Харитон и домовой

Была привычка у Харитона по той или иной причине кем-то забытые вещи подбирать да возле своего дома в переулке складывать. Деревенский люд посмеивался над его повадками, но пользовался.
— Домового-переулочного привечаешь к себе, Плюшкин! — говорили ему.
А Харитон только рукой махал на это, но не переставал таскать к дому утерянные вещи. То санки подберёт, то кусок трубы, то колесо. Один раз даже телегу притащил с поля — кто оставил, неизвестно. Мелкие найденные вещи складывал на эту телегу.
Кому чего в хозяйстве надо, приходили к харитоновскому переулку. Или находили свои утерянные вещи, или подбирали подходящие для дела. Только сам Харитон никогда для своих нужд оттуда не брал.
— Испытывал уже, — говорил он. — Как что возьму из найденного, так вдвое больше теряю.
Как-то по зиме Харитон чуть не угорел в бане. В то время он ещё был в силе — любил париться подолгу. Поэтому особо никто и не хватился, когда его долго не было. Однако чей-то неожиданный ночной стук в окно: «Подберите Харитона!» — поднял всех домашних и помог спасти замерзающего в снегу.
Харитон ещё помнил, как парился на полке, но то, как очутился за дверью бани в снегу, из памяти отшибло. Это было дивом не только для виновника, но и для других. Только мудрые деревенские старики поговаривали:
— Не зря ты домового привечал! Он добро помнит!
— Это он тебя спас! Как пить дать!
Хотя Харитон в никаких домовых не верил, но промолчал. А односельчане привыкли к тому, что, если имеется пропажа, иди к дому Харитона.
Когда старший сын Александр женился, настала пора его отделить. Для этой цели у Харитона давно был припасён за огородом добротный сруб. Поставил он дом для сына рядом со своим. Прямо на том переулке, куда по обыкновению собирал всякий найденный скарб. Получается, что перекрыл дорогу к роднику для деревенских. Конечно, к источнику можно пройти и другим путём, но мимо дома Харитона было привычнее. Годами ходили по этому пути. Да, какой там годами — сотни лет: сколько помнят себя старики, столько и ходили по этому переулку.
Сосед — татарин дед Хамай пытался увещевать Харитона:
— Этот переулок остался ещё со времён наших дедов-прадедов. Большой грех ты делаешь, Харитон! Не дело это — переулок закрывать. Разве мало места у нас в селе?
— Ты, конечно, ладно говоришь, дед Хамай… Вот для меня — это не ладно. День ли, ночь ли — всё по этому переулку народ ходит. Молодёжь собирается. Шумят, песни орут. Днём дети толпятся. Вон, всю картошку мою истоптали — в прятки играют. Опять же живность заходит — Дарьина коза повадилась каждый день в мой огород запрыгивать через забор. Все ходят по этому переулку, а заботы всё равно только на мне. Кто-нибудь чинил забор, кроме меня? Вы так и норовите на меня повесить заботу по ничейному переулку. Лучше уж пусть будет огородом сына, чем ничейным переулком.
— Коза — это шустрое животное, но только тут коза ни при чём, Харитон! Не трогай переулок. Есть там хозяин. Есть!
— Не хочу сына далеко от себя отпускать. У тебя ведь сын тоже рядышком дом поставил.
— Но я не перекрывал переулок!
— Да ладно, дед Хамай… Если бы не дорога на кладбище, ты бы тоже давно перекрыл.
Тут к беседующим подошёл, опираясь на свою неизменную палку, дед Василий — ровесник Хамая. В прежние времена — в молодости — они были чуть ли не врагами. Ухаживали за одной и той же девушкой. Несмотря на то что Хамай был пришлым в этом селе, но в любовном споре победил и остался жить здесь. Со временем былая вражда сошла на нет, и теперь Василий с Хамаем не разлей вода. Да и соседи к тому же.
— Слышь, Василий, я говорю, грех это — переулок перекрывать, — сказал Хамай при виде старого соперника.
— В самом деле, Харитон, ты что затеял? Это же памятное место. На этом переулке всё наше детство прошло. Это ж место свиданий всей сельской молодёжи. Можно сказать, что переулок этот всё село создавал. Не знаю почему, но всех сюда тянуло на свидания…
— Да потому что тут домовой живёт, — сказал дед Хамай.
— Домовые живут в доме, Хамай, — сказал важно дед Василий. — Бери выше. Тут хозяин переулка живёт — переулочный. Он хозяин переулка и главный над домовыми.
— Вы мне тут сказки не рассказывайте, деды! Будто другого места нет для свиданий. Память, видите ли… Да кому нужна эта память теперь?!
— Грех творишь, Харитон…
Не послушался их Харитон: взял и закрыл памятный для сельчан переулок. Поставили дом, и стала жить в нём молодая семья.
От того, что исчез маленький переулок, в селе жизнь не остановилась. Но стало уже по-другому. Не было веселья, как прежде, у дома Харитона. Не шептались по ночам молодые, не звучал днём детский смех. Не заросла только тропа на противоположном переулке, в сторону кладбища. Только у проходящих туда были иные мысли, иные разговоры.

***
Но молодые недолго радовались семейному счастью в новом доме. Сын Харитона Александр угодил в тюрьму. Ночью совершил ДТП со смертельным исходом — наезд на пешехода. «Не видел, темно было» — не вышло пользы от таких оправданий. Посадили да ещё материальный ущерб пришлось выплачивать семье погибшего.
Харитон после этого события вспомнил слова соседей. «Грех это» — говорили они тогда. Даже не раз задумывался над тем, чтобы снова открыть переулок. На самом деле открыл бы, да только там дом стоит. Разве что разобрать и на новом месте поставить. Харитон — старый мастер, но силы и энергия уже не те.
«Вот вернётся сын, тогда и придумаем что-нибудь», — решил он для себя.
Тем временем младшая дочь, живущая в городе, приобрела новую квартиру. Вернее сказать, продала старую — купила с большей площадью.
— Для вас есть отдельная комната, приезжайте — живите у нас, — сказала она старикам. — И внуки будут под присмотром. Не понравится здесь жить — уедете обратно.
Недолго посовещавшись с женой, Харитон согласился. В самом деле, поживут на старости лет на готовеньком. Была ещё одна причина для переезда. В последнее время Харитону снится один и тот же сон. Просыпается от нехватки воздуха. Будто во сне на грудь наваливается домовой и смотрит пристально в глаза. Харитон пытается сбросить того, но сил не хватает даже руку поднять. В последний раз проснулся от того, что жена стала тормошить его, испугавшись необычно громкого и надрывистого храпа мужа.
Такие видения во сне бывали и раньше. Но как прочитает «Отче наш» — отпускало. А теперь чуть ли не каждую ночь повторяется. Оттого стал Харитон подумывать, не «переулочного» ли работа?! Невзлюбил Харитона за то, что переулок перекрыл. Мало того, стал мужик забываться — иной раз не знает даже, где находится. Потому сборы были недолгими. Заодно и врачам покажется.
Только переехали в город, будто рукой всё сняло — зажили спокойно некоторое время. И Харитон воспрял духом, и дети-внуки радовались. Решили, что воздух в старом доме не подходит Харитону.
— А давай, дед, мы тебе новый домик построим в другом месте. Ну, поменьше, конечно. Не такие хоромы, как у тебя, — предложил однажды зять.
— Да ты что?! Думаешь, дом построить — это легко? Нужны средства, материалы…
— Говорят, что скоро опять деньги будут менять. Лучше уж вложить в дом, чем хранить под матрасом — сгорят ведь!
И то верно — у Харитона были деньги, отложенные на «чёрный день». Задумался.
— Были б только деньги, а остальное беру на себя, — заверил зять. — За пару месяцев поставлю домик для двоих.
В самом деле, времена сейчас ненадёжные. Деньги могут обесцениться, а дом останется. В эту ночь опять приснился домовой. Навалился, сдавил грудь, как клешнями, и проговорил:
— Прежде чем начнёте стройку, освободите переулок! Иначе не видать вам покоя…
Зять, увидев, как тесть проснулся без настроения, посмотрел внимательно и, подумав, что тот сомневается в решении своём, сказал:
— Не сомневайся, дед, через недельку выйду в отпуск. И, бог даст, начнём!
Харитон промолчал.
Через несколько дней пришла весть о том, что вернулся, отсидев свой срок, Александр. Харитон засобирался обратно в деревню.
— Вы бы обождали пару деньков, отпуск скоро, я говорил, — сказал зять. — Вместе бы поехали.
— Нет, сынок, ты заканчивай свои дела спокойно. А мы со старухой поедем на автобусе. Ты только отвези нас до вокзала.

***
Когда Харитон озвучил идею строительства дома, Александр почесал затылок и сказал:
— Сын просит мотоцикл. Да и долгов набралось в моё отсутствие. Дом крепкий ещё. Зачем нужен новый дом? Старый ещё полвека простоит.
— Внук обождёт с мотоциклом. Да и я особо не стремлюсь в новый дом. Перво-наперво надо твой дом убрать с переулка. Вот что я думаю… Все наши беды из-за него — домового-переулочного.
— Ты что, батя?! Как это убрать? А раньше, до строительства, нельзя было продумать?!
— Раньше ума не хватило. Предупреждали меня старики, да я не послушался. Разгневал хозяина переулка. С той поры нормального сна нет. И ты в тюрьму попал. Тебя забрали — ни с того ни с сего сарай сгорел… Надо нам исправить ошибку.
— Глупости не говори, батя! — взорвался Александр. — Какие домовые, какие хозяева переулка?! Я тут хозяин. Это мой дом, а не домового! Ты мне тут сказки толкуешь, а у меня других проблем выше крыши. Моё слово: нет!
Хотя Александр сердился на отца, но и его временами стал беспокоить домовой. От старика, видать, отстал. Харитон больше не просыпался от нехватки воздуха. И поэтому про новый дом больше не заикался.
Когда Александр решил поддаться на уговоры сына о покупке мотоцикла, домовой в этот раз приснился ему:
— Загубишь сына, если купишь мотоцикл! Открой лучше переулок. А как немного поумнеет — купишь. Пускай нынче летом на комбайне с тобой поработает!
Не внял вещему сну Александр — через некоторое время сын стал обладателем собственного мотоцикла. Чуть какая оказия — прыг на мотоцикл. Надо, не надо — за рулём. Вечером в клуб, всю ночь девчонок катает. Дай волю, и спать будет рядом со своим железным конём. Думаете, образумился, когда началась деревенская страда? Какой там! Всё на мотоцикле своём туда-сюда, туда-сюда…
Однажды мать отправила для Александра, который на комбайне работал на дальнем поле, обед через сына. Тот лихо подъехал на своём мотоцикле к полю, но, увидев, что отцовский комбайн начал скашивать в валку с дальнего конца, решил обождать. Прилёг на покос и стал наблюдать за облаками. То ли отец задержался, то ли уставший был после ночных гонок, но подросток задремал. Тем временем комбайн приближался. Александр увидел одиноко стоящий мотоцикл, а сына не приметил.
— Куда этот мальчишка делся? Мотоцикл бросил, сам куда-то запропастился… Странно… — говоря себе под нос и оглядываясь по сторонам, Александр вёл комбайн, пока не уткнулся колесом машины в какое-то препятствие. Комбайн заглох.
— Что за день сегодня? Постоянно ломается…
Каково же было его удивление, когда под жаткой в полуметре от колеса обнаружил мирно спящего сына. Что остановило машину, непонятно. Чуть не поседевший от ужаса и неминуемого горя, Александр, разбудив непутёвого сына, сначала надавал ему тумаков, затем обнял и горько заплакал.
— Ты же был в полушаге от смерти, сынок! Разве можно быть таким беспечным?!
Впрочем, это событие не стало уроком для подростка — он всё равно нашёл свою смерть через некоторое время, на полном ходу врезавшись на мотоцикле в КамАЗ.
Не выдержав очередного горя, Харитон залёг. Помучался несколько дней и помер. Александр после похорон близких загрузил весь домашний скарб в грузовик и переехал жить в соседнюю деревню. Теперь и он верил, что причиной всех бед были козни домового.

***
Много воды утекло с тех пор. Александр и сам стал стариком. А нынешняя молодёжь в его родной деревне и не знает, что там когда-то был переулочек, ведущий короткой дорогой к роднику. А Александр частенько вспоминает то время. Горестное время.
В родительском доме давно живут другие люди. А его дом так и пустует, перегораживая забытый переулок.
Однажды к утру ему приснился сон. Будто к нему пришёл домовой-переулочный в виде седобородого прихрамывающего старичка.
— И здесь не даёшь мне покоя! — вскричал Александр. — Какую месть хочешь теперь получить?
— Куда же мне идти? — спросил в ответ старик. — Я не мстил и не думаю о мести. Лишь от горя всё время пытался отгородить вас всех. Жить просто негде. Сил негде набрать. В тот раз пытался остановить комбайн, вот — повредил колено. Поэтому не смог догнать мальчонку на мотоцикле перед столкновением. Молодёжь ведь как ветер, разве за ними угонишься?! До сих пор хромаю. Хоть бы какой переулочек без хозяина нашёлся — некуда приткнуться. Вот приглядел за вашими огородами закуток красивый, с видом на лес. Может, туда меня пустите на старости лет?
— Прости… Хоть запоздало, но прости… — прошептал Александр.

***
Через несколько дней дед Александр принялся за дело. Перенёс забор в глубь своего участка, с помощью своих внучков скосил траву, выровнял кочковатую землю, утрамбовал. Красиво получилось. Если встать от дома чуть правее, открывается такой красивый вид на лес через переулок — загляденье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *