Пути, и вечно странная… Земля обетованная…

(Отредактированная версия)

На этот раз, для выбора какого-нибудь эпиграфа я после
Небольших раздумий решил: а напишу-ка я лучше
Всё-таки просто: — Фантастика…

1

Уже третий день они шли по этой дороге под довольно мелким, но так и не прекращавшимся дождём, к которому уже даже как-бы и привыкли, как кстати и ко многим несколько неожиданным «ляпам» и «фокусам», которые эта дорога частенько любила выкидывать, и которых за время путешествия по ней им удалось пронаблюдать весьма немало.
Да, и вот и эти последние три дня их пути всё время моросил этот мелкий, но так и не прекращавшийся дождь, и только сегодня утром, когда они вылезли из своих спальников и Альберт, первый кто выглянул из палатки, потом вышел, и около минут походив около их ночлега опять заглянул в палатку и с небольшой улыбкой сказал: — Ну а что ведь я говорил вчера вечером, — да, и вот этот дождь уже и кончился.
И когда все вылезли наружу и не без небольшой улыбки увидев наконец-то снова синее безоблачное небо сев около входа минут двадцать просидели, покуривая сигареты и после небольшого совещания решили, что сделают-ка они здесь небольшую стоянку, и что это будет сейчас совсем не лишним… И немного поговорив и посоветовавшись трое из них поднялись и отправились на сбор сухих веток, а Альберт нырнув в палатку стал распаковывать съестные запасы и походные принадлежности.
Да, и когда минут через двадцать трое добытчиков вернулись к стоянке, на расчищенной для костра площадке уже стояли их чайник, два заслуженных походных котелка, рядом с ними стоял расшнурованный мешок с провиантом, а рядом с ними возвышалась хоть и не такая уж большая, но всё же вполне приличная стопка из сухих сучьев и веток, которые успел до их прихода насобирать и сам Альберт.
Подошедшие остановились, уложили на землю большие охапки сучьев, веток и высохших стволов, вполне годящихся для хорошего стояночного костра, которые они насобирали за это время и опустились на расстеленные Альбертом походные коврики кивнули в его сторону и немного улыбнулись: — Да, а где ты успел наломать этих сучьев?
И крайний из них, Эдгар потрогал рукой только что собранную и аккуратно уложенную Альбертом стопку вполне приличного сушняка, стоявшую с краю просторной расчищенной площадки, посередине которой как обычно располагалось небольшое углубление и место для костра.
— Да так, походил здесь в округе, за холмом, да и наскрёб немного… Да, а ваш урожай, — и он кивнул на большую кучу стволов и веток, принесённых друзьями, — да, неплохо, и сейчас у нас запаса этого хвороста уже примерно дня на три-четыре, не меньше.
— Да, ты прав, похоже где-то так.
— Ну что-ж, а раз уж мы добрались до этого вполне приличного местечка, то давайте-ка мы тут немного остановимся и передохнём? И лучше не два три дня, как собирались сначала, а дней пять — семь, — костёр, палатка, лагерь…
— Ну что-же, ну что-же, а пожалуй…
— Да что там размышлять, ведь по крайней мере неделя или даже дней десять небольшого лагеря, чтобы хотя-бы просушиться и немного передохнуть после хождения по этим топям…
— Ну что-же, добро, неделю — так неделю, и если с солнцем будет всё нормально, то может быть и немного побольше.
— Ну что-же, давайте рассчитывать так. Ведь последняя большая стоянка у нас была у Старого Сухого Лога, да и ещё и небольшой привал на один день, который мы сделали чуть больше недели назад. Да, так что сейчас мы вполне можем немного и совершенно спокойно отдохнуть. Ведь после этого топанья под дождём небольшая стоянка, чтобы подкрепиться и поставить кое-где заплаты нам совсем не помешает. И ведь идти-то нам ещё пока вполне и вполне прилично.
— Да, и ведь дорога-то эта отнюдь не совсем простая… Да, у нас на Земле таких штучек не встречается. Да и здесь из местных далеко не каждый рискнёт даже и подойти к ней близко, если она вдруг окажется в его местности, да, не говоря уже о том, чтобы отправляться по ней в какое-нибудь путешествие… Да уж, эта дорога, дорога… Да, и ведь из последнего большого города, к которому эта дорога нас подвела мы вышли уже две недели назад.
— Э, подожди, Рэд, не две, а две недели и пять дней назад.
— Да брось ты ехидничать, Дэйв, хотя если быть точнее, то можешь тогда прибавить что три дня мы немного передохнули на стоянке у Старого Сухого Лога. Да, и ещё на один день мы сделали небольшой привал чуть больше недели назад.
— Ну ладно тебе, я же это примерно.
— Да, из последнего города мы вышли почти на рассвете, и после этого — ни одного жилого дома. Да, и до ближайшего города нам идти ещё примерно где-то дней 12.
— Да брось ты, пожалуй даже и все две недели.
— Да, и это в том случае, если эта дорога не станет выкидывать различные фокусы… Ну, хотя-бы вроде тех случайных деревень и посёлков, в которых можно в принципе и задержаться на несколько часов, но только не на ночь.
— Да, а то тогда тоже можно будет исчезнуть куда-нибудь вместе с этим городком или посёлком, а потом если очень повезёт, то оклематься и прийти в себя уже где-нибудь в предгорьях, километрах в 600 — 700 оттуда и километрах в 50 от ближайшего жилья…
— Ну да, это если повезёт, — усмехнулся Эдгар, — но только так везёт не всем и не всегда.
— Да уж, не говори. Дорога, Дорога…
Они замолчали, посидели минут 10 молча греясь под уже весьма поднявшемся десятичасовом утренним солнцем и первым поднялся Альберт и улыбнувшись кивнув своим спутникам, подошёл к небольшой стопке дров и добродушно сказал: — Ну что-же, давайте приступим потихоньку к костру и нашим походным запасам, а то ведь в последний раз мы ели горячую пищу четыре дня назад, так что я считаю это нам сейчас ничуть не повредит.
И он подошёл к середине площадки с небольшой разровненной им выемкой посередине, положил туда две таблетки сухого горючего, накидал на них мелких веток, а подошедший следом за ним Дэйв уже разламывал сухие и высокие сучья и ветки и укладывал подровненные дрова рядом с начинавшим потихоньку разгораться костром, над которым вполне привычно колдовал Альберт.
И через час с небольшим рядом с большим и широким костром дымились их полный заваренный чайник и два прокопчённых дорожных котелка, — один с только что прокипевшей похлёбкой и второй, — с весьма благородным походным блюдом из консервов с макаронами.
И через довольно небольшой отрезок времени уже просто уговорившая половину приготовленного компания сидела и полулежала около большого и снова разгоревшегося костра потихоньку подливая себе чаю и покуривая сигареты, а невдалеке от них, внизу, примерно в 200 метрах от их стоянки была очень хорошо видна и эта, проходящая куда-то и в совершенно неведомые дали Дорога.
Да, Дорога. Эта длинная, длинная Дорога, неизвестно где начинающаяся, и совершенно неизвестно где кончающаяся…
Да, и когда «как будто бы случай» чуть больше месяца назад свел их вместе в 500 километрах отсюда, в большом и втором после столицы городе Альбарде, блестящем разноцветными витринами огромном мегаполисе с разрисованными автобусами, автомобилями и пёстрыми толпами неспешных граждан, откуда им и пришлось уже через две недели в довольно срочном порядке и под покровом ночи очень быстро и незаметно убираться, чтобы избежать встречи с уже объявившими на них «охоту» сотрудникам Государственной Инспекции по Надсмотром над Гласностью и Безопасностью, у которой все они довольно быстро умудрились оказаться под «самым колпаком», хотя как только они успели их так быстро и совершенно неожиданно нащупать — так и осталось для всех четверых беглецов совершенной загадкой и недоумением — ведь они все считали, что ещё по крайней мере пол года — год они могут совершенно спокойно не опасаться каких-либо проверок или каких-либо претензий со стороны властей…
Но так или иначе, им всем и в довольно срочном порядке пришлось выбираться по ночным окраинам из Альбарде, и уже отойдя километров на 10 от города и остановившись чтобы немного передохнуть Эдгар, отошедший тогда немного дальше от их стоянки чтобы разведать обстановку довольно быстро вернулся обратно, и когда он немного взволнованно и даже несколько заикаясь поведав свою новость троим оставшимся на привале друзьям, то просто привёл их всех в довольно-таки сильное и немного неоднозначное недоумение… Да, а всё дело было в том, что примерно в 150 метрах от их стоянки он просто наткнулся на… На эту ровную, песчаную, с двумя накатанными колеями и небольшими песчаными бугорками по краям Дорогу. Да, эту Дорогу, которой в тот вечер (а если точней — уже почти под утро) угодно было оказаться в окрестностях города Альбарде, да и ещё и примерно в 150 метрах от стоянки совершенно неожиданно оказавшихся «вне закона» беглецов…
Да, эта Дорога, Дорога, которая просто так обычно никогда не появляется…
И они посидели минут десять, и решили что пожалуй только эта дорога им сейчас и остаётся… Дорога, где они будут по крайней мере в полной безопасности, а в службе Госбезопасности они скорее всего через месяц или немногим больше просто попадут в списки без вести пропавших, и скорее всего уже не существующих граждан, ставших жертвой какой-нибудь катастрофы или попавших под какой-нибудь оползень…
Да, что что, а эта Дорога умела скрывать следы всех, кто зачем-то, или почему-то отправлялся по ней в путешествие…
Да, а что касается наших путешественников… То Альберт ещё где-то года два назад стал вдруг как-бы случайно вспоминать, как-то видеть во снах, делать какие-то рисунки, изображавшие какие-то местности и пейзажи и совершенно неожиданно для себя вышел на какой-то слой памяти, где были и совсем другие люди и события, и совершенно другая страна, и что планета эта называлась Земля, что он был одним из начальников геофизической кафедры в одном из НИИ в Новосибирске, и как его однажды по очень важному звонку вызвали в Москву, где его ожидали… Да, и этот вид из окна его поезда, подъезжавшему уже где-то к Нижнему Новгороду, и после этого… И поле этого воспоминания обычно как будто бы чем-то обрывались, и он опять сидел в своей большой холостяцкой квартире в центре Барагда, где он работал старшим инженером в отделе Коммуникаций и Мостовых построек, да, в Барагде, где он провёл и детство и юность, и беззаботные вольные студенческие годы, и после этого… Да, а о родителях ему известно было только то, что когда ему было только три года, то они отправились в экспедицию в один из горных районов для спасательных и восстановительных работ на одной из подстанций, и откуда они уже не вернулись… Внезапный горный обвал, тогда погибла почти половина всех выехавших специалистов, так не пройдя и половины той горной дороги… И всё остальное время он жил всё в том-же Барагде, окончил институт с отличием, получил хорошее место работы… И — вот ещё одна его жизнь, которая постепенно, но всё явственней и явственней стала, стала просыпаться в его воспоминаниях… Да, и что были ещё такие города как Москва, Новосибирск, Ташкент и Прага, что был такой институт… Точнее, он был, но не совсем такой, а более современный и более совершенный, и как они последнее время долго и упорно работали над несколькими и очень важными темами… Да, и что там, в каком-то загадочном и затерянном посередине больших и дремучих лесов Новосибирске у него остался сын, которому сейчас должно уже исполниться 12 лет и который уже давно ждёт, ждёт, когда он вернётся… Да, и тут, когда его воспоминания доходили до этой точки, как будто бы какая-то прозрачная и невидимая преграда останавливала их и он опять оставался в довольно современном стеклянно-бетонном Барагде, где каждое утро ездили поливальные машины, отлично работали метро и аэропорт, почти везде зеленели газоны очень часто украшенные несколькими скульптурами посередине небольших площадок, весьма аккуратно обставленных по краям скамейками…
Да, наверно не стоит и говорить, что он не раз и не два пытался как-нибудь вспомнить и как-нибудь приподнять эту невидимую прозрачную завесу, за которой явно что-то было, но он вдруг однажды и очень ясно понял, что всё это пока что просто бесполезно, а когда это будет надо, то тогда вся эта завеса сама просто-напросто исчезнет…
Ну а что касается Эдгара, Рэда и Дэйва, то и у них были точно такие-же истории… Да, только Эдгар раньше жил и работал в Москве, Рэд — в Лондоне, а Дэйв — в Нью-Йорке…
Кстати, когда все они чуть больше месяца назад встретились в одном из кафе в Альбарде, куда они зашли вообще-то просто переждать небольшое народное волнение, которое происходило тогда на улицах этого города, и где было уже довольно много народа, они как-бы сразу «узнали» друг друга, и сначала разговорились сидя за одним из крайних столиков Эдгар с Альбертом, а потом, когда примерно минут через 25 к их столику присоединились также, как-то «случайно», если даже не как-то телепатически встретившиеся и познакомившиеся в большом людском потоке по дороге к этому заведению Рэд и Дэйв, то когда они тоже подсели к столику, за которым уже весьма оживлённо разговаривали Альберт и Эдгар, они познакомились, немного переговорили и заказали ещё по одному ланчу с холодными коктейлями. Когда этот заказ принесли они склонились вчетвером за своим столиком и где-то примерно около часа о чём-то тихо, и по возможности наиболее понятно и подробно о чём-то говорили. (Вообще-то тогда они по очереди, и почти что сразу после знакомства и нескольких обычных предварительных речей вообще то… Вообще-то просто стали рассказывать своим соседям свои истории, в которых очень часто мелькали такие названия как Москва, Минск, Прага, Нью-Дели, Лондон, Мельбурн и Нью-Айленд). После этого разговора они заказали ещё один такой-же ланч с коктейлями и провели там ещё где-то около часа, а когда все волнения на улице закончились ещё раз оглянулись, ведь все они только сегодня прибыли в этот город (что вообще-то почти у всех у них получилось просто случайно). Так у Альберта шла вторая неделя его отпуска, и он решил заглянуть сюда и задержаться на пару дней немного побродить и посмотреть очень большое и живописное Альгарское озеро, и сегодня утром снял номер в одном из местных туристических отелей. Ну а остальные же трое оказались здесь в общем-то и вовсе случайно, — у Дейва внезапно сломалась машина, Эдгар был здесь проездом, а Рэд приехал из-за какой-то весьма странной телеграммы, в которой говорилось что его завтра на улице такой-то, и в доме таком-то будет ждать кто-то из его очень и очень давних знакомых… Да, но как только он приехал, то почти сразу-же и в первом же почтовом бюро узнал что в этом городе нет ни такой улицы, ни такого дома… И он хотел уже было отправляться обратно, как вдруг внезапно начавшиеся случайное народные волнение не повлекло его дальше по улицам, пока он не столкнулся в этой толпе с точно таким-же рассеянным Дэйвом, и после примерно 30 минут которые они провели проталкиваясь и переговариваясь в этой толпе, в которой они успели уже немного переговорить, познакомиться и выяснить что многое и многое им обоим, как это не странно но очень и очень знакомо… Да, и пока они не заметили немного приоткрытых дверей этого кафе, куда они зашли и немного осмотревшись просто не смогли не заметить и как-то особенно выделить из всей собравшейся публики сидевших и беседующих друг с другом Эдгара с Альбертом, которые тут-же обернулись и дружески кивнув только что вошедшим переглянулись и пригласили их за два свободные места за их столом…
И когда все волнения на улице закончились и наша довольно неплохо познакомившаяся и успевшая обо многом переговорить компания вышла на уже опустевшую улицу, то немного лучше знавший эти места Альберт пошутил и предложил им поселиться в той-же, стоящей совсем недалеко оттуда гостинице, где как раз рядом с его номером имелось ещё несколько таких-же свободных номеров. Не стоит пожалуй как-то особенно отмечать, что вся остальная тройка новых друзей тотчас с радостью согласилась с этим дружелюбным предложением, и через сорок минут все они уже осматривали свои новые номера, где они и оставались всё то довольно-таки небольшое время, пока им под покровом ночи и в весьма спешном порядке не пришлось убираться из этого города, после чего они как раз просто-напросто и наткнулись на эту, совершенно неожиданно здесь очутившуюся и совсем не простую Дорогу…
Да, а эта Дорога просто так обычно никогда не появлялась… Да, и особо долго им выбирать тогда вообще-то просто не пришлось. Да, хотя о чём, о чём, а об этой Дороге каких только слухов, рассказов и страшилок только не было, но и другого выбора у них вообще-то тоже не имелось. Во всяком случае Дорога для начала заметёт все их следы, и если эта Дорога сейчас перед ними появилась, — то уже наверняка не просто так… Да, что-же, а потом была эта Дорога.

2

Да, и вот они сидели на выбранном ими для стоянки холме, рядом слегка потрескивал сучьями костёр и внизу, примерно в 200 метрах от их стоянки была очень хорошо видна и эта самая Дорога…
Да, дорога, дорога, неизвестно где начинающаяся, и совершенно неизвестно где кончающаяся, и совершенно неизвестно куда, и в какие дали ведущая… Да, эта дорога, о которой ходило столько различных слухов и сказок, которой очень часто пугали на сон самых провинившихся детей, и которую каждый более и менее трезвый прохожий обходил очень и очень далеко стороной, если просто не убегал, испугано открещиваясь на ходу — (ведь кто знает, если вдруг остановишься — то дорога тогда просто заберёт случайно зазевавшегося прохожего к себе, — и тогда — всё, конец)…
Да, дорога, дорога, о существовании которой знали просто все, но которой не было ни на одной карте, дорога, которая один день пролегала в одном месте, а через несколько дней была уже в 70 — 80 километрах от этого места, да, эта дорога, которая появлялась где хотела, и исчезала когда угодно, и можно было только приблизительно попытаться угадать, где-же и когда она соизволит появиться в следующий раз…
Ну что-же, а так как их эта Дорога просто «пригласила», то они, как и все удачливые путники, которым тоже выпадала такая-же честь совершенно спокойно продвигались всё дальше по этой дороге, и дорога всегда вела и выводила в те края и места, куда каким-то путникам зачем-то было надо… Да, дорога отнеслась к ним весьма радушно, и вот они уже почти месяц путешествуют задерживаясь на стоянки в тех некоторых больших городах, к окраинам которых эта дорога их весьма осторожно выводила. Да, но мы однако не можем тут немного особо не отметить и то, что и на самой этой дороге частенько появлялись и не совсем обычные города, а такие, «почти что настоящие», «муляжи» или «фантомы» в виде небольших деревень, городков и посёлков, располагавшихся прямо на её обочине, и в которых больше нескольких часов лучше было не задерживаться, да, в них можно было купить и пополнить запасы продуктов и нужных дороге вещей, но — ни в коем случае не стоило там задерживаться на ночь.
Ну, а что касается настоящих, и порою весьма больших городов, где путникам можно было спокойно снять номер в гостинице и недели полторы — две отдохнуть от этой ходьбы, то к ним дорога никогда напрямую не выводила, а просто пролегала в нескольких километрах от них, и когда уже немного отдохнувшие и посвежевшие путники опять возвращались к своему пути, то всегда находили дорогу на том-же месте, где примерно они с ней прощались. (Да, кстати мы тут можем заметить, что таких остановок на их пути было уже 7, и последняя, седьмая протянулась у них почти где-то около недели из-за довольно-таки сильных и весьма затянувшихся проливных дождей). Да, и во время этой последней стоянки у них произошло и небольшое, но весьма немаловажное собрание-совещание — куда, и хотя-бы примерно когда эта дорога… Да, когда-же она их куда-то приведёт, где это может быть, в каком примерно городе, или местности… Да, это совещание было довольно-таки долгим, но в результате, так и не придя к единому решению в вопросе, примерно похожем на разнообразные попытки вычисления того, сколько же всё-таки может быть дырок в мыльных пузырях в весьма и весьма мыльном растворе они уже решили вообще-то кончать этот, и вроде бы выдавшийся пустым разговор… Пока вдруг все четверо не замолчали, и промолчав несколько минут переглянулись… Переглянулись… (Да, по небольшому секрету мы можем здесь сообщить, что у каждого перед глазами в этот момент появился этот, немного заснеженный и лежащий в довольно-таки глубоком горном ущелье посёлок, находящийся в горах почти у самой границы и что посёлок этот назывался Изышь, и туда они должны будут добраться вообще-то примерно уже к самому началу октября)… Да, так они и узнали, куда-же всё-таки ведёт их эта дорога, и куда им собственно было надо… Да, и там, около этого посёлка… Да, и там, как будто бы эта невидимая плёнка, не пропускавшая их память приподнялась, и каждому из них вспомнилось большое и блестящее здание Московского Центра, группа людей, обступившая их и проводящая уже последний инструктаж, потом ещё одна, и ещё более большая группа людей, провожающая их, и как они выходят за ограду небольшого зелёного внутреннего дворика этого большого зелёного парка и по широкой, обсаженной липами и тополями дороге в окружении этой группы провожающих подходят к большим широким ступеням главного входа, поднимаются, заходят внутрь… Да, и ещё всем почему-то и как-то особенно запомнилось то, каким мягким и лёгким в тот день был провожающий их тёплый, изредка немного качающийся легким южным ветром этот ранний летний Московский воздух… Да, и вот и этот горный посёлок Изышь, и что всё это должно было закончиться там, и только там…
Костёр мерно потрескивал сухими сучьями, лёгкий ветер слегка шевелил листвой деревьев, на солнце было уже где-то около 25 градусов, что очень радовало после трёхдневного дождя, под которым им пришлось пробираться по этой дороге, и хотя стоял уже последний месяц лета, ясные солнечные дни как обычно продляться здесь где-то до самой середины октября, это было совершенно обычно. Да, только где-то примерно две неделю как прокашлял их дорожный приёмник могут пройти серьёзные три или четыре дня с большими дождями, но к этому времени они уже дойдут до последнего большого густонаселённого города на их пути, Кангара, который стоит почти на самой границе. Там они ненадолго остановятся, а после этого на их дороге начнутся уже весьма высокие горы, и если идти и дальше вверх по этому пути, то где-то через три недели они уже можно будет подойти и к самому перевалу. Да, но только идти там им нужно будет не три недели, а только две…
Но а пока время показывало где-то начало первого, чай в большом чайнике был ещё довольно горячим и вставший со своего места Альберт слегка потянулся, встряхнул головой и подойдя к наспех собранной поленнице отобрал десятка два сухих стволов и сучьев и положив их около костра кивнул Рэду и Дэйву, и они втроём довольно быстро приготовили вполне приличную кучу ровных дровней, и подкинув в костёр небольшую охапку не очень крупного сушняка опять опустились на свои места. Закурив по сигарете все пару минут помолчали, глядя как огонь быстро подхватывает эти подкинутые сучья, а потом Эдгар немного потянувшись зевнул и сказал что где-то через полчаса, минут через сорок нужно будет приступать к приготовлению обеда.
Альберт посмотрел на безоблачное небо, ещё пару раз затянулся сигаретой, и с улыбкой взглянув на сидящую компанию немного про себя проговорил: — Ну что, а кто у нас сегодня будет ответственным за приготовление обеда?
Все немного переглянулись, и почесавшись решили как всегда в таких случаях бросать жребий. И через пару минут уложив и перемешав в кепке Альберта четыре бумажки, на двух из которых были нарисованы 0, а на двух других — цифры 1 и 2 стали по очереди их вытаскивать. И как это не странно, и в который уже раз участь следить за костром и котелками опять выпала Рэду и Дэйву, которые немного почесались, потом зевнули и посмотрев на своих коллег со вздохом кивнули, а Дэйв немного что-то проворчав взглянул на сидевшего рядом Рэда и спросил: — Ну что, осилим?
— Да что уж там, в первый раз, что ли… Ну что-же, давай тогда через полчаса и приступим. Благо консервов у нас достаточно, — и кивнул на стоящий недалеко внушительный мешок с припасами.
— Ну что-же, давай, — согласился Дэйв, — хотя и везёт-же всё-таки, уже пятый раз подряд участь опять выпадает на нас.
— Ну, уж знаешь… А когда Альберт и Эдгар девять дней подряд занимались этими припасами, они относились к этому вполне спокойно.
— Ну ладно, теперь наш черёд. Уж что-нибудь придумаем что можно будет приготовить из этих запасов. Да, и надеюсь, что голодными мы здесь не останемся.
— Да, и я тоже, — ответил их диалогу Эдгар, вытащил из своей пачки сигарету и щёлкнув зажигалкой выпустил довольно густой клуб синеватого дыма, немного задумчиво промолчал, а потом не торопясь и обращаясь к Альберту и Дэйву продолжил: — А кстати, вы знаете, что довольно недалеко от нашего лагеря, примерно в 700 — 800 метрах, вон там, за той небольшой рощей мы с Рэдом наткнулись на очень неплохой и быстрый ручей, и когда Рэд прошёл немного по прибрежным камням, то почти сразу-же вытащил из воды вот такую вот рыбину, и после небольшого совещания он немного усмехнулся и выпустил её обратно в воду, сказав что чего, чего, а и таких небольших, и гораздо более больших и настоящих форелей здесь просто столько…
— Э, да она в том месте перед изгибом у камней просто кишит, — ответил с улыбкой Рэд, — да и что, что, а на небольшую и приличную уху и жаровню мы на этой стоянке можем вполне рассчитывать.
— Так, это пока я хлюпал по тому болоту в поисках какого-нибудь приличного сушняка, то значит просто не добрался до того места и повернул тогда к лагерю, хоть и видел, как вы там махали мне руками… Но я тогда просто подумал, что это был ваш знак возвращаться… — произнёс с небольшим вздохом Дэйв.
— Да, мы хотели позвать тебя, но увидев что ты повернул и пошагал к лагерю тоже решили что пора возвращаться, а уж что-что, а немного пополоскаться и порыбачить в этом ручейке у всех у нас ещё будет вполне достаточно времени.
— Да нет, Рэд, а вообще-то это даже не ручей, а хоть и небольшая, но всё-таки речка, — с небольшой улыбкой поправил его Эдгар, и потом кивнув Альберту закончил: — Да, и кстати мы ещё по дороге рассуждали, как это обрадует сидящего в лагере Альберта.
— Да уж, не говорите, что, что, а это он любит. Да, Альберт?
— Ну что-же, если это недалеко от лагеря, и как сказал Эдгар, то Рэд там успел почти сразу-же вытащить довольно немаленькую рыбину, то тогда сегодня вечером давайте сходим и посмотрим на эту речушку, и вроде-бы с чем, с чем, а с чистой водой и всякими рыбными запасами у нас на этой стоянке проблем не должно быть. Да, и спасибо тебе Эдгар, что ты припомнил мою небольшую и старую страсть к рыбалке, о которой я иногда рассказывал, и которая у меня ещё с детства.
— Да уж что что, а эту твою привязанность к рыболовству мы наблюдаем почти на каждой стоянке, около которой находится хоть какой-нибудь водоём или водоток, в котором водится хоть что-нибудь чешуйчатое и трепыхающееся.
— Ну что-же, тогда сегодня вечером мы все вместе сходим и посмотрим на эту речушку, — ответил Альберт, закурил ещё одну сигарету, дотянулся до чайника, налил себе остатки чая и вставший со своего места Рэд поднял чайник, и сказав что неплохо бы его ещё раз заварить наполнил водой и повесил над костром.
И через 20 минут Рэд и Дэйв уже начали потихоньку заниматься приготовлением нехитрого обеда, а Эдгар с Альбертом стали вытаскивать и просушивать на солнце некоторые немного отсыревшие во время этого путешествия под дождём вещи из их снаряжения.
И где-то примерно через час с небольшим их котелки и прокопчённый чайник уже были сняты с костра, и разлив по мискам весьма аппетитно попахивающую похлёбку, в которой можно было рассмотреть и довольно большие плавающие куски с ветчиной,
и ещё кое-что, что Рэд всегда добавлял в первые блюда вся компания с немалым удовольствием отдала должное этой стряпне, (это была их первая за четыре дня нормальная горячая еда), а потом подошёл черёд второго, за которым следил Дэйв, к немного поджаренным макаронам с консервами. Ну, вся компания приступила за них почти сразу-же, и минут за 25 довольно-таки большой котелок, недавно снятый с костра был уже пуст…
После этого вся компания перекурила, и разливая чай и передавая друг другу коробку с сахаром и банку с молоком понемногу переговариваясь была уже укрыта тенью от стоявших неподалёку деревьев, и Альберт немного подумал и всё-таки слегка зевнув и улыбнувшись поднялся, и чуть нагнувшись юркнул в палатку, и через 3 минуты вылез оттуда, держа под мышкой матовую бутылку с очень приличным вином весьма хорошей выдержки, которое у них хранилось для особых и наиболее ответственных случаев и улыбнувшись сказал: — Ну что, а против этого надеюсь никто возражать не будет?
— Да что ты, Альберт решил немного поискать кое-что в особых запасах, которыми он заведует!
— Ну что-же, и я вообще-то считаю, что сделал это сейчас как раз кстати, да, и считаю себя уполномоченным, и объявляю эту нашу стоянку уже открытой!
И на эту его небольшую речь сразу-же послышалось дружное трёхголосое «ура». И где-то через пол часа, уже отдав символическое должное этому благородному согревающему и ещё раз повесив над костром чайник все четверо поудобнее устроившись и прислушиваясь к потрескиваниям сучьев разгоревшегося костра потихоньку обсуждая планы на ближайшее будущее их стоянки решили что где-то в половину шестого для начала они сходят и осмотрят эту речушку, которая протекает недалеко от лагеря, а завтра и послезавтра немного полазают по этому сосново-буковому лесу, который начинался с небольшой, но довольно широкой рощицы примерно в 300 метрах от лагеря, а заодно проверят эти места на наличие в них грибных запасов.
Да, и где-то в начале шестого они разлили по маленьким серебряным стаканчикам последнее содержимое этой старой бутылочки с особой выдержкой, ароматом и привкусом, посидели немного у дымящегося костра, и выкурив по сигарете переглянулись, потом посмотрели на Альберта и когда он утвердительно кивнул в ответ все вместе поднялись и пошли вслед за Эдгаром, который довольно коротким и ровным путём вдоль совсем неприметной со стороны ложбины вывел их к этому всё-таки всё же широкому водному потоку. Там они ни немного поговорили, и после недолгих совещаний Рэд не поленился, разделся, вошёл немного поёживаясь в воду, и дойдя почти до середины, где вода доходила ему уже до груди попробовал промерить глубину дальше, и на несколько секунд скрывшись под водой вынырнул, потом вернулся к тому месту где стоял и негромко крикнув остальным что дальше глубина уже гораздо больше слегка оттолкнулся, и лёгким кролем поплыл к дальнему берегу. Подплывая к нему он снова попытался встать на дно, но там ему просто пришлось всплывать на поверхность, и крикнув друзьям что глубина там больше двух метров проплыл ещё немного, и примерно в десяти-двенадцати метрах от берега наконец встал на ноги. На этот раз вода снова доходила ему почти до груди. Он неспешно выбрался на противоположный берег и усевшись на прогревшемся песке обратившись к внимательно наблюдавшим за ним друзьям сообщил что здесь чуть-чуть не доходя середины уже начинается достаточно приличная глубина, и кончается она только где-то около противоположного берега. Стоящие на другом берегу товарищи переглянулись и Эдгар подытожив это небольшое молчание выразительно взглянул на смотрящего на них издалека Рэда и улыбнувшись сказал: — Ну что-же, в последний раз мы принимали что-то вроде ванны в небольшом озере полторы недели назад, и с тех пор кроме проливных дождей никакого приличного душа у нас вообще-то не имелось…
— Так, и ты нам предлагаешь…
— Ну что-же, так давайте хоть немного смоем с себя всю грязь, осевшую на нас за 10 дней, а завтра утром возьмём мыло и небольшие тёрки-мочалки и устроим небольшой банный день.
— Эге, а это просто превосходно, — ответили ему Дэйв и Альберт, начиная скидывать походное снаряжение, и когда все трое вошли в воду с улыбкой наблюдавший за ними Рэд подождал пока они отойдут немного поглубже, и слегка махнув рукой сказал: — Так, а вот с этого места вы все спокойно можете уже и нырять.
Что все трое остальных с превеликим удовольствием и сделали. И с огромной радостью поныряв и поплескавшись вместе с присоединившимися к ним Рэдом они в отличном настроении вылезли на берег, и расположившись на песке слегка пошутили что этот «ручеёк» вообще-то оказался глубиной с хорошую большую речку.
— Да, и кстати, а вот за тем перекатом, где я утром наткнулся на весьма приличную стайку форели эта речушка делает поворот, и как обычно на таких речках с сильным течением около поворотов и изгибов бывают и довольно глубокие ямы.
— Ну и прекрасно, вот это мы здесь и проверим. Да, и кстати, а насчёт вон-тех перекатов…
— Да нет, Альберт, давай уж лучше для начала обсохнем, а после этого конечно-же проверим эти места на наличие и изобилие форели, которой я утром видел тут весьма немало, — слегка улыбнувшись ответил Рэд, и они ещё минут двадцать полежав на этом небольшом пляже поднялись, неспешно оделись и пошли по направлению к выступающим из воды небольшим камням, где Альберт и Рэд засучив повыше брюки осторожно вошли в воду, и примерно где-то через полчаса Эдгар и Дэйв уложив последнюю, и совершенно не маленькую пятнистую рыбину в походный мешок кивнув почти вышедшим из воды своим друзьям не могли не пошутить: — Ну что-же, а порыбачили мы сегодня и правда вполне удачно.
— Да нет, погоди, Дэйв, рыбачили вообще-то два наших друга, а мы лишь поднимали с земли их весьма приличный улов.
— Ну что-же, — ответили уже вышедшие на берег и подошедшие к ним Рэд и Альберт, — Ну что-же, а кое-что на ужин мы сегодня наловили.
— Эге, — да здесь-же получилось почти килограммов на 5 этой вашей рыбалки!
— Ну что-же, а ведь мы довольно давно уже не только не купались, но и кроме нашего консервного запаса ничем в этой дороге и не питались. И я считаю, что такой отборный деликатес, как эта жаренная форель на ужин действительно сможет немного подбавить нам хорошего настроения.
— Совершенно согласны. Ну что-же, и с первым купанием нас. Да, а всё-таки довольно неплохое местечко мы в этот раз выбрали для лагеря.
— Да уж, пожалуй.
И они поднялись, и потихоньку побрели к своей стоянке. И когда это яркое поздне-августовское солнце уже закатилось за стоящие неподалёку деревья, отбрасывая довольно длинные и местами весьма причудливые тени, над костром нашей компании уже закипал довольно большой котелок с отборной ухой, а по краям дожаривались около десятка больших отборных рыбин, нанизанных на большие обструганные прутья.
И где-то минут через двадцать над лагерем наших не совсем обычных путников спустились уже довольно приличные сумерки, а ещё минут через 10, когда на это место опустилась ночь, то немного издалека можно было бы заметить, как при свете довольно ярко разгоревшегося костра наша компания не спеша и переговариваясь снимает с прутьев уже готовую и аппетитно похрустывающую в их руках форель.

3

Уже 8 дней они отдыхали на этой солнечной, обильной грибами и рыбой и очень их ободрившей стоянке. Да, и за всё время на ясном небе даже мелкие облака появлялись довольно редко, и каждый день купаясь в недалёкой речке, разбирая и подлатывая походное снаряжение и сопровождая свободное время походами на рыбалку и за грибами (которых было очень много) наши путники весьма прилично отдохнули и подкрепились.
И под вечер 8 дня, когда Альберт и Рэд уже вернулись со своим привычным уловом, а Эдгар снимал с костра ведро с только что прокипевшими грибами Дэйв сидел рядом с палаткой со своей тетрадью, в которой он обычно записывал различные исторические анекдоты, исторические опусы и просто разные весьма интересные факты и кое-какие мысли и выводы, над многими из которых можно было весьма долго, а порою и как следует поломать голову далеко не одному из светлых умов в этом мире… Да, в этом мире…
Вот и на этот раз немного склонившись над своей незаменимой тетрадью Дэйв очень тонко и отчётливо делал уже последние штрихи на одной, и как могло бы показаться кому-нибудь из возможных посторонних наблюдателей, весьма немного странноватой картой…
Да, он приподнял голову, приветливо кивнул вернувшимся рыболовам и когда они выгрузив свой улов уселись около костра и сняв чайник налили по чашке чая очень тонко и отчётливо набросал там последние завершающие штрихи и закрыв тетрадь вытащил сигарету, посмотрел на сидящих у костра товарищей, прикурил, поднялся и подойдя к ним тоже опустился на привычное место.
Посидев там минут двадцать за горячими чашками чая они немного поговорили, и решили что сегодняшних запасов им уже хватит до конца этой стоянки (они решили через два дня сворачивать лагерь) и отправятся дальше в путешествие, до конца которого им осталось… Да, до конца которого им осталось чуть больше одного месяца. Да, стояли уже первые дни сентября, и через два дня пора будет выходить на лежащую внизу, примерно в 200 метрах от лагеря Дорогу, да, на эту дорогу, с которой у них было связано больше месяца пройденного по ней пути, чему предшествовала их довольно неожиданная, и как будто бы почти «случайная» встреча, сразу полностью переменившая и все их планы, и все представления и об этой жизни, и об том мире, в котором они жили… Или — в котором им вообще-то довелось пожить… Да, в мире, но не только в этом, одном, но и в том, другом, их настоящем мире, откуда они… Да, откуда они здесь и появились, и в который они сейчас уже возвращались. И идти им до этого «возвращения», или просто «до дома» оставалось уже всего чуть больше одного месяца…
Да, но тут Дэйв всё-таки отвлёкся от своих мыслей, поднялся, подкинул немного сухих дров в костёр, прикурил от угля сигарету и опять опустившись на своё место продолжил их неспешный вечерний разговор.
— Да, итак, следующая стоянка у нас через две недели, в Кангаре, а после этого нас ждёт уже горная дорога до этого Изыша, да, до этого посёлка, который находится почти что на самой границе.
— Да, на границе с Инспорой, с которой у здешних Андавских властей довольно прохладные, и в основном чисто дипломатические отношения.
— Да, с Инспорой, с Инспорой, — неспешно проговорил и Альберт.
— Кхм, ребята, а вам интересно, как эта страна называется в нашем, в настоящем земном мире?
— То есть как? — послышалось сразу-же три одновременных вопроса, обращённых к Дэйву.
— Да, а вообще-то очень даже просто, и если вам интересно, — то тогда взгляните сюда, — и достав лежавшую немного сзади него большую толстую тетрадь пригласил всех троих сесть поближе открыл её, перелистал, и вот на больших и широких страницах, где-то ближе к середине все увидели 6 или 7 больших двойных листов, полностью заполненных очень подробными и очень отчётливыми изображениями… Изображениями географических карт… Карт… И карт, как сначала им показалось довольно-таки странных, но по мере того как они к ним присматривались, они потихоньку стали… Стали вспоминать, — карт, на что-то похожих… И как будто бы очень сильно похожих… И чем больше они в них всматривались, то всё больше в них угадывалось и узнавалось, узнавались изображения нанесённых на неё местностей, материков и островов… Да… И пожалуй… Да, и планеты… Да и не пожалуй, а конечно-же точно, и конечно-же нашей Земли…
— Да, Земли, Земли, — да, смотрите, — и Дэйв развернул два следующих листа, — на них была изображена ещё более подробная карта с более отчётливым и подробным изображением всех материков, архипелагов, а также основных горных массивов и хребтов. Да, на ней очень тонко и подробно были изображены и выведены все материки и основные островные архипелаги, и минуты три молча и очень внимательно на неё глядя все трое потихоньку, по очереди стали понемногу вспоминать всё это изображённое, а также и названия всех этих, таких сейчас далёких материков и островов…
— Боже, — как-же всё это знакомо, — пробормотал сначала Эдгар, а потом, примерно после минутной паузы Рэд добавил: — Да, да, и ведь как сейчас это помню, и вон там, немного дальше и левее — острова Меланезийского архипелага, а дальше — да, вот Новая Зеландия, рядом — Австралия, ага, а вон там — и Новая Гвинея, а это Тасмания…
— Да, да, всё на месте, вот это Китай, напротив — Филиппины, а чуть северней — Япония… — прибавил в свою очередь Альберт…
— Да, и кстати, а вас не интересует немного более подробная карта, — сказал, слегка улыбнувшись внимательно смотревший на своих друзей Дэйв.
— То есть как…
— Да очень просто, — улыбнулся он и перелистав ещё два листа открыл точно такие-же изображения, но на этой карте также мелкими буквами были нанесены и названия всех основных городов и также очень тонкой и отчётливой чертой были обозначены и границы почти всех стран и государств…
И первое, что было узнано нашими друзьями, так это внезапно и довольно быстро отысканная и указанная Эдгаром и Альбертом Москва, потом Альберт почти без особого труда отыскал на ней и свой Новосибирск, а Рэд скользнув по окраинам Франции с небольшой улыбкой указав на Британские острова остановился сначала на Глазго, потом немного задержавшись на Мельбурне указал на Лондон, и сказал: — Да, а вот это мой родной город.
— Да, а я был вот в этом городе, — неспешно ответил и Дэйв, и показав на Нью-Йорк тонкой подобранной веткой немного задержался, и сказал, — Да, а вот здесь, в этом городе и мой район Нью-Айленд.
— Да, а…
— Да, а отправились мы все сюда вот отсюда, и перейдя своей указкой на Европейский континент также указал на Москву. — Да, вот отсюда. Да, вот он, ваш город Москва, — и он почтительно кивнул Альберту и Эдгару, которые тоже посмотрели на него, потом опять на карту… Да, это была их Москва.
— Да, и всё это было в Москве, и было это два с половиной года назад…
Все трое оторвали взгляды от карты, и с небольшим удивлением посмотрели на Дэйва, причём в глазах у них довольно явно читалось очень заметное небольшое удивление…
— Да, для вас это может показаться немного неожиданным, — продолжил Дэйв, — но, однако это так. Да, два с половиной года назад. Да, и кстати, обо многих подробностях и некоторых «мелочах», предшествовавших этой переброске я и сам с удовольствием попросил-бы разъяснений у наших российских коллег, — и он кивнул на Альберта и Эдгара, — так как кое-какие моменты перед подготовкой, и сам этот Московский Центр, из которого мы все попали сюда им всем должен быть известен и знаком гораздо лучше чем нам с Рэдом, присоединившимся к этому проекту только за год перед нашим появлением в этой, тогда только лишь предполагаемой стране, первые, и очень приблизительные карты и очертания которой только-только незадолго до этого появились под стёклами этого, очень крупного и известного научного центра…
Да, так что о некоторых подробностях и мелочах я и сам с удовольствием узнал бы немного побольше от наших коллег и товарищей. И я надеюсь, что через несколько дней они смогут их рассказать.
— Дэйв, подожди, подожди…
— Да, пожалуйста.
— А как ты… А как ты это сам… Вспомнил?
— А, вы спрашиваете… Да, а это я, и вроде-бы как мне тогда сначала показалось, как-то случайно «вспомнил» три недели тому назад, во время одной из вечерних стоянок, и — можете представить, что полторы недели после этого каждую ночь мне очень отчётливо снились и улицы моего родного города, и различные, знакомые ещё с самого детства места, потом точно так-же и улицы Лондона и Москвы, и последние месяцы, когда мы все вчетвером сначала сидели и проходили какой-то, и очень важный инструктаж у вас в Москве… Да, полторы недели, и потом — примерно всё те-же картинки и из моей, и кое-что из вашей жизни.
Да, и как только мы остановились на этой стоянке, то я в первую же ночь увидел и эту очень подробную карту, увидел её очень и очень подробно, и точно также и как будто бы некий совет, что надо уже вообще-то потихоньку перенести всю эту карту на бумагу, и ознакомить и дать такой-же лёгкий толчок к воспоминаниям и вам, ещё находящимся пока лишь в области каких-то только примерных предположений и отрывочных воспоминаний о своём прошлом…
Ну, что я собственно и сделал, и вот сегодня последняя карта была уже готова, и я решил что не стоит задерживать время, и — вот эта карта, вот эта Москва, да, и то самое время, которое всем нам пора потихоньку, но всё-таки вспоминать. Да, да, Рэд, — вон там и твой Лондон, а вон там, чуть поглубже, — и тот Новосибирск, из которого к нам присоединился Альберт… Точнее, вообще-то присоединились к вам мы с Рэдом, а Альберт и Эдгар в то время стояли в самом центре идущих тогда гипотез, предположений и вычислений, и очень давно и серьёзно и в самой подготовке к этой… К этой нашей… Ну, в общем к этому нашему путешествию, или переброски в эту «страну», а если точнее, — то в этот, прекрасно существующий, и практически такой-же древний, как и наш, и имеющий историю, очень и очень похожую на нашу, и существующий очень и очень давно мир…
Да, всем нам были сделаны, и очень прекрасно самые настоящие «легенды», с самыми подробными детальными и прочими включениями, вплоть до самых мелочей, и когда мы оказались в этой Андаве, то просто как-бы встали на уже заранее подготовленные нам места, точнее, — просто весьма органически и практически сразу адаптировались, и вписались в жизнь и быт этой вообще-то до этого только лишь предполагаемой в наших научных кругах жизни в этом, и практически никак не знакомом нам мире…
Да, и этот эксперимент проходил просто прекрасно и полностью дополнил все наши гипотезы, пробелы и догадки о существовании ещё одной, параллельной с нашей, ещё одной жизнью и цивилизацией на нашей планете. Да, да, на нашей, на нашей планете.
— Да, Дэйв, подожди немного…
— Да, подожди…
— И извини, то есть всё это… Нет, подожди, подожди… Так сразу очень трудно…
— Ну что-же, согласен. Ну, и чтобы немного занять время, давайте-ка пока посмотрим на полную карту Центерны, — и он вытащил из своей сумки большую и широкую масштабную карту, и расстелив её рядом с соседями сначала сам посмотрел на неё, как будто бы что-то отыскивая, и найдя наконец-то немного улыбнулся, и показав тонкой указкой на их Андаву слегка улыбнувшись сказал: — Да, и все мы оказались вот в этом, весьма и весьма уважаемом государстве, и сейчас мы подходим… Да, вот они, эти горные уступы, за которыми лежит уже другое государство… Да, и кстати, а если взять немного посерьёзней и посмотреть на всё это немного повнимательней, то тогда… Да, то тогда давайте-ка лучше сейчас просто сравним эту карту с нашей, с земной, — результат будет виден просто сразу-же. — И он положил на большую географическую карту Центерны свою тетрадь, немного улыбнулся, и предоставил склонившимся почти сразу-же над ними коллегам внимательно осмотреть и сравнить две эти весьма похожие, но всё-таки немного отличающиеся друг от друга карты…
— Да, а вот и то место, где мы сейчас находимся. Да, вот эти, и стоящие уже недалеко от нас Альпы, да, да, вон там проходят восточные границы Испании, вот недалёкие границы Франции и Германии, Швейцарии и Австрии…
— Да, а дальше уже видим сами, вон там уже и Италия, да, а вон там, чуть сзади… Да, знакомые места…
— Да, а это кстати сказать весьма и весьма любопытно… — негромко продолжил Альберт, — а вы обратили внимание, что эти карты не совсем одинаковые в географическом плане… Да, что эта карта, — вот, посмотрите, как на ней гораздо дальше чем у нас выпирает Пиренейский полуостров, на котором вообще-то у нас располагаются Испания и Португалия, да и Средиземное море здесь имеет совершенно другую форму и масштаб… Да, ребятки, и Гибралтарского пролива здесь вообще-то практически нет, да, Африканский континент здесь на тысячу километров дальше от Пиренеев, и вместо знакомого нам пролива в Средиземное море здесь видим просто ещё одно море, и к тому-же — вы посмотрите как здесь расположена Индия, — она так-же на тысячу километров восточнее своего обычного места, и вдобавок она здесь гораздо уже и длиннее по сравнению с картой Земли…
— Да, и Гренландия здесь отсутствует, и Исландия и Британские острова почему-то откинуты также примерно на тысячу километров от их обычного места…
— Да, и кстати, и вот эта, соседняя с нами Инспора, да, к границе которой мы уже приближаемся, — да, Инспора, или если проще, — Италия, вообще-то…
— Да, она имеет здесь форму просто вытянутого вдаль полуострова, что немного не совсем похоже на старый, и довольно более угловатый и более продолжительный Итальянский полуостров… Да, и острова Суматра здесь тоже вообще-то нет…
— Да, а это кстати странно… Ну что-же, а сейчас могу сказать только то, что карты Центерны составлены весьма точно, а над этими географическими изъянами мы пожалуй лучше дадим поломать головы нашим географам и их коллегам, — может быть у них получится хоть как-то это объяснить… Да, но это в принципе вообще-то мелочи по отношению ко всему остальному объёму информации, который будет предоставлен нашим научным и заинтересованным кругам.
— Ну что-же, ладно, — закончил эту небольшую дискуссию Дэйв, — теперь, когда мы уже подходим к концу этого нашего путешествия, вот и была нам предоставлена небольшая и совсем не лишняя информация, и я надеюсь что не зря потратил время этой стоянки вычерчиванием, и по возможности подробно этих карт… Ну что-же, в результате мы здесь засиделись уже довольно долго, минут через 10 уже стемнеет, да и костёр наш уже догорает… Ну что-же, давайте напоследок ещё раз поставим чайник, а остальное всё уже лучше оставим до утра. Да, ведь нам послезавтра уже пора будет сворачивать этот лагерь, и снова выходить на дорогу. Да уж, каких только фокусов здесь не бывает, но эта Дорога — наверно совершенно не малый из них…
— Да, и эти сёла и города — призраки, которые постоянно появляются и исчезают, пропуская вперёд только тех, кот был избран Дорогой… — немного задумчиво проговорил Эдгар, подбрасывая свежие дрова в костёр, над которым уже нагревался чайник. Да, и всё это весьма и весьма любопытно, — закончил он, усаживаясь на своё место.
— Ну что-же, давайте перекурим, — продолжил Альберт, — а потом, когда закончим с этим чаем — то правда, пора уже ложиться.
— Нет никаких возражений.
— Ну что-же, — тогда добро, ведь нам остался здесь всего-то один день, и завтра с утра лучше уже стоит начинать сборы.
— Да, пожалуй…

4

И на десятый день, примерно около 11 утра все четверо перекурили у костра, потом посидели ещё нару минут и Альберт поднялся, залил костёр водой и подвесив чайник к своему рюкзаку посмотрел на видневшуюся примерно в 200 метрах дорогу, кивнул сидящим, и они поднялись и стали потихоньку спускаться.
На первой ночёвке они остановились на небольшой возвышенности, на второй день им так-же по пути им также не встретилось ничего неожиданного. Да, последний «презент» от этой дороги они встретили за неделю до этой их большой стоянки, да, это тогда был небольшой городишко, который они сразу издали определили как «фантом», и когда проходили через него, то как обычно на улицах встречались какие-то люди, работали несколько магазинов и кафе, где они немного пополнили свои походные запасы, и как обычно вдоль дороги были и две гостиницы и пара постоялых домов, у каждого из которых их точно так-же стояли-ожидали такие-же высокие «служители», приглашавшие усталых с дороги путешественников остановиться у них на ночлег, мимо которых они, прекрасно зная что значит «эти остановиться на ночлег» в любом из таких «фантомов» быстро и молча прошли мимо. Да, и после этого Дорога была вообще-то спокойной, и никаких чудачеств замечено не было. Да, разве что три дня им пришлось довольно сильно подмокнуть, постоянно шагая под не прекращавшимся дождём, но зато после этого они остановились на весьма неплохом месте, где и провели 10 весьма солнечных дней.
Погода стояла очень тёплая, сентябрь баловал их обилием солнца, было даже немного жарковато и путешествие шло без каких-либо происшествий. Каждый вечер они ставили палатку, разжигали костёр, разогревали свои припасы, а по утрам проснувшись быстро сворачивали палатку, упаковывали рюкзаки и отправлялись дальше, делая небольшие привалы через каждые 1,5-2 часа.
И через 9 дней дороги, когда они проходили под вечерним солнцем и потихоньку переговаривались обсуждая где им лучше остановиться на ночёвку миновав густой лесистый участок вышли на довольно ровную прогалину, в другом конце которой опять был виден такой-же густой лес и сразу увидели примерно в километре от дороги небольшой полугородской посёлок с горящий огнями окон нескольких высоких домов, и который они сразу-же определили как очередной «фантом». Дойдя до середины этой прогалины они немного приостановились, — ведь обычно Дорога выставляла такие «сюрпризы» прямо на обочине, а это был естественно, такой-же «фантом», — но в первый раз они встречали такое «поселение» так далеко от дороги — обычно дорога выставляла такие «муляжи» сразу прямо на обочине, а этот… И когда из небольшого переулка появились две высокие фигуры, и замахав руками прокричали традиционное приглашение заглянуть к ним и остановиться «на ночлег» они сразу-же снова двинулись дальше, и только через час, когда солнце почти скрылось остановились у довольно приличной прогалины и начали устраиваться на ночёвку.
А утром встав и собрав снаряжение они посмотрели на карту и прикинув расстояние решили что через четыре дня они будут уже в Кангаре, и там они простоят дня три с половиной, а потом… Да, а потом уже лежал последней отрезок их пути, так что эта небольшая передышка в Кангаре будет для них последней на этой Дороге. И поднявшись они опять вышли на хорошо накатанную колею и пошли вдоль соснового бора вперёд, — идти им было ещё где-то четыре дня…
Остановка на вечер была выбрана вполне сносная, — находящаяся на небольшом подъёме, метрах в 10 над дорогой хорошая сухая площадка, покрытая мхом и небольшим кустарником, дальше метрах в пятидесяти плавно переходящая в невысокую и довольно симпатичную рощицу. Эту стоянку они выбрали сразу-же, как только увидели это место, и хотя в запасе было ещё полтора часа светлого времени решили остановиться тут и немного поговорить и подвести кое-какие итоги. И через полчаса, когда над костром уже вскипал чайник, а рядом коптились походные припасы они уселись около огня и закурив потихоньку разговорились, и в ходе этого разговора совершенно неожиданно вдруг выяснилось… Да, и выяснилось то, что все последние 7 дней им всем снились… Да, с небольшой улыбкой мы можем здесь отметить, что всем им, все последние 7 дней снились примерно одинаковые, и совершенно земные сны… Да, им снились какие-то места, знакомые ещё с самого детства, иногда какие-то забавные или чем-то им запомнившиеся случаи, а вот последние четыре ночи всем им снилось примерно одно и тоже: — это был тот самый большой Московский Центр, полностью заполненный всевозможными лабораториями, вычислительными центрами и кафедрами, и то, как все они проходили подготовку к этому путешествию, и кстати нелишним будет заметить то, что всё время на главной кафедре за обсуждением каких-то спорных вопросов, различных дебатах по подготовке и по многим другим вопросам в самом центре обсуждения всегда стояли Альберт и Эдгар, которые и проводили основную работу по подготовке этого «переброса».
Не без удивленья обговорив и обсудив эту неожиданную новость они сделали обеденную паузу и разложив по мискам консервные припасы немного помолчали, потом Рэд и Дэйв посмотрели на своих Московских коллег, и когда они кивнули принялись за успевший уже слегка остыть походный ужин.
И где-то через полчаса, когда в их руках появились горячие чашки с чаем, а костёр ровно и мерно постреливал сухими сучьями они снова продолжили эту беседу, и Рэд и Дэйв почти сразу-же немного вопросительно повернулись к Альберту и Эдгару, как будто бы ожидая что они или как-нибудь объяснят, или по крайней мере…
— Да, а тут вы похоже правы. Да, и нам даже немного странно, что первому пришла информация к Дэйву, и что до тех пор, пока он не показал нам начерченную им на той стоянке карту мы все пока просто витали только в области частичных воспоминаний и предположений, а потом… Да, кстати, Дэйв, тебе от нас за это большое общее спасибо, а что касается последней недели… Да, а что касается этого, то да, мы с Эдгаром действительно около четырёх лет проводили тщательную подборку информации и подготовку к этому путешествию, к этой нашей переброске… Да, к переброске в этот, и немного параллельный нашему, но такой-же древний и очень похожий на наш мир… Да, на тот мир, который мы нащупали нашим Центром примерно шесть лет назад, и когда мы присоединились к основной группе, то работы над этим проектом проходили уже два года, и было уже точно проверено и доказано существование этой, такой-же старой и очень похожей на нашу, но совершенно невидимой для нас, и совсем пока ещё нам неизвестной цивилизации. К этому времени нами был уже установлен примерный план её местности и общие контуры, а также была измерена и промерена плотность и широта того измерения, за которым и находилась эта, совершенно самостоятельная и такая-же древняя как наша, и имеющая очень похожую на нашу историю жизнь. Да, да, и что у нас на земле одновременно, и совершенно ничего не подозревая друг о друге существовали две очень древние цивилизации, имеющие очень похожие истории и очень похожие друг на друга…
Да, а после вскоре вовсю уже стали проводиться измерения плотности и сложности того измерения, на которое мы кстати даже и натолкнулись тогда совершенно случайно… Да, и потом к нам присоединились так-же и Рэд и Дэйв, да, и через год мы были уже тут, на этой Цертерне и когда 5 месяцев назад прошёл сигнал к возвращению, то всё пошло уже довольно просто, — и эта наша встреча в Альгаве, и эта Дорога… Ну что-же, и теперь нам уже пожалуй остаётся только несколько дней до Кангара, там мы задержимся дня на 3 — на 4, а после этого примерно две недели пути по предгорьям и по горной местности до этого ущелья перед самым перевалом и посёлка Изышь. Да, и это уже всё, что нам осталось здесь до возвращения домой…
Трое сидящих молча кивнули.
— Ну что-же, и если всё будет нормально, то к вечеру третьего дня мы уже будем в Кангаре, где простоим несколько дней, походим по кафе, посмотрим на знаменитое местное озеро, а потом… Да, а потом примерно две недели, и мы — дома. Да, и спасибо этой Дороге — больше месяца путешествия по ней, и почти никаких приключений. Да, у нас, на земле таких «штучек» не встречается, а здесь, — хотя-бы эта дорога, — сначала она там, потом там, где хочет исчезает, где хочет появляется, а уж если перед какими-нибудь путниками и изволит вдруг появиться, то совершенно спокойно доведёт их до какого угодно места, до какой угодно страны, — смотря куда они будут держать путь, куда им будет надо… Ну что-же, а сейчас давайте допьём этот чай, и будем уже потихоньку ложиться…
— Ну что-же, пожалуй…
И через полчаса разворошив угли костра Рэд постоял ещё пару минут докуривая вечернюю сигарету, а после этого нырнул в палатку, где трое остальных уже лежали в своих спальниках.

——————— ——————— ——————————————————————————— ————————— ———————————
——————- ———————— ——————————————————————————- ———————— ———————————-

…Ну что-же, три с половиной дня дороги под этим довольно жарковатым сентябрьским солнцем с регулярными привалами через каждые полтора-два часа прошли совершенно спокойно, и когда на третий день в начале пятого они подошли к окраинам Кангара, то сойдя с дороги и пройдя через небольшой пролесок выйдя на довольно широкую улицу немного осмотрелись и спросив у нескольких жителей, стоявших на одной из остановок где здесь ближайшая гостиница, и где нескольким туристам можно… Да, и сразу-же услышав три или четыре ответа на свой вопрос и поблагодарив отзывчивых горожан решили что лучше выберут то местечко, которое находится в центре. Без труда остановив мягко притормозившее такси и объяснив водителю куда им надо через 30 минут они уже выходили около большого здания «Гранд — Отеля», минут на десять задержавшись внизу взяли ключи и поднявшись на 12 этаж довольно быстро отыскали свои номера. Зайдя туда и осмотрев свои покои они все вместе вышли на большой «смежный» балкон и закурив переглянулись, и Эдгар, указывая на довольно хорошо оттуда видные высокие горные склоны немного улыбнулся, и сказал: — Да, а дальше наш путь пойдёт уже по этим горным склонам и отрогам. Да, и это знаменитое Кангарское озеро, куда мы очень хотели заглянуть, — оно тоже находится там, примерно в 5 километрах от города.
— Ну что-же…
— Ну а сегодня давайте мы проведём первый вечер внизу, в большом гостиничном кафе, а вот завтра с утра уже вполне можно будет совершить и небольшую экскурсию к этим скалистым утёсам. Да, ведь Кангарское озеро, как я не раз смотрел в рекламных буклетах не только очень большое и глубокое, но и такое-же красивое и живописное… Так-что вернёмся мы оттуда скорее всего уже вечером. Да, а остальные два дня можно будет просто посвятить прогулкам по этому городу.
— Отлично, и как вижу, это без возражений.
И через полчаса спустившись вниз и посидев полтора часа в большом и весьма приличном гостиничном кафе они снова поднялись на этаж, и через час все уже спали.
На утро первым проснулся Рэд. На часах было где-то около половины десятого и глубоко зевнув и разогрев кофе он минут пятнадцать посидел, рассматривая очень хорошо видные из окна высокие горные склоны, потом поднялся, и решил что пора будить своих соседей.
И через час все четверо спустившись и заказав в гостиничном кафе по небольшому завтраку, а заодно и купив любезно им предложенную карту города и ближайших пригородов с полчаса посидели в этом весьма уютном зале, потом поднялись, вышли из отеля и остановившись у ближайшего такси объяснили куда им надо, сели на свободные места и через 50 минут уже подъезжали по ведущей дальше вверх дороге к Кангарскому озеру.
Да, а озеро это было и правда весьма живописным. Оно простиралось примерно километров на 15 в глубину большого и красивого ущелья и в том месте где они вышли достигало примерно трёхкилометровой ширины и дальше плавно уходило куда-то в даль вдоль высоких и скалистых берегов. Почти всё озеро было покрыто группками довольно частых, и порой совсем не маленьких островов и на нём без особого труда можно было различить многочисленные лодки с туристами и местными рыбаками. Побродив минут тридцать по берегу озера они остановились, и немного поговорив направились к лодочной станции, где взяв напрокат вполне приличную лодку отплыли и решили для начала осмотреть нескольких ближних, и чем-то особенно им приглянувшихся острова.
И верно, подплыв к первому острову и немного пройдя следуя указателю по хорошо протоптанной пешеходной дорожке они вышли к довольно своеобразному и уютному внутреннему озеру с двумя небольшими островками, и спустившись и немного побродив вдоль этой озёрной лагуны вернулись к лодке и немного пошутив поплыли ко второму островку. Этот второй остров оказался более скалистом, но отнюдь не менее живописным, и также отойдя немного подальше от берега довольно быстро нашли там небольшое, но вполне приличное кафе, где с удовольствием выпив по чашке кофе и слегка перекусив спустившись к лодке и посмотрев на следующий остров пошутили: «интересно, а что ещё мы тут можем встретить» отплыли от берега. А пошутили они так не зря, — на третьем острове, более большом и высоком их ждал целый сюрприз: — чуть ближе дальше по берегу, в небольшой нише из суровых береговых скал стоял большой, станинный, построенный ещё 700 лет назад настоящий готический замок, после осмотра которого выйдя на берег и глядя на простирающееся дальше озеро они немного там постояли, и решили: — Ну что-же, пожалуй продолжим…
— Да, и вон те острова, примерно в километре отсюда, там наверняка тоже может быть кое-что интересное…
— Да, и я тоже так думаю… Ну что, посмотрим?
— Конечно посмотрим, какие могут быть разговоры…
И спустившись на берег они сели в лодку и оттолкнувшись от берега поплыли дальше, где примерно через полтора километра это озеро делало небольшой поворот, и где как они думали…
И вернулись они из этого путешествия только через час после заката, и сев в большом зале гостиничного кафе и немного перекусив поднялись на свой этаж и разошлись по номерам.
Следующие два дня они практически полностью посвятили осмотру Кангара и прогулкам по его историческим местам и улицам, заходам в небольшие кафе и магазины и на вечер 3 дня упаковав все приобретённые сувениры и закупленные припасы примерно с закатом легли спать. Утром поднявшись и постояв минут 20 на балконе они закрыли свои номера, спустились вниз, сдали ключи и выйдя из гостиницы подошли к одной из стоявших поблизости машин. Водитель был весьма вежлив и легко объяснив ему что им нужен выезд из города ближе к окраинам, в восточном направлении сели и через 30 минут остановили авто около уже знакомой им лесистой прогалины.
— Ну что-же, судя по всему, наша Дорога должна быть где-то тут.
— Да, мы точно вошли в город с этого места, я точно это запомнил. А до нашей Дороги отсюда должно быть примерно где-то минут двадцать-двадцать пять лёгкого шага по этому пролеску.
— Ну ладно, и надеюсь что она так и осталась на том месте, где мы её оставляли.
— Да, и я тоже. Ну что-же, идём?
— Да, пошли.
И они сошли с автотрассы и направились к небольшой лесной дорожке, ведущей в глубину этих зарослей. Идти было легко, воздух был свежий и прохладный и где-то через полчаса дойдя наконец до пролегавшей здесь через густые лесные заросли Дороги они остановились и присели с краю обочины.
— Ну, а вот мы и пришли, а если точнее — дошли.
— Да, а наша Дорога за это время опять отпрыгала на полкилометра дальше того места где мы её оставляли.
— Ну, это ничего, полкилометра — совсем не очень-то много.
Они немного помолчали, потом Рэд о чем-то подумал и повернувшись к Эдгару спросил: — Эд, извини, а ты не можешь посмотреть, сколько отсюда до конца города и где примерно мы сейчас находимся?
— Э, одну минуту… — И Эдгар вытащил из кармана рюкзака их дорожную карту и развернув её и с минуту изучающе посмотрев с небольшой улыбкой ответил: — Да, а по этой карте мы сейчас должны быть где-то в километре от границы города и в семи километрах от Кангарского озера.
— Ну что-же, давайте тогда выпьем здесь по чашке кофе, немного посидим «на дорожку», и в путь.
— Совершенно никаких возражений, — ответил улыбнувшись Альберт и вытащил из рюкзака термос с кофе и пакет с походными чашками. И где-то через полчаса слегка подкрепившись и немного посидев «на дорогу» они поднялись, закинули за спину рюкзаки и вышли на хорошо уже им знакомую плотно утрамбованную дорожную колею…
Они довольно быстро миновали последние постройки окраин Кангара, потом после пары привалов на весьма уже скалистых участках немного поговорив решили что следующий привал сделают более продолжительным пошли дальше по проходящей через ложбину какого-то ущелья и ведущей всё дальше в верх дороге.
Первую ночёвку они сделали в весьма неплохо защищавшей от сильного ветра, который так и свистел всю ночь около их палатки каменистой ложбине, а утром открыв термос и немного согревшись перекурили и запаковав рюкзаки стали подниматься дальше между двух больших и уходящих высоко вверх склонов.
Да, а дорога вела их и дальше всё выше и выше. Вторая ночёвка была сделана в примерно такой-же, хорошо защищавшей от ночных осадков глубокой нише в боковом склоне, и опять в ход пошёл купленный в Кангаре небольшой примус, быстро вскипятивший чайник и котелок с их нехитрыми дорожными припасами.
Третья ночёвка была проведена под стучавшим всю ночь по палатке дождём, а утром проснувшись и выйдя наружу они с небольшой улыбкой увидели, что почти весь уходящий вверх склон был покрыт примерно сантиметровым слоем гладкой и ярко блестящей на солнце искрящейся наледи.
— Да, а похоже, сейчас уже немного похолодало, — проговорил, слегка поёживаясь на лёгком утренним морозце Рэд, — вчера утром было всё-таки как-то потеплее.
— Минус пять градусов, — ответил Эдгар, посмотрев на их походный термометр. Ну ничего, чуть ближе к полдню здесь опять будет плюс двадцать. Ну что, Альберт, а как там наш примус?
— Через 5 минут чайник уже закипит, так что минут через сорок можно будет сниматься со стоянки.
— Ну что-же, прекрасно.
— Да, и хочу предупредить, что чем выше мы будем подниматься, тем холоднее будут ночи. А дневная температура может колебаться примерно от 25 до 10 градусов.
— Ну, ничего, в нам этом походе и не с этим случалось встречаться…
И минут через сорок, уже оставив сзади слегка подледеневшее место последнего ночлега наша группка путешественников скрылась за поворотом всё также медленно, но неуклонно уходящей вверх дороги.
Четвёртые и пятые ночёвки прошли примерно также, с минусовыми температурами и утренними заморозками, а на шестой день всю ночь шёл снег, и когда они вышли на дорогу где-то до двух часов их путь провожали довольно большие и мягкие хлопья медленно падавшего снега.
Ну что-же, дорога всё дальше и дальше вела их вверх, в горы, и в середине седьмого дня подойдя к одному из довольно частых высоких горных кряжей они обогнули его… И посмотрев вперёд сразу-же остановились и решили сделать тут стоянку. Да, и причина для этого была, и была достаточно примечательной и довольно неожиданной. Дело было в том, что как только они прошли этот извилистый поворот, перед ними открылся весьма ровный полукилометровый участок, посередине которого возвышалось весьма высокая и хорошо сохранившаяся постройка одного из местных старинных монастырей. Они остановились с известной долей удивления рассматривая эти светловатые стены, немного посовещались и подгоняемые живым интересом стали подходить к этому строению. И сразу-же после небольшого осмотра убедились, что монастырь стоял совершенно пустым, и стоял так по видимому уже давно, но был в очень неплохом состоянии, а отсутствие мусора и внутренний порядок явно говорили ещё и о чьём-то постоянном присутствии и что скорее всего кто-то из местных служителей регулярно появляется здесь и присматривает тут за порядком. И мы можем здесь несколько особо упомянув отметить, что походив минут сорок по этим залам и помещения они с явным удивлением заметили в некоторых из них очень неплохо сохранившиеся мозаичные покрытия с изображением различных религиозных сцены и сюжетов, причём сохранившихся просто на удивление неплохо, если даже и не великолепно. Да, и что ещё было довольно примечательно и что не смогло не остаться без особой отметки — так это почти идеальная чистота, царившая почти во всех этих помещениях. И в завершении осмотра немного постояв в центральном зале, со вкусом и художественно украшенном большими картинами из цветной мозаики они немного посовещались и решили остановятся на ночлег в одной из небольших келий, которые заполняли несколько длинных коридоров и которые они без труда заметили ещё в самом начале.
Через несколько минут пройдя по выходящему из этой залы широкому коридору и остановившись около одной из массивных дверей с медной окантовкой они осторожно приоткрыли её и зашли внутрь. Войдя в эту небольшую комнатку-келью с тремя небольшими окнами под потолком они осмотрелись, немного посоветовались и начали подготавливаться к предстоящему ночлегу. Дэйв быстро вытащили из рюкзаков их спальные мешки, Альберт достал из своего примус, чайник и небольшой традиционный набор консервов с макаронами и набрав в походный котелок воды поставил его на огонь. И пока их ужин находился в состоянии приготовления Эдгар настроил небольшой приёмник на информационную волну, на которой как раз через несколько минут должна была начаться вечерняя подборка последних новостей. Настроение у всех было очень неплохое и временами прислушиваясь к голосу диктора они неспешно переговаривались, делясь впечатленьями от осмотренного ими монастыря и разбирая приблизительные планы на последние дни похода. Когда ужин наконец был готов и они разложили горячие макароны по мискам голос диктора в приёмнике как раз заканчивал политическое обозрение и весьма педантично вещал о проявлений уже заметной стабильности и укрепления весьма позитивных отношений с соседней страной, с Испорной, в вопросе которых уже стали проявляться пока ещё не такие большие, но уже явные позитивные ноты, сопутствовавшие примирению и приходу к основным соглашениям по главным вопросам и начавшейся очень важной стабилизации различных, но временно спорных вопросов…
После этого раздела обозрения радиостанция как обычно перешла на пятнадцатиминутную музыкальную паузу, а по её завершении уже закончившие с ужином и разлившие по чашкам чай путешественники ещё несколько минут посидели изредка поглядывая на видневшиеся под самым потолком узкие прорези окон и отпив немного чая и положив сигарету в крышку от термоса, служившую у них пепельницей (да, им совсем не хотелось оставлять здесь какие-нибудь следы своего пребывания) Альберт немного приподнялся и сказал своему коллеге: — Эдгар, а не лучше-ли немного покрутить эту шарманку и настроить её на какую-нибудь музыкальную волну?
— Э… Нет проблем, сейчас поищем, — пробурчал Эдгар, и действительно через минуту небольших потрескиваний из приёмника полилась довольно-таки приличная музыкальная подборка, и налив ещё по чашке чая и немного придвинувшись к своей импровизированной пепельнице вся компания просидела за небольшим вечерним разговором ещё минут 30, а когда небо в узких оконных прорезях начало темнеть Рэд подошёл к рюкзаку, вытащил из него большую походную лампу и поставив её рядом с горящим у входа простым «палаточным» светильником включил и опустившись на своё место посмотрел на соседей и сказал: — Ну что, давайте уже потихоньку готовиться укладываться?
— Ну что-же, вставать нам рано, утром снова в дорогу…
— Да, пожалуй. И напоследок, Рэд, когда ты смотрел в наших архивах, ты не обратил внимания, как там поживают те кассеты с фотоплёнками, которые мы наснимали за последние два месяца, да, и ещё…
— О, да, всё так и хранится в том самом отдельном пакете, вместе со всеми картами, основными историческими данными и некоторыми документами, наблюдениями и всей географической и геофизической информацией об этой планете, всё в том же порядке, как и укладывал при сборах Дэйв.
— Ну да, а вообще-то это сведения как будто бы о совершенно отдельной планете, — продолжил, мягко иронизируя и позёвывая Дэйв, — и пожалуй, когда мы вернёмся, то ничего особенного не будет если в нашем центре их будут рассматривать именно так, — ведь шутка-ли, сказал бы кто-нибудь лет двадцать назад, что хоть в принципе может быть что-то похожее… Ну ладно, и уж для чего, чего, а для нашего научного отдела работы над всем этим хватит лет пожалуй что на много. Ну что-же, ну а нам идти ещё примерно где-то около недели.
— Да, до Изыша нам ещё семь дней пути. Да, и кстати не удивляйтесь, но теперь с каждым днём дорога будет всё холоднее и холоднее… Не стоит забывать, что мы сейчас находимся на высоте полутора километров, а через семь дней поднимемся и вовсе до двух семьсот, ведь до перевала оттуда практически совсем близко.
— Ну ладно, до самого-то перевала нам не надо, а вот до Изыша… Да, а до Изыша нам семь дней этого пути… Ну что-же, есть предложение, во-первых, чтобы не промёрзнуть ночью, во-вторых, чтобы как следует отоспаться, да, и в третьих…
— Ну да, давайте-ка лучше ложиться, — пробормотал, слегка зевнув Дэйв, и все оставив свои чашки рядом с чайником пошли к спальным мешкам. И через 10 минут Рэд осмотрелся, сказал всем «спокойной ночи» и погасил их походный фонарик.

————————————————————————————————— ————————————————————————————————————————————————————————————————— ———————————————————————————————————-
————————————————————————————————- ———————————————————————————————————-

Ну и в чём Эдгар был абсолютно прав, так это в том, что чем дальше и выше они поднимались, тем всё холодней и промозглей становилась погода, и весь третий день после ночёвки в старом монастыре им пришлось идти под довольно крупным и обильным снегопадом, и когда под утро они попытались выбраться из палатки, то для начала им пришлось взяться за небольшие лопатки и расчистить примерно полуметровый проход в снегу, уже полностью засыпавшему место их ночлега.
Да, и ещё, и как это не странно, но просто нельзя не отметить тот факт, что эта Дорога, и её поведение… Да, это то, что эта Дорога как будто бы просто-напросто игнорировала это зимнее время, и довольно приличную минусовую температуру, и несмотря на обильно лежавший по её краям снег на ней всё так-же как и раньше продолжали блестеть и хлюпать под ногами вовсе и не собиравшиеся замерзать небольшие и обычные для этой Дороги лужи и лужицы, и если шёл даже очень густой и обильный снегопад (которые в последние дни бывали вовсе не редкостью), то как только он подлетал к дороге, то не долетая где-то метра до неё он как будто бы куда-то исчезал, да, просто исчезал, и совершенно непонятно куда. Да, и Дорога так и оставалась совершенно не затронута ни этими снегами, ни этими морозами, и на ней точно также то тут, то там появлялись такие-же обычные, как после небольшого дождя лужи и лужицы несмотря на стабильные минус пять или минус семь градусов.
Да, эта Дорога и на этой высоте всё также продолжала существовать по каким-то своим, и совершенно особенным и неписанным правилам. Да, и кстати, в один из вечеров, когда Рэд случайно выронил на немного возвышавшийся с краю на 25 — 30 сантиметров песчаный бугорок обочины свой небольшой сувенирный брелок-зажимку, то немного склонившись над боковой насыпью и подняв его он ещё раз нагнулся, немного поворошил песчаник и посмотрев на эти тянувшиеся дальше вдоль дороги песчаные возвышения свистнул всех остальных. Да, и шутка была в том, что несмотря на то, что морозило тогда уже где-то около минус 7, температура этого песка была почти что комнатной…
— Эге, — а в этом песке в случае чего можно даже и отогревать руки, — пошутил тогда Эдгар и немного промолчав прибавил: — Да, а эта дорога и здесь продолжает существовать по каким-то своим, и совершенно особенным законам и правилам, и никакие морозы и снегопады как мы уже убедились её совершенно не интересуют.
Они ещё немного постояли, слегка поёживаясь от довольно въедливого холодка, идущего из ущелья вместе с весьма обильными и довольно быстро пролетающими снежными хлопьями, подняли рюкзаки, немного что-то пошутили про оставшиеся дни этой дороги и слегка склонив головы пошли дальше, по пути к недалёкому уже перевалу и находящемуся сравнительно недалеко перед ним Изышу, где собственно и должен быть какой-то конец их странствий… Да, и двигаться до туда им было ещё где-то около двух с половиной дней…

5

И эти два с половиной дня они прошли без каких-либо особых приключений. Хоть было и несколько прохладно, но когда они поднялись со своего последнего места стоянки, то над всей дорогой и ближайшими горными кряжами стоял густой, спокойный и очень ровный туман.
Они поднялись, прошли где-то около трёх с половиной часов, сделав по пути два привала, туман вокруг вроде-бы так и не собирался рассеиваться, вот дорога впереди делает ещё один поворот…
Они повернули, и… И сразу там остановились… Да, что-то очень знакомое было во всём этом… Да, что-то очень знакомое, и как будто бы… Да, и что-то как будто бы однажды уже виденное было и в этой ведущей куда-то дальше вверх дороге, и в этих, каких-то причудливых каменных нагромождениях вдоль неё… Они немного постояли молча, а потом переглянулись и потихоньку двинулись вперёд… Но всё равно это ощущение однажды уже виденного и давно знакомого так и не отходило, и даже больше, и вся эта местность, и всё дальнейшее почему-то было им уже давно и очень хорошо знакомо…
— Да, а вон там будет ещё один поворот, — Как-то немного задумчиво и неспешно проговорил Альберт, — Да, а за ним начнётся и сам спуск в долину…
— Да, и ещё перед этим спуском, слева будет пологий склон, в который перейдут эти каменные стены, да, и перед самым ущельем будет небольшой, примерно 500 метровый ровный и пологий каменистый склон слева… — Так-же, немного задумчиво и неспешно продолжил его реплику Эдгар… — Да, и нам кажется надо будет сойти там с этой дороги, и подняться немного наверх и назад, да, немного повыше того места, где начинается это ущелье…
— Да, кстати, в этом-то ущелье и расположен тот самый Изышь, и перед ним должна быть сначала вертолётная площадка, а от неё вглубь ущелья должна отходить и дорога, связывающая этот посёлок с «большой землёй», и ведущая ещё куда-то дальше, к пограничным заставам, — Сказал в свою очередь и Рэд.
— Ну что-же, пойдём?
— Пошли, пошли…
И они молча двинулись дальше. Да, и как и говорил Альберт, метров через 500 дорога делала небольшой поворот примерно на 50 градусов, и за ним… И за ним, когда они прошли ещё метров 400 (причём это ощущение какой-то странной и внезапной новизны, уже когда-то виденной и до странности знакомой было у каждого), то перед ними слева действительно после небольшой полого спускавшейся каменистой возвышенности появилось и широкое, уходящее куда-то далеко вглубь и вниз ущелье, в котором они сразу-же увидели и тот немного им уже знакомый, присыпанный небольшим снегом горный склон с тем самым, немного им уже знакомым посёлком… Да, это и был тот Изышь, внизу, примерно в 1,5 километрах от них…
— Да, а кстати, нам сейчас сюда, — поправил собравшихся уже было спускаться коллег Эдгар, указывая на почти пройденный ими, полого спускавшийся к дороге ровный и покатый горный склон… — Да, нам сейчас сюда, на этот взгорок, да, и кстати, где-нибудь вон-там, ближе к середине, да, примерно там, где растут эти небольшие низкорослые сосны, мы сможем и сделать привал…
— Ну что-же, возражений вроде никаких…
— Ну да, и у нас ещё два полных термоса, которые мы заправили сегодня утром.
Они сошли с дороги, поднялись по довольно ровному каменистому склону и подойдя к тем низкорослым соснам опустились на небольшую площадку, плотно устланную хорошим и толстым слоем слегка покрытого инеем мха… Да, и как это вообще-то странно, — ведь они в этих местах впервые, но и эти сосны, и эта прогалина… Как всё знакомо… Да, и это ощущение, что всё это уже когда-то было… И эта стоянка, и эта дорога, над которой уже стал потихоньку рассеиваться утренний туман, и Альберт, достававший термос и начинавший разливать по небольшим чашкам кофе, и Эдгар, передающий эти чашки соседям… Да… Они выпили по чашке кофе, закурили, потом Альберт налил ещё по одной, опустошив их первый термос, затем не спеша вытащил из рюкзака второй…
— Да, а как всё знакомо…
— Не говори… Всё…
— И вообще-то всем…
— Да, а кстати, а ведь должно быть и что-то ещё… Да, и тогда ведь были ещё и галеты!
— Ага, а как это ты угадал, ведь они лежат в наших запасах уже три недели, — только что их увидел, залезая в рюкзак и доставая эти термосы и удивился, что они вообще сохранились, — ответил немного улыбнувшись Альберт.
— Ну так что-же, если были ещё и галеты, так давай, доставай их, это будет как раз прекрасное дополнение и к нашему последнему кофе, и к этому последнему…
И пока Альберт доставал из рюкзака это случайно сохранившееся «Н.З.», все с небольшой долей удивления стали обращать внимание на то, что над Дорогой вообще-то происходят какие-то довольно странные вещи, или если немного поточнее, — то появляются какие-то странные, и не очень понятные явления…
Да, а дело в том, что над всей этой Дорогой, с которой они сошли минут 30 назад сначала как-бы незаметно, но спустя несколько минут уже очень отчётливо спустилась и сгустилась, и уже потихоньку потрескивала, испуская фиолетово-оранжевые вспышки какая-то, идущая уже по всей её протяжённости полоса… Да, именно полоса каких-то насыщенных электрических разрядов, висевшая в 1,5 — 2 метрах над Дорогой, немного потрескивая и временами выпуская небольшие электрические разряды и бесшумные вспышки небольших молнии… Да, и так она провисела где-то около пяти минут…
И после этого Дорога, и все её очертания стали как будто бы медленно таять… И когда через 3 минуты эта полоса электрических разрядов совершенно неожиданно бесшумно вспыхнула очень яркой и ослепительно светлой вспышкой…
То когда ко всем сидящим наконец-то снова вернулось нормальное зрение, и только в глазах ещё понемногу продолжали проплывать небольшие темноватые круги (естественное следствие этой очень яркой вспышки) да, и когда ко всем опять вернулось нормальное зрение, то они увидели что все они также сидят на том-же возвышении, а под ними … А под ними, на том месте где ещё несколько минут назад была отлично видна эта Дорога простиралось уже довольно широкое каменистое плато, на котором местами кое-где возвышались совсем не маленькие каменистые возвышения и причудливые скалистые утёсы, да, и где-то метрах в ста от них как ни в чём не бывало протекал и подпрыгивал на камнях весьма звонкий и быстрый горный ручей, делавший небольшие бурны на быстром пороге как раз там, где минут 40 назад они подходили к этой возвышенности…
Да, а этой дороги уже как будто и не было вовсе…
— Эгей, ребята, а это так она с нами попрощалась!
— Да, похоже на это. Довела нас до того места, куда нам было нужно, попрощалась с нами, и исчезла…
— Да, а всё-таки странная эта дорога… Интересно, и где теперь она снова появится, и поведёт ещё каких-нибудь путников в их путешествия…
— Да, но нас она уже привела, и спасибо ей за это, — с небольшим вздохом сказал Рэд. — Ну что-же, давайте допьём этот кофе, и уже закончим этот наш последний пикник в этих землях…
— Ну что-же, давайте, — сделав глоток кофе немного задумчиво ответил Альберт.
— Да, и как-же быстро здесь всё изменилось… Ну да ладно. Да, и кстати, а кофе очень неплохой. Ну что, ещё закурим?
— Пожалуй.
— Да, вроде-бы успеем ещё перекурить…
Все трое с небольшим удивлением посмотрели на сказавшего это Альберта, достали по сигарете и прикурив задумчиво переглянулись.
И когда с этим перекуром было уже покончено, и все сидели, осматривая этот весьма переменившийся ландшафт Альберт сначала немного приподнялся, потом привстал, повернулся в сторону от большой дороги, сначала как будто бы что-то разыскивая, или пытаясь рассмотреть и наконец-то найдя, и где-то минуты две сосредоточенно на что-то смотря довольно негромко, но отчётливо сказал остальным сидящим:
— Ну что-же, а похоже, это уже всё.
— Всё?
— Да, всё. Да, и теперь — нам туда.
И он очень отчётливо показал рукой на возвышавшийся примерно в 150 метрах от них примерно 4 метровый, какой-то прозрачный, искрящийся и чем-то переливающийся сферический, и как им почему-то показалось воздушный цилиндр, куда они теперь должны…
— Да, давайте, одевайте рюкзаки, и это всё, нам пора возвращаться.
— Куда, туда?
— Да, туда, домой, — спокойно ответил Альберт, и поправив рюкзак сказал остальным:
— Ну что, пошли? И неспешно пошагал к этой совершенно неожиданно появившейся здесь световой призме. Он шёл первым, остальные следовали где-то метрах в 20 -25 за ним. И когда он подошёл к этой светящейся сфере метров на 30 и остановился, сделав следующим за ним знак тоже притормозить и минуты три простоял, как будто бы над чем-то раздумывая и решая, глядя на эти светящиеся переливы, а потом повернувшись к своим спутникам сказал: — Ну всё, теперь уже можно. Да, я иду первым, вы за мной следом. Только обязательно держите интервал, — он должен быть ничуть не меньше 5 минут за следующим. Ну, всё, и сейчас внимательно следите за мной, предупреждаю, это очень важно, и дальше делайте всё точно также. Ну, ладно, а теперь я пошёл.
И он ещё раз кивнул им, постоял около минуты перед этим самим «входом», как будто бы что-то отыскивая, потом сделал несколько шагов, и сразу полностью исчез за этими переливающимися световыми отливами.
— Ну что-же, а теперь должен идти уже я, — сказал Эдгар, и обратившись к остальным ещё раз напомнил: — И смотрите за интервалом. Следующий должен заходить туда не раньше, чем через 5 минут. И выждав это время и постояв ещё немного он вздохнул, подошёл к этой сфере, и через несколько секунд точно также скрылся за этими световыми переливами.
После Эдгара к этой призме подошёл Дэйв, и когда и он скрылся за этими светящимися отливами, то Рэд, напоследок ещё раз оглянувшись по сторонам, и пристроив поудобнее рюкзак у себя за спиной сказал: — Да, и ведь какая-же она всё-таки странная… Вся эта земля… Обетованная… И точно также подошёл, ненадолго приостановился, а после этого как будто бы протиснулся через какой-то вроде и совсем невидимый вход в этой сфере… Да, кто их там знает со всей этой плазматикой…
И когда примерно через 10 минут он пришёл в себя посередине широкого огороженного зелёного газона в центре парка их большого Московского Центра, то все трое его коллег уже точно также сидели недалеко от него, полностью окружённые специалистами, коллегами, знакомыми и встречающими. И когда уже оклемавшийся Рэд немного поводил головой, чтобы слегка размять затёкшую шею, чей-то очень знакомый голос откуда-то чуть сверху и сбоку сказал: — Ну что-же, со счастливым приземлением на земле обетованной… Да, ну вам и довелось там попутешествовать… Ну что-же, а тебе — большой-большой привет из Лондона, от брата и племянников. Да, у старшего три дня назад был день рождения…

ЭПИЛОГ

Прошло 3 недели после их возвращения. Альберт сидел в отведённом ему (также как и всем его друзьям) специальном кабинете, расположенном на 12 этаже большого здания Центра, телевизор в углу негромко показывал сводку последних новостей, на столе рядом лежала стопка последних газет и ещё не остывшая чашка чая, рядом лежала папка в которой находились вопросы некоторых знакомых специалистов, на которые они просили дать какие-нибудь ответы или разъяснения, и рядом с ними лежало полученное вчера вечером письмо из Новосибирска. Да, завтра наконец-то к нему приедут… Что-же касается остальных, то Эдгара спустя два дня, как только разрешили доступ каждый день навещали жена и два сына, к Рэду его родные и некоторые коллеги по работе прилетели также к вечеру второго дня, а к Дэйву его брат, сын и отец прибыли на третий день к утру.
Да, но доступ посетителей пока к ним очень ограничен, и каждые 2 часа медсестра снимала регулярные кардиограммы, измеряла давление и снимала прочие довольно объёмные и ответственные медицинские показания.
Да, срок этого их местного «карантина» продолжится ещё где-то около 3 недель, но выход наружу, разговоры с коллегами, — всё свободно. Да, если не считать тех ежедневных 3 -4 часов в главном зале, где подробно, и со многими вопросами разбирался весь их поход, с бесконечными вопросами с самого начала, и до того момента, как они оказались уже снова дома. Да, и наверно не секрет, что этот «Феномен Дороги» (как его сразу-же окрестили почти все специалисты) интересовал всех даже больше других, и совсем не менее интересных фактов и эпизодов из их путешествия.
Ну что-же, а теперь нашим научным коллегам уже работать и работать над привезённой ими информацией, и работать не один год… Он вздохнул, немного потянулся, откинулся в кресле…
— Да, и не два…
Тут в его дверь негромко постучали, и услышав ответ «открыто» дверь плавно приоткрылась, и в комнату вошёл Рэд, и кивнув своему коллеге слегка улыбнулся.
— Привет, ну что-же, всё также проверяют и осматривают?
— Да, что уж с ними делать…
— Да, и нами тоже.
— Ну а что там у вас, есть какие-нибудь новости?
— Да, пожалуй, что нет… Хотя — вчера вечером стало известно, что через 2 недели готовится большой, и по возможности подробный разговор о нашем путешествии, в котором сначала будут представлены наши рассказы и описания, потом наши видеокадры и фотоплёнки, и особенное место будет отведено картографическому сравнению, которое, не секрет, вызвало у всех просто сенсацию. Так-что будь готов «предстать пред нашими учёными мужами», и через две недели — первый большой доклад и обзор на тему нашего «путешествия».
— Да? Ну что-же, будто и не ждали…
— Ну да, не без этого.
— Да, и кстати, а ты сейчас пойдёшь в какую сторону?
— А я сейчас схожу, и загляну в гости к Эдгару и Дэйву.
— Ну что-же, им большой привет, и скажи на всякий случай, что наша встреча — как обычно завтра в 10.
— Да, добро.
— Ну ладно, спасибо что навестил.
— Да я ведь к вам всегда заглядываю каждый вечер.
— Ну что-же, всё равно, спасибо.
— Ну ладно, тогда хорошего тебе вечера и хорошей ночи.
— Да, и тебе и остальным — точно того-же.
— Так точно, будет исполнено, — ответил, улыбаясь и стоя уже у двери Рэд, и ещё раз кивнув ему щёлкнул дверь и скрылся в коридоре.
А Альберт слегка зевнул, закурил сигарету, размешал песок в чае, немного посмотрел на стоявшую рядом фотографию сына…
— Да, а всё-таки долговато это всё было… Да, и как там они… Да…
Но тут телефон, стоявший немного сбоку от кресла очень мелодично, и довольно неожиданно зазвонил.
Он снял трубку, и знакомый голос снизу, с коммутатора очень вежливо спросил:
— Альберт?
— Да, я.
— Альберт, вам звонят из Новосибирска. Вас соединить?
— Да что ты, да конечно-же, конечно!
— Алло, алло, отец? Ну наконец-то. Да, я из аэропорта. Да, всё, точно, и мы вылетаем через полчаса. Да, у тебя во сколько впуск? Да? В 9.30? Да, ну всё, и до завтра.
И Альберт положил трубку на место, и уже просто закрыл глаза…

КОНЕЦ

Июнь 2015

Добавить комментарий