По ту и эту сторону дороги, и по воде — круги, круги, круги…

Эта книга посвящается всем тем, кто Что-то ищет, или может быть хочет Что-то найти и Понять… Сделать… Пробовать… Верить…

Довольно странно жить, невидимым никем.
Вдали от суеты и обещаний,
Как странен нам бывает тонкий миг,
И Лик Его. Творения и Создания…
Природы дети, — вот ещё один скатился
камень вниз,
В глубины сокровенности сознаний,
И — осень, и ещё один упавший лист…
И — тонкий Миг… И — будто чей-то Лик…
Ещё одни крупицы мирозданий…
Автор

1

Дорога уже около получаса шла почти «по прямой», практически без особых поворотов и подъемов, которых они за последние три дня успели насчитать на ней уже столько… Да, но сегодня, где-то с семи часов — только один небольшой подъём с мягким и плавным изгибом на спуске, — и больше ничего… Ровная, хорошая дорога, даже как-то непривычно… Солнце село минут десять назад, мотор урчал спокойно и ровно, свет дальних фар уходил далеко вперёд, тёплый ветер из немного приоткрытого окна сдувал искры с сигареты Олега, приборная доска светилась мягким матовым зеленовато-синим спокойным отсветом.
— Ну что, проедем этот участок, и давай минут через 10 остановимся на ночёвку, — сказал Андрей, и затушив в пепельнице свою сигарету и достав из проёма между сиденьями бутылку с лимонадом сделал два глотка, и повернувшись к своему соседу спросил: — Будешь?
— Пожалуй, — ответил Олег, и приподняв стекло протянул руку и взял бутылку с прохладным, и вполне освежающем «Херши».
— Ну что-же, а вот и небольшой поворот, — улыбнулся Андрей, — да, давно-же их не было…
Но поворот этот был очень плавным и ровным, градусов 25, и они, отъехав от него метров на 300 вырулили на ровный и поросший невысокой травой съезд с этой трассы, заглушили мотор и выйдя из машины оглядели эту ровную площадку, доставшуюся им на этот раз для ночлега.
Андрей отошёл от машины, и сел на довольно большой и широкий камень, стоявший сбоку этой площадки, Олег закурил сигарету, открыл заднюю дверь и вытащив из дорожной сумки большой термос и пакет с дорожным ужином так-же подошёл, кивнул Андрею и опустился рядом. Поставив термос и пакет с припасами на свободное место между собой и своим товарищем (который с 12 часов сегодня просидел за рулём, и на все вопросы о замене только отрицательно мотал головой, и отвечал, что до ночёвки машину вести будет он). Олег потрогал руками широкий камень, и улыбнулся, пододвигая пакет с чашками, пиццей и ещё кое-чем дорожным поближе к своему товарищу негромко сказал: — Ну что-же, давай что ли перекусим?
— Давай, давай.
— Да, а кстати, а камень-то этот и сейчас такой тёплый, что пожалуй…
— Ну, не забывай, что вот уже четыре дня температура днём держится где-то около 30 градусов, ну а этот приличный валун лежит совсем на ровном месте, и то, что он за день так нагревается, — совершенно нормально.
— Да, пожалуй, — ответил Олег, и отвинтив крышку термоса вытащил из пакета их чашки, пакет с ложками и банками с молоком и сахаром, поудобнее расставил их на этой каменной поверхности, и отвинтив пробку термоса разлил вечерний чай по кружкам.
— Да кстати, извини, но как тебе эти 10 часов за баранкой?
— Вполне, и кстати ты не беспокойся, а лучше вспомни, — когда мы год назад делали наш пробег до Азова, то тогда у нас никаких напарников ведь не было и в помине. А это наше путешествие — это просто как приятная прогулка, когда можно и поспать, и почитать, пока кто-то из нас сидит за этой баранкой… Да, так что я даже удивляюсь что ты за последние два дня даже и не вздремнул. Да, а чай-то какой горячий, — надо добавить пожалуй немного молока.
И Андрей поставил чашку, взял банку с молоком и налил из неё немного в свою чашку, после чего и Олег воспользовавшись его примером точно так-же немного плеснул и в свой чай, и вытащив по запечатанной пицце пододвинул одну своему «рулевому», после чего достал и пакет с бутербродами и открыв банку с сахаром закинул в свой высокий бокал три ложки, и так-же пододвинул её своему спутнику, который тем временем при свете дорожного фонарика немного склонившись над их дорожным приёмником настраивал его на какую-то музыкальную волну одной из местных радиостанций. И когда из небольшого приёмника уже устойчиво полилась весьма неплохая полуджазовая подборка он ещё немного поправил антенну, отклонив её в сторону (чтобы случайно её не задеть), и только после этого так-же присоединился к их дорожной трапезе.
И через 20 минут, когда их большой термос стоял уже наполовину пустым, а на большом и широком камне рядом с их чашками лежала так-же и пачка сигарет и зажигалка, и оба наших ещё недавних однокурсника сидели, попивая крепкий чай и затягиваясь сигаретами, и после небольшого разговора они ненадолго замолчали, и прислушались к мерному стрекотанию сверчков и уханью и хлопанью крыльев нескольких больших птиц, пролетавших немного сзади и левее их стоянки к опушке возвышавшегося невдалеке от их ночёвки леса.
И первым прервал эту молчаливую паузу Андрей. Он несколько раз затянулся, глотнул немного из своей чашки, и поставив её на место сделал ещё несколько затяжек уже почти догоревшей сигареты, после чего немного помотал головой, и сказал:
— Нет, ты знаешь, а вообще-то всё это странно… И пожалуй весьма, если даже не очень…
И он немного помотал своей головой, после чего выкинул уже полностью догоревшую сигарету, вытащил из пачки новую, щёлкнул зажигалкой, несколько раз затянулся… Нет Олег, ты прекрасно знаешь, что я никогда особенно не верил в чудеса, но ведь вообще-то и такого ведь не может быть… Да, для начала — это те три небольших городка, которые мы проехали вчера вечером, и которых точно раньше там не было… Да, а потом — куда-же делись те два селения, первое из которых мы должны были проехать сегодня около 12, и после этого — второе, которое мы должны были встретить где-то около 5 часов… Где они? Ещё два года назад они были здесь, и я точно помню что в одном из них мы останавливались на ночёвку, а потом — и второе… Нет, надо посмотреть по карте.
И он поднялся, подошёл к машине, открыл бардачёк, вытащил оттуда планшетку с картами и хлопнув дверью снова подошёл к сидевшему всё так-же молча Олегу, сел на своё место и устроив поудобнее фонарик вытащил и развернул карту.
— Да, вот так мы три дня назад свернули здесь с Киевской трассы, и вот эта наша дорога… Так, вот это долгое озеро, которое мы вчера утром проехали слева, да, а вот и эта сетка небольших болот, которые тянулись где-то километров 8 после этого озера… Да, вот здесь мы были вчера вечером, и проехали этот первый, хорошо отстроенный и весьма ухоженный городок, которого совершенно нет на этой карте… Ну, вот примерно то место, где мы его встретили… Да, а потом — ещё два таких-же, с интервалом в полтора часа, которые мы проехали следом за ним… Да, они были, кстати, вот здесь и вот здесь… Это всё было вчера вечером.
— Да, мы ещё удивились, когда это только их успели здесь отстроить… Да, и кстати, и выглядели они уже весьма обжитыми… Мы оба тогда удивились, и пожали плечами.
— Да, это было вчера… Да, вот здесь — место нашей прошлой ночёвки, в 10 часов мы снова выбрались на трассу. Да, и вот здесь, — и Андрей краем ручки показал на одно местечко на карте, — да, и вот здесь прекрасно отмечен тот самый посёлок «Лебедёвское», в котором мы останавливались на ночлег в прошлый раз. Да, вот он, 569 километр… Да, вот этот самый первый посёлок, который мы оба прекрасно помним, но которого сейчас просто нет…
— Да, а это очень презабавно, — немного усмехнулся Олег, — ведь ещё подъезжая к нему мы пошутили, — изменилось ли то селенье, где мы когда-то ночевали… Да, и вот та большая скала слева была на том-же месте, а дальше… А дальше вместо этого посёлка была только ровная стена нетронутого соснового леса, тянувшаяся вдоль дороги на 25 километров… Да, ведь если бы какие-нибудь застройщики зачем-то бы и снесли это поселение, то тогда бы уцелела хотя-бы та площадка, на которой он размещался… Но ведь её там не было, только высокие и ровные сосны, возрастом лет 70… Да, мы сначала просто удивились, отъехали назад, нашли километровый столб, да, тот самый 569 километр, старый дорожный знак, поставленный ещё в начале 80, но никакого следа бывшего прямо за ним посёлка — только густая и не тронутая лесная чаща… Естественно мы вышли, полазали с полчаса по этим корягам и кустарникам, и когда мы вернулись к машине, перекурили, выпили по две чашки кофе, и ты тогда достал эту карту, посмотрел, — карта была отпечатана весной этого года, так что ошибки не могло быть, и указав на следующий посёлок, «Апрелевский», ты сказал что дальше за руль уже сядешь ты…
— Да, ещё-бы, и с этим «Апрелевским» — ведь точно такой-же фокус… Ещё когда мы подъезжали, я сказал: — «Не дай Бог его тоже так-же как и «Лебедёвского» не будет… Я точно помню это место, и «Апрелевский» стоит на берегу довольно большого и широкого озера, очень хорошо видного с трассы»… Ну да… И что-же?
— Да, озеро было видно и правда прекрасно, а вот от этого «Апрелевского» не было видно и следа, — только всё те-же высокие и совершенно не тронутые сосны, и если… Конечно, мы тогда опять остановились…
— Да, Олег, ты извини меня за это моё лихачество, — я просто рванул тогда под 120, ты извини, но это уже просто нервы…
— Да, и мне тогда тоже было немного не по себе… Мы ещё спросили друг друга, той ли дорогой мы едем, — не свернули ли мы случайно на какую-нибудь другую дорогу… Но мы знали прекрасно, что сворачивать здесь просто было негде, и это озеро, километров 8 тянувшееся вдоль дороги, — мы оба хорошо его помним…
— Да, жалко пожалуй что в лесах обычно не бывает таких-же внезапных церквушек, — самое время было бы остановиться, зайти туда и поставить по свечке «за здоровье», «за успех», да и за что-нибудь ещё…
— Ну ладно, что у нас в термосе? Половина? Наливай. Да, и мне тоже подкинь сигарету… Ну что-же, ну что-же, а насчёт этой дороги… Ну что-же, если на ней вдруг, и совершенно бесследно исчезают целые посёлки, то может быть точно так-же, внезапно на ней могут вырасти и какие-нибудь придорожные церквушки…
— Ну что-же, может быть, может быть… Да, а припозднились мы сегодня…
— Да, кстати, а насчёт каких-нибудь церквушек, — ты помнишь те три городка, которые мы проезжали вчера вечером? Ведь их тоже не было раньше, и на этой карте их тоже ведь нет…
— Да, а это… Они оба поставили свои чашки и немного помолчали…
— Знаешь, а я совсем не удивлюсь, если завтра или послезавтра мы повстречаем ещё один такой новый городок, и знаешь, — ведь в нём наверняка может найтись и какая-нибудь церквушка…
— Э… Особо верующими мы с тобой никогда вообще-то небыли, но если мы встретим ещё один такой-же городишко, — давай-ка мы там пожалуй и остановимся, и может быть кто-нибудь хоть что-нибудь нам сможет объяснить… Да, а на крайний случай, если вдруг нам зачем-нибудь понадобится местная церковь, то нам там подскажут, как её легче найти…
— Ну что-же, ну что-же, давай так. Я — всеми руками «за».
После этого они замолчали, похлёбывая уже весьма остывший чай с сигаретами и остатками пиццы, потом разлили из термоса остатки чая по чашкам, и Олег зевнув и потянувшись вытащил ещё одну сигарету, и оглянувшись по сторонам сказал:
— Ну что, давай-ка пожалуй ложиться. Ведь время-то сейчас уже весьма прилично.
— Ну что-же, давай, — ответил Андрей, — а что касается этих «сюрпризов»… То если в ближайшем городке мы найдём какую-нибудь церквушку, то надеюсь, что у кого, кого, а у местного священника, может быто даже под покровом тайны причастия или исповеди можно будет получить хоть какое-нибудь, но более и менее понятное объяснение всему этому. Ну ладно, что-же, давай докурим, и пойдём ложиться.
— Давай, давай.
И через 20 минут они уже устроились на откинутых креслах в своих спальниках, и ещё немного переговорив Андрей немного приподнялся, и потушил неяркий свет. Вокруг стояла уже поздняя ночь.

2

Солнце уже встало, Андрей спал спокойно, а Олег последние пол часа всё как-то безуспешно немного шевелился в своём спальнике, пытаясь хоть как-то разобраться со своим сновидением…
Довольно странный всё-таки сон… Да, пожалуй это просто сон, — подумал, немного повернувшись на другой бок Олег… Да, вот он выходит из здания школы, держа под мышкой выпускной диплом, вокруг него вовсю бегают мальчишки из младших классов, кто-то из более взрослых зашёл в парадную напротив, чтобы выкурить «потайную» сигарету, напротив него стоит большая группа родителей, держа цветы в руках…
Вот к нему подходят Андрей и ещё несколько его одноклассников с выпускными дипломами в руках… Они о чём-то говорят, кто-то достаёт из кармана сигареты…
Но — всё равно, что-то странное… Олег перевернулся на другой бок… Да, вот Андрей протягивает ему сигарету, потом немного виновато улыбается, и спрашивает: — Да, Олег, а ты не забыл, что мы учились в совсем другой школе?
— То… То есть как?
— Да очень просто. Ты заканчивал 112, а я 114.
— Да?
— Да.
— А… А как-же этот наш выпускной экзамен?
— Да, экзамены мы сдали «на отлично», да, но ты лучше посмотри на номер школы…
Олег повернулся, и посмотрел на табличку над школьными дверями: — Да, «Средняя школа № 215»…
— Да, но тогда-же мы не дома, а даже в немного другом конце города…
— Совершенно верно, — вон посмотри, какой номер автобуса?
— Да, правда, в том конце города ходят те автобусы… Но — это ведь довольно далеко от дома!
— Тише, тише, — вот идёт наш школьный преподаватель, чтобы поздравить нас с успешным завершением экзаменов…
— Да что ты!
— Тише ты, и если тебе не нравится, то в следующий раз смотри другие сны.
— Эй, ребята!
Олег несколько озадаченно смотрит по сторонам, звучит выпускной школьный звонок, вокруг — знакомые и незнакомые лица, и место, и улица — тоже не очень знакомы… Тут какой-то большой и зелёный воздушный шарик пролетает совсем рядом с ним, и он…
И он вдруг совершенно отчётливо услышал голос Андрея: — Да просыпайся-же ты, соня, мы сегодня итак проспали минут на 40, и сейчас уже половина 11. Ну вот, наконец-то очнулся, а то я уже минут пять пытаюсь тебя добудиться.
— Да? Что? Уже утро? А, это ты Андрей. Да нет, погоди, погоди…
— Ну ладно, наконец-то проснулся, давай, вылезай из своего спальника, а я пойду и послежу за чайником, — он уже закипает.
И оставив дверь открытой Андрей подошёл к уже закипевшему чайнику, рядом с которым стояли их утренние припасы и дорожный термос, а Олег, ещё раз помотал головой и пробормотал: — Ну уж тоже, присниться… Ну ладно, где тут сигареты? Да и вообще, пора уже тоже вылезать. И он тоже выбрался из своего спальника, перебрался на первое сиденье, поднял спинку и также выбрался из машины, закурил и подошёл к Андрею, который уже заваривал по чашкам их утренний чай. Вылив остатки кипятка в большой термос Андрей закрыл крышку их примуса, взял свою чашку и несколько бутербродов и сел рядом с Олегом на тот-же широкий камень и кстати не смог не отметить, что хотя ещё было по утреннему свежо, но он к этому времени успел уже довольно-таки неплохо нагреться.
— Ну что, что у нас на карте?
— На карте, на карте… Следующий посёлок, а точнее — даже целый городок мы должны будем проехать сегодня где-то около 9 часов вечера.
— Так что-же, так мы там пожалуй и заночуем?
Они переглянулись, и глубоко вздохнув кивнули, и Олег вытащив сигарету сказал:
— Ну конечно-же, и кстати мы можем где-нибудь, да и даже там на денёк с небольшим задержаться, — ведь мы никуда не опаздываем, да и кстати там мы пожалуй и попробуем выяснить, что-же такое случилось с этими двумя посёлками, от которых мы не отыскали и следа… Да, а на всякий случай — пожалуй уж какая-нибудь церквушка там скорее всего найдётся, и… И в случае чего, то хоть какую-нибудь информацию у местного священника мы сможем получить…
— Ну что-же, вроде можно потихоньку и собираться, и минут через 20 — 25 садиться «в сёдла». Да, а ведь неплохие места для ночёвок подбираются нам на этой дороге, — ответил Андрей поднимаясь, поёживаясь, и оглядывая место их стоянки. — Ну что, давай ещё перекурим, а потом уже начнём сборы…
— Ну что-же, давай.
…Итак два наших молодых приятеля, познакомившихся друг с другом ещё в школе и проучившиеся там вместе до 5 класса, после чего родители Андрея переехали на другую улицу, и естественно что так-же ему пришлось поменять и школу (да, пожалуй для порядка если немного оглянуться к самому началу этой главы, то справедливости ради можно отметить, что школа Андрея была и правда 114, а Олег окончил выпускные экзамены с их старой, 112), да а после этого они вместе подали документы в СПБГУ, на исторический факультет, и четыре года назад они оба успешно и с отличительными грамотами сдали последние выпускные экзамены. После этого Андрей последние два года работал переводчиком в одной из туристических компаний, а Олег после небольших раздумий год назад закончил свою работу репетитором (в основном он подготавливал и натаскивал студентов по разным предметам, а так-же помогал немного наверстать науки некоторым молодым людям, перед поступленьем их в какой-нибудь ВУЗ). Да, а Олег после небольших размышлений, и кое-каких действий год назад подал документы в аспирантуру в том-же ГУ, и по тому-же предмету. И у Андрея в запасе было чуть меньше 2 месяцев его летнего отпуска, а у Олега ещё оставались в запасе примерно 3 недели летнего времени, которое они, по устоявшейся уже традиции обычно проводили в различных поездках по самым разным, и чем-то им достопримечательным местам и городам.
Итак два наших молодых путешественника через пол часа, то есть где-то в пол 12 уже уселись на свои дорожные места, и за рулём сидел опять Андрей, по договорённости, до пол пятого, после чего вместо него за руль садился снова Олег. Включив мотор они оба оглянулись, посмотрели на место их последней стоянки, и кивнув вырулили на трассу.
Около 12 они переехали реку, которая делала в том месте небольшой разлив, и которую они оба довольно хорошо помнили по своим прошлым поездкам, и дальше дорога шла очень ровно, и настроение у наших путешественников было весьма положительным и немного приподнятым. Да, как будто и не было и позавчерашних трёх внезапных городков, и вчерашнего эпизода с этими двумя куда-то исчезнувшими посёлками, они просто ехали по давно им знакомой, и очень неплохой трассе, часто встречая по пути уже хорошо им знакомые местные вехи, — вот и большая скала с левой стороны дороги, потом ещё один быстрый ручеек, метров 300 журчавший совсем рядом с трассой, и только перед небольшим поворотом плавно сворачивающим под небольшой мост, и дальше уже исчезавший в начинавшемся примерно метрах в 50 от дороги высоком хвойном лесу.
В три часа они притормозили около небольшой придорожной прогалины, и минут 40 ушло на их традиционный, и весьма радушный дорожный обед и небольшой перекур с кофе и чаем.
Глотнув немного из своей чашки Олег достал ещё одну сигарету, прикурил, потом глотнул ещё раз, и немного задумчиво посмотрев в сторону дороги перевёл свой взгляд на Андрея, и немного помолчав всё-таки спросил: — Ну что Андрей, давай может за руль сейчас сяду я?
Андрей глотнул кофе, потом сделал пару затяжек, и выпустив довольно густой клубок дыма немного помолчал, но потом ответил: — Да нет, давай уж как договорились, до половины пятого. Ещё час с небольшим, — и потом твоя очередь. А пока веду я.
— Ну что-же, раз так, — то давай.
И они посидели так ещё минут 10, потом поднялись, и быстро собрав свои дорожные причиндалы снова расселись по своим местам, и когда Олег оглядев ещё раз место стоянки захлопнул дверь, мотор мягко и мерно заурчал и машина ровно и плавно выкатилась на трассу, и быстро набирая скорость уже вскоре скрылась за ближайшим плавным поворотом.
Ну что-же, настроение у наших молодых путешественников было прекрасное, радиоприёмник постоянно транслировал лёгкую музыку одной из местных радиостанций, тёплый ветер влетал в приоткрытое окно и иногда сдувал пепел с их сигарет.
Да, и пейзаж за окном менялся вообще-то всё так-же — сосновый боровой лес, небольшие прогалины (очень часто с довольно большими, и весьма причудливыми скалами), потом — довольно большие и ровные полу поля, полу луга, потом небольшая роща, и снова сосновый лес, иногда справа или слева от них открывались большие и широкие глади довольно немаленьких местных озёр, и дорога шла довольно ровно. И да, если ещё вчера вечером они и вспоминали что первые три дня эта дорога всё время плутала по почти бесконечным подъёмам, спускам и поворотам, и ровных мест на ней тогда практически не было, да, но вот теперь — наконец-то и ровная трасса, и ехать по ней — одно удовольствие…
Да, так время подошло и к половине пятого, и когда стрелка часов на приборной доске наконец-то достигла 30 минут Андрей ровно и легко притормозил, и заехав на обочину положил руки на руль, и Олег посмотрев на него перегнулся через сиденье, вытащил из сумки их большой термос, и через 10 минут сидя на небольшом пригорке метрах в 20 от машины и попивая чай с лёгким перекусом они вытащили по сигарете, и Андрей сказал: — Ну что-же, теперь — твоя очередь.
— Ну уж спасибо, наконец-то уступил, — ответил, отмахиваясь от какой-то мошки Олег, и через 10 минут, уложив уже все припасы обратно Андрей подошёл, и открыл правую дверцу, а Олег, и с несколько довольной миной уже усаживался на сиденье за рулём. И пару минут постояв и докурив Олег включил мягко заурчавший мотор, и так-же мягко и плавно выбрался на трассу, на которой они уже вскоре, и на вполне приличной скорости снова скрылись за небольшим и плавным поворотом.
Ну что-же, «за бортом» было опять примерно плюс 30, кондиционер работал вовсю, и в приоткрытые окна частенько вместе с немного даже упругим ветром залетали и небольшие стрекозы и мотыльки. Да, в салоне было уютно и прохладно, Олег вёл аккуратно и ровно, держась скорости примерно 80 — 90 километров, и в середине шестого они немного разговорились, и в результате небольшого разговора пришли к консенсусу, что после 6, где-нибудь в 6 -15 в 6 -20 вполне можно будет сделать ещё одну стоянку, и заодно на ней наполнить их уже полупустой дорожный термос.
Переговорив они вытащили по сигарете, прикурили, и дорога сделав ещё один небольшой поворот вообще окончательно скрыла их от лучей довольно-таки жарковатого солнца тенью высокого и довольно густого леса, из которого частенько вылезали на обочину весьма большие и развесистые заросли различной приземистой растительности.
Дорога текла очень плавно и ровно, время на часах показывало уже где-то около 6, и немного переговорив они решили что минут через 10 -15, как только они увидят какой-нибудь приличный съезд, где можно будет остановиться, то там они пожалуй и притормозят. Отпив пару глотков лимонада, как обычно стоявшего между их креслами Андрей немного потянулся, слегка мотнул головой и перегнувшись через кресло стал понемногу выбирать из их большой походной сумки на заднем сиденье то, что им может пригодиться на этой стоянке. Олег, насвистывая какую-то весьма мелодичную мелодию и положив руки на руль смотрел на дорогу…
И тут, и совершенно неожиданно весь ландшафт вокруг стал очень быстро, и очень неожиданно меняться… Сначала в густой лесной мгле стали появляться сперва не очень большие, но в течении нескольких минут ставшие просто весьма-таки уже приличными просветы, как-то очень быстро превратившие этот, и весьма дремучий лес в довольно-таки невысокую рощицу с большими прогалинами, и спустя ещё несколько минут слева от них засверкала вдали гладь довольно большого озера, покрытого небольшими островами, и когда они, так и не решившись пока остановиться, и подгоняемые самым простым и понятным любопытством: — «А что-же там дальше» проехали ещё метров 700 Олег всё-таки сбавил скорость, и очень мягко нажал на тормоза… Да, а этого они вообще-то и не ожидали…
Где-то метрах в 50 перед машиной висел городской указатель «Верхнеозёрск» и дальше, уже почти прямо за этим знаком начинались довольно современные, и очень хорошо ухоженные городские постройки. Оба наших друга переглянулись, а Андрей всё-таки вытащил уже приготовленный им для запланированной небольшой стоянки дорожный термос и две кружки, и налив в них чая и передавая чашку Олегу спросил:
— Ну, и как тебе это?
— Да, а это… А это не из тех ли городов, которые мы вчера вечером так лихо проскочили?
— Да, и которых нет на карте…
— Ну что-же, мы же ведь собирались примерно где-то в этом месте сделать небольшую остановку.
— Да, собирались… Но — вот нам и стоянка… Ну что-же, ведь мы здесь вообще-то наверняка сможем и заночевать… Да, и кстати и пожалуй попробовать разузнать, давно-ли был построен этот городок, кто его жители, да и пожалуй даже — не слышал ли кто-нибудь о двух небольших посёлках, один из которых на 569 километре и о втором…
Но тут Олег положил свою руку ему на запястье, и посмотрев на него довольно негромко сказал: — А знаешь, а с этим вопросом я советую быть поосторожнее, и естественно, спрашивать тут первого попавшегося…
— Да, пожалуй ты тут можешь быть прав… Да, и кстати, об нашем вчерашнем разговоре — ведь если что, то мы вообще-то сможем потихоньку расспросить об этом местного священника. Да, я надеюсь что хоть какая-нибудь церквушка здесь может быть… А так мы просто заночуем здесь, а завтра — просто пойдём, и немного погуляем по улицам этого городка…
Олег помолчал полминуты, потом улыбнулся, и повернувшись к Андрею ответил: — Да, а что касается церквушки… Ну уж я думаю, какую-нибудь мы здесь отыщем…
Они допили остатки чая, закинули кружки назад, и Андрей сказал: — Ну что-же, давай, трогай…
И их «Опель» плавно и мягко отъехал с обочины и стал приближаться к городским постройкам.

3

Проехав минут пять вдоль тянувшихся вдоль дороги многоэтажных построек с ровными зелёными газонами они подъехали к довольно широкой, и так-же обстроенной многоэтажными зданиями с просветами зелёных оазисов улице, ведущей прямо от шоссе внутрь города, и Олег сказав, что если что-то здесь есть, то это скорее всего там, свернул туда, и они проехав мимо трёх или четырёх длинных домов остановились около небольшого зелёного сквера, с боку которого пролегала дорога, ведущая куда-то дальше внутрь этого жилого массива, и остановившись стали смотреть, — у кого-бы здесь можно бы было хоть что-нибудь разузнать. Они простояли минут пять, рассматривая этот жилой сквер, но как не странно никого пока не заметили, — ни обычных мальчишек, копавшихся бы в песочнице, нет никого… Даже вездесущих бабулек на скамейках и вечных мамаш, покачивающих свои коляски, — сквер вроде бы совсем пустой. Только где-то вдалеке из какого-то дома открылась дверь, и чей-то силуэт немного прошёл куда-то дальше вглубь, и скрылся за одним из поворотов…
— Да, а не выйти-ли на разведку, может хоть кого-нибудь здесь мы найдём, и…
Но до конца он так и не договорил, и посмотрев туда, куда ему рукой указывал сосед, несколько секунд назад оторвавшийся от созерцания этого сквера, и посмотрев на дорогу замолчал, и так-же как и Андрей стал несколько удивлённо смотреть на непонятно откуда появившегося, и уже почти приближавшегося к ним немного прихрамывающего, и опиравшегося на весьма приличную резную трость человека лет 50, с весьма аккуратной и ухоженной окладистой бородой, и каким-то странным, вроде-бы обычным, но в тоже время каким-то внимательным, и смотрящим как будто откуда-то из глубины выражением глаз.
Между ним и машиной было уже едва-ли чуть больше 20 метров.
— О Боже, а он то как успел здесь оказаться, ведь улица была пустой.
— Не знаю, не знаю…
— Да уж, и правда, — чего только иногда не увидишь… — Или не повстречаешь… — И приоткрыв дверь и сделав совсем невинное лицо Андрей вышел из машины, и почтительно кивнув уже почти подошедшему незнакомцу вежливо спросил: — Извините пожалуйста, но мы в вашем городе впервые, только сейчас съехали с трассы, можете ли вы подсказать, где здесь у вас можно найти какую-нибудь гостиницу, чтобы можно было…
Но его речь прервало несколько гулкое покашливание остановившегося рядом с ним вопрошаемого, и как только он откашлялся, то он как двум нашим друзьям показалось даже как-то неожиданно, и с несколько гортанным произношением проговорил: — А, так вы здесь впервые… Впервые… Да, и только что… Только что с трассы… Да, и вы хотите…
Тут он на несколько секунд замолчал, посмотрел на наших молодых людей, и обоих в этот момент очень поразила какая-то глубина его взгляда, да, именно глубина, полная какого-то смысла, каких-то знаний, какого-то выражения…
Да, но выражения «чего» был полон этот взгляд они додумать так и не сумели, поскольку этот «незнакомец» очень мягко улыбнулся, немного выпрямился, и очень добродушно посмотрев на гостей ответил: — Ну что-же, добро пожаловать в наши края, добро пожаловать… Да, а вы видно из далека к нам. Ах да, извините, возраст уже, годы.. Да, так вам нужно в гостиницу? Что-же, это близко, сейчас покажу, — и он указал уже стоящим рядом друг с другом молодым людям на трассу, с которой они недавно съехали, и очень подробно объяснил: — Выезжаете опять на эту дорогу, потом едете до следующего, такого-же как этот, поворота, сворачиваете, и минут через пять выезжаете на нашу площадь с большим фонтаном посередине, и прямо напротив вас будет и четырёхэтажное здание гостиницы, вы его сразу-же запомните, — в том-же доме, в левом крыле этого дома, в небольшой пристройке кстати находится и наша библиотека, а её просто трудно будет не заметить, такая высокая у неё вывеска.
— Да? Вот это спасибо, вот это спасибо. Да, а то бы мы здесь долго ещё плутали…
— Да уж бросьте вы, долго — не долго… Да, кстати, когда доберётесь до гостиницы, то передайте пожалуйста привет хозяину от Аврелия, и скажите ему что я сегодня вечером, попозже, наверное тоже загляну к нему в гости.
— Спасибо, да не знаем как даже вас и благодарить…
— Да бросьте вы, да, и как только выезжаете на площадь, — то это прямо. Счастливо отдохнуть.
И два наших туриста усевшись и закрыв двери ещё раз помахали так удачно попавшемуся им прохожему, переглянулись, и повернув обратно к дороге выехали на неё, и через несколько минут перед ними оказалась почти точно такая-же боковая улица, в которую они и свернули, и действительно минут через пять они вырулили на широкую площадь с бассейном, в котором посередине журчал довольно высокий фонтан, и сразу за ним увидели довольно старое жёлтое четырёхэтажное здание с вывеской «Гостиница», а рядом с ней в довольно длинной двухэтажной пристройке и правда находилось заведение с крупными буквами у крыши: «Библиотека».
— Ну что-же, нам скорее всего прямо туда.
— А, но если только не заскочить в это заведение с левого края, и не спросить там несколько географических карт, а заодно и масштабную карту этой местности.
— Ну знаешь, давай-ка это лучше завтра.
— Ну что-же, тогда — мы приехали.
И припарковав машину около высоких гостиничных дверей они вытащили сумку и остальные достойные внимания предметы из салона, запихали их в багажник, и направились к приветливым гостиничным дверям.
Дверь приоткрылась очень легко, и когда они вошли в полуосвещённую полукруглую залу, то сзади послышался весьма мелодичный звонок закрывшихся за ними высоких дверей. Олег поставил сумки на пол, и они оглянувшись, и обернувшись к ограждённой конторке, которая когда они вошли ещё пустовала, то сразу-же немного удивились и переглянулись друг с другом, но решили всё-таки пока воздержаться от каких-нибудь эмоций… Да, за этой, точно ещё пустовавшей стойкой, глядя на которую они сначала даже удивились, — а где-же какие-нибудь встречающие, — они увидели уже весьма уютно и совсем как ни в чём небывало сидевшего, раскинув свои руки на подлокотники весьма старинного кресла и с небольшой улыбкой смотрящего на них человека лет 40, в белоснежной рубашке с узким галстуком и бархатной, зеленовато-синей жилетке.
И пока два наших гостя стояли, и хоть и немного удручённо, но молча улыбаясь смотрели на столь неожиданно появившегося человека он тоже ещё один раз улыбнулся вошедшим, слегка кивнул и немного приподнявшись в своём кресле сказал:
— Ну что-же, добрый вечер, дорогие гости, добрый вечер. Ведь так, если я не ошибаюсь? Да, вы пожалуйста извините, но что-нибудь освежающее сюда сейчас уже принесут, — мы просто немного не ожидали, что вы прямо сейчас к нам заглянете. Да, но где-же оно? И он улыбнувшись и кивнув рукой кому-то за спиной наших спутников немного громче сказал куда-то в глубину залы: — Андре, Андре, давай сюда, и обязательно со льдом. Да, вечно ты где-то блуждаешь, когда твоё присутствие иногда даже необходимо.
— Да я здесь, Аркус, просто лёд в холодильнике был просто совершенно неизвестно где, вот я немного и задержался, возясь со щипцами… Да, естественно со льдом, ведь жара-то какая, а гости — ведь наверняка с дороги… Договаривал высокий молодой человек лет 27, в такой-же жилетке и в белоснежной рубашке с блестящими запонками, устанавливая на стойку конторки поднос с большим графином, тремя высокими стаканами, на дне которых поблескивал наколотый ровными квадратиками лёд, и ещё 25 или 30 таких-же наколотых ледяных кубиков поблескивали в большой широкой чаше, стоявшей между графином и стаканами.
Он установил поднос, наполнил слегка вспенившимся напитком крайние два стакана, потом несколько вопросительно посмотрел на сидящего за конторкой, на что тот утвердительно кивнул головой и сказал: — А вот за это тебе от меня отдельное спасибо. А то я уже с пол часа здесь предаюсь размышлениям, чем-бы лучше освежить немного горло… Да, а вы не стесняйтесь, — это особый вид лимонада на основе доброй старой сельтерской, и со льдом и в жаркую погоду такой напиток пьётся просто превосходно.
И взяв свой стакан, и отпив где-то около половины он поставил стакан обратно на стойку, и взглянув на наших друзей, несколько озадачено осматривавших стаканы улыбнулся, и сказал:
— Да вы не стесняйтесь, да, и ведь вы только что с дороги. Давайте, немного освежитесь, а потом и поговорим.
И оба наших друга подняли эти стаканы, и… И это освежающее было как будто как раз для такой погоды, и поставив стаканы на поднос они улыбнулись, человек за конторкой улыбнулся им так-же, и сделав ещё несколько глотков сказал, указывая на поднос с питьём: — Да, кстати, и пожалуйста, совершенно не вздумайте стесняться, и наливайте лучше сразу ещё по бокалу. Да, и кстати, Андре, где-же пепельница?
— Как где, вы меня удивляете, как всегда у вас под стойкой.
— Да? А правда, — да вот же они, как-же так, я это просто запамятовал, — проговорил Аркус, выставляя на стойку большую пепельницу, несколько пачек сигарет и большую каминную зажигалку.
— Да, какие сигареты вы предпочитаете? А? Да, всё верно, вот здесь и «Ротменс», и «Пелл Мелл» и «Кемэл», да, и вы лучше налейте себе ещё питьё, — вы знаете, ведь гости в нашем городке бывают так как-бы несколько редко, так что вы извините, но наш приём и наше радушие — на это вы рассчитывайте смело. Да, итак — извините, но вы , как я вижу, прибыли к нам издалека…
— Да, мы проезжали мимо, и решили заглянуть к вам в городок, и… И переночевать.
— О да, это пожалуйста, пожалуйста, но — только вот странно, — обычно приезжающие к нам гости останавливаются… Ну дня на два, на несколько дней, — и тут он опять, точно так-же как и тот человек на дороге как-то очень странно взглянул на них из подлобья, и у них опять прошло такое-же ощущение… Да, и ещё и какое-то свежее покалывание каких-то иголочек где-то около спины…
— Да, обычно наши гости задерживаются у нас немного дольше, чем на одну ночь, — продолжал радушный встречающий, — но что-же, если вам только переночевать…
— Да, сегодня переночевать, и завтра мы вообще-то хотели ещё немного побродить по вашему городу, и может быть…
— Да, итак, — вам отдельные номера, или один большой двуспальный?
— Да, пожалуй лучше один большой.
— Ну что-же, милости просим. И он, немного посмотрев что-то у себя под конторкой протянул туда руку и вытащил связку с двумя ключами.
— Вот вам пожалуйста, отличный номер с видом на площадь… Или — быть может вас больше бы устроила комната с видом на озеро?
— Да нет, пожалуй, давайте остановимся на комнате с видом на этот фонтан…
— Ну что-же, ну что-же… Да, а видом на озеро вы можете спокойно полюбоваться из небольшого фойе, которое находится прямо около вашей комнаты. Ну что-же, с приездом. Да, Андре, что-же ты стоишь, наполни-ка стаканы наших гостей, они ведь с дороги.
И непонятно откуда опять появившийся высокий молодой человек опять очень ловко кинул небольшими щипцами по несколько кубиков льда в стаканы, потом так-же ловко наполнил их, и отойдя в сторону опустился на большой и широкий старинный диван с резными ручками.
Аркус приподнялся в своём кресле, взял свой стакан, два наших гостя тоже, и слегка поклонившись двум путникам произнёс: — Ну что-же, за наше знакомство. Да, извините, я забыл вам представиться, меня зовут Аркус, этого высокого молодого человека, который сейчас проводит вас до вашего номера мы все привыкли называть Андре, а с остальными вы уже скоро познакомитесь.
— Да, да, конечно… Да, и знаете, и ещё… Да, когда мы проезжали по вашему городу в поисках места, где можно было бы остановиться, мы встретились с человеком, который кстати и объяснил нам где вас искать, и который… И который ещё просил передать вам… Или вашему хозяину, что он вечером к вам заглянет. Да, и звали этого человека Аврелий…
— Да, так вы повстречали по дороге Аврелия? Ну что-же, я обязательно передам Марку что сегодня вечером у него будут гости.
— Да, извините, а этот Марк…
— Да что вы, что вы, Да, Марк, или — Маркос, как мы иногда его называем — хозяин нашей гостиницы, и кстати, очень милый человек. Да, кстати, сегодня вы с ним сами познакомитесь, — у нашего хозяина просто такой обычай — когда к нам приезжают, увы, весьма редкие гости, то он вечером обычно сам к ним заглядывает, и спрашивает, есть ли у наших гостей ещё какие-нибудь пожелания, и всё-ли их устраивает. Ну что-же, а пока — поднимайтесь, вот ваши ключи, вам на 3 этаж, и Андре вас проводит, и всё вам расскажет.
Андре встал со своего дивана, и слегка поклонившись путникам показал им на находившуюся чуть дальше, в левом конце залы большую и широкую лестницу с резными перилами, и немного склонив голову протянул руку по направлению к ней, и когда немного переглянувшиеся путники подошли немного поближе, он взял непонятно откуда вдруг появившийся канделябр с тремя с тремя высокими свечами, подошёл к лестнице, и поднявшись на несколько ступенек подождал, пока путешественники подойдут поближе, и медленно стал подниматься. Два несколько смущённых путешественника стали так-же медленно подниматься вслед за ним, не без удивления осматривая эту непонятно как здесь оказавшуюся, но явно гораздо более старинную мраморную витую лестницу со вмятинами и следами многих и многих, когда-то прошедших по ней…
— Вообще-то это невозможно, но как она смогла здесь оказаться?
— Не знаю. Но знаешь, — давай уж лучше удивляться будем потом.
— Ну, ты пожалуй здесь прав.
— Да, кстати, — произнёс, как-бы не слышавший их разговора Андре, — вечерний ужин вам принесут в номер через 30 минут.
— Благодарим, пожалуй это будет кстати.
— О, что вы, не стоит любезностей.
К этому времени они уже миновали полукруглую, и украшенную изображением геометрических прямоугольников по краям и переплетающихся дубовых веток посередине площадку второго этажа, и вот идущий впереди провожатый встал на такую-же художественную площадку третьего этажа, и немного отойдя вглубь широкого коридора подождал, пока гости поднимутся следом, и после этого повёл мимо высоких, украшенных резной резьбой дверей почти в конец этого коридора, и остановившись около предпоследней двери поклонился и сказал: — А вот и ваши апартаменты.
Оба гостя остановились, и ещё раз посмотрев на находящуюся через дверь от них большую и просторную круглую светлую комнату с большими и широкими окнами и обставленную по краям старинными резными креслами и с небольшим столом посередине, на что их провожатый ещё раз поклонился, и ответил что это — гостевая комната, и вся она в их полном распоряжении, и взяв связку ключей из рук Олега, который как-то нерешительно их только осматривал указав левой рукой на итак хорошо видный замок взял один из ключей, и сделав два поворота с щелчками вытащил ключ, и открыв очень плавно отворившуюся дверь пригласил их проследовать внутрь.
Они вошли вслед за ним, и остановились. Да уж, привычки удивляться с той поры, как они вошли в эту гостиницу как-то просто уже не действовали, и они просто стояли, и рассматривали большую и просторную комнату с двумя большими и широкими кроватями с резными спинками, несколько старинных кожаных кресел, подлокотники которых точно так-же были украшены такой-же причудливой резьбой, большой и удобный диван, стоявший около большого и широкого окна почти во всю стену, старинный резной стол из красного дерева, и ещё один небольшой столик, стоявший рядом с диваном, и на котором точно так-же виднелось изображение шахматной доски.
На стенах этой комнаты, в которой от угла к углу свисали мягкие матерчатые драпировки, а на свободных от этих драпировок местах почти везде висели различные картины, часть из которых показалась им обоим весьма даже знакомыми.
Итак, провожавший их Андре остановился около старинного стола, повернулся к нашим гостям, стоявшим в явной нерешительности, и мягко им поклонившись сказал: — Ну что-же, вот это ваши покои. Ну да хватит же уже, расслабьтесь, и чувствуйте себя как дома. Да, кстати, вы обратили внимание на эти картины — да, вы извините, но здесь только репродукции, но очень хорошие. Вот, пожалуйста, взгляните, это — Дали, это — Пикассо, это… Ну, впрочем с остальным вы ознакомитесь уже сами. Да, и не забудьте, что уже через 20 минут сюда принесут ваш ужин. Да, и ещё, хозяин заглянет к вам скорее всего часа через полтора, да, я надеюсь что вы вполне мило с ним побеседуете, — да, ведь для этого разговора будет много общих и для вас, и для него тем. Ну что-же, а я пока вас оставляю, располагайтесь, осматривайтесь. Ах да, если вам что-нибудь будет надо, — то тогда просто позвоните в этот колокольчик, — и он указал на висевший рядом с дверью покрытый какой-то резьбой довольно большой, и поблескивающий от светящего в окно солнца колокольчик, даже если и не…
— Да, а я пока вас оставляю, и ещё раз напоминаю, что до вечерней трапезы осталось уже минут 15, — проговорил Андре, и скрылся за мягко закрывшейся за ним дверью.
Да, он вышел, но у наших двух друзей к тому времени уже совершенно ничего не осталось от той нерешительности и какой-то неловкости, и они, уже совсем по домашнему обошли и осмотрели свои апартаменты, постояли перед несколькими гениальными репродукциями Матисса и Дали, Олег заглянул в душевую и умывалку, и они наконец-то уселись за эти кресла, на небольших подставках рядом с каждым лежала пачка сигарет, пепельница и зажигалка, и закурив они уже немного улыбнувшись кивнули друг другу, и Олег выпустив клубок дыма сказал сидящему недалеко от него Андрею: — Ну как ты думаешь, эта наша ночёвка здесь будет последней?
— В этом городе? Э… Ну, знаешь, я бы пожалуй пока бы так не сказал… Да, и ведь предупреждали-же нас внизу, что редко кто здесь останавливается меньше чем на два- на три дня…
— Да, предупреждали.
— Да, и извини пожалуйста, но сегодня ведь к нам должен будет заглянуть ещё и хозяин этой гостиницы, и ты знаешь… Ты знаешь, но пожалуй искать здесь какую-нибудь церквушку, а потом и священника нам вообще-то уже скорее всего не понадобится… Похоже что нас ожидает впереди и несколько не без интересная для нас беседа, и ты знаешь… Похоже, что если после у нас ещё останутся какие-нибудь вопросы, то на них нам здесь смогут ответить.
— Да, пожалуй что всё это так…
— Ну ладно, сколько сейчас времени?
— 25 минут 8.
— Эгей, дружище, давай-ка лучше приготовимся к вечерней трапезе, её скорее всего сюда уже несут.
Да, и действительно меньше чем через минуту к ним постучали, и услышав: «открыто» в плавно растворившуюся дверь вошли одетые в серебристые балахины три смуглокожих арапчёнка с тремя подносами, и аккуратно поставив их на стол поклонились, и один из них, по видимому старший сказал, указывая на подносы: — «Тут первое, здесь, — жаркое, ну а эти напитки надеюсь подобраны в соответствии с вашим вкусом» тоже мягко поклонился, после чего они повернулись, и очень быстро и бесшумно исчезли из комнаты.
Да, пожалуй стоит ли отмечать, что и прекрасный черепаший суп, и отменные куски жаренного мяса с обжаренной картошкой, и несколько видов красной рыбы, и после этого — десерт из нескольких тонких напитков и не менее тонких вин с виноградом… Да, пожалуй что за таким столом сидеть нашим друзьям приходилось весьма-таки редко, а если учесть и небольшие особенности, — то и не доводилось вообще, и что когда через 40 минут те-же трое с поклоном зашли, и забрали всё оставленное на подносах, а вместо этого оставили на столе горячий чайник, кофейник, и по несколько пачек чая, кофе и какао, а так-же и банку с сухим молоком и большую сахарницу наши вполне уже освоившиеся жители закурили, посидели минут 10, после чего подошли к окну, посмотрели на заходящее уже солнце, освещавшее крыши построек и блестящие брызги фонтана, после чего подошли к столу и немного пошутив, что будет больше угоднее, решили что вообще-то чай, налили себе по чашке, добавили мгновенно растворившегося сухого молока и сахара, и выпив по чашке, и налив ещё по одной закурили, и неспешно раскуривая вполне приличный табачный выбор, и пуская приличные дымовые круги потихоньку разговорились, и Олег стряхнув пепел сказал: — Да, а собственно, неплохой отсюда вид… Да, и ещё вроде бы где-то поблизости должно быть видно и озеро.
— Да, ведь нам внизу ещё предложили — комнату с видом на площадь, или комнату с видом на озеро…
— Да, и кстати, ведь Аркус, так кажется правильно?
— Да, Аркус.
— Да, ведь он ещё внизу сказал, что раз мы выбрали комнату с видом на этот фонтан, то посмотреть на это озеро мы совершенно спокойно сможем и из окон того круглого фойе, которое, кстати, совсем рядом с нашей комнатой.
— Да, ну что, пошли, посмотрим?
— Пошли.
И они поднялись, вышли за дверь, и войдя в эту закруглённую залу подошли к большому окну, выходившему на противоположную сторону, и сразу же увидели внизу, метрах в 150, за круто здесь обрывавшимся берегом и поверхность этого озера, а перед ней у гостиницы была ровная зелёная площадка, огороженная у края метровой оградой, а ещё чуть левее почти у края площадки над зеленеющим газоном возвышалась примерно 20 метровая, и обрывающаяся здесь прямо вниз весьма своеобразная и немного коряжистая скала.
— Да, а вообще-то ты был прав, вид на озеро здесь весьма своеобразный. Ты только посмотри на эти острова.
— Да, пожалуй. Да, и ещё, вообще-то не забывай, что на сегодня это ещё не всё.
— ?
— Да, примерно уже скоро нас будет ждать визит хозяина этой гостиницы. Да, и как я подозреваю, нас будет ждать один, и возможно что довольно-таки серьёзный разговор… Правда, не знаю ещё о чём…
— Да погоди, погоди, — ведь и тот встречный, который подсказал нам дорогу, Аврелий, ведь он просил передать хозяину, что он заглянет к нему сегодня вечером…
— Да, а хозяина зовут Марком . Да, или как поправил внизу смотритель, тоже с весьма странным именем…
— Аркус, только что его вспоминали. Да, он сказал что хозяина этого места зовут Марком, а иногда — Маркосом.
— Да, — сказал после примерно минутного молчания Олег, вот никогда ещё не верил в чудеса, или точнее — не встречался с ними… Но такого я не ожидал.
— Да, и я вообще-то тоже.
— Интересно, а ведь нам ещё и что-то расскажет и хозяин…
— Может быть, ещё и подошедший чуть попозже в гости и Аврелий…
— Может быть, может быть…
— Ну вот и просто прекрасно, что вы против этого ничего не возражаете, — послышался немного ироничный и очень хорошо поставленный голос откуда-то сзади, и оба они, обернувшись увидели высокого, и очень хорошо сложенного человека лет 40 с небольшим, с короткой стрижкой и одетого в безукоризненно подогнанный и прекрасно сидящий костюм из мягкой и плотной ткани, и под самым воротником его сорочки виднелся золотисто синий полушарф–полугалстук, завязанный над расстёгнутыми верхними пуговицами его рубашки на ровный узел.
Он отошёл от стенки, откуда он и прослушал часть разговора наших гостей, очень дружелюбно улыбнулся им, и сказал:
— Ну что-же, как я уже услышал, мне представляться уже вообще-то не надо, и зовут меня Марк, да а пришёл я сегодня немного пораньше обычного — просто потому что действительно хотел немного с вами побеседовать, и поскольку этот наш разговор будет не совсем для вас обычным, и вообще-то не очень простым, я и навестил вас пораньше…
— Да, мы, мы…
— Да, а кстати, вы совершено можете не представляться. Да, вас зовут Олег, вас — Андрей, вы оба знакомы ещё с самого раннего детства, родились и учились в Ленинграде, сначала в одной школе, а потом после небольшой паузы — и в одном ВУЗЕ, вместе окончили его, ваши интересы тогда были в основном с историко-филологическим, и ещё немного философско-религиозном уклоном, и я очень рад, что они сохранились такими и до сих пор, да, и что вы каждый год летом в это время обычно ездите в свои поездки на вашем «Опеле», и что обычно ваши маршруты — от Приазовья до устья Волги, да, и что в этот раз…
Да, и что в этот раз, да, и не удивляйтесь пожалуйста, — и что в этот раз мы просто пригласили вас в гости… Так что — добро пожаловать, ведь перед вами сейчас действительно что-то совсем для вас ещё неизвестное и неизведанное, и могу сказать сразу, что многое, с чем вы у нас столкнётесь, — это совершенно ещё вами неизвестное и неисследованное, и многое из того, что я вам расскажу может показаться вам довольно странным… Но — поскольку зайдя в эти двери вы хоть и столкнулись с несколько странноватым для вас гостеприимством, но я надеюсь, что мы вполне угодили двум путникам, уже уставшим и от долгой дороги, и от некоторых непонятностей… Но — вернусь я снова к этому пристанищу, судя по тому, как вы отнеслись к тем, пока небольшим фокусам, которых — предупреждаю сразу, — будет ещё много, но я надеюсь, что вы их поймёте. Какие-то может и не сейчас, а через какое-то время… Да, — продолжил он, и снова взгляд его стал таким-же, немного более глубоким и странным, как будто он смотрел на них через какие-то годы, или быть может даже и… Но — вот он опять улыбнулся, его немного зеленоватые глаза опять заискрились весёлым и задорным огоньком улыбки, и он продолжил начатую фразу: — Да, но извините, но мы ведь вас пригласили… И — ещё, давайте-ка чтобы продолжать дальше нашу беседу зайдём куда-нибудь, — да, лучше всего в вашу комнату, да, там это будет и как-то немного приличней и привычней, да и обстановка там пожалуй более способствует этой беседе.
И он подошёл к двери их апартаментов, дверь к удивлению обоих наших друзей сама собой распахнулась, и он, встав рядом с краем дверного проёма кивком и жестом руки пригласил их проследовать внутрь, и когда они оба зашли он ещё простоял пол минуты, и так-же шагнул вслед за ними, после чего большая и тяжёлая дверь точно так-же и очень плавно сама собой затворилась уже за его спиной.

4

Они вошли, сели на расставленные около большого стола в центре комнаты кресла, и Олег посмотрев на хозяина совсем без слов понял что было бы желательно, и взяв чайник поставил его на небольшую полку у стены и включил в розетку. И когда они снова все втроём уселись на свои места первым прервал небольшое молчание Маркос, и достав из лежащей на столе пачки «Кемэла» сигарету передал эту пачку Олегу, а он в свою очередь так-же пододвинул её Андрею, и когда они все трое задымили хозяин смахнул пепел, и посмотрев на начинавший уже закипать чайник довольно удовлетворённо затянулся уже почти догоревшей сигаретой, затушил её в пепельнице, и немного вопросительно взглянул на Олега. Он кивнул, поднялся, снял уже вскипевший чайник, поставил на стол, и взглянув на довольно своеобразный выбор, так и оставшийся на столе снова взглянул на свободно и уютно сидевшего, устроив руки на подлокотниках и откинув голову в кресло хозяина, на что тот чуть кивнув ответил:
— Поскольку мы сегодня можем как-бы слегка немного здесь задержаться, и посидеть немного подольше обычного, то я вообще-то посоветовал бы начать с кофе. Да, кстати, он здесь самый отборный из тех сортов, которые были у нас в запасах. Да, может быть позвать наших служителей?
— Да нет, с кофе и чаем мы пожалуй сможем справиться и сами, — сказал уже поднявшийся Олег, и засыпал столько кофе, чтобы он был не очень крепким и не очень слабым, таким вечерним, немного побольше средней крепости.
Да, тут пожалуй стоит немного отметить и ещё одну интересную деталь, — что как только они зашли в свою комнату, и уселись за этим столом, то всё то внезапное чувство какой-то неловкости, которое в них неизбежно всё-таки немного ожило с появлением Марка, вся эта небольшая неловкость уже совершенно куда-то исчезла, как будто её вообще не было, и они чувствовали себя в этой, и правда довольно-таки странной обстановке уже совсем как на своих далёких Ленинградских кухнях. Да, и фигура хозяина была для них как присутствие кого-то из своих давних знакомых, и ещё разные мелочи, вдруг ставшие уже совершенно нормальными, и вроде как и уже давно знакомыми…
Да, а наблюдавший за этими переменами Маркос наконец-то довольно удовлетворённо улыбнулся, и поблагодарив кивком налившего ему кофе Олега с улыбкой посмотрел на своих гостей, взял свою чашку, и немного подождав сделал несколько глотков кивнул Олегу, и спросил: — А ведь и правда, довольно удачный сорт кофе.
— Да… Да, пожалуй кофе превосходный.
— Но — ладно, это всё мелочи, — но одно я уже вижу — да, вы уже наконец-то освоились, и как я вижу, всё это лишнее бремя внезапности уже улетучилось — да, и я этому очень и очень рад. И пожалуйста не удивляйтесь, но этот период адаптации для вас прошёл очень быстро и почти незаметно, чего мы здесь, правда даже не ожидали. Ну что-же, а ведь правда, довольно неплохой получился кофе… Да, привычки, привычки… Ах, да, — я чуть совсем не забыл, — если вы откроете вот эту коробку, — и он указал на стоявшую рядом с чайными и кофейными пакетами немного золотистую, и немного большую, чем все остальные коробки, — да, то в ней вы найдёте две уже заранее набитые трубки, и примерно двухдневный запас табака.
Да, двухдневный, — поскольку вы здесь задержитесь минимум на два с половиной — на три дня, а уже остальное время будет зависеть и от того, что мы успеем к тому времени вам рассказать и показать, да и ещё и от вашего желания и настроения — ведь если хотите, — то можете задержаться у нас и подольше, может быть и до конца лета, может быть…
Да, а эти трубки, — а эти трубки я вам очень советую и рекомендую, но — только не сейчас, а уже в самом конце, когда вы будете уже ложиться, да, минут так за 15 -20 перед сном. И я уверяю вас, что утром вы проснётесь совершенно свежими и отдохнувшими, и пожалуй забегу немного вперёд, — вас будет уже ждать и небольшой подарок от нас. Да, кстати завтрак вам конечно-же принесут прямо сюда, а потом, если спуститесь вниз, то там вы сможете встретить и Аркуса, и меня, и ещё кое-кого из наших людей, и потом, после небольшой беседы и лёгкого ленча вы можете выбраться и немного побродить по городу, да и кстати, я бы особенно рекомендовал вам как раз спуститься к озеру, которое находится сразу за этим домом, — о, да, пардон, да и которое вы как раз и рассматривали в той круглой зале, и чему немного помешало это моё неожиданное появление… Ну что-же в оправдание могу вас совершенно спокойно заверить что уж чего, чего, а времени побродить и полазать по разным местам и местечкам у вас ещё будет столько, сколько вы захотите.
Да, вы наливайте ещё кофе, можете с молоком, да, ведь уже совсем стемнело.
И тут двое наших гостей посмотрели, и с небольшим удивлением заметили что в комнате, и по-видимому уже минут 25 -30 горит неяркий, почти такой-же как дневной мягкий матовый свет из 5 небольших светильников, располагавшихся прямо под потолком, на стенах, и так-же с небольшой улыбкой они заметили что и это большое и высокое окно уже занавешено плотной и ровной завесой, о присутствии которой они раньше даже и не догадывались…
— Да ну что-же, не удивляйтесь, это здесь всегда. Да, и кстати, Олег, лучше-ка налейте уже по чашке чая… Вот так, и это уже лучше… Ну да, и вы знаете, я сегодня хотел сначала просто немного побеседовать с вами, как в знак приличия, и просто для знакомства… Да, но едва вы стали подниматься в верх по нашей, и правда, весьма старинной лестнице, — вот знаете, вы не поверите, но когда-то она вела в один из боковых проходов шикарного особняка маркиза Ля Фуршко на улице Святых Архангелов, совсем недалеко от собора Святой Женевевы, да и нам и правда с трудом удалось когда-то просто спасти эту, и весьма историческую лестницу, и сохранялась она уже с тех пор только в наших постройках… Ах да, извините, но я опять отвлёкся, — да, итак когда вы прибыли к нам, я сразу-же заметил, что у вас уже накопилась масса всяческих вопросов, и извините меня пожалуйста, и самых настоящих беспокойств, и я ещё раз извиняюсь перед вами, и спешу развеять эту небольшую пелену неясностей, которая конечно-же просто ставила вас всё это время в тупик.
Ну, и начать пожалуй можно с первых нескольких странностей, мимо которых вы проехали, и две из них вас просто озадачили… Да, это исчезновение тех двух, и даже немного вам знакомых посёлков, которое вы сразу-же заметили, и которое привело вас мягко сказать в довольно небольшое недоумение… Да, и вас трудно не понять, — и дорога всё та-же, и места знакомые, а посёлков — просто нет… Да, это ещё и три таких-же городка, как и этот, которые вы проехали день назад, и, немного забегая вперёд, могу так-же сказать что там, впереди по этой трассе в 30 километрах стоит и пятый такой-же городок, почти такой-же как наш. Да, и почти такой-же необычный…
Да, я конечно рискую вас сейчас немного, но я надеюсь ненадолго запутать, — но надеюсь, что вы меня извините…
Просто тут дело в том, что те два посёлка на самом деле и сейчас преспокойно стоят — постаивают на своих местах, мимо них проезжают машины по трассе, постоянно разъезжает обычный рейсовый автобус… Да, на самом деле с этими посёлками совершено ничего не случилось, и не случиться.
Да, но зато остальные проезжие кроме этих двух посёлков больше ничего бы на этой дороге и не увидели — ни одного из этих трёх городов, которые вы сначала проехали, а потом вечером ломали свои головы — почему их нет на карте… Да, а так-же и этого, в котором мы сейчас находимся, и так-же и пятого, последнего в этой черте, которую мы протянули для вас, и по которой смогли проехать только вы, — для всех других она совершенно недоступна, её просто нет… Ну, а вы — наши гости, для вас мы и старались, но а об этих двух посёлках — вы извините, но частота того измерения, в которое мы вас пригласили немного не соответствовала кое с чем из небольших рельефных возвышений, и этих двух селений в том числе, и ими временно пришлось просто пожертвовать. Да? Нет, вы лучше улыбнитесь, в них за всё это время только пара крынок свалилась с полок, да и ещё у трёх — четырёх котов часа на два на три просто шерсть немного встала дыбом, и больше — просто ничего.
Ну что-же, — зато добро пожаловать к нам в гости, мы вас ждали.
Оба гостя с нескрываемым интересом слушали рассказ хозяина. И он ненадолго прервался, глотнул немного чая, и показав им на лежавшие пачки сигарет кивнул, и немного зевнув предложил: — Ну что-же, давайте закурим?
— Давайте, давайте, — и оба протянулись к лежавшим на столе пачкам, а радушный хозяин, уже успев вытащить из лежавшей рядом с ним длинной мягкой пачки «Кемэла» сигарету уже прикурил, и как раз положил обратно на стол зажигалку. И пока все трое несколько минут задумчиво пускали небольшие клубки дыма и тонкие кольца сидящий во главе стола хозяин уже затушил свою, уже почти догоревшую сигарету, и немного постучав пальцами левой руки опять немного потянулся, достал ещё одну сигарету, и прикурив сначала выпустил одно большое и тонкое кольцо, а потом немного помолчав начал свой рассказ…
— Итак, как вы убедились, наше довольно-таки нехитрое геометрическое расположение сейчас состоит, если взять очень просто, — то из двух дорог. Одной, по которой и сейчас так-же едут машины и автобусы, стоят на остановках ожидающие, в посёлках идёт давно сложившийся уклад местной жизни, да, это на той дороге, по которой вы ехали в начале, пока…
Пока вы не выехали на ту часть этой дороги, которую мы как-бы отделили от этой основной, и которую, кстати очень хорошо видно в конце этой улицы, да, на ту особую часть этой дороги, лежащую уже совсем в другом измерении, в котором мы все сейчас и находимся, и выход из которого находится в 60 километрах отсюда, если ехать по этой дороге дальше…
— Так… Теперь это вроде бы как-то понятно… — как-то довольно нерешительно ответил Олег.
— Да не стесняйтесь, мы прекрасно знаем что и по математике, и по физике у обоих у вас отметки «на отлично», — но извините, но мы кроме этого знаем о вас и кое-что ещё, что кстати и привело вас к нам в гости…
Да, а насчёт этого моего примерного разъяснения об этих двух дорогах, — то вы уж извините меня, то тут не только вам, тут бы даже и очень неглупому академику было бы о чём чесать голову далеко не одну неделю после того, что вы сейчас услышали.
Ну, ладно, ладно с этими, и ещё далёкими для вас тонкостями, и немного попозже я лучше покажу вам на небольшом графическо-плазменном макете довольно точно изображающем подобные перемещения полную масштабную картинку, да и на её примере уже более понятно и подробно попробую вам всё объяснить. Так что эту часть давайте-ка отложим на следующие дни, а ближайшие два дня, включая и этот я хотел бы поговорить с вами как бы в более философском ключе.
Да, ведь вы окончили исторические факультеты? А от философских и филологических направлений у вас остались ещё по полтора года, за которые вы уже после выпуска успели прочитать столько немаловажной, а зачастую и только недавно появившейся у вас литературы… Да, это я как бы для отступления.
Вообще-то этот ваш визит у нас — это для вас большая неожиданность, и я очень хорошо вас сейчас понимаю. Но — всё-таки я решил сегодня провести… Как-бы несколько вступительную беседу, как-бы более и менее обрисовывающую основные вопросы. Да, так что лучше налейте ка себе ещё чая.
Да, итак — дорога. Дорога — это стержень, это путь, это жизнь, и весь жизненный путь человека. Когда человек рождается и немного взрослеет, он начинает ходить, то ближайшая, и пока ещё не совсем ясная для него цель — это сначала детский сад, тот, где такие-же как он, а уже чуть попозже — это уже первый класс скорой уже школы, пока ещё такой непонятной и странной… Потом, вслед за первыми классами появляются другие, более взрослые, более серьёзные. Потом, уже в окружении ровесников друзей и уже прилично обследованных окрестностей перед ним уже и скорые выпускные экзамены в конце года… Да, а целей и различных путей к ним он имеет к этому времени уже предостаточно — это и весёлая компания из соседнего класса, веселящаяся обычно за три двора от его дома, это и две симпатичные девчушки из его класса, и ещё одна, на год их старше. Да, это ещё и кино на соседней улице, в котором в конце недели обычно показывают интересные зарубежные фильмы, да, и это ещё и несколько кафе, где можно купить очень вкусного мороженного, и ещё кое что из подобного. Да, и ещё — это выпускные экзамены, которые ждут его в конце года, да и потом — ещё и решение, куда-же идти потом дальше, — продолжить учёбу, поступить в техникум или в ВУЗ, или… Да, всё это уже — как бы цели и пути для осуществления их, которыми каждый человек, как мы прекрасно это видим, окружён ещё почти с самых ранних лет…
Да, и окончив свои школы люди уже сами выбирают себе дорогу, — это и выбор института, выбор друзей, занятий, подруг, женщин, жён, вся жизнь — это дорога, в которой, особенно в первой её четверти и половине очень много места для всякого выбора… Да, и выбор, действительно, и к счастью, и к несчастью, бывает самым разным… Да, и куда только человека его дорога может не привести в результате хотя-бы какого-то одного, может быть даже самого случайного из выборов, который он к счастью, или к несчастью, может быть совершенно случайно когда-нибудь делает.
Да, это и отче и зори, это и светы и тени… И кстати, как рано человеку на этой земле удаётся узнать тот простой тезис, «что нет ничего совершенного не этом бренном свете»… Да, и всё равно перед человеком простирается дорога, полная впереди каких-то призрачных желаний, каких-то планов, надежд, упований и каких-то раздумий, да, та дорога, по которой он должен и должен идти…
Да, дороги, дороги… Дороги соединяют города, дороги соединяют и разъединяют страны, одни дороги или пути стремятся к миру и согласию, другие же пути просто приводят страны к войне со своими соседями, да и частенько и не только с ними…
Дороги, дороги… Вы не удивляйтесь, но я сейчас открою эту книгу, известную вам как Новый Завет, и прочитаю-ка вам пожалуй… Пожалуй… Да, пожалуй притчу о Самарянине. Да нет, не надо говорить, что вы её прекрасно знаете, а всё-таки послушайте. Итак, один человек шёл горами из Иерусалима в Иерихон, и по дороге попался разбойникам, которые его ограбили, избили, и оставили на дороге. Первым увидел его шедший тогда по случаю по той же дороге священник,
И увидев его прошёл мимо.
Так-же и Левий, быв на том месте
Подошёл, посмотрел и прошёл мимо.
Самарянин-же некто, проезжая нашёл его, и увидев,
Сжалился, и подойдя перевязал его раны, возливая масла,
И вино, и посадив его на своего осла привёз
В гостиницу и позаботился о нём,
И отъезжая на другой день вынул два динария, и отдал
Их содержателю гостиницы, и сказал ему: Позаботься о нём.
И если издержишь что больше, то я возвращусь,
И возмещу тебе.
Евангелие то Луки, глава 10.
Аминь.
И захлопнув древнюю книгу, непонятно как оказавшуюся у него в руках он положил её на край стола, и улыбнулся: — Дороги, дороги, куда они только не ведут… Да, и вспомнив сейчас одну из Исусовых притч я могу лишь сказать, что я не хочу быть ни тем неблагодарным фарисеем, ни тем неблагодарным Левием, хотя знаний и власти у меня сейчас гораздо больше чем у всех у них вместе взятых… Да, и поэтому-то мы и пригласили вас. Да, и ещё, мы пригласили вас сюда потому, что ваша дорога вела вас как раз по пути к нам. Так что не стесняйтесь, и располагайтесь здесь как дома.
Да, я вас очень и очень хорошо понимаю, и ещё — я очень хорошо понимаю, что в вас твориться, и ответить на это могу лишь одно — Аминь. Да, вас всё-таки давно обескураживает то, что мы сейчас находимся довольно недалеко от знакомой вам давно дороги, в знакомых вам местах, да, и в тоже время вы уже два дня, да, два дня находитесь в каком-то другом мире, который вроде-бы и почти такой-же, но только почти… Да, и хотя я уже примерно объяснил вам, что-же здесь произошло, но — у вас вскоре может появиться и вполне простой вопрос: — «А кто-же мы такие»?
И вы знаете, — я сейчас, и по некоторым причинам не стану называть вам точного ответа, вы вскорости найдёте его сами, могу лишь пошутить что вы можете сейчас вспомнить и «Сказания о Граде Китеже», и кое-что о Шамбале, об странных преданиях и находках в Северной и Южной Америке, о находках в Ливии, и может быть и что-нибудь о мори и о чуди, и может быть ещё о чём-то сходном. Ну что-же, что нам было ожидать, и знаете — я вам сейчас отвечу — что это и «ни да», и «не нет». И пожалуйста, лучше и не пытайтесь сегодня расспрашивать более подробно, — ещё раз повторю: «ни да», и «не нет».
И чтобы вы не смущались, расскажу вам лишь только… Да нет, только пожалуй напомню, что было сказано Им, — и он положил руку на старинную книгу, — да, что Он говорил, когда Его спрашивали, «на что же похоже царство небесное»…
Да, ответы были в Его притчах, а каждая притча, а особенно Его притчи таят в себе очень и очень много ответов… Да, «на что похоже»… На то, что всегда с вами, и то, что вы всегда ищите.
На то, что мы всегда ищем, а когда находим, — то сначала не верим, а оно всё это время просто было с нами…
Да, оно похоже и на те «Сказания о Граде Китеже» и ещё на некоторые сказки тех времён…
Оно похоже и на то, что было сказано в этой книге — «Вам будут говорить, что оно там — вы пойдёте, но его не найдёте, Скажут вам потом — оно там — вы не верьте, вы пойдёте и его не найдёте, а оно будет всё это время и везде и нигде, и везде и вместе с вами, если вы будете мудры и будете это знать и слышать»…
Да, и мы действительно можем оказаться и здесь, и в совершенно любом другом месте, в совершенно любой стране и в совершенно любое время… Да, дело в том, что для нас такие понятия как пространства и времени вообще-то просто иллюзорны, и часто не больше…
И он ещё раз склонил свою голову, и опять, точно так-же взглянул на гостей всё таким-же, глубоким, и смотрящим как через какие-то годы прохладным и очень спокойным взором…
Но тут потом он снова улыбнулся, глаза его загорелись всё тем-же весёлым живым огоньком, и он, чтобы вновь вернуть благое расположение всё это время очень и очень внимательно его слушавших гостей немного улыбнулся, и сказал: — Да, а что-то мы заговорились… Да, а не повторить ли нам ещё по чашке чая?
— Нет проблем, — и Олег взял чайник, наполнил водой и воткнул его в розетку.
— Ну что-же,- продолжил хозяин, — поскольку время сейчас уже довольно позднее, уже четверть первого, то я сейчас пожалуй потихонечку и завершу эту нашу, немного уже затянувшуюся беседу.
Вроде бы для нашего знакомства мы уже довольно хорошо немного побеседовали…
Тут закипел и чайник, Олег поднялся, поставил его на стол, Марк кивнул ему, и наполнив свою чашку добавил в неё немного молока и сахара, гости так-же последовали его примеру, и отхлебнув немного хозяин продолжил: — Ну что-же, я ещё раз приветствую вас в этом, и не совсем простом месте, да и я пожалуй сегодня немного разговорился, — да, время сейчас уже позднее, и пожалуй что на сегодня уже хватит… Да, и ложитесь-ка сейчас лучше спать, завтрак принесут вам в номер, да, и ещё мой совет, — перед сном лучше всё-таки попробуйте этого отборного, и не совсем простого табака в этих трубках, и…
Но тут его внезапно прервал лёгкий стук в дверь.
— Да, кто там, ты, Аврелий?
— Да, это я.
— Вообще-то мог бы подойти и пораньше, — сказал он вошедшему, и остановившемуся на пороге тому самому человеку, который как раз и подсказал нашим друзьям дорогу к этой гостинице.
— Ну как тебе сказать, Марк, — ведь у нас сегодня вечером гости, и ты как я вижу, уже немного с ними переговорил…
— Да, в этом ты прав.
— Да, кстати, молодые люди, когда вы вышли там, на улице из машины, то кто-то из вас выронил пол пачки сигарет, и так как я тогда просто прогуливался, и сигарет тогда с собой не брал… Так что вы извините, но возьмите пожалуйста ваше, тогда случайно выпавшее, — то есть мой небольшой должок перед вами, — и он протянул им новую запечатанную пачку «Ротменса», и когда поднявшийся с места Олег хотел уже что-то сказать, он опять точно так-же спокойно и глубоко, как через какое-то расстояние посмотрел на него, отчего и Олега, и Андрея точно так-же охватило это ощущение всё той-же прохлады, глубины и спокойствия, и лёгкое покалывание каких-то иголочек где-то около спины…
— И пожалуйста, не вздумайте отказываться и говорить всякие глупости.
И Олег взял протянутую запечатанную пачку сигарет вместе с упакованной с обратной стороны подарочной зажигалкой, а Аврелий тем временем посмотрел на Марка, на что тот кивнул, и поднявшись немного поклонился своим гостям, и сказал:
— Ну что-же, на сегодня я считаю что уже пожалуй всё, и ложитесь лучше-ка вы спать. А я ещё немного побеседую у себя с моим гостем, — и Аврелий точно так-же и очень вежливо поклонился двоим приятелям.
Да, и ещё — мой совет, — перед сном лучше всё-таки раскурите эти, и не совсем простые трубки, — и он незаметным, и весьма весёлым огоньком им слегка подмигнул, — Ну а утром, когда вы спуститесь вниз, то сможете встретиться и со мной, и с уже знакомым вам Аркусом, и ещё кое с кем… Да, но — всё, не смеем более задерживать ваше внимание, спокойной ночи. — Закончил он, стоя уже у раскрытой двери, и вышел, следом за ним вышел и Аврелий, точно так-же обернувшись и пожелав им «спокойной ночи», и дверь за ними мягко и плавно закрылась…
Оба гостя несколько минут просидели молча, потом поговорив что и правда, пора уже потихоньку и ложиться допили остатки чая, и уже собираясь вставать из-за стола посмотрели на эту золотистую коробку с табаком и двумя трубками, которые, кстати им и рекомендовали…
И через несколько минут, достав эти уже забитые трубки они прикурили, и… И только они сделали по первой затяжке… И сразу-же поняли, что в трубках был заправлен не совсем табак, а если и табак, то уж совсем не обычный… И с первой-же затяжки в них вместе с клубами не очень густого дыма дыхнуло какое-то, и уже немного им знакомое спокойствие, отвлечённость, какая-то очень чистая ясность и свежесть, с очень тонким, и скорее всего чисто символическим привкусом табака… Да, и снова тоже лёгкое и прохладное покалывание каких-то иголочек где-то около спины…
И через 20 минут оба они уже очень крепко спали.

5

Проснулись они где-то около половины 12. Окна уже были растворены, в приоткрытое ветровое окно влетал свежий ветер, и слегка покачивал приоткрытой ветровой рамой, покрывала с их кроватей, которые они вчера вечером просто отбросили к дальним спинам были бережно сложены и повешены на спинки кроватей, на столе было чисто. Немного позёвывая они сели на своих кроватях, и оглянувшись ещё раз попытались сначала ещё полусонно припомнить, что-же здесь было вчера вечером, и вообще, что это за место…
Всё вспомнилось на удивление прозрачно и легко, и поднявшись они закурили, потом по очереди сполоснулись в умывальнике, и только они уселись за вчерашние места за столом, как тут-же в их дверь постучались, и услышав утвердительный ответ в открывшуюся дверь вошли двое из вчерашних служителей, и поставив на стол подносы с кофе, чаем, и утренним завтраком очень вежливо им поклонились, и один из них, посмотрев на Олега с Андреем ещё раз склонил свою голову, сказал: — Извините пожалуйста, но нас просили вам передать, что когда вы проснётесь и немного подкрепитесь, то когда вы спуститесь вниз, в холл, там вас будет ждать и хозяин, и несколько прохладительных напитков, а так-же и предложения, куда бы вам лучше сходить, если вы решите ещё немного прогуляться.
— Большое спасибо, передайте пожалуйста что мы минут через сорок — сорок с небольшим обязательно спустимся, и будем очень рады увидеть хозяина. Да, и передайте ему тоже пожелание доброго утра.
Оба служителя мягко и вежливо поклонились, обернулись и скрылись за дверью.
— Ну что, давай отдадим должное этой небольшой трапезе.
— Да, пожалуй.
Они сели за стол, разлили по чашкам кофе, и оглядев бывший к утру уже почти совсем чистый стол, на котором всё вчерашнее было уже убрано, да, всё, или точнее — почти всё, кроме той коробки с табаком и двух трубок, которые так и остались лежать на тех местах, где их вчера вечером оставляли.
Они сели, размешали молоко и сахар, и наконец-то обратили внимание на эти лежащие трубки немного приостановились, и откинулись в креслах. Да, и причины для этого вообще-то были…
…Ну, как тебе этот вчерашний перекур?
— Э… Ну знаешь… Как ты думаешь, что-же в них всё таки было забито?
— Если честно, — не знаю.
— Да, и эта чистота и свежесть восприятия, и то ощущение, что всё вокруг знакомо, и очень и очень давно, и как потом вдруг что-то как будто вдруг приоткрылось, и где-то через пол минуты очертания этой комнаты вдруг стали какими-то полу-готическими, и этот быстрый, и временами отчётливый поток каких-то слов, каких-то изречений и цитат, часть из которых точно была на древнегреческом и на латыни, и как будто мы куда-то входили, и это нас впускало…
— Да, точно тоже самое… Те же ощущения… Да, и как ясно всё это вспоминается…
— Ну ладно, давай пожалуй позавтракаем, ну а потом… Потом внизу нас будет ждать хозяин, и уж кто-кто, а он то точно сможет нам объяснить, что-же вообще-то было в этих трубках… Но всё-таки можно отдать должное, что-то из привкуса хорошего табака вчера в этих трубках тоже чувствовалось…
— Ну что-же, ты прав. Да, и кстати, — такими деликатесами может похвастаться далеко не каждый из наших роскошных отелей…
— Ну да уж, пожалуй, пожалуй, да и с чем, с чем, а с гостеприимством здесь всё просто на самом высоком уровне.
— Да, но и места то вообще-то здесь так-же, не очень простые.
— Что-же, что правда, то правда.
— Да, и какой интересный привкус у этого кофе…
— Ну что-же, закурим?
— Закурим.
И они пододвинув поближе лежавшие на столе пачки вытащили по сигарете, прикурили, потом, уже докурив достали ещё по одной, и пуская синий дым Олег поднялся, подошёл к окну, и минуты три простояв молча сказал: — Да, а кстати, очень интересный вид отсюда, из окна…
Его друг тоже подошёл, и встал рядом.
— Да, и посмотри, все эти новые вроде дома, если к ним немного приглядеться, то вообще-то все они имеют и ещё какой-то, как будто внутренний и как-бы сначала скрытый как-бы контур, — мы вот например вчера ничего не заметили, да, а сейчас ты посмотри-ка как сквозь эти новостройки как бы проступают какие-то полу готические, — да, вон, посмотри сюда, — да, как-бы какие-то силуэты…
— Да, это и правда что-то похожее на какую-то готику, это — полу-барокко, и это что-то в стиле модерн…
— Да, — ответил Олег, — и как-то даже странно, что мы сейчас можем это различить…
— А ты не пытался это связать с этими двумя трубками с чем-то особым, которыми мы закончили наш вчерашний вечер?
— Ты знаешь, а вообще-то, — ответил поворачиваясь к своему другу Олег, но когда он посмотрел на него, то увидел точно такой-же, как и у вчерашних посетителей, такой-же глубокий, спокойный, и смотрящий как бы откуда то из далека и из какой-то глубины взгляд… И тут-же повернул свою голову обратно.
Да, но и Андрей не смог не заметить, или не почувствовать этого взгляда соседа, хотя он и смотрел всё это время куда-то в даль, и повернувшись, и взглянув на своего товарища немного промолчав сказал: — Ну знаешь, ну и взгляд сейчас у тебя… Почти такой-же как вчера вечером у Марка и у…
— Не беспокойся, Андрей, он и у тебя точно такой-же…
— Так…
— Да вот так… И Олег, попытавшись немного сосредоточиться, и что-то вдруг вспомнив немного как-бы замер, и вот и очертания этих домов, и ещё кое что из этого пейзажа снова приняло свой обычный современный вид, и он обратившись к Андрею сказал:
— Так… А теперь попытайся, глядя на эти дома сосредоточиться, и попробуй, когда твой взгляд немного усвоится повторить про себя «Пожалуй пока хватит», и это всё пройдёт…
Андрей немного вопросительно посмотрел на своего товарища, от чего тот сразу-же немного отвернулся, и как он и сказал ему, опять повернулся к окну, и прошептал про себя: «Пожалуй пока хватит»… И тут-же всё опять вернулось на свои места.
— Да, и кстати, ко вчерашнему вечеру, — там ведь было ещё сказано несколько ключевых фраз, и кстати не только на русском языке, позволяющих открываться и закрываться этому внутреннему зрению, и, кстати, совершенно не простому, — продолжил Олег, — это содержалось в тех словах, цитатах и каких-то образах, которые как-бы ожили в нас вчера вечером, перед самым сном… И он показал ему рукой на те две лежавшие на столе трубки…
— Да, спасибо, — вот я и сам как будто начинаю что-то вспоминать, — ответил ему Андрей.
— Ну что-же, давай ещё по чаю, — потом немного перекурим, а после этого — не забывай, ведь нас пожалуй будут уже ждать внизу…
— Ты прав, не возражаю, — ответил ему его однокурсник, и они подошли к столу, налили себе ещё по чашке чая, и минут через 10, докурив поднялись, и подошли к весьма услужливо открывшейся перед ними двери.
Выйдя в коридор они приостановились, посмотрев на эту полукруглую залу совсем недалеко от них, подошли к ней, и посмотрев на эти кресла, на украшенный причудливым рисунком мраморный пол, на полтора десятка картин, висевших на стенах, и Андрей оглядев всё это ещё раз сказал:
— Ну и как тебе всё это?
— Не знаю… Но у нас такое можно встретить или в некоторых музеях, или в каких-нибудь европейских старинных особняках…
— Пожалуй… Ну ладно, давай пойдём вниз, — там нас должны уже жать…
И они подошли к высоким резным перилам этой лестницы, хорошо сохранившей небольшие вмятины и выемки следов от многих прошедших по ней за несколько столетий посетителей, и стали потихоньку спускаться, иногда по пути встречая то тут, то там висевшие на стенах очень им хорошо иногда известные репродукции, или быть может и настоящие картины. И когда они обогнули последний изгиб этой витой лестницы, то перед ними предстал всё тот же просторный холл, только теперь посередине стоял почти такой-же стол, окружённый четыремя креслами, и в одном из них сидел хозяин, во втором — его вчерашний гость, из-за невысокой стойки виднелась голова всё так-же удобно, и несколько небрежно разместившегося Аркуса, и когда они спустились с последней ступеньки все трое с небольшой улыбкой посмотрели на них, и приветливо и вежливо кивнув своим гостям сидящие за столом указали им на два свободных кресла.
— Ну что-же, с добрым утром.
— Ну что-же, с добрым утром, если даже и не с добрым днём.
— О, а что день будет для вас довольно добрым, то уж на это мы надеемся, и если вдруг что-нибудь сложится несколько не так, то уже сразу просим у вас извинения… Да, и как вам кстати ваш вчерашний табак?
— Да, но табак-ли там был?
— Да, всё там было на основе табака, — и говорю вам сразу, — никаких наркотиков.
— Довольно странно, но такую смесь мы вообще-то курили впервые… И если не трудно, — так что-же всё таки было забито в этих трубках…
— О, да вы пока ещё не убедились, — сказал, с небольшим прищуром посмотрев на них Марк, — да, а что-же там было… Вы знаете, я даже не знаю, как вам это лучше объяснить… Да, вы представьте себе смесь из отборного табака, и всевозможных и всяких разных, и различных времён, событий, различных, и порой совсем не маловажных дат, из-за которых и привкус табака был не очень заметен, и ещё кое-какие добавки, с учётом вашего возраста, и ваших дальнейших планов и намерений, а так-же и ваших возможностей, — да, что касается этого, всё это было готово, открою вам сейчас один секрет, ещё за три недели до вашего приезда… Как? Ну, вообще-то очень просто. Да уж бросьте вы, ведь говорил же я вам вчера, что и «ни да, не нет», — ну наконец-то этот наш ответ вас всё-таки устроил. Да хватит, будет вам, — эгей, Андре, да где-же ты?
— Иду, иду, точнее — почти бегу — послышался высокий голос их вчерашнего провожатого, и вот он из какой-то незаметной двери вошёл в холл, держа перед собой всё такой-же поднос с несколькими стаканами, всё такой-же чашей с наколотым льдом и с высоким графином с прохладным питьём, и поставив всё это на стол поклонился, и по знаку хозяина отошёл в глубь залы и устроился на всё том-же широком диване, достал откуда-то сбоку пепельницу и пачку сигарет, закурил, и потом у него в руках точно так-же неизвестно откуда оказался и такой-же высокий и наполненный стакан (по видимому с тем-же самым напитком), и он отпив несколько глотков поставил его рядом с собой, и посмотрев на сидящих за столом немного прислушался к их разговору.
— Да, и ещё раз повторяю, что когда вам захочется, или вдруг это будет необходимо, то вы совершенно спокойно можете применять все те знания, которые вы получите здесь, у нас, да, и только пожалуй с одной оговоркой…
— М… Применять все эти возможности и знания только с благой целью, и по возможности самим при этом оставаться незаметными…
— Да, и почти всегда не только просто по возможности, — но, впрочем это вскоре вы поймёте сами… Да, все эти «что, как, когда и чего»… Ведь вы сейчас уже вошли за рамки, очень сильно отделяющие вас от всех других людей, и это кстати будет жить и в ваших потомках, и это — повторю пожалуй ещё один раз, всех вас ещё и кое-чем обязывает, — есть некий присущий и весьма своеобразный «моральный код», которым, кстати связаны и все мы… Да, но — о чём мы, давайте здесь сейчас прервёмся, и отдадим ещё и должное этому прохладному питью, — и Марк сделал знак сидящему Андре, и он поднялся, подошёл к конторке, и через минуту на столе уже стояли две большие пепельницы и несколько пачек сигарет с такой-же большой и блестящей каминной зажигалкой, и все сидящие сделали по несколько больших глотков из этих прохладных стаканов, стоявший всё также рядом Андре тут-же снова их наполнил, и когда он опять уселся на своём диване, и также достал свой бокал вся компания за столом уже умиротворённо дымила, и потихоньку покуривая и отпивая небольшими глотками это, и правда весьма ободряющее питьё немного помолчала, и примерно через две минуты Марк, поставив уже пустой бокал на стол немного прищурившись взглянул на двух «гостей», и немного потянувшись несколько неспешно сказал: — Ну что-же, а на сегодня… Да, а сегодня я бы рекомендовал вам немного прогуляться по весьма живописным местам и скалам нашего озера, а так-же и посетить и пару островков, каких — я вам скажу попозже, — я тоже сегодня немного прогуляюсь по этому берегу, да и кстати и покажу вам и бухточку, в которой стоят наши лодки. Да, а перед этой прогулкой я вообще-то бы пожалуй посоветовал бы вам удостоить небольшой чести, заглянув на часок — на другой сначала в нашу библиотеку. Да, особенно гордиться мы не станем, но я могу вас уверить, что тот выбор книг, которые вы там найдёте, вас наверняка заинтересует, да и мы не удивимся, если вы там немного задержитесь… Ну, а потом — спускайтесь прямо к берегу, да, мимо той скалы, и там я буду вас ждать. Ну, а когда вы нагуляетесь, то я уже прошу вас где-нибудь к 7 часам вернуться, и здесь вас будет ждать уже горячий ужин.
Ну что-же, а пока — давайте-ка ещё по бокалу этого напитка, да, и потом я посоветовал бы вам для начала всё же заглянуть в библиотеку, — поверьте, вы не разочаруетесь. Да, и ещё, возьмите с собой ещё по пачке сигарет. Ну что, вы уже готовы? Ну что-же, приятной прогулки.

6

Выйдя из мелодично прозвеневшей у них за спиной закрывшейся входной двери два наших друга пару минут постояли, осматривая площадь с большим мраморным бассейном с высоким рассыпающимся фонтаном посередине, переглянулись, и для начала всё же решили осмотреть этот фонтан, и подойдя к нему, и посмотрев на большой звездообразный узор на его дне, который даже как-то на удивление ярко поблескивал в лучах уже довольно высокого солнца под более чем метровой поверхностью, остановились у высокого мраморного парапета, и облокотившись достали по сигарете, перекурили, и заметив, что на улице уже довольно жарковато, — скорее всего опять уже где-то под 30, немного переговорили, и решили как и советовали им их друзья и гиды начать знакомство с этим городком с осмотра этой библиотеки, до входа в которую их отделяло где-то чуть больше 50 метров. И выкурив ещё по одной сигарете они неспешным шагом направились к дверям этого книгохранилища…
Когда высокая дверь за ними захлопнулась, и они оказались в довольно просторном вестибюле, с левой стороны которого стояла так-же небольшая конторка, за которой сидел такой-же человек лет 40 с небольшим, в такой-же белоснежной рубашке и бархатной жилетке, и когда они осмотрелись, взгляд их естественно вернулся к этому, и как совсем нетрудно догадаться, «смотрителю» этой библиотеки.
— Извините…
— Извиняем… Да, и ещё очень просим не стесняться.
— Извините, но…
— Да хватит вам извиняться, — сразу видно что вы в первый раз в нашем городе, — с небольшой улыбкой и полу зевотой ответил им местный смотритель. Да, итак, какие книги вам были бы больше всего интересны?
— Да, пожалуй мы хотели-бы осмотреть выбор вашей библиотеки, да и вообще, что она может нам предложить.
Местный смотритель не без небольшой улыбки ещё раз взглянул на двух посетителей, и поднявшись с места немного улыбнулся, и ответил:
— Ну что-же… Ну раз вас интересует выбор нашей библиотеки, — то тогда — добро пожаловать, и пройдёмте лучше прямо к книжным полкам, — и он вышел из-за своей стойки, и немного кивнув сказал им: — Ну что-же, следуйте за мной, — и прошёл к небольшому коридору, потом открыл одну из боковых дверей, и встав рядом с ней жестом руки показав им, что они могут проходить проговорил: — Ну что-же, добро пожаловать, добро пожаловать. Да, я полагаю что начать осмотр можно уже и отсюда.
И два гостя вошли в эту дверь, и оказались в высоком и светлом высоком зале, довольно плотно заставленным широкими и высокими книжными рядами. Смотритель прислонился к дверному косяку, и скрестив на груди руки сказал: — Ну что-же, я посоветовал бы вам начинать со средних полок.
— Ну что-же, со средних — так со средних, проговорил Олег, и они подошли к одному из высоких книжных рядов, и немного пройдя пробежались глазами по стоящим книгам: Джойс, собрание сочинений, да вон чуть дальше и Лоуренс с Томасом Манном. Да, а дальше, — что это там такое, и весьма экзотическое?
И подойдя к высокому, переплетённому в тёмный переплёт с золотой окантовкой, и весьма выделяющемуся из общего ряда изданию прочитали: «Уильям Шекспир»… Ну что, посмотрим? — Посмотрим. И они аккуратно вынули этот, и весьма нелёгкий книжный экземпляр, открыли его сначала, и перелистав два титульных листа хотели уже посмотреть на оглавление, но только они собрались перевернуть эти книжные страницы, как эта большая книга вдруг открылась где-то на середине, и они, и с немалым удивлением увидели в ней весьма уже пожелтевшие листы старинных рукописей, и пролистав немного дальше к немалому для себя удивлению обнаружили и на них такие-же рукописные листы, и пролистав так до самого конца они убедились, что вся эта книга содержит в себе одни рукописи…
— Да, и можете не сомневаться, рукописи совершенно подлинные, можете найти конец любой пьесы, и увидите под ней и собственный автограф автора. Да, и ещё, на предпоследних двух страницах в приклеенных конвертах вы можете найти и прочитать два письма Уильяма, одно из которых он написал после первой театральной постановки его «Гамлета», а второе написано им за три месяца до своей кончины своему сыну. Но, впрочем, это всё вы можете просмотреть и прочитать сами.
И два гостя перелистали ещё раз эти пожелтевшие страницы, и остановившись на окончании «Отелло» немного задержались над весьма размашистым автографом автора. Да, и ещё, на предпоследних двух страницах в прикреплённом конверте они нашли и два письма Уильяма, под каждым из которых стояли подписи — под первым — «Уильям Шекспир», а под вторым — «Твой Уильям»…
— И… И это…
— Самый настоящий подлинник, можете посмотреть на авторские заметки на полях.
— А как…
— Да, сразу видно, что вы впервые в нашем городе… Как, как… Очень просто, — и можете не сомневаться, самый настоящий подлинник, как и все остальные.
— А…
— Да вы пройдите чуть подальше, и выберите какую-нибудь из книг.
Они прошли немного дальше, и там им попался Лион Фейтвангер 51 года, в самом конце которого также находились 9 писем из его деловой и личной переписки.
— Ну что же, может пройдём немного дальше?
— Может быть… Ведь библиотека-то — вон какая.
И они пройдя до конца этого ряда остановились, вытащили приглянувшееся им издание, — это был весьма пожелтевший томик Гофмана, в конце которого так-же стоял автограф автора, и точно также в небольшом конверте лежали 8 писем из его личной переписки, и они аккуратно поставив книгу на место сказали: — Ну что, может посмотрим чего нибудь дальше?
И они уже минут 50 перерывали полки, полные всяческих уникальных изданий, и вот в конце предпоследнего ряда Олег снял с полки довольно увесистый и совершенно новый экземпляр — «Вергилий и Софокл. Лучшее», и перелистав эти, часто ещё не разрезанные листы он дошёл до его оглавления, потом посмотрел немного пониже… И тут-же толкнул своего соседа.
— Ну, ты чего?
— Да нет, ты просто посмотри на год издания…
— Да, год издания… Да, две тысячи сорок восьмой год… Да, 2048 года…
— Да, а сейчас-то какой…
— Вы извините, но если вы пройдёте в соседние залы, то там вы сможете встретить и более «новые» издания, — немного улыбнулся стоявший в 15 метрах от них местный смотритель.
— Да, вы знаете… Да, а мы пожалуй так сейчас и сделаем…
И они ещё где-то около часа ещё выбирали и осматривали, только порой удивляясь самые различные и неожиданные книжные издания, и когда они вернулись опять в вестибюль, где заботливый смотритель тут же предложил им присесть, вытащил из-за своей конторки такой-же высокий сосуд с таким-же лимонадом, три стакана и пачку сигарет, и наполнив стаканы сказал:
— Да, сразу видно что вы в первый раз у нас в городе… Ну что-же, мы всегда очень рады гостям, а они, к сожалению, бывают у нас не очень часто… Да, вы лучше освежитесь, не стесняйтесь, — такой-же, как и в гостинице. Вот так, вот это лучше… Да, пепельница, — вот вам сразу две.
Да, а что касается более редких изданий, то они вообще-то хранятся у нас на втором этаже… Да, кстати, там вы сможете найти и прижизненные и прекрасаные издания Платона и Тацита, сможете перечесть переписки Юлия Цезаря, Помпея, Марка Красса и Августа, а так-же и ещё массу всяческого, всякого и разного… Что, ещё по бокалу? Пожалуйста…
— Ну что, как ты думаешь, осилим мы сейчас второй этаж?
— Не знаю, честно говоря, — не знаю… Да, и ведь мы сегодня собирались побродить немного по этому скалистому берегу… Да, и кстати, ведь и хозяин будет нас там ждать…
— Ну знаешь… Если мы сейчас поднимемся на второй этаж, то там мы застрянем часа на два — на два с половиной…
— Я кстати, только что подумал тоже самое…
— Ну что-же, пока вы здесь, — эти двери всегда для вас открыты, и в любое время. — Ответил им смотритель этих редкостей, и ещё раз наполнив бокалы тоже достал сигарету и прикурив немного откинулся в своём глубоком кресле.
— Ну что-же, спасибо за экскурсию по этому книгохранилищу…
— Да что вы, я же говорил, — обычно у нас мало посетителей.
— Ну что-же, всё равно, спасибо за компанию.
— А вам тогда спасибо за ваш визит.
— Ну а это… Вы знаете, мы сами пока ещё не знаем, кому за это говорить спасибо, но…
— Вы сейчас наши гости, а гостям ведь обычно всегда бывают рады…
— Ну что-же, — тогда спасибо за радушие и гостеприимство. И знаешь, Олег, — ведь нас на берегу наверняка уже заждались…
Олег посмотрел на него, потом на смотрителя, на что тот только утвердительно кивнул со своего кресла, и положив сигарету на край пепельницы ответил:
— Ну что-же, тогда давай допьём это питьё, докурим и пойдём. А вам — спасибо за приём и разъяснения.
— Да бросьте вы, хотя — немного жаль, что вы спешите… Ну что-же, а раз так, — то вас сейчас внизу уже наверно ждут…
И наши гости поставив на журнальный столик уже пустые стаканы поднялись, поднялся и местный смотритель, и проводив их до дверей тоже вышел на улицу, закурил, и молча и с небольшой улыбкой смотрел на удаляющихся, и уже заворачивавших за здание гостиницы двух новых гостей.
Они обогнули здание гостиницы, и только свернули за угол, как тут-же перед ними появилась и та высокая и несколько своеобразная, и уходящая почти что сразу прямо вниз скала, и та самая, примерно 50 метровая зелёная площадка, огороженная в конце примерно метровым предупредительно ограждающим барьером, а внизу, примерно в 150 метрах под ними уже разливалось большое, и усеянное многочисленными группками небольших островков озеро, — да, и дальнего берега было не видно, — только сливавшаяся с горизонтом широкая и ровная водяная поверхность озера… Они подошли к этому ограждению, и посмотрев на весьма круто здесь обрывающийся каменистый берег, переходящий внизу в узкую, и ведущую довольно далеко, (насколько хватало взгляда) песчаную полоску вдоль берега, опять вернулись к этой, обложенной какой-то цветной плиткой дорожке, по которой они обогнув эту большую и высокую скалу довольно плавно, следуя её причудливым изгибам спустились к берегу, и посмотрев налево увидели несколько скалистый, и поросший тростником берег, и решив, что им пожалуй скорее всего туда, направились в ту сторону.
Да, и дойдя до этих, порою частенько вылезающих на эту прибрежную полосу довольно причудливых скал они приостановились, чтобы перекурить, и когда они уже собирались идти дальше, как довольно недалеко от них от одной из этих скал как-бы отделилась, и приветливо им кивнула уже знакомая им высокая фигура Марка, и они подойдя к нему сначала также кивнули, а потом следуя его жесту прошли дальше, вдоль этих скал, и Олег повернувшись, и немного посмотрев на него немного помолчал, но всё же спросил: — Да, мы извиняемся, но мы сегодня и правда немного задержались в вашей библиотеке…
— Я это прекрасно знаю, и чтобы вы не смущались, то могу вам сказать, что я прождал вас здесь, на берегу всего лишь пять минут, а если бы вы задержались там немного дольше, — то я тоже немного позже бы выбрался на этот берег. Да, но тогда у вас было бы и меньше времени на эту, и так уже не такую уж большую прогулку… Да, чтобы вернуться в наше пристанище где-то к 7, где нас кстати будет ожидать и обещанный ужин, то у нас осталось чуть меньше трёх часов, да и я собственно рекомендовал бы вам пожалуй посетить пару из этих небольших, но весьма живописных островков, да а потом у вас остаётся пожалуй только минут 20 прогулки по этому, уже вечернему берегу… Ну что-же, а мы сейчас идём к той бухте, где у нас располагается что-то вроде небольшой лодочной станции, да и там я уже пожалуй с вами и расстанусь, и встречусь с вами уже только наверху, в нашем холле, куда и попросил бы вас вообще-то не опаздывать. О, да, — но вот мы и пришли.
И он указал на открывшуюся перед ними довольно широкую и углублённую бухту, в которой вдоль не очень уж и большого пирса покачивались на воде 7 небольших лодок, а с правого края, и совсем рядом с ними возвышались и две большие и ослепительно белые крейсерские яхты, которые, как нетрудно было догадаться использовались для более далёких и продолжительных многодневных походов…
Но Марк вывел их на пирс, подошёл к одной из крайних лодок, и показав на неё пригласительным жестом предложил друзьям проверить её на остойчивость, и потом указав на два довольно немаленьких островка, стоявших метрах в 500 от берега, и метрах в 400 друг от друга, показал им сначала на один, — там, на этом острове они смогут найти довольно живописное внутреннее озеро, а если ещё немного приглядеться к местному пейзажу, — то они смогут там найти несколько весьма живописных скал, и расставленных в весьма геометрическом, и чем-то может им знакомом порядке.
Да, а на втором островке, — не удивляйтесь, — там в кольце этих скал вы сможете найти остатки одной из очень древних норвежских крепостей, — да, когда-то, довольно давно в этих местах было довольно большое и хорошо укреплённое поселение викингов. Да, и кстати и не только в этих, но и в некоторых других, и весьма недалёких местах… Ну что-же, как работает этот мотор мне наверное вам объяснять не придётся, да и если что, — то вёсла, как вы видите, на месте.
— Да, этот мотор довольно простой, — сказал уже усевшийся на корме Андрей, и стоящий у носовой банки Олег посмотрел на стоящего перед ним Марка, и он немного улыбнулся, и сказал что будет их ждать в 7 часов наверху, и пожелал им приятной прогулки, после чего Олег отцепил швартовый, и слегка оттолкнувшись от пирса придал этой лодке весьма быстрый и лёгкий ход, на котором она прокатилась почти до выхода из бухты, потом развернулась, и Андрей довольно быстро справившись с мотором взял курс к первому из этих островов.
Когда они отплыли от берега метров на 200, то оба, посмотрев на берег и на усеянное многими, и очень живописными островками пространство покачав немного головами и почти одновременно обратились друг к другу: — Послушай, а ты часто видел такие озёра?
— Если признаться… Если признаться, — то как-то не очень…
— И обрати внимание, как вид с воды отличается от вида с берега… Да, как будто мы сейчас скользим по какой-то гравюре, или может быть даже и…
— Да, а в этом ты пожалуй прав, да, как-то не очень обычно.
— Пожалуй. Да, итак нам сейчас вон к тому острову, тому что левее.
— Ну что-же, минут через 10 будем там.
И действительно, чуть меньше чем через 10 минут они уже вытащили свою лодку на ровный песчаный берег одной, и вроде как-бы и неприметной бухты, и пройдя немного по берегу довольно быстро отыскали весьма ровный проход между прибрежных камней, и стали пониматься по довольно ровному и поросшему редкой травой каменному проходу вглубь и вверх, между стоявших по краям, и весьма густых сосен. Пройдя примерно метров 50 они увидели что дальше этот проход ведёт уже куда-то вниз, и пройдя ещё немного они оказались на берегу весьма неожиданной, и немного протяжённой очень уютной лагуны, и присев на один из возвышающихся вокруг них камней они минут пять посмотрели на это, и несколько неожиданно раскинувшееся внизу озеро, и перекурив и ещё осмотревшись оба не смогли как-то особо не выделить довольно большую и широкую каменистую площадку, в которую упирался конец этого озера, и переглянувшись поднялись, и стали спускаться по направлению к неё.
Когда до этого каменного плато оставалось где-то около 40 метров Олег, шедший немного впереди оглянулся, и сказал идущему сзади Андрею, — Ага, а вот и те камни, а если точнее, — скалы, о которых говорил нам Марк. Да, а действительно, это что-то весьма достопримечательное…
И уже выйдя на это плато они остановились перед дюжиной довольно больших, и возвышавшихся через ровные между собой промежутки и выстроенных в довольно безупречное прямоугольное каре довольно достопримечательных скал, и остановившись и присев немного с краю они немного помолчали, задумчиво глядя на эти каменные изваяния, и когда они поднялись, Олег сказал: — Ну что-же, давай немного пройдём, и осмотрим несколько повнимательней этот «Стоунхэндж»…
— Да, или что-то вроде него…
И пройдя немного поближе к этим полутораметровым каменным стражам они только удивились, — эти каменные вехи совершенно не имели никаких следов хоть какой-нибудь человеческой деятельности, и как будто когда-то давно, ещё во время какого-то далёкого ледникового периода эти каменные глыбы были вынесены на это довольно небольшое плато, и за те многие столетия, которые они на нём простояли они как будто просто срослись с камнями этого берега… Да, но это явное геометрическое построение и совершенно ровные интервалы, через которые они здесь явно что-то напоминая возвышались…
— Нет, — сказал отойдя от одного из этих каменных столпов Олег, — я точно не знаю, что это такое, но картинка и правда, весьма интересная…
— Да, и похоже что эти стражи уже успели очень и очень крепко врасти в это каменное дно…
— Интересно, а какой тогда у них может быть возраст?
— Не знаю точно, но похоже, что очень большой.
— Да, — согласен.
— Да уж, любопытное построение, и весьма, и весьма… Да, ну что-же, давай походим здесь ещё немного, а потом, — ведь нам советовали заглянуть и ещё на один остров…
— Интересно, какой сюрприз ждёт нас там?
— Не знаю. Скорее всего, — какие-то остатки старой крепости.
— Ну что-же, съездим, посмотрим…
И ещё минут 20 они побродили по этому, и очень живописному берегу внутреннего озера-лагуны, потом вернулись к тому месту, с которого они спускались, и побрели к своей лодке.
И через 40 минут они, уже осмотрев довольно значительную часть остатков массивной каменной стены, ограждавшей когда-то это старинное укрепление прохаживались около сохранившихся стен внутренних построек и одной, почти полностью сохранившейся (за исключением пожалуй крыши) весьма просторной постройки неизвестного назначения, из которой, когда они попытались туда заглянуть сначала ухнул и вылетел довольно большой филин, а следом за ним и несколько галок, и в которой они нашли несколько каменных скамеек вдоль стен, над которыми почти до самого потолка им удалось в довольно тусклом свете из нескольких небольших окон различить несколько довольно больших и весьма неопределённых изображений, и ещё в дальнем углу этой постройки стоял так-же и ещё один какой-то квадратный каменный постамент…
— Да, если это строили норвежцы, то возраст этого поселения уже где-то около тысячи лет.
— Да, пожалуй. Однако для своего возраста он довольно неплохо сохранился.
— Ну что-же, пойдём походим, может быть и найдём здесь что-нибудь ещё, стоящее какого-нибудь внимания… Может быть где-нибудь здесь поблизости есть и ещё какие-нибудь сохранившиеся постройки.
— Ну что-же, давай.
И они подошли опять к возвышавшимся, и довольно неплохо сохранившимся останкам каменной стены, оглядели эти стоящие за ними остатки старинного поселения, и неспешно поднялись на небольшое скалистое возвышение, с которого открывался так-же и весьма приличный вид на озеро.
Они приостановились, присели, решили немного перекурить, и где-то через пару минут Олег, смотревший тогда на озеро подтолкнул своего товарища, и указывая на озеро негромко сказал:
— Смотри-ка, какая радуга…
— Да, и правда, неплохо.
— Да, а вон и тот остров, на котором мы только что были…
— Да, а…
Но договорить толком Андрей так и не успел…
Дело в том, что вокруг, начиная от остатков этого каменного сооружения, и как-бы поднимаясь всё выше и выше появилось какое-то призматическое и многоугольное возвышение, и где-то через минуту стало излучать какой-то переливающийся и радужный отсвет. Олег ещё раз тронул за руку своего товарища, и показывая на недавно посещённый ими остров протянул руку, и указал на такое-же свечение, поднимавшееся и над ним…
— Ого, а вот это уже интересней.
Но что именно хотел так охарактеризовать сидевший рядом Андрей так и осталось неизвестным, поскольку как только он это проговорил Олег оглянулся, и снова тронул его за плечо, и сказал:
— Ого, а ты знаешь, а это пожалуй вообще-то ещё интересней… Смотри-ка, смотри…
Да, а взглянуть-то и правда было на что… На том месте, где ещё несколько минут назад лежали развалины старинного укрепления уже возвышалось, огороженное высокой каменной стеной весьма суровое и грозное на вид то самое военное сторожевое поселение, и им очень хорошо были видны сверху почти все постройки, находившиеся за этой каменной стеной, да, несколько довольно протяжённых строений и довольно большая площадь посередине, и то, стоявшее рядом с ней прямоугольное строение, в котором они совсем недавно спугнули филина и нескольких галок…
— Да, а вот и пожалуйста, как выглядело это укрепление когда-то раньше… Да, а та постройка рядом с площадью, куда мы недавно заглядывали, — это скорее всего жилище местного наместника и воеводы, да а остальные помещения… Да, а интересно, проговорил Олег, и обернувшись к своему другу немного даже вздрогнул, — Андрей точно так-же смотрел, и изучал это явление, но взгляд его… Но взгляд его опять был таким-же, глубоким, прохладным, и смотрящим на это как будто сквозь годы…
Олег немного промолчал, но всё же окликнул своего товарища, и когда он к нему повернулся, то не смог удержать своего удивления: — Ну, Олег, ты знаешь… Ну и взгляд сейчас у тебя…
— Да знаешь, и у тебя точно так-же…
— Правда?
— Самая что ни на есть.
— А это…
— А это пожалуй то, что мы видели в гостинице, да, пожалуй здесь не без этого…
— А ты знаешь… А как…
Но тут это, и весьма грозное поселение опять засветилось всё тем-же блестящим отсветом, оба наших друга на минуту отвернулись, глядя как над тем-же, вторым островом происходит такое-же цветистое свечение, и когда оно, немного вспыхнув пропало, оставив над озером только огни висящей вдалеке радуги они обернулись, и увидели те-же развалины, по которым они ещё совсем недавно лазили…
— Да а просто, вот так. Да, и ещё об этом можно будет спросить поподробней у Марка, когда мы вернёмся. У Марка, или у кого-нибудь из его людей.
— Да нет уж, лучше у Марка.
— Да, а кстати, об Марке и об нашем сегодняшнем вечере… Ведь пожалуй если мы минут через 15 -20 отчалим от этого острова, то у нас останется как-раз где-то минут 20 побродить по этому берегу, а после этого нас пожалуй будут уже ждать наверху, в гостинице…
Олег посмотрел на часы, и немного потянувшись и оглядываясь по сторонам нешироко зевнул и сказал:
— Ну что-же, давай ещё немного побродим по этому, весьма зелёному островку, и можно будет уже возвращаться.
— Ну что-же, давай.
И они посидев ещё минут 5 на этом уютном пригорке поднялись, и не спеша побрели по направлению к берегу.

7

Поднявшись к гостинице и войдя в холл они дружелюбно улыбнулись сидевшему всё так-же Аркусу, и кивнув сидевшим за столом Марку и Аврелию, которые в ответном приветствии так-же показали на два свободные кресла, и когда наши туристы уселись, Марк с небольшой улыбкой и немного прищурившись посмотрел на них, и выждав около минуты осторожно спросил:
— Ну, как вам показались наши окрестности?
— Как показались? Да, вроде бы ничего, живописно. Да, и к тому-же, как мы убедились, они и правда могут иногда и кое-что показать.
— А вот здесь вы извините меня, — мне всё же стоило об этом вас немного предупредить… Но, — в общем, как я вижу ваша прогулка прошла вполне удачно. Ну что-же, а эта старая крепость, — это, если хотите, — то это вам просто немного для практики… Но, как я прекрасно вижу, вы почти сразу во всём разобрались, и особого недоумения у вас всё это не вызвало. Ну что-же, ну и прекрасно, но а пока, — давайте немного подкрепимся, и отдадим небольшое должное обещанному вечернему угощению, а то как-же так, к нам приехали гости, целый день были на воздухе, и естественно, им надо и подкрепиться. Андре, где-же там наши сони?
— Идём, идём, — послышался довольно тонкий, с заметным восточным акцентом ответ, и почти сразу за ним в просторный холл вошли трое тех-же служителей с большими подносами в руках, и когда они установили всё принесённое на столе, то сначала один из служителей разлил по тарелкам такой-же черепаший суп, (однако уже с совершенно другими приправами), и когда сидевшие за столом покончили с первым другой служитель открыл колпачок-крышку со вторых блюд, и стал выкладывать на тарелки большие куски обжаренного мяса, с грибами и приправой из перца, а когда минут через 25 подошёл черёд десерта, то на столе появилось весьма изысканное мягкое мороженное, пастила, и только что нарезанный, и судя по всему только что испечённый торт в дополнение к двум высоким ёмкостям с каким-то питьём, и традиционные чайник с кофейником, стоявшими так-же на третьем подносе.
Перекусившие путники выпили по бокалу того-же, и наверное традиционного прохладного напитка, закурили, и подождав пока один из служителей поставит ещё раз закипевшие чайник с кофейником налили себе по чашке чая, и неспешно пуская клубы дыма в верх уселись поудобнее, и Марк потихоньку начал вечернюю беседу.
— Да, я не скрою, но я очень рад что вы уже немного освоились со здешней обстановкой, и сегодня ещё и немного побродили по окрестностям.
Но — давайте вернёмся немного назад… Да, вчера вечером во время нашего разговора я начал нашу беседу с «дороги». Да, с дороги и в прямом, и в переносном смыслах. Во первых, — дело в том, — что вот уже несколько лет ваша дорога вела уже вас прямо к нам. Да нет, это зависело вообще-то совсем не от того, какой из конфессий вы придерживались, и чем вы занимались, — нет, скажу вам что вообще-то это зависит от того, под какой звездой вы появились на этот свет, и что собственно суждено было вам в этой жизни, какая дорога…
Да, и здесь стоял вообще-то вопрос уже к нам, — где и как лучше нам сделать нашу встречу… Ну что-же, в итоге мы просто пригласили вас к нам, и вы почти до самого входа в эти двери почти не о чём и не догадывались… Точнее, конечно-же у вас были предположения, но все они были такие, что мы над ними просто улыбались.
Ну что-же, а теперь, — добро пожаловать и в наш и узкий круг. Что? Да, конечно. Но извините, но вы у нас всего лишь один день. Да, слушаю? А, это… А это мы посмотрим лучше завтра, да, то что я обещал. Да, и завтра там-же и побеседуем, и если у вас будут какие-нибудь вопросы, то я постараюсь на всех на них ответить. Да, давайте завтра, где-то около полудня. Что? Ещё по чаю? С удовольствием. Да, и кстати, насчёт тех двух прекрасных трубок, оставшихся в вашей комнате, — могу спокойно вас заверить и обрадовать, что весь тот оставшийся табак, который в той коробке, — он совершенно настоящий, и честно вам скажу, — мечта любого курильщика. Да, эти смеси были только в первых трубках, и смею вас заверить, что их вам хватит пожалуй до самого скончания времён. Так что когда вы подниметесь к себе, — то мой вам совет, забейте-ка по трубке с этим отборным табаком. Да, а пока…
…Итак, когда в начале 10 они поднялись в свои покои, расположились, и хотели немного перекурить, как в дверь их очень тонко постучали, и они переглянувшись сказали: «открыто», и в отворившуюся дверь проследовали двое служителей с чайным и кофейным набором, и оставив всё это на столе с лёгким поклоном удалились.
Олег встал, налил по чашке чая, потом снова опустившись и откинувшись в кресле размешал сахар, сделал пару глотков и наконец-то обратился к сидевшему до сих пор молча Андрею:
— Ну как у тебя впечатления от сегодняшнего дня?
— Да знаешь… Вообще-то и то, что мы сюда приехали, и всё что мы здесь встретили…
— И узнали…
— Да, ты знаешь, всего этого столько много, и всё это так неожиданно…
— Да, ясно… Ну что-же, давай лучше по совету хозяина выкурим по трубке с этим отборным табаком, и ляжем лучше спать…
— Ты знаешь… А хотя, — конечно-же, давай.
И они, забив эти две, так и лежавшие у них на столе трубки прикурили, и с первой затяжки отдали дань должного этому, и правда очень неплохому табаку. Потом, посидев ещё минут 25 они поднялись, и пошли к своим кроватям ложиться, — и сегодняшняя прогулка по окраинам, а после и разговор с хозяином…
И вскоре они оба уже спали.
На утро всё было как обычно, — и утренний завтрак, и неспешная беседа за чашкой чая, потом спуск в холл, небольшой разговор с хозяином и Аврелием, предложение ещё раз заглянуть в библиотеку, на что два гостя ответили, что пожалуй это лучше немного попозже, после чего хозяин с небольшой улыбкой только утвердительно кивнул, и после небольшой паузы предложил им немного попозже всё-таки сходить, и если это их интересует, посмотреть, как в принципе выглядел тот фокус с «переходом в это, нейтральное измерение», да, что собственно за фокус произошёл с границами этих измерений, на что они собственно ответили согласием.
И где-то минут через 50 они уже стояли в большой и светлой комнате, где Марк на большом и широком мониторе довольно быстро отрегулировал положение большого трёхцветного треугольника, и подозвал их поближе…
Собственно говоря и выйдя уже из этой залы, и на следующий день у них всё таки с трудом укладывалось всё это увиденное, ведь после растяжения этих двух прямых, двух дорог, той, по которой они ехали, и той, по которой они доехали до этого места Марк немного помолчав и улыбнувшись показал, где-же находится и это место, где все они сейчас находятся, и мощный компьютер почти сразу-же выдал им довольно большую и широкую прямую, проходящую в верхней части экрана, — то есть совсем не там, где находился этот графический чертёж, а гораздо выше его, и на вопрос об этом Марк только довольно просто ответил: — А это та полоса, отображающая то, где все мы обычно находимся. Да, она не на земле и не на небе, она — посередине, и такие понятия, как «время» и «пространство» здесь в общем-то не имеют почти никакого обычного значения, — да, мы можем быть как и задолго «за», так и задолго «после», да, и хоть это всё вам кажется сейчас немного странноватым, — но что я могу вам на это сказать, — просто привыкайте, ведь и вы тоже теперь, как и мы можете быть так-же и задолго «за», так и задолго «после». Ну что ещё я могу вам сказать, — пожалуй только немного терпенья, и вы сами во всём этом разберётесь… Ведь говорил же я вам, что ваша дорога вела вас сюда…
— То есть, мы тоже…
— Да, теперь и вы тоже.
— А… Как…
— Очень просто. Только дайте освоиться тем знаниям и способностям, к которым вы теперь уже причастны. Пройдёт не очень много времени, и вы вполне уже освоитесь. Ну, что-же, немного времени, просто немного времени… Ну что-же, а сейчас не вернуться ли нам пожалуй в холл?
— Ну что-же, пожалуй.
И пройдя по небольшому коридору они вошли снова в холл, и уселись на свои обычные места.
Появившийся как обычно Андре сразу-же принёс традиционное прохладительное питьё, и они расположившись в глубоких креслах и пуская к потолку клубы дыма неспешно переговаривались, и Марк не спеша отвечал им на их, и порою и правда довольно-таки серьёзные и немаловажные вопросы, которые были совершенно неудивительны после недавнего просмотра и небольшого разговора за ним…
Налив себе ещё один бокал этого питья Марк не спеша закурил сигарету, и отпив несколько глотков немного помолчал, а потом ещё раз посмотрев на своих собеседников прервал эту небольшую паузу, и обратился к ним.
— А вы знаете, я сейчас хотел-бы немного вернуться к нашему первому разговору, — в первый вечер, у вас, на верху… Да, ведь послезавтра вы всё таки решили всё же покинуть наши радушные и гостеприимные покои, и все-же отправиться дальше в свою поездку, да, уже в свой путь… Ну что-же, мы не возражаем, и желаем вам хорошего путешествия… Да, но перед этим я всё же хотел бы немного как-бы продолжить тот наш разговор на отвлечённые темы…
Просто тот мир, в который вы возвращаетесь, он весь сейчас, как это и всегда ему свойственно, «в состоянии больших беспокойств и перепадов». Да, правда так было всегда, так есть сейчас, так-же будет и после, — это история, и с этим ничего не сделать. И тут как не крути, но пожалуй тот единственный и нормальный практически «идеал», — этот какой-то стабильный параметр равновесия и спокойствия, какой-то стабильности, который как вы все и так прекрасно знаете, всегда очень и очень трудно достижим и достигаем, и вся история человечества в общем-то — это просто попытки как-нибудь его добиться или достигнуть, и естественно, если это иногда и получается, — то уже и как-нибудь и удержать его… Да, сейчас этот мир вообще-то пожалуй всё-таки довольно-таки далёк от идеала… Но ладно, вы всё-таки уж извините старика, — просто немного разболтался… Ну ничего, — бывает, да и мне-ли всё это вам говорить… Да, я пожалуй хотел только сказать вам что тот мир, в который вы послезавтра вернётесь, — весьма и весьма далёк от совершенства… Но вообще-то вы и сами всё об этом прекрасно знаете… Так-что если об общих темах, — то пожалуй жаль, что погостили вы у нас совсем недолго. Я бы лично конечно посоветовал бы вам ещё пожалуй ненадолго здесь задержаться… Хотя… Всё основное мы вам уже передали, и вы теперь уже как полноправные граждане вселенной многое можете уже видеть и сами. Ну что-же, ваша дорога — теперь уже перед вами, и хотя она уже будет значительно отличаться от той дороги, по которой вы к нам подъезжали… И мы все желаем вам удачной поездки и благополучного возвращения.
— Извините нас, Марк…
— Извинить? За что? Да и я ведь говорил вам совсем не об каком-то прощанье, я говорю вам просто — «до свиданья»… Вы это сами скоро всё поймёте и найдёте… Ну что-же, а мы все были очень рады нашей встрече, — вы знаете, ведь нас не так уж и много… Но ладно, что я всё об грустном. Эй, Андре, как там у нас с обедом?
— О, просьба подождать ещё минут 20, да а пока, — эй вы, тащите-ка сюда пока подносы с чаем.
И через минуту двое служителей, (хотя кем-же они на самом деле были, — пожалуй так и останется загадкой) появились, неся подносы с чайным сервизом и «всем для чая», и которые через 20 минут заменили это на весьма традиционный, и весьма изысканный обед, после чего небольшая компания ещё немного кое о чём переговорила, и два наших путника встали, и потихоньку стали подниматься к себе наверх, обсуждая, какие у них примерно есть планы на это, оставшееся здесь в этом приюте время.
И весь следующий день они провели исследованием местной, и как мы уже замечали, весьма и весьма изысканной библиотеки, перебирая редкие, редчайшие, уникальные и вообще ещё не выходившие книги, а потом они вместе с Марком спустились на берег, сели в одну из лодок, и посетив несколько весьма живописных островков подплыли к одному весьма большому острову, и с неспешным разговором под мягкое потрескивание костра и горячим походным чаем провели там весь остаток дня и вечера, и когда они вернулись в свой номер, часы показывали уже половину 11…
Наутро проснувшись и слегка перекусив традиционным местным завтраком, который им принесли минут через пять после того, как они поднялись с кроватей они ещё немного перекурили с чашкой чая, и спустившись в холл встретили как обычно сидевшего Аркуса, который сразу же послал Андре за местным лимонадом, и приземлившись на свои кресла они перекурили, освежились, и стали потихоньку разговаривать, когда им лучше будет начинать сборы. В результате они решили что выезжать из этого приюта они будут пожалуй уже ближе к вечеру, уже после обеда, а пока…
А пока они решили побродить немного по берегу, и полюбоваться этими островками. И через 40 минут они уже сидели около небольшого костра, вскипевший чайник стоял рядом с ними, а вид на озеро с того места был просто прекрасным.
И когда они вернулись, за столом уже сидели Марк, Аврелий и двое ещё незнакомых им довольно молодых людей, и как только они опустились на свои места, Марк слегка поклонился и сказал: — Ну что-же, давайте так. Сначала мы отобедаем, а уже после этого мы все уже будем провожать вас в дорогу. Да, как вы и решили. Эй, Андре!
И через пять минут весь большой стол был уже заставлен всяческим и разнообразным, и примерно через час с небольшим когда уже на чистом столе появились чай и кофе и вся компания закурила, Марк немного промолчал, и сказал: — Ну что-же, но мы, как вы знаете, с вами совсем не прощаемся.
— Да, и к тому-же почти любого из нас вы совершенно спокойно иногда сможете встретить и в вашей повседневной жизни, — на улицах города, на автобусной остановке, — проговорил один из этих пока ещё незнакомых молодых людей, и Марк и обычно весьма молчаливый Аврелий молча и утвердительно им так-же кивнули.
— Ну что-же, спасибо вам за приют, и за…
— Да ладно вам. Теперь этот приют не только наш, но и уже по полному праву и ваш. Так-что не стесняйтесь, и если где-нибудь нужна будет наша помощь, — то кто-нибудь из нас обязательно найдёт вас, и во всём поможет.
— Ну что-же, но всё равно, — спасибо вам от нас, но мы пожалуй сейчас ещё поднимемся к себе, а потом…
— Да, а потом, — и не думайте пожалуйста что мы вас просто так отпустим. Нет, а потом вас будет ждать небольшой файф-о-клок, и уж только после этого можете садиться в ваш «Опель», и продолжать свою поездку, — с небольшой улыбкой проговорил Андре со своего дивана, и не стоит пожалуй выделять особо, на что наши друзья не без небольшой улыбки с этим согласились.
И поднявшись к себе они минут 25 просидели за своим столом, поглядывая в окно, потом прихватив то немногое, что они взяли сюда из своей машины, а так-же и две те-же трубки и довольно приличную коробку с табаком, которую сегодня утром оставили на их столе, подошли к окну, перекурили, Олег взял лежавшие на столе ключи, (которыми они, кстати так ни разу вообще-то и не пользовались), и они выйдя через всё так-же бесшумно растворившиеся, и точно так-же затворившиеся за ними двери прошли в небольшое полукруглое фойе, посмотрели немного на озеро и подойдя к лестнице стали потихоньку спускаться.
Да, стол к их приходу был уже готов, и посидев минут 40 «на дорогу» с небольшим разговором и неплохим кофе они поднялись, все находившиеся в холле — тоже, и поблагодарив всех за гостеприимство они подошли к распахнувшимся перед ними дверям, вышли на площадь, подошли к своему «Опелю», провожавшие так-же встали у дверей, и постояв минут 5 молча наши путники сказали: — Ну что, мы поехали.
— Да, но не забудьте, — мы с вами не прощаемся.
Олег и Андрей улыбнулись, кивнули и открыв дверь стали садиться в машину.

——————————————————- ——————————————— ——————————————————————— ——————————————- ————————————- ————————————————————————————————————————————-

Минут через пять после того как гости скрылись за поворотом на трассе, Аврелий немного помолчал, потом повернулся к стоявшему рядом Марку, и с небольшим вздохом сказал:
— Ну что-же, вот и ещё два апостола отправились в свой путь…
— Да, ещё двое, ещё двое из нас…
— Ну что-же, пожелаем им удачи?
— Да, пожелаем им удачи в их, и не таком-то и лёгком вообще-то пути…
— Да, вот к гражданам вселенной прибавилось и ещё двое.
— Ну что-же, давай тогда и наш обряд…
— Пожалуй.
И Аврелий кивнул, и открыв непонятно откуда оказавшуюся у него в руках книгу Нового Завета перелистал её до начала Евангелие от Иоанна, и открыв первую страницу первой главы стал читать первые строки:
Сначала было Слово,
И Слово было с Богом,
И Слово было Бог.
Аминь.
— Аминь, — произнёс также и Марк, и немного помолчав продолжил: — И давай лучше ещё раз пожелаем этим двум новым гражданам вселенной и проповедникам и хранителям Его Слова, чтобы
«Всё было по Слову Его, По Воле Его и чтобы была и Милость Его»
— Аминь, — заключил это пожелание Аврелий.

ЭПИЛОГ

Отъехав километра на три от этого приюта Олег залез на нижнюю полку приборной доски, и вытащив оттуда почти пустую пачку сигарет положил её наверх, и сказал соседу: — Андрей, посмотри-ка в наших запасах, как там у нас с куревом? Андрей перегнулся через спинку кресла, открыл их дорожную сумку, и немного порывшись вытащил оттуда почти пустой блок с двумя пачками.
— Да, а знаешь, а сигаретами-то мы как раз и позабыли запастись…
— Ну что-же, тогда заглянем в ближайший городок, где есть магазин, и пополним там наши запасы.
И когда перед ними появились постройки ещё одного, и такого-же городка Олег сказал: — А вот и этот пятый городок из этого «оазиса», о котором нам рассказывали.
— До ближайшего пункта ещё 2 часа. Да, и кстати, давай-ка мы в том местечке и заночуем.
— Нет возражений.
— А здесь… А здесь давай-ка мы немного пополним наши походные запасы.
— Давай, давай, да кстати, — вот и магазин.
И они увидели стоящее примерно в 200 метрах от них широкое и довольно-таки протяжённое здание магазина, и припарковавшись рядом с его дверями вышли, и войдя направились прямо к прилавку, но стоявший за ним молодой человек, едва они появились уже выложил на стойку три блока «Кемэла», три пачки чая, три банки кофе, и ещё и коробку с консервами, и когда они подошли, то он просто сказал: — Да нет, пожалуй можете и не говорить, — это всё то, что вы забыли забрать в предыдущем нашем городе, и я прекрасно знал об этом. Да нет, не смешите пожалуйста, нет, никаких денег, вы это просто позабыли взять. Да, и кстати, ещё, — здесь, чуть подальше, вон в том конце зала совсем неплохое кафе, и я бы вам советовал… Ведь путь у вас совсем не близкий.
— Да? А это мы пожалуй с удовольствием.
— Только пожалуйста, не надо никаких фокусов, да, и не вздумайте пожалуйста там расплачиваться.
— Поняли, спасибо.
— А вам счастливой дороги.
И через пол часа после того как они отъехали от этого, последнего гостеприимного городка этого «оазиса», где их и незнакомые прекрасно знали и по именам, да и примерно через пол часа они наконец-то встретили и первую встречную и запылившуюся дачную машину, потом минут через 10 им навстречу попался небольшой крытый грузовик, и кивнув на них Олег сказал: — Ну вот и первые встречные. Так что мы уже выехали из той, «не проезженной» части, где стоял этот «оазис», и едем сейчас уже по обычной и грешной земной дороге.
— Да, и где-то через час у нас на карте довольно приличный городок, и кстати там мы кажется и собирались переночевать.
— Как будто бы, как будто…
И через час, въехав в этот городишко и остановившись у двухэтажной гостиницы они взяли свои сумки, заказали номер, зашли в свою комнату, немного посидели и пораньше легли спать…
Ночь была звёздная, через приоткрытое окно лёгкий ветер слегка шевелил листы кем-то оставленной на столе книги, часы показывали где-то начало четвёртого… Олег ещё несколько раз пошевелился, мотнул немного головой, как-то инстинктивно пытаясь проснуться, но это не получилось, и он даже как-то недовольно во сне подумал: — Ну да, а сейчас опять будет всё тот же сон… И он не ошибся.
…Он стоял один, держа свой выпускной школьный диплом под мышкой, да и… Да, а вот и Андрей, — лёгок-же он на помине. Да, а Андрей шёл к нему навстречу, и подойдя радостно улыбнулся, и выпалил: — Олег, поздравляю тебя с успешно сданными экзаменами! И он тут-же протянул ему свой выпускной диплом, а следом за ним и несколько подаренных им классным руководителем гвоздик и привязанный к ним праздничной лентой паривший сверху воздушный шарик.
— Да, Андрей, я поздравляю тебя также, но извини, зачем мне твой диплом?
— Как, да ты же старший! Да, а если о том сне, который был примерно неделю назад, — то да, мы же закончили тогда наши школы, но вот настоящая-то школа оказалась ведь совсем другой… Да, тогда моя была 114, а твоя — 112, и вот теперь мы стоим здесь, — и эта улица… Да, а это была улица, перпендикулярная от улицы, на которой жил Олег, и той, где жил когда-то Андрей…
— Да, Олег, и знаешь, — ты извини меня за то что мы переехали, да и за прошлый сон извини… Да, и с успешными экзаменами тебя.
— И тебя.
— Да, а сейчас знаешь, что лучше сделаем…
А Олег уже знал, и он вернул Андрею обратно выпускной диплом, а потом приподнял повыше подарочные гвоздики с прыгающим вверху воздушным шариком, и сказал: — Ну что-же считаем до трёх…
Раз, два, три… И отпущенный шарик с цветами стал очень быстро подниматься вверх, вот он уже подлетает к крышам, вот он… Но — что это… И Олег ещё раз повернувшись открыл глаза, и с недоумением посмотрел на большую банку кофе, вдруг почему-то оказавшуюся у него под головой… — Да, а это ещё что…
Солнце уже давно встало, и напротив Олега сидел на кровати тоже только что проснувшийся Андрей, и как-то немного удручённо и сосредоточено пытался что-то вспомнить…
— Эх, опять тот-же сон…
— Сон! — Как-то встревоженно и недоверчиво воскликнул Андрей. — Сон!
— Да, сон, — с небольшой улыбкой ответил Олег.
— Извини, а что тебе снилось? Случайно не наши выпускные…
— Случайно, случайно… И Олег немного подумал, потом понимающе посмотрел на Андрея и несколько снисходительно и понимающе кивнув сделав ему знак подвинуться поближе стал потихоньку пересказывать ему это сновидение, на что сидевший на соседней кровати Андрей только иногда утвердительно покачивал своей головой…
Да, всё так и было, и им обоим сегодня приснился один и тот-же сон.
Да, вот только Андрею он снился впервые.

——————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————————

Они ехали уже около 4 часов, дорога была ровная, и где-то минут через 15 они должны были подъехать к небольшому городку, Райцентру, где они и решили заночевать. Да, вот и первые огни каких-то построек, вот и граница города, по обе стороны дома…
— Да, гостиница здесь должна быть уже недалеко, ещё примерно метров 300… Да, а вот и она…
Они подъехали к зданию гостиницы, заказали номер, и решили заглянуть в уже готовящееся к закрытию гостиничное кафе. Их благодушно пропустили, и пожевав макароны с обжаренной колбасой и запив это довольно всё же неплохим кофе они закурили, и Андрей полузевая сказал:
— Интересно, какие хоромы на этот раз нам достались…
— Ты что, в первый раз в дороге, — с улыбкой ответил Олег.
— Да нет, просто спать уже хочется…
— Ну что-же, — тогда поднимайся, а я ещё выйду, и прихвачу наш багаж.
— Ну что-же, давай, давай, а я в нашу комнату.
И докурив Андрей пошёл по направлению к лестнице, а Олег, немного поёжившись вышел на улицу, подошёл к их машине и уже хотел открыть дверцу, как вдруг услышал чей-то детский голос совсем рядом с собой, и оглянувшись увидел мальчугана лет 6 -7, довольно хорошо одетого, но на лице которого… Но на лице которого… Да, а лицо этого мальчишки было просто изъедено какой-то, и уже даже застарелой оспой, и оно всё полностью было покрыто какой-то плотной коркой…
— Эгей, привет.
— Привет.
— А как тебя зовут?
— Денис.
— А где твои родители?
Мальчишка ничего не ответил, а только отвёл глаза.
— Послушай, а живёшь ты где?
— А… Вон там, а иногда вон там, — и он показал сначала на один конец дороги, а потом на другой.
— Ну а как-же твоё жильё?
— От мамы мне осталась одна комната, но там сейчас живут, да и ещё сейчас там делают ремонт.
— Так, так, а послушай, — проговорил Олег, посмотрел на этого мальчугана, потом немного промолчал, как-бы пытаясь что-то вспомнить, что-то или о чём-то, о чём-то и важном… И потом, когда ему наконец-то удалось сосредоточиться, он посмотрел на него и сказал: — А ну ка, подойди ко мне…
Мальчишка послушно подошёл.
А Олег, что-то сосредоточенно вспоминая встал, протянул свою руку, подержал её над головой мальчика, и когда он нашёл наконец-то какую-то нужную точку, то он сказал ему:
— Не шевелись.
— Слушаюсь.
И Олег немного присев поднёс свою руку к его лицу, продержал так её около пары минут, и когда он отнял свою руку от лица мальчугана, то на него уже смотрело очень любопытное и веснушчатое кругловатое и чистое симпатичное детское лицо. И никакого следа то этой оспы уже не осталось. Олег улыбнулся, и стараясь так, что бы мальчик не заметил, как будто стряхнул со своей руки что-то, и откинул это в сторону стоявшей невдалеке от них и совершенно никому не нужной бадьи.
— Так значит, ты и ночуешь сейчас на чердаках и подвалах?
Мальчик посмотрел вниз, и так и ничего не ответил.
— Знаешь что, — пошли-ка сейчас с нами, у нас ты переночуешь, а утром мы уже переговорим и что-нибудь решим. Согласен?
— Согласен.
— Да, сейчас, подожди, я только возьму с собой кое-что из нашего багажа…
И он открыл дверцу и вытащил их дорожную сумку.

КОНЕЦ

Январь 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *