Жизненное

«Nous sommes tous sortis du Manteau de Gogol»
Eugène-Melchior vicomte de Vogüé

Я выкашливал зимы как кошка шерсть,
я топил сомненья в весенних лужах,
я носился вихрем, футболил жесть,
становился выше и как бы лучше.
Я ночами слушал, как шкаф вздыхал,
со своими скелетами вечно в ссоре,
я вынашивал план и летал подвал,
и чердак, и живопись на заборе.
Присобачен, приклеен, прибит гвоздем,
прислюнявлен к лику своей эпохи,
я шуршал печальным календарем —
отрывным, худеющим на издохе.
Просыпаясь, я знал — есть одна стена
за которой другая. Так было круче.
Все мы вышли из Гоголя. Новизна —
это то, что пугает, а пуще — учит.
Мне на плечи кидался цепной кобель,
я не сразу заметил, что веку крышка,
я купил пальто (не сказать — шинель),
обернулся и понял, что жизнь — пальтишко.

Много позже,
в прихожей снимая жизнь,
становясь горбатым,
я шел к дивану,
а когда, надевая её,
выходил —
становился выше
и как бы
лучше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *