Возвращение — часть 23

Мутная лампочка, обросшая застарелой пылью, заливала грязную камеру тоскливым жёлтым светом, от которого становилось муторно на душе. На стенах, местами покрытых тусклым узором сизой плесени, виднелись полустёртые неразборчивые надписи и глубокие, потемневшие от времени царапины, словно оставленные когтистой лапой какого-то неведомого чудища.

Притащивший меня сюда Леон сидел на грубом табурете в коридоре, по другую сторону от решётки камеры, в которую меня затолкал. Хорошо хоть пыльный мешок с головы снял и грязный кляп изо рта вытащил, а то я им едва не подавился.

— Эх, ты, музыкант, — с горькой укоризной покачал головой летун, искоса наблюдая за моей реакцией. — Вроде бы таким хорошим парнем вначале показался, мы тебя даже сперва за своего приняли, а ты, оказывается, уродам продался…

— О чём ты говоришь, Леон?! — совершенно искренне изумился я. — Каким уродам? Что значит, продался? Я ничего не понимаю… может, ты всё же объяснишь?

— Ну да, господин советник так и предупреждал, что ты начнёшь выкручиваться и хитрить, будешь из себя невинную овечку корчить. Но со мной эти штучки не пройдут, так что лучше помолчи.

В камере повисла настороженная тишина, нарушаемая лишь невнятным шорохом, доносящимся из дальнего угла коридора, заставленного каким-то хламом. Наверное, там возились крысы. Но молчание продлилась не долго, очевидно, это было вовсе не в характере летуна. Почесавшись и шумно вздохнув, он с сожалением произнёс:

— Жаль, что тогда ночью тебя дружки спасли…

Я дёрнулся, как от удара.

— О чём ты говоришь?

— Ха! Неужто совсем не помнишь тот камешек, что рядом с твоей башкой пролетел? — ехидно ухмыльнулся Леон.

— Так это был ты?! — потрясённо пробормотал я, вспоминая недавнее ночное происшествие.

Летун самодовольно кивнул.

— Но за что, Леон?! Что я тебе сделал такого плохого, что ты меня так возненавидел?

— А не люблю я таких правильных чистоплюев, как ты, которые только воду мутят. Кстати, не я один. Вот когда господин Перец вернётся, он тебе всё популярно растолкует…

— Это он тебе приказал?

— Зачем же приказал?.. Вполне хватило и обычного пожелания. Я тебе, музыкант, больше скажу: если бы не заступничество сверху, — летун раздражённо ткнул пальцем куда-то над головой. — Тебя уже давно отправили бы на поживу драгнам и чичурам! Была бы моя воля, так я и вовсе бы с тобой, сопляк, не стал разговаривать, а сразу…

Леон выразительно провёл большим пальцем поперёк горла.

— Зачем же ты меня тогда спас на берегу реки?

— Откуда ж я знал, что ты таким гнилым окажешься?! Ну да ничего, всё ж разобрались… вот только любопытно мне: и что в тебе такого особенного нашли твои заступники?!

Он с интересом немного подался вперёд, словно пытаясь разглядеть меня повнимательнее. В это время в конце коридора громко лязгнула дверь, и появились две фигуры в куртках с надвинутыми на лица капюшонами, которые молча направились к решётке.

— А это уже, наверное за тобой пришли… — Леон неожиданно умолк, словно поперхнувшись.

Он внимательно пригляделся к посетителям, встал с табурета, а затем с сомнением воскликнул:

— Эй, погодите, вы кто такие будете?

— Мы за ним, — глухо промолвил первый, указывая на меня.

— Но я вас не знаю…

— Сейчас узнаешь…

Говоривший внезапным коротким ударом в челюсть отправил моего незадачливого сторожа на пол коридора. Леон свалился безмолвно, как мешок с картошкой, да так и остался лежать без движения. На его лице застыло выражение безграничного изумления.

— Ты что, убил его?! — огорчённо воскликнул второй посетитель, сдёргивая с головы капюшон. — Зачем?

К своей неописуемой радости я узнал в нём Серого. Вот уж кого совершенно не ожидал сейчас и здесь увидеть. Естественно, его напарником оказался солдат. Он ободряюще подмигнул мне и успокоил:

— Не волнуйся, никого я не убивал, просто оглушил чуток. Скоро он придёт в себя. Ты лучше свяжи его покрепче, пока не очухался, и кляп в рот засунь, а то ещё разорётся — сразу громилы Перца посбегаются.

— Кстати, познакомьтесь — вот это тот самый летун, что на нас ночью камень сбросил, — сказал я, указывая на Леона.

— Откуда знаешь?

— Он мне сам только что признался.

— Эх, знал бы раньше, приложился бы посильней, — с сожалением мрачно произнёс Воронин.

Пока Серый занимался бесчувственным Леоном, он снял связку ключей, висевших на ржавом крюке у входа и, быстро подобрав нужный, отпер дверь моей камеры и распахнул настежь. В его руке сверкнул нож, которым он сноровисто разрезал шнур, связывавший мне руки.

— Пошли, пора выбираться отсюда, — скомандовал он и направился к выходу, настойчиво потянув меня за руку.

Серый связал Леону руки и ноги его же собственным ремнём, затолкал в рот какую-то тряпку, затем заволок его в камеру и, захлопнув дверь, поспешил за нами.

В коридоре подземелья царил удручающий полумрак, лишь изредка нарушаемый немногочисленными тускло тлеющими в полнакала бледными лампочками, развешенными кое-где под потолком. Откуда-то сверху, со стороны лестницы доносились возбуждённые приглушённые голоса, звуки выстрелов и топот множества ног.

— О, как разворошился крысятник, — прошептал солдат. — Ух, как забегали, засуетились…

— А что случилось? — не удержался я от вопросов. — Как вы здесь оказались? Вы уже улетели в экспедицию и в настоящее время должны быть где-то аж за туманной завесой…

— Все расспросы и разговоры потом. Сейчас нам нужно побыстрее отсюда убраться, пока кто-нибудь из головорезов Перца не спустился вниз и не обнаружил нас!

— Погодите, а как же Инга? — опомнился я. — Мне нужно обязательно найти её. Она где-то в подвале вместе с другими женщинами… я не могу её здесь бросить!

— Да успокойся, всё устроено. Она уже ждёт нас…

— Где?

— Увидишь, а пока помолчи, и не будем терять времени.

Я решил полностью довериться своим друзьям и последовал за ними. Прижимаясь к противоположной стороне стены, мы осторожно прокрались мимо лестницы, ведущей наверх, и углубились в другую половину коридора, почти не освещённую. Здесь было несколько тупиковых ответвлений, в один из которых мы и свернули.

Солдат на что-то нажал, и, казалось бы, тупиковая стена с глухим ворчанием отъехала в сторону. Он шагнул в темноту.

— Прямо как в сказке про пещеру сокровищ, — не удержался я.

— Да, у них тут много всяких тайников, — согласился Серый.

В это время из коридора, недавно пройденного нами, раздались встревоженные голоса, которые перекрыл злобный голос Перца:

— Они где-то здесь, в подвале! Наверх никто не мог проскользнуть, значит, прячутся в каком-нибудь закоулке. Найдите и приведите ко мне, желательно живыми…

— Вовремя мы смылись, — прошептал Серый, легонько подтолкнув меня в спину. — Давай, за солдатом…

Один за другим мы быстро нырнули в тёмный узкий тоннель, и я услышал, как Серый за моей спиной осторожно задвинул секретную дверь. Кромешная тьма тотчас окружила нас со всех сторон. Но Воронин спокойным голосом объявил:

— Здесь нет никаких ям и боковых ответвлений. Просто иди за мной, тут не далеко…

Не знаю, сколько уж мы прошли сырым тоннелем (хотя и показалось в какой-то момент, что заблудились), но неожиданно впереди показался еле различимый серый прямоугольник выхода. Вскоре мы очутились в каком-то другом подвале. Тут было сухо и по углам стояли аккуратно сложенные столы и стулья, на одном из которых сидела заплаканная Инга. Увидев нас, она вскочила и бросилась мне на шею.

Закрыв спасительный тоннель, Воронин и Серый перетащили несколько массивных столов и подпёрли ими дверь, поставив столы друг на друга и подклинив их кирпичами, которые отыскались в углу.

— Так, ребятки, нам тут засиживаться нечего, — решительно сказал солдат. — Нужно отсюда уходить, пока бандиты Перца не напали на наш след. А они, я думаю, быстро сообразят, что к чему.

— Впрочем, с повстанцами, как мне кажется, нам тоже встречаться не с руки, — добавил Серый. — В этой суматохе никто особо разбираться не будет, так что можем попасть под раздачу…

— А куда же нам деваться? — забеспокоилась Инга.

— Нужно подняться наверх и попытаться выбраться из города, пока царит неразбериха.

— А почему бы нам не поискать в подвале, может быть отсюда ведут ещё какие-нибудь тоннели в противоположную сторону от центра города — предположил я.

— Нет здесь больше ходов, — отрезал Воронин. — Мы всё тщательно проверили. Да и тот сантехник, которого нам повезло случайно встретить, сказал, что отсюда только один ход в подвалы здания мэрии ведёт, а других нет.

— Если бы не его помощь, мы бы тебя и не нашли, — добавил Серый. — Это он подсказал, где находится камера, в которой тебя могут держать. И кстати, сантехник велел тебе привет передавать. Сказал, что вы с ним почти приятели и просил напомнить, что из троицы только один сможет вернуться, а кто и куда не объяснил… ты в курсе?

— Потом расскажу. А как его зовут? — спросил я, уже начиная догадываться.

— Так он имени не назвал, не до того было, — ответил Воронин. — Такой улыбчивый толстячок в спецовке и с инструментами.

— Ясно. Это был Дианус… а как вы здесь оказались и Инга?

Серый вкратце пересказал историю с полётом в сумеречной стене, о падении корабля на площадь напротив мэрии. Им с Ворониным, да ещё Перцу повезло отделаться ушибами и царапинами, а здоровяк Джим погиб. Потом была суматоха в здании мэрии, встреча с Ингой, которая не смогла усидеть в подвале с другими женщинами и отправилась искать Сергея по этажам. Они собрались было найти его вместе, но произошла стычка с головорезами Перца, и пришлось срочно бежать из мэрии. Укрывшись в ближайшем здании, они спустились в подвал и здесь встретили сантехника.

— Дальнейшее, собственно говоря, тебе известно, — подытожил Серый. — А теперь нам нужно каким-то образом пробраться в то общежитие, где ты жил.

— Зачем? — удивился я.

— Твой знакомый сантехник рассказал, что там в подвале находится тайник с оружием, и оттуда же ведёт ход в заброшенные катакомбы… ума не приложу — откуда ему столько известно?!

— Ты даже и не представляешь, сколько ему известно на самом деле!

— Оружие нам сейчас не помешало бы, да и скрыться из города тоже было бы неплохо. Думаешь, не врёт твой знакомый? — поинтересовался Воронин.

— Во всяком случае очень на это надеюсь. Кстати, возможно в тайнике с оружием мы найдём ещё и схему подземелий города, — предположил я. — Что-то мне это подсказывает…

— Ладно. Меньше разговоров, — решительно прервал солдат. — Пошли наверх, только осторожно. Я — первый…

Поднявшись на первый этаж, мы выбрались через чёрный ход в узкий переулок, находящийся с обратной стороны здания. Здесь никого не оказалось, кроме одинокого тела убитого человека. Кем он был: защитником города или напавшим повстанцем, уже не имело никакого значения, в особенности для него самого. Слышна была беспорядочная стрельба, крики, изредка доносились звуки взрывов — в городе шла самая настоящая гражданская война.

Воронин быстро подобрал стальной прут, лежавший рядом с погибшим, и, настороженно глядя по сторонам, направился в обход площади, где кипело сражение. Несколько раз в пути нам встречались небольшие группы вооружённых людей, но заслышав топот, мы успевали спрятаться в подъездах или за мусорными баками. Вот так, скрываясь и осторожно пробираясь задними дворами, мы постепенно добрались до моего общежития.

Здесь царила полнейшая разруха. Перегородка, за которой сидел дедок вахтёр была разбита в щепы. Повсюду валялась разбросанная бумага и письменные принадлежности. Сам дедок тоже лежал на полу, раскинув руки в стороны и возмущённо глядя перед собой остекленевшими глазами. Очевидно он до последнего мгновения пытался охранить от вторжения варваров вверенный ему участок. Мне стало жаль его и, присев рядом, я ладонью закрыл ему глаза.

— Сергей, иди сюда, поможешь, — позвал меня Воронин.

Вдвоём с Серым они с трудом оттягивали в сторону древний тяжёлый шкаф, до верху забитый какими-то канцелярскими журналами. Очевидно это был архив пунктуального вахтёра за долгие годы службы. Инга тоже суетилась рядом, стараясь помочь.

Я подбежал и без долгих разговоров сгрёб с полок канцелярские залежи, которые с грохотом рассыпались по полу. Тогда и мои друзья наконец-то смогли просто опрокинуть огромный шкаф на бок. Под ним в полу оказалась ведущая в подвал крышка люка с бронзовым кольцом.

Неожиданно какая-то тень перекрыла свет, и в комнате стало чуть темнее. Мы резко обернулись и успели заметить летуна, который, увидев нас, стремительно взмыл вверх. Очевидно грохот падающего шкафа привлёк его внимание.

— Ну всё, — недовольно произнёс Воронин. — Кажется, это был Якоб… теперь Перец будет знать, где нас искать.

— Думаю, он обязательно отрядит кого-нибудь в погоню, а то и сам бросится за нами, — добавил Серый. — Нужно быстрее добраться до тайника с оружием.

Вставив прут в кольцо Серый с Ворониным поднатужились и с трудом приподняли крышку, под которой оказался тёмный ход, ведущий вниз. Сдвинув крышку в сторону, солдат начал спускаться по каменным ступеням. За ним пошли остальные. В подвале витал затхлый запах — он явно служил хранилищем старых, отживших свой век вещей.

Воронин щёлкнул выключателем, расположенным на стене сбоку от каменной лестницы, и помещение осветила тусклая лампочка. Вдоль стен громоздились какие-то ящики, старые кровати и диваны, истёртые стулья и столы со сломанными ножками.

Пройдя до самого конца длинного подвала, мы не обнаружили даже намёка на какую-либо дверь.

— И что теперь? — поинтересовался Серый.

— Нужно отсюда быстро уходить, пока не поздно…

В этот момент наверху прогремел оглушительный взрыв. В подвал хлынул поток камней вперемешку со сломанной мебелью, за несколько мгновений наглухо запечатав спуск. Наверх путь был обрезан. Лампочка несколько раз мигнула, но всё же продолжала тускло светить сквозь пыльную мглу, заволокшую всё вокруг. Наступила тишина.

Инга беспомощно всхлипнула и прижалась к моему плечу.

 

*        *        *

 

Откинувшись на шероховатую стену, Серый дрожащими от напряжения пальцами размял последнюю сигарету. Отшвырнув смятую пустую пачку в дальний угол захламленного подвала, он глубоко затянулся. От резковатого дыма запершило в горле — он едва не раскашлялся, но сумел сдержаться.

У противоположной стены расположились Инга и музыкант. Прижавшись друг к другу, они о чём-то тихо перешёптывались.

«Ни дать, ни взять — голуби… — подумал Серый. — Счастливые… хотя в нынешней ситуации… мда…»

Чуть дальше, неподалёку от входа устроился Воронин. Стальной прут, предусмотрительно захваченный с собой, лежал возле правой руки. Солдат сидел спокойно, наверное, даже чересчур спокойно, если учесть ситуацию, в которой они оказались. Как выяснилось после беглого осмотра, второго выхода из подвала не существовало.

Воронин сосредоточенно размышлял. В подвале было тихо, если не считать перешептываний влюблённых. Серый сидел абсолютно неподвижно, казалось, он погрузился в дрёму. Но Воронин был совершенно уверен, что тот не спит — скорее всего, размышляет о чём-то или вспоминает. При всей его кажущейся бесшабашности, Серый был всё время начеку. В нём чувствовался настоящий мужской характер — это Воронин понял быстро, таких мужиков он уважал. И что-то Серого очень сильно тяготило — ощущалось весьма явственно, хоть как он и не старался это скрыть.

Ладно. Дела душевные каждого из их небольшой группы — это личное, а вот о том, как отсюда выбираться, необходимо думать уже сейчас, не откладывая на потом. Воронин легко поднялся, словно и не осталось тупой свинцовой тяжести в ногах, и принялся методично обследовать помещение.

Справа вдоль стены возвышались в беспорядке набросанные старые полусгнившие ящики с непонятными надписями на фанерных боках. Слева же стена наоборот оказалась полностью свободна. Даже мусор возле неё не лежал, как будто кто-то совсем недавно здесь убирал. Заинтересовавшись, Воронин подошёл ближе и начал внимательно осматривать каменную кладку.

Его старания не пропали даром. Буквально через несколько шагов он обнаружил щель между камнями, в которую еле заметно втягивался дымок от сигареты Серого. Она была явно шире соседних и совершенно свободна от мусора и пыли. Солдат попытался вставить в щель стальной прут — для этого ему пришлось изрядно потрудиться. Но вот, наконец, металл ввинтился между крошащимися стенками камней и уперся во что-то твёрдое. Раздался противный металлический скрип.

Воронин снова надавил на прут, но тот лишь спружинил.

— Эй, Серый! — шёпотом позвал он. — Иди-ка сюда. Я тут кое-что нашёл… подсоби.

Серый мгновенно оказался рядом, внимательно осмотрел находку и безапелляционно заявил:

— Тайник, это уж точно…

Они вдвоём налегли на стальной прут. Поначалу у них ничего не получилось, прут гнулся, пружинил, а всё попусту. Но вот что-то щёлкнуло, словно лопнула стальная пружина. Раздался визгливый скрежет, и часть стены медленно пошла на них. Едва только появился небольшой просвет, как Воронин ухватился пальцами за край потайной двери и изо всех сил потянул её на себя, открывая тёмный низкий проход в неизвестность. Странное дело, оттуда из тьмы потянуло не ожидаемой сыростью, а сухим воздухом, пропитанным запахом машинного масла.

Потянув носом, Серый удивлённо воскликнул:

— Такое ощущение, что мы попали на какой-то завод…

— Сейчас разберёмся, — проворчал Воронин, пригибаясь и осторожно проходя внутрь неизвестного помещения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *