Родинка, или С любимыми не расставайтесь

В последнее время Илье не даёт покоя родинка на левом предплечье. Что-то стала беспокоить. И не объяснишь как… Будто сердце стучит.
Тук-тук… Тук-тук… Тук-тук…
И ноет. Будто сердце ноет…
Илья всю жизнь проработал машинистом поезда. Бывал в разных местах, куда его заводила железная дорога, останавливался на разных станциях, через которые походили железные пути… Видел многое: разную природу, разных людей, разные истории. Но только, подъезжая именно к этой станции, чувствовал, как особенно сильно стучит в груди сердце, в висках молотят отбойные молотки. Только здесь ощущал особенную грусть. И только тут прорывалась особенная тоска по давно утерянному…
Илья включил тормозную систему, и поезд начал замедлять свой ход и, наконец, остановился совсем. Наступила мёртвая тишина. Во всяком случае так показалось машинисту. Он не слышал других звуков, кроме биения своего сердца.
Тук-тук…Тук-тук…Тук-тук…

* * *
Десять лет тому назад именно на этой станции он провожал Люсю. Вместе с маленьким сыночком. В какой-то город, название которого слышал впервые — Степанаван. Он так не хотел их отпускать одних, но Люся настояла: «Там моя единственная подруга выходит замуж — как я могу это пропустить?! Регина там одна. Если не я разделю её радость, то кто? Ты не волнуйся, Илья. Мы скоро вернёмся!»
Они с Региной выросли в одном детдоме. Дружили, стояли друг за друга горой и… искали всю жизнь своих матерей. Однажды Регина прибежала с радостной вестью к Люсе.
— Люся! Я нашла маму! Она живёт в Армении…
Только оказалось впоследствии, что это была совершенно другая женщина. Зато вот нашла своё счастье. Скоро свадьба.
Люся тоже искала свою мать. Но разве можно найти такую мать, которая своего ребёнка может оставить в вагоне поезда?! Это не мать! Даже название придумать невозможно. Но Люся, как и другие брошенные дети, надеялась на чудо. А может, мама просто отстала от поезда? Может, она искала ребёнка, но не нашла? А, возможно, теперь ищет её по всем поездам, станциям? С надеждой найти свою маму Люся приехала в этот город после выпуска из детдома, устроилась на работу и встретила Илью.
Эту стройную, красивую и бледную до прозрачности девушку он сразу приметил на перроне. Люся разительно отличалась от своих сверстников. Смотрелась среди окружающего мира, как цветок, впервые зацветший среди пустыни. Настолько она была беспомощна и красива одновременно.
Илья подскочил к девушке, словно боялся, что кто-то раньше него может её перехватить. Она посмотрела на Илью, приставив ладонь козырьком к бровям, и улыбнулась. Господи! Ради этой улыбки стоило жить! Даже если искать всю жизнь — лучше не найти! Илья улыбнулся в ответ… И они больше не расставались. Кроме того дня.
Через некоторое время они купили дом. Когда сыну исполнилось три года, пришла телеграмма с приглашением на свадьбу.
— Хорошо, поедем, — сказал Илья. По-другому и нельзя было ответить.
Но, как говорится, ты предполагаешь, а бог располагает. За день до отправления у матери Ильи случился инфаркт, и она скоропостижно скончалась. Вместо поездки на свадьбу пришлось заниматься похоронами. И Люся поехала одна.
Как убивался Рекс, не желая выпускать их со двора. Лаял, визжал, бросался под ноги. Прибежал к поезду — кое-как выгнали из вагона, так не хотел отпускать. Когда поезд тронулся — побежал за составом. И пропал. Вернулся только через неделю — без сил, исхудавший, облезлый. Вот ведь как — человек не чувствует, а животное почувствовало, что расстаётся навсегда.

С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них, —
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

Илья вновь и вновь повторял эти стихи Кочеткова. Если бы он только знал…
Но беда, как известно, не приходит одна. Только похоронил мать, а теперь потерял жену и сына.
Уже пошёл одиннадцатый год, как он один…
Даже зимний лёд, который нельзя раздолбать железным ломом, тает под весенними лучами солнца. Чувствуя приближение весны, начинают петь птички, вить гнезда. Так и люди: ищут себе пару, пары заводят семьи, семейные растят детей. Лишь Илья не принимает в этом участия: вместо сердца лёд, а в душе тоска. Никого не видит вокруг, никого не замечает: работа-дом-работа… Всё надеется дождаться свою Люсю…
— Не вернётся уже она… На что ты надеешься? Уже столько лет прошло! — говорят ему.
— У умершего человека есть могила, а у неё — нет, и в списках погибших нет её, — отвечает Илья, пытаясь убедить самого себя в первую очередь.
В первое время были девушки, поглядывающие в сторону Ильи, но и они махнули на него рукой — безнадёжный вариант. Так и жил Илья.

Лишь одной-единой жаждой
Вот так многие живут,
День вчерашний видеть в каждой
Из отпущенных минут.

* * *
Идущий навстречу Эдик, увидев, как побледнел и покачнулся Илья, подхватил его за локоть.
— Пойдём, отведу тебя в медпункт, друг мой! Пока ты был в рейсе, туда пришла работать такая сестра милосердия, что закачаешься! Ммм… Только, никому её не отдам — имей в виду! — сказал он.
И на эту девушку не обратил своего внимания Илья. Молча прошёл в комнату, засучил рукава и приготовился к измерению давления. А вот Эдуард крутился вокруг медсестры как уж на сковородке — старался угодить, шутить…
— Не зря твоё имя — царица, королева, владычица! Собрал бы ради тебя все звезды на небе, только боюсь, что они давно собраны для тебя, — пел он дифирамбы.
Медицинская сестра то ли от слов Эдика, то ли по другой причине краснела, вновь и вновь измеряла давление Илье.
— Ну, что там? — спросил Илья равнодушно.
От слов Ильи медсестра встрепенулась и спросила невпопад:
— А такая родинка есть ещё у кого-то?
— Какая родинка? — непонимающе уставился на неё Илья.
Медсестра коснулась прохладным точёным пальчиком до треугольной родинки на предплечье Ильи.
— Ах, это… Мама говорила, что по наследству передаётся. В нашем роду такая была у всех мужчин.
— А у сыновей ваших тоже есть?
— А он старый вдовец, — ответил за него Эдик.
— Простите…
— Не страшно… Была у меня жена, и сын был. Только они пропали во время землетрясения в Степанаване.
Чтобы не видеть жалости в глазах медсестры, Илья резко встал и направился к выходу. Как ни странно, сердце перестало ныть, а в висках прекратили долбить отбойные молотки. Когда уже коснулся до ручки двери, он обернулся и спросил:
— Как вас зовут-то?
— Регина.
— А меня Илья.
— Очень приятно.
— Значит, будем знакомы. Вы хорошая медсестра. Как будто ангелы по голове погладили — и сердце перестало ныть, и голова прекратила болеть. Спасибо вам!
— Вам нужен отдых!
— Зачем мне отдых? Мне не отдых, а душевный покой нужен…
Они с Эдиком вышли на улицу.
— Да-а, — удивился Эдуард. — Думал, что сам буду эту птичку обихаживать, но смотрю, вы понравились друг другу. Ладно, девушек много, а друг — один! Вручаю тебе, друг мой, охоту на неё!
С тех пор Илья начал захаживать в медпункт. Было бы желание, а причина всегда найдётся. Только никак не мог добиться, откуда она появилась в нашем городе.
И другие не прояснили ситуацию. Когда задал ей прямой вопрос:
— Где ты раньше жила?
— Между небом и землей, — ответила она в шутку.
Теперь у мужчины появился стимул к жизни. Он воспрянул духом. Каждый день ждёт встречи с Региной. Чувствует, и она к нему неравнодушна. Илья знает, что она живёт не одна. У неё есть сын.
Однако Регина особо не обнадёжила Илью.
— Я уже побывала замужем.
— А кто он?
— Он умер.
— А что привело тебя в наши края?
— В поисках отца сына.
— Ты же сказала, что его отец умер.
— Я сказала, что умер мой муж. Но это не означает, что он был отцом ему…
Илья даже не знал, что сказать на это. Всё интереснее и интереснее.
— А как зовут отца? — спросил он бесцеремонно.
Но Регина не обиделась.
— Вот имя тоже точно не знаю, — сказала она.
— Как это? — удивился опять Илья.
— Вот так, не знаю, — ответила совершенно просто Регина.
Илья не почувствовал в её голосе ни стеснения, ни отторжения.
— А сколько лет сыну?
— Тринадцать…
Тринадцать лет… И его сыну, если бы был жив, исполнилось бы тринадцать. Как Рексу. Когда купили дом, они приобрели в придачу и щенка для охраны. Как раз тринадцать лет назад. Вместе росли — только Рекс стал взрослым старым псом, а сын остался трёхлетним навсегда.
Несмотря на старость, в последнее время Рекс стал нервным и беспокойным. Раньше на улицу нельзя было выгнать, а теперь постоянно увивается за Ильёй. Приходится всё время сажать на цепь. Пусть сидит дома. Не ровен час — под машину попадёт.
Илья, приняв для себя решение, заявил:
— Хочу стать отцом для твоего сына. Не ищите другого!
Ответ Регины ещё больше удивил:
— Я не мама ему. Не настоящая мама.
Илья был шокирован настолько, что не смог ни слова вымолвить. Только и стоял, вытаращив глаза.
— Его настоящая мама умерла. В Армении во время землетрясения. В доме, где мы находились, остались живы только мы вдвоём. Не думали, что выживем. Долго ждали помощи, потом долго восстанавливались. Он всё ждал маму, папу. А потом… Потом я его забрала к себе. Теперь он мой единственный близкий человек.
Опять Армения… Илье перестало хватать воздуха — он расстегнул ворот рубашки и потёр грудь.
— Не искали, что ли, сразу?
— Найдёшь тут, пожалуй… Я осталась одна в краю, где случилась большая трагедия. Я ведь сама вызвала его мать к себе! Стала причиной того, что мальчик остался сиротой и инвалидом. Решила: «Пускай думают, что все погибли. Кому нужен неполноценный ребёнок?!» Но молодость и природная сила взяли своё. Ребёнок, который должен был всю жизнь провести в постели, встал на ноги. Для этого понадобилось очень много времени. Потом я решила: он должен знать, что его отец жив! И приехала сюда. Вы не поверите, но я нашла его отца!
Отца?! Кто же этот счастливчик? Может… Нет, нет! Нельзя обмануться! Нельзя!
— Мне сначала надо организовать их встречу. Потом только дам вам ответ. Может, он своему отцу вовсе не нужен?
— Кто же откажется от родного ребёнка?
— Ответ дам я сама. Скоро. Да, очень скоро…
— Я тут подумала, может, ты нас с сыном в гости позовёшь?! — вдруг перейдя на ты, сказала Регина.
Илья был в восторге от этого предложения.
— Да, да! С удовольствием приглашаю! Я сам за вами приеду!
На это Регина была против.
— Нет, нет! Ты лучше нас встречай дома. Мы сами приедем, — сказала она.
В установленный день Илья все глаза проглядел, ожидая гостей. И Рекс вместе с ним беспокоился.
И вот наконец к дому подъехала машина с дорогими гостями. Из машины вышла сначала Регина, а за ним подросток. Рекс, как только увидел мальчика, вырвал поводок из рук и бросился к нему. Обхватил его лапами и стал лихорадочно вылизывать лицо. Испугавшись за мальчика, Илья тоже бросился к ним.
Что случилось с Рексом?! Он никогда не подпускал к себе ни одного чужого человека. А тут, на тебе — сидит на корточках мальчик, обнимает того за шею.
— Рекс, Рекс, Рекс! — повторяет он, гладя пса по голове, а на предплечье то и дело мелькает тёмная родинка в виде треугольника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *