Несдержанное обещание

У лежащего на журнальном столике смартфона засветился экран. Раздался двойной звук треснувшего стекла. Мужчина, не отрывая глаз от документов, взятых домой с работы, потянулся к столику, взял телефон и, тут же отложив бумаги, впился в экран. Там была только одна фраза:

*Нам не стоит больше встречаться!*

Мужчина ещё раз прочитал, будто проверяя себя: «Правильно ли я увидел?!» Затем его пальцы проворно забегали по экрану, но не успел отправить, как пришло следующее сообщение:

*Николай, чует душа, что ничем хорошим не закончатся эти встречи! Пойми!*

Николай нажал «отправить» набранный текст:

*Светочка! Я не понимаю! Что случилось?*

*Я устала от этих встреч где попало… То съёмная квартира, то гостиница, то машина…*

*Тогда давай встречаться в открытую*

*А это как ты себе представляешь?*

*Поженимся!*

*Ты вот всегда такой: всё на шутку поворачиваешь разговор! Не сегодня — так завтра, всё равно доведут до твоей жены про наши отношения. Да и она наверняка чувствует уже… Ты пойми, Коленька, я тоже не хочу засидеться в старых девах — надо создавать нормальную семью. Даст Бог, может, замуж выйду…*

*Ты, дорогая, сегодня не в духе, похоже… Давай продолжим разговор при встрече?!*

*А ты, Николай, как будто не читаешь мои сообщения! Мы не будем больше встречаться! Больше не пиши мне!*

Действительно, сколько бы сообщений ни отправлял Николай, все остались без ответа. Более того, она их даже не читала. Похоже, совсем отключила телефон.

***

Светлана, выросшая в сельской местности и привыкшая к людям обращаться «дядя», «тетя», после окончания института быстро забыла обращения по имени-отчеству. Только долго привыкала называть «Колей» Николая Сергеевича. Их отношения завязались после мероприятия, организованного в завершении одной из конференций. Николай Сергеевич на правах руководителя был председательствующим, а Света как молодой специалист в числе организаторов. То, что между ними зародились отношения, никто, кроме персонального водителя Дамира, не догадывался. Девушка, не знавшая мужской ласки до двадцатишестилетнего возраста, получила первые нежности от Николая. Даже не пыталась сопротивляться и не раскаивалась потом. Отдалась ему всей душой… Дальше покатилась любовь грешная по накатанной. Цветы, ласки, встречи, ласки, жаркие слова и снова ласки. И так почти через день.

Только в последнее время отец всё интересуется:

— Ты к кому так часто на свидания бегаешь по ночам, доченька?

— Да так, учились вместе в институте…

— Может, он найдёт время в дневное время, чтобы с нами познакомиться?!

Вот после этих слов и решила Светлана порвать отношения. Вчерашняя переписка далась ей с трудом. Лишиться Николая словно сердце вырвать из груди. Но, с другой стороны, она понимает, что его слова о женитьбе останутся лишь словами. С какой стати он должен разводиться, тем более что жена его — дочь одного из больших руководителей города. То, что у них нет детей почти десять лет — это ни о чём не говорит. Вон теперь всякие ЭКО делают, лечатся, в конце концов. Говорят, и его жена ходит на лечение. Опять поехала в санаторий, несмотря на зиму. Летом регулярно на морях.

***

Светлана, закончив работу, закрыла кабинет и выскочила на улицу, чтобы успеть на вахтовый автобус, который отвозил работников до центра. На улице было уже темно, поэтому она не заметила, как оказалась в чьих-то крепких объятиях. Родной, кружащий голову запах дал знать, что это Коля. И всё то, что писала накануне и передумала за день, забылось вмиг.

— Коленька!

— Светочка, родная! Как я соскучился по тебе…

— И я скучала… Будто целый год прошёл! Как я буду жить без тебя?

Николай ничего не ответил, потащил её за руку к стоящему на обочине автомобилю с незаглушённым двигателем. Сегодня Николай был без водителя.

Уже начало светать, но парные подушки на широком ложе словно не хотели отпускать влюблённых. Как Светлана не хотела отпускать Николая, так и Николай не имел желания уходить. Но было пора…

— Светочка, ты вчерашнее моё предложение о женитьбе обдумала?

Светлана молча усмехнулась, посмотрев в глаза любимого.

— Ну?!

— Коля, ты сам себя хоть слышишь? Немыслимое дело говоришь…

— Почему так говоришь, Светочка, милая? Или ты не веришь, что мои чувства к тебе настоящие? Я не вижу своего будущего без тебя, пойми!

— Николай!

— Послушай, милая. Как только жена вернётся из санатория, сразу подниму вопрос о разводе. Жизнь без детей словно мир без цветов. Я обследовался у врачей. Они заявили: «Твоей вины нет, причина в супруге». Я думаю, жена поймёт — не будет против развода!

***

Светлана, проводив Николая, осталась в глубоких раздумьях — не знала, что и думать. И так уже вторую неделю голова кругом. Хотя и не знала точно, но по всем признакам у неё наступила беременность. Николаю не стала говорить — неизвестно, что на уме у мужчин. Вдруг скажет: «Делай аборт!» А Светлана очень хочет родить от любимого человека. «Думаю, что все родные поймут. Только вот что скажет отец?» Для него, человека старой формации, появление ребёнка без отца — немыслимое дело. В его окружении это редкое явление и всегда осуждаемое. Отец более тридцати лет проработал директором школы.

— Яблоко от яблони далеко не падает! — сказал он однажды супруге с довольным видом. — Наша дочь — красавица. И работящая, как мать, а по уму как отец!

— Только к твоей дочке-красавице, похоже, парни боятся подходить! — не преминула та поддеть мужа.

— Парней вокруг — пруд пруди, только Светочка наша одна! Слушай, вот у нас отличный парень есть — Даниил. Ну, ты знаешь — сын Марины Васильевны, учительницы истории. Очень воспитанный молодой человек. В один год с нашей Светочкой окончил институт. Работает во второй школе физиком.

— Не знаю, не знаю… Если судить по тебе, то он не скоро ещё женится. Пока тридцать пять не стукнет — и думать не думай! — засмеялась женщина.

— То-то и оно! Не спешит… Я уже пробовал подкатить к нему… Говорит, мол, нет мыслей жениться… Да и на примете никого. Некогда — всё время занимает работа!

Вечером опять затеял разговор с дочкой о свиданиях. Начал издалека. Мол, он с матерью в возрасте, пора бы нянчить внуков. Не думает ли дорогая дочь о замужестве?.. Хватит уже в девах ходить… «Будто мои давешние мысли подслушал. Или Николай уже успел поговорить с ним?» — подумала испуганно Светлана. А сама спросила шутливо:

— Папа, а разве есть такие парни, которые подойдут твоей дочери?

— Как не быть? Есть! Например, Даниил! Очень хороший парень!

— Это который? — спросила Света, хотя сама уже знала, о ком идёт речь.

***

Николай сам не поехал встречать жену в аэропорт — отправил водителя. К завтрашнему заседанию бюро накопилось много нерешённых вопросов, поэтому сегодня надо проверить готовность, просмотреть заново подготовленные документы. Хотя старался не думать о предстоящем разговоре с женой, но время от времени, мешая сосредоточиться, возникала предательская мысль.

Николай встал, откинул документы на середину широкого стола, прошёлся из угла в угол, расчесывая пятернёй темно-русые волосы. Что ни говори, десять лет совместной жизни — это немало. Уже привыкли друг к другу — с полуслова, с одного взгляда понимающие люди они. Только почему-то Господь не дал им детей. Сам Николай вырос в большой семье, поэтому видеть пустоту в своём большом доме для него словно приходить в чужое жильё. Куда только не возил жену: и на море, и в санаторий, и к известным врачам. Даже однажды сводил к экстрасенсу.

— У тебя будет трое детей! — заявил тот.

— Нам бы хватило одного. Только свою кровинушку, продолжение рода…

***

Когда Николай вышел из офиса, стрелки часов показывали уже половину десятого вечера. Чтобы сбросить нервное напряжение, зашагал пешком. Вечерний воздух был свеж и приятен, будто вся природа вышла проводить Николая до дома. Не зря его любимая женщина любит писать стихи про осень. Некоторые Николай знает наизусть. Мысленно повторяя запомнившиеся строки, мужчина дошёл до ворот своего дома.

Не успел открыть ворота, как в его объятия бросилась безмерно радостная Фаина. Она, даже не накинув тёплого одеяния, выбежала ему навстречу.

— Николай! Ты не представляешь, какая радость у нас! Я беременна! Ты слышишь? У нас будет ребёнок!
***
— Мама!
— Да, доченька!
— Мамочка, почему у меня не получается веночек из цветов? Всё время рассыпаются…
— Доченька, ты неправильно выбрала цветы. Посмотри, вот какие хорошие стебельки. Давай помогу!
— Да, мамочка, помоги мне! С тобой так хорошо! Мама, у тебя такие мягкие руки, такие тёплые… Мама… Мамочка…
Осенние лучи солнца, проникнув сквозь щели в занавеске, нежно погладили, пощекотали щеки Светланы. Они будто говорили: «Всё! Пора вставать! Просыпайся!»
Только проснувшись, она не хотела отходить от сна, где была мама. «Эх, мама, зачем ты покинула нас именно в тот момент, когда ты очень нужна? С кем посоветоваться, с кем поделиться, мамочка? Что мне делать? Либо бороться за любовь, либо отдаться судьбе?!»
Николай пришёл через две недели и разорвал отношения, объяснив сложившуюся ситуацию в семье. Света почувствовала себя словно бабочка, попавшая в огонь. Сердце трепыхнулось и… замерзло. Ей было всё равно, что происходило вокруг.
Примерно через три дня пришли сваты от Даниила. Она не ответила: «Нет!»
Отец, чувствуя настроение дочери, прижал её к себе и сказал:
— Доченька, пойми, я не пытаюсь тебя силой выдать замуж! Сама решай! Ты для меня никогда не будешь лишней в этом доме! Впрочем, Даниил станет тебе хорошим мужем. Я знаю.
— Ладно, папа, я подумаю!
На самом деле, она уже решила для себя, как поступить! Оставшись наедине с Даниилом, не стала ходить вокруг да около, а заявила напрямик:
— Даниил, ты должен знать, что я ношу в себе ребёнка! Я беременна! Если ты готов воспитывать чужого ребёнка, женись на мне!
Даниил молча обнял её, прижав к груди.
«Смотри-ка ты, оказывается, умеет обнимать, а самому уже за тридцать — никак не мог жениться! Неужели меня ждал?!» — подумала про себя со смехом Светлана.
— Я согласен! Только у меня условие! — сказал Даниил.
— Какое условие?
— Родившемуся ребёнку я буду отцом! Об этом не должен знать никто!
— А если захочет узнать настоящий отец?
— Запомни, настоящий отец — это я!
Свадьбу справили в конце октября. Лежащий в утробе Светланы ребёнок обрёл отца, а Марина Васильевна — невестку. Через положенное время на радость двум семьям родились дети. У Светланы — дочь, а у Николая — двойня, сын и дочь.

***
Жизнь продолжалась. Марина Васильевна хоть и любила невестку, но однажды не преминула сказать сыну:
— Сынок, что-то не похож этот ребёнок на семимесячного. Твоя ли дочь? Говорят, что Света до тебя с кем-то встречалась!
— Это моя дочь! — сказал Даниил и вышел из дома, не желая продолжать разговор.

***
В том году проводилась всероссийская конференция в Москве. Делегатом избрали Светлану. Само собой, и Николай Сергеевич был в составе делегации. В поезде оказались в одном купе. «Специально так устроил, что ли?!» — подумала Светлана.
Нет, они и раньше встречались, но исключительно по деловым вопросам или случайно. Но кроме «здрасте-досвидания» разговоров не вели.
Когда поезд тронулся, Николай Сергеевич заказал чай в купе. Когда напиток принесли, обоим стало будто бы теплее, словно оттаяли замёрзшие сердца… Начал разговор Николай:
— Светлана, ты меня прости. Не живи с обидой на меня! Возможно, я в тот момент был неправ. Хотя ты умная женщина, всё поняла. Было бы предательством бросать беременную жену. Моя бы воля, я таких мужей, которые бросают беременных жён и детей, расстрелял бы!
— Очень любопытно, почему тебя до сих пор никто не расстрелял? — Светлана даже не заметила, как вырвался этот вопрос.
— А меня за что? — спросил удивлённо Николай. — Слава богу, я своих детей сам ращу! В планах есть ещё одного ребёнка родить! Если правда то, что однажды экстрасенс сказала: у меня трое детей будет — две дочери и один сын.
Не смогла Света сдержать слово, данное Даниилу перед свадьбой. Опять против её воли вырвалось:
— Экстрасенс была права: у тебя есть две дочери и один сын!
— Как это? Не понял…
— Надя — твоя дочь!
В это время Николай подносил чашку с недопитым чаем ко рту. От удивления он уронил её на пол. Чашка покатилась по коврику и, ударившись о металлический край сиденья, разбилась вдребезги. На шум прибежала проводница — купе было рядом, а дверь открыта — начала убирать, выговаривая что-то пассажирам. Но Николай её не слышал, в ушах звенели только три слова: «Надя — твоя дочь… Надя — твоя дочь… Надя — твоя…» Наконец, он очнулся:
— Света, думай, о чём говоришь! Разве так можно шутить?
— А чему ты удивляешься, Николай? Мы разве совершали только прогулки под луной?!
— Но ты же говорила, что предохраняешься… Значит, Надя — моя дочь! Ты почему скрыла, что была беременна?
— Хм, а если бы не скрыла, то что было бы? Неужели женился бы на мне?
И сама же ответила на свой вопрос:
— Нет, не женился бы! Да ладно… Что было, то прошло. Возможно, и во мне была вина. Ведь знала, что встречаюсь с женатым мужчиной. Иной раз думаю, что наша любовь была лишь страстью, а затем привычкой друг к другу…
— Нет, нет! Не говори так, Света! Это не привычка, а любовь. Я до сих пор тебя люблю! И ты любила — сердце нельзя обмануть!
Светлана, желая показать, что больше не хочет продолжать разговор, закрыла глаза и откинулась на спинку.
— А муж твой знает, кто отец Нади?
— Знает! Надя — его дочь! А Надин отец он! Другого отца у неё нет!
Светлана встала, одернула юбку и пошла к проводнице с просьбой перевести её в другое купе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *