Бобыль — часть 5 (окончание)

От неожиданности Ксенофонт резко отдёрнул руку, словно дверь обожгла его, и неуверенно отступил на шаг. Ника ойкнула, испуганно сжав ладони. Оба замерли, не веря происходящему. В напряжённой тишине вновь прозвучал настойчивый стук.

— Кто там? — недоверчиво спросил хозяин квартиры.

Фигурная ручка двери плавно пошла вниз. Раздался щелчок, и в открывшийся проём полился странный радужный свет, вслед за которым в комнату шагнул человек.

— Простите за вторжение, — произнёс он мягким голосом. — Разрешите прибыть?

— Э… ну да, пожалуйста, — растерянно ответил Ксенофонт.

Он отступил ещё на шаг, пропуская нежданного гостя в комнату и не сводя с него настороженного взгляда.

Незнакомец выглядел несколько странно для этого знойного времени года. На нём был официальный тёмно-серый костюм со строгим галстуком под белую рубашку и такие же туфли в тон костюму. Если бы не простая обстановка полуподвальной квартиры, можно было бы предположить, что он явился на дипломатический приём.

Обведя комнату внимательным взглядом, гость слегка поклонился Веронике и доброжелательно улыбнулся Ксенофонту.

— Если я не ошибаюсь, это вы быть владельцем данного местовремени? — полуутвердительно поинтересовался он.

— Чего-чего?

Ксенофонт растерянно моргнул, не понимая, но незнакомец тут же поправился:

— Я имел сказать: данного места, в котором мы все сейчас находитесь. Простить меня любезно за кривой язык пока.

— А, вы, наверное, имели в виду эту квартиру?

— Похоже, так, — согласился мужчина. — Ваш язык… как бы это говорить… несколько архаичный или архаический, поэтому может статься непонимание. Но мой адаптайзер языков работает быстро и совсем скоро я могу говорить правильно.

— А вы кто будете? — подала голос Ника, с любопытством разглядывая незнакомца.

— О, прощайте за невнимание — я не назвался, — спохватился гость. — Моё название Йаркин.

— Вы хотели сказать — имя?

— Да, верно, имя.

— Странно. Первый раз такое слышу, — признался Ксенофонт.

— Очень обычное назва… имя у меня на родине, — поправился гость. — Хотя, весьма допустительно, что здесь такого нет.

— А вы откуда? — полюбопытствовала Ника.

Йаркин достал из кармана светящийся овальный предмет, напоминающий хрустальное яйцо, и что-то на нём нажал. Тотчас комнату заполнило объёмное изображение бесчисленного множества ярких искорок, каких-то туманных шлейфов, спиралей и сгустков.

— Вот отсюда.

Гость уверенно ткнул пальцем в густое туманное облачко почти на самом краю звёздной карты, и оно увеличилось, рассыпавшись на тысячи крупных и мелких искорок.

— Это что, звёздная карта галактики?

— Нет, это карта вашей… и нашей вселенной.

Чуть наклонив голову, Йаркин застыл на мгновение, словно к чему-то прислушиваясь, а затем удовлетворённо кивнул и с улыбкой констатировал:

— Ну вот, адаптайзер закончил подстройку межгалактического лингво переводчика, и теперь я могу говорить правильно и уверенно.

— А вы можете показать, где находимся мы? — попросила Ника.

— Охотно.

Гость быстрым движением рук развернул объёмную карту на девяносто градусов и указал на небольшую туманную спираль в пустынном секторе, где галактики располагались в некотором удалении друг от друга.

— Вот здесь.

— Да, не самый густонаселённый участок, — разочарованно вздохнул Ксенофонт. — А современные учёные говорят, что наша галактика едва ли не одна из самых крупных.

— Ну, всё относительно на самом деле, — успокоил его Йаркин. — К тому же ваши учёные пока ещё не располагают достаточными данными, но в скором времени это изменится.

— Что вы хотите этим сказать?

Ксенофонт с Вероникой удивлённо переглянулись и замерли в ожидании ответа.

Гость немного приосанился, на его лице проступило официальное выражение, и он торжественно произнёс:

— Я представляю Межгалактический совет содружества свободных цивилизаций по контактам и перемещениям в доступных зонах обозримой вселенной и прибыл сюда с официальной миссией.

— Ох, наверное, произошла небольшая ошибка, — осторожно пояснил Ксенофонт. — Мы самые обычные люди, а вам нужно встретиться с кем-нибудь из правительства, а скорее всего с представителями Организации Объединённых Наций.

— Никакой ошибки нет, — уверенно возразил Йаркин. — Цель моего визита — установление контакта именно с вами.

— Со мной? — удивлённо переспросил Ксенофонт.

— Да, с вами и… с вами.

Гость обернулся к Веронике и плавно повёл рукой в её сторону.

— Но… я не понимаю…

— Сейчас всё объясню.

Гость свернул трёхмерную карту вселенной, спрятал хрустальный пульт в карман и указал на дверь, через которую вошёл.

— Этот портал соединяет ваш мир и мой, хотя в пространстве их разделяет около сотни миллиардов световых лет…

— Невероятно, — пролепетала Вероника. — Даже представить не могу.

— О, да! — согласился Йаркин. — Раньше это являлось непреодолимой преградой для установления контактов и поддержания отношений между цивилизациями. Но с тех пор, как появилась возможность осуществлять практически мгновенные перемещения в любую точку нашей вселенной, эта проблема исчезла. Для этого нужен всего лишь портал.

— А как вы их создаёте? — поинтересовался Ксенофонт. — Ведь для того, чтобы установить такой портал на другом краю вселенной нужно, как мне кажется, сначала доставить сюда оборудование, необходимое для работы этого самого портала. Разве не так?

— В принципе да, но, как вы сами уже догадались, полёт космического корабля даже на сверхсветовых скоростях всё равно занял бы миллиарды световых лет, поэтому…

Гость с сожалением развёл руки, как бы констатируя безысходность данной ситуации.

— Но в таком случае, как же вы смогли тогда создать этот портал? — не удержалась Вероника.

— Никак. Этот портал создали вы сами!

— Не понимаю, — пробормотал Ксенофонт. Я всего лишь делал двери, а они просто открывались в неведомые миры. Я даже и предположить не мог, что они находятся так далеко… да и вообще, это больше похоже на чудо, чем на технологию.

— Так и есть, — подтвердил Йаркин. — Дело в том, что вы сотворили портал силой своего воображения… можно сказать, это подсознательная работа ума и души.

— А сама дверь?

— Это всего лишь вспомогательный элемент, так сказать, условный образ, необходимый для запуска творения вашей беспокойной, ищущей души.

— У нас многие считают, что души не существует, — усмехнулась Вероника.

— Знакомая ситуация, — кивнул Йаркин. — Когда-то очень давно и у нас так считали, но теперь всё иначе.

— Вам известно, что собой представляет душа? — изумилась девушка.

— Наши учёные тысячелетиями ищут ответ на этот вопрос, но к сожалению, до сих пор не могут его найти. Мы просто верим.

— «По вере вашей да будет вам..» — задумчиво пробормотал Ксенофонт.

— Странно, — удивился гость. — Вы почти дословно процитировали одну из главенствующих строк нашего самого древнего писания… откуда она вам известна?

— На самом деле, это строка из нашего священного писания. Очевидно, это случайное совпадение… или они каким-то непостижимым образом связаны между собой.

— Что ж, вот и ещё одна загадка для учёных, — резюмировал Йаркин. — Но сейчас мы говорим о вас и вашей уникальной способности создавать пространственно-временные переходы.

— Ну, из всего сказанного я понял, что не настолько уж уникальной. Ведь существуют и другие, подобные мне, которые тоже создали свои порталы в далёких мирах.

— Да, но эта способность встречается крайне редко. К сожалению, на тысячу обитаемых планет приходится лишь один создатель переходов. Да и то его способностей хватает лишь на один-единственный портал. А у вас их больше десятка…

— Он бы ещё больше создал, — с невольной гордостью за Семёна добавила Ника. — Просто места не хватает.

— О, об этом не стоит волноваться, — заверил гость. — Мы создадим для вас целый комплекс — Межгалактический транспортный узел, где у вас будут практически безграничные возможности.

— Откуда же здесь возьмётся столько места?

— У нас есть технические возможности размещения любых объёмов технологий в подпространстве, ничего не нарушая в этом измерении. Всё зависит лишь от вашего желания сотрудничать.

— Что ж, я согласен, — улыбнулся Ксенофонт. — Если только это не пойдёт во вред человечеству.

— Наоборот, благодаря вам Земля займёт почётное место в Содружестве! — обрадованно воскликнул Йаркин. — Вы даже не представляете, насколько уникальны.

— Ну, думаю, что на Земле найдётся немало таких как я романтиков, — смущённо ответил хозяин квартиры.

— Тем лучше, это ещё больше подымет статус Земли!

Ксенофонт задумчиво потеребил подбородок и осторожно поинтересовался:

— Меня удивляет, что двери всегда открываются в миры, пригодные для жизни людей, хотя по логике существуют же планеты с враждебной атмосферой, а возможно, и с враждебными формами жизни.

— Это так. Но, к счастью, пока по неизвестным причинам, а скорее благодаря провидению порталы всегда открываются в миры, схожие друг с другом. Что касается агрессивных миров, то для контактов с ними существуют другие, более громоздкие, но безопасные формы. Впрочем, об этом у нас ещё будет время поговорить.

Гость обернулся к Веронике и, галантно поклонившись ей, спросил:

— Ну, а вы согласны сотрудничать?

Девушка изумлённо округлила глаза и развела руками.

— Так я же здесь совершенно ни при чём… это всё делал Семён.

— Безусловно, порталы — это его заслуга. Но вы, а вернее ваша особенная способность настолько уникальна, что это даже словами трудно передать!

— Да нет, наверное, вы ошиблись… нет у меня никаких особенных способностей, тем более, уникальных.

— Как же, а разве возрождение, вернее, пробуждение жизни не является такой способностью?!

— Но…

Ника растерянно умолкла, не зная, что и ответить. Но тут Ксенофонт хлопнул себя ладонью по лбу и обрадованно заявил:

— А я-то никак не мог понять, откуда взялась живность в мире трёх солнц. Теперь всё ясно! Это же ты их всех… создала, что ли…

— Возродила, — терпеливо подсказал гость. — Существует теория, согласно которой, вся наша вселенная, и не только, заполнена семенами жизни, которые спят в ожидании разума, способного их пробудить. Именно в этом и заключена ваша невероятная уникальность.

Постепенно смысл сказанного начал доходить до Вероники. Сперва она побледнела, а затем неожиданно залилась смущённым румянцем и, опустив глаза, предположила:

— Наверное, где-нибудь ещё есть такие же как я, а может, и ещё лучше…

— В том-то и дело, что вы пока единственная в своём роде! — восторженно воскликнул Йаркин. — Это вообще невероятная удача обнаружить на одной планете два таких уникальных таланта! У меня предчувствие, что ваш мир — это невероятная вселенская кладовая уникальных талантов, благодаря которым Земля займёт почётно место в Совете межгалактического содружества.

— Простите за любопытство, — обратилась к нему девушка. — Вы такой же на вид, как и мы. А другие… они такие же или?..

— Понимаю вас. В основном многочисленные гуманоидные расы нашей вселенной схожи между собой, хотя имеются и довольно своеобразные формы. Но смею вас заверить, отношения между цивилизациями доброжелательные, даже дружеские, в чём вскорости вы сами сможете убедиться.

— Каким образом?

Йаркин выпрямился, придавая лицу официальное выражение, и торжественно провозгласил:

— Я уполномочен Координационным Советом пригласить вас для ознакомительной встречи и официальной церемонии вступления Земли в Межгалактическое Содружество!

— Когда? — не удержалась от вопроса Ника.

Йаркин улыбнулся и добавил, указывая на распахнутую дверь, из которой лился радужный свет:

— Прямо сейчас. Тем более, что вас там с нетерпением ждут…

А в это время в притихшем по вечернему времени дворе жизнь шла своим чередом. Постепенно удлинялись тени, слизывая последние солнечные пятна с растрескавшихся плит. В окне первого этажа закрытые шторы озарились призрачным светом включившегося телевизора, и голос диктора начал жизнерадостно вещать об очередных достижениях в народном хозяйстве. Из открытых окон доносилось негромкое позвякивание посуды — жильцы готовились к ужину.

Сидя рядком на скамейке, словно куры на насесте, Нина Степановна, Татьяна Васильевна и тётя Дуся оживлённо судачили о том, что должна сделать в ближайшее время мэрия, чтобы решить вопрос ритмичной работы городского транспорта и уборки на улицах, а заодно и о том, что обязано ответить правительство на требования Международного валютного фонда. Дворовым сплетницам и невдомёк было, что именно сейчас совсем рядом в полуподвальной квартире их соседа, которого они до недавнего времени считали пропащим бобылём, решился вопрос о вступлении Земли в Межгалактическое содружество свободных цивилизаций. И отныне все жители планеты стали его полноправными членами, хотя пока ещё об этом и не подозревали.

Дворничиха тётя Дуся, подобно первой скрипке в нерушимом трио дворовых кумушек, увлечённо вела излюбленную мелодию обсуждения новых жильцов, на днях заехавших в третью квартиру — об их вероятных характерах, склонностях и возможных пороках, что являлось особо любопытным. При этом лица вторивших ей Нины Степановны и Татьяны Васильевны были преисполнены выражения вселенской важности обсуждаемого вопроса.

Один лишь Цезарь демонстративно в этом не участвовал. На удивление он уже не дремал, как обычно, а очень внимательно наблюдал за окнами полуподвальной квартиры, словно своим загадочным кошачьим чувством ощущал и понимал важность происходящего сейчас там. Похоже было, что Цезарь о многом догадывался, но стойко молчал, умея хранить тайны и к тому же имея на всё это своё особое независимое мнение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *