Кем бы ты ни был

Робкий рассвет в лёгкой дымке утренней свежести предшествует величественному восхождению солнечного дня на престол. Но его царствование не вечно — приходит пора отдать бразды правления прохладным вечерним сумеркам, кутающимся в багрянец медленно остывающего и неумолимо скатывающегося за горизонт светила. Однако и они — всего лишь преддверие чаровницы ночи, украшенной жемчужной россыпью стыдливо мерцающих звёзд. Впрочем, она тоже властвует недолго, в очередной раз уступая место новому рассвету. И так длится испокон веков. Сменяют друг друга поры года, да и сами года летят, словно стаи перелётных птиц в неведомую даль. Года… столетия… тысячелетия… и нет постоянства, всё изменчиво. Хотя… есть кое-что, безраздельно владычествующее над миром, то, что превыше всего, над чем никто не властен, даже само всемогущее время!
Смущённый мальчишка в коротких штанишках в неосознанном порыве робко протягивает соседской девчонке сорванный на клумбе цветок, даже не понимая, почему.
Легкомысленный юноша, с самоуверенным превосходством поглядывающий на окружающих, внезапно робеет под взглядом сверстницы, ещё вчера казавшейся невзрачной серой пигалицей, а та в свою очередь почему-то стыдливо опускает глаза и заливается румянцем.
Обнявшись, мужчина и женщина сидят на скамейке и с нежностью глядят на своих резвящихся малышей. А седой как лунь старик, прогуливаясь под ручку с верной подругой по аллее осеннего парка, заботливо держит над улыбающейся спутницей зонтик и с ласковой теплотой смотрит на неё, ловя каждое её слово. Это любовь! И кем бы ты ни был, где бы ни находился, рано или поздно однажды она настигнет и тебя, бесповоротно возьмёт в плен, может быть, сладостный, а возможно, и с привкусом горечи. Что ж, бывает по-всякому, но всё равно этот плен прекрасен, потому что любовь — самое прекрасное чувство, дарованное свыше…

Добавить комментарий