Собачьи дни

—Ры-ыыжий! — удивленно-восторженно выдохнул весь класс.
Наша классная руководительница Елена Александровна молча провела медноволосого, конопатого мальчика вдоль рядов и усадила за парту рядом со мной. Двадцать девять пар любопытных глаз 7«б» сопроводили его густую шевелюру. Она, словно магнит, притягивала нас — никто из класса никогда раньше не видел рыжеволосых мальчиков. Да и девочек тоже…
— Ребята! — сказала Елена Александровна, положив руку ему на плечо. — Этого ученика зовут Ринат. Он сирота. Живет с бабушкой. Прошу его не обижать. Ну, вы понимаете меня?!
Рыжий мальчик с первых дней оказался в центре внимания всего класса. Особенно старались девочки. То конфетами угостят, то яблоками поделятся. А Ринат принимал это как должное — видимо, привык к повышенному вниманию. Необычность нашего нового одноклассника проявлялась не только во внешнем виде, но и в жадной тяге к знаниям, ненасытной любви к книгам.
Его интересовало абсолютно все: от биологии до энциклопедий, от истории до географии, от математики до моделирования по-настоящему летающих самолетиков. Какой был восторг в его глазах, когда запускаемые им аппараты поднимались в небо,— это нужно было видеть! «Все люди по природе жаждут знать». Так звучит первое предложение знаменитой Аристотелевой «Метафизики». Вы спросите, откуда я это знаю. Да всё от него же — это мне мой друг Ринат поведал.
Иногда меня даже пугали его взрослость и рассудительность.
Однажды наш одноклассник принес электронные смарт-часы, которые ему подарили родители. Он целый день хвастался этим гаджетом. Надо не надо включал то мелодию, то освещение экрана, то отправлял сообщения. На каждой перемене вокруг него собиралась толпа любопытных. Кто-то восторгался, кто-то завидовал, кто-то просил примерить.
В тот день урок физкультуры был последним. В раздевалке он снял часы с запястья и спрятал в ящик шкафчика. Я заметил, что замок на дверце не закрылся. Мальчик убежал в зал. Признаюсь, что мне очень хотелось иметь такие часы, но вряд ли родители смогли бы сделать такой дорогой подарок. Не удержавшись от соблазна, открыл его шкаф, взял гаджет и положил себе в карман. После урока тот мальчик подошел к нам в слезах и пожаловался на кражу:
— Кто забрал мои часы? Пожалуйста, верните их! Мне попадет от родителей. Иначе я пойду жаловаться директору. Пожалуйста, верните!
Наш одноклассник размазывал слезы по щекам, а меня взяли злость и одновременно стыд. Злость от того, что он, как размазня, расплакался. А стыд из-за совершенного мною преступления. Пока в голове боролись эти два чувства, Ринат подбежал к двери и закрыл раздевалку на ключ. Затем повернулся к нам:
— Ребята, всем построиться вдоль стены! Я буду проверять ваши карманы. На рюкзаках откройте замки и поставьте перед собой.
Мальчишки зашумели, послышались возгласы: «А почему ты? Ты что, рыжий? Может это ты взял?! Вот еще! Проверять будет… А если в лоб дать?»
— Да, я — рыжий! Это, во-первых. А во-вторых, меня сначала проверит сам хозяин часов! Только при одном условии, пацаны: всё должно происходить с закрытыми глазами! Чур, не подсматривать!
Мы выстроились вдоль стены и закрыли глаза. В этот момент я понял, что сейчас произойдет самый постыдный момент в моей жизни.
Ринат медленно двигался от мальчика к мальчику, от рюкзака к рюкзаку. Неожиданно его теплая рука нырнула в правый карман моих брюк и достала гаджет. Сердце екнуло. Но друг молча продолжил свое движение до конца ряда. Затем послышался его голос:
— Пацаны, всё хорошо! Можете открыть глаза.
С сияющей улыбкой на веснушчатом лице Ринат торжественно вернул часы однокласснику. В тот день друг спас мою честь и душу. Он не обличил меня как вора, лгуна и преступника. Более того, даже не стал говорить об этом позорном случае. Никому. Даже мне…

***
Через несколько месяцев школьный звонок возвестил окончание последнего урока в учебном году.
— Ур-рааа! Каникулы! — воскликнул Ринат. Затем повернулся ко мне и зашептал в ухо, обдавая горячим дыханием:
— Айда ко мне сегодня! Бабушка обещала принести щенка. Хочешь посмотреть, как я буду его дрессировать?
В тот день в воздухе не было ни малейшего движения. Напротив школы, на солнечной стороне улицы, прямо на плитах тротуара дремали большая лохматая кошка и её хозяин, уличный сапожник. Теплые лучи солнца ласково грели наши оголенные затылки.
— Вот и начались собачьи дни, — сказал Ринат, пнув камень, который со звоном отлетел, ударившись об металлический фонарный столб. Кошка вздрогнула, открыла глаза и снова их прикрыла, недовольно дернув кончиком хвоста.
—Ты имеешь в виду, что надо заниматься щенком? — уточнил я удивлённо. — Но ты же сам попросил его.
Мой друг с хитрым прищуром посмотрел на меня снизу-вверх. Пригладил по обыкновению отливающие медью волосы и покачал головой.
— Нет. Всё дело в том, что у древних римлян самая яркая звезда в созвездии Большого Пса — Сириус, называлась Каникула. Маленькая собачка, значит.
— Откуда ты все это знаешь, Ринат?
— Потому что я — рыжий! — засмеялся он в ответ.
— Ну, хорошо. А почему собачьи дни?
— Дело в том, что период летней жары, совпадавший с началом утренней видимости Сириуса, римляне называли «диес каникулярес», то есть «собачьи дни». В это время люди не работали в такую жару, а отдыхали.
— Значит у нас с тобой собачьи дни?
— Да, dies caniculares.
— Ринат, я придумал кличку твоему щенку, — воскликнул я, хлопнув его по плечу. — Сириус!
— Согласен.
Увидев, что у друга хорошее настроение, решил задать ему вопрос, который мучил меня весь год.
— Ринат, скажи, а почему ты не раскрыл имя вора после того происшествия в раздевалке спортзала?
— Потому что я не знаю, кто это был.
— ?..
— Я проверял ваши карманы тоже с закрытыми глазами.

Добавить комментарий