Приговор

Капитан Сергеев с остатками своей роты пробирался на восток. Два месяца тяжелейших боев привели к тому, что их механизированный корпус был разбит. Для Сергеева это был тяжёлый удар: погибла почти вся его рота, а он с десятком своих бойцов вырвался из окружения.
Терять бойцам было уже нечего. Попав в двойное кольцо окружения, пошли в штыковую атаку. Видимо, на этом участке — болотистой местности, прилегающей к лесу — немцы не ожидали такой отчаянной атаки. Пользуясь складками местности, рота подошла на расстояние броска, и с криками «Ура-аа» поднялась в атаку. Практически половина роты полегла под пулеметным огнём, оставшаяся часть броском добралась до врага. Была жестокая рубка — не на жизнь, а насмерть.
Дюжина бойцов вырвалась из кольца и ушла лесом вдоль болота. Остальные бойцы роты ценой своих жизней дали им возможность уйти. Они все честно выполнили свой долг — и те, кто вырвался, и те, кто остался на той высоте навсегда. Бойцы Сергеева по дороге потеряли ещё двоих товарищей — они умерли от полученных ран. Похоронив их в лесу, оставшаяся десятка продолжила свой путь. У них почти не осталось еды и боеприпасов: по паре патронов на каждый штык, одна граната и пистолет ТТ капитана.
Среди всей группы капитан был старшим — не только по званию, но и по возрасту. Это был высокий, чуть сутулый из-за роста, сухощавый человек с жестким взглядом и резкими чертами лица. Примерно его возраста были два сержанта. Один из них коренастый сибиряк с пышными усами на лице, второй — низкорослый, юркий, живой и смешливый мужичок из смоленщины по фамилии Бурдин. Остальные красноармейцы были почти на одно лицо — молодые, юные и безусые. Они лишь перед самым началом войны прибыли в корпус в качестве новобранцев.
Послышался далёкий гул техники, глухим эхом раздающийся в лесу. Посовещавшись с сержантами, Сергеев решил устроить засаду. Ушедшие в разведку бойцы доложили ему по прибытии, что на лесной дороге замечены колонны грузовиков. Иногда попадается и одиночная техника. Видимо, недалеко находятся тыловые подразделения немцев. Но и колонны автомашин двигаются неорганизованно — большие разрывы, есть отстающие. Этим можно было воспользоваться. Как раз по пути следования группы дорога делает большой изгиб, создавая глубокое мертвое пространство справа и слева.
Сергеев не мог не нарадоваться своей боевой единице: два месяца беспрерывных боев — последние недели в кольце окружения — закалили бойцов. Они стали более собранными, внимательными и острожными. Да и сам капитан не давал распускаться. Ежедневно заставлял приводить в порядок форму и оружие. Брились поочередно с помощью единственной бритвы. Но еда уже на исходе. Боеприпасы почти закончились. Стоит нарваться на немцев — возьмут голыми руками. Поэтому он принял решение идти самим на сближение с противником.
Разведчики привели группу к присмотренному месту дороги. Действительно, хорошее место для засады. Определив в каком направлении двигается техника с грузом, капитан послал одного бойца вперёд на дистанцию прямой видимости. Его задача была сигнализировать, если идёт одиночный грузовик. Остальных бойцов распределил по малой кривизне дороги. Предстояло по его знаку метнуть единственную гранату под колёса автомобиля. Так как дорога в этом месте шла с уклоном в сторону большой кривизны, а за ней был овраг, предполагалось, что грузовик опрокинется после взрыва. И это даст ещё больше преимущества группе Сергеева, если в грузовике окажется охрана.
Потянулись томительные минуты ожидания. Колонну грузовиков, в сопровождении охраны с мотоциклистами, они пропустили, не выдавая себя. Ещё один открытый грузовик проехал в обратном направлении. И вот, наконец, наблюдатель подал знак. По дороге, тяжело урча мотором, приближался грузовик. Когда он приблизился к месту засады, из-за кустов на дорогу выкатилась круглая «лимонка».
Но водитель грузовика не успел это заметить — раздался взрыв, подкинув правое переднее колесо. Следующее, что увидел немецкий шофёр, — это приставленный ко лбу пистолет русского офицера. Грузовик лежал на боку, фельдфебель, который ехал с ним в кабине, был убит.
Сергеев нажал на курок — оставлять живых противников было нельзя. Бойцы резво осмотрели груз. К сожалению, кроме продуктов в кузове ничего не было. Но и это радует. Кроме того есть оружие немцев: два автомата с подсумками запасных магазинов к ним. В кабине обнаружились ещё две гранаты с длинными деревянными ручками. Пополнив вещмешки продуктами, в основном брали консервы и галеты, группа двинулась в сторону от места засады.
Большей частью они двигались лесами, лишь ночью преодолевая открытые пространства. Через неделю пути они вышли к прифронтовой полосе. Отчетливо стали слышны глухие звуки далеких взрывов. Бойцы повеселели. Удача была на их стороне — если все будет так продолжаться, то скоро они выйдут к своим.

Группа двигалась по дну оврага, заросшего мелким кустарником. Внезапно услышали отчетливые автоматные очереди. По звуку — немецкие. Капитан Сергеев подал команду залечь. Увидев, что бойцы надежно укрылись, послал двоих на разведку. Через несколько минут они вернулись и доложили, что наверху оврага, за деревьями, гитлеровцы, а с ними наши пленные. В основном, командиры.
— Сколько там немцев? — спросил Сергеев.
— Восемь человек. Один из них на бронетранспортёре за пулеметом. И один немецкий офицер разговаривает с нашими командирами.
Сергеев принял решение отбить наших. Капитан вместе с разведчиками поднялся к краю оврага и осторожно выглянул. Действительно, в пятидесяти метрах от наблюдателей стоял немецкий полугусеничный бронетранспортёр. Возле броневика сидели несколько безоружных красноармейцев, ещё два командира лежали связанные рядом с ними, а двое стояли и разговаривали с немецким офицером.
Одного из командиров Сергеев узнал — это был генерал-майор К., начальник штаба того самого разбитого корпуса, где воевал капитан Сергеев. Генерал К. запомнился Сергееву тем, что был непримиримым и жестким борцом против врагов народа. Он был убеждён, что среди военных осталось ещё много недобитых — надо только лучше работать сотрудникам НКВД. И он лично будет содействовать их работе. Сколько красных командиров сгинуло в лагерях по его подсказке. Неужели все были врагами Советской власти?! Особенно сильно распекал попавших в плен. Вот, теперь сам попал в положение тех, кого недавно осуждал.
Нужно попытаться их освободить. Тем более, судя по расслабленному и беспечному виду немцев, они не ожидают ничего подробного. Так, немецкие солдаты, кроме офицера и пулемётчика стоят в стороне — их можно отсечь выстрелами. Пулемётчика уничтожить с помощью гранаты — там высокие бронированные борта — осколки не заденут наших. С немецким офицером посложнее, он стоит рядом с нашими командирами. Но они люди бывалые — сориентируются при звуке выстрелов.

Капитан распределил своих бойцов по секторам — кому какая цель. Особенная меткость требуется кто будет снимать пулемётчика. Он самый опасный. Надо точно в кузов бронеавтомобиля бросить гранату. С этим справится сержант Бурдин — он уже показал умение во время захвата грузовика в лесу.
— Сигналом будет взрыв гранаты! — предупредил Сергеев.
По отвесной траектории, через кроны низких деревьев, полетела граната пущенная умелой рукой сержанта. Раздался взрыв, выкинув из кузова пулемётчика и тотчас присоединились выстрелы, скосившие немецких солдат. Кинжальный огонь из двух трофейных автоматов не дал им ни малейшего шанса.
Только немецкий офицер пользуясь тем, что командиры закрывают сектор обстрела по нему, резво побежал в сторону леса. Сергеев, крикнув с собой ещё одного бойца ринулся догонять офицера. Но в это время раздался одиночный выстрел и боец бежавший рядом с ним, упал раскинув руки. Капитан обернулся — ведь там живых немцев не оставалось. Каково было его удивление, когда он увидел генерала К., целящегося в него из немецкой винтовки. Капитан быстро упал, и уже в падении пустил очередь в сторону генерала — думать было некогда.
К сожалению, благодаря предательству генерала, немецкому офицеру удалось уйти. Сергеев растерянным видом вернулся к броневику. Бойцы его тоже подтянулись, кроме одного убитого. Убитого своим же генералом. Надо было разобраться. Впрочем, разбираться с ним уже было невозможно — его бездыханное тело лежало рядом. Ситуацию прояснили два офицера, которые лежали связанные возле немецкого броневика. Один оказался комиссаром, а второй — командиром одного из полков корпуса.
— Этих троих тоже надо расстрелять, — сказали они, указав на группу командиров.
Оказывается, генерал К. и ещё трое командиров, находящихся в штабе корпуса, решили сдаться немцам. Этих — несогласных таким решением — избили, связали. В это время и застал их немецкий передовой отряд на бронетранспортере. Во время объяснения с гитлеровцами произошло нападение группы Сергеева.
Сергеев был ошарашен этим заявлением. В то время, когда он вместе со своими товарищами по оружию, бился с врагами не жалея жизни, генерал К. — этот непримиримый боец с врагами народа, вынашивал предательские планы вместе с другими командирами. Нет пощады истинным врагам Родины. Генерал К. получил уже своё. Теперь очередь оставшихся предателей. Бойцы беспрекословно привели приговор в исполнение. Затем, похоронив убитых, группа Сергеева вместе с освобожденными командирами двинулась снова на восток.
***
Впереди будут долгие четыре года войны. Там ещё будет место и подвигу, и предательству. И геройству, и малодушию. И храбрости, и трусости. Но одно будет знать Сергеев, что каждый найдёт своё: герои — всенародную любовь и память, а трусы и предатели — всеобщее презрение и забвение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *