Сердечный случай — часть 03

Вера Ивановна шагнула из подъезда во двор, залитый солнечным светом, и нос к носу столкнулась с Гарпией, которая со скучающим видом озиралась по сторонам в тщетных поисках потенциального собеседника. Увидев соседку, дворничиха сразу оживилась и, заняв удобную позицию, перекрывающую дорогу, завела разговор:
— Хороший сегодня день, Верочка, правда?!
— Безусловно. Солнышко светит, и ветра нет… день и в самом деле замечательный…
Но произнесла эти слова Вера Ивановна без особого энтузиазма, явно думая о чём-то другом, что не ускользнуло от внимательных глаз Гарпии. Почувствовав, что соседка чем-то обеспокоена, она участливо подалась к ней.
— Ты явно чем-то обеспокоена, Верочка… что стряслось?
— Ничего не случилось, просто…
Вера Ивановна замялась. Но Гарпия бесцеремонно её подзадорила:
— Давай-давай, выкладывай уже! Я ж по глазам вижу, что тебя что-то весьма беспокоит.
— Да всё из-за дочки переживаю, что никак своё счастье встретить не может — всё одна да одна…
— Ну ты даёшь, подруга! — в сердцах всплеснула ладонями дворничиха. — Так у неё этих ухажёров — хоть пруд пруди! Вот к примеру, иногда по утрам заезжает один такой весь из себя… гонористый, на дорогой машине. Видать, начальник какой.
— А, так это, наверное, Бывший…
— Что, уже так быстро расстались?! — искренне изумилась дворничиха, едва не потеряв дар речи. — Ведь только давеча с букетом роз тут приезжал…
— Да нет, не расстались, к сожалению, — недовольно отмахнулась Вера Ивановна. — Просто у него фамилия такая.
— А… — разочарованно протянула Гарпия, но снова оживилась. — А вот на днях ещё такой интеллигентный молодой человек приятной внешности приходил… вежливый, на артиста какого-то похож…
— Ну, это, скорее всего, наш Лёша, с Надей институт вместе заканчивали… всего лишь…
Вера Ивановна грустно вздохнула с явным сожалением и обречённо махнула рукой, но дворничиха всё не унималась:
— Или вот взять этого пацанёнка… ишь ты, небось, только школу закончил, молоко на губах не обсохло, а туда же! Повадился нашу Надюху охмурять, с цветами подкарауливает чуть не каждый день… вот я его паршивца в следующий раз метлой!..
— Ну что вы, Галина Романовна, зачем же так?! У мальчика, возможно, искренние чувства… у них в таком возрасте очень ранимые души, тут нужно аккуратно… тактично.
— Ну хоть Надя не страдает из-за отсутствия кавалеров! — неожиданно заявила дворничиха и с гордостью оперлась на метлу, словно это было её личным достижением. — Молодец! Что ни день, то новый воздыхатель!
— А вот это уже совсем никуда не годится, — недовольно нахмурилась Вера Ивановна. — Я с дочкой по этому поводу обязательно поговорю! Что соседки подумают…
— Обзавидуются, — убеждённо заявила Гарпия, и решительно пристукнула метлой. — Уж поверь!
— Чему тут завидовать? — удивилась Вера Ивановна. — Неустроенность в личной жизни… неопределённость, а годы идут… да и мне, честно признаться, хочется с внучатами повозиться.
— Ну, так ведь это святое… — просветлев лицом, признала Гарпия. — Мои сорванцы как в гости приезжают, так прямо словно солнышко в квартире появляется…
Но через мгновение, очевидно что-то припомнив, посерьёзнела и безапелляционно завила:
— Но не долго. Рай очень быстро в ад превращается, когда начинают гонять по квартире и всё сносить на своём пути. На днях мою любимую вазу с лепными цветочками грохнули.
— На то они и дети, — улыбнулась Вера Ивановна.
— Так-то оно так, только мне эта ваза памятна была… подарил мне её давным-давно один… впрочем, чего вспоминать, — дворничиха мечтательно взмахнула рукой, вздохнула и улыбнулась. — А ты не горюй, всё образумится, и Надюха твоя встретит своё счастье!

* * *

Едва Надежда переступила порог рекламного агентства, как её тут же с заговорщическим видом перехватила Маргарита. Подхватив подругу под руку, она утащила её в сторону, усадила за свой стол и поставила перед ней чашку поспевшего к тому времени ароматного кофе из новой кофе-машины, на днях приобретённой фирмой. Усевшись на стул рядом и подперев острый подбородок ладонями, Марго уставилась на Полякову блестящими от любопытства глазами.
— Ну, давай, подруга, выкладывай что там у тебя стряслось, а то шеф уже несколько часов места себе не находит!
— Ой, мне же нужно к нему бежать, ведь скоро клиент приедет! — опомнившись, попыталась вскочить Надежда.
— Стой, дурёха! — схватила её за руку подруга. — Можешь особо не торопиться, встречи не будет… сегодня.
— Почему?
— На твоё счастье, у клиента возникли какие-то срочные дела, и он перенёс встречу аж на следующую неделю, так что остынь и попей спокойно кофейку из нового аппарата и оцени, а заодно и расскажи, почему так опоздала?
Надя с явным удовольствием отхлебнула бодрящего напитка и расслабленно откинулась на спинку стула.
— А кофе и в самом деле хорош! — похвалила она. — Рассказывать же обо всём очень долго. Если вкратце, то… совершенно случайно чуть не попала в аварию — у одного мужчины сердечный приступ случился, пришлось срочно везти его в больницу…
— И как всегда, ты оказалась крайней, — с лёгкой насмешкой в голосе констатировала Марго. — Неужели не было никого другого, кто смог бы справиться с этим?
— Представь себе, из-за этого я опоздала на встречу с одним немцем, который хотел мои картины приобрести для своей художественной галереи. Потом пришлось интервью давать…
— Какое ещё интервью?! — изумилась Марго.
— Да это я Лёшке Меньшикову обещала, — отмахнулась подруга. — Ничего особенного, просто у него там телевизионщики были, и Лёша меня попросил… впрочем, это не важно.
— О, так теперь ты у нас ещё и телезвездой стала! — снисходительно усмехнулась Маргарита.
— Не смеши меня… вдобавок ко всему, пока я моталась в больницу, потом в галерею к Лёшке, мою машину забрали на штрафплощадку. Теперь придётся оплатить штраф и ехать за машиной на другой конец города… кошмар! У меня вообще катастрофа — даже не знаю, где время брать?!
— Но ты же поможешь мне с дизайн-проектом для той строительной фирмы, о которой я тебе говорила?! — настороженно напомнила Марго. — Ты же мне обещала, помнишь?!
— Конечно, помогу, — успокоила её Надя, взяв за руку. — Мы же подруги, а друзей в беде не бросают!
В это время открылась дверь директорского кабинета, и на пороге вырос Дмитрий Семёнович. Заметив Надежду он расплылся в снисходительно-насмешливой ухмылке и объявил:
— О, наконец-то соизволили нас посетить… нижайше прошу проследовать в мой кабинет!
И он склонился в шутовском поклоне, жестом указывая на дверь.
Вспыхнув от смущения, Надя вскочила со стула и быстро прошла между рабочими столами под устремлёнными на неё сочувствующими взглядами сослуживцев мимо Бывшего прямо в кабинет.
Пока она шла, Марго, слегка прищурившись, пристально смотрела ей вслед, затем чему-то усмехнулась и вернулась к прерванной работе.
Дмитрий Семёнович с обиженным видом закрыл дверь и прошёл к своему кресло, на ходу ловко увернувшись от Надиного поцелуя, сел и указал девушке на кресло напротив:
— Присаживайся, Полякова!
— Ну ладно тебе, Митя, — улыбнулась Надежда. — Прости и не будь таким букой… да, я опоздала, но у меня была на то веская причина…
— У тебя всегда причины находятся, а мы, между прочим, «горим синим пламенем»! Что я должен заказчику сказать?
— А ничего говорить и не нужно, — лукаво усмехнулась Надя и дразняще показала кончик язычка. — Я ведь знаю, что заказчик перенёс встречу на следующую неделю, так что всё успеется!
— Мда, как оказалось, это секрет Полишинеля… что ж, тем не менее, ты меня подводишь, впрочем, как и весь коллектив!
— Митя, я же не виновата, что ты передал мне этот проект всего несколько дней назад, — Надя недоумённо пожала плечами. — Где он до сих пор «гулял» и почему такая спешка?
— Ну… я хотел тебя немного разгрузить… дать отдохнуть, поручив этот проект другому сотруднику… — слегка смутившись, с заминкой ответил начальник.
— И кому же?
— Неважно, — пренебрежительно отмахнулся Бывший. — Всё равно из этой затеи ничего не вышло, потому что заказчик захотел…
Он поперхнулся, сообразив, что едва не сболтнул лишнего, но Надя легкомысленно не обратила внимания на его последние слова. Слегка наклонившись вперёд над столом, она, понизив голос, с заговорщическим видом шутливо предложила:
— Уважаемый Дмитрий Семёнович, во искупление своей вины предлагаю вам завтра провести мировую встречу, чтобы я могла полностью себя реабилитировать… тем более, что завтра у нас выходной.
Но Бывший лишь озабоченно скривился и, смущённо взъерошив затылок, признался:
— Завтра никак не получится, у меня важная деловая встреча.
— Как всегда, — укоризненно заметила Надежда. — В последнее время мы так редко бываем наедине… я уж и вспомнить не могу, когда это было. Только и слышно — работа, сроки, работа… а жить-то когда?!
Бывший растерянно моргнул, зачем-то переложил местами папки на столе и принялся оправдываться:
— Надюша, ты же знаешь, как я тебя люблю и мечтаю поскорее освободиться от опостылевшей, недалёкой мегеры…
— Ну, зачем же так Митя?! Просто вы разные, вот и всё.
— Ты её не знаешь! — горячо воскликнул Бывший. — Впрочем, дело не в ней, а в детях… пока они маленькие, не может быть и речи о разводе. Я не хочу травмировать малышей, пойми! Вот пусть подрастут — тогда уж… а пока нужно потерпеть.
— Я тебя полностью поддерживаю в этом вопросе, — согласилась Надя. — Дети — это святое, и они ни в чём не виноваты.
Неожиданно она хлопнула себя ладонью по лбу и воскликнула:
— Вот я растеряха забывчивая!
— В чём дело? — мгновенно насторожился Бывший.
— Да у меня опять выскочило из головы, что завтра приезжает моя племянница — Маша, которую мне нужно будет встречать и… в общем, получается, что я буду занята весь день, а сама предлагаю тебе встретиться…
— Вот видишь, как всё удачно складывается, — облегчённо вздохнул Дмитрий Семёнович.
— Что ты имеешь ввиду? — удивилась Полякова.
— Ну… ты же занята, так что моя деловая встреча не помеха. Но, надеюсь, ты не забудешь о нашем проекте, выкроишь время и всё подготовишь к встрече с клиентом?!
— Конечно, Митя!
В этот момент у Бывшего зазвонил телефон и он, озабоченно взглянув на экран, извиняясь развёл руки, ткнул пальцем вверх, давая понять, что звонок свыше, а затем торопливо указал на дверь.
Надя поднялась из кресла, послала Дмитрию Семёновичу воздушный поцелуй и на цыпочках выскользнула из кабинета.

* * *

Рассеянно глядя перед собой, Вера Ивановна не спеша возвращалась после прогулки по магазинам. Да и куда было спешить, если дочь на работе, а больше никто её дома не ждал… к сожалению? Поставив сумки на тротуар, она достала из сумочки платочек и легонько промокнула испарину выступившую на лбу — день обещал быть жарким.
— Почему, соседушка, меня не позвали в помощники? Вы же знаете, что я к вашим услугам в любое время!
Подтянутый седовласый мужчина в годах возник словно бы ниоткуда. Он с улыбкой шутливо поклонился старшей Поляковой, прижав руку к сердцу, затем быстро подхватил сумки и выжидательно замер.
— Ах, Стёпа, у вас и без меня дел хватает…
Вера Ивановна слегка смутилась. Она уже давно приметила, что одинокий сосед по лестничной площадке явно проявляет к ней симпатию и, честно говоря, ей это было приятно. Степан Петрович, всю жизнь честно отработавший на механическом заводе, совсем недавно вышел на пенсию. Он любил юмор, был открытым и отзывчивым, вот только иногда беззлобно подшучивал над Гарпией. Впрочем, дворничиха сама была в первую очередь виновницей этих отношений, так как при любом удобном случае припоминала соседу его упорное нежелание чистить обувь перед входом в подъезд.
— Ну какие могут быть дела у одинокого пенсионера?! — усмехнулся Степан Петрович. — На диване валяться и в ящик пялиться весь день?! Нет уж, увольте! Я ещё вполне пригоден для более достойных дел. Вот, к примеру, помогу вам сумки донести.
— Благодарю, Степан Петрович, буду очень признательна.
— А мне больше нравится, когда вы меня просто по имени зовёте, — признался сосед. — Это как-то теплее, душевнее…
— Хорошо. Постараюсь не забыть.
Некоторое время шли молча, слушая развесёлый щебет неунывающих воробьёв. Первым не выдержал Степан Петрович.
— Верочка, вы чем-то обеспокоены?
— С чего вы решили?
— Ну, я же вижу озабоченность на вашем лице.
— Что ж, правда ваша, забот хватает… впрочем, как и у всех.
— И всё же…
— Ну, во-первых, давненько уже хочется сделать в квартире ремонт, что б не хуже чем у людей, а то прямо стыдно, — призналась Вера Ивановна. — Сколько лет собираюсь, а всё никак.
— Тоже мне проблема! — пренебрежительно воскликнул сосед. — Я с удовольствием помогу, только скажите, когда. За свою жизнь столько ремонтов сделал, что уже и не припомню.
— Что ж, ловлю вас на слове, — усмехнулась Вера Ивановна. А то мы с Наденькой в этом деле не специалисты…
— Договорились… только я чувствую, ещё что-то беспокоит.
— Ах, это уже связано с дочкой…
— А что с ней? — насторожился сосед. — Я её утром видел, вроде бы всё в порядке было.
— Да это я больше беспокоюсь, чем она, кажется… но, года идут, а она всё одна и одна… пора бы уже и спутником жизни обзавестись, да только где ж его взять в наше время — порядочного, умного, заботливого, без всех этих новомодных…
— Ну, не скажите, Верочка, — горячо возразил Степан Петрович, гордо выпирая грудь. — Не перевелись ещё нормальные мужики.
Вера Ивановна невольно улыбнулась.
— Ах, Стёпа, я ведь не о вас говорила.
— А я и не себя имел ввиду, — возразил сосед. — Просто и в этом вопросе тоже могу подсобить. У меня на заводе вон столько замечательных ребят — работящие, толковые и, что немаловажно, не пьющие.
— Вы же знаете, Стёпа, что моя Надя вся в искусстве, в творчестве…
— Ничего страшного, творчество — это вовсе не порок, а такое себе хобби! Я знаю пару молодых ребят — наладчиков с университетским образованием, так что мы ей такого эрудита подыщем, что и в клубе знатоков не стыдно будет выставлять!
Так за разговором Вера Ивановна и Степан Петрович незаметно для себя дошли до подъезда. Переложив сумки в одну руку, мужчина другой распахнул перед спутницей дверь и шутливо склонил голову:
— Прошу вас, сударыня, пожаловать в блочно-каменные хоромы…
Подыграв соседу, Вера Ивановна, словно малая девчушка, неожиданно резво сделала книксен и, рассмеявшись, впорхнула в подъезд. Степан Петрович последовал за ней.
Опершись на свою метлу с длинной ручкой, Гарпия с ехидной ухмылочкой наблюдала за соседями. Когда они скрылись за дверью, дворничиха покачала головой и пробормотала:
— Ишь ты, пенсия в бок — а они туда же!..
Но неожиданно она по-доброму улыбнулась и процитировала:
— «Любви все возрасты покорны; но юным, девственным сердцам её порывы благотворны, как бури вешние полям…» Ах, Александр Сергеевич, как вы правы!
В это время какой-то подозрительный шорох привлёк внимание дворничихи. Она быстро обернулась на звук и увидела рыжего дворового кота Боцмана, который, деловито разворошив землю на цветочной клумбе, основательно устраивался на ней.
— Ты куда, паршивец, навострился?! — воскликнула возмущённая Гарпия. — Брысь отсюда, вот я тебе сейчас!..
Ухватив метлу наперевес, дворничиха отважно ринулась к рыжему нарушителю её душевного спокойствия, мгновенно потеряв интерес к скрывшимся в подъезде соседям.
Котяра с равнодушным видом и какой-то снисходительной ленцой в глазах спокойно наблюдал за её стремительным приближением. Лишь в самый последний момент, когда грозная метла уже вознеслась над ним подобно карающему мечу, Боцман мягко отпрыгнул в сторону, уклоняясь от удара. Гарпия по инерции пролетела вперёд, а он, презрительно фыркнув и задрав хвост трубой, дразняще вызывающей походкой направился к ближайшему дереву. Ловко вскарабкавшись по стволу повыше, кот удобно устроился в широкой развилке вне досягаемости грозной метлы. С надменным превосходством поглядев на дворничиху и словно потеряв к ней всяческий интерес, он зажмурился и заурчал, явно собираясь погрузиться в полуденную дрёму.
— Ах, ты так?! — вскинулась задетая за живое Гарпия. — Ну, погоди, рыжая морда, я тебе это ещё припомню! Теперь ты у меня вот рыбки получишь, паразит!
Для большей убедительности она продемонстрировала Боцману от всей души свёрнутый кукиш, но кот никак не отреагировал, чем ещё больше раззадорил дворничиху, которая принялась перечислять все карательные меры, которые обещала к нему применить. Впрочем, вскоре она остыла и, вспомнив об оставленной утром для рыжего нахала рыбке, отправилась за ней домой.

Добавить комментарий