У вечности нет срока

— Эри… хм… странное имя, впервые слышу.

— Моё полное имя — Эриния, но, скорее всего, это тебе всё равно ничего не скажет.

— Почему?

— Ну, ты же, наверняка, плохо знаком с мифологией и не знаешь, что оно означает. Разве не так?

— Ха! Это всякие там сказки-рассказки древних греков?! Да ну, чушь полная! Плевать я хотел на эту муть…

— Вот это зря. Иногда знания помогают уберечься от беды…

— А я ничего не боюсь! Если понадобиться, то могу и сам кому угодно проблемы устроить!

Разговор происходил в ночном молодёжном клубе с модным нынче названием «Хэллоуин», как раз накануне этого самого праздника. Парни и девушки, изрядно «подогретые» алкоголем и не только, судорожно дёргались на танцполе, выхватываемые из дымного полумрака резкими вспышками стробоскопа. На высокой сцене под ритмичный грохот ударной установки прыгали и вопили бритые наголо музыканты в чёрной коже и цепях. Время от времени по краю рампы с жадностью вскидывались багровые снопы пламени, норовя ухватить за ноги артистов, но, словно обессилев, разочарованно опадали вниз.

Лениво облокотившись на стойку бара, высокий блондин лет тридцати самоуверенным взглядом хозяина небрежно скользил по залу. Судя по одежде, он был из весьма зажиточной семьи — что красноречиво подтверждали тяжелый перстень из платины и такая же цепочка на мощной шее. Можно было бы даже сказать, что парень красавец, если бы не печать порока на его слегка припухлых губах и блудливая похоть в алчущем взгляде, которая прорывалась наружу, когда он бесцеремонно разглядывал собеседницу.

Она — стройная, с виду хрупкая жгучая брюнетка невысокого роста с необычными раскосыми глазами, в глубине которых изредка будто бы угадывалось полыхающее пламя. Молодой человек приписывал это воображаемой страстности визави. Мягкий грудной голос незнакомки словно поддразнивал молодого человека, настойчиво пробуждая в нём какое-то неосознанное волнение. Пресыщенный ловелас ощущал некий вызов собственному самолюбию. В очередной раз плотоядно оглядев стройную фигурку девушки, затянутую в облегающее бордовое платье, усыпанное алыми, словно капли крови, блёстками, он по-хозяйски опустил руку на её плечо и покровительственно произнёс:

— А ты, детка, мне нравишься…

— Но я-то пока ещё насчёт тебя не решила, — спокойно ответила Эри, стряхивая руку нахала.

Парень криво ухмыльнулся и снова вцепился в её плечо, но на этот раз уже крепко сжав пальцы. Чуть наклонившись вперёд, он сквозь зубы угрожающе процедил:

— Будешь выпендриваться, пожалеешь! Ты хоть знаешь, кто я?!

— Знаю, — Эри спокойно посмотрела прямо в глаза наглецу. — Олег.

— Это здесь любая тёлка знает, — пренебрежительно возразил парень. — А вот тебе, похоже, совсем невдомёк, что я сын мэра, а значит — царь и бог в этой заводи!

— Ну, уж прямо таки царь и бог… не много ль на себя берёшь?!

— Сколько хочу, столько и беру! Захочу, и тебя возьму…

Олег решительно притянул девушку к себе и нагло ухмыльнулся.

— Отпусти.

Как-то ловко извернувшись, Эри освободилась от его рук и, слегка пригубив из высокого бокала, едва слышно пробормотала:

— Что ж, всё складывается само собой…

— Что ты сказала? — переспросил Олег.

— Я говорю, что и сама не против, — усмехнулась девушка. — Только не нужно раньше времени рукам волю давать.

— Вот это уже совсем другое дело, — самодовольно произнёс молодой человек. — Так бы и сразу… кстати, откуда ты явилась в наш город? Что-то я тебя раньше нигде не видел.

— А ты что, всех девушек в этом городе знаешь?

— Ну, всех не всех, а тех, которые мне понравились, знаю. Так откуда же ты и что здесь делаешь?

— Я — менеджер.

— И чем конкретно занимаешься?

— А вот их раскручиваю…

Эри кивнула в сторону сцены, где музыканты как раз вошли в раж, неистовствуя, словно припадочные.

— Честно сказать, я панк-рок не люблю, — пренебрежительно скривился Олег. — А как эта твоя банда называется?

— «Дети Ада».

— И откуда они?

— Из названия должно быть ясно.

Девушка бросила на собеседника испытующий взгляд, но тот легкомысленно взмахнул рукой и предположил:

— Надо полагать, что и ты оттуда же?

— Ага.

— Я сразу догадался, что ты горячая штучка! — осклабился парень.

— Ты даже и не представляешь, насколько… — многозначительно подмигнула Эри.

— Так что же мы здесь время зря теряем? — оживился Олег. — Поехали ко мне!

— Что, прямо сейчас? Вот так неожиданно?

— А чего ходить вокруг да около?! Всё и так ясно.

— Ну, что ж…

Эриния пожала плечами и уверенно направилась к выходу.

— Эй, а как же твои музыканты? — окликнул её Олег. — Ты что, ничего им не скажешь? Может какие-то наставления, инструкции?

Девушка покачала головой:

— Они и сами прекрасно справятся, не впервой… а ты долго будешь там у стойки околачиваться или всё же поедем, куда ты там меня так настойчиво приглашал?

— Едем, едем… — успокоил новоявленную пассию Олег, устремившись вслед за ней к выходу, и подал незаметный знак своему охраннику стоявшему в конце стойки.

— Такое ощущение, что это она меня сняла, а не наоборот, — удивлённо пробормотал Олег.

Водитель и охранник на переднем сиденье с деланным усердием пялились на ночную дорогу, стремительно набегавшую из темноты, и покорно стелящуюся под колёса автомобиля. В просторном салоне мягко звучала лёгкая расслабляющая музыка. Олег опять протянул руку, намереваясь схватить девушку за коленку, но она вновь каким-то неуловимым движением сумела увести его ладонь в сторону.

«Ловка чертовка, — подумал новоявленный Казанова. — Ну да ничего, недолго ей осталось кочевряжиться…»

— Вот мне интересно, ты всегда так выделываешься или только мне «повезло»? — вслух поинтересовался он. — Вроде бы сама согласилась, чего ж теперь?

— А я свидетелей не люблю! — томным голосом произнесла Эри и кивком головы указала на охранника и водителя.

— Ах, ты об этих… — пренебрежительно скривился Олег. — Забудь и не обращай внимания. Считай, что это просто мебель, так сказать, антураж…

Он произнёс это нарочито громко, демонстрируя свою абсолютную власть над окружающими. Но впередисидящие даже и ухом не повели.

— Да, вижу, они у тебя хорошо вышколены, — усмехнулась девушка. — Как породистые сторожевые псы.

Олег самодовольно хохотнул.

Затылки водителя и охранника напряглись, но и только.

Вскоре машина подъехала к высокому кирпичному забору, по верху которого через равные промежутки стояли видеокамеры наблюдения. Мощные кованые ворота разошлись надвое, открывая взору широкий внутренний двор, мощенный каменными плитами. Не останавливаясь, автомобиль въехал внутрь и замер у нижней ступени широкой мраморной лестницы, поднимающейся к белому трёхэтажному особняку с колоннами, похожему больше на какой-нибудь районный дом культуры, чем на обычный жилой дом.

— Это здесь ты свои непристойные делишки творишь? — поинтересовалась Эри, выбираясь из машины. — Да… можно сказать, самый настоящий дворец!

— А то… — самодовольно хмыкнул Олег. — Погоди, ты ещё внутри не видела!

— Надеюсь, устроишь мне экскурсию по родовому гнёздышку?

— Не сейчас, — отмахнулся Олег. — Может быть, потом, чуть позже, если ты меня не разочаруешь.

Охрана осталась на улице, а парочка вошла в дом. Олег сразу же направился на второй этаж, где располагалась его огромная спальня с зеркальными стенами и потолком. Девушку он вёл за руку, крепко и властно сжимая её ладошку.

— Ну, вот мы и на месте, — произнёс он, бесцеремонно подтолкнув Эри к широкой кровати с резным изголовьем, в которое тоже было вмонтировано зеркало. — Располагайся поудобней…

Девушка со спокойным любопытством огляделась. В промежутках между зеркалами стены были покрыты весьма откровенными живописными сценами, от которых, наверное, у многих щёки покрылись бы смущённым румянцем. Но, похоже, на Эри они не произвели особого впечатления. Она лишь слегка кивнула, словно утверждаясь в каких-то своих мыслях.

— Ну, как, впечатляет? — самодовольно осклабился Олег. — Обстановочка располагает, верно?

— Сейчас проверим…

Девушка игриво подмигнула и поманила его пальчиком.

Словно загипнотизированный, Олег присел рядом с гостьей, пожирая её страстным взглядом. Эри мягко толкнула нахального ухажёра, и он упал на спину. Попытался, было приподняться, но девушка удержала его.

— Погоди немного, я всё сделаю сама, ты только не сопротивляйся…

Олег шумно вздохнул, расслабился и, мечтательно полуприкрыв глаза, пробормотал:

— Ты меня прямо заинтриговала. Хочется чего-то такого… нового, совершенно необычного… такого, чего я ещё никогда не испытывал. Надеюсь, ты меня не разочаруешь?

— Будет тебе и новое, и необычное, — многозначительно пообещала Эри. — Уж поверь мне, никто из ныне живущих, не испытывал подобное тому, что предстоит тебе…

Олег уверенно вскинул руку, намереваясь притянуть девушку к себе. Но та вновь неуловимым движением увернулась и, ловко уведя его руку к изголовью кровати, быстро привязала её тонкой чёрной лентой из шифона. Скользнув по импровизированным узам недоумённым взглядом, молодой человек насмешливо поинтересовался:

— Ты что, думаешь, меня сдержат эти твои воздушные бантики?

— Посмотрим, — подмигнула Эри. — Во всяком случае, я надеюсь, что у тебя хватит выдержки дождаться самого интересного?

— Что ж, я потерплю…

С самодовольным видом откинувшись на подушку, Олег полностью расслабился и закрыл глаза, ощущая, как лёгчайшая ткань тонкими прохладными лентами обволакивает его руки, а затем и ноги.

— Эй, а как же насчёт одежды? — не подымая век, поинтересовался Олег. — Не будет ли она для нас помехой?

— Об этом не волнуйся…

Олег ухмыльнулся и замер в предвкушении. Порочное воображение услужливо разворачивало перед его внутренним взором сладострастные картины предстоящего. От внезапно нахлынувшего возбуждения бросило в жар, и он покрылся бисеринками пота.

— Ну что, скоро уже? — теряя терпение, произнёс Олег. — А то я уже открываю глаза…

— Что ж, начнём, пожалуй…

Ответ Эри прозвучал неожиданно грозно.

Олег изумлённо распахнул глаза. И в тот же миг волна испепеляющего жара окатила его, проникая, казалось, до самого мозга. Раздалось шипение и треск лопающейся кожи. Едкий запах горелых волос и палёной кожи ударил в ноздри. Его собственной кожи! Ещё не успев осознать увиденное, Олег от боли захлебнулся диким воплем, переходящим в истерический визг. Он забился в судорогах, выворачивая суставы и пытаясь освободиться от шифоновых лент, и тут с ужасом обнаружил, что совершенно голый лежит на обсидиановой плите, находящейся посреди огромного мрачного подземелья. А его руки и ноги прикованы толстыми чёрными цепями к углам этой самой плиты. В дальних тёмных углах, за кругом багрового света от четырёх каменных чаш, пылающих адовым пламенем, угадывались ворочающиеся во мраке уродливые силуэты. И в этом их шевелении ощущалось нечто иномировое, жуткое и неотвратимое.

До хруста в позвонках вывернув голову набок и вытаращив глаза, неудачливый любовник, как завороженный всматривался в это грозное шевеление, ощущая, как корни обгоревших волос на голове пытаются встать дыбом. Он заскулил от страха и невыносимой боли, безжалостно терзающей его тело.

— Ну, как, я тебя не разочаровала?

Олег дёрнулся и едва не свернул шею, стремительно повернув голову в другую сторону.

Рядом с обсидиановой плитой стояла Эри и с насмешливым презрением смотрела на своего пленника. Но теперь она выглядела совершенно иначе. Облегающее бордовое платье куда-то исчезло, уступив место свободной чёрной накидке, не скрывающей, однако стройных ног в высоких сапожках. Голову девушки венчала строгая чёрная диадема с крупным рубином, пылающим живым пламенем. В правой руке она уверенно держала каменный жезл в форме змеи, глаза которой мерцали мертвенным огнём.

— Что происходит? Где я?! — прохрипел Олег ломающимся голосом

Девушка зловеще усмехнулась и склонилась над ним, пристально глядя в глаза. Казалось, этот взгляд проникал прямо в душу, выжигая там всё калёным железом.

— Ты ещё спрашиваешь?! — деланно удивилась она. — Ведь сам говорил, что хочется чего-то нового, необычного, чего ещё никогда не испытывал…

Олег задёргался, громыхая цепями. Он шипел и стонал от боли, пытаясь вырваться из оков, но безрезультатно — цепи держали намертво.

— Где я? Ты чем-то опоила меня, и я ничего не помню! — истерически закричал Олег. — Где моя охрана?! Как тебе удалось затащить меня сюда?!

— Можешь зря не кричать — всё равно тебя никто не услышит. Твоя охрана далеко отсюда, да и не властна она что-либо изменить, — спокойно ответила Эри. — А сюда ты сам себя затащил…

Олег с недоумением уставился на девушку, и она пояснила:

— Своими поступками ты сам проложил себе дорогу…

Эри небрежно притронулась жезлом к низу живота, и внезапно ожившая змея безжалостно впилась острыми зубами в пах несчастному. Дикий вопль выметнулся из горла Олега и, разбившись о закопченный каменный потолок, рассыпался глухими клокочущими стонами по всей пыточной комнате. Темнота в дальних углах шевельнулась, слегка подавшись к пленнику. Оттуда донеслось низкое утробное ворчание и жадное причмокивание.

Девушка убрала вновь окаменевший жезл и поинтересовалась:

— Ну, как ощущения? Нравится?

— Кто ты? — прохрипел Олег, с ужасом таращась на ту, которая совсем недавно казалась ему такой соблазнительной и беззащитной.

— Моё имя Эриния, я же говорила, но ты не обратил внимания. А ведь я предупреждала, что знания иногда помогают уберечься от беды… впрочем, не в твоём случае. За всё приходится платить…

В глазах пленника вспыхнула надежда.

— Кажется, я догадываюсь… — воскликнул он. — Тебе нужны деньги? Скажи, сколько ты хочешь, и я заплачу! Вернее, отец заплатит, я уверен!

— Ты не понял, — возразила Эриния. — Деньги здесь ни при чём. Да и не всё можно купить…

— А чего же ты хочешь?! — вскричал Олег.

— И опять ты не понял. Это не я хочу…

— А кто же?

Девушка наклонилась к нему и, глядя прямо в глаза, произнесла:

— Попытайся вспомнить…

Её лицо дрогнуло и начало быстро меняться, словно плавящийся воск. Прямые чёрные волосы высветлились до белокурых, свиваясь в тяжёлые локоны. Плавно изменился разрез глаз, зрачки окрасились в нежный небесно-голубой цвет. Слегка округлились скулы и над трепетными, чуть припухшими губами вздёрнулся аккуратный носик.

Олег подался вперёд, сколько позволяли цепи, старательно вглядываясь в проявляющийся образ, казавшийся таким знакомым. Неожиданно он резко отпрянул, лязгнув оковами, и сдавленно пробормотал:

— Этого не может быть! Ведь она…

Пленник умолк, словно поперхнувшись, и со страхом глядел на Эринию, снова принявшую свой облик.

— Ты хотел сказать, погибла? — подсказала она.

Олег кивнул, не в силах произнести ни слова.

— Нет, это ты её убил! — безжалостно уточнила Эри.

— Нет, нет! Она сама! Ведь она покончила жизнь самоубийством! — запротестовал Олег. — Я здесь ни при чём!

Девушка впилась суровым взглядом в лицо пленника, и тот неожиданно сник. Она властно хлопнула в ладони. Тотчас из клубящейся тьмы в дальнем углу выдвинулись две приземистые фигуры, обросшие длинными жёсткими волосами. В их глубоко посаженных глазках полыхали багровые сполохи, а из оскаленных пастей торчали кривые жёлтые клыки. Утробно ухая и ворча, они приволокли большой тяжёлый стол, покрытый тёмными пятнами и подпалинами, и поставили его рядом с плитой, к которой был прикован пленник. Третье чудище притащило огромный кожаный мешок и горой вывалило его содержимое на столешницу. Когда Олег увидел, что это, он почувствовал головокружение, и тошнота подкатила под горло.

Здесь были всевозможные пыточные инструменты — от клещей с кривой зубчатой насечкой и костедробящих зажимов до разнообразных скорняжных ножей для свежевания туш животных и спиралевидных крюков для потрошения. Было ещё много других пыточных приспособлений, от вида которых ледяные когти ужаса безжалостно впились в затылок пленника.

Не спеша раскладывая на бескрайнем столе орудия пыток, которым позавидовали бы даже знаменитейшие ассирийские мастера заплечных дел, Эриния снова заговорила.

— Ни при чём, говоришь?.. А разве не ты насильно затащил эту невинную девушку в своё распутное логово, как до этого неоднократно поступал и с другими? Разве не ты избил её, когда она сопротивлялась, и изнасиловал?! А когда она подала в суд, разве не ты подкупил судей, и несчастную девушку, словно в насмешку, обвинили в занятии проституцией и лжесвидетельствовании?!! Этого позора она не смогла пережить. Впрочем, продажным судьям это тоже зачтётся в своё время, а сейчас мы займёмся тобой…

— Я не хотел! Я не знал, что так случится! — в отчаянии закричал Олег. — Постойте! Ведь я так молод и не хочу умирать!

— А никто о смерти и не говорил, — пожала плечами Эриния. — Она лишь просила о возмездии…

Скосив глаза на стол с пыточным инвентарём, пленник до крови закусил губу и обречённо прохрипел:

— Всё равно я долго не выдержу.

— Не волнуйся, уж мы позаботимся, чтобы выдержал, — пообещала Эриния.

— И сколько же меня будут мучить?

— У вечности нет срока…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *