Чернокнижник

Упала дряхлая рука
на лист из человечьей кожи.
Как смертный умереть не может
тот, кто был предан на века.

За откровений тяжкий дар,
за помощь очерствевшим людям
повешен перед Пасхой будет
тот, кто сварил любви отвар.

Но времени пустой песок
еще в руках судьбы клубится.
И мрак под окнами таится,
кровь бьет, как молотом висок.

Палач исполнит приговор
на площади при всем народе.
Прошепчет страшный наговор
казненный на прощанье, вроде.

Чтоб окунулась даль во тьму,
чтоб реки высохли до донца,
и чтобы свет живого солнца
не видеть больше никому.

Слова слетели с мертвых губ
и растворились в поднебесье.
Коснувшись веткой этой песни,
лист обронил священный дуб.

Сергей Брандт, 03.01.2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *