Непреодолимое проклятие

Огромный четырехосный оранжевый грузовик, гружёный щебнем, несся на всех парах по Мамадышскому тракту вниз по наклонной дороге. Водитель отчаянно сигналил и «моргал» дальним светом, чтобы стоящие впереди автомобили, на светофоре у Константиновки — в метрах пятистах — уступили дорогу. Отказали тормоза…
В это время Вера с Ринатом бесились в салоне белого хэтчбека под сумасшедший ритм, синхронно качая головами в такт агрессивной музыке Serious ft. Mr. Shakes & Kromabis. Басы из специально установленного сабвуфера, казалось, сотрясали под автомобилем землю. Пару не интересовали ни осуждающие взгляды, ни возмущенные размахивания руками из окон соседних машин. Им нет дела до других людей. Лишь Ринат изредка бросал взгляды на светофор, чтобы рвануть первым. Если бы он только взглянул на зеркало заднего вида…
Многотонный грузовик буквально смял в гармошку и отбросил на несколько десятков метров плод инженерной мысли немецкого автопрома и помчался дальше, окатив асфальт осколками битого стекла, пластика и кусками металла….
***
Все началось пять лет назад. Никогда не жаловавшаяся на здоровье мама Дины, которая гостила у неё, вдруг слегла. Сетовала на страшную головную боль. Заподозрив кровоизлияние в мозг срочно вызвали бригаду «Скорой помощи», но медики отвергли этот диагноз и посоветовали провести обследование по месту жительства. Сделав обезболивающий препарат, который помог, наконец, уснуть пожилой женщине, врач собрал свою сумку и пошёл к выходу. У дверей задержался и, будто что-то вспомнив, сказал:
— Вот что… Рекомендую с обследованием не затягивать. Если состояние не улучшится к утру, то необходима серьезная диагностика. Сейчас трудно судить, — не вижу никаких симптомов. Возможно, обычная мигрень. До свидания!
— Спасибо, доктор!
Дина заглянула в комнату, где спал бесконечно дорогой для неё человек. Чтобы не потревожить ее сон, тихонько прикрыла дверь. В своей комнате нашла в списке телефонных номеров знакомую фамилию.
— Ольга Георгиевна, здравствуйте! Это Дина! Ну, помните, мы с вами знакомились в Оперном театре на спектакле?
— Конечно, помню, Диночка. Что случилось?
— Вы уж простите, что приходится обращаться по делу. К вам, —врачам, чаще с горем, чем с радостью…
— Говорите, Дина, внимательно слушаю.
— Понимаете, Ольга Георгиевна, у меня мама заболела. Вызывали скорую только что. Они порекомендовали обратиться в поликлинику по месту жительства.
— А что с вашей мамой?
— Страшные головные боли. Прямо места себе не находит. Никакие анальгетики не помогают. Вот, после укола уснула, наконец.
— Она ходить может?
— Нет, Ольга Георгиевна. Как легла, так и лежит. Я ничего не понимаю…
— Хорошо, Дина. Сейчас пришлю участкового врача.
— Может быть завтра?! Она только уснула.
— Окей, записываю вас на девять утра. Ждите.
— Спасибо, Ольга Георгиевна!
К ночи, когда действие обезболивающего лекарства закончилось, женщина проснулась и стала стонать так громко, что разбудила Дину. С этого момента пошли тревожные, нетерпеливые минуты в ожидании утра: «Скорее бы пришла участковый врач…»
Доктор, несмотря на молодость, внушала доверие своими действиями: сняла уличную обувь, прошла в ванную комнату помыть руки, щупала пульс, смотрела зрачки, язык, стучала молоточком, измеряла давление… В общем, всем видом и действиями показывала профессионализм и крайнюю озабоченность.
— Как фамилия бабушки?
Дина назвала. Участковая достала какие-то бланки и стала их заполнять. Дочери больной женщины, измученной ночным бдением и ожиданием, не терпелось узнать решение:
— Что у нас, доктор?
— Сейчас…
Участковая закончила писать и, отложив бланки, ответила:
— По всей вероятности у вашей матери опухоль. Поэтому я вам выписала направление в стационар. Учитывая её положение, к вам подъедет машина «Неотложки» и отвезет до места.
Точного диагноза доктора так и не поставили. МРТ обследование показало, что действительно имеется новообразование в мозгу. Мама Дины категорически отказалась от операции на голову. Даже не разрешила сделать биопсию.
— Будь что будет, дочка… Я уже пожила. Не хочу быть вам обузой. Прощай.
Через десять дней пожилая женщина умерла, не приходя в сознание.

***
Если бы только Дина знала, что эта трагедия в её жизни лишь первая в череде ужасных событий?! После этого происшествия гибель близких людей стала преследовать её со зловещим постоянством.
Не успела Дина оправиться от похорон матери, как в середине осени, когда уже заканчивался дачный сезон, произошла еще одно несчастье. Старшая сестра Дины сгорела на пожаре у себя в загородном доме. Супруг её был в это время на рыбалке с детьми. Когда приехала пожарная машина, все уже было кончено. Пожарные вынесли тело женщины на виду у мужа, которому только и оставалось упасть на колени и, обняв ничего не понимающих детей, не по-мужски заплакать.
Через несколько дней после похорон позвонил отец Дины:
— Доченька, может быть, приедешь? Есть разговор…
Он, после смерти супруги, жил один в своём доме. Несмотря на многократные приглашения Дины переехать к ней, только качал головой. Мужчина был суровый с молодости. Частенько прикладывался к бутылке. В эти моменты попадало ремнем и матери, и маленьким девочкам. Хотя потом, протрезвев, понимал, что поступал неправильно, и принимался извиняться, заглаживать свою вину: то платья купит, то сладости, а один раз даже самокат притащил. Но, стоило выпить, все повторялось заново. По этой причине Дина всегда чувствовала некоторое отчуждение к отцу. Вот и сейчас находила себе любое занятие и причину, лишь бы не видеться с ним. «Завтра поеду… Может послезавтра…»
Ах, как она потом мучилась угрызениями совести, но было уже поздно. Отца нашли мертвым. Он повесился на том самом ремне, от которого нередко доставалось Дине в детстве.
«Прошу в моей смерти никого не винить. Не вижу смысла жить. Я никому не нужен. И в жизни много сделал ошибок, и смерть моя бессмысленна… Прости меня, дочь! Береги близких!»
Не уберегла. Не смогла уберечь… После смерти отца, опустошённую душевно женщину, ждало ещё одно испытание.
Обычно детей и в школу, и в садик возила сама Дина. Но в тот день было очень снежно и гололедица, поэтому она практически заставила мужа, опаздывающего на работу, забрать старшего сына. Хотя и тот, и другой сопротивлялись:
— Дорогая, я опаздываю!
— Мамочка, можно я сегодня не пойду в школу?
Но Дина была неумолима. Первоклашку Романа сама на руках отнесла в машину. Только не знала в тот миг, что отправляет их в последний путь.
Это время не помнила толком Дина. Всё прошло как в тумане: похороны, слёзы, плачь… Потом долгое время находилась в клинике. Впрочем, и после лечения почти не выходила из дома, стала нелюдимой… Только её единственная отрада, её единственный родной человечек, пока ещё мало что понимающий младший сын Даниил заставил Дину возвратиться к жизни. Ради него вернулась на работу, ради него привела себя в порядок, посвятила всю оставшуюся жизнь ему.
И вот теперь опять …
— О, господи! За что мне такие испытания? Почему ты меня так мучаешь? Возьми меня, только оставь моего ребенка! Пусть он будет жив! Пусть будет! О, господи!
Дина давила на педаль газа изо всех сил, разгоняя мощную машину, будто на соревнованиях. Сидящая за рулем женщина не видела и не слышала ни других машин, ни тревожные сигналы клаксонов, ни визги тормозов… Она гнала на грани безумия. Но хватило ума притормозить на большом перекрестке. К несчастью машина нашла всё-таки препятствие: хлопнула подушка безопасности, послышался скрежет металла об металл. Невольно «встретившийся» на перекрестке хозяин джипа налетел на Дину сотрясая кулаками. Но женщина ни какого внимания не обращала ни на ругань, ни на размахивания руками. Оттолкнув мужчину со всей силой, устремилась на середину дороги. Пока второй участник ДТП успел что-либо понять, Дина запрыгнула в первую попавшуюся машину и уехала.
Так опасно поступать на дороге заставил Дину звонок, несколько минут тому назад прозвучавший на рабочем месте:
— Тётя Дина! Даниила сбила машина!
— Ка-аак? Кто это?
— Это Тимур, ваш сосед. Даниил переходил дорогу. Я не успел задержать. Его увезли в больницу.
В больнице Дина на коленях умоляла медсестер, чтобы допустили к сыну. Но они были категоричны:
— Вам туда нельзя, женщина! Он в реанимации. Успокойтесь! Давайте мы вам капли накапаем?! Все будет хорошо! Посидите вот здесь, на диване.
Вышедший через несколько минут из реанимационной палаты врач заявил, что Даниил в коме, идёт борьба за его жизнь. От этих слов у Дины подкосились ноги и она, схватившись за грудь, сползла на пол.
Когда очнулась, поняла, что находится на больничной койке. Кажется, чувствовала себя лучше. Видимо, сделали какой-то укол. Но тотчас вернувшаяся мысль о судьбе маленького сына начала пульсировать в голове: «За что?» Опять заныло под сердцем…
Ведь всего лишь пять лет назад Дина была счастливейшим на свете человеком. Рядом любимый муж, здоровые дети, поддержка родителей, благополучная сестра с семьёй. А теперь у единственного оставшегося в живых родного человечка жизнь висит на волоске…
— Здравствуйте! Можно войти?
У двери палаты стоял высокий черноволосый с сединкой на висках мужчина. Он кого-то напоминал, но Дина никак не могла вспомнить. Женщина волей-неволей кивнула. А что делать, если он уже на середине палаты?
— Меня зовут Игорь. А вы, если не ошибаюсь, Дина?
— Я вас не знаю. А знакомиться нет желания.
— Я хозяин того джипа с которым ваша машина столкнулась сегодня.
— А-аа… Вы меня простите, пожалуйста. Я не знала, что творю. За причиненный ущерб заплачу сколько надо. Ещё раз, простите!
— Вы думаете, что я вас разыскал ради этого? Признаюсь, в момент аварии много плохих слов было сказано в ваш адрес. Простите меня! Я думаю, что вы меня понимаете. Сами подумайте: неожиданно врезается машина, а хозяйка, вместо того, чтобы разобраться на месте, отталкивает меня и уезжает неизвестно куда. Я сначала подумал, что вы сумасшедшая. Трудно считать умной человека, бросающего на дороге машину с открытой дверью и ключом в замке. Только потом… Когда я всё узнал…
— И что вы узнали обо мне?
— Всё! И то, что вы потеряли близких, и что ваш сын находится в реанимации…
— Откуда?
— А разве это важно?
— И всё-таки…
— Узнал по номеру машины ваше имя, где работаете… А остальное не так уж и трудно. Вы насчёт машины не беспокойтесь! В надёжном месте. Как отремонтируют, можете забрать. Вот ключи.
— Спасибо большое.
— Может быть, вам ещё чем-то помочь?
— Спасибо вам за все, Игорь. Только вы мне уже не поможете. И машина не нужна, и сама жить не хочу!
— Почему вы так говорите? Вот увидите, все будет хорошо!
— Мой сын в коме…
— Знаю. И понимаю ваши мысли. Только надежду никогда не следует терять.
— Я уже ни на что не надеюсь. Ни от жизни, ни от бога не жду пощады. Он у меня забрал всех близких. Кроме сына никого не осталось. Все погибли трагической смертью. Если еще и Даниил, то… Я наложу на себя руки.
— И всё же, Дина, я думаю, что вы должны держаться… Вы когда-нибудь обращались к экстрасенсам? За несколько лет потерять почти всех близких, — уму не постижимая вещь. Может они смогут прояснить ситуацию?
— Я не верю экстрасенсам, колдунам и колдуньям. Если бы они могли помочь, то все люди на свете жили бы счастливо.
— А я верю. Однажды моя сестрёнка, узнав про одного экстрасенса, заставила меня пойти к нему. Это была молодая женщина, довольно симпатичная. Я еще подумал тогда, мол, что она может знать? Её саму надо учить! Задавала мне ничего не значащие вопросы. Сама отвечала на мои. Все её ответы я посчитал совпадением. В конце встречи решил спросить про своё будущее. Она внезапно замолкла на некоторое время, а затем заявила: «У тебя в жизни будет большое трагическое событие. Потеряешь близкого человека. Это перевернёт всю твою жизнь. И оправишься ты от этого не скоро». Понятное дело, что я не поверил ей. А через месяц попал в страшную аварию. Рядом сидела моя любимая девушка, с которой мы должны были пожениться. Все произошло так быстро, что я почти ничего не помню. Очнулся только в больнице. А моя девушка умерла до приезда «скорой». Вы представляете, что я пережил тогда? Не мог думать ни о чём, кроме той злосчастной аварии. В смерти любимой винил только себя, хотя экспертиза показала, что виновата встречная машина. «А если бы ехал с меньшей скоростью? Повернул бы руль в другую сторону? И вообще, в тот день не нужно было никуда ехать…» Мысли «если да кабы» роем вертелись в голове каждый день. Не выдержав их натиска, поехал снова к той женщине-экстрасенсу. «Ну что? Рада? Все твои предсказания сбылись!» — накинулся я на неё. Слышал раньше, что ворожеи могут наколдовать человеку плохое. «Я не в чём виновата, — сказала мне девушка спокойно. — Обычно мы, если видим нехорошее событие, стараемся не сообщать об этом. Не знаю почему я тогда сказала вам. Но имейте в виду, что даже если бы тогда не случилась авария, всё-равно потеряли бы свою Гульнару. Может быть позже. Что поделаешь, Господь некоторым дает короткую жизнь».Слова экстрасенса нисколько меня не успокоили. Я не поверил ей. Желая найти успокоение, съездил на кладбище, затем решил проведать родителей Гульнары. Дома была только её мама.
— Я слышала, что ты сильно убиваешься по поводу аварии, — сказала она, вытирая слезы краем платочка. — Только я хочу открыть один секрет. Гульнара была больна. Неизлечимо больна. Требовалась операция заграницей на фантастическую сумму. Ты извини, что скрыли это от тебя. Так захотела Гуля. Боялась тебя потерять. «Придет время, я сама скажу!» — заявила она. Но вот случилось то, что случилась. Не захотел Аллах продлить её дни. Нет дня, чтобы мы не плакали, вспоминая её. Здесь нет твоей вины, Игорь. От судьбы не уйдешь… Ты еще, молодой, забудь Гульнару, строй свою жизнь.
Нет, я не смог забыть Гулю. Мне уже тридцать пять будет, а своей семьи не построил. Прошло какое-то время, втянулся в работу, открыл свой бизнес, появились деньги. И однажды услышал по телевизору, что маленькой девочке по имени Гульнара требуется финансы для проведения операции. Решил разыскать и помочь ей. Признаюсь, многие мои родные и знакомые были против этого. Получалось, что все деньги, которые я заработал, потратил бы на лечение больной в Израиле. «Ты пойми, — говорили мне. — Эту девочку ты совершенно не знаешь. Неизвестно поможет эта операция или нет.» А она выздоровела! Представляете мою радость? В прошлом году пошла в обычную школу. Когда я вижу, как она бегает по двору вместе с другими ребятишками, слёзы наворачиваются на глаза от радости. Моя душа успокоилась. Считаю, что свой долг перед Гульнарой я выполнил. Вот такие дела, Дина. Может быть я вам тогда, в момент аварии, показался злым, но поверьте, не такой уж я зверь. Конечно, сначала хотел найти вас и проучить, но, узнав вашу судьбу, дал себе слово помочь. Если нужны деньги для лечения вашего сына, скажите!
— Пока врачи ничего не говорят. Главное, чтобы он остался жив.
— Может и вас свозить к этой ясновидице?! Иногда чудеса случаются, даже когда не ожидаешь…
— А давайте съездим, Игорь! Мне уже терять нечего!
***
Экстрасенс принимал у себя в квартире на втором этаже недалеко от железнодорожного вокзала. Было немного смешно наблюдать, как она водила тонкими бесцветными пальцами по принесенной фотографии. В квартире был полумрак, в углу горела свеча, а еще Дина заметила у порога метелку, поставленную вверх «ногами». Ясновидящая пошептала какие-то слова, затем заявила, что мальчик находится между жизнью и смертью. И причиной этого является проклятие, наложенное другой ворожеей.
— Какое проклятие? Я ведь всю жизнь жила, не причиняя никому вреда. Какой у меня есть грех?
— Успокойтесь! — сказала ясновидящая. Затем поводила рукой по её голове, едва касаясь пальчиками. — Погодите! Это проклятье было предназначено не вам. Вспоминайте! Вечеринка… Зима… Иголка… Где-то пять лет назад.
У Дины потемнело перед глазами. Ведь действительно было так. Подруга Вера позвала навести порядок в её деревенском доме перед юбилеем отца. С очень большим нежеланием она согласилась помочь, — было много дел в своём доме, но что поделаешь, ведь всё-таки попросила подруга детства, хотя и непутёвая.
И вот, засучив рукава, принялась за уборку в чужом доме. Когда протирала от пыли косяк двери, в палец Дины воткнулась иголка. Она еще тогда удивилась, мол, кто сюда иглу воткнул? Помазала палец йодом на всякий случай и продолжила прибираться…
— Но это же несправедливо! — воскликнула Дина. — Как это так? За что?
— Успокойтесь. То, что сделано нельзя вернуть назад. Проклятие может снять только тот человек, кто это сделал. Я могу сказать, где эта ворожея живет. Поезжайте туда без промедления. Пока ещё есть время…
— Что случилось? — спросил Игорь, увидев выходящую из подъезда Дину со слезами на глазах. — Сказала что-то плохое?
— Надо ехать немедленно! — сказал Дина, садясь в машину. — По дороге расскажу.
***
— А-аа… Явилась, наконец!
С такими словами встретила хозяйка Дину на пороге своего частного дома. Если бы сказали что нужно выбрать человека на роль Бабы-Яги, то это седовласая пожилая тщедушная женщина подошла бы как нельзя лучше. Что-то притягательно-отталкивающее было в облике этой ворожеи: на худом морщинистом лице инородным элементом торчал большой горбатый багровый нос с темной родинкой на кончике; удивительным контрастом молодо сияли глубоко посаженые черные глаза. Они, обрамлённые седыми ресницами и нависающими длинными бровями, казалось, насквозь видели собеседника. Дине стало неуютно не только от окрика колдуньи, но и от этого всепроникающего взгляда.
Для того, чтобы попасть в этот дом пришлось ехать в «Марийку», а это почти сто километров, потом целый час отстоять в очереди. Никогда Дина не думала, что такие люди пользуются успехом. Увидев вереницу машин на половину улицы, она заявила:
— Игорь! Я боюсь! Давайте вернемся в Казань!
— Ну что вы, Дина! Столько километров отмахали. Вот, у меня есть термос с кофе, выпейте, а я пойду займу очередь.
Через час Дина была уже во дворе деревенского дома. «Баба-Яга» принимала на веранде за столом, где горела большая толстая свеча.
— Стой где и стоишь! — крикнула ворожея. — Не вздумай перейти за порог. Ну что? Дошли, наконец, мои проклятья? Приехала спасти свою никчемную жизнь? Не-еет, ты сначала потеряешь всех близких и родных. Помучаешься, и лишь потом…
— Но вы ошибаетесь! — воскликнула, собрав все силы, побелевшая Дина.
— Я не ошибаюсь! Это из-за тебя моя внучка погибла. Это из-за тебя мой род прервался. Сколько слёз мы выплакали, сколько горя ты принесла в мой дом… А теперь ты горюй, Вера, теперь ты плачь!
— Но я не Вера! Я Дина!
— Как? Я сегодня раскидывала карты. «Тот, кого ты прокляла, появится у твоего порога», — вот что сказали мои карты.
— Да, я именно та, кого вы прокляли. Потеряла всех близких. Но я не Вера.
— Подожди! Ну-ка заходи сюда. Садись за стол. Расскажи все как было!
Дина рассказала подробно. По мере рассказа у этой женщины, похожей на упыриху, появились слёзы на глазах.
— Как же так? Значит я… Невинных людей… Твоя подруга Вера заворожила парня моей внучки Ирины. Дело шло уже к свадьбе, а тут появляется Вера. А внучка моя была уже беременна. Денно-ночно плакала. А через две недели после расставания наложила на себя руки.
— А в чём здесь вина Веры? Это, наверное, Ринат виноват. Если бы он любил вашу внучку, не бросил бы её.
— Нет, любил её Ринат! Мы тоже думали, что его родители будут против такого брака. Но он стоя на коленях поклялся, что любит Ирину. Только появилась Вера и приворожила его. Слабый был духом Ринат — поддался её чарам. А Ирина была наша единственная внучка.
Действительно, Дина вспомнила, как Вера говорила про парня, что он отличная кандидатура в женихи. Только, мол, какая-то марийская девчонка про меж них болтается, но ничего, она откроет глаза Ринату и его родителям. Не прошло и месяца, как отгуляли шумную свадьбу. Живут теперь припеваючи в отдельном доме. Только детей до сих пор нет.
— Господь бог и так наказал Веру. Как бы ни старалась, детей в семье нет.
— Нет! Этого мало! — от взгляда старухи повеяло холодом. — Надо их заставить гореть в аду!
— Что вы за человек? — Дина вскочила на ноги, будто пытаясь напасть. — Столько безвинных людей погубили! И еще собираетесь…
— Успокойся, дочка, — сказала ворожея тихим, но зловещим голосом. — Твой сын в моих руках! Не забывай!
Дина, собрав все силы в кулак, нависла над старухой:
— Не трогайте моего единственного сына! Сколько нужно еще жизней погубить, чтобы вы насытились? Ради бога, прошу вас, не трогайте сына!
— Не волнуйся! Сделаю, что смогу! Просить прощения уже поздно. Проклятие могу убрать, но это не просто. Невозможно снять, но можно изменить направление.
— Не понимаю…
— Если твой сын останется жить, значит кто-то должен умереть! Кто должен, наверное, понимаешь…
Старуха разразилась мелким противным смехом. Затем внезапно прервала хихиканье и, уставившись пронзительным взглядом, заявила:
— Если проклятье оставлю без адресата, то оно вернется ко мне…
— Может, есть другой способ? — спросила Дина. Ей становилось то жарко, то холодно. Если еще полчаса здесь посидит, то точно упадет в обморок.
Старуха не ответила, лишь отметающе махнула кистью руки. Дина медленно встала и пошла к выходу, чувствуя холодок в спине. Не оборачиваясь, дошла до машины и нырнула скорее в ее нутро. Только здесь дала волю слезам; мелкая дрожь сотрясало всё ее тело. Не стала отвечать и на расспросы Игоря.
— Потом, сейчас нет сил, — сказала она. На самом деле боялась. Боялась за судьбу сына. И не до конца поверила словам колдуньи.
***
Через несколько дней Даниил пришел в себя, а через неделю уже мог самостоятельно ходить, хотя врачи утверждали, что может быть придется передвигаться на коляске всю жизнь. Игорь, на радостях решил съездить к старушке, чтобы отблагодарить, но вернулся с известием о кончине упырихи три дня тому назад. Дина очень обрадовалась этому известию. Значит, старуха не захотела забирать чужую жизнь. За прошлые грехи отдала себя в жертву…
Игорь теперь часто бывает у Дины с Даниилом. Женщина, хоть и сохранила теплые чувства о бывшем муже, но радуется, что рядом появилась опора в жизни. Однажды, во время совместного ужина, зазвонил домашний телефон.
— Я возьму! — воскликнул Даниил и подбежал к аппарату. — Алло! Да! Мама, это тебя.
— Да, слушаю!
Звонок был из деревни:
— Привет, Дина! Представляешь, что сегодня было? Стоим мы на светофоре. И тут в рядом стоящую машину ка-ааак врежется грузовик. Как в кино… Машинку эту отбросило аж на двадцать метров. Слава богу, водитель успел выскочить. А мы-то с Ринатом сидим такие, слушаем музыку, балдеем… А если бы грузовик взял чуть правее? Представляешь? Короче, сегодня у нас второй день рождения! Алло, Дин! Ты слушаешь?
— Слушаю, Вера, слушаю… — ответила Дина грустным голосом. — Вам несказанно повезло! Живите долго! Будьте счастливы! А меня, извини, ждут. Прощай, Вера!
— Дина! Дина! — послышалось в трубке. Но Дина нажала на отбой.

Добавить комментарий