— Их десять! Если вы не сдадитесь, они все сожгут и всех убьют!
— А мы сдадимся? — спросила Вел, немного странно смотря на низкого, узкоглазого, неприятно пахнущего мужика, без единой нотки страха, зато с отвращением.
— Мне бы не хотелось! — посмотрела на мужа Ев. — Нет, ну если там есть что-то по симпатичней этого, то я подумаю.
— Девочки, не до шуток! Их десять, вооруженных до зубов воинов. — повторил Дэн то, что все и так поняли и тоже принялся рассматривать коротышку, сверху вниз. Он им едва ли достанет до плеча, но вот то, как тот владеет оружием, может играть большую роль. А низкорослый, грязный и воинственно настроенный пришелец, нагло пялился на жену Дэна, да так бесцеремонно, что его начало не на шутку злить.
— Десять! Но один то здесь. — кивнула Вел на хамски пялящегося на их с сестрой монгола, вонзила в него свои зеленые глаза и опять вернула внимание мужу, намекая, что пока он мысленно снимает пенки с их тел, можно и косточки размять.
— А с нами Вел! — спряталась за спину сестры Ев, не боясь, а предоставляя мужьям время к действию. Воин заорал, замахал руками, тыча мечом в сторону девушек.
— Он сердится. — сказал хозяин, думая, что гости не поняли: — Говорит: «хватит разговаривать!»
Ев выглянула, зацепила его взгляд и, ничего не понимая в содержании, крутила мозги коротышки. Тот сник, опустил меч, совершенно не соображая, что с ним происходит, тупо стоял и облизывался.
— Эд! — взял брата за руку Дэн. — Да, их десять, но если девочки хотят попробовать силы, не сдаваться же без боя.
— Часом раньше, часом позже…. По мне так лучше никогда! — Ответил Эд.
— Так я этого свяжу? — посмотрела на мужа Вел: — Пока он пластилиновый?
Хозяин упал на колени, молясь и призывая на помощь Аллаха. Эд кивнул и пошел к выходу, Дэн за ним. Тут же выход им перегородили еще двое, узкоглазых крепыша. Немного замешкавшись, увидев, как их товарища связывают две девушки, дали фору братьям. Эд ударил одного, вырубив мгновенно. Дэн легко уложил второго.
— Ну, вот! — улыбнулись девчонки. — А вы — десять, десять… Семь! И счет в нашу пользу!
— Играете?! — не совсем разделял их оптимизм, Эд глянул на них через плечо и, взвешивая оружие, взятое в трофей, отбросил в сторону.
— Ты давай, не расслабляйся! — Вел подошла к одному из «отдыхающих». — И пожалуйста, без крови! А то сам знаешь, увижу и меня уже, будет не сдержать!
— Вел! Прекрати меня смешить. — говорил Дэн, толкая опешившего, от слов жены, брата. — Семь! Так и переесть можно.
— Мы через минуту присоединимся и одного, я беру на себя! — крикнула Ев, сорвав украшающий вход шнур, подошла к третьему и связала руки.
В этот момент все увидели, как хозяин ползком пытался исчезнуть через задний проход, но реагировать на него не стали, у Дэна выпал меч, выбитый напавшим на него влетевшим налетчиком. Они упали, стали кататься по ковру, Эду пришлось помочь и со счетом: минус четыре орде, плюс четыре Гаям, мужчины покинули кибитку.
— Раз у тебя получилось, то и я попробую помочь! — Выходя за мужьями следом, произнесла Вел. Она сбросила паранджу, мешающую ей во всех действиях, сверкая медными косичками, оставила сестру позади себя и как Жанна Д,Арк оценивала обстановку, стоя гордо подняв голову и расставив ноги, причем руки уперла в бока.
Прибывшие за ними всадники не спешили спешиваться, в ожидании тех, кто пошел взять, как они знали, не вооруженных чужестранцев, сидели на своих скакунах и улюлюкали, создавая всеобщую панику. Медлить было нельзя. Вел напрягла весь свой внутренний резерв, боясь что в чужом времени он может быть слабее и заставила пасть лошадей на передние ноги. Среди прибывших мелькнуло непонимание. Кто-то вскочил на ноги, хватаясь за мечи и стрелы, некоторые промедлили, запутавшись в стременах. Но стрел не было, мечи же, непонятным образом, падали наземь.
— Историю нарушать нельзя! — напомнил Эд, чем вызвал у Вел саркастическую насмешку. Она оскалила зубы, прищурила глаза и сбила с ног очередного налетчика.
— Да, мы в курсе! — ответила Ев и принялась за надвигающегося на нее вояку, склонив слегка голову и мило улыбаясь, смотря ему в глаза, обезоружила одним взглядом. Тот так же уставился на нее, еще минута и он стоял на коленях. — И как не крути, а я самая привлекательная и обаятельная, даже такие дикари, падают к моим ногам!
Вел вырубила идущего на нее, его же щитом, Дэн отбивал атаку напавшего на него, Эд умело орудовал мечом. Вел случайно заметила, как парочка бросилась в сторону Дэна и столкнула их, да еще с такой силой, что те упали. Один сразу же поднялся, сообразив, что женщины добыча полегче, ринулся к ним, но Вел, испугавшись его лица, отбросила его, волной воли, к водоему.
Из кибиток выходили, смотрели на странную битву, ничего не понимая, но боясь попасть под взгляд черненькой и руку рыженькой. Ев тем временем, справившись со своим, начала искать, чем связывать эту, падшую к их ногам рать! Быстро сообразив, что у каждого воина есть веревка, скручивала им руки. К ней подбежала обслуживающая их девочка, взялась помогать, орудуя грязными, вязкими веревками, намного быстрее, чем Ев и, что самое важное, без брезгливости и отвращения, какая была у сестер.
Наконец мужчины справились, стащили в кучу бесчувственные тела и проверили путы. А вокруг, люди опускались на колени, закрывая головы руками, завывали молитвы. Девчонка, показывая на них руками, поясняла Эду происходящее, тот перевел остальным:
— Они считают нас Богами. А еще она просит взять ее с собой.
— Куда, на небо? — не понял Дэн.
— Балбес! Я туда не спешу!
— Но мы не можем! Вдруг наша миссия здесь закончена, или закончится, едва мы покинем это пристанище!
— Но и оставить ее мы тут также не вправе! Все видели, что она нам помогала. А насчет миссии. Прости, брат, но мне кажется, мы дойдем до самого Самарканда и там еще погостим.
— Дэн! — Обняла мужа Ев, — Милый, ее же убьют, из-за нас. Ты разве хочешь этого?
— Берем, значит, берем! — махнул Дэниель рукой, прекрасно понимая, что девочка погибнет по их вине.
— Мы решим, что с ней делать, дорогой. — Поставил Эд точку в этом вопросе.
— А с пленными как быть? — Напомнила Вел о десятке тел.
— Грузим на коней и с собой! Сдадим на милость Эмира.
— Смотрите! — Крикнула Ев, увидев, как из-за хозяйского шатра выскочил один, запрыгнул на коня и понесся прочь.
— Вот вруны. ….. Их было одиннадцать! — Выругался Эд.
— Милый, не нервничай, просто они умеют считать десятками! — поправив свою одежду, Вел подошла к нему ближе. — Но что теперь будет?
— А что теперь? Теперь о нас узнают раньше, чем мы доберемся. — развел руками Эд. — И история сменится….
— Они, кажется, и так были в курсе! — Дэн напомнил их недавний разговор. — А насчет истории, так позволь тебе брат заметить, мы не сами сюда приехали, по путевке отдохнуть, нас затянули. Возможно, именно истории мы и понадобились, для оттенка. Если и не мы с тобой, то уж наши жены точно! Так что, дадим хозяевам, подготовить хлеб-соль.
— Вам бы только шутить, да красоваться. Но ты, братишка, не далек от истинны. Это я о том, что о нас давно уже все знают, приехали-то по наши тела, но не знали о наших подвигах. — Эд делал свое дело и многозначительно поглядывал на брата.
— Эх вы, мальчишки, это же Слава! А она всегда на шаг впереди! — и Вел подняла гордо голову.
— Сестренка хочет сказать, что там должны трепетать и готовить теплый прием!
— А они и подготовят, без всяких сомнений… — сам себе сказал Эд и занялся делами.
Погрузив пленных на их же скакунов, связанных попарно, собрав свои пожитки, Гаи готовы были в дорогу. Убрав паранджу в мешки, девушки увязали головы шарфами, чувствуя себя намного уверенней без балдахинов, прячущих их с ног до головы. Мужчины надели чурбаны, выделили лошадь Урсуле, девочке прислужнице, вызвав проводника, и хотя, был еще день, а солнце припекало, бросив немного монет хозяину, пустились в путь.
Долго ехали по безмолвной, голой степи, но уже не из горячего песка, а по серо-бурой, глинистой почве, с редко встречающейся полынной растительностью, под раскаленным воздухом и пылающими просторами, лежащими впереди. Но вот им стали попадаться кочевники, бредущие навстречу и с опаской поглядывающие в их сторону. Эд попросил девчонок одеться, чтобы не воевать со всеми, кто пронесется мимо, чем рассмешил Ев, но рассердил Вел. Однако обе послушались. Пленные начали приходить в себя, завывать, трепыхаться.
— Как бы их заставить спать, до самого прибытия? — оглядывался Дэн на арестантов.
— Это к Ев. — немного устало, но все так же гордясь за сестру, Вел одарила взглядом сначала Дэна, а затем и посмотревшего на нее мужа, не уловившего сути. Видя, что они не совсем ее понимают, закончила: — Пусть найдет кнопку.
— Приятно быть могущественной! — подала голос Ев и зевнула. — Выберусь отсюда, открою школу. Нет, институт!
— Да, дорогая, открой. Институт «благородных девиц»! — улыбнулся ей Дэн.
— С военной кафедрой! — добавил Эд. Обстановка была разряжена, они начали подшучивать друг над другом. — Толгук! — Эд позвал молодого проводника, плетущегося немного сбоку всей их группы: — Сколько нам еще идти, до большого города?
— Не далеко! Медленно — два солнца. Быстро — одно и две луны!
— Значит двое суток! — размышлял Эд: — Дорогие, а мы можем ускорить наш темп?
— Как решите! — сказала Ев. — Мне все равно, как уставать, медленно или быстро, итог-то, один!
— Давайте пробовать! — поддержал брата Дэн. — Пока девушки не свалятся с седел.
Эд объяснил проводнику, что они намерены сделать, тот кивнул и пояснил мужчине, что для этого необходимо. Спешились и завязали глаза лошадям, везущим пленных.
— У нас целый караван! — размяв немного ноги заметила Вел, глядя на вереницу привязанных друг к другу скакунов.
— По понятиям Тамерлана, мы не меньше, как сотники, или даже тысячники! — пояснил Эд.
— Бери выше, — Дэн решил показать, что тоже читает книги, — у нас же есть кибитка!
— Шита золотом! — добавила Ев. Походила немного, прикладывая руку к лицу и поглядывая по сторонам, но не заметив ничего подозрительного, решила не напрягать свою голову, а отдаться на волю предчувствию, которое ее еще не подводило. А муж тем временем продолжал:
— Вот! Запас оружия, пусть связанные, но воины. Так что, Эд, я себя считаю Эмиром первого класса!
— Может нам пополнить свое состояние, за счет кочевников? — предложила Ев, просто так, чтобы что-то сказать.
— Да зачем так мелко?! — посмотрела на всех Вел. — Мы же Боги!
— Время! — Напомнил Эд, смотря на часы и не сильно разделяя их шутливого настроения. — Боги — Человеки! Время не терпит, ехать-то придется.– Подсадив Вел, без труда запрыгнул в седло поскакал вперед, не оглядываясь, разведать местность.
****
Ни одна из трех женщин, не была готова к такому долгому странствию. До рассвета еще часа два-три, а Вел уже озвучила желание женской половины:
— Эд! Минут двадцать, пожалуйста, и мы опять сможем продолжить гонку.
— Да вижу я, ваши двадцать минут, вы падаете от усталости. Привал!
— Но сейчас прохладней! Днем мы вообще не сможем удержаться в седле! — включилась в разговор Ев. Тут же и Урсула заговорила, показывая рукой по маршруту их следованию.
— Она говорит, что здесь, совсем рядом, вода.
— Ну, вот, видишь! — растирая ноги и бедра сказала Вел. — Десять минут, и мы выдержим до источника. Засекай!
— На чем? Часы то, здесь не ходят!
— Как?! Ты же постоянно на них смотришь!
— Сила привычки! И что-то мне подсказывает, что скоро она у меня будет не одна.
— Тогда, дорогой, уж если обзаводится ими, привычками, то только самыми хорошими.

Глава 4.
Солнце припекало, в ход пошли накидки и тюрбаны, вследствие этого, практически каждый ощутил, что под одеждами намного легче. Гаи не сразу заметили, в разогретом до предела воздухе, что приближаются к небольшому селению. Первым подал голос проводник, остановив коня у невысокой, глинобитной кладки, напоминающей забор, и стал ждать остальных. Эд, приняв его предупреждение, дал сигнал брату и они вдвоем, оставив женщин и арестантов, приблизились к границе кишлака, разведать обстановку. Пока все было тихо и ничего не настораживало. Людей они не увидели, да и те печи, что были у первых хижин, сделанных из такого же материала, что и ограждение, давно не топились. Помахали женщинам, подождали их и все вместе последовали дальше. Минув несколько пустующих, разрушенных домов, из которых несся неблагоприятный запах канализации, насторожились, приготовили оружие и держали его наготове, заметив, что кишлак не полностью пустой. Кривые улочки были очень грязными, вырытые колодцы ничем не прикрыты, а возле глиняных печей, груды кизяка, которыми те топились. Тут же бродило несколько ишаков, подкрепляясь, чем придется. Из жилищ выходили жители, небрежно одетые. Женщины, облаченные в чадру, мужчины в порванных халатах и чалмах, шли за ними, все громче и громче бросая непонятные реплики. Проехали кладбище, базар и улочка повернула к мечети, где собралось десятка два жителей. Уже на второй минуте Эдгару стало понятно, что они вне опасности, он, стараясь не делать резких движений, не пугать хозяев, дал понять своим спутникам, чтобы те не боялись и вели себя естественно. Достигли мечети и все до одной женщины, присутствующие в селении, попадали на колени, поднимая руки к небу, хваля Аллаха. А те, что были рядом с Гаями, цеплялись за их ноги, пытаясь целовать обувь, обливались слезами. Дехкане, а их было не много, в основном старики, или мальчики, также кричали и задирали руки к небесам, произнося молитву.
— Славка делает свое дело! — не очень весело произнесла Вел.
— Каким только бокам повернется, чуток погодя?! — бросил Дэн.
— Вот что я знаю точно, так это то, что нам надо, как можно дальше отъехать от селения, не навлекая на мирных жителей угрозы. — Произнес Эд и спешился, увидев вышедшего им на встречу коренастого, среднего роста, сарта*. Темные волосы торчали из-под его грязной чалмы, водруженной на голову второпях. Он был смуглым, как, впрочем, и все остальные, с темно-коричневыми глазами, дугообразные, густые брови, нависали над глазами и делали лицо угрюмым. Нос прямой, слегка выгнут, короткая борода скрывала скулы. Сказав Эдгару пару слов, упал на колени, взывая к Аллаху.
— Что он хочет? — спросила Вел, поняв, что тот нарочно преградил им дальнейший путь.
— Минуту! — Эд подошел ближе, тронул его за плечо и протянул правую руку, показывая, что безоружен. Сарт* не поднялся, быстро принялся рассказывать, махая руками. — Я понял! Один из пленников, надругался над его малолетней дочерью. Он просит его отдать им.
— Так отдай! Нам же легче. — проговорил Дэн.
— Хоть двух! — согласилась Вел, а Ев закивала. — Я бы вообще всех отдала. Пусть поработают!
— Всех нельзя, хотя было бы намного свободней. — сказал Эд и семья уставилась на него. — Первое — в селении из мужчин одни старики, а эти развращены, быстро возьмут свое, надругаются, да еще и сожгут здесь все. Второе — интуиция мне подсказывает, что привезя их Тамерлану, мы повысим свою значимость! Вот только, заранее знаю, он их убьет. — Эд поднял с колен мужчину, обнял и, следуя традициям, похлопал по спине, затем повел к связанным пленникам, поворачивая каждого лицом. Мужчина застопорился между двух. — Бери обоих! — сказал Эд, обрезая их путы и отдавая на волю поднявших гвалт женщин.
— Да хранит вас Аллах! — произнес мужчина, пытаясь поцеловать Эдгару руку и кланяясь женщинам. Пленных, тем временем, оттащили в сарай.
— Интересно, что они с ними сделают? — поинтересовались девушки, скорее просто так, а не с определенной целью.
— Я не спрашивал. — Отрезал Эд и напоил своего коня, зачерпнув воды из ближайшего колодца.
— А я бы кастрировала! — Вел наклонилась, погладила загривок своей лошади и уставилась на ведро, которое Эд поставил на землю.
— Не ново! — посмотрела на нее Ев и приподняла верхнюю губку, в небольшом сарказме, в адрес сестры.- Ты бы это делала, буквально через одного. — Сказала, а сама была согласна с ней на все двести процентов. И не только потому, что головорезы были ей противны не только внешне, а потому, что куда не глянь, страдают девочки, совсем маленькие, совсем молоденькие. И не важно, какими коврижками их заманивают, главное то, что ответ несет один из сотни и то, пустяковый.
— Ошибаешься. Я бы пропускала одного из пятерых! — С такой же иронией ответила Вел, даже не повернув голову. — А еще, из тех, кто прошел, кодировала бы мозги.
— Радость моя, ты не такая злая, как сейчас стараешься показаться. — подал голос Эд, он хотел предложить жене размять ноги, но не решился.
— Мы остаемся погостить? — Подошел к ним Дэн.
— Нет! Не будем подвергать их опасности. — Взяв преподнесенные им дары, в виде еды и воды, Эд вскочил на коня и, как вошло у него в привычку, понесся вперед, проверять дорогу.
— Эд! — догнали его девушки. — Мы не договорили, про Тамерлана!
— А мы говорили о нем? — удивился он вопросу, тем более что все время странствия думал только о нем, и не только.
— Не совсем, мы говорили про его отношение к пленникам.
— А, вы об этом. Насколько я помню то, что пишут, он не любит телесных наказаний. Это его запрет. Странно, правда? Сам разбойничает, спокойно относится к тому, что творится под его носом во время налета, и вдруг такой запрет! Даже не знаю, чем это мотивированно. Однако, за ослушание, трусость, нарушение дисциплины Тамерлан действует по закону Чингисхана Яса.
— Это как?
— Точно сказать не сможет никто, какое наказание он определит и за что, он человек не предсказуемый! Тех, кого мы вернем, может просто изобьют палками, по спине и животу, а возможно оденет в женское платье, нарумянит, привяжет к хвосту осла и пустит по городу.
— Много читала, но ты переплюнул все мои шесть лет учебы! — Схитрила Вел, и оглянулась на Ев, та не слушала их разговор, отрешаясь на минуту, окунаясь в свой необычный полет, совершаемый по кругу: постоянно возвращаясь назад, пытаясь обнаружить родителей и, забегая вперед — проверяя их собственное будущее. А так как она была еще слаба в приобретенном даре, приходилось давать себе передышку, чтобы не потерять сознание. Эд, казалось, тоже не понял маленькой уловки жены, еще раз оглянулся на кишлак, удостоверился, что нет погони и вернулся к разговору:
— Я просто дольше живу! — Эд протянул руку, взял поводья лошади Вел и они поскакали рядом.- Смотри! Нормальное место для отдыха.
— Да,…. мне нравится. Паркуемся?!
— Не иначе как! — засмеялся Эд, спрыгивая с коня, взял ее на руки и поставил на землю, придерживая за талию, пока ее ноги не пришли в норму после долгой скачки, да и очень хотелось обнять, приласкать, за смелость, стойкость, ну и, конечно же, от одолевающей тяги к ней.
Быстро поставили шатер и спрятались от разъяренного солнца.
— Сбежавший добрался! — неожиданно произнесла Ев, на лице появилась боль. Она до сих пор не могла совладать с собой, совершенно не испытывала никаких патологий, когда гуляла по прошлому, с легкостью забираясь в него. И ужасно «мучилась в будущем», которое посещало ее само, хотела она того или нет. Порой к ней наведывались видения настоящего, происходящего не с ней, но так или иначе, затрагивающее ее. Растирая виски, уставившись в одну точку, заговорила: — Он докладывает о нас… — вымученно заулыбалась: — Приукрашивает, даже очень!… Преувеличивает наше могущество…. Эх! Жаль не знаю языка, определяю по жестам и картинке, что он рисует, прежде чем сказать.
— Значит, у нас появилось время для отдыха. — Облегченно вздохнул Дэн, видя изнеможение женщин.
— А как реагирует тот, кому он докладывает? — тихо спросил Эд, подсев к Ев. — И можешь описать, кому он говорит?
— Это тот же, что я видела раньше…. Он смеется, не верит…. Подождите…. Кажется, задумался…. Я слов не понимаю! …. У него твой перстень, Эд!… Нет… Он никуда не собирается. Это точно. Прогнал вестника, ударив ногой в лицо…. Позвал к себе какого-то старца, прикольно так одетого.
— Значит, будет совет. — заключил Эдгар, оценив обстановку. — Спите девочки. От нас к ним столько же, сколько им к нам. Как только жара пойдет на убыль, решим, что будем делать дальше. — Эд лег, но глаза не закрыл, задумался, что-то рассчитывая.
— Я буду на чеку! — Зевнула Ев. Эд улыбнулся ее словам и опять ушел в свои расчеты.
Вел долго крутилась, не могла найти себе место, да и угомонить свои мысли тоже не могла.
— Гелио, надо заснуть! — прошептал он ей на ухо. — Знаю трудно, душно, но нужно! — Растер ее уставшие ноги и, поняв, что жена, наконец, проваливается в сон, позволил себе вздремнуть, «одним глазком». Ненароком ощутив на себе ответственность за всех троих, плюс собственную жизнь.
Ев резко открыла глаза. Нет, она ничего не проспала, угрозы им пока еще не было. А вот что ее разбудило, пока не поняла, застыв всем телом, сдерживая дыхание, соображала и вытягивала на поверхность привидевшееся. Урсула возилась у костра, готовя обед, тихонько напевая. Толгук сидел рядом, поглядывая на девушку. Пленные, напоенные и накормленные, были тщательно связаны, сидели под навесом и уже не орали, не угрожали, даже не пытались сбежать. Они-то, прекрасно знали свою участь и были рады, что эти не понятные им люди, не спешат передать их в руки хана. Ев повернулась в сторону сестры и вонзилась в нее взглядом. Ее голова, единственная оставалась недоступной за все «пробные вылазки» в сознание людей. Время было подходящее, все спали, в том числе и Вел, спешить никуда не надо, а если «хозяева времени» подадут сигнал, то она его уловит, даже без своего желания. Подперла голову рукой, уставилась в висок мирно спящей Валери, сверля его своим пронизывающим взглядом, попыталась еще раз проникнуть к ее потаенному, но тщетно. Обозлившись, сама не зная за что, отвернулась. На глазах появились слезы — вспомнила маму. Как она там? Заметила ли их отсутствие? Сколько у них прошло дней? Ев уже не искала их в бескрайних барханах, если ни разу за это время они не связались, с ней или Жаном, значит они дома! Глубоко вздохнула, помахала рукой себе на лицо, и воспоминания понеслись в ее голове, как «раскадровка», открывая все до мелочей, последнего получаса в родном доме….
______________________________________________________________________
* Сарты (узб. sartlar) — общее именование части населения Средней Азии живших в XV—XIX веках .
Глава 5.
От пристального взгляда сестры, Вел словно вывалилась из сна:
— Что? — шепотом спросила она у Ев.
— Это ты нас сюда затянула! Я увидела. Это ты! — сердилась Ев, говорила тихо, но строго, сдерживая жгучее желание треснуть Вел, как следует, чтобы весь этот кошмар окончился и они все проснулись дома.
— Не может быть! — вскрикнула, поразившись та, уселась, зажала руками рот.
— Может! Ты, за столом, крутила в голове знания о предполагаемом хозяине ларчика. Ты их просто вытягивала из себя. Ты еще задумывалась над тем, насколько Филипп больше тебя знает силу этого злосчастного ларца! Это ты не могла унять свое любопытство! Это тебе было интересно, как долго французик искал шкатулку и что в действительности ему известно, о самом Эмире.
— И что? Возможно, я и думала об этом, но прости, не помню! А если и так, то это ничего не значит! Я много о чем думаю, и о ком тоже. — они уже не думали о тишине, с каждым словом говорили громче и громче.
— Ну и думала бы, никто не запрещает! Только без своих фантазий! — не унималась Ев.
— Ой, кто бы говорил! У меня, между прочим, все в порядке с фантазией! Не то, что у некоторых!
— Ты это на что намекаешь?! — еще больше рассердилась Евгения. — Я если и фантазирую, то беру кисть в руки и оставляю все на бумаге! А ты,… ты,…, вечно нас куда-нибудь втянешь!
— Я?! Да как ты можешь такое говорить? Фантазии мои ей не нравятся! Значит твои правильные и «копии» гуляющие по дому — это нормально? — Ев махнула рукой, зажала уши, показывая, что не хочет больше слушать сестру, но Вел распылялась. — Нет, ты мне ответь, это куда же я вас втянула?!
— А ты, типа, не понимаешь?
— Что мне понимать? Если ты ничего существенного не говоришь!
— Да что вы говорите! Значит, я ничего существенного не заявляю?! Ты у нас белая и пушистая, а я тебя очернила! Ладно, тогда ответь, не ты ли задумалась над тем, что мы-то ларчик подменили, но, первое: мы достоверно не знаем желаний Фила.- Ев вытянула вперед руки и зажимала пальцы. — И второе: загадывал ли он их в нашем доме!
— Ой, ой, ой! Да об этом все думали, даже мальчишки и, между прочим, вслух!
— Не радуйся! Вот теперь, самое важное — ты усомнилась в силе сундучка, именно потому, что не нашла в своей голове, ни одного упоминания о нем!
— Да! Я думала об этом, это естественно. Пыталась вспомнить, встречала ли я хоть раз, исторически заверенное, что был такой ларец, это тоже естественно! — уже спокойней ответила Вел, приблизившись совсем близко к сестре. — Но я не мечтала перенестись сюда! Слышишь? Не мечтала! Не хотела, не желала! Если тебе одного слова мало. И потом, ответь-ка мне, откуда ты все это вытащила? Опять пользовалась своим измышлением? Я не помню, а она знает! Только не говори, что из моей головы, ты не можешь туда всовываться. Экспериментатор! — Ев не обиделась, не распылилась еще больше, а даже наоборот, стала спокойней:
— Мама! Она читала твои мысли. Давай, напрягись и вспомни хорошенько, что последнее пришло тебе в голову?! Не думала ли ты о том, что книги, не столь достоверны. Что их пишут, излагая свое мнение и видение событий! Что ты можешь доверять, только себе, своим глазам и своим ушам!
— Возможно. Ев, я это твержу очень часто, потому что в последнее десятилетие, история переписывалась столько раз, сколько высокопоставленных лиц сменялось на экране. И что? Я и о фараонах думала, с их знанием о бессмертии. И о Венере. Да, повторяю, я много о чем и ком думаю! А мы, почему-то, только здесь, а не в Египте, или древней Индии!
— Слава Богу, что еще не на другой планете! И если ты не обуздаешь себя, то и там будем. Но сейчас мне ясно одно — ты открыла лазейку, портал, или что там еще! Мы здесь по твоей прихоти, и тебе нас возвращать!
— Ты хочешь сказать, что я нас телепортировала?! — у Вел брови поползли вверх, а настроение менялось ежеминутно.
— Да, именно это я хочу сказать! Или сама, или с помощью ларца, он стоял у тебя за спиной. И я помню, что перед тем, как мы очнулись в песках, он вспыхнул!
— То, что он вспыхнул, ни о чем не говорит! Мало ли кто, что пожелал…
— Вел, не отнекивайся. Это сделала ты! У меня нет ни малейшего сомнения. А знаешь почему? Потому, что мне легко дается прошлое. А еще потому, что я вернулась назад, прочла мысли и желания каждого, слышишь, каждого! Кроме тебя. Мне только твоя голова не дается! А еще, в нашей семье есть только один человек, кто мечтает о загадочных мужчинах и о том, чтобы узнать их подноготную с первых, так сказать, уст!
— Я, я…. — Вел не знала, как опротестовать предъявленные сестрой обвинения. — Тогда почему только четверых?
— Четверых?! Ты уверена? — Ев опять вернулась к мысли, что родители рядом, после того, как смогла узнать последние события. — Мы же сразу постарались оттуда уйти!
— Ев, не пугай меня! — замотала головой, подтянула колени к подбородку, бросила взгляд на мужа, что спал, как младенец и прикусила ноготок указательного пальца правой руки.
— Какие вы громкие! — открыл глаза Эд. — Дорога длиною в ночь! Могли разборки оставить на потом. — он еще не осознал ненароком услышанное.
— Поспишь тут! — сердилась Ев, а в душе все всхлипывало, да еще с такой силой, что хотелось разрыдаться.
— Я не хотела этого! — не обращая на мужа внимание, ответила сестре Вел. — Все, что ты сказала, не доказательства, а одни предположения! А ты, лучше посмотри назад, пронесись пустыней, чем устраивать мне истерику!
— Смотрела! Проносилась! Звала!
— Не в том направлении! — хмурясь, ответила Вел.
— Так подскажи, в каком?
— В чем сыр-бор? — спросил Дэн, разбуженный их голосами, которые, то повышались, то понижались до шепота.
— Я поняла, как мы здесь оказались! — С самым воинственным выражением лица, на какое была только способна, заявила Ев и пересела на коленки. Вел подалась к ней, собираясь в очередной раз отмести предположения и заставить сестру повнимательней следить за речью и еще раз, оглянуться назад.
— И как? — Дуэтом спросили парни, не предавая значения их воинственному виду. В принципе, они давно ждали срыва, вся эта ситуация подталкивала к такому, а они, обе, держались на таком уровне, что удивляли их вот уже который раз. Усевшись и растащив их друг от друга, как можно дальше, чтобы не дай Бог, не подрались еще, попробовали вставить слово, но Ев их опередила и опять бросила сестре в лицо обвинение:
— Это все Вел! ЕЕ неугомонные мозги. Это она нас сюда затащила, она, она. Все, что-то ищет, выдумывает, изобретает. Все никак не поймет, что пора подумать о нечто другом, более земном. Мечтательница!
— Шпион самоучка! — бросила в ответ Валери.
— Что?! — удивление мужчин довело Вел до слез, но Эд не спешил ее приласкать, как и Дэн остановить порыв Ев. Оба смотрели на них, друг на друга и опять на жен, моргая бесконечно.
— Ну, я же не знала! Это только твои гипотезы! Этого не может быть! А если… — Она закусила губу, боясь разреветься. Эд, наконец, обнял ее, успокоительно гладя по спине. В голове начал складываться кубик событий. Вел всхлипнула: — И еще, Ев считает, что родители тоже здесь.
— Этого еще не хватало! — испугался Дэн, слегка приподнял жену и развернул к себе лицом.
— Возможно — да, а возможно — нет! — Ев уже успокоилась и, прищурив глазки, копалась в воспоминаниях. — Мы сидели за столом, все вместе, так? Помогайте мне. Дэн, ну, вспомни, ты же сам сел рядом с Эдом и сверлил меня взглядом! Вел собралась пересесть ко мне, но только не добралась. Почему? Хотя не важно. А родители в другом конце стола! И если воронка открылась, то могло затянуть только нас. Да, теперь то, я понимаю преимущество такого длинного стола!
— Вроде все получается. — кивал головой Эд. — Ви и отец не попали сюда, с нами. Я в этом уверен. Иначе бы их присутствие как-то, да проявилось! Нет, правда, их тут не может быть. В противном случае мы бы сразу с ними столкнулись. Все, отбросим эти тревоги, хотя бы потому, что Вилен бы нашла, как подать о себе знак, или отец. Ев, что нас ждет?
— Я смотрела — тишина! — Открыв «огромные» глазища, произнесла Ев, глядя только на Эда. И лишь они вдвоем поняли, что он хотел узнать. А она, как уже не раз это делала, быстренько пробежалась по знакомым закоулочкам его мозга, открыв только две, самые нужные двери.
Повисла долгая и мучительная тишина. Уснуть больше никто не смог, но и говорить не хотелось. И лишь, как только солнце пошло к закату, все оживились и начали собираться в дорогу.
— Урсула! — позвал Дэн. — Да отдохни хоть немного.
Девушка замотала головой, обрамленной косичками, на который сверху красовалась тюбетейка.
— Она говорит, что скоро ее родной дом. И если мы будем добры, то просит отпустить. — Перевел Эд.
— Так с радостью! Будет на одну проблему меньше. — Обрадовалась Вел.
— Не совсем! — прервала ее Ев. — Парень-то, в нее влюблен.
— Мне тоже так показалось. Может, поженим? — Недоразумений между сестрами не осталось и следа, они уже опять любили друг друга, понимали одна другую без слов и готовы были смеяться и подшучивать над кем-то, или чем-то, что первое попадется.
— Девочки! — Отрицательно мотнул головой Эд и вышел. Вел махнула ему в след рукой «иди уже!», а сама позвала девочку, обняла и показала на поглядывавшего на них парня. Урсула покраснела.
— Вот и ответ! Мы уедем, а это все останется тебе! — пыталась пояснить служанке Вел. Урсула кивала, но было видно, что не понимает. — Эд! Ты нам нужен! — Дождавшись мужа, попросила перевести, повторив все слово в слово, ранее сказанное. Тот с неохотой выполнил поручение.
— Практически все готово! — появился Дэн: — Осталась только кибитка.
— Подождите! — Останавливая его речь, Ев подняла руку. — Там засуетились…
— Что?
Она сжимала кисть мужа все сильней и сильней, закрыв глаза, пошатывалась:
— Они зашевелились! Он собрал совет, только они говорят не о нас. Люди, мне кажется, они говорят о Руси. Что такое Тахтамыш, Терек?…. Вокруг орут, хан сияет… Наверное, это они ликуют! Кричат Елец, Елец!
— Подожди, дай сориентироваться. — Эд принялся ходить, а все замерли, в ожидании. — Если память меня не подводит, в 1395 году, Тахтамыш сделал нашествие на Закавказье…. Тимур разбил его на Тереке. Я думал, он лично брал участие…. Хотя, кто знает, может и был там, но умчался раньше. По легендам, его войска преследовали Тахтамыша, до Московского царства. Правда, Ев, мы же не знаем, где именно ты его сейчас видишь. А если он сейчас в местах набега, то мы доберемся до Самарканда раньше! Насколько это выигрышно или проигрышно для нас, я подумаю дорогой. А Елец — это Рязанские земли. Если он там, то угроза самой Москве! Не хотелось бы присутствовать при его отступлении. Лютый он, когда проигрывает. — Эд услышал зов с улицы и поспешил подойти. Со скоростью звука, копался в своей памяти, вытаскивая все больше и больше информации о Тамерлане и его «военных маневрах». Остальные так и сидели, пока Евгеша опять не заговорила:
— Они садятся на коней,… решили возвращаться. Будут нас ждать! Так сказал его старец. — Минуты через две Ев отпустила руку мужа, но все еще находилась далеко, пытаясь как можно больше узнать, увидеть, передать мужчинам, чтобы они могли распланировать их безопасность.
— Звездочет… Отлично! Что у нас есть? — Эд ждал от них предложений, но семья молчала, в ожидании его речи. — Знания! Кто такой Тимур, мы все знаем. Пусть из книг, но ведь знаем! Дело за малым. Придумать, как остаться живыми!
— Всего лишь! — буркнул Дэн, но девчонки подхватили настрой Эдгара.
— Я попробую его мозги покрутить. — Глаза Ев были не плотно прикрыты и все видели, как ее зрачки неустанно следят за кем-то, а вот за кем, могли только догадываться из ее слов.
— Достучишься ли на таком расстоянии? Хотя это нам не помешает. — Эд по-братски поцеловал ее и повернулся к жене. — Вел! У тебя одно, личное задание, ищи дорогу домой! Мы приложим все силы, чтобы ты занималась только этим. Пожалуйста, любимая! — Его глаза говорили намного больше, чем любые слова на земле и она не могла им противостоять, ни словом, ни действием. Последним в его обращении стал брат. — Дэн, на нас с тобой ложится все!
— Ну, это понятно!
— И теперь главное. Он болен, значит, ты попробуешь снять его боль, хоть на время. — Дэн кивнул. — Ну, а об остальном гадать не будем, действуем по обстоятельствам и с присущей нашим женам, импровизацией.
— Значит на уровне фантастики! — проронила Вел, выходя на улицу, рука мужа скользнула по ее плечу, губы коснулись макушки, но слов не последовало. Он быстро обогнал ее и занялся делами. Вел отошла в сторону, давая мужчинам собрать их временное жилище, крутанулась в поисках, чем бы занять себя, опустила глаза к долу и увидела на расстоянии вытянутой руки, от ноги мужа, шатающуюся палку. Присмотрелась и поняла — кобра! Очковая. Уже распустила «щеки», готовясь к прыжку.
— Эд! — Закричала она во всю силу своего голоса, отмахнула рукой опасность, разорвав змею на части. Открыла глаза, сомкнутые от страха и замерла в удивлении: Ев и Урсула сидели на земле, зажав голову руками, кони встали на дыбы, мужья их еле удерживали. У одного из пленников текла кровь из носа и ушей, остальные опешив, смотрели на нее, не скрывая страха. Толгук, их молодой, молчаливый и исполнительный проводник, согнулся почти до земли, зажимая уши. Дэн и Эд хоть и взъерошенные, но одни из всех, адекватно воспринимали положение дел, удержав коней, пытались словами успокоить спутников. В воздухе кружила пыль, смешанная с песком, а их шатер чуть не улетел, чудом задержавшись на двух петлях.
— Милая! — разобравшись с животными, Эд подлетел и обнял ее.- Успокойся, моя дорогая, я здесь! — Он не понимал причину ее небывалого, доселе, крика.- Гелио! Солнце мое, я тебя не брошу.
— Пппочему? — Заикаясь, начала говорить она, — почему ты ммне не сссказал, что здесь змеи? Она тебя чуть не укусила! — Эд прижал ее к себе, целуя в макушку, понимая, что очередной раз она спасает его, вкладывая всю себя, до остатка и даже больше. Глаза косились, в поисках змеи, но заметил лишь бьющиеся в агонии части ее достаточно длинного тела.
— Вот сирена!!! — Оценив все свершившееся, подняв Ев, произнес Дэ: — Настоящая, морская Сирена! Ты хоть предупреждай! — он потер уши, унимая все еще стоящий в них звон, удостоверился, что с женой и остальными ничего серьезного не приключилось, продолжил речь: — Вот так живешь с человеком через стену и не подозреваешь…. Да, Вел, ты не предсказуема! И чего я беруши не взял?
Вел, не понимая, что от нее все хотят, на что намекают, всеми силами удерживая страх, постоянно косясь в ту сторону, где только что заметила новую угрозу для всех. Не найдя больше, принялась дышать ровнее, уговаривая себя, что если и были, то она их отбросила. Ев, отойдя от такого сверх мощного крика, заулыбалась:
— Армия ты наша, сверхзвуковая! Я знала, что ты горластая, но что б настолько! — Засмеялась, не в силах себя сдерживать, схватилась за живот, за ней последовали остальные.
— Да о чем вы? — в недоумении воскликнула Вел.
— Родная! Ты издала душераздирающий вопль, извини, за такую трактовку.
— Это был не вопль, а набат! — Возразил Дэн и подошел к раненому.
— Прости Эд, я соглашусь с мужем, — все еще смеясь, говорила Ев, — это была лучшая песнь Сирены!
Толгук спрятал за себя Урсулу и оба смотрели на Вел с ужасом, но вместе с тем и поклонением, еще больше убеждаясь в том, что они помогают Богам, и оба старались запомнить, как можно больше мелочей, для рассказа родным и передать будущим детям. И тут Вел не сдержалась, слезы покатились по щекам, она уткнулась в плечо мужа, совсем не обращая внимание на руки сестры, гладившие ее по спине.
— Наше милое, доброе оружие! С тобой нам даже мамонты не страшны, — ласково говорила Ев. — Это моя сестренка! Я всегда знала, что в ней куча неизведанного. Не плачь, пожалуйста.
— А я и не плачу!
— Хочешь сказать, что это я реву? — Пыталась отвлечь сестру Ев.
— Эй, девчонки, вы чего? — Не понял Дэн слез жены. — Я серьезно говорю, пока Вел с нами, бояться нечего!
— Неоспоримо! — добавил Эдгар, глядя на брата, так же не понимая его оптимизма. Еще раз поцеловал жену, похлопывая по плечу. — Мы действительно могущественны, потому что много знаем и многое умеем. А еще у нас есть Вера… Прорвемся! Деваться то, нам некуда. — Вел выпрямилась и он, вложив всю любовь во взгляд, очень тихо, чтобы слышала только она, произнес. — Спасибо, родная моя, любимая! Спасибо! Как же я люблю тебя…. И как же я обязан тебе. Ты даже не представляешь. Но прошу, ищи дорогу домой.
Вел закивала, боясь произнести даже слово, хоть и не до конца осознала случившееся. …

© Copyright: Виктория Чуйкова, 2012
Свидетельство №212111800950
Читайте книги полностью во всех электронных библиотеках. Купить можно на: https://www.litres.ru/viktoriya-chuykova/filar-tretya-kniga-…
https://ridero.ru/books/vilanzh/,
https://mybook.ru/author/viktoriya-chujkova/
http://www.kuchaknig.ru/avtor/viktoriya-chuykova
/https://ru.bookmate.com/books/xYqvTaPc

Автор

Виктория Чуйкова (Поберей)

Родилась в г. Донецк, на Донбассе. Живу в Москве. Люблю море и детективы, пишу исключительно романы. Номинирована на писателя года в 2014, 2015, 2016гг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *