Каменное сердце

Каменное сердце

Я как всегда сменил квартиру
На полку шаткую мою
И вот стучат, урчат ворчливо
Стальные рельсы мне поют.

Опять в дорогу, опять работа,
Опять знакомые гудки
Зовут-зовут вести кого-то
На край земли во все кутки.

Мы выбираем все работу,
Но выбирает случай нас,
Как часто, знаете, то-то,
Что из седла сбивает вас.

Профессию найти искусство.
Но заметил я всегда,
Где меньше пьянства и начальства,
Там больше пользы от труда.

Сменил спокойствие на скорость,
Я ушёл от начальства глаз
И в шуме поезда освоясь,
Нашёл-нашёл я в этом класс.

В поездке сам себе хозяин.
Работу нахожу я сам.
И на мозги никто не давит,
Я знаю цену дням, часам.

Я много езжу по просторам
И вижу, как устроен свет,
Окину всё пытливым взором,
И дам на многое ответ

Так в путешествие скорее,
Тем растопить на сердце льды
И мчать, куда глаза быстрее,
Играть на нервах у судьбы.

Приехав Миргород впервые,
Меня встречал рябой рассвет
И грязи плыли как живые…
Куда же смотрит Горсовет?

По этой грязи жирной, топкой
Я топал в новых сапогах,
Пока добрался до проспекта,
Сапог узнать не смог ни как.

Я брёл по мокрому проспекту,
Машины пели в лужах обода,
Добрался с горем к тому месту,
Где путь пересекла река.

Сюда начальники с бедою,
Попить водички — на курорт,
А лечат всех их здесь ходьбою,
Излюбленный врачами спорт.

Мы любопытство потеряли!
Не ходят люди пешака,
А я лечебными шагами
Ходить люблю везде всегда.

Люблю лесов зелёных шёпот
И гор высоких снежный блеск,
Морей ворчливых бранный рокот,
Дороги, что бегут в окрест.

Люблю я северные реки
За быстроту, за широту,
Люблю я северные дали,
За голубую красоту.

Люблю я города с ветрами
И узких улиц тишину,
И шпили иглы с петухами
Пронзающие вышину.

Люблю я измерять шагами
Все тротуары городов.
Своими увидать глазами
Поделки — красоту веков.

Я долго измерял шагами
Родную улицу мою,
Пока стальные магистрали
Не заиграли песнь свою.

Я выбрал дальнюю дорогу,
Наперекор пошёл судьбе,
Теперь я побываю всюду,
Там, где бывал я лишь во сне.

Туристы сели по вагонам,
Расставив сумки тут и там,
Кто стонет, а кто сквернословит,
А кто не знает, где он сам.

Туристы едут на прогулку,
Увидеть свет, увидеть свет,
В купе ввалив, устроив свалку:
Авосек, свёртков из газет.

Туристы — вредная натура —
Всё, чтоб себе, всё, чтоб себе.
Заключена его культура
В одной еде, то быть беде.

С собой бутылку самогонки
Блатной крестьянин прихватил,
А то не вылетит из глотки
Кугутский гимн — села мотив.

Крестьяне люди толстосумы.
Всё: закус, выпивка свои.
Самогонкой залив думы,
Уж засвистали — «соловьи».

Всю рассвистали ночь по ветру,
Уняться, видно, не спешат,
У них в дремучих тёмных недрах
Вдруг пробудилась вся душа.

И вот орут, и топчут асы
Ломами каблуками пол,
И воют воем, словно бесы
Хмельную отвывая боль.

Что за беременный мужчина?
И не от род ли он орёт?
Ну, что вы! Была бы причина
Он песни сельские поёт.

Орал, краснея от натуги
И пялил красные глаза,
Казалось: вот лопнут брюки
И пузо лопнет, как казан.

Дела вагонные простые:
Поел, ложись ты отдыхать.
Ведь отдыхают и другие,
И отдых это благодать.

Пусть пролетает ночь спокойно,
Пусть утро нам даёт рассвет,
Ведь все вели себя достойно
А вы наносите им вред.

Нас Севастополь встретил флотом.
Стояли гордо корабли.
Флот миру должен быть оплотом.
Вам слава до краёв земли!

О, Севастополь-Севастополь!
Красивый белый городок,
Шагами я измерил вдоволь,
Я видел всё, что только мог.

О, Севастополь-Севастополь!
Прекрасный белый городок.
И вдохновил се вас тополь —
Аллея славы благ исток.
(Он вдохновения исток!)

Исток надежд, исток познанья.
Ты красотой сразил меня.
Ты разбудил моё сознанье,
Подбросил в душу ты огня.

И я брожу по Херсонесу,
Смотрю с обрыва в бездну вод.
Хочу тебе слагать сонеты,
Чтобы воспел тебя народ.

Но мысль моя ушла в опалу
Ох, время-времечко не ждёт!
Я как борзой бегу к вокзалу,
Опять работа, опять вперёд.

Болтаясь сквозь ночь да по стыкам —
Под этот марш — под стук колёс,
тур в Феодосию стал пиком
Сюда турпоезд нас привёз.

На берегу у старой башни
Стоит вокзал и поезд наш.
Туристы все устроив спешку,
Горят всё взять на абордаж.

Разведать город, магазины
И нагрузившись, как кентавр,
Взвалив «магазины» на спины,
Тащить пожитки на состав.

Я Феодосию всю сходу,
«до корки» обошёл всю-всю,
Увидел крымскую природу…
И вот к музею нашёл стезю.

Я видел, море плещут волны,
Но брызги замерли внутри,
За рамки, блещет даром полный
Дар Айвазовского руки.

И мечется, и дышит море,
Встаёт коварною волной,
Но радость счастья светом вторит.
Мы море равные с тобой!

И как бы не метала буря, лазури
Не рвала парус над тобой…
Появится струя лазури —
Мы выиграем этот бой!

Взывают бурные полотна:
К сраженью с бурей род людской.
Борьба, то до седьмого пота,
Борьба не силой — головой.

Ветрам покорные — рабами
Не будьте люди всей земли,
То белоснежными судами
Покроете вы гладь воды.

А эти серые громады
И этот атомный дракон…
Не будут им давать награды,
Весь этот срам пойдёт на слом.

Лишь только море, как и прежде,
Всё будет, вновь, крушить волной
И смелых мужеству, надежде,
Учить-то будет раз иной.

Пройдут тревоги боевые,
Пройдут, как ветер, стороной,
Сны не разбудят звуки злые,
Ракет и бомб протяжный вой.

Но иным пока на руку
Военный бум, военный пыл.
Вводить военную науку,
Про всё, на свете, позабыв.

Но не забыли — мы живые
Зачем на свет мы рождены!
Нас в этот страстный мир явили,
Для человеческой любви.

Любовь нам матери внушали
По каждой капле молока,
Но заметают нас печали,
Запомнит злое голова.

Но побеждают злость любовью.
Растапливаются сердца.
Растают льды, то будет новью,
В душе до самого конца?!

Мираж картинной галереи
Еще маячил в голове,
В глазах взлетали брига реи,
Морские валы в синеве.

Живые бурные творенья,
Несут надежду краски в них…
Другой музей. И снова гений
Оставил жизни краткий миг.

Для гения минута ценна
Льёт свет сердечной доброты…
Здесь Грин всем сердцем — вдохновенно
Писал бегущую в мечты.

Понимаешь, читая книгу,
Что льды растопит доброта,
Что водкой лишь получишь фигу,
Что в водке тонет красота.

Залив мозги, не видят люди
Мир — удивительно красив.
Себя, других от водки губят
И тонут — тонут, полны сил.

Раскрыться не дали таланту,
Ты к невозможному стремись.
Закаляй в себе атланта,
Не потеряешь дара — мысль.

А вы надменное начальство!
В тени сонливых, тёплых мест,
Смените вы своё зазнайство,
На доброту, на мысли свет.

Когда успех, когда награды,
Ты вспомни молодость твою.
Ты вспомни! Ты имел преграды.
Подумай! — «Что же я творю!»

Зачем решать всем всё с начала?!
Учиться козням серых дней,
Копаться и чернить начало —
Начало юности своей.

Пусть будут юные творенья
Не залиты враждою дней,
Найдут пусть удовлетворенье —
Признанье Родины своей.

Я вдруг очнулся от порыва
И вмиг угасла мысль-мечта…
Гудок запел, завыл надрывно
И поезд съела темнота.

Взвалив состав весь наш огромный
И сквозь пролив в ночную даль,
Плыли вперёд, сквозь мглу паромы,
Утюжа пенную вуаль.

И миновав «на рельсах» море
Мы утром шли в Новороссийск,
Чтоб увидать над морем горы
И услыхать там ветра свист.

Над морем висла пелена.
Предутренняя морось -мгла,
Но вскоре та пропала — тленна,
На дно морское мгла ушла.

Вдруг брызги света из-за тучи,
Взглянуло солнышко в окрест
И на волнах холодных — жгучих
Испуганный забегал блеск.

Вставал над рваным, пенным морем
Рассвет, пронизанный дождём,
Шумел, неистовствовал над взгорьем
Ветрище серым, хмурым днём.

И вот полёт солёных капель,
На берегу, среди камней,
А волна тех брызг метатель
Пронзает влагой до костей.

От брызг сияют чудо камни,
Всей изумительной красой,
А вот и он, ему нет ровни,
Вот камень дивный, удалой!

По нём сосуды. Ну, живое!
Он сердца пламень сохранил…
Так это сердце удалое
Рассвет морской мне подарил!

И сразу лучик из-за тучи,
И сразу день совсем иной,
И вовсе нет, нет больше скуки,
Ведь, снова солнышко со мной.

Мне подарило сердце, сердце,
Как праздник «Малая земля».
Добавив вдохновенья герцы
И вот пишу об этом я. 1980 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *