Каламбуры 301-400

У девы увели чина, потому что зарплата у него увеличена.

А не потому, что знакома чину величина и вели в ели чина, а тому кто левел личина.

Им стили, им стели, им мстили.
Смесь стили, кого сместили и с мести ли?

Прощаются по телефону: — Я вас целую и хочу видеть вас
целую.

Тем и заняты были делом, никто не скажет вам где лом.
Те лом прикрывали телом.

Молчат. Словно глотнули уста лом, ибо нет силы в теле усталом.

Они пестрят мол, чат и про это молчат, говорят это, мол, чат.
Испоганил вол чат — испугался волчат.

Раздували мол, мы чат и про это мычат, напуская дыма чад.

Вандализм: На площади скульптура позеленена, та, что стояла
в позе Ленина. И пошла по зелье Нина, а нашла Зеленина.

И как фон барон вышел из бара он.
Спросил бар бара, кто такая Барбара.

Отвечал бар Борис, что смокал Барбарис: — Любит Барбара рис!

Там я папу видел в алом. И народ валил там валом.

Двери он сносил на вылом. Называй же на вы лом.
К алым всем идёт калым.

Он на улицу вышел с оперы жевать и люди стали ему
сопереживать.

Теперь не худенькая Кет. Турни Кет, изломает турникет.

Шли саперы с оперы, где слушали сап эры.
И захотели сапёры жевать и тот сапёр рыжеват.

Унесли сапёры же ватт, ну как ты будешь с оперой живать.

В религии поп ловок он в ней как поплавок.
Его попадья идёт куда попадя.

За брошюру заброшу Шуру. Сел за брошь Шурки и из-за брошюрки.

Они деньгу собирали и выбрали себе ралли.
Беспокоит особ и ралли, они и ос обирали.

И Ягу меньшую звать Игуменьшою.
Достала и Ягу меньшая, кричала: Игуменьша я.

Она достала: Ягу, меня — повторяла я игуменья.
Игу мены несли игумены.

Представили игу меня и полюбила меня игуменья.
Сколько нужно игу мен? — спросил игумен.
Ох, дядя их умён он игумен.

По «Ю» пою на поводу паю и глазами лупаю, я стихами Милу
пою — глаз её блестит лупою.

Шало пай выпрашивал шалопай, ему бросали и говорили: «Ша,
лопай!»
Скота не я привёл с катания.
Скота не ем с катанием.

У скота тропинка узка та. Но не уже чем профиль у ската.

Гады, вот то скинули, вот и от тоски нули.
Вот гады доски -та, не доходят до скита.

За букву «Ё»! Скота падёж не грамматики падеж, а чёрт из
плохих черт. Нет хороших в нём черт, потому что он чёрт.

Начинался с холла дом — от знакомства с холодом.
Или Начинался с холла дом, ведь гость входит с холодом.
Начинался с холла дом, ведь гость входит с холодом.

На доске мелом пишут белые буквы.
Но почему у учительницы «Ю» белей, потому что у неё юбилей.

Ела икру — жива, плела и кружева.
Они икру жевали там и кружева ли?

Они часто у неё утром бывали и животик ей утрамбовали.

Пела молитву «Отче! Та им и мы их отчитаем.
Денёчки мы им сосчитаем, мы как со щи таем.

Написали петицию, в натуре и добавили ноту «ре», и начали
репетицию.

Суть рапою — с утра пою и стала суть тропою.
Суть раною — с утра ною.

Влетит через брешь шиш, если брешешь.
В стене брешь ишь, значит: брешешь.

В тюрьме через двери брешь ешь, значит: много брешешь.

Не оторвёшь от чарки Ваню это очарование.
О, чары в ванной девицы очарованной!

Снежинки нападали и лежали на падали.
А поодаль лежала ещё не прикрытая падаль.

А снежинки падали и прикрывали мерзость падали.
А нам утятину подали и девки на колени падали.

А мы скучали по дали, и скучали по Дали.
Происходит приобщении к культуре приобщение.

Видно по Косте способен на пакости и он мелок по кости.

Слабость Кости в его кости.
Лазила муха по кости и делала пакости.

Нам такое выдали, что мы увидали, как листья увядали.

И маху, увы! дали — не видать нам, увы! дали.

Прост ты ли и тебе всё простили. Теперь постилку простели.

По стилю постились и ты с нею постелись.
И я тебе постелю по стилю.

Дудочка по ветру ноту «до» пустила, как ты это допустила.

А публика там жила поживала, с того картина позже оживала.
И не знали пажи вала.

Пора же вала всё проживала и старость зубы прожевала, что
там за речкой проживала.

Она как будто рожь жевала, там же Ева, Алла, там добились
рожи вала.
Им всё подруга разжевала.

Такая будет жизнь прожив Алла. Плела и кружева Алла.
И ты ось кружи вала, там публика икру жевала.
И ухо жевала — за друг другом ухаживала.

Ту простыню, что вышла позже вала, её как будто акула
пожевала.

Влетит через брешь шиш, если брешешь.
В стене брешь ишь, значит: брешешь.

В тюрьме через двери брешь ешь, значит: много брешешь.

Не оторвёшь от чарки Ваню это очарование.
О, чары в ванной девицы очарованной!

Снежинки нападали и лежали на падали.
А поодаль лежала ещё не прикрытая падаль.

А снежинки падали и прикрывали мерзость падали.
А нам утятину подали и девки на колени падали.

А мы скучали по дали, и скучали по Дали.
Происходит приобщении к культуре приобщение.

Видно по Косте способен на пакости и он мелок по кости.

Слабость Кости в его кости.
Лазила муха по кости и делала пакости.

Нам такое выдали, что мы увидали, как листья увядали.

И маху, увы! дали — не видать нам, увы! дали.

Прост ты ли и тебе всё простили. Теперь постилку простели.

По стилю постились и ты с нею постелись.
И я тебе постелю по стилю.

Дудочка по ветру ноту «до» пустила, как ты это допустила.

А публика там жила поживала, с того картина позже оживала.
И не знали пажи вала.

Пора же вала всё проживала и старость зубы прожевала, что
там за речкой проживала.

Она как будто рожь жевала, там же Ева, Алла, там добились
рожи вала.
Им всё подруга разжевала.

Такая будет жизнь прожив Алла. Плела и кружева Алла.
И ты ось кружи вала, там публика икру жевала.
И ухо жевала — за друг другом ухаживала.

Ту простыню, что вышла позже вала, её как будто акула
пожевала.

Она голосовала нагло за… но попалась начальнику на глаза.
Не хочу, не околею.

Набойки не туфлю, а сапогу били, которые аса погубили.
У тех не было утех.

И вот разбита колба сыном и не досталось колбасы нам.
Хромы на мозги храмы.

Встретились там наши с той, на денёк так на шестой.
Шанс Сони — шансонье.

Сказал шофёр с опаской: — «Я еду всегда с запаской».
Отвели кого от великого.

А вышла она из жита и воскликнула жизнь изжита.
По пиру рожки по пирушке.

Вспоминали мы штаты и пищала как мышь та ты.
Ему от ставки нет отставки.

Крылья осла бели потому и силы его ослабели.
По доле селилось Подолье.

Сделай фокус — попой на радость своей попой.
Раз зверь зло и ад разверзло.

Подкомитет под кого метёт и под кого метит?
Те, что с топки не пьют стопки.

Поря дочку, призывай родителей к порядочку.
От гороха попою я ночью попою.

Не видал фор мулла, это была его формула.
Полна пасть ила и это не пастила.

Вот дока птица — она на гриле до коптится.
Сброшена о, шаль ею и я ошалею.

И я люблю такую, с ней по ночам токую.
Пародисты — гены ваши породисты.

Поешь горошку и попой, для нас попой!
О форме теля спроси у оформителя.

Цвет прост ила и ты тот цвет простила.
Лапы на каше чьи — наверное кошачьи.
Видел я прим мая к ним моя прямая.
У прям упрям!

Видел деревянные образа Вани я это, их теперь, образование.

И от этого образа Вани, бывает образование: средним, высшим
и злокачественным образованием.

Ну, а снились папе — Русы, также снились папе росы, под дым
гнусной папиросы.

Матом гну сны, потому что мысли гнусны.
Волосы у папы русы и ложились на папирусы.

Футболисты матч продули, пусть мечтают теперь по дули.

Пусть мечтают теперь про дали, если совесть, честь продали.

Хорошо, когда бутоны распускаются, плохо, когда женщины распускаются
А ещё хуже, когда распускаются сплетни.

От Сочи на запад Лоо и остаться там без денег — за падло.

Не возможно высь тупить, но возможно выступить.
Давай мозгами шевели! И сострадать душе вели!

Отдавала предпочтение пани хиту, она с него сделала панихиду.
И та сказала я по них иду.

Будет, поверь, тишь! Если ты хвостом перед начальником
повертишь.

Про литий учёным свет пролитый. Истины пролиты.
У, глупо пролиты, какие играл в углу поп роли ты.

На спор танец выиграл наш спартанец.
С порта Анка вышла как спартанка.

Спор таки на Спартаке.
Спорт танки у спартанки.

Любимый спорт Клода Манэ — не расставаться с портмоне.

Представлена арка нами большими арканами.
И конами иконами по клонам мы — поклонами.

Нам по клонам бить поклоном.
У колон совершил укол он.

Марание, сгорание — лучи с гор ранние, тирания памяти
стирание.

Ночь иная, изображает темноту, но чина я. Ночи ноя, ночь и Ноя, кричал на чина я, ругаться начиная.

Ночь спускаться начинает, воздух тьмою начиняет.

А утром огненный воз заре сполохами полоскать в озере.

Пой вазе ре в пузыре. Отдай Репу зарю и пой ре пузырю.

О зеро ты как озеро. А зеро как озеро. Как коз эра, как озёра.

По зоре поза ре, по зоре в позоре.
А зарницею скакала зоря озорницею.

Зло за той зарницею скачет озорницею.
О зарнице скучает озорница.

О, позорник — поп озорник.
Озёр реяние озарение.
Взоры Вали терпение взорвали.

У зори свои узоры. От уз ори узоры.
Тащи репу зори пускай в рэп пузыри.

Узы бузы, пуза пузырь, узор у зорь. У сора нет узора.
У, за рамы всё летит узорами!

Летят сколько уз за рамы и узы в мозгу оседают узорами.
Аз зори луч озари!

Пусть зорями пузырями подготовят пузырь яме.
Не расширят узы рамы, влился в лица стыд узорами.

Ко сну отца, хочу коснуться. Коснулись как ко сну лис.

Говорили без запинки, рады были за пинки.
И сорвали запонки, за препоны у японки лопаются перепонки.

Он сказал про мой: «Он не был прямой, иди его промой и не
думай про май!»

Он орал и громил, но как он играм мил.
И громило улыбнулся играм мило.

Вот как ус коренья проникают в почву и без ускоренья.
Обозвал пэр чина и сказал, что он перчина.

Залетевший в яр дымок, полететь там ярды мог, но от росы там
ярды мок.

Что понимают в Институтах под «корочкой?»
Что надо поработать полушариями и подкорочкой.

С воды растут пещеры своды, но счёты с жизнью не своди, и
меня с ума ты не своди.
Ты кому там нёс воды?

Нам не нужно осу ждать, ни к чему и осуждать.
Стал, раз умным будь разумным.

Копило сопло сопли, кричал не виват ас, а пли.
Копилкам быть безразличным к опилкам.

Пока там всё по котам и от смеха все покатом.
Струя горя чая с глаз течёт горячая.

С гор ручей, тёк горячей, с горя чей тёк поток для трюкачей?

Трюк горю чей тёк ручей слезой горючей. Горюч ей с гор ручей.

Кручей подъём круче. Руль кручу приеду к обеду, к ручью, к обеду кручу я к ручью.

Для того и зрение, чтоб увидеть фруктов зрение.
Не ошиблось зрение это семян зрение.

По звонку звенеть позвонку. С вони звони звоны.
С ванны неги званы.

Звени, звени — не дозвонишься до свиньи.
С венка рада свинка. С венка рада венка.

Звени где свиньи. С вины звени, звено с венок.
Крем, мир, уют и тебя кремируют.

Ржа в чина — ржавчина.
Конь заржав чина, спросил, что за ржавчина?

Кто сказал «Ав» чину?
Не дали икру чину, вызвав скандал и кручину.

Пачкает ржа овчину, делает овчину красную, как ржавчину.

Хоть она дуга, а гнёт в дугу суть недуга.
Не дуги выводят нас на недуги.
Ведь не дуга описывает суть недуга.

Там у них пейзажи во! а у наших властей лозунг «Кровь пей
заживо».

Слушал, б ралли с заду шумы, знал бы, кого брали за душу мы.

Все вер влюблённый в север.
Се вера с холодом севера.

Украсят торчащие ли рожки море — итак плохо от состроенных рож
кикиморы.

Сказать надо им, что мы молока надоим.
Я ими поражён у них всего пара жён.

Чем славитесь вы зла витязь!
Как зло вы явитесь и скажете я витязь.

Разбирать, не пора ли завал, пока движение он не парализовал?

А такую атакую, пред ней как тетерев токую.
А у этой «Д» Верки рот хлопает как дверки.

Стена не им стала стенанием.
Стена ли сделала, что они стенали?

Только по круглому дураку пишут не дуги, а изучают общества ошибок недуги.

Послу хам родственник по слухам.
Им дело негры шили и на бога не грешили.

У дерева сложное ДНК, но человек не дерево, но без коры (головного мозга) обойтись не может.

О, глазки! Чего плакали до огласки.
Требовал дог ласки до огласки.

О, форт! Ты не защитил офорт.
Добавляется в пюре водица, когда роман переводится.

Душа ох! мелеет и народ охмелеет.
О, хмель, для души ох! мель.

Есть в конституции раздел, который всю страну раздел.

Ты совесть душу не грызи, лапшу на уши не грузи, мне всё
равно: ты грек, грузин, что для тебя груз Зин.

Ты только рот разинь среди разинь и бросит в воду вас Разин.

Исколесил Обь Разин и среди чёрных образин — взойдёт твой
образ Зин.

Долгий был запой той — её согнуло запятой.
Что скрывалось за пятой, обрывалось запятой.

За колонной шла за пятой, песнь рвалась из запитой, раненной
сапой той.
Её направили на кухню по корицу, но она не хотела приказу
покориться.
«Ю» белей потому что юбилей. «Ю» бы лей, будет «Ю» былей.
Нога идти хочет на Гаити.

Надо остановится, передохнуть, а то мы можем передохнуть.
Хорёк Ире показал харакири.

Взял Натан выше на тон, а звука то нет, он в шуме тонет.
Полетать хотела в поле тать.

Он сказал: — О, шёлом Лена! И лена была ошеломлена.
Был обор зелья, там оборзел я.

О, напился я как с Веркою и голой задницей сверкаю.
Удивил Коля СКА и его коляска.

Свои рога нёс бы лось — твоё счастье не сбылось.
Нахал, а ты смотришь на халаты!

Боксёры заработали по очкам ударами по почкам.
Кормилица до пенсии корми лица.

Говорили о Боре гены, что его предки аборигены.
Вино раз то пили, души растопили.

Вы скажите, что не за будкой росла незабудка.
Ты ля поёшь или языком ляпаешь?

Не глотнёшь в пасть ель, лучше ляг в постель.
Блестит карами мель это карамель.

Ты сдери меня с обой и забери меня с собой.
Ты скала к груди альпиниста тискала.

А голос его металл, он громы молнии метал.
Играл цирк коней как светом цирконий.

Изыск котельной и партии изыскательной.
Попри не мало, на то, что по принимала.

Бежали вот коза, лось или мне казалось?
У природы у живой не поднимут ужи вой.
До бича идёт добыча.

И снятся папе лица, что хотят попилиться, а у него на полке
Эдгар По пылится.
Вязали снопы лица, теперь лицо от сна пылится.

Видел изменение лика Вани я, когда на нём отпечаток ве-
ликого ликования.

Повернулся к нам спиною тот, кто говорил у рта с пеною.
У твари спроси утвари.

По пазу бы водил папа зубы. Прозу бы писать про зубы.
В уме триста у метриста.

Водопад с горы водой плещет, а люд в ладоши плещет.
Дочь и ты ехали до Читы.

В стихе смысл заключённый сидит как заключённый.
От этикеток не до этикета.

Он перс там и толщиною в перст там, он впёр стам.
Шалопай забрал шало пай.

Он говорил с послом, которого от срама спас лом.
Попросту малого поп росту.

Он передумал, решив, что её уют его переду мал.
О, форточка! Ты офорт очка.

Она перед окном демонстрировала передок нам.
Паспорт — исток паспортисток.

Всех святых перебрали, когда водки перебрали.
У мерина жизнь течёт умерено.

Она с визгом и с писком просилась за списком.
На халаты променяла нахала ты.

Тёска после тёски ходила в объятиях тоски.
Нахала да? Ты послала на холода.

Нет сильнее, для мозга пресса, чем пресса.
Есть поп музыка, а есть музыка поп.

Образа Вали из разных икон образовали.
Наш кюре всё познал на своей шкуре.

Какой пассаж и рок идёт от пассажирок.
Секс с Афона записан для саксофона.
Как нули канули!

Педаль газа ты топи, я в ваши топи иски кину.
Я в ту Канну, под стать истукану, кану.

Дался и кон, как икон канон. Зияет о, кон провалами окон.
Канон ада — канонада.
Го-
ворят, любовь души отдушина, но никакая не скажет от души на…
Запри Колю за приколы.

Она разбиралась в этом вопросе, ну, как курица во просе.
Ищи заём, а мы исчезаем.

Кого хочешь, мы зарежем, мы за диктатуру, мы за режим.
О, долею юдолью одолею.

Давление падает к осадкам и не играть в воде касаткам.
Вы на ватт накричали виват.

Чувствуют зады мление, когда в комнате задымление.
От рока не отвадишь отрока.

Он ей рёбра перебрал, когда легонько перебрал.
К личку не подберёшь кличку.

Убила осла б Лена, если б не была ослаблена.
Божий перст там, он пёр стам.

А вечером, а вечером течёт, течёт овечий ром.
О, передом стоял к опере дом.

За то, что он ей засадил, его закон засадил.
Сорви на дичке груши Надичке.

Почему у нас морковь не лечит насморков?
Я ковёр из кал всю жизнь искал.

Как хорошо дорогой! Идти одной дорогой.
Кто там по реке плывёт в парике?

Испачкал ковёр кал и жизнь исковеркал.
Потух взор Вали — дом её взорвали.

Мой напарник, надел плёнку на парник.
Это зла суженый, лоб его с уженный.

Твой ковёр Кать, может свет коверкать.
Та сила, что у Била чуть нас не убила.

То, порно, что топорно.

Что за погоны вы нашивали и тёмные мысли вынашивали.

Говорили вы наши Вале, но отыгрались на ней как на швали.

Сотки из слов ковёр Кать, но не надо их коверкать.
Перепалка, это когда язык длиннее палки.

Обвенчал поп Ерёму с Алёной, к вечеру она была им перему-
соленной.

Куда занесла попа Лену! Огонь метнулся по полену и отпевать
пригласили попа Лену слегка попалену.

Он только код переправил, а деньги за границу переправил.

Ох! ладил я с начальником, но он меня охладил.

Ох! лаж даёт тот, кто дружбу охлаждает.
Натянул Надюшу взял грех на душу.

Очередной перекос в деревне. Что подпорки надо ставить?

Нет, пшеницу с поля убирать ибо её много перекошено.

Смотри! Как сено косится, а парень на девку косится, чай
понравилась косица — немудрено и перекоситься.

Какие там регалии! Да-да рыгали и. Солдаты двух тёлок, так оберегали, что те забеременели и обе рыгали.

Бал Таньке это болтанка. Устроил балл Таньку за болтанку.

Но утащила болт Анка и на одной гусенице, оттого, бал танка.

В танке не гром рычит негром.
То негры в танке делают приятное негритянке.

От Руси с орлом отруси сор — лом. Отруси пыль от Руси.

Он обратился к обрусевшим, тут в России кобру съевшим.

Собирала на сор лом, даже монетки шли с орлом.
Прём и я премия.

Переса строилась и Одесса перестроилась.
Для Одессы Переса арена — вся Одесса перессорена.

В кресло министра сельского хозяйства пересев, он спросил про
пересев.

Сверкали центы и рублики, их радовали Иру блики.
И ей рублики от публики на бублики.

Проза ор ли овцы о том знают прозорливцы.
Проза орлы, овцы её знают прозорливцы.
Я тебе не советую предлагать сове тую.

Говорят потерянное хранит степь — пени и найти, где это пени, не зависит от степени.

Помнит туманы степь пенные и как блудили в ней люди
степенные.
Пан дачку любил как пандочку.
Пан ночку истратил на панночку.

Сказал пан да! На то она и панда.
Пан дочку променял на пандочку.

Может ус там устами к кустам, задал тон вкус там и был вам
кус там?
И куст не сгорает и Моисей идёт к кустам.

И что устам говорить кустам?
Там люди лежат устами к устам. И они узнали вкус там.

И без души ты всех души.
И свет туши, толстые туши играют туши.

У троих с болью в голове утро их.
Это ты граммы принимал тиграми.

А выпил лишнее — ты, как гром, рыкаешь на всех тигром.

Выпил лишние ты граммы и грехи запрыгали тиграми.

Выпил лишний ты грамм и попал в зубы к тиграм.

Нашли, в лжи СМИ, лабиринте огромное лобби Ирин те.

Увидали лоб Ирин те, когда столкнулись в лабиринте.

Ночь его нема. Ночь его не ма? Ночью гоны ма! Ночью вони ма!

Зельем, ядом поит. Уповать не стоит, что и сколько стоит.

Как в действия своих — беда вольна, как лижет зады ябеда
волна!
А злоба этому довольна ей заразились все повально, а им по
барабану всё овально.

Висят побрякушки, аж набрякли ушки. Не от ракушек рак ушек.

Своих не видит отрок ушек, как и пользы от ракушек.
Взял отрок кушак в крошках от ракушек.

О трюк ушек звон от речушек.
От речи ушки полны как воды речушки.
Беспокоит речь ушки, они ею полны как речушки.

Разошлись на воде овалы и мы больше ничего не знали о Вале.

Доложили санитару, что уложили в сани тару.
А возил Ник тару, для оставшегося нектару.

Сказал некто ору я от вашего нектару.
Сказал некто ром пахнет нектаром.

Мне бы до Лары! Э, не! Сначала доллары.
Обращайся на вы до Лары! У неё есть доллары.

Из Дели я привёз изделие. Из Дании издание.
Со здания упали создания и объявила СОС Дания.

Она семью от иска питала и питалась, и жила из капитала.

Мастера повесили дверь на петли, вам её скрип напеть ли?

Обзавелись домами и не ходят до мамы, вот что происходит с
дамами.
А ведь нравилась езда маме с дамами.

Цвет садов — седь мая! — сказала седьмая.
Приме сила дело примесила.

Что сплетня к приме примесила, что нужна приме сила.

Люди смехом уморили, что жадность не умерили.
Где ямы мэры рыли?

Чем они свой ум мерили и есть ли он у мэрии, и приняли к ним
меры ли?
Под воду утопил подводу.

На дне, в море она эта морена, никем не мерена и там торчать
она намерена.
У морены все холодом уморены.

И не похожа она на мерина, дышит злонамеренно, что же делать
то зло намерено?

Оскорблять не до умения потому и недоумения.
Оскорблять не надо умения, но и оскорбляющий не говорит:
— В уме ни я, имения

Льют у пивной сто кончиков, то, что выпили из стаканчиков.
Срез вести с резвости.

Почему ты не спросишь у Бога почему здесь всё так убого.
Потом всё выйдет потом.

Мне библейская выя снится и что это Душа — выяснится.
Под утро ли падут тролли?

Тема чела ну как мочала. Отмечали гибель от меча ли?
Игра стиляг — не грусти ляг.

Крошки идут к рожкам. А крошки не всегда в акрошке.
Надо упорно учится у порно.

Постель не сразу, а потом пахнет не духами, а потом.
О, шибко исправлена ошибка.

Настой Янки пили на стоянке — пили на все сто янки.
Раз правы не ждите расправы.

Не имели туфли рта но заставили искать ту флирта.
Её закрыл я, ухватив за крылья.

А за химеры плотится, вокруг них можно сплотится.
Ну, не хитри ты это не хит Риты.

Испугалась Алла БАМа: — «Это не штат Алабама!»
С Ингой пюре он ел в Сингапуре.

Попроси Иру блей, только дай ей водки и рублей.
От бенефиса распухла Бени физа.

Раз послали за периной, значит: будет пир иной.
Лучше чем пион — голубой чемпион.

Да нужны там Наде эти, псы сидящие на диете!
Нам нужен код ну, а то мы идём ко дну.

Если гость выходит с ванны это гость званный.
Говорил бес о ней, ездя всюду без саней.

Ночью да надейся на чудо на силу на чью да.
Сначала Стешка с Тишка дошла до стишка.
То лик или Толик.

Быстрая вода риф мочи, но пусть не тонут рифмачи.

Мысль рифмой залила риф мой. Риф мой взят рифмой.

Есть у Оси заём и мы это осязаем. У Оси зал всё осязал.
Ося зал нервами осязал.

Не перечь и тать, можно роман ещё раз перечитать.
Искре же тать приказала скрипеть и скрежетать.

Яйца между ног шах тёр, никто и не думал, что он шахтёр.

Не видела пут Анна, говорила путано, так и осталась из пут не
выпутана.
Все спрашивали: — Не вы путана?
И отвечала она: — Я Невы путана.

У мыслителя — мысли теля. А у теля мысли из утиля.
И выразить мысли теля суть мыслителя.

Гарем на гареме — остров роз Ява, убитый горем их прозевал раззява.
Задымила горем розы «Ява», такие сигареты курил раззява.

Не хватило на окна штор маме, и она волновалась, как море,
штормами.
От него разит, он чем-нибудь и заразит.
Видно, он паразит фокусами поразит.

Вопросом я мысль выражу: — Вы видели его вы рожу?

Растолстели обе с чаю, но вам они понравятся, я вам обещаю.

Смеялись с вас мы на работе с восьми и закрутились в ось мы,
и боялись ос мы.

И сказал ас: — Мы. И сказам ас тьмы: — Мы не боимся астмы.
Из-за каст мы легли костьми.

Разве нора — вина, если смотрит на раввина.
Полна Нора вина и взгляд летит на раввина.

Стал говорить с дедом раввин с твоим, спрашивал: — Какое надо
равенство им?
Чему равен Раввин?
У нас каждый раввин перед Господом равен!

Кричат равенство, равенство и многие получили раввинство —
выучились на раввина.

Ты весь день пальцами не щёлкай, потому что ты не с чёлкой.
Хана Ане в Ханаане.

По радио шли сообщения о нарушении поездного сообщения.
И крах застыл в икрах.

Лекция «Пособия на лов» велась, а кому рыбка ловилась?
Я пачкою воздух пачкаю.

На дотронулась до кота и вспомнился ей штат Дакота.
От ряс ли рубли отрясли.

Там умирает асов вести и кто тут говорит о совести?
До, ля, ре — мои доллары.

Кому выпало поле жать, а кому на девке полежать.
Права жуя, вас провожу я.

Не пора ли за голову браться? У братца бра отца.
И греметь будет игры медь.

Вы видали пней в мании, то привет от пневмонии.
Жизнью смерти тайны смерти.

Расшатались панты мима, это верно пантомима.
А встряла ли я, где Австралия?

Наступила на болт тали? Ну, такого наболтали!
О блоках в облаках. И об лаках.

И сточили, и гору б реки, как душу его рубрики.
Распри деление и распределение.

Ах! Денежки вор куёт и над девицами воркует.
Приходи ко мне, посидим на камне.

О, тройка! Среди ошибок, ученика отройка.
Я думаю, катализатор кота не лижет.

Что осталось от дали, нам с тобой отдали.
Хам на хаме — Леон, он как хамелеон.

Он пристал до воды: — Какие тут доводы?
Не видел пёс комет и боится пескомёт.

Когда страна на вынос не зовут на вы нас.
Перейден порог отца, чтобы поругаться.

Дождю в Истре быть, дождю в Истре лить — грому выстрелить,
а граду в Истре бить, но всё не истребить.

Не прикладывай комки смол к шее, а то голос станет, как эхо
смолкшее.
Из Крыма эти искры ма!
Из Крыма та ария, как из крематория.

У посла гам, это мы визы читаем по слогам.
— Жизнь его не упасла! — А что он должен жить у посла?
Не долго осталось послу жить и Родине послужить.

Говорил нам всем слуга, что пришёл он с луга, но не надо ослу га, у него итак — выслуга.

Прозою не расскажешь про Зою, как расцвела она розою.

А шипы её стали для нас грозою, страшною угрозою, как станет
она позою, так и заговорит прозою.

Горьки о, соки вы с осоки, но, увы! осоки растут высоки.
Пили с нас вы соки за идеи, что высоки.

Куб Аночки, все ходят, в кубаночке, как рада Куба ночке — не доверяй каку баночке.

Нет желания коку готовить каку. Кака, фон и я вот и какофония.

Они голос «за» подали и глаза их западали, этот голос запада
ли? Это голос за падло.
Они газ подали — они господа ли.

Пока начальник отучился, он на всех отучился.
Что ожидать от учёного на всех отученного?

Открылась пасть Елены и спросила: — Дорожки постелены?

Спели Лены не выйдя с пелены.
А на кусте спели Йены и не выходят мозги с пелены.

В музее выставили картину.
А моего хама за дверь выставили, за то, что он, с пьяна, стекло
окна выставил, и этим себя дураком выставил.

Стрижи, стрижи! Небо крыльями стрижи.
Вы стрижи те небо крыльями стрижете.

Божья роса пыль с икон омыла, а паства на очистителе
сэкономила.

Они у касс издали указ. У касс ты ли потерял костыли?

Лежит указ ты ля у костыля. Указ тела у кастёла.
У кость тела лежала у костёла.

Убила, чтоб не говорил, мол, о том, пригвоздив к земле молотом.

Ужом зло ужилось и с совестью ужилось.
Вы с окопа парень? Что так высокопарен?

Они проблему ос вещали, её матом освещали.
Там та скиния, где набрался тоски не я.

Нам нужно питаться, чтобы дальше идти пытаться.
Если верит Вера Ване то, это верование.

Они не раз ширялись, у них зрачки расширялись.
Пока о то варится, нам можно отовариться.

Он шёл походами от паха дамы.
И походами прошла эпоха дамы.

Не перейти порогу сей.
Дали по рогу сей, ведь пропала пара гусей.

Он соцветие роз явил, когда рот раззявил.
Да вы то круты асы и по вас те выкрутасы.

Вы правы, что по временам отдаётся время нам.
Под датой стояла фамилия: Поддатый.

Не выдержала триппер сосёнка — она ела колбасы три
поросёнка.
Вора та прибила на ворота. Во рота не пройдёт в ворота.
Внесу разность в несуразность.

У кого высь троится тем, в шеренгу выстроится.
И кто там беспокоится, где бес покоится!

Кто научил доку пить!? Надо водки докупить.
Вот мудило! От него ушло во тьму дело.

Она от жала яд отжала. От жали яд отжали.
Небыль месса не поняли ни бельмеса.

Не протираются зон очки. Из-за ночки заначки зоночки.

Как Лены не приклонят колени и не стройны как олени, ведь
ленивы и ленны.

Подорвалась на мине Алла, на мине большого номинала.

Она шла, за обе щёки наминала, орешки, что купила по
номиналу.
За то бока ей наминали, а меняла спел аминь Алла.

С кем вы уживались! Хотя знали, сто деньги у вас выуживались.

Какая высь Русь! Смотри в высь Русь, Авророй явись Русь.

Лапшу, как в юности, на уши вью Насте. Нас те продали Насте.
На Насте всегда твёрдо как на насте.

Отсюда, поди, шавка!
Хочешь продать тут то, что купила по дешёвке.

Козу завести желают от зависти. От зависти шашни им завести.

По зову совести душа позови и увидите позы вы, и другие, странные, души позывы.

Он смог так набраться, что стал похож на братца.
По следам после дам, я тебе после дам.

Политика это не поход по лютики.
Палить или полить и как вот политика.
Нет у поли тика и где взять её политика.

С такими причёсками! Казались девицы асу рогатыми, а всё
остальное он мнил суррогатами.

Видел в опере корму, явно со перекорму.
К рысёнку подбежал крысёнок.

Видели искры Соловки — не многие ушли из крысоловки.

Познали вы толк Анны — вы ею за двери вытолканы.
Из-за Машки у тебя такие замашки!

Как только лучи маковки церквей освещают, старушки пасху
освещают и голосом ос вещают.

Не всё подло то, что организованно под лото.
Не вся подлота организуется под Лота.

Нечётными: один, три, пять можно нервы преподавателя трепать.

Мышь привязали, у пани к ершу — так вы бы видели эту
паникёршу.

Он рабочий не простой! У него совещание, а не простой.

У нас подруги редкозубы — завести, что ль вред козу бы.
Я по вас сужу и юбку по вас с ужу.

Снился импорт им и то, что мы всё им портим.
Снился порт им и то, что мы всё портим.

От жизни лучшей длинее лучь шей и больше лучей.
Ты отзовись то и девчонок зови сто!

Как было раньше! Дай ма, трёшку! Купим матрёшку.
Дай дама трёшку! Купим гуся, да матрёшку.

Головы становятся тесны, когда приходят те сны.
Когда те с ней миру становится тесней.

Так боялась ужа Лена и при виде его кричала, как ужалена.

Иди по зоне в своём круге и диапазоне.
Был мэр за овец, хотя и мерзавец.

Нашей песни лоскуты, ох, набрался лоску ты.
Нёс тоски лоскуты, не отвечал на ласку ты.

От выпивки там рожи алы вас разжигало тело Жигало.
Довело до стачки выкинули груз с тачки.

Я юзом на проспекте искручусь! Мысли я поймать искру учусь.

Ведь я же тоже блеску искр учусь.
Хотя и за них я не поручусь, в эту пору — пору чувств.

Им на деле просто очки надели и о том сказали Наде ли.
А ты их очками надели.

И летели бесы редкие, и дымили сигареткою.
Тлейте сигареткою те гориллы гады с ига редкого.

Высота лжи низ мы — сочиняете вы сатанизмы, высота низ ты — вы
сатанисты.

ИФАС где там соли тёр, припасён там солитёр.
В ИФАСе том нет озона, ИФАС это зэка зона.
Фармазона — форма зона.

Увидела осла б Лен — его вид ослаблен и мал осла блин.
Негу бори ты, тем, уменьшая негабариты.
В доме ты домети.

Дело видно по суду — в зависимости, из под чего сдают посуду.

Я пасу дам по судам.
И я спасу не дам и спасу не дам.

Приняв отчёт со стола и приняв таблетки, бухгалтер приняла
решение, что не того любовника на кануне приняла.

Кто принимает посуду, кто принимает решение по суду, кто
принимает позу.

А она приняла ногу, после чего многие приняли таблетки.

Ах, ох! Мочу я хохмачу.
Ух! Ох! Моча! На пиво сказано у хохмача.

Ах, ох! Мочу в мочу я хохму хохмачу.
Кто на сцену взгляд метал, а кто плавил металл.

Цыц Вильям, то пахнет цвель ям. Вильям пойдем, выльем!
Вы ль яма Вильяма?

Пошла по рукам кружка, ребят умелого кружка.
А туда по арии ездят одни парии.

Сидело в Илье зло и матом вылезло.
В микрофоны выло зло, что по трапу вылезло.

Бились волны о перекаты, словно резвились в опере коты.

Виолета, Виолета — синяя от фиолета.
Выла, выла Виалета ну, прямо как ВИА летом.

За хлеб Нюсь я в потоке слов захлебнусь.
Нулями век за хлеб нулись, а от цунами люди захлебнулись.

Неспокоен за хлеб бываешь и слёзы рыданий своих
захлёбываешь.

Во страхе за хлеб бываю и слёзы рыданий своих захлёбываю.

Если уж часть постигла участь, если только правды часть в
газете отражается, то на кармане коллектива отражается.

Она в иголку нитку вдела и пустила её в дело.
А у Оси новый листок осиновый!

СОС сынок! Уже нет в бору сосенок.
Отрешения от решения.

Тралы Вали Кто расставил тралы Вали?
Трали-вали, трали-вали.

У, а это не дрова ли — недра Вали, недра Вали.

Ой, болит нутро ли Вале — надоели ну, тролли Вале.
Нам потоки вод варить, всё на место водворить.

Там разве полки пустовали, пусть, полков сто Вале, полки снятся, пусть, сто Вале.

В огонь масло подливали, те, что были подле Вали.

У неё теперь не тралы! У неё друзья нейтралы.
Над ней бесы ус троят и все пакости устроят.

Как нас ловят тралы Вали? Трали-вали, трали-вали.
Ну, тролли Вале испоганили нутро ли Вале.

Она не сдержит свои пропорции, ведь мечтает она про порции.

Не ищи готовый ответ — ищи ключ от Вед.
Рад народ наш левшам, как лев вшам.

Не для того учили нас скипетру, чтобы сушить, на нём, носки
Петру.
А разве соски Петра сняли со скипетра?
Очень носки были носки.

Идут в рост трубы больше стали раструбы.
И об этом вострубить, где акуле хвост рубить.

На звание придумать название.
Шёл названий вал, шёл названивал.

А там визг знания он ушёл в изгнание.
Сижу как в Ливане я, нужен ли Ване я.

Садовник — магистр аллей, проводник пешка магистралей, а бес
маг из Троллей, один на сто ролей.

Голубого неба Сейн это вовсе не бассейн.
Простор неба с нею, стал не баснею.

Неба сень простор не басен.
Во сне бес упал с небес и был с ней бес.

Но не упал он с неба с ней, и ходил не бос с ней, хотя ходило, о том, много не басней.

Не предлагали вы рту азов, вот и прёт мат от виртуозов.
Закрутил вир, ту, азов под музыку виртуозов.

Сели у мели, сало за обе щёки умели. У мели они сидеть умели.
У, метры в уме три.

И как звон был дан курантами, добивали, от сапог, кур рантами.
Рёв нести от ревности.

Оказался у прав лени я, когда был начальником управления.
У мер ли наши умерли!?

Вол чат распространял у волчат. И они молчат, это мол, чат.
У глупости на углу посты.

Об несчастье, об мороке — свидетельствовали обмороки.
Ум эр у мер… может, умер?

Снился шах Ире с ада и спрашивал: — Где Шахиризада?
Нечего уметь если ум медь.

Он ударился о перила и мысль, его идеей, оперила.
Злобы часть — военная часть.

Они выловлены, те, от которых душа выла в Лены.
А у кос, я искал большой укос.

Она отдалась сама волку, ушедшему в самоволку.
Узнали вы Кольку и его выколку.

Как ударишься о санки, тебе будет не до осанки.
Ставит не дот рога, а недотрога.

И почему с утра чины для любви суть утрачены.
До чирей не прикладывай дочерей.

Деньга то главная улика: отсутствие их у лика.
Разбили мисс тики посылы мистики.

Сидя на моторе, он рассказывал нам о Торе.
И слегка поддать и взять с них подать.

Не строило создание и смеется со здания.
Даже из орла кино — с делает арлекина.

Вот и нашумели, это то, что наши умели.
Да не хватай ты его за, ишь какая егоза!

Ты рад от его тирад.

Потому он визжит и не может без виз жить.
И потому визжит, что день крив изжит.

И хлеб из жита, и жизнь изжита.
И говори про жито, что жизнь прожита.

Карусель. У него от вращения возникло отвращение.
Гонором гона ром.

Имел зверей обоз лица, когда он на всех обозлится.
Волан тёр волонтер.

Не подруга смола ткани, не пошла и с молотка не.
Запер Инку за перинку.

Ногой за пресс тупни-ка сойдёшь за преступника.
Дика образ — дикобраз.

Буду искать. На прячь. Чтобы мне мозг напрячь.
Искры жали и скрижали.

Не было у масс штаба, одолжили у масштаба.
У, ниже не я от унижения.

Мне выпал заём и мы из злыдней выползаем.
Не зовите мыть низа Вите.

Будем всех клеймить, ну, а свой клей мыть.
Каждому поприщу по рыщу.

Неспроста она непроста, это не спрос ста.
Ох, не лепиться та нелепица.

От водки все валятся — на то воля отца.
То ого Леною шло оголённою.

Правильно суть отрази и атаку отрази.
Мир ям провозглашает Мирьям.

У зама тать хотела деньги замотать.
Она запрос то делала запросто.

Хлеб положен в печь будут его печь.
У него пара жён и я ими поражён.

У Бени физа распухла от бенефиса.
Нету мочи, так в сортире их мочи!

Изобразили то изо Бразилии.

Наверно это сор ванны, что в ней забыты цветы, что сорваны.
Хорошо дома Жоре играть всё в до мажоре.

Графомания это когда женщину к графам манит.
Граф Фома, а не я, и у него графомания.
Ах, у графа мания — писать романы — графомания.

Были у графа мании — какова графа Мани и каков сюжет при
графомании.

Сначала в сети соловья словят, а потом уже песни его славят.
Кого славит осла вид, а кого ославит.

СМИ лживые паутину из слав вили и дураков в неё словили и дурость славили.

У часть в неё попал учась, такая моя участь.
И вот теперь учась ты торчишь постовым у части.

Видно по Рите вы чепуху порите, на благо ей пари те, а вы в
облаках парите.

Соков не гнали с оков. С оков не выдавишь соков.
Жали с людей вы соки, вы ростом высоки.

Но подводит вас око — просто вы суки, хотя сидите высоко.
Вы по должности высоки и пьёте с нас вы соки.

Ум ишь Лена! шутит умышленно.
Ум мышь, ленно, не убьёт умышленно.

Хотели умы шутки те, что у Мишутки.
Не называет ум мышь — уткою и полны умы шуткою.

Он пришёл за сэра бриться и в висках засеребрится.

За сэра выпил засера.
Лезвием по сэру брить и виски посеребрить.

Не хотел засеря бриться, ждал, когда рассвет засеребрится.

При слове Нина поднялось у славянина.
О, славяне те! Как уши осла вянете.

Намёк вы подали, а мы от смеха выпадали.
Не пик нем, а мы не пикнем.

Много видели афёр риз мы — сочиняли по этому поводу
афоризмы.

У, Маша! Нет ума — ша! Ума Маши нет у мамаши.
У мамани не занимать ума Мане. У мадам полно ума дам.

Трусы одеты на гамаши, чтоб не замерзала нога Маши.

И фраз пяток, как сладость паток, и ругани поток — словесных
пыток, и кипяток — сверкание пяток.

В парламенте с потолка поток липких паток.
Все ваши купались в Сиваше?

Я Вите сало из дерева вытесала, а то он просит явите сало.

Переменились вы разительно и выражаетесь выразительно.

Перегаром вы разите и нормально слово не выразите.
Разит матом разительный пример.

Есть страда — эстрада. И страдаю я эстрадою.
Эстрадное ревю, я там певицей реву, изображаю рёву.

И я там зареву на радость зареву.
И слёз налью за рёву, ибо за рёву принял и базар Еву.

Вот язык его отрос, вот провёл бы ним о трос, чтоб на нём
волдырь отрос.

На кланы ты разбей Русь и я с ними разберусь.
Ты гордыню разбей Русь и я с нею разберусь.

Благо ослов вил и поп Русь благословил, благословил поп Русь,
но сказал: — Я туда не попрусь.

И сказал: — Выдержит зла пуд Русь, а я так от злобы не пудрюсь.

Я хлопот не обберусь, зачем кляли, те обе Русь?
Я и вою, и борюсь, полна злобы, ибо Русь.

Доброжелатели, так и скажут, это ты под Русь, поди Русь я за престол твой подерусь.

Я о столб слегка потрусь, потечёт твой пот Русь.
Я Русь твой ярус, твоя ересь — боли я резь.

Облеклись в облако чины, там осталась — вобла кочаны.

Полны стрел лжи колчаны насажены на кол чаны.

Касс три из денег костры.

Гляди каналья! приеду на канал я.
Однако налей! — просила одна каналий.

Упал последний в оку лист, его заметил окулист.
Рыбаки с Оки пьют соки.

Пила соки Анна из продавца с Океана.
Ты нам о! клевещи, что намокли вещи.

А к Лёве, о клёве, как клёвы, как лев вы.
Подход я к Лёве ищу, на него клевещу.

Устроили клёв — вещи, хочешь и ты клевещи, на болоте клёв
ищи.
Куда девала сука ром? — спросил он с укором.
Берёт из касс масса больше, чем из космоса.

При Спасе блевали, так праздник церковный к застолью
приспосабливали.

В Волгу воды Оки слились и воды окислились.
Дошло до кота, где штат Дакота.

Посчитали бы износ без нас, на этом сделали бы бизнес.

И те данные износа не тянули как соплю из носа.

На теплоходе: Ока, рок, на палубе окурок и в лосинах окорок и
палец, жмущий о курок.

Получил я три письмишка и ответил: — Трепись Мишка.
А Оле Нина сказала, что вкусна оленина.

Пакость с матом ходит по косматым.
Беса покос с матом, ходит по косматым.

Сплетни, однако, лейка, пусть блестит одноколейка.

Для себя — о культ урывания!
Какое может быть окультуривание.

Может быть это культ урывания, а не окультуривания.

Шахматист говорит о ладье, а не знает чем мажут оладьи.

Хочет управлять на ладьёй, но Петя не даст лад ей.

Охотник охотнику: Что ты несёшь околесицу, что убил в око
лисицу!?

Можем нахамить, если наг омыть.
На хомут работает, на ах омут.

Закон чина отдыхать, когда опись закончена.
В Одессе исток одесситок.

Что за прелесть у косы (острая) — верные укосы?
Что за прелесть у косы (из волос), что стоит у кассы?

Что за прелесть у косы (песчаная) есть озеленить её указы.

Их от пьяной рвёт росы и они во всей красе, словно шерсть на
карасе, ну, а может, кара се.

Чем ты их раз озаришь. Страну с ними разоришь.
Раз зарою я тебя зарою.

Мечтала об Наде жена, была ею обнадёжена.
Олени не говорят о лени.

Рожь пожали оба жали труд обожали, им руки пожали, не
скучают по жали.
А то было позже ли?

Пора уже пожили — вытекла кровь по жиле.
А виноваты пажи ли?

На радость анекдоту не веди ты Анек к доту.
Это Анек дот, это анекдот.

Что-то дождик моросит, он сидит у моря сыт, чепуху морозит,
тем и юмор разит.

Иду, смотрю, вижу, сосна рядом познакомилась со снарядом.

Кричим мы СОС нарядом, кому, что приснилось со сна рядом.

С народом сна родом, с нар о дом!
С нар адом — снарядом.

Он держал себя за коленца и изобрёл закон ленца и по миру
ходит теперь ленца.

Трудно было Ленцу преодолеть свою ленцу.

Расскажи о кошечке, что сидит на окошечке.

Характеристика: В руках спички, сама как спичка и ноги спички
ещё и спички на туфлях.

Достал мэр кнут и лица меркнут.
Ещё мера цела и в глазах мерцала.

Достиг ли мэр цели, что впереди мерцали?
А прочь кинули — говорят про очки: — нули.

И за шок нам излишек и горя шок, и гор шок — на голову, как
горшок.
И шок получил ишак.

Он ничего и хороша ночь его. Он хочет, но чего?
Он был скуп Оля! И упал с купола.

Как навострено ухо женою — я вижу землю ухоженною.
Жёлтую обрей косу, ну, как абрикосу.

Прекрасная страна! О, Перу! О ней пишите оперу.
Не пойте славу вы перу, а то за двери я вас выпру.

Я вам не лошадь! Не кричите мне: — «Пру, пру» — пружина в заде: вот и пру жена.

Она дала, сказала: — На, прячь! — а я забыл, что надо память напрячь, забыл иль то отшибло напрочь.

Толпа за парком идёт запарка, летят парочки за пороком, а там лежит запора ком.

У нас говорят: — за поркой, не повесишь запор, кой, доза арки
была до запарки.

Про очки бдят прачки, вытаскивая сигарету с пачки и шаря по
карманам спички, от неё пышет, как от печки.

Им нужна — сапёрка с сапёром, с опером разобрались с забором.

Теперь он за бором, пьёт с опер ром с опером за баром.

А тот, кто орудовал копром, он меня не кинжалом, а пером.

А у опера от пираньи — отпиранье, был тот пир ранее.
Спи, ранее было спирание. Спёрла фантик с перла.

А пира оргия лилась, а пиранья ждёт, а лебедь чистит оперенья.

У рыб чешуя переливалась, а вода через край переливалась.

У вола переливы волос, ну и что! Боится вол ос, хотя как то переливалось.

Форс Инки на юбке ворсинки и смеялся вор с Инки.
И наелся вор синьки — пилили явор сынки.

Однако заковырки скачут как одна коза в Ирке.
Жалко зэков Ирке, такие вот заковырки.

Вода уж стекла по глади стекла.
По капле скапала, видать, в скоп пала и там вскипала.

У Жени шок, у жены появился женишок.
У девы нос то, а ей под девяносто.

Начальство нежила и плохо не жила.
Лучше б люди зажили, если б раны бы зажили.

Суть вопроса ли ушла во просо ли?
И ты эту суть просоли и это будет вопрос Оли.

Дорога с горою ужилась по краю горы кружилась-ужилась.
С пьяным ужилась? Теперь как ужи лазь.

— А вот королева Марго Рина!
— А зачем мне королева маргарина?

Травили ужа сном в фильме ужасном.
У морга Рина не искала маргарина.

Умор гида перевела у морги Ида.
Ум оргия, не спонсирую, у, морги я!

Ты в облаках о! паришь и восклицаешь о, Париж.

Но если кипятком член ошпаришь, то не мил будет уж Париж.

Маара — шала в кровати у маршала.
О маршала обошёл Омар шало.

Серии были серы и насыпали серы.
А кругом то сэры смеялись с эры.

Течёт грязь с купола и глух, и скуп Аллах.
Намёк вы подали, а мы от смеха выпадали.

Вы это сняли с меня ли? А потом на гадость сменяли.
Вы лист тетрадный в руке сминали и так прошла смена ли?

Что за фрукт Дядя Вася, если к столу он поспевает вовремя, а
на работу нет.
За козни его казни.

Если вы насолили всем (в семь), то в восемь что будет?

Не спрашивай нас о Лиле, родственники её нам насолили, ну
очень они солидные.

И вы стали солидней, когда добыли соли дней.

Три степени подряда: берут подряд; берут всё подряд.
И потом берут всех подряд, и всех в Бейрут.

А меня осенило искать оси Нила.
Ну, а осень ныла и виски осенила.

Руководство бывает: местное, не местное и неуместное,
причём третье повсеместное.

Было время — Миша Рая на него говорю мишура я.
Говорю, это мишура я, что покрывает Мишу Рая.

Побежала мышь — ура! Всё это дети мишура!
Ведь гении мы Шура!

Что дрова кололи — чепуху вот кололи и не нужна водка Лоле.

А водка плюс Кола ли и на голове чеши кол Оле
На Олю и вече шикало ли? Сходила с ума от шика Лили.

Богат пирами Дон, а после пей пирамидон.
И там была прима Донна, это та же примадонна.
Матюгами при мадонна, вот такая прима Дона.

Чёткая последовательность пира МИДа, как чётко выстроенная
пирамида.

От мандарин пышет сад жаром, а мы собираем их вместе с
аджаром.
Ад жарок и он для аджарок.

Видать то по лету — её все полёты.
Пришил э, полеты на эполеты.

Фальшь если не наг лей: это Нина! глей и ты не наглей, в углу
возле углей.
О, нуле вой это вой нулевой.

Кому при пари уют? Там, где трупы препарируют.

Была проволочка — права Аллочка, что проволочка ушла в
провал очка.

Это не канон ада и не устраивай канонаду, что мне в Канны
надо, ведь это не Канада, ведь это не кон ада.

Какой будет иметь фон дом, под этим фондом?
А ль монах, пишет альманах?

Пол зала гадость ползала. Вонь зала в неё запахи вонзала.
Э пахи, от вас пахнут эпохи!

Производили замер залы и от холода замерзали.
Нотариус возил на таре ус.

Лишь только снег растает и травка отрастает, а лопнувший о!
ТРАСТ тает, и что его отрост таит.

О чары Вани — водочка, очарование — вот дочка-чарка, чарка-
чара.
И завыла доч: — Чарка! И рот открылся в точь арка.

Как давал пасы Кай! Иди носом посикай, там за пасекой и
терпение запаси-ка — плывёт звук из-за пасика.

О трепет! В душе отрепит. От реп питание — о трепетание.

На ветру материи отрез веем, быть может, отрезвеем.

Что сказать о трезвости! От неё в теле жизнь, как от резвости.

Не слышите и его вы! Веры — Сатаны иго вы! Над вами ночь Иеговы? Иго его вы!

Как кони ржёте в ночь его вы, как кони ржёте: — «Иго-го» — вы и
сгущаете ночь Иеговы.
Хотите! но чего вы? Продлевая ночь Иеговы.

Стайера изображало, страхом изюбра жала и свет оно
оббежало.
И высунуло оба жала так бег оно обожало?

Племя колосья пре умно жало и свой хлеб преумножало.
Век ли жало лежало загорало на Оби жало никого не обижало.

Под Натой реле — поднаторели… мыли пол дня тарели и нёс
тарели, и не старели.
Так, что под Натой? С постели поднятой.

Мы от счастья не запоём, если даже пить запоем.
Ищу пою и щупаю.

От пасса жены, они ни за что посажены.
Он провёл по саже Йены и скакал по сажени.

Мы простудой поразимы, ведь пришла пора зимы.
Пасту роним посторонним.

С вече несли свечи и свечи — чары, шла с вече эра, и свечи Ра
светились с вечера.
И праздник — свечи… пей… зажжены и это пейзаж жены.

Сказала «телица»: — Я знаю, куда ходят те лица!
И будет пот тел литься, все будут в поте лица.
И он так потел… уж этот пот тел!

Чтоб позаботится о теле надо хорошее ателье и номер в отеле
и имя Отелло.
Она так потела, что потекла, как слеза, капля пота по телу.

О тело летело Отелло, что довело скотину до отела.
Не смотри Наде в очки, смотри какое платье на девочке.

На него дуют — наверно негодуют.
Не отстрочил не года Ване я и начались негодования.

Тогда скажу ха! когда вылезу с кожуха, не поранив кожу уха и
на суп скажу уха.

Говорили пажи, не лезь, но мы поженились.
У корыто положи укоры-то.

Не гляди со страхом по сторонам, а то отпевать пришлют
пастора нам.

Если не смотреть по сторонам, так всё старо нам, надо пастора
нам.
Пастор он нам не даёт смотреть по сторонам.
Пришлите пастора нам, а то разойдёмся по сторонам.

Дали пастора нам, он говорил: — Нужно пастора нам.
И не велел смотреть по сторонам.

Здесь в год проходит по сто ралли.
И что там за пост! — они орали.

Слышны стоны, зов это вопят сто низов.
Слышны стоны не зов, это стоны низов.

Отрешение от решения.

Суета-сует, а суёт та тот, кто ей денежки суёт.
Суета глупости суёт — та!

Показалось, однако, мне: «Сидела русалка одна на камне».

Взяла валторна до, словно вал-торнадо.
Не любила мат фея, а любила Матфея.

От раж жене я — отражения. От раж жжение мира отражение.

В её сторону он метал взгляд, как расплавленный метал.
Хочешь знать о Толе, сидя на атолле?

Что понимается под вестью, что получили вы по двести?

Да вы за яйца его подвести, ведь он вас может подвести.
Сказав, что сможет это подвезти.

И мы постоим! Суть поста им — нужна паста им. Дать по сто им?
Чего мы стоим, чего стоим?

Засосало, ибо Лота и пучина и болото.
Полюбила засос Алла и болото засосало!

Мы пришли почти, за это проводника почти и того, кто пашет на
почте.
Письмо прочти и иди прочь ты.
Ты её не прочь ли, а её не прочли.

Хотя ты её не прочь, но ты её не порочь.
Тебе её не прочили и рассказ то, не про Чили.

Внимание, внимание! Говорит в нём мания.
У мания! Набрался ума ни я.

Говорили об нём мало, но она его обнимала и говорила: — Обь
не мала!
У! зенки — почему стали узеньки?

Брал уроки в аду пения и всё от отупения.
Интересуют ту танцы, а ту пение, а всё от отупения.

Заболел ас перин и глотать ему аспирин, а с перины не
выбьешь аспирина.

Так боится оспы Рина, что не привлекает её ас перины.

А те ли в отеле заботятся о теле или последние в отделе.
О тело, то Отелло.

Говорил Аси зам, что не душа там, а Сезам.
Если зам не верит мольбам и слезам.
Пропел он ноту си зам, он думал, что откроется Сезам.
Но стал сизым зам.

Напри мэр и на пример. Ну, что делать раз мера мэра
больше этого размера?

Заливало от пота Нелю, когда шла она по тоннелю.
Дар та еда до рта.

О, зла блины! Силы ослаблены, люди озлоблены.
С сотки ковёр сотки.

Понесли вы пани сливы, вы на сливы выносливы.
Лучи бета это наша беда.

Рыбкой склады затоварили — рыбку, зато варили.
Суть — тень эр тот сутенёр.

Тот раз зимы, тот раз и мы были неотразимы.
Саму Раю отдали самураю.

Потому вы икона Мите, что деньги экономите.
Храпят — у них сон в унисон.

Любил Виктор Инну, пригласил на викторину.
Наложница — на ложь жница.

Разве жизнь манна, когда жена жеманна?
Хочешь знать и логику знати?

Припас и припасы, так думай при пассе.
Рассказ о Толе сидя на атолле.

Он нас не выдал, потому что не видал.
Вор с Инки снял свои ворсинки.

Ты меня величай, ты подать вели чай.
Меня за душу берёт — её берет.

В судьи бери жён и будешь сбережён.
Ослы вот и сплётня о них слывёт.

Ани тучность напоминает античность.
Коля лекции читал для коллекции.

Мы паримся напару на этом, на пару.
На лётчике отыгрались налётчики.

Мясца для бутерброда отвари.
Тихонько дверь отвари и убегай от твари в Тверь до Вари с
нею супчик довари.

Иди и пой дите, и вы пойдите. И вы войдите! Послушайте!
Устроило вой дитё.

Вот уже время: три, пять и уже некогда языком трепать.
Воз Петь мог воспеть.

То перо летело до тапира, на нём написана дата пира.
Искрой или искроили?

Я тру бочку и скатаю в трубочку, а мазь вотру бочку.
Но чего ты ночь его ты?

Кому подобна жена, когда чуть-чуть подобнажена?
Вот трём мы нос вотрём.

Мужик на селе селькор, а баба была селькорова.
Игра Вия — выброс гравия.

Нелю били не любили. Полюбили и Полю били.
Пучина по чину без почина.

Порвался весны поводок и случился паводок.
Нас утки обогнали на сутки.

Родители вас питали, но увы не воспитали!
Во, даём! И концы в водоём.

Оторви от себя тину — не неси отсебятину.
Она окрасилась и окрысилась.

Сначала зло словят, а потом злословят.
Раз влечёт, значит: развлечёт.

Макай не в Оку пиццу, это не окупиться.
И папа рад пойти на поп парад.

Верил в правило, что мозги вправило.
Не пар, секи, сокращает парсеки.

Принесла дар та — намордник до рта.
Просто удушие твоё простодушие.

Делала махи нация это махинация.
О, Слышишь! получили ослы шиш.
Головешка — голая вешка.

Иск луча ли, что правду исключали. И случали! Случай ли?
И скучали! С кучей ли?

Излучали. Из луча ли?
Подставляя и злу чело, такое зло, что излучило?

Такое зло, что измучило — училось изму чело.
Иск к лучу, как и иск к ключу я исключу.

У! луч шали — тобою моду улучшали.
Виноваты разве шали людей раз вешали!?

Перестань шипеть-то это тебе не шапито! И пиво наше пито.

Истину сказал пьяный: — Мы запоём, а люди то назовут запоем.

То ноты си зона. Сиза она в конце сезона.
Смотри на Сёму — всегда плевать на нас ему.

Идём на съёмку, посмотрим на Сёмку.
Нате Сёмочку привязали на тесёмочку.

От Путина идут пути на… и это его путина.
Путин всегда среди путин. Не путь Инн, а Путин.

Началась путина это не жена Путина.
Раз путина её влечёт до Распутина.

Мираж — нары саваны художником нарисованы.
Неплохо мир нарисован! Кругом нары и саван.

Цветы вы полили и скучали по Лиле, её письма палили — низко
пали ли?
Почву не вскопали.

Злы деньки, вам выпали, это слово залпом выпали.
Что мало залпом выпили, разве это пьяные выпи ли?

И вопили: пиво пили — за то его пили, что в уличной лежит пыли.

Цепь Ляле на шею цепляли. И говорили, не цыпля ли?
Моя и цепочка — моя и цыпочка.

Всё людям этим разрешишь и поэтому — раз зри шиш.

Я задачу не раз решал, но проблемы не разрешал.

Проблему эту разрешишь, проблему эту, раз, решишь и славить тебя разрешишь.

Украшает цепь очки, которые на цепочке.
И наши цыпочки все встают на цыпочки.

Потому как от пива наци почки, с циррозом, надели на цепочки.

В рассыпную бросилась враз стая исчезая — в небо врастая.

Раз туя сказала росту я.
Я росту и уже большого росту.
Рыбок раз стая ли в пучине тьмы растаяли.

Переменились вы разительно — смеяться стали выразительно.

Попала в ситро Йена и стала чистой как мадам из Ситроена.
На него недуг нашёл или он его нашёл?

Ух, Милка! Свела с ума твоя ухмылка.
Корыто не карета, карета — укор это.

Мною то открыто, что следствие кары то — съесть помоев корыто.

Нас в этом укори там, что составлен кары том — с полным помоями
корытом.
Карета крышей крыта, как кара эта, как дело кары этой.

Мусор в дело не кроши! А ты соришь и крошишь
А то поедут и крыши, и увидишь от икры шиш.

Дева даётся — диву даёшься… и ты этим до ешься. И он до елся! И до чего? И с ним дочь его!
Привела до чего, еда дочь его!?

— Это выдающийся артист.
— Это как же на прокат что ли выдающийся?

Это артист выдающийся, со всеми видающийся.

Имеет он теперь вид Дали, его из всех выдели; видали вы Дели,
что хотели то видели.
Дамы его видали и тумаков выдали.

И увидели выходя те с кают, как моряки официантку тискают.

Вера это сознательное приведение к знаменателю привидения.

А кости хрустели на кресте ли? А слышали хруст те ли?

Весною воды подрос ток — под росток и под росток любви пройдёт
подросток.

Любовь дала нам по мальчику — по озорному, но припёрла к столбу позорному.

Крутит вьюга дико — злая кобра Декабря — уезжай в юга к Дику к
обряду добра.
Это годик обряда этого декабря да?

Это был обряд, он споткнулся об ряд и обрадовался, ему
хорошо обряд давался.

Ну, за что он ратовал, что не имеет рот овал.
Насыпала, во! рота вал, не пройдёт в ворота вол.

Полковник рявкнул, как «Палкан»: — Пора полку на полку.
Надо октаву по до спеть и к составу подоспеть.

Купите отрез Вите, вы её этим отрезвите.

Я с Витой одною нитью свитой и я не святой, хожу с её свитой.

Эта тоска лам отдана то скалам, и по скалам, и таскала их та
скала, и та скала.

Умом ног решим, что на грош им — нагрешим.
Скажем: — Это нар режим… на режим трупов нарежь им.

Век пролетел мимо реальный, пора строю лечь под памятник
мемориальный.

Негры, ша! Живут, не греша, когда в кармане не гроша.
Когда болит не грыжа, когда едет крыша, не поёт душа.

От словесного душа — жизнь тебе не груша, так не говори негру:
— Ша!
И это в Африке не гром, это бойня, устроенная негром.
И ты не грешишь, говоря, что получат негры шиш.

Называла яблочки Апортом — Ида и они её довели до апартеида.

И не мечтала о парте Ида.
И по рту слышно было её в порту, в пору ту по Руту.

А русский давал им не грамоту, а учил, не гласно, негра мату.

А парад выводит на трибуны аппарат.
А по орать способен аппарат, ведь его опора ад.

Не трогайте вы Сашу! Куда трусите вы сажу!
Я вас с вагона высажу.

Не обязательно быть человеком веским, чтобы владеть отлично словом веским.
Занавески зоны вески.

У, чёрт! от жизни у черт.
Четвертинка — чёрт хвостом верти-ка ль это вертикаль.
Чёрт вверг меня в четверг…

Объяснял ей друг с нар рядом, доставленный милицейским
нарядом (он угрожал в порту снарядом).

А что написано у неё на роду, что по Божьему наряду она
явится народу, с другими на ряду.

Поболтай, иди с нами, посверкаем зубами и дёснами.
Вне зари мразь разорись! Не кричи ты раз о рысь!

Но смотри не разорись не кричи ты раз о рис и слезами не
утрись.
Неуд рис получила неуд рысь.

Пускали искры вы с очей, что не видели Сочей.
Вы роман сочините, что идут в Сочи нити.

А он с Сочах всё чах, всё чах. Но сейчас Сочи не те!
Льются слёзки с Очей — люди едут с Сочей.

Всё от жизни сучьей вам квартирку всучат.
Всё чад, всё чад, всё учат, всё учат — на всё учёт.

Словно рана сочите и вы Сочи те.
Ах! теперь публика Сочи та ли нас с дерьмом сочитали.

А в сочельник расцветает в Сочи ельник.
Ночи Сочи тают и преступность с сексом сочитают.

Наклейки всё читают, всё читают — дурость с водкой сочетают.

Не носил пёс очки, он любил тёплые песочки и любил пёс сочки.

А холодина папе скука, ну, вертит ветром по песку как.

Сочи нам и всё чинам. Досталось всё чину, так езжай в Сочи ну.

Был он молодчина, но доконал его молот чина.
Молодчина наслушался, мол, од чина.

Вот причина, что при чине нам неудобство причинит, двери у
носа причинит.

Подошла свинья, колокольчиком звеня, это одной цепи звенья.

И звенят, и звенят, и не надо извинять.
Правил я звеном в состоянии язвенном.

Смеялся я с Вити, а он сказал: — Не язвите! Нет ни аз, нет не вяз, а яз Вите и это большая рыба яз и вы не язвите.

Воздух приточный — расчёт при точный.
Написано столько тем нею, что я от зависти темнею.

Увы! черни достался, увы! чёрный, вычурный костюм вечерний.

Бабочка моталась, по коробу билась, пока не покоробилась.

И Люсе ли эти иллюзии? Вызвал ил юз ИИ или то иллюзии?

Снилась эта чудь Десна, что говорит о чуде сна и я к тебе хочу Десна, ведь это чудо, чудо сна.

Те сны в душе тесны. Где сна течёт Десна — жизнь чудесна.
Как река яви тесна! Вы чудо явите сна.

Как стрессы яви тесны — чудо явите сны: стресс, прошу я,
вытесни.
Чудо явите сны те: стресс с нас прошу я: — Вытесните!

А они: — Он как голубок, сидят бок о бок: где клуб дыма клубок,
где лоб ищет лобок и к лобку мотаться клубку.

Вдруг лёг её на дуло бок и он сказал: — Найду лобок.

Вот в зоопарке том. А в салоне разве не достаточно овса Лёне.

Предоставили ему приз — лужу и я ему прислужу.
Выпить не прись лужу, говоря, я вам прислужу.

Вот такой был «приз» луга, что его вытоптала прислуга.

Если он слуга народа, то бывает и при слуге — прислуга.

И к нему слуга приходит с луга. О, слуга!
Ну, зачем ослу Га, или мослы с юга?

Не прись в луга! Там ганстеры, а не прислуга.
И цветы не при с луга! Пусть это сделает прислуга.

Говорят, Имели дело те с ней прижимаясь тесней, а может быть пилили тёс с ней.

Я в Неве стою с невестою и чего невесть стою.
В Неве сток для невесток на восток в Неве сток.

И это не восток и приняла Нева сток и купает невесток.
Измеряй! не вес тушки, а душу невестушки.

Неволит-то не валюта! А в непогоду Нева люта.
Крутилась, брала пример Нева с питона!

Нева летом не воспитана, а зимой подо льдом Нева, спит она.

Он тем положение своё углубил, он и так в углу был и глупил, и под иглу пил.

Есть меха не чешские, а есть механические.
Стократный — сток ратный.

Он перед носом мотал носком, за что получил под зад носком.

А кто выкидывает деньги на сок, а у кого-то нет носок.
Видит нас око, но не любят нас коки за наши наскоки.

Чтоб не выпасть тебе в отвалы, лучше отвали от Вали.

Ты от Вали — отвали. Люби Валю ты! У неё полно валюты.

Летел не год дней ком, на голову негодником.

Песенка та верна, что поёт таверна.
И видом она товарна, но словами она коварна.

Однако Варна — одна коварна.
Не песня, а каверна, то верно и то, верно, так она коварна.

Смотреть собралась мышь кино, а оно Мишкино.
Всё то, что у Мишки не воспринимают мышьи умишки.

Музыкою органа с купола Бах валится. На лбах дым от Мальбах

И в жалобах, и мольбах — хлопки ладоней, то моль, бах-бах.

Музыкант, словно не играет, а бахвалится.
И музыкантом Бах хвалился.

Бах валится бахвалится — с своего лица Бог свалится.
А пьяный бахвалится. Что муза как бах валится.

И будет мёд от похвал литься и кто ни будь, исполнением Баха
похвалиться.

К оратории кара истории от карата арии, комментарии —
катился звук-ком момента арии. К оратории — карат арии.

Проводил ты ночи с той на перине, на чистой.
А ты хоть целые ночи стой! Тот час точь-в-точь истый.

Смотри план, нет арий и пал планетарий — в том плане тары.

Посуда у Коли бьющаяся и походка такая колеблющаяся.

А вечером пило — о, вече! ром. Чело овечки — человечки!
А что искре с тика? Тоже что из крестика.

Во, пиит! О чём вопит? Вопит он — во питон.
Что идёт всё в опыт, что спирт выпит и что он обпит.

Говорили ему: — Дознание не из ста тащи — мы, но из тысячи,
тогда сведения будут неистощимы.

Любим неисто щи мы и потому они неистощимы.
Нас стегали, напасти Гали, жизнь стяжали — постигали.

А кто сказал, что до зори не спят дозоры, по зоре считают позоры, об зоре пишут обзоры.

Имеет ли этот тип рога, не знаешь ли ты Прага?
Не камень соло мА! А под задом солома.

Ты не то поешь, и не то поёшь и ногами не топаешь.
От потопа ишь! Ногами куда потопаешь?

А ты разве от пота поёшь! Разве от топота тишь.
Ты только верь! тишь это, когда задом вертишь.

У, вечерок! Людей увечье рок.
Звон, увы! чарок и мозгов увечья рок.
Нам вече рок — нам вечерок.

Чирикал в траве чирок, что подменило утро вечерок.
Сколько ж выпило вече чарок?

Вы идиотики в видеотеке подхватили видео тики.
Злобы копи то ли копит Капитолий.

Деньгами сори ты до зори, пусть вокруг дозоры и дозы, и оры,
заборы, соборы и сборы не с бора.

От неги таешь и злобы не таишь, просто болтаешь, говоришь:
— Балда ешь!

Закон такт — не берись за контакт.
Закон тактики — не берись за контактики.
О! контакт — окон такт.

Кричала вьюга дико: — Вью годики и ты в юга уходи-ка.
Успей до декабря да, а то не вынесет Додик обряда.

Дурной вкус привит Кремлём и бес наживы правит в нём.

Засветились из-за зори жалюзи и штор щели и зазоры.

Зорок — зарок, что не отвечал за рок, жил чередою зорек.

Тебя я как завижу — узел завяжу, от счастья завизжу, побегу от радости за вежу.

Зима кричит: — «Завьюжу», берись быстрей за вожжу, а я трактор
Завожу, зачем же мне браться за вожжу?

Хлеб зови жать, но чтоб не завизжать.
Зазор — но туда смотреть зазорно.

Тебе серёжку дарю мочка!
Пусть сегодня будет банкет да рюмочка.

А тот вопит, а спирт уж выпит. Во питон! Вопит он.
Так воспитан — достанет вас питон.

Помог ли иск ковёр ткать, но жизнь помог исковеркать.

Знаем, начинаем — дело начиняем?
Как все те попали в сети.

Тьме же будет выться, бесы будут виться.
И ведь в око Листа влетел кулак вокалиста.

Кто рассказывал про тест, а кто высказывал протест.
Читал суры гад и это был суррогат.

Отдали часть, полю б вы и всё было б, по любви.
Долю б вы прикрутили до любви.

Я вру чей налил в ручей. Я вру, чай ему вручай.

В дебри кто заведён, злобой тот заведен.
Очень он зловреден.

Ночью ты зови день, так ритуал заведен и зловредный пол
оборота заведен.

У маразмы — ума раз мы. У морозных дней много ума разных.

Пара дачная — порядочная.
Не знал я даты, когда принял яда ты.

Там балдели я да ты и нашёл яда ты, потому не знал я даты.

Это было от вилки, а не от ложки и понадобился визит
неотложки.
Говорила про то ты Прага, что лоб — прототип рога.
Судьба не чужая, а твоя померкла от воя.

Прочёл и что прочил? Чем путь упрочил?
Ты что прочёл анекдот про пчёл? И что этим упрочил?

Авторитет у прочих, а ну гони прочь их и не вспоминай про чих.

Он сказал: — Пить хватит, а то тебя удар хватит и страх тебя
охватит.
Увы, жуя счастья не увижу я, если всё вместе не увяжу я.
Завизжу я, когда его завижу я…

У малышки ума лишки, но не занять ума Мишке.
У нас мешок полон насмешек.

У нас Мишечка как насмешечка.
Сколько надо ума лить, чтобы беса умалить?!

Слышат и стук Канны, и стаканы тостами истуканы.
Пьют истуканы, вспоминают исток они.

Ржут и сто коней, журчит, и сток о ней, гадости исток он ей.

Видели вы даму привилегированную — к ней привели Гира в
ванную (Ричард Гир).

Магнат привил лиги ров Анной и лига стала рвом и Анной
привилегированной.

В очереди посты жены — мужем постыжены.
Приз ты жена, но мужем пристыжена.

Куда не надо не прись ты жена и не будешь пристыжена.

Может, в фильме те снятся, что уходя в рейс те снятся.
Как сомкну ресницы, так мне рейс снится.

В обществе ошибок какие мысли в голове теснятся, какие тёмной ночью сны те снятся.

Улетел ас к орбите и вы его не оскорбите.
И вы его тем не оскорбите, что посылают не ос к орбите.

Смеялись над Улей: — Ой! как тебя надули.
Ули тучи ли надежду улетучили.
Гудит пчёл улей, крутится над Улей.

— Ты дал ей сколько долей?
— Да она просила долей, долей.
— Точно она не видала ещё далей.

— А ты что дал ей. — Что ты я не тяну на Даля.
— Да, а надо ли?

Ведь всё написано на доле. И летает ужас на Олей.
— Да надо лей. И путь свой одолей.
И не называй его юдолей.

А полон дурью Аполлон. А по лону ползать Аполлону.
А пала она на Аполлона.

Любила камень опал она и говорила, что опал у Аполлона.

Ах! Аполлон, ах! Аполлон у него опал он и чем он полон?
Аполлон — светится как опал он.

Наша эра! Все люди на земном живут на шару, но только некоторые живут «на шару».

На шару там наша Рута, на жиру там наша крута, ешь икру там
— всё шито-крыто и для тех икры корыто.

Приз лучшее, что можно взять при случае.
Приз луча я выберу при случае.

С луча, ай, случай! Случай, ты нас случай!
Ас лучей, приделал хвост ослу чей?

О случай совсем не нужен ослу чай!
Ас лам не говорит речи ослам.

И в мире кис — кислом не назовёшь кис-кис лом.
Он её позвал кис-кис и от неё, и скис.

В Осло ехать и дурости ослам, нужен Ослу, для показухи тот Ислам!
И к исламу обращайся как к кислому.
И ослам дай ислам.
Пой Лоо море твоё пойло.

Пар Шивы действует паршиво. — Я работал в индпошиве.
— Что скучает Инд по Шиве?

— Он заставил верить в Шиву их.
— Да что-то много развелось вшивых.

Индийские товары — пар Шивы.
Индийский ресторан это там, где выпускают пар Шивы.

Произведения Толстова ты — всегда считал, что толстоваты.

Если болезни обнаружены, значит: кто-то тёрся об нору жены.
Улица подонками запружена и я тебя запру жена.

Запру жену, чтобы не хваталась за пружину.
Поверь, жёны на землю повержены.

Гарем у террориста и мыслями мозг запружен: Пойду -ка, от других террористов, лучше, запру жён.

Шёл с ужина я и моя суженая, на ней юбка суженная, плакала
сумма ссуженная.

Сажей, пугала степь осу, жженная, за это рати грозила смерть гадалкой посуженная.

И голодовка, пугала осу ж денная, за что гадалка была ратью осуждённая.

Определяла его ум доза раз, а нет ума — пристал до зараз.

Не знал ночной дозор азы и какого цвета творит доза розы.

Осветила заря Осло, что дерьмом заросло.
Ох! какие заросли не выносят зорь ослы.

Вот и выписан узор осла, и тропинка дерьмом заросла.

Спроси зарю: — Чей венок брошен за ручей?
Не подбирай венок зря чей, мудрой будь, а не просто зрячей.

Над горизонтом зоря стала — красным небо зарастало. А ты за
рост, алло?
И как зарок охота на казарок. Выгнала коза рог.

А он был как зорок. И вышла коза за арку испугала казарку.

Слушок у стана вился, что режим установился.
А зверь аз верь!

Ой да раки! По реке пятились и злобой перекипятились.

Напрасно коза «кипятилась», что как раки казаки пятились.

Ели казаки сало, так, что их лико закисало.
Если есть сила — вылезешь с ила.

Из тысячи эссе — собрал сор ты ста, чтобы смеяться с артиста.

Возим мы, возим мы, а вокруг во! зимы. В ось им всё возим.
В озимь удобрения возим.

В ось им, в восемь, в озимь — удобрение возим. Возимся.
Это возим мы это воз зимы.

Что нашли наши у мели, что так нашумели?
Это наши умели — всё с собой умели, то, что мы имели.

Что наши умели, что остались у мели?
Что наши имели, что так нашумели?

Обошли наши мели это наши умели.
И тоннажи умели.

Дурость неси герой, неси горой, дым не сигарой и не сгорай, ведь не с ига рай.

Страстным пламенем не гори ты, а то замучает нега Риты.

Того, кого язык остёр, съел его азы костёр.
А в Торе те ты познал авторитеты.

Не рассказывай о том стиле и как ему, за то, отомстили.

Его звали Якоб фамилия Ромашка.
И когда он приходил, то говорил: — прибыл Якоб Ромашка.
А все спрашивали: — Какая, какая Машка?

Юмор ты, юмор там, ты гуляешь по мартам.
Омар те думали о Марте.
О мартом плавал омар там.

В краях озёрных я видел девок озорных.
И балдел от поз озорных, иногда позорных.

Такая поза рыла, меня позорила.
По зори ила она позорила и в грязи по зарыла.

Те сны для кровати тесны.

Да небо Женька! Увы! не Боженька.
Не в бровь, не в глаз его глас.

Табаком жизнь не смоли твою, лучше приходи с молитвою.

Мысли будут, в головушке скрести, сядь и руки на груди скрести.

А ты муху и комара скрести, а ты не смейся с Кристи.
Восстань из теней и становись истинней.

Как достали нас кресты ими правды не наскрести.

И ты не ложью нас крести, расплодил церковных крыс ты.

О, Бог! Рыло! землю кровью обагрило.
Заряжая смертью оба гриля.

Видно руки оба грели, подымали оба Граали.
На нервах что ли оба играли?

Сплав леса, много багров и рассвет расплылся багров.
Рассердился Бог — гром: ударил по небу багром.

О зенит осенью осенит и сверкнёт оси нить, чтобы нас осинить.

О сколько, о сини гребут ветви осины. О сины не рубите осины.

Из-за падлы они хватались за патлы.
Падлы Зою назвали подлизою.
Леса осень обагрила, этим душу обогрела.

Слюни у зама и рожа была замасленной, словно охотится он за
Маслиной, а застал второго зама с Лииной.

У зама мы с Леной ими связь замыслена.
И взялась за мысль Лена.

Им у, лики, бьют улики. Судью — замаслю юной и брызжет рот у зама слюной.

Виновен Иуда ли? Что вместо Иисуса его распяли, он вызывает жаль и у дали!
Лишь поп искал веселья и удали, его и удали.

Где концы у доли — жажду утоли.
Для красного словца — брать налог с ловца.

По частям не быть почестям.
По чести им были и почести.

И от веры, не стал поп ловким, и не даст ладу поп лавкам.

Ибо он специалист по плавкам и не мешает плавать поплавкам.

Если хорошо пасс ловится — возникает пословица.
Стало слово от посла виться это слово — пословица.

Не давала водку одна казаку пить, говорила: — Зерно, прежде надо, однако, закупить.

Только мимы проходят мимо, туда мимо за, где растёт мимоза.

Одним взмахом крыла птица небо крыла, но то не относится к рылу и не лететь крылу.

Нас за крылья — закрыл Илья. А кто там в ширь крыльца, расправил крыльца?

Верующая Россия всех матом крыла — матом чёрного крыла.

О, Грей! простотой своей огрей. У, Грей нашёл родину угрей.

У Грея видел много угрей я.
Портрет был у Грея, где без угрей я.

Корчится рожа гримасой, а с неё течёт грим массой.
Беспокоит грим аса — не лицо, а гримаса.

Угри — масса! У, гримаса! Игры — масса.
Надоела тиграм оса, выпил ты грамм аса.

Выпил ты грамм месье и не идёт на грамм эссе, словно
предоставили негра мессе.

Это игры масс — клоунад и гримас.
Игры — масс начало и масса гримасничала.

Течёт грим массой и лицо гримасой.
Если грима масса — не лицо, а гримаса.

Загреми Ира Вале, чтоб тебя загримировали.
Не любили оба гром, ловили не сетью, а багром.

Загримировала за грим мир овала.
Он загримировал за грим мира вал.
Мел за грим ела и загремела.

Кровью небо обагрим — и не любили оба грим.
Восклицали: — О, бог Рим!

Вязал — над горстью спиц корпел и о том спецкор пел.
Нам Арал с утра орал. Нам Арал воздух намарал.

Не читай ты нам марали и не разглагольствуй нам о роли не
стоять нам у руля.

Была в том доме зала мала, но цену хозяйка за неё заломала.

Ну, а эти зама роли, уж выходят за морали, они мозги нам
Замарали и они как зам орали, это, видно, зама ралли.

Производим замер роли… Не читай ты нам морали, сидя сверху
на марале! — так сказал умора Алле.

Он никогда не видел маслица и принял грязь за мазь лица, на
что секретарь зама злиться.

Не имеет ум, ослица ходит прямо в маслице.
У неё такая ось лица!

И мне скульптура мыслится — крутобокая ослица, цветом
словно маслице.

Может лесть с ума слиться и начальник умаслится, но не имеет
ум ослица, такая её дум ось лица.

Магната подлая мурена, что скрывалась за мореной, казалась вялой и замореной.

Летел пар, но к опытному — припарка парнокопытному.
Он порно копит не ими, а парнокопытными.

Послали парня к опытным, а он прилез назад парнокопытным.

Обращено порно к опытным, а не к парнокопытным.

Тебе к лицу нега Варя! О, другом не говоря.
Да! о другом не говори, как собака гав, гав ори.

Что твои наговоры! Ведь не ходят, наги воры.

На цепи Лиина похожа на цепеллина.
На цепь Лена нацеплена.

Кто такой — порядочный человек, это человек пропалывающий рядок.

Поря дочек наводил порядочек.
Поря дочку по рядочку.

Луч иди! отражается, когда идиот рожается. От голоска в
душе отголоски.

Облизан запад Лизой — никому не угнаться за подлизой.
Осада — ось ада.

Он говорил про то Рено и что тропа к нему проторена.
Признаки при знаке.

Раздаются трески кучей — на улице мороз трескучий.
Ори ссоре о рессоре.

Вонь перегара дочки долетает из-за перегородочки.
Плен ума от пленума.

С горя в шею не пхни его головешкою сгоревшею.
Испытания из питания.

Отдали пасс и лают — славу в небо посылают.
Не завидуй, а зови и дуй.

Проси это, проси то не выдумывай про сито.
С молоком тёк смолы ком.

Ты грани не стирай и не забывай нести рай.
А даром не течёт Ада ром.

Сей смолу Гея и будет наука Сейсмология.
Пара очная всем порочная.

Моя Люся с плюсом и потому я сплю сам.
С тем Нели и зори стемнели.

Танцуем рэп ты или я ну, как рептилия.
Пой мадонна, где пойма Дона.

Раз сто в баре начинались растабары.
Был левшою, но мыл лев шею.

Росли у гор ели, но от смога угорели.
Заводу не рассчитаться за воду.

Раз зла мать — всё может разломать.
Ползти не смей, ведь ты не змей!

Зава дочку рассчитали за водочку.
Они неистово смеялись не из того.

С флага капала влага.

Мы от смеха выпадали, что такое вы подали? Мы нервы
портим от Минервы.

Идёт рок за роком, но для людей, то не станет зароком.
Воплоти всё во плоти!

Испачканы полы и жилеток полы, души пусты и полы.
У мякиша — умы кишат.

У Васьки пятачки, а у вас кипяточки, у нас кипа точек.
Лежала падаль поодаль.

У неё из вер жжение — слов поток прямо извержение.
А я пас идею, а я поседею.

Он хотел в рай попасть, а у шёл в болото по пасть.
Из под дня и бьёт исподняя.

Дева ль вера Вани, другие пути девальвированы.
Девки тонки, но, это тон кино.

Звук при ста ватт, к мозгам начинает приставать.
Послу хам насолил по слухам.

Такое приключится и вот погоны при ключице!
Это не путь его и всё непутёво.

Мир воссоздан, Ноем, а мы до сих пор ноем.
Борись Борис — вкусен, ибо рис.

Видели и его вы в кругу свидетелей Иеговы.
Опыт Али — не мучили, а пытали.

Виноград посох, но с него не сделать посох.
Не бреши у тебя в кармане бреши.

Им было где постелить и мат из пасти лить.
Ели принцы цып — таков их принцип.

Зори были, Сару били и за рубль зарубили.
Попрыгунчик — перепивший батюшка.

В оде колонны — пили и звучат одеколоны.
Собирай снасти и не смейся с нас ты.

Есть у Светы фора — стоять у светофора.
На экзаменах провалы это права Аллы.

Игрок некий взял в руки дубину, а не кий.

Текли маты на те климаты.
На те климаты слюною натекли маты.

Я с Лизой изошёл слезой. А она кричит, слезай.
Пример с Лизы Вале — крошки слизывали.

Они с Лизы слезали, а мы слюнки слизали и катилась слеза ли,
что вы с леса ли?
Ох, рада Рада! Что стоит ограда.

Католическая свадьба — днём играет орган, а ночью нанизывают
орган на орган.
Душа выла в Лены, ею болячки все выловлены.

Пропил органы зайца я — вот это организация.
Ночь холодна, на неё начхала одна.

Наши ли брюки нашили и таскали ноши ли — меняя на шило.

Летите вы года — какая выгода?
Не прошло увы года узнали вы хода, убью увы гада, что стоит у
выхода.
На здании балкон выступал, на нём начальник выступал и
выступ упал.

Над юшкой колдовал с Надюшкой.
Надуши передок Надюше и ей легче на душе.

То от доли Вале ей не доливали, то недоли Вали — не обратится ей до льва ли, ведь это юдоль Вали.

Прожить сколько времени доль Вале, а попадёт до льва ли?

Оба льва ли — о, боль Вали — оболванила — оба льва Нила.
О боль Ване о болване!

Что сказали вы Лили, что там нам, на голову, ведро помоев
Вылили.
И тем кому вылили выли ли?

Пасечник: — Я себя матом крою, за то, что допустил тебя я к рою.

Она как падла стала и книжку подлистала и стала подле стола.

Она видать устала, что стала у стола.
Сезам в дыму сизом и всё сизо и это СИЗО.

А наши замы сказали, что управляет она шизами.
ГА наши чокнулись от ганаши.

Курская дуга. Они чёсу при дуге дали и это русские предугадали.
Они в бреду гадали и предугадали.

Оргии низа Вали и органы за Валей слежку организовали.

Артист наш по сцене метался и молнии метал, и рок его превращался в металл.

Счёты с ней сводили, как от кислого скулы сводило, ох!
кривились мы с водилой.

Эта гадость с воды ли? Как законов своды ли?

В доску был нам свой Дели. И над ним неба своды ли?
Ты на нас этот свод дели.

У юстиции с воды и законов своды.
Эта гадость ли с воды? Как законов своды.

С нею счёты ты своди, бери мудрость с Веды.
Может вы такие с виду!?

Может, вас с ума сведу!? Что для вас законов своды?
Может быть они с воды?

Словно созданы с воды, для вас законов своды.
Хотели бы вы воды — делайте выводы.

Формулу я выведу, на чистую воду вас выведу, знаю, что
имеете вы в виду!?

О общество ошибок! Я пришёл к выводу, что льёте вы воду.

Новую эру я вам введу. Будете знать законы как Веду.

Он был очень простоватый, прикрыл лампу просто ватой.

Он был очень простоват забывал он про сто ватт.

И при каждых, при ста ватт начинал он приставать.

Граммы-граммы и при ста Вале к ней налившие приставали.

Не писал я доноса о природе ядоноса!
Не дотронутся до носа, посетила Дон оса.

Летело и зло манной от жизни изломанной.
И зло манной текло в душе изломанной.
Души изломы — вот и зло мы.

Куда взглянуло око Раино, а там окраина, а там окраина. И окра-
ина та Украина.

У сеятеля сморщилось пол лба, это значит: не созрела полба.
Отписка от писка.

Приходи на бал! На бал бесов. Посмотришь на балбесов.
То бор, там табор.

Чьи стили были в чести ли, что их начальники чистили?
Мёд узы — медузы?

Ну, что подашь вам? Может быть грязь к подошвам?
И коня пугала икона.

Он рассказывал про Беллу, он раскрыл её пробелы.
У ста открылись уста.

Она шла на маршруты маршировать марш Руты.
Отнимала, от не мало.

Среди бала гурманы и слышится балагур Мани.
Ври акции не в реакции.

Против вора оковы, что приём противораковый.
С кисою от скуки скисаю.

Впрок ура! туру, только не иди в прокуратуру.
Вокруг озёр его кругозор.

Депутат уши обранит, когда слово обронит.
Купил то руссам Тору сам.

Эти блюда, эти блюда — доведут до блуда.
Смешки величиной с мешки.

Подарил Ян Варе много снега в январе.
У, прямая! Ты такая упрямая.

Это я спек, так ли эти ваши спектакли?
До чего прикоснулась дочь его.

Проделки задиры — щипать зад Иры.
Вот мути — поглощён во тьму ты.

Кусок с лапать величиною с лапоть.
Фигу рой заменит другой фигурой.

Кажется, сам огонь гонит самогон.
Утра па у трапа.

Что ты ему солишь и мусолишь, и мусолишь.
Дайте ему соли те! Ну, чего мозги мусолите?

Пока вы тут изображали пантомиму — проехал пан то мимо.
Сегодня пан ночкой спал панночкой.

А пан да не лазит как панда, как пан ты не имеешь панты.

Проходит пан то мимо — не движения, а пантомима.

Издавал пан по неге рык — писал пан панегирик.
А за панегирик набросали на голову пана гирек.
Пан ты копия из Пантикапея.

Испытала пара шок, когда посыпался порошок.
А козлу по рожки насыпали порошки.

Кому на улице пороша, а у него в углу параша.
За блик беспокоился зяблик.

У папы росы у папы Русы и папиросы из папируса.

У папы просо не просохло и во просо летят вопросы.

Танец у папы аса ну, как у папуаса.
Невзлюбила папу оса, как того папуаса.
Он идёт по пиру сам с древним папирусом.

Работал папа ратником — лежал, дрожал под папоротником.

Не трогай парашу теста, она для парашютиста.
Не нюхай парашу ты, а складывай парашюты.
Эта пара — шуты не раскрыла парашюты.

Но вот под куполами парашютов приземлилась пара шутов.

Песенка так попсы поётся, что штукатурка по обсыпается.
Поп сам был рад попсам.

Стёпа усвоил сто па и эти сто па выбивает стопа в ритме степа.

Пахнет… О! плохим эра, а ваш оплот химера. Всё это хим. эра.

Кто работает в кузнице? — обратился охранник к узнице.

Девушка стойкая в баре за стойкою, наблюдает в баре за
стайкою.
«Остановись» — кричу я, — стой-ка!
На пути твоём бара стойка.

До чистоты изюм мыли, сладостью его изумили.
Выдержишь дочь и сто ты, тех, что стремятся до чистоты.

Они, сердясь, ногами затопали?
Или прямиком в Сибирь затопали?
Это не изотопы ли?

Так ногами и затопали, и видать, за то пали, покрылись изотопами.

Сори словами, за то, пыли! Слова эти затопили.
Смертью героя кто за то пал.
Камины печатным словом затопили.

А кто ногами в ярости затопал.
Печку почисть и затопи и в этой пыли изотопы.

И за то пыли летят — изотопы ли? А они, от зла, и затопали,
и за то пали.

Нас слова и залили, и как реки затопили, а депутаты водку
за то пили-пили.

Говорят правительственная Астана вилла, туда поехать я
вас остановила.

Кипит лапша на примусе и на ушах при Мусе. Завет ко-
му идти за ветками.

Сколько капель накапали столько и червей накапали?
То бор, там табор.

Разве дают, когда отсутствие финансов разведают.
Уста Аллы — усталы.

С трёх Нин летит стрихнин. С три пня её стряпня.
Ври акции не в реакции.

Не прицепишь тор усам и не продашь то, руссам.
Мы в робе ли так робели.

Не прицепишь тор усам и не продашь то руссам.
Помола дело — помолодело.

Какой видел спектр ты, что такие спёк торты?
Я устрою количество уст рою.

Власть права ли, когда все сидят в провале.
У, прямая! Ты такая упрямая.
У, прям яма я!

А пацаны на великах на рамах и под рамой, а ты за них
ипподром мой.

На ипподроме каждый день по драке и по драме.
Не говорю я к Оле чу, а то я её калечу.

И ты мозги не пудри мой, ведь ты не падре мой.
А иди ты подремай и не порть ты падре май.

Они ловки и годны для ловки.
А ура! вне ловки — доведёт до уравниловки.

Когда ползёшь по Украине — не говори, что не снился паук Рае,
не!
Суки раины с Украины.

А менестрели стоят у старой ели их репризы устарели.

И плывут из уст арии ли, но не затрагивает щёточный ус тарели.

Пасторали рисовать постарались.
По сто ролей из пасторалей.
Постарели, но писали пасторали.

На пляже всё раз я снял, этим биологию физиологию людям
разъяснял.

Раз я с нею, значит: разъясняю.
Раз я с ним, значит: разъясним.
Раз я с ними, значит: разъясним мы.

Око вы направили на оковы. Раз рос и я росла Россия.

Я малоросс, я малоросл пил мало рос, с Ямала рос.

Сорвали так мало роз.
То росы превратились в торосы.

Народ дорос, но не до роз, у него не до роз умение это же
недоразумение.

Во дворе там мало роз — оборвал их малоросс, так как ум у него
мало рос и он выпил мало «рос».

Торос торчит у нас Тарас. Заклинатель он то рас.
И на рынке не мало роз, ими торгует малоросс.

И выпил он не мало рос, но до Тараса не дорос.
Гни до рос — гнида росс.

Подумаешь о ком, но не поведёшь оком, но с гор летел не он,
а ком.
Не слышали гусары про лигу Сары.
В стогу Сара ждала сто гусаров.

На небе восходить заря стала, но потом небо тучами зарастала.

И гроза сверкать за раз стала.
Ему раз зубы жали, ну, они раз убежали.

Но всё же раз в зубы ж дали, потом его же разубеждали.
Явилась к нам и сна сила и все прочие мысли сносила.

Раз уха, бы сто грамм! — он сказал разухабисто.
Сто грамм! раз уха бы с того, от разухабистого.

Раз уха без того, возьми то, от разухабистого.
Раз уха — бес ты: рыбаки — разухабисты.

А искру чинушки пьют из кручинушки.
Из кремешка не хватало искре мешка.

Как псам искрам сало, злюка искромсала.
Замолчу и скрою душу за искрою.

Медленно и призрачно крутит искру тишь.
Из края шёл иск рая, там злобы искра я.

И всех искараю. И с краю иск раю. Иск караю. Искра им и весь мир искроим и свё то и скроем.

И он бесовской радостью мог искриться.
Дела те гадкие натворить и скрыться.

Пылает искра пив, что ожёг из кропив.
Души искры ночки летят из крыночки.

Искры с тин и с крестин. И с красна искра сна.
Искра же из кражи. Из крали выйдет искра ли?
Из крена искренна. Искры вой из кривой.

Так плавно, призрачно искрутит искру тишь и ты с нею все-все
мысли искрутишь.

Не обучишь за раз азам и ничего не докажешь заразам.

Только слегка рассвет начнёт брезжить, так начинает, на море, бриз жить.

И начинает море побрызгивать и может ни чем не брезговать

Сыпи скопом знакомились с эпископом.
Нет! Сепии скопом шли с эпископом.

Да я видел множество сепий скопом с эпископом.

шли множество сепий, скопом, мы видели с эпископом.

Кто не грабит, не храпит, знает, знает негра быт.
Значит: он его не гробит, будет просто негром бит.

У ста ли не разверзнутся уста ли. А у стали, есть уста ли?
А у ста ли спины от работы устали?

Мы от стали устали и безнадёжно отстали.
Уста ли произносить слово устали?

Забыта суть уст алых, много лиц усталых.
Звоном звонким как у стали — произносить каку стали.

Слава Богу! это не политура, но от чего кричат они: — Полит ура!
В поле тело полетело, говорят, то пол Отелло.

Какими помоями полит день, если он — политдень?
Чем же-то полит техник, если он политехник?

Полит их не кум, а политехникум.
Жизнь и слава тех — ложью политы кою, это я назвал политикою.

Чем политы Канны, если бродят там политиканы.

И политы и кони, и политы иконы, и политы и Канны.

И исты Канны, а там истуканы ими асфальты исстуканы.

Чем таким полит отдел, если он политотдел?
И члены полит отдела ли, всю страну так отделали

Какой мочой полит просвет, если он политпросвет?
Чем полита рука, если она политрука?

Совершил полёт ура! на сколько выдержала политура.
Он водой полит ура!

Разве этим мы ответили за года ли? Мы ответили за гада ли?

Загадку нам тем загадали — плели зигзаги ли — мозги загадили!?

Я годки считал за ягодки, а годки то были гадки.
Вот они судьбы загадки: — Кто ответит нам за гадких.

Наделал много дел я гадких, стал я стар — стал я гадким.

И не нравлюсь девкам ягодкам, но не даю отчёта я годкам.

Что решаю я за гадких? У меня свои загадки.
Надо браться за годки, слышу я уже гудки.

Все года загадили — люди это гады ли?!
Не решил я суть загадки, не решил я за годки.

Отвечаю ли за гадких, ведь это только ягодки.
Сколько тех загадок решишь ты за годок!?

В душе холодок, навесил груз колодок и этот холод док!
А я плохой ходок и не гожусь для ходок.

А вот он, ли док, блистает ледок и вёсла брошенных лодок,
бери, торгуй лоток и будешь молоток.
А что такое Берилла ток?

Кто падок — тот подох, а вот он поводок, что порвал паводок и
то повод док.

Течения чувствует нога ток и даже тонкий ноготок выросший на
годок, готов для многих ходок.

Но на готовность на гудок не подымет ногу док.

На готовность на гудок — дёрнул словно ногу ток.
Встрепыхнулся ноготок и уехал на годок.

От кишащих гадов хороших нет годов — лезут из всех ходов и я
на всё готов.

Все меры увеличены в семеро, и понравилась всем мера.

Но хоть в семеро увеличена, но бандиты увели чина.

И зрачки не оторвать, если рыбку тянут из речки.

В пивной много расширенных глаз и зрачков, когда принесут
закус из рачков.

Ты их проводи-ка, подумай про Вадика.
Может это права Дика, а может, кричала орава дико?
Вадика уведи-ка пусть сидит у видика.

Вверх тормашками перекинут тор Машками.
Ты меня не тормоши, погладь лучше тор Маши.

От мели подозрения отмели.
Не дают пасс мели, как они сказать посмели.

Буду я гадкою — буду загадкою.
Разве я гадкая, тебе загадка я.

Разве я гадкая, когда ягодка я?
Ещё с тобой не прожила и годка я.

Росла я годы и собирала ягоды.
Пора была ягодная и на неё я годная.

Эта книга к нам как попала?
Она сложена, как попало — защищала попу Алла.

Ударим поприщем по прыщам.
Поприще поприщу подарило по прыщу.

Говорила, про лом милая, говорила, голову ему проломила я.

Говорила про лом Мила, отом, как череп ему поломила.

При каждой причине появляйся при чине и дверь при чине
причини.
И чину кручину и боль причини.

Если он далёк Оле? За примером ходить далеко ли?
А пример дали Коле.

Те приказы от меня ли, те которые отменяли.
Пыльца не укусит пальца.

Не реагирует машинист на отмашки, видно, никак не отстанет
от Машки.
Это Машка ей дала отмашку.
Да отмашка пришла от Машки.

Когда вдвоём — двери следует тихонько притворять и дело в жизнь следует притворять.

Но если двери, перед носом, будут претворятся, то ты дураком не должен притворятся.

Сын учится играть в шахматы: — Папа! А что можно делать с
пешкой?
Папа: — Ну, спешкой можно только дров наломать.
— Папа, а к чему нам дрова?

О! ту пение довело до отупения.
Доки пение начальника довело до кипения.

— Не надо пред трудностями пасовать.
— А он ей туда сюда посовал.

И убежал. — Почему? Потому что пред трудностями пасовал.

Ад мир ал и адмирал пред трудностями не спасовал, но от мордобития свой спас овал.

А кто там вспомнил про тезы, так то мозгов его протезы.

А кто там вспомнил про тесты, то были фиговые протесты.

А вспомнил очереди у касс ты ли, то были мозгов костыли!

На живодёрне: — Сняли шкуру вы с пяти ли?
— Нет, мы не спятили, это у нас такая работа.

За араба то оно верно заработано. Заработано за лото — сусальное то золото.

Оно намывалось из таза лота, мылось до экстаза лото.

За лото, за Лота иск отеля судить будут золотоискателя.

Мадам хотела замуж за Лота — думала у него много золота.

Палкой в золу ткни-ка — вспомни ценность золотника.
Золы ты искатель, а не золотоискатель.

Не ведёшь ты запись стрел, но отчёт твой нагло запестрел.

Росток, что не отрос зимой, летом стал розой неотразимой.

Говорят не о трассе зимой, а о девице неотразимой.

Пьяница — может спиться, он уже худой как спица, хорошо ему
под забором спиться.

За ум просил я пана браться, и вы простите пана братцы.
Он уже успел, где-то понабраться.
Пони же лошади пониже.

Что бы в ад попадать ему надо попа дать.
Люди в ад попадали, для того им попа дали.

Не умеет пани жать, не умеет голос понижать.
— Что дать пани щенкам?
— А кому это ты нищенок раздаёшь.

Я услышала от нищенок, что человек не щенок.
Нищенка — ни котёнка, ни щенка.

Он прав Люся оправлюсь я.
От прав Люся в тюрьму отправлюсь я.

Можно женщину поносить, а можно на руках поносить.

Когда женщина стройная её хочется на руках поносить.
А когда толстая, хочется матом поносить.

Цели смогли попадать, прежде чем, он научился в них попадать.

Интересуют попа дали, туда куда ангелы попадали.

Мир стал, помирая — столпами рая.
Столпы мы рая и ты им стал помирая.

Мы будем столпами рая, дух людской ими стал помирая.

Ты нам строишь мину ли? Быстро дни минули.
Откапали мину ли? Заработали мы нули.

А на Памире, а на Памире получила она по мере.
А на Памире акклиматизировалась она по мере.

А на Памире разонравилась Анапа Мэри.
Шёл на Памир — выкинул номер и помер.

Нам по мере воздали на Памире. Памиру славится по миру.

В вазе Лина, в Вазе Лина растопила каплю вазелина.
Вози Лина, вози Лина по телу каплю вазелина.

Доложи Памиру, что его героя пустили по миру.
Налить вели чаю и я тебя величаю.

Снять вели кору с кия — так говорят великорусские.
Снимать вели кору сам этим великорусам.

Как раздобыли мы по мине, от нас ничего не осталось и в
помине.

Со старости под вазу бы не класть по два зубы.
По два зоны уходили под вазоны.

По два ли шли в подвалы, попали все под валы.
Счастье подвалило — дождя сразу по два лило.

По два лика к нам подвали-ка, под валиком, подвал и ком.

Давали по два леща служители подвалища.
В подвалы те подвалите!

Что имеете под валом, который движется подвалом?

Перевернулась раза по два луна и не текла вода из под валуна.

Я сегодня к тебе подвалю! А ты сыграешь мне роль под Валю.

Хотя мы с тобой и в подвале, счастье наше ты к нам подвали!

Игру затеял под валюту, сыграть желаешь под Валю ту, а там
подвал лютых.

Они двери смогли подварить — будем подкоп в паре, по два
рыть.
Воры ли головой варили?

Канала под вас Алла, а вы под вассала и ели куска по два сала.

На маскараде тянули по два ту, а её прятали под вату.

По два я теля подвёл под ваятеля.
Раза по два рёва попадал под варево.

Смывать сладость стал пот варения, после столпотворения.

Досточки, по две, до мости, для нашей стёжки и подведём баланс под ведомости, под две стяжки. С дней, с тяжких эти стяжки.

Обыгрывали под две гитары Анку, думали что под вегетарианку.

Убивал по две рой скрывая правду под верой.
Убили пса ль мы! — читайте псалмы.

На атолле НАТО ли? Оно там на то ли? Как шкура на Толе.

От сна чело освободи сначала.
Желало сна чело, но постели сначала.

Но мер не знает номер.

Под воск урина воскурена.
Слегка лицо под воспалено, под вас полено по два спалено.

Чтобы вас воспалить — надо холодной водичкой вас полить.

Не хорошее у вас питание, значит: плохое воспитание.
— У вас спит Алла?
— Да! Так страна её воспитала.

— Чем страна вас питала, что у вас спит Алла?
Чем вас питать, чтобы воспитать?

У вас пята теля, как у воспитателя. Воспета теля у воспитателя.

За чем нужен воск решаю, я с него скульптуры воскрешаю.

Бес может восседать и вас съедать и Васе дать.
Много ли у вас яду, а то рядом я воссяду?

Под восторги уходили по два с торга.
Под вас тор жён и он был этим восторжён.

Вас создание упавшее со здания вынудило на воссоздание.
У вас сои еды нить, может всё воссоединить.

В ось мера — восьмеро, в ось мерка — восьмёрка.
Глядел в ось мой и пришёл восьмой.

Дари с овала, то, что дорисовала. Ночь дари сова ли!
Ту, что страхи дорисовали.

Не до риса Вале, когда её руки картину не дорисовали.

А кандидат под ветер пел и неприятности по две терпел.

Бабы по две тёрки тёрли под ветерки.
И дул ветер Иранов.

И в Иране фразы по две тиранов готовились под ветеранов.

Модели, под ветрище, пролетали, по две, треща.
Одного дочка привлекает одно — водочка.

Ты слышишь! Пой под ветры песенки, с утра, по две три.

Он мочки сразу по две тёр, не подставляя их под ветер.

Стадион покрывали слоя по два — травой и всё это происходило
под ветра вой.

За день рубашки по две черню: одну утром, другую под вечерню.

В кельях по две черницы молились под вечерницу.
И возникало по две, нет, по два чирья.

Пили по две чары, да под вечера и набегали чары как, и вчера.

В комнату по две селить, чтобы соседей подвеселить.
Сколько водки повесе лить, чтобы публику повеселить.

Эти буквы по две с точкой подразумеваются под весточкой.

Ввели в подвал Жанку — снимая под волжанку.
Группы по два Жака канали под вожака.

А матрацы по два жатых подложили под вожатых.
Тумака по два и теля подвинут под воителя.

Бабы подвыли, бабы по две ли? Их подвели.
Под волокитой не забивай подвалы кетой.

Чистили мусор подвала сами и кучи грязи были под волосами.

Чистил подвал — дырище и грязь попала под волдырище.
Он бил по два левой и попал под вал левый.

Разве бить, ново, левой? И игрок волевой устроил на воле вой.

И под жест, под волевой, и наполнил под вал подвал Евой.

Усталость была её волей боли, она не годилась как игрок в
волейболе.

Волей боли выиграли они в волейболе.
Ты видел волей больных игроков волейбольных?

Чуть не оставил под волной всех по два ль Ной?
В комнате подвальной не то, что под волной.

Нырни рукою под волосоньки и ощути преимущество подвала
Соньки.

Тонкий волосок не выпускает вола сок.
По два ли объединяются в подвале?

Любви заполнила подвалы нить, куда заходила молодежь
подволынить.
Задавал вопросы: по два про сны, но истины остались
подвопросны.

Зачем тащить воз крыс шее, пусть само движется воскресшее.

И не ждут от Вани щей, доживают по два нищих, в ящиках под
вонищей.
Вани щи сдохли от вонищи.

Пан Дору отвёз на Пандору и вручил её бандуру.
Не для бань дура играет бандура!

Пан Дора не Пандора. Беспокоил пропан дуру и рассказ про
Пандору.
По Андорре не придёшь на Пандору.

Этот путь нами ведомый, был в никуда ведомый.
Пример вы подали, а они от смеха выпадали.

С ребятами под водопой — куплета по два допой.
Не говори воле вой, хотя ты парень волевой.

Вольно мысли ем — вот что имеется в виду под вольномыслием.

А иногда под вольномыслием имеется ввиду — подвально
мыслие.
Под вал попал подвал.

Смеялись мы с Лили, но разве мыслили.
Хорошо мы мыслили когда мочу мы слили.

Диктатуры панацеи — определяют народ по нации.
Рад диктатор панацеям — разделяет народ по нациям.

Сомните льны — мысли сомнительны, тянешь сам нити льна —
мысль сомнительна.

А может это сом — ни тельный поднял мятеж сомнительный.

График подвесь ты и думай, как под вести начальника подвести,
чтоб других не подвести.

Она стояла белая, как будто помолодела, это она на голову
муки помол одела.

У помора жена — поморожена.
Глупо пролито в углу море слёз про роли-то.

Сейчас это помарки, если пишешь, что дали не по евро, а по
марке.
Некролог составили без помарки, а ведь выпрашивал у нас этот
нищий бес по марке.

Не нужно было гостя, напаивать, который должен был на
провода клеммы напаивать.
Детский
вопрос: — Мама! А почему Чехов ничего не писал про чехов.
Метис! по улице метись.

Истины от тебя лишь шиш — ты всех нас правды лишишь.
Нашу рудую на шару дую.

Поможет нам и кнут, если нам икнут, о нём намекнуть.

Скоро полетит в рай оно, а попасть желает в районо.
Восприму из-за вас приму.

Имею столько поз дня я, но надоела осень поздняя.
В ост рубить и вострубить.

Напоминают ус коренья, они для роста ускоренья.
Око Леля и девка околела.

Одно для него: дело ли шить и жизни лишить.
Ось лужи знакома ослу же.

Жена говорит, спи вам и не балуйся с пивом.
Пошёл куда, как по шёлку да?

Далеко не пошла я, ведь молодёжь пошлая.
О позиции говорит оппозиция.

Он мысль ума слил и начальство умаслил.
Мы долго не выполняли долга.

Не кричи козе матом, стоя за казематом.
Идёт сразу прямо — раз упряма.

Налетел Спаса вал и народ спасовал.
То нами всё ворочено тоннами.

По руслу гам — добавили пару слугам.
Я заврусь и, напишу: я зав Руси.

Пади прочь, но там укрепись прочно.
Я сопли по утру — утру — я утрирую.

Возникла опера «Тора» у оператора.
Скажу лишь им, кого премии лишим.

Ты лажу спихнул, а он вспыхнул.
У масс лов — ума с слов.

И снился супруг им с очень упругим. И я с супругою суп ругаю.

Как ты думаешь решить то, если мозги твои как решето.

Для меня реши то, если мозги твои не решето.
Врёшь и то клади в решито.

Цифры — одна ума тематика: у финансиста и у математика.

Говорили нам ночи Вали, где сыновья наши ночевали.
Наверно завтра Кать, будешь завтракать.

Он намекал, он нам икал и ме, ме — намекал, вот нам и кал.
Скучаю по Люсе, словно я на полюсе.

Что расскажут нам о Чили, те, что простынь намочили.
Поза кривая! Но я огурцы позакрываю.

Мело помело вала, но его судьба помиловала.
На пол овина легла ковра половина.

Ау! Ау! со сна укай — вместе с наукой. Агу-дитё! на… укай!
Это будет тебе первой наукой.

Они в жаре Израиля, теперь, на пару сохнут, ведь они ходили на пару в СОХНУТ.

По лету и полёты. Устроил полёт в Африку по лёд.
Спирт нам этил — путь уже наметил.

И сказала Анна: — Не пой, а напой мне песню под Анапой.
А крепкий напой свалил нас под Анапой.

А напудренная — едет в Анапу дрянная.
Напьёмся мы напоём и песню напоём.

Влияют деньги на леди — деньги с леди срывают наледи,
лишают деньги сна леди.

А ликом он похож был с Аликом, по роже их катился сала ком.

Не ел сала хам — был знаком с Аллахом. Алла ахам была с
Аллахом. Делала всё Алла ахам.

Пьянящая любовь: мы Отелло напоим — кумой.
Потом, сколько времени затратит кум, на её поимку, мой.

Пошлём горе далеко, как напоим куму и сколько надо будет времени на поимку уму.

Чтобы посмотреть кита нарвала съезди в город Нарва Алла.

А ты газету лишь нарвала!
Ой! дождёшься ты нар вала.
Ох, наворовала навара Алла.

Я цветов нарву на рву — отвезу их в Нарву.
Но ров показал свой норов.

Захотели усы пить, а водочка смогла и хозяина усыпить.

Нажива как нож иве, но жива нажива.
Взойду на кручу и тебе мозги накручу.

Русская камера: нары саван — весь уют на стене нарисован.

Нары совали и на полу узор нарисовали.
Грусти по кобыле — грусти пока были.

В Вендиспансере. Мы с девочками так насиделись, что не
известно, куда носы делись.

Дай отбой своим половинам и пойди рыбку полови нам.

Вечная жизнь в потомках, вечная жизнь в потёмках.
Жалкий скарб в котомках, камуфляж — Потёмкин.

Знает потомок, где река Потомак, а ели, потом, мак и выходил потом мак, и сдох потомок.

Не сходит с арен дуэт, что театр арендует, где ветер арен дует.

Кеша фото, Кеша фату, готовит к эшафоту.
Саша фото не делал с эшафота.

Пусть за свой опус кается, так он опускается.
Это поле зла, в него сметь полезла.

Круче Нюшка, есть печаль-кручинушка: кушает икру чинушка.
И кушает икру учёный ушлый, и крученный.

Она снимков наснимала, чтобы знали, что нас не мало.

После прибытия в Германию отдали нас немке это видно на снимке.
Видел я сны, мысли были ясны.

Одна дама фильмы снимала, про то как другая платье снимала
и была с ним мало.

Приехала с зоны мать у детей деньги занимать.
Да приехала за ним мать — деньги занимать.

Верди кто? Из какого вердикта?
У Верди ик то, от какого вердикта?

Он был очень смел, и на начальство кричать смел.
У секи и усеки у кого чернее усики.

И к рубрике икру б реке.
Говорил бы вру б реке и раскрывал ложь в рубрике.
Соблазнил бы Иру б рекой и рубрикой.

Не пене лопнуть, а Пенелопу пнуть.
А пене Лоо пой и не просто, а Пенелопой.
Пены лопай шалопай с Пенелопой.

Когда приходили ко мне по даме, горы гремели камнепадами.

Среди чёрного простора — светом служит просто тора.
Пахан Андре всё делал по хандре.

Не слушала содержание месс та и пропускала насиженные места.

Делала сплетен замес та и драки были за места.
Языком мести и быть мишенью мести.

Оседлала осла б Лена, потому что очень ослаблена.

Она не ела она ослаблена, но разве возьмёшь с осла блина?

Палестинцы говорят: — Не надо нас трогать, а то мы можем
террористов настрогать.

Не будет сноса, тому, что лезет с носа.
Ну и нос у Лили — ей такой насулили.
Какая доза кота, что он мяукал до заката?

Это не Дора с Витой, а та, что родилась недоразвитой.
С вин Том стал как Карлсон с винтом.

Я натёр плюс — теперь натерплюсь.
Теперь я с плюсом, потому и сплю сам.

Случается и пара случается.
Сюжеты случались, вылетал с луча лис.

Учили нас Ушу и отправили на сушу и я сушки насушу положась
на Сашу.

Одежда была снятая, на плёнку немка была снятая, получились
снимки хорошие с немки.

Кому казённо даже казино?
Наказы но, не распространяются на казино.

Срезы ночки с резиночки. Если чувствуешь рези ночки, значит:
не надевал резиночки.

Глину Кир печи ну, и подложили Кирпы чину под зад кирпичину.

И если родителей будешь почитать, то и каждую строчку закона
надо почитать.

Сказал работник нашей почты: — Родителей своих почти, ведь зрелый ты почти.

Опытный человек — полученный в результате горького опыта
мужчины и женщины.

За чем о том беспокоится, где сам бес покоится?
Не зэк он и не закон. Низа кон, как видно не закон.

И закон — он выброшен из окон.
Низ окна, низ оконный — кому-то был не законный.

То достоверно, что процентов до ста верно.
То, верно, что поёт таверна.
На то Варна, что товарна.

На чеха ли начихали. У, мачеха не для ума чеха.
Какая выгода, если не проживёте вы года.

Наш парк крась ива, ты как зелёный фонтан, так красива.

Нас — тройка пошла в настройку.
Кролика отлов к роли котлов.

Нежданно-негаданно узнало, что не гад оно.
Нега дана, совсем негаданно.
При чуде всегда причуды.

Если лампочка горит в пол накала, то в туалете полно кала.

Нежин город в котором есть театр неженский, вокзал неженский,
а в них есть мужской туалет, тоже не женский.

Артисты псу не дали кость — наверно проверяли на
недалёкость.

На уроке истории читель говорит:
— На том уроке мы с вами говорили об Разине.

Ученики удивились: — А кто у нас был образиной?

Имеет образ Зина, ну словно образина. Ты образ азы на.
Смотри на образ тот образ за. А к образам подошёл кобра зам.

Идут такие сведения об Разине, как о большом-большом разине или как об образине.

Нравилась река Обь разине, там говорят, судачат об Разине — разине как о образине.

Так интересовали права ту! Что она всё читала про вату.

Видишь ли! Она права — ту заставили рассказывать про вату.

Хорошо, что не про ватты. Он прав, а ты?
Не имеешь правоты и не крутишь вправо ты.

Не нужны пресса мочке, если она при самочке.
Одел сам очки, чтобы видеть, где самочки.

Сними мой свет очки! Смотри! Лепестки слетели с веточки.

Видели свет очи у наук светочи. А ты ножи Свет точи, деньги отберём у светочи.

Для полной полноты, от чувств полноты, он издал пол ноты.

И знаешь, таких там полно, ты! Видно, больше он не смог от полноты?
Певицы: — Ой! как я боюсь полноты!
Другая: — А я и целую ноту брала.

Набрался чёртиков полно ты и оборвал музыку с пол ноты.

Посол не посылает пол ноты, а посылает ноту, для полной
полноты.
Эрудит всегда ерундит.
Та ту я узнавал по тату!

Любит кто море, а кто едет к Тамаре.
Там море нравится Тамаре.
Там Ара каркает как Тамара.

Если захотели ко мне обе жаться, то я на них не буду
обижаться.

На уроке устроена не зыбь леммой, а проблема, что стала
незыблемой.

Стал передом Ной и спросил: — Кто передо мной.
Сказал: «Я вам передам, каков бы перед дам!»

Сказал Ной: «Я вам передам, скольких дам, познал я передом.

Я со своим начальством, верно, слажу, премию получу и на день рожденье к милой «слажу».

А потом с неё не слажу; вот такую он нёс лажу, я на полку её
сложу.
Ознакомитесь и вы с ложью.

Собор кафедральный и бишоп и кардинал — пьют кофе, то есть кофе дральный.

Святей шест во, когда святейшество! Общество кафедральное пьёт, пьёт кофе, видать, всё тоже кофе дральное.

Интересно! Почему нет чаедральных соборов, но есть
кафедральные?

Скажите это кафедра ли, где её в кафе драли.
Ох, эти кафедралы!
Я голос в кафе драла, как на кафедре у кафедрала.

Польза мессы — зла замесы. Беса замесы — он за мессы.
Вот и польза мессы — зла на пол замеса.

В заме силы замесы, за мессу, замесили.
Так и прут на бал бесы — оболваненные балбесы.

Пойте массы друг другу мессы и то религии замесы, они пройдут за мессы и идите на бал беса, там увидите балбеса.

Раньше было дешёвое горючее, а сейчас по нём льются-льются слёзы горючие.

Пишет поэт: — Потекли ручьями слёзы горючие!
Чтобы ехать нужно горючее.
Тут поможешь горю чем? Может быть горючим.

Как горем сверкают слёзы горючие, а их не использует террорист как горючее.

И на земле, где добывается горючее, там часто текут, от обиды, слёзы горючие.

Я попросту как поп росту.
К росту манило, когда растуманило.

Раз ту манну — раз туману.
Я расту, выделяя ярость ту.

Попросту маленького поп росту. Попросту жена по простужена.

По дурости! Он лёгкие по простуживал, когда на полу лежал и мак попросту жевал.

И сказал я: «Годится на дело ягодица!» — была пора ягодная.
И она говорила, что на то я годная?

Нравится Ире бра, копчёные крылышки и рёбра.
Пришла пора списания, как указанно, по расписанию.

На тумбочке, от тени бра след, а в тени лежит браслет.
Много он плавал брас лет и купил себе браслет.

О, пора! Во весь опор а! Вот то пора — вышла с топора.

И не было стопора, ведь началась пора с того пора (пороть).

С летящего пара — тешилась пара, пара белая да парабеллум-
ом. От яда пар — оробел умом.

Певицу и пол ноты доведут до полноты.
Да! полно ты! перестань тянуть пол ноты.
Кто тянет сели, кто шабашку, а певица ноты тянет.

Расти Рая — бока растирая.
Они говорили, расти ранее и выписали растирание.

Дописала к слову раз тире Алла, а потом от ремня попу
растирала.
И слова от того растеряла. Ладно, рости Алла.

Не испугал нас ледник — холодов наследник.
Из корки не высечешь искорки.

Видел образа Вани я это их образование.
Энергию ту вакуума слизала Тува кума.

Можно и зло жить, если дело так изложить.
У перчёного, ого упёр чо нового? Упёр чинного!

За время заучили попугаи Ара мат и с ними в баре Советский аромат.

У бедного поэта откушена по это.
Читал слова он словаря — не выдержала зло Варя.

А вокруг все ржали, текла вода с труб — ржа ли?
Нет виз жали, о том, что все визжали.

Ничего не значат слова: нечасовой, недневной, ненедельный,
а вот не годный, так негодный.

Сказала цыганка: — Взглядом, я твои очи ищу и от греха тебя, дурня, очищу.

Устроил летом дамок лов, он как меч дамоклов.
Его носа домок клюв и жизнь его домокла в…

Ох, творожки! Видны твари рожки.
Корова твои рога мне напоминают творога.
Уведу тебя за кручу и любовью закручу.

Жил вор шавки на Малой Варшавке.
Верите, не верите, хотите-то, проверите.

Там слова по вере те, говорят про Веру те, дело это в варьете —
варите, не варите!

Ворьё — те, ворьё — те собираются в варьете.
Головой же за то варите — склады, склады затоварите.

А за то воры, за то воры всё получат за товары.
Зад то Варин затоварен и плати ты за то Варе.
Но товары, за товары — не заплатят за то воры.

Я копну под чужую копну, куда надо капну и под зад дока пну.

Как относитесь вы к лечению, как к временному выключению?

Грязная у пав шея это вижу по вше я.
На него спала цена ещё с палеоцена.

На бережку тепло и мелко было, где казак имел кобылу.
Имел казак ручей, где прыгала коза кручей.

Сказал казак: — Учу! — и насыпала горошков коза кучу.

Как обгадила коза камни те — так и вы с себя за казака мните.

Я с тобой кучу, кучу — наваляли кучу.
Казака мни, как копытами коза камни.
Задор — за дар.

Жена без ума от цепки, ухватилась за неё цепко.
Пищит как стая цыплят и на шею давай её цеплять.

Сказал: — Совку — сом! — скушаю, со вкусом и поймал совку усом.

Я от стаи отстаю, но честь свою я отстою и очередь я отстою, и
узнаю чего я стою.

Загадка: Как сотню букв записать четырьмя буквами?

Ответ: сто П — стоп, сто Ю, сто я и т. д.
Уста лбов не говорят у столбов.

Сто лбов стояло у столбов. У столба ров — устал боров.

Уста ли, у стали, болтать устали без устали и бузу ста ли
молоть стали?

Уста не смолкнут у ста. Уста от крика устав изобрели устав.

Разговор о ста вели, а потом оставили.
Разговор об ста вели — матом его обставили.
И людей обставили, за то квартирку обставили.

Выдал азы атом — став грозным азиатом, а фразы о том летят
афроазиатом.

Кому аз вверяют? Тем, кто жизнь озверяют.
Хотим мы слить, чтобы потом нормально мыслить.

Ушла стая за поворотом стая. Стая — сто я.
Двигалась это ли стая, историю листая.

В азы не превратишь ты вазы!
А приставку квази не приставишь к вазе.

Притронулась к вазе Лиина, а руки жирные, как от вазелина.

Прочь сквози ты, с квази ты, не применишь оттиск к вазе ты.

Её беспокоит не зам — ёрзающий, а ручей незамерзающий.

У Вали и ре и до бывало, она эти звуки из фоно добывала.

И учителя музыки тем добивала.
Нина начала — ни на чело, ни на начало.

Прочитал рассказ о сладости Жени я и чувствую это осла
достижения.

Фигурочка — фигура очка.
Фигу урок получил от фигурок. И на фигу урка сказал: — Вот это
у дамы фигурка.

А дама видела во сне Адама. И шли Адамы — счастье ада мы.
Свита порукой свита.

В неделю раз спи с Анею и это должно быть по расписанию.
Тру бочку в трубочку.

Водил по лысине Дика ты, образовывал, поли синдикаты.
Мой рок — моих морок.

Расскажи не им о верных, кроме случаев неимоверных.
У межи ли в уме жили.

Нева… о… брас зимой, при холодине невообразимой.
Под лай на руку подлой.

Смотри! Штаны ещё не пропали и ты их не пропали.
На тарах тело тарахтело.

Я мысль тебе пасну, которая придёт к тебе по сну.
У теля не найдёшь утиля.

Даже хор — с лабораторию, петь, слаб ораторию.
У, Мальвина! Ума ль вина?

Это сказала Ванда ли — мир разрушат вандалы.
Бал ада возносит баллада.

Раз везло! Разве зло, что мерзавца развезло?
Пахнет сэром в мире сером.

Истину не дозрели, ища и им не до зрелища.
Натрёшь кума на трёшку ума.

Шприцы я кипячу с вами — кипя чувствами.
В тире, бра разбила те рёбра.

За щенка она приняла пьяного Зощенко.
Кобры, вам ползти к обрывам!

Вместо имения осталось местоимение.
При вас жевать — приваживать.

Зуб не с риф мой, зато язык с рифмой.
Обь не мать, чтоб её обнимать.

Есть у Зои медь и я хочу её заиметь.
Ой! устаю ли целовать уста Юли?

На колени пади, а нет от сюда поди.

Упал в Оку лист, его увидел окулист.
А кулис ты не видел, их видели окулисты.

Не хвосты то, а акул листы, так говорили нам окулисты.

А те, кто закрывали акул листами, назывались окулистами.

Вот, а культы видел акул ты? А культи, то акул культы.

Акул истомы выведены окулистами.
Фору акулы стам дадут окулистам.

А культ ура! Не ребячество, а культура.
Как смеются с акул лисы, их не пускают за кулисы.

Языки это те лопасти из теле пасти, которые могут тело пасти.

Они могут пасти, и выпасть из пасти.
А люди могут низко пасть и поломать ту пасть.

И вы низко пали, но землю лбом не скопали.
Языки, то телепали, что души в теле пали,

Ну, а тела, тела — пали и со свитой те лопали а те их лапали.

И свита та лопала, и девок лапала и от крови клопа ала.

Можешь языком телепать ты, что кругом телепаты.
Ясно: телепатия — могу языком телепать и я
Те леди баты, те ещё теледебаты!

А телепат, может, сколько угодно языком телепать.
Те ляпают и как теля поют.

А козявки в носу Венеры, их тоже можно брать на сувениры?

А я вот руку несу Венеры. Это вам не сувениры!
Удивили повесу вены Иры и что сдали по весу сувениры.

Стал стол пылиться, как с толпы лица.
Во дворе стоял стол летний — столетний.

Стар ты, стартовать старты и не отводишь глаз с торта.

Посещала пара балы, где крутила параболы.
Ощущает пара боли, да то пар араба ли?

А тортик привезен с Тарту, вот они его съедят у, сто ртов у стартов.

Чему нас зам учил? Чуть ли не замучил!
Воду зам мутил, что сдавать нам утиль.

И видно намутил и линию наметил и вылил нам метил.

Может, он пошутил, что он в министры метил!
Послал Пашу в тыл, свою водку не заметил.

Когда на деревьях сто почек, звенят столы от стопочек.

От молодых жар валит любовью, как с топочек.
Стоп очки не видят уже стопочки.

И танцем пыль, сбивая с тапочек, нам не подсунет Стёпа чек.

Наговорим ему «сто пачек», после стольких стопочек.

Бурлит этот СМИ вал же и бежит во лжи и мычит, как вол же.

Он же вал дерьмо жевал, за всё переживал и всё пережевал.

Опережал — всех в опере жал.
Во лжи вой поднимает вол живой.

Если дьяк валится — виновата дьяволица.
Если попадья валится, значит: пьяна попа дьяволица.

Другие имеет дьявол лица это дьяволица.
Не имеет дева лица это дьяволица.

Почему же, почему же мы не знаем по чём уже?
Мы не знаем по чём мужи, мы не знаем по чём ужи.

И дойдём мы до межи и узнаем как в доме жить.
И дошли до межи ли, те что в этом доме жили.

Надо ниточки уже стачать, а не террор ужесточать.
Зубы уже сточили, а им условия ужесточили.

— Ой! вы каблуки уже сточили!
— Да быстрее бегать надо, у нас ГОСТы ужесточили.

Миру ужас то Чили — Пиночетом душу ужесточили и ложью зубы
уже сточили.

Кто стоял у жеста Чили? Такие махи у жеста Чили.

У жеста око увидело, что жестоко.
Уже сток у жесток.

Работала — потоки пота пила, пока голову потупила и в слезах
горе потопила.

Любила Неля Поти и ты языком не ляпоти.
Лучи сто луки слякоти — ты по столу кисляк кати.

Пережил раз же сто кому — так и нужно сердцу жестокому.

Стала же стоком — кровь в сердце жестоком.
Нечистот уже сток этот гад у! жесток.

Стали души уж жестокими — зависти и злобы, уже, стоки мы.

В бок Алле ударил джин в бокале. — Алла пила из бокала?
— Нет, пила из бака Алла.

Разве гной, что в оспе Вали — подлизы так воспевали?

Вы слышите! Здесь и Лида есть, она спрашивает: — Пирог выкинуть или доесть?

У власти главным стал кнут, того гляди, нас лбами столкнут.

Они выпили за нас или, так что их заносили.
— А выпили за друга ли?
— И чей зад ругали?

Спорт у Гали и… с Португалии.
Идёт спор туго ли, и, что там с Португалии?
Малого поп росту — карлик попросту.

Видел суть у жеста я — вокруг собралась уже стая.
Нас то вели и на зло наставили.

Слушай! Гаммы не выбивают ногами.
Это стуки да ритмы эти штуки дари тьмы.

И ты не сердись на гаммы и не стучи ногами.
Но гам не страшен ногам.

Она шла нагою и только вперёд левой ногою.
И не сердилась на Гою, с его офортов книгою.

Недобрала дозы Ира, а уже спрашивала: «Как доехать до
Заира?»
И пили за Иру студенты Заира.

Я вам несу свет Ноя! А ему говорят, что это чушь несусветная.
Ключ ему к лучшему.

Это Уран или там, где честь уронили. За ура! ныли.
Струпья у ран или — планету зауранили.

Секс замена пришла с экзамена.
Смотри зэк! замена уже пришла с экзамена.

Студентами аудитория забита, а ими совесть забыта, голова
ерундою забита.

И это всё из-за быта, и студентка ими забита, из-за компьютер-
ного, из-за бита.

Нам случай дал байты, нас случай ними не долбай ты.
Вас в свет выпусти и окажется — вы пусты!

Вилась во сне жила, она нас нежила, она во сне жила, когда
кружило и снежило.

Кто хочет душу излить, а кто дрессировать и злить.
Болтун из города Самара, то верно, сам Ара.

Наша река ох! мелеет, а страна охмелеет.
От вин та, кричала: — От винта!

Она изделия с перла все спёрла.
На кого спирали, сто всё идёт по спирали?

Не проспи ралли, этот вопрос про спирали, у нас всё по спирали (спёрли), идёт с пира Али.

Раньше на богатого мусульманина говорили: «У нас бай ты!», а
сейчас компьютеры считывают террора байты и это терабайты.

У Маруси юмор Руси. У, Маруся! От тебя уморюсь я.
Почему ум, у Маруси, не добавит ума Руси.

А Европа деньги даёт Насрала, видно, кушает эту кучу.
И гордится говоря: «Я с шейхом Насрала кучу».

И там купается шейх Насрала, и утешают нас ралли и утешает
нас Русь.
И я с русским, и я сру с кем.

И все деньги отдали шейху Насрале, это у нас роли, это наш
ролик.
На весь мир у нас Насрала, это банда шейха Насрала.

Его папа был Насрала, его мама тоже Насрала, его жена
Насрала.

Пахло паем и мы похлопаем.
И он, надев папаху, хлопает её по паху.

Качество записи. Воскликнул: «О фон» — орёл и офонарел.

Освещает о, фонарь! ели наверно ели офонарели.
А то фон арии ли — висит лифон на рее ли.

Из доклада ЖЭКа о строителях: «Сначала они нас подвели,
но потом всё же газ подвели».

Обзавелись, ох! ристалищем — друг друга бьём, а Христа ли
ищем.
Идёт от вас хищение, что воры в восхищении.

Крыша поехала — часы протикали, что доски крыши протекали.

Не знаю и скучаю — что с деньгами делать, с кучею.
Аль горит тьма от алгоритма?

Не кричи от фиг ура! от них толстеет фигура.
Красная харя актёра — видать плохого характера.

Плохого эта лиса характера, а подгавкивает: — Роль эта ли —
сахар актёра?!

Нет, увы! жали и все соки выжали, бедные визжали.
И только гады выжили, и соки все с нас выжали.

Если в город переедешь, то утратишь на всегда ты утра тишь.
О лень ты не быстрый олень.

Учась, ты ждёшь своей участи. У части свои участи.
У части «Лось» движение участилось.
Учась стелюсь, ведь у части Люсь.

Большие у тех налоги, у кого глупые технологи.
У тех налоги и всё по технологии.

Масса по техно у них потех на… У тех много утех.
У тех налоги, где не знают утех технологи.

Исходят мерзости те рыком, распространяясь Тереком.
Из Терека всегда шла истерика.

Послали к ним попа и лам, в дурмане веры все — пополам?

И капиталы умножать… легко ними ум нажать и урожаи — умно
жать. О, пера та опера!

Не верил ясным искрам сан. За то был судьбой искромсан.

Призрачно крутит искру тишь, ты так все мысли искрутишь.

Я движение искр учу и вот фигу вам и скручу.
Так собакам искрам сало Украина искромсала.
А одна искра кадила исходя из крокодила.

Знаком путь искрам санный морозом искромсанный.
И вверх след искры вился, от злобы искривился.

И скрыться, и в бумагах, где иск рыться.
Подмену искре шили — идею искрошили.

Как к нам души искрили, утаили и скрыли.
Иск ревите дело искривите, а всё же надо искре выйти.

Несут иск кредитивы, а искре дети вы.
Искра с ним — всё искрасним!

И с кредо Ом искре дом. Искрами иск рамы.
Вот вылезь искры вились, так круто и скривились.

А на лице искра пив — красна, как зад из кропив.
Как нам выйти из крена в плаче тварь была искренна.

А божью искру вы ли ловили из крови ли.
Из крова вели и искровавили.

Из себя вас вывели. Какую жизнь вы вели?
Сломали кров Авели и всё искровавили.

И красна ты искра сна.
А что тебе искра шили, что другие искрошили.

Как дурь искоренять, он слёзы скор ронять и слов искры ронять.

Иска рана из Корана
Искра кадила из крокодила.

Фальшь попа речи тем и скрепили -напустили в очи искры пыли.

И боясь искривиться, стали в диком танце искры виться.

Не глазастый, я не сглажу! И прелестей твоих не сглажу.
Наговорил тут дури с лажу, что в кошелёк за данью слажу.

Он мог среди искр рыться, он мог смехом искриться, нашкодить
там и скрыться.

Разве кумиров творение приводит нас к умиротворению.

Наполняют умы рот варением и лица полны умиротворением.

Набрали умы в рот варение и на лице умиротворение.

Каркают! У мира рот — вороны этим умиротворённы.

Ох, умы — рот вороны — сплетнею умиротворённы.
У мира творение вызывает умиротворение.

Но кумиров творение приносит ли умиротворение?

Направили умы рот в арены и этим умиротворены.

Набрали умы в рот варение и на лице умиротворение.

Сказали умы: рот — вор или мы этим всех умиротворили.

Форточку в мир отворили и этим всех умиротворили.

Ведёт к умиротворению кумира творение.
Кумиры и твои арены!

У мира творение нашло умиротворение.
У мира творение вызывает умиротворение.

Ум мир отворяет и людей умиротворяет.
Кумира творение не ведёт к умиротворению.

Когда творится у мира творение найдёшь ли ты в нём умиротворение.

Набрали умы в рот варение и на лице умиротворение.

Набрали умы в рот варение и на лицах у них умиротворение.

Я балдею от лета. Я увидела отлета.
Он готов к отлёту или сделает из тренера котлету.

Я балдею от отлета, я балдею от отлета, я балдею и от лета,
быстро так пройдут лета.

Захирела Африки савана, она что труп в плену савана.

Я тебя матом гну саванна, за то, что полна гнуса ванна.

Старики жизнью удовлетворены и оценивают дни, как удав лёт
вороны.

Демократы рассчитывали на референдумы, а оказались на рифе ерунды мы.

(Ч)Што паны?! Пришло время и штаны штопаны.
Наш-то пан — наштопан.

А это дамы ли, тот пол домыли? А то говорила дама ли: — Хороши туфельки да малы.

Опер уполномоченный Огурцов, исполнял оперу « У, полно
мочёных».
Не отводи! глаз от воды.
Испорчен там раз зама вид.

Обращаясь к официанту: — Я тебя другом величаю — так подать
Быстрее, только, вели чаю.

Какие радовали цвета Еву? Наверное, такие же, как и Цветаеву.
Запрос то послать запросто.

Загадка: Самый большой любитель ушей? — Ответ: это ухажёр.
Вот ту обшарил даже во рту.

Нет утех ни куме, нет потех ни куму — от метаний по техникуму.
Это ли жулик, кому лижу лик?

Задача у цензора: книги их листать и по морде их хлестать.
А северные были Асе верные.

От коммунистов выли Чили, но их Пиночетом вылечили.
Саша фото принёс с эшафота.

Как петлицы вы нашивали. Планы адские вынашивали.
Та, что в алом заведует валом.

От злобы и ненависти — нам мосты-то не навести.
Кабы лица имела кобылица!

Держал Тит улов в ванной, он был титулованный.
Наловил Тит улов — много титулов.

И недоверьем не согни, того, кто нёс огни.
Я во сне говею, скажи это снеговею.

Не прост тиран и его мозг от чёрных мыслей не простиран, и ты
ему не прости ран. И ран не прощает Иран.

У кафе ль на полу кафель?
И рана торчит у Ирана.

Под чьим руководством отара пела, что певица оторопела.

Оторопев, ты услышал такое о терапевте.
О, терапевты! Такое говорят, что слушаешь, оторопев ты.

В той столовой столик потому он и столик, что вокруг него народ, такой, сто лик.

Поехала я в те леса, где голые бродят телеса.
И видно там без телескопии тех телес копии.

Раз праву готовили расправу.
И ты раз прав — руки на кресте расправ.

Зад Веры уже давно вышел за двери.
Зад верь и ты выйдешь за дверь.

Зад рая ли задраяли?
В музее с рамы на меня глядели срамы.

Мне когда я сплю сниться, что земля сплюснется.
В объятиях тебя сплюсну и это плюс сну.

Не могли найти носка с кумою, этот сюжет был похож на сказку
Мою.
На что в Интернете была сноска и шутка летела с носка.

Она стояла со мной рядом. И говорила: — Со сценой можно стать рядом, с дверью, можно стать рядом.

Можно с артистом стать рядом, но нельзя стать самим рядом.
За рядом можно стать с зарядом.

И вот у нас, в театре, на ряд сел милиции наряд, и помял кое-где свой наряд.
А кое кто с нарядом вылетел снарядом.
А кто пыхтел от сна рядом

Дерюжки где рожки — кривые дорожки.
Девиз кружка — кружка, взбесилась подружка.

Матом брызжет на бюджет.
Просила чек Кушка, пропала чекушка.

Открыл однажды дока чат и хотел его дурью до качать.
Наказан голодный на казан.

Выпускала заря дым, это был зигзага дым, тем природу мы псих
загадим.

Говорят, любила спорт Рита, та, что смотрела дерзко с портрета.

Они плакали, как письмо прочли. А не послать нам их прочь ли?

Словно в небе идеи спели, мы гимны истине спели.
О господи нас не испепели! Ведь мы многое не успели.

А ну! став чайник на плиту и я тебе такого, за чаем, наплету.

Сто тем развёл про свой тотем.
Подумал я снова: — Хочу я неба ясного.

О, снова отсутствует основа.
Туда сюда я сную в погоду ясную.

— Накурил ах! как вулкан на Курилах. — Да, нет! Там накурил лох.

Когда надо скучаем, но ты не капай на доску чаем.
Как те сны в голове тесны!

Когда-то кончатся мои созерцания и отражаться будет с озерца
не я.
Пило с озерца теля на глазах у созерцателя.

Страна озёрная — рыбками озорная. О, по зори она опозорена.

Не просит просо Буку, как и рассказ про собаку.
Шёл посол ночной по дорожке по солнечной.

С пуза Рина, летят пузыри на… с пуз зари родятся пузыри.

У, видал поп узы Ирки, когда пришёл к ней по пузырьки.

С чего на рынке нету спроса! Была бы лошадь!
Так добьёмся спроса с проса.

То, что Неля таит, то не летает. Чего Неля тает?
От того, что бюджет не латает.

Дурны как те сны — мысли в голове тесны.
Сок раввина тешил сокровенно.

Где течёт сок, крюшон — народ скукой не сокрушён.
Ой! не сок крюшон, но я этим не сокрушён.

Увлекалась солом Инка — была стройна как соломинка.

Разве норов Нине показывать на равнине, конечно, если
чешется нора в Нине.

Раньше деревня с городом смыкались, теперь оба в конвульсии-
ях смыкаются.

Разве с мора каются, когда сморкаются?
Премию за кол давали, видно всех заколдовали.

У колдуньи был припасен укол Дуне. Укол Дуни у колдуньи.
Дунь не дунь, а укол у колдунь.

Вы что, сволочи, смеётесь надомной, говоря, что плохую весть привёз на дом Ной!?

Хорошо когда сморчки летят в лукошко — плохо когда сморчки
летят мимо урны.

Сказал бате инок, что потерял ботинок.
Потерял бот инок, а сказал, что ботинок.

Возникло раз да в Лены, что все ей раздавлены.
Пришли девочки раз до Вили и ему яйца раздавили.

Понравилась не Наде Рут, так пусть ей тоже надерут, так пусть
устроит Наде рай.

Да вы лис и до ручки до велись, даже мы удивились!
Как у вас жмуди вились. А у нас воды Уды вились.

От рези ты то в книге отрази.
Где какие отрасли при советах отросли.

Не жди кус, пока положат! Ведь мир наш, как игра поло жат.

И бесцельно годы вились. Коркой хлеба мы давились.
В драку бесы завелись, у них деньги завелись.

Вопрос в данные виз сжат и оттого они визжат.
Нину вижу — ненавижу.

На пик подлости взлетают и в зле тают, и в зле тают.
Расскажи о том, как читали том, что может атом.

А он у вдов ли творит и всех тем удовлетворит?
А ловит ли удав ворон и кто тем удовлетворён?

Я уму учусь и чего тут мучусь?
Диким зверем мечусь в ад наверное мчусь.

Вы моете зад. Сказал он тем: «Мою!» — и это стало следующей
темою.

Мы заполняли весь семестр рунами и бренчали гитарами
семиструнными.

И мы назвали весь семестр руной — играя на гитаре
семиструнной.

Старая система изжита, но хлебы её из жита.
И новая изжила тянет из нас жилы.

Боится ли скот мухи — овода! Да! Но больше кнута скотовода.

В моём мозгу её платьице — за такое платьице много денег платится.
Платьице короткое произвело замыкание.
Замыкания, тянутся замы к Ане и я.

Загадка: Австралийский город с русским названием.
Подсказка: или по-русски любители сиднем сидеть.

Ответ: город Сидней — он сиднем сиживал и расплодил сидней.
Ведь сидни любят сидней и сидней любит Сидней.

Ему рассказали про Сидней и говорили на поездку, у наших
сидней, проси дней.

Ему рассказали про Сидней, где жить, если будет спрос —
сытней. Дай в лапу!

Не забудь боссов — про сидней! У них на поездку проси дней.

Эта кобра Нила утюг обронила и ногу обранила.
И чего Обь бранила?

Сколько имело поз дно, но об этом говорить уже поздно.

Кружке быть в кружке, а пушке на опушке.
Дорогая у Аси стенка! Час тенька бывает частенько.

Она доцента ассистентка и вылетают азы с тенька, а в голове её
аж чистенько.

За ним вы секли и по доносу вашему его высекли.
Летит в выси кто? Его высек кто?

Дотронулся к кисти не ты, носил кистень не ты.
Прислонял кис к стене ты и был не безразличен к истине ты.

На трибуне надо показать семь поз и ум, чтобы открыть
симпозиум.

Чтоб прожектор навести ярлыков навесьте.
Чтоб порядок навести и реагируйте на вести.
Эти вести на невесте, так не правильно не весте.

Не весть где и невесть те, золота на вес ты — дурости навес и ты.
Очистили очи стили.

Связала по рукам порука, не знает, что делает с тех пор рука.
Как и надо каки надо.

Не знал он тот раз правил и крылья вовсе не расправил.
Гни до рая гнида Рая.

Какой вид с катерка, когда вода, без волн, как скатёрка.
Дары дали до рыдали.

Ора сила оросила, серостью осела, где же ось села?
Олесе говорили о лесе.

С мыслью о ней — переглотали столько мы слюней.
Неуч ли, это они не учли.

Метро нам как метроном. С рань том, но с рантом.
С вас тик прёт от свастик.

Он вызвал порчу на парчу. И я сижу парчу порчу.
Распри шли и раз пришли.

Попали в сель коровы, это всё идеи селькоровы.
На Севилью напал свилью.

Говорил артисты серы я, а вы мне, новая серия.
Этой ночью напали на чью?

На собраниях речи, вой это ли понос речевой?
Себя изжили снасти из жилы.

От правления пришёл приказ на отправление.
Шарля та нить — шарлатанить.

Не обрадован пост ними мордами постными.
Сказка про чело — веру прочило.

Атом с виду мал, но, кто силу его выдумал.
В снегу рачки стояла снегурочка.

Ох! эти слова квази — не подходят к вазе.
То просчёты, но с ними проще ты.

Но ты не солги — бери пример с Ольги.
Визы тёр визитёр. Акт тёр актёр.

Он так направлял Каме-
ру и такую сделал передачу, что посадили его в камеру и туда
носили передачу.

Сказала худенькая: — Мне легко весной быть легковесной.
У ран стоит уран.

Вот такая бивала в мозги кол лекция, скоро будет забитых
мозгов коллекция.

Прочёл том лени я, это том мления, аж в душе томление.
Прок всегда впрок.

Закон Дитера: есть конфеты и вспоминать за кондитера.
Всуе те все в суете.

Из самонаблюдения — не доела сома на блюде не я.
То мим томом томим.

Комплексы пора сломать, которыми поросла мать.
Мира раж, что мираж.

Всё просто с виду, а я концы с концами не сведу.
Отче ты читал отчёты?

Хороши тогда нити сна, когда кровать не тесна.
Сниться у лиц знак улиц.

— Листок что сам опал? — Нет! помог самопал.
От вер жена — отвержена.

Разве коза лось, или кому-то это казалось?
Муз ей предоставил музей.

Летит благо по лучу и я его получу (загар).
Не измена, а ложь низменна.

С мороза шнырь в ванну, а там нирвана.
Так рано домогалась та крана.

Плачет рёва Люция, нужна революция.
Пора завеет и лицо порозовеет.

Поют по ком Анды? Поют по команде.
Не ври тьме! Дело её не в ритме.

На страницах романа пила ром она.
На вас стрела кончик навострила.
О вина овина!

Не понимал орёл канюк тура, такова сложившаяся конъюнктура.

Не приспособлен каньон к туру на сложившуюся в нём
конъюнктуру.

В свете прелом — лени я искал светопреломления.
В свете прелом мления — искал света преломления.

По чину быть почину. Кир по чину бросил кирпичину.
Кир печи ну, в печи кирпичину.

Этот кон чину напоминал кончину.
О грани чина, чем ограничены?

Да как хорош собой чин, словно пёс с обочин.
Рука уже отточена. А совесть уже сточена.

А голова ото чина, той злобой отточена у жеста чина структура
ужесточена.

Чему нахал обучен, тот что в шапку нахлобучен.
Взять Пару искр из лучины — подвластны там и злу чины.

Ты говоришь с утра чины, для любви утрачены.
Заложники изма чины и им в помоях измочены!

Информация скачана — Шути и смейся с кочана.
Конец пришёл и злу чина, его влекла излучина.

А там орут во всю чины, а им и деньги всучены.
О, всучены, так что наелись овсу чины.

Способствует и злу чина вашей злобы излучина.
Славит, славит попа Алла и к нему в гарем попала.

Всё там злоба окупала, злоба та в Оку пала.
У людей всё с рук опало, им теперь не до опала.

На мозги всем капала — яму жуткую капала.
Там одна каку пила, её власть однако купила.

Счастьем поделиться, ох и подлы лица!
Чтоб подкапать под лица, лестью бы подлиться.

Со смеха присниться: такое не приснится.
У братца бра отца, у со братца мы хотели собраться.

Он попросил разрешение у братца, а он ему посоветовал
убраться.

Вознесены высоко о, колокола! Чтобы небыли близко около
кала. О коло! Кола.

Грозят нам ножи рая, особенно, когда ты ходишь пузо
нажирая, там ножи рая

Петуха я пущу да на вашу пущу, преминуть не упущу.
Кропив соком из кропив.

А прощу — пою обстановку прощупаю и это проще паю.
Дал фору и разбил фару.

Чтоб стиха под чинить — надо его себе подчинить.
Это ли сочки ели в лесочке.

Сказал: «Из вер — Ги, — появятся лишь изверги!»
Маки я же увидел в макияже.

И вошла в спрос сила — мудрость не спросила.
Сто набатов — стон аббатов.

Мудрых извели нам — не быть уж исполинам.
Есть ли у права на тех управа?

Знает рецепт Тора, для каждого рецептора.
Хотя я вам пращу, может и прощу.

Вы бы все пошли на — так говорит пошлина.
Кто носится с пером, а кто с пиром.

Говорили, ползи мы и так ползли пол зимы.
Тащили тенета! Вы темень тени та.

А культи ста чертей хранятся у аккультиста.
У оккультист приготовил акул тест.

Потому он окулист, что читает акул лист.
А кулинар не предоставлял акуле нар.

Не показывали акул лисе и не рассказывали о кулисе.

Акуле се, рассказали о кулисе.
Показать просили акул, те не задумываясь о культе.

Не лови акул ты — разузнай о культе.
А акулы те напоминают о культе.

Много у личности и уличности.
А ром — ад, но каков аромат.

Мир мило стынет, где милости нет.
Мило стынь мир без милостынь.

Рекорды балета, для кордебалета.
Разве из рек орды сложились рекорды?

Разве нужны корды балету или быстрому кордебалету.

Не привозили к орде балета, не нужны и кар — дыба лету.

Не станешь с гор белей, если даже ящик собьют с горбылей.

Так что не пиши с гор былей и горы величиной с горбы лей.

Подарил муж не ту брошь жене и началось в семье брожение.

Кричит жена: — Я брошью в тебя брошу.
Брошу Шуру и брошюру и задену брошью Юру.

Сказал музыкант: — Я сгорблюсь, пока зазвучит с гор блюз.

Защищала оса бак, отца бак от собак.
О, дни! Летят одни. Нет в них ни точки, нет и ниточки.

Соберутся в огни точки, закричишь во гнидочки и уйдут в огни
дочки.

Во! гни тоску, вогни доску. Сунь лист в огни, на нём точки вогни.

Какие Искры их вагон они брошены в огонь. Во гони огонь и!

Увы! сели в горах висели и людей нужно выселить, а не
обещаниями веселить.

Мы вас горем веселим, может в конце-концов выселим.

И в темень, обходит поп, склеп арок, ибо из него порок летит как
парок.
По аркам не ходи парком.

Поёт хор хором из хором, пьёт хор ром и поёт зычным хором.

В изгнания летит визг знания. В изгнании залетел визг на НИИ.

От того порок, что нет порок.
Ну и чудак о чём ты споришь, ну, разве пар рыж?

И увидали те сто Париж, а ты работу стопоришь. И анекдотов
сто порешь.

Как пела там капелла и вой под купола слезами пол купала на
Ивана Купала.

И какой-то там от рос — боевой нарост отрос.
— Он отрос от трасс, от рас.
— Вот те рас! — Насчёт террас не знаю.

Они врезали по первой им то не впервой.
С кутерьмой стал кут тюрьмой и там Кутюрье мой.
С кутерьмой скутер мой с кут тюрьмой.

По разовой, пас по розовой, шла горя та пора — завой.

Пришла пора завой и всем по разовой — тучке грозовой.

Призмой стал приз мой. При зиме стая приземистая.
А при призе мисс Тая.

Хорошо бы лопал, камень был опал.
А с ней опала на нас опала.
И нет камня опала.

С опала не сделать Опеля. Опал ля в форме Опеля.
Вышел с Опеля висит сопля.

Сопел с Опеля, там в носу сопля Сопля жницы — сопляжницы.

И от злобы, и зло выли, нечисть вы изловили.
И что были за призывы, какие дарили призы вы.

Иду капаю траншею, а меня гонят в три шеи.
И вытянул тиран шею и трупами наполнил траншею.

Порожек знать пора ЖЭК Поражение пора жжения.
Пара жён и я поражён.

Зло нарежь им на режим, с ним что делать не решим.

И друг друга здесь мы режим, потому что здесь режим.

И вы от Леты не атлеты, к чему же ваши те отлёты.
С вас тут же сделают котлеты.

В шкафах здесь спрятаны скелеты.
У маски лета ума скелеты и смерть сменила эполеты.

И не станет жизнью новой толстой как ткача навой и ты о том
песенку навой.

Собирала мак Сима листами, говоря, знакома была с
максималистами.

Завалили Максима листами вместе с максималистами.

Получала смак Сима, листами переписываясь с
максималистами.

Максим молись там и станешь максималистом.
Прикрыли Максима листом — чудак с максималистом.

Максим, а лис там? Скажи! Не будь максималистом.
Не имел Максим ума и дойдёт до максимума.

Пила часто мак Сима и ментом обзывала Максима.
Максима увела Максима.

Много имел Максим, мол, истом — он был максималистом.
В мире истом много истом.

Мы ему не докучаем — дока чаем докачаем, всех до кучи док учи.

А в СССР, Дока менты, читать любили документы.
Ну, док умен ты!

Удивил доку Рим — он бросил сигарету, а Рим сказал, докурим.

Растил на беду кур Рим и не думал, что мы набедокурим.

И видно, мы на беду курим здоровью своему набедокурим.

Расстели ковёр на котором тебя растили.
Ты им ковёр расстели, ведь начальника раз теля.

Понравились раз стили, в которых бездарность растили.

Содержали кайф точки, что торчали, выделяясь с под кофточки.

Выделялись падко кайф точки, что торчали из под кофточки.

Чтобы сказать, что с богом кашу заварить могу.
Кашу гуще с твоим — для того и нужно могущество им.
Я могу стоять ещё с твоим и дарить могущество им.

А может попросту тужили. А поп росту жилы.
Съел я попросту ужин, а народ кашлял — попростужен.

А был поп росту жён, а люди попросту жили — тянули попросту
жилы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *