Каламбуры 2801-2900 стр

Не кори-ка тура, что он на быка карикатура.
Что они умели — за обе щёки умели.

У нас хватит мочи: вино переделать в потоки мочи.
С ним мать пришла кино снимать.

А цепи Нели такие, что мы оцепенели.
От цепи ли звено отцепили.

У корыта высказала укор Рита. Ум Риты говорил: — Умри ты!

Возьми гуталина не грамм, намажься и станешь негром!
И это не гром гремит негром
и ты нас не громи за то что негры мы!

Я видел вас с негром и это мне было, как во сне гром.
Целый мир аж, поместился в мираж.

Она не прекратит беситься, если уйдёт без ситца.

Была то мода, чтобы на свадьбу пришёл тамада.
Кто развеет тучи там ада? Конечно — тамада.

У многих вместо имения одно местоимение.

Туристы, вспоминая, спят, на вы водителя, который сделал
спирт с пятновыводителя.

Что вы измените, если стране измените?
Мёда лей владельцу медалей.

Я пропел Лера, а ты сказала, что это как звук пропеллера.

Пропела Эра звуком пропеллера.
Иконостас — икона с таз, икона с ТАСС.

Иконостас — икон веер, это верующих клепать конвейер.

Опрос священника: — А просвещение как?
У икон вой — увёл священника конвой.

Канон низ уют — канонизуют. Канон ада — канонада.
Коня надо? Коня ада.
Канонизировали — канон низ Ира Вале.

Каким голосом обратился Коля к Оле, что голос звучит как
будто он в колоколе.

Обратился док к Оле и обратился до Коли: — Чудить-то будем доколе?

Его ругали за мессу, говорили: — «Месса слабого замеса!»

Загадка! Чем отличается стамеска, от чудных ста мессок.

Ответ: для стамески нужен столяр, а для ста мессок священник.

Очень выносливы пошли на вынос сливы.
Падки вы на сливы и потому выносливы.

И зло жени я, учуял из изложения.
Там чистая та роса смешана с брагой Тараса.

И хватило ума Тараса, чтобы держать у мата расу.
То ара сам бредил Тарасом.

Икра же способствует и краже.
К роже его подходит кража. К ражу ещё и кражу.
До куража довела доку ража.

Ты вот какой! Да не будь какой!
К спорту присохну, украли приз — охну.

Мне жизнь клиника болячкой не клини-ка.

Когда вы селились — черти веселились, беды с дома высели-
лись; столбы в небо высились, вот туда и выселись.

— Я в ней души не чаю. — Да, ты отдал душу водке, а не чаю!

Вода горячая — гора чая, спирт «вода горючая» — горе чая, слеза горючая.
Замечай пьёт зам и чай.

Иди виден ты, там и дивиденды.
И дивидендам и диве день дам.

Дивиденды — дивы денди. И диве день и я! Иди, видения!?

Какая связь между выражением стан да рты и словом стандарты.

Стан да рты наши стандарты.
Испорчен стан да ртом и неудачным стандартом.

Она была праведна и разбиралась в праве дна.
Она одна не оторвётся от дна.

У кого композитор в моде лист, а у кого конструктор: «Моделист».

Был подвластен моде лист и планировал, так как того хотел
моделист.

Сказала: — Видел не зги, — та — рой — и как ты барьеры снес гитарой
или, как веселил низ гитарой, или как ты жизнь нёс гитарой.

Вела нас леди или мы наследили?
Здорово наследили хвалила нас леди или?

Ловил сома ара, где была Самара, у него был ус с омара.

Собираешь розы Гриш —
Наверно, это розыгрыш.
Принесла кол Дуня, наверно она колдунья?

Лампочка накал давала это электростанция наколдовала.

Сколько не дуй на кал, а лампочка не даёт накал.
На кал дуй и наколдуй.

Наливается мозга кора мыслью как цветами радуги коромысло.

Мир делится на ответственные лица, которые отвечают матом
и руганью.

Хорошее ли будет?
Коль дам прислонить ко льдам?
Разлилась его речь, как боль и горечь.

И безответственных, которые эту ругань оставляют без ответа.

Приз военный начальством присвоенный.
Присвистнули и приз свистнули.

Они со старухой присели и приз ели.
Дед приседай получил приз едой.

Ноги кость Оле не давала стоять в костёле.
Популяризатор это мой папуля с ножницами.

Знаешь папуля, риза то ром, это поп стал популяризатором.

Как Панас с Мотри лез — мы такого понасмотрелись.

Видишь, попу ля! риза, то ром, значит: поп стал популяризато-
ром.

Упали лари. И перегородили дорогу попу лари — затором и поп стал популяризатором.

Говорила дождю, в поле, Ивка: — Вот это поливка!
В воде пол ивки после поливки.

Она тянула с вора жилы, она видно ворожила и при ней бесов
свора жила.

Я в ванне полоску водою полоскаю, я за полоскою тебя
поласкаю.

Я уже прочитал пол «Осканио», это не книга, а мозгов
полоскание.
Я дрожал, когда чугунные ядра жал.

Я ос пальцем жал и не боялся их жал.
Не! пока любимы, мы непоколебимы.

Пришёл сон к образованной
и ей приснилась кобра за ванной.
Не придёт кобра за Ваню к образованию.

Знаю, что дадут образа Вани я, но ему не до образования.

Она смотрела на оленей сидя на пороге и думала, выдержат
ли напор роги.

Если любимым порогом бить по рогам, значит пришла она пора
гамм.

Пришла пора гамм, за любимым порогам, это видно по
скрученным в лиру, по рогам.

Ждёт не год одного, а негодного.
На огоньке говорили о гонке.

Пролез по мине Веня и вот его поминовение.
Ждали ветра, пока сила хату покосила.

Мы знаем по старинке нужна паста Ринке.
Почту почтальона за почту.

Можно ли про честь почту прочесть?
Но прочесть я не прочь ту, я всё равно её прочту.

Домой я ступаю, обзаведусь ступою, разберусь с тупою, я
песню, как ас ту пою.

Убила не нас леди: словами не наследи.
Пузырьки на пенке, как грибы на пеньке.

А пеньки на них опёнки.
Не мечтай о пенке ешь свои опёнки.

Пред горем шла молва предгорьем.
Предсказать, значит: бред сказать.

Лишь только восток начнёт серебриться, начинают по туалетам
сэры бриться.

Льются слёзы с очей за пляжи тех Сочей.
Не откроет пёс очи, не хочет осмотреть пёс Сочи.

Не кушает пёс сочек, ведь в рот попал песочек.
Он девиц пас очи и гулял с ними по Сочи.

Девы за принятия девиза. Сзади виза идёт за девизом.

Вы шли на зов, не зная азов.
А что девы зов это де вызов?

Ни зов низов, а зов азов. Слыхала та зов среди тазов.
Слыхали вы зов и это вызов

Случай приводился к кому чёрт привадился.

Обсуждали действия раз Прибалтики и услышал я распри
Балтики.

Мой предел это мой придел.
При деле надо учитывать приделы.

Определи при деле свои пределы.
Пришла пора дела и рать поредела.

Схватив пятачки побежал, что засверкали пяточки.

А поймают не миновать ему пыточки и он носить приобрёл
опыт — очки.

Надоели Виточке — лучше бы виточки или же цветочки, что на
каждой веточке.
Ой, вы точки по всей выточке!

Не просил поп рыбе речь, хотел эту просьбу на будущее по
приберечь.

Поехала в Гоби и Лена и там была без ума от гобелена.

Не возможно, увы! дать, того, что не увидать и не надо увядать,
если не могут выдать, и за Бога выдать.

Продала одна Кордильеры — виноваты однако дилеры.

Сели на кар дилеры и отправились на Кордильеры.
Корды ль эры эти Кордильеры?

Навалилось столько сразу дел, когда мороз деревья разодел.

Председатель сказал присяду
и получил приз — яду.
И остался при саду и готовили с него приз аду.

Когда солнце притопило, во льду лодку слегка притопило.

Как было видно ротозею, что перешла рота Зею и был там оголён таз ею.

От твоих слов так пусто, словно,
ты говоришь пустословно.
Путь пуст осла овна и жизнь их пустословна.

Вечер осы ждали, пока туристы музеи осаждали.
Сало он занёс в салон.

Но не поняла оса ж дали, они наверно аса ждали.

И покрыла о, сажа дали и трупы кладбище осаждали.

Мы дома строем строим, если силы строя строим и жизнь тем
устроим.
Крик уст роем: — Мы вам такое устроим!

Пасс по ртам он давал своим паспортом.
Он грузчика пас портом, удивляя своим паспортом.

Под пол зло подползло.
Хожу в поле сам, сам хожу и по лесам.

Отношение у Мани к йенам, как у японцев к манекенам.
Не нужны Мане иконы, не нужны и кони.

Не досталось ему счастья не части, не долек, он был одно
несчастье и умом не далёк.

Шёл пресс льдов вал и корабли преследовал.
Оттого начальства пресс след давал
и давлением преследовал.

Пришла пора боли
и пора б Оле летать по параболе.
Пары алычи, у неё вызывают параличи.

Пришла пора — лечи параличи.
Пришла пора граф закончить параграф.

А народ в дерьмо верил и тёк тех вер ил.
И полна Нева рыл ведь народ головою не варил.

Разве могут обе жать, то, что за день не обежать.
Могут обе жать, но их будут обижать.

Носило по пирам Иду и забросило на пирамиду.
Блестит как у кота ли, так асфальт укатали.

Посмотреть на осла ж дался и его видом наслаждался.
О колос сальный в мозгах ты колоссальный.

Мусолят ль мусульмане Мусе ль Мане тоже, христиане Христе
и Ане?

Пила Катя ром и плыла катером.
Выступала Катя яро и мяукал с ней котяра.

Скатёрка слетела с катерка.
Смеётся с Кати эра, как теплоход с катера.

Пили скоты ром и разобрались с катером.
Он бока Кате тёр, а она ему воткнула катетер.

Ушла прочь и тать — не хотела это прочитать.

Укор о левых вызывал неприязнь у королевы.
Укор Зины у корзины.

Днями кто-то асом блея организовал ассамблею.

А кто там дебаты организовал, что выступают органы за вал.

Она из бранного сделала избранного.
Много изб рано для селя избрано.

От сквернословия полны скверны сословия.
Со слов и я делал сословия.

Пора Беле ум и продать парабеллум.
С ослов летит СОС слов.

Навар из мослов как от изма ослов — липкий, как зима слов.

А зима ты, как азы — маты.
Летят с казематов дури на сказе матов.
Сказы матов — с казематов.

— Ты мне слово изреки — не тащи его из реки.
Чьи зрачки торчат из речки?
— Да то торчат два зрачка из рачка.

На покос стиль напакостил.
Ос тыл остыл. По кости те пакости.

Покос ты провёл по кости.
Наполнили пак кости — дела пакости.

Полон кос тыл, колон кос стиль, уныния полон костыль, его
обновит лишь касс стиль.

Во сне витали в Италии, какие видели ножки и талии.
Ты это выдели — мы это видели.

Как будет сокращённо профессиональный сор?
Ответ: профессор.

И попал пан то мимо и наставила жена панты миму, пока тот
играл на сцене пантомиму.

Здоровый и худой, видит он во снах удой, там помахивает удой,
с определённой ль амплитудой, это от ламп лит удой, это им от
лам плиту дай.

Ненароком занималась Нена роком.
Что имеем с оргазма, когда сор, газ мы!?

Нехороший каламбур — ты чего запачкал свой калом бур?

Обижался отец на рост, говорил: — Это не рост, а нарост.

Не видала Алла БАМа ей роднее Алабама.
Забыта нирвана — словно забетонирована.

Можно ли взяться рукою за разряд, или получить надбавку за
разряд.

Да! У него баба с ценой! Всё у них заканчивается сценой.
С цены на женщин и ревности сцена.

Я выбивал надбавку за разряд, гляжу, сидят, в зале, зараз ряд!

Меня трясло, как будто взялся за разряд, разлила красный заря
зря яд.

Обращаюсь с недоверием к попам, а к учёным, как к бурьянам
окученным, от которых нырять в оку чинам и выныривать мокрым
попам.

Лежит в тени при горе Элла, наверное пригорела.
Процесс ссор запускает злобы процессор?

Километры покрыв вой, пошёл по кривой.
Там бегали коза, лось или мне казалось.

Ты увидел на ком пашку! Да это согласился на компашку.

Ты глаза начальника лестью закапаешь, чем ты на мозги
подлиза капаешь, ты и начальника с собою подле закапаешь.

Если злом на мозги ты капаешь, сам себе могилу этим капаешь.

Ты ему как поёшь: — Возьми жирное поешь и этим на мозги
капаешь, и могилу ему капаешь.

Если человеку злом мозги закапать, то его с этим можно
закапать.

Подать нам подать и не падать.

Дело то портачей, главное топор то чей.
— Занялись то, порчей! — Да! А топор чей?

Пропала из-за сэра бра и поломали все ребра из-за серебра.

Увы, не выбить мне с вас тика, ползёт паук на вас свастика.

Они каплями сначала нос закапывали, а потом их в землю
закапывали.
Чтобы нос закапывать лопата не нужна.

Отстегнули десятку от ста Вале и целый день не отставали.
Дождик с тучи, по крыше каплями стучи.

В костёле шёл обряд, а я пробирался и ударился об ряд.
Ибо ком выйдет и боком.

Не спроста отмашки наши от Машки.
Говорил и Дисней: — Иди с ней!
Хочу Диснею рассказать о чуде с нею.

И едут дрожки и пьяны все от бражки, и видно по рожам мастера
по ражам.
Ты кем хочешь зовись, тот кто в небе завис.

Отзови стих, тот, что от зависти их, он в дебри может завести на
злобе и зависти.

Завис ты завистью, кем угодно зовись, ты в дебри можешь
завести, за дурные вести, Дамоклов меч уже завис.

Где можно сиднем сиживать?
В Австралии есть город сидней, он так и называется город
Сидней.
Не весом — жив в Неве сом.

В воде сом невесом, и берёт не весом.
Не сом несом, а бревно,
приходят сведения обрывно.

Однако бревно вы и одна кобра в нови.
Обрывки об рывке и об Ривке.

Вот великий зам и сел — таков был начальника замысел.

У диктатуры замыслы: садить за мысли.
Там замы шлялись, где дела замышлялись.

То клок кота ли все клокотали и шарик с хлеба, кладя на стекло,
катали.

Был я знаком с одним «начитанным» человеком, он говорил, что
он граф, но поскольку он любил стопку, то я соединил эти два
слова и получилось, что я знаком с топографом.

Все на деньги падки, но, подделываются под кино.
Ваньку Вере валять в Ванкувере.

Сразу пожар туши, в душе туши, а то навалится душа туша.

У неё такой души свет, что крикнуть хочется: — «Туши свет!»

Они пастору дали и пострадали.
А они в уме ли! А они умели!

Маньяк — имел много любви от одной подружки к другой, прыгал — убил: всех сразу не приголубил.

По перрону снова ли крысы сновали?
Эти крысы из сна Вали, они там гнездо основали.

А для них оно основа ли?
Но основа бит нос снова.
Синяков у нас овалы, тумаков нам насовали.

Филе пса не сделаешь из Филипса.
Шара мы жницы сказали шарамыжницы.
На шару у нас всё нашару.

По стати пост тати. Долгом пасс тати стеки, но пусть посчитают сколько долга статистики.

Знает, увы, вор рачий вал, там где он карманы, у! выворачивал.

Понемногу она водила по нём ногу.
Он сказал, что нем, Ною и это сказано не мною.

— А эти жертву приносят! О люди такое творят!
Мужчина так отвечает: — Обычий!
А она: — Что о, бычий, там не быки, а овцы.

А ватт Ара требовал с Аватара, испоганила собачка его, Ава,
тару.
А в отаре не заработать на Аватаре.

А она, увидев пост рада ли? Ведь, сколько несунов из-за него
пострадали.
А пост страда ли? Э страда эстрада ли?

А в отару не попасть Аватару.
О, события особ бытия.

Привет шлём мы надев шлемы!
Ожил из чипа пуска зал! Ожил, ищи папу, сказал.

Он стал по той поре жевать и по рыжим переживать.

И перегонял он с той поры жим, как начал скучать по рыжим.

Он стал в Париже живать и нечего за него переживать.

Он может всех пережить, он будет всех переживать и не будет по реже жевать.

Пари же держи в Париже. Где парии — по арии.

Парил над Парижем соскучился по рыжим, ведь хорош Париж им, никто не идёт по режим.

Он любил под частушечки съесть часть тушечки.
Он любил под частушки, съесть часть тушки.

Он стар ушки, смаковать у старушки.
Он пел частушечки, держась рукой за часть тушечки.

Стоял у точки, чинил колесо у тачки, а вокруг него ходили уточки.

И песенку ту поют за столом: — Что кто-то зачем-то продал за
сто лом.

У зимы видали узы мы. Видали у зимы холода уз мы.
У зама та уза мата.

Он слепо шёл по водку, она его в магазин вела на поводку.

О, перестройка, словно опера с тройкой.
Девки за ним маются, а он плохо занимается.

Коконами кока нами и конами. Кон за конами бит законами.

Методы зла крайние — унизить старание, дурость крайняя,
толстая кора не я.

А тут по джунглям слоновый топот ходит, ведь слонам и то
подходит, и то подходит.

Это станет задачей, почему тёк из зада чай и коричневый от
зада чей?

Это стало задачей выпал свисток из зада чей?

А у другого полон зад очей.
Напёр он на перрон.

Говорили: –»Вы наши» — Вале, ставили подножки нашей воле.

Какие вы интриги вынашивали, и лычки себе вы нашивали!

И вот нажим — не видать уже воли нашим!
Так отвали души в отвалы свинцовые пошли вот валы.

Дочь к асу пёрла кассу.
И брала косу и косила косу.
На кота ли, докладную накатали?

Всё спалили — кал ум был, после того, как в Америке Колумб
был.
Там у них Колумбы, а здесь кал ум был.
Цвет, к алым калам, как калым

От слёз подушка набрякала, так жаловалась на брак Алла.

Так смотрела на брас Алла, что семечек у телика набросала.

Могут так низа пахнуть, если ширинку не запахнуть.
Это не ширинка пахнет в нише рынка.

Говорил он властным тоном и то нам, и то нам.
И набрал то нам, и не мог дать ладу тоннам.

Пусто с вони, где пустозвоны, те что к попу, сто, званы.

Ухажёры устроили проверочку! Выискивая всё про Верочку.

Ох! ласки не требуют огласки. О, глазки!
Не подсматривайте в дверные глазки.

Запад одной казался западнёй,
но она не знала, что творится
Западней и что пришёл запад дней.

Держал столько её запад дней,
что запад ей казался западнёй.
Запад днями обзавёлся западнями.

Дописки до писка. До Пи иски к делу дописки.
СОС иски шкурки с сосиски.

Эти ли иски подбросили лиски?
Завели в лески и дёргают за лёски.

Ссора это когда в головах много сора.
И ей сказали не клади на бра сало.

Любит Переса петь, а во сне всех пересопеть, когда вот-вот
должны фрукты переспеть.

Прёт так сила Вити, что такси ловите.
Прёт так сила Виты, что такси лови ты.

Будет всего спор тупей, если выхвачены пистолеты с портупей.

Не обращайся к упитому,
лучше бутылку купи тому.
Алиби копи тому и не обращайся на ты к опитому.

Во зло жены цветы возложены.

А наш Дима напустил в глаза дыма.
Ему победа необходима, но не шёл в обход Дима.

Есть художник Ван Гог. И сказал Дима: Гог это, тот, демагог.

Пивка у вас то навливаюсь, я от трудового дня восстанавлива-
юсь.
Чего впёр рыло прямо в перила?

Вот кому ты налила водку мути. Вот кому водка муть!

Стояла Машина в гараже — машина.
У машины, у машины это словно ума шины.

А ей, однако, плевать, что хотела там одна накапливать.

Одна хотела накапливать и ей на всех однако плевать.

Бутербродом я ещё заем и мы исчезаем.
Вы прям Лена, как тростинка выпрямлена.

В голове сор Вали, потому розу и сорвали.
Вы садовода разули, украв, сорвали розу ли!

Песню птицы узнаете вы с трели.
Птицу жалко в неё не выстрели!

Жаворонок в высь трели лил, а подонок в него выстрелил.

Увидела Сара БАМ и говорит: — Лучше жить с арабом!.
Ара БАМ предложил арабам.

Просидели сколько вы лет и проглядели свой вылет.

Где увидели они ос на Вале, там лазарет основали.

Увидел ос Оз на Вале, они что делают не осознавали.

Этот образ Илии говорил мне о Бразилии.
Укор Зины у корзины.

Увы! явление оставлено до выявления.
Христов, увы! явление оставлено до их выявления.

Перепили. И из-за брожения расплываются предметов
изображения.

Портим мы нервы и злы как Минервы.
То ого! Леною шло оголённою.

Видно по Люсе, была на полюсе.
Мама! лига это не мамалыга.

И на избранный о, день отца — фата белая оденется.
Любовницы зама ахали, что их замахали.

Он попел Юле, за что жена выписала обоим по пилюле.
А плохо пришлось попе ль Юли?

Другие Вите снились,
а старые из памяти вытиснились.
Хорошо Вите с ним, но мы их вытесним.

На шею виснет жизнь ношею.
С жизнью нашею — виснет зло на шею.
Ношею не нагружай ношею.

Она была нашею и села, да на шею.
Беда ношею на шею — станешь нашею.

Жив от пива не я, когда по тебе отпевания.
Там, где книги палятся, по спинам ходит палица.

У лам почка как стоваттная лампочка.
Лам почки размером лампочки.

Он не присыпан, а зарыт, его ничто не озарит.
Ах, деньгами раз сорит.
Не знал, что город разорит.

Стакан ещё с Канн долили и пили, и скандалили.

Он заехал с Канн до Лили — всё утро они скандалили.

Всё начиналась с кандалов, а дошло до скандалов.

Стакан ещё с Канн дали, вот такие скандалы.

Стакан ещё с Канн дали ли?
Или долили и тянуло до Лили.
Так чего ж вы скандалили?

Неспроста, это не спрос ста.
Это не вкус-та, если не в кустах.

Ах, сорвала, да сорвала кус та, да видно с моего куста!

И целуют кус уста и аппетит большой у ста.
А у остальных у ста, уксус ста, скривил уста.

Дан нам и кнут они намекнут.
От холода нам икать, о тепле намекать.

А мы вам намекали что бараны беду намекали.
Они нам икнули, явно намекнули.

Чтоб увидеть, где водятся окуни — в реку голову окуни.

Если придёшь, в кармане с суммой начисленной, то проведёшь
ночи с Леной.

Ты не окостеней, когда выглянет око с теней.
У лика — бледность улика.

Они меченные те, что онемеченные.
Я вру! Пора кричать в рупора.

Приходит поп рано и заявляет: — Дело наше попрано.

Говорило о конце разбитое оконце.

Набрался яда мой, когда шёл я домой.
Но не стану я дамой, кому я дам, ой!

Зас. кок — имел заскок. — Спросил зас. — Кандалы ли?
И все сразу заскандалили.

По рок летел порок от многих порок, вкусив порох.
А ума как об стенку горох — горе ох, горе ох!

Порок не пара порок!
Пирок где тот пирог, ушёл за порог порок.
И это наш мирок пляшем мы рок.

По року рок, как пара курок, нажмёт гад курок и бросит окурок.

Летит парок, летит порок по року рок идёт пирок, созрел пирог —
время порок, мир как порох.

Возник мер кнут, что другие меры меркнут.
Наде ли ума надели!

Оно там правило — общества правило и мораль привило!

И магнат живёт теперь при вилле — он весь при элегии и это его привилегии.

Зрей Мишка! С ремешка. Зри Мишка! Бляху сняли с ремешка.

Зри Машка! Вот рюмашка,
примята ромашка, примета-промашка.
Виновата ромашка — пила ром Машка.

Закрой пасть телица,
а то невозможно постелиться.
Видишь все в пасте лица, могут слюни в пасте литься.

Стоят на посту те лица,
а ты орёшь на них телица.
И червонцами не телишься и с нами-то не делишься.

Мама с дочкой приняли посетителя, мама приняла руку, дочь
приняла ногу, от чего бабушка приняла таблетку, а Петя принял
позу.

До АЗУ он принял дозу и там к азу нашёл козу. И доза рта, то до азарта и всё зависит от аза рта.

С пир та доза спирта. Спор та вела с порта, о влиянии спорта и что то вылетело у неё с спор рта.

Выделяют пот споры, бестолковые, потому что споры.

Я видел в поту жён и свет был потушен, и некогда нам потужить,
если в бренном поту жить.

Шало пай получил шалопай. Кусочек шало пая весь на нос шалопая.

Шало поём мы с шалопаем.
Ша лопая пою на радость шалопаю.
Шарики США лопаем, когда пищу лопаем.

В зале я пою и стену штукатуркой заляпаю.
А гардину залапаю, так я соло пою — шалопаю.

По пучится, попучится на еде поп учится — накормила по путчи отца, попа попутчица.
Попутчица попу опутчица.

Не несут золотую корону, не несут её к Арону, отсыхает дерева крона всё подвластно урону

Негативное отношение — кури не, кури, не — такое отношение, как к урине.

Звонила: трень, трень эра, как сердце тренера.

Тренье эр — вызывает тренер.
Утоп Пий в волне утопий.

Это наша тюрьма, где зараза зарыта.
Это наша тюрьма, там, где желчи корыто.

Они с ним пива не отпивали и от пива Али не отпевали.

Стихи дарила — стихи до рыла и этим могилу дорыла.
Стихи, что Дора дарила — дар ила.

Они жили друг с другом в ладу.
Это значит, что Владу надо было вставлять ума в Ладу.

От розни не далеко и до резни.
Алло! Мы ищем таланты, а ну! Войди-ка! И вой дико.

У мэра всегда одна мера, наш мэр не знает мер.
Он привёл пример с кого беру я пример.

Что сладость уст таит?
И кто пред этим устоит?
Что как муст тает — навострить ус стоит.

Ас то лоб, что остолоп, ударил о стол лоб.
Увидел остолоп пасти, я в ней язык, что лопасти.

Антилоп ас ты — антилоп пасти и изобрети анти лопасти.

Я пьяный стал антилопою, я ведь рыгаю, я анти лопаю.

У Севы всё начиналось с Евы: его посевы, отрыта Евы пасть, и
глупость Евы на иглу пасть.

Упал Сева, с тополя не увидев Севастополя.
Смотри Сева! стоп! — поля, а там написано привет из

Севастополя. Сева! стоп! — Оля.
По Севе посевы идёте по оси вы — мастак в пассе вы.

Не заставь же ос вещать, вещий путь им освещать.
Станция полюс три — муха, ползущая по люстре.

По знакомству — муз ей предоставил музей.
От неги! О, неги Инн, от них икал Онегин!

Жиром разрыхляют тело пасти, как те лопасти, ведь мы не знаем как правильно тело пасти.

Ведь загребущи руки и лопасти, и требует мясного ила пасты.

Очень кушать хотят посты и открыл уже пасть ты, и завяз в иле по ость ты.

Ты летаешь над ареной — на метле на дареной.
А это мёд ли? Скажи, не медли!

Летал на метле не я, вот нам и тления.
Вот замедление — в замен за мёд ли не её.

Нас травит атом, ура, Травиатам!
В Киеве женщины стали Травиатами, а мужчины травиатомом.

Прочитать бы (Чук и Гек) Гека том бы, о том, как штампуют гекатомбы.

Прославляла не Травиата Ом — хотя, он говорил:
— Не трави атомом.

Не вини пух, что он не Винипух, что он от вин и пух.
Я видел муху в вине ту, её выпил Виннету.

И пели песню вы не ту, ведь слух не имел Виннету, у не го вин
нету.
Вини ту — она друг Виннету.
Я видел во сне ту, когда вас нету.

Такой дури в вине нету, чтоб не выдержал вождь апачей Виннету

— Я как скажу: — Ры, так и слетит пыль с кожуры!
— Да мне только с кожуры бы!
— А что толщиною с кожу рыбы?

Твоя где Зин секция у неё работа — дезинсекция?
Пост стиль — постель.

Арал во всё горло орал, пока не пересохло.
Ас! лузга ли нужна ослу с Гали?

Стал и вор как сталевар, он теперь стали вор.
Раньше были сталевары, а теперь стали воры.

Голо вой вари, везде-то воры, где товары.
Раньше были разговоры, что любили розги воры.

А верно! Его оставите вы, чур! на вечер это вычур.

Если нечем хвалиться,
начинает слов халва литься.
Ха, льва лица, халва в лицах — халва лица.

Сырой холл. Холл валится, а чтобы продать его, похвал халва
валится.

И хвалится, и бахвалится, что на его сторону бог валится.
Диво лица — дьяволица.

Разве оба зрения, в себя включило, обозрение?

Об ссоре было в обзоре и ничего об зоре.
Азы адские — Азиатские.

Искры вились — искривились. Искры лев извёл из крыльев.
Они искрились и скрылись.

Искры в Авеле — искровавили и из крова вели, над ним ли искр
овалы.
Почему радости искры Вали, они гасили и скрывали.

Жизнь искры — вы! Жизнь из криви — из крови.
Злоба жизнь искровит этот искры вид.

Зови домой, иди за ведомой и под краном заведомо мой.

А дома вой устроил домовой,
то хорошо и домывай.
Снился дом и Вале, где спинку хорошо домывали.

Землю разрыв, разлетался снаряда разрыв.
Из чего лилипуты лили путы?

Показывала умора с моря рожи нам, плавая с мороженом.
По рангу танго танцуют орангутанги.

Нет у коз лика даже у козлика.
А каков указ лика, что глаза такие у козлика!?

Сказ: Лихо пляшет козлиха. Указ лих у козлих.
Указ лика постричь рога у козлика.

Не с чад это! Чадо родителей не щадит, чадо дымом на нас чадит.

И этот весь чад с республики Чад. Не с чад оно исходит нещадно.

Нарубил иль я столько, как на рубль Илья?
И навёз к себе в нору белья, свои нары беля.

Законы оправа у права, когда есть на зло управа.
Повар Розочку дёрнул за поворозочку.

Не отпускай и на сажень жены, хотя она говорит, что ею
райские сады насажены.

С пасса жены доброжелатели в тюрьму посажены и нет от неё
спаса.
Планка снижена, была за сны жена. Засни жена! Уже вся улица заснежена.

А тряпица на ветру треплется, что придёт в три пицца.

Ора сила слюной стадионной оросила.

За роем следы зароем, а зароют, так озоруют — камушками по
голове озаряют.

Уделяла время заду мало. Ты чего задумала?
Ты кому-то зады мыла, сигаретой задымила.

Не ругай меня за дым Лена,
вся земля уж задымлена.
Мыла зад им ленно, мил аза ад им — милозадым.

Оплела умы лоза ада мленно,
смогом всё надломлено.
У! милозада — за тобой нужен: ум и лоза да!

Нас от смеха отучи — серый день от тучи.
О тучи ли! нас от смеха отучили?

Что рассказать про Пашку — она вела пропашку.
Что рассказать про Верку —
она вела проверку.

Что рассказать про Машку — она дала промашку.
А что сказать про Шуру —
она писала брошюру.

Попы спилили у Марты ели! Разве от ума рты ели? Ну, что сказать! Ум артели.

Очень ас беспокоится — на ком же бес покоится.
Идти ли Анне к доту или анекдоту?

От ножа ли они на ум нажали,
смотрят как на жало.
Жало на ум нажало и смерти умножало.

Она косою умно жала и могилы умножала.
Не клади же ум на жало.

От того и не жила и нас не нежила.
Эта нить судьбы не жила нас с тобой не нежила.

Ведь она ещё не жила и тише ниже ли говорили нежели.

Он газу с Канн дал, ведь назревал скандал.
Подвело око лисицу и она плетёт околесицу.

Говорили вам о деле и на уши лапшу одели.

Пращу пою и почву прощупаю.
Опус тире о пустыре.

На чело тень спускаться начала. Это смерти начало?
В ночь чело, ушло в начало, трудится начало.

Они услышали в «Порше» вой, хотя машина не была паршивой.

Бухал тире я, бутылки считал, вот это бухгалтерия.
Не наш «утку» раздул не на шутку.

Шестигранная головка у болта ли, этим ГОСТом весь завод
уболтали.
Языком они болтали.

Сидеть пока бы нам по кабинам, не изучим пока бином.

И не говорить пока об ином, и не думать об Оби нам.

Удивили Риту шерстины, которые удалил ретушер с Тины.

Пошли Тину собирать пошлятину.
Грозит фиаско Тине, так не говори: «Фи» о скотине!

Вы бы все пошли на… Так говорит пошлина.
Пошли ну собирать пошлину.

Он звук издал, чтобы кто-нибудь его издал.
Они его издали, а он на них смотрел издали.

Наполняется и зоб ли чаем, когда мы друг друга изобличаем?

Мы его обличаем — он нас облил чаем.
Я тебя обличаю — не подают воблы к чаю.
Воблы чии летели в обличие.

Не смотри зло на мерина и не делай ему зла злонамеренно.

Из Мери мы, значит: все измеримы.
Из мерина шкура измерена.
Из мер и мы из мер Риммы.

Видели око вы, это беса оковы.
Говорили о ком вы? И моргали оком вы?

Молния раз родилась и на нас разрядилась, она в
электричество раз рядилась.

Говорю, иди с танца я, для тебя должна быть стена и дистанция.

Когда собака Нади лает, такого наделает, а человек её
добротою наделяет.

Была у бати ночка, в плацкарте ехал, сторожил ботиночки.

Присочиняй к кроссворду, что совершил он кросс в орду.

О своём она думала с воем.
И мы это о своем, зажужжим ос воем.
Жена голосом ос воет и мужик это освоит.

Пил я ром гулял я яром, был я ярым и видел я Рим.
Гитлера мусолите — на хвост ему солите!

Воздух чарами спёрло — глаз не сводила братва с перла.
Пока ведьма его не спёрла.
Убеждали же — не спи орла!

Сказал генералу официант: — Мною поданный бокал, прислал вам ваш подданный.

Стали ком — стал столиком, а я стал рядом с Толиком.
Хотел поп лакать, а потом поплакать.

С Толиком столиким, он делал столиким.
И вот мы за столиком обсуждали все за с Толиком.

За разы набрался заразы.
Скучал на полюсе по Люсе.

Скучая по Люции, он чуть во сне не утонул в поллюции.

Раз по Люсе любовью распалюсь я, но видно по Люсе
замёрзнешь как на полюсе.

Множество играть иду ролей и со мною двинул и дуралей.

О скалы! Видать зубов оскалы, что жрали ос калы.
Открылся рот оскалом,
когда тот поперхнулся ос калом.

Горы — то скалы: зияли оскалы, горы — тоска ли: тучи таскали.

А там смердящий атом.
Кто думает о том?
Что у, матом клянёт там ум атом, а дом там станет адом.

Ах! я вам задам! Не пятьтесь гады задом, не прячьтесь и за дом!

Но я вопрос задам: — Вы беспокойтесь за дам.
Расскажи об Разине этой образине.

Прав Адам, душу предав проводам и не забыв права дам, и
право править адом.

В слове метком не отдаёт медком. Мы дики — говорили медики.

Плясали у медика бесы в уме дико.
В уме диком: меди ком, катится медиком.

Он сделал мах на радость Мах.
И одна обнажённая маха похудела от маха.

А ну, попади в попадьи!
Доре мы пели до, ре, ми.

Посол подать вели кадушный, ведь ты посол великодушный.

Выделял по две лени я, приспосабливал под веления.

По две ли лени и подвели лени, и под веление.
Лечил по две лени я — под веления.

Подвели лень её под веление.
Подвели Канны под великана.

Видел по два лика души я подводя их под великодушие.

Подвели -ка души под великодушие.

В рай привели -ка души и при великодушии.
По два лика души ем — под великодушием.

Подвели -ка душки подвалы и кадушки.
Вели сказать код души и при великодушии.

В пример привели код души и при всём великодушии.
Имеет код душка, как та кадушка,
только открой код ушка.

Надо вору жить, чтоб страну вооружить.
Хорошо будет вору житься, если успеет вооружиться.

Шли по два до воды и рождались по два доводы и летели по
два оводы.

Надо корыта поставить под водоводы, чтоб не возили подводы
воды.
Под водоём участка вам по два даём.

Крутилось время под водоворот, слепцы уходили по два до ворот.

Поджег, был под «Волгаря» и огнём подвал горя — превратился
в подвал горя.
Всё ушло под вал — горя.

У вас нега ли, та, что во сне Гали?
И дуты сны Гали — идут снега ли?

И во сне Га — чистого снега. Нега Дана разлилась негаданно.

Нега данного — негой негаданного.
Нам нега дана и она негаданна.

А сколько нег ада но, дано негаданно?
Напасть дам — на пасть Дам.

Негаданно о неге на… песнь Онегина. Не гигиены, а неги гиены.

— Что кричала ты в лесу соснам.
— По чему это я СОС кричала?
— Он кричал СОС нам.
— А что он в бору?

Вы бор выбираете на выбор.
Уже идёт высоты набор и вертолёт взял направление на бор.

Катилась слеза ли, но её слизали, когда с неё слезали,
обманула нас Лиза ли?

Слышал ты «Раду» — она выдаёт тираду.
Все хотят на шару жить, на шару.

Ушёл стол под варение это столпотворение.
До брата та доброта.

У глупо слёз пролито в углу по шею про лето.
Пролито-пролито сколько слёз про лето.

Спросил повар: — Решка? А на него упала поварёшка.

Мечтали оба о решках и об орешках.
Милую лаской милую.

Я всё пишу на спешку — кто создал с нас пешку.
Вовку за рубль били или зарубили?

Тоска распёрла — украли раз перлы.

Они водопровод напортили, а укротил напор ты ли?
Напор! и тишь ты напортишь.

Парень напористый, ходил на подошве на пористой.
Он кричал: — Парис стой!

А он ему отвечал: — А кто тебе не дает, порись с той, только не с
резиной пористой.

Я взял, на камеру Обь я снял — так я ей суть жизни объяснял.

Нельзя сказать ясней, что теперь я с ней.
Я с нею лицом яснею.

Уволь эра алкоголика у вольера.
Ручья по два ль эра бьёт из под вольера.

Вот подвал окно, здесь освободи место под волокно.

Наша лошадей, не меняй на шалаш идей!
Завет Камы скрылся за ветками.

Числилась не доска за Анной, а история, что осталась
недосказанной.

Удивили нас Турцией, которая нас приветствовала настурцией.

Он пришёл незримо, он пришёл не с Рима.
Играет полонез Рима,
он любовью полон незрима.

Занялся Сэм бы леммой, но не знает, что делать с эмблемой.

Во, рынок! По нём ездит воронок, спотыкаясь у воронок.

Не нашу утку били не на шутку.
Ткань не нашу тку и рассчитываю не на шутку.

Великолепная о, ты грация! Хотел с тобою отыграться я.

— Пока мы шли. — А по камыш ли? — А пищала мышь ли?

Шли с подружкой по камыш,
не увидели пока мышь.
Шуршать пока мышам, как ветру по камышам.

Но племя твоё надомной отыгралось — погиб, как от тигра лось.

Не смейся с Кати, как те скоты, ведь ей тёска ты.
И не таскай те скаты,
лучше бочкой в сторону скати.

Когда пирог пудрой сладится, то и день рожденья сладится.

Когда пирог пудрой сладится, то и день рожденья сладится.

Есть название у места, что осело в уме ста.
И сказать о нём уместно это место у моста.

Ветер ум оставил, асфальт вытер, у моста выл.
Ум оставил — у моста выл.

Хотели мыслить, но требовали мы слить.
Пока мы слили, они мыслили.
А там мыс ли — летали мысли.

Мы тебе патлы повыдираем, ты только их поведи раем!

А ты туда поведи Раю, где я ей патлы повыдираю.

Привыкли вы, к Ольке — узнавая её по выколке.
Не год о Вале родственники негодовали.

Ты видишь! Это не знак Ома, а то с чем школа не знакома.

Низ Риммы остался незримый.
А лапища гребла, как Ала пищу.

Ах, СССР! Когда на нарах дуешься, то родишь, не нарадуешься.
Ох, скользко! Ты бы не наст ругал,
а стружки на него настругал.

Не май тематика у математика, не ума тематика у математика.

А маты и матики и это не тематика,
куда тянут нити матика.
Куда тянут те матики и это не тематика.

Летел мили, ор дамы, запружены мили ордами, шли года
миллиардами.
Шла мили орда — череда миллиарда.

Особо отличившееся, это те, кто от лечился в Венерическом
диспансере.

Варюшка! Лучше вари юшку, не открывая варежку.

Гусь то какал густо, стоил гусь сто, а в кармане не густо.

Познакомили Ягу с той, как понравился ей гусь той.
И сними с него пил отвар я густой.

Спи с Улькой она с писулькой.
Не зла ты и зашила низ латы.
Три платы снял с трепла ты.

Присутствовала у нас лаж день и я — умер от наслаждения.

Стал кучкой с толкучкой. С толпой — стал, пой.

С толпы вышли столпы.
Врага встречай в рога.

Сущность топора — сказать стоп пора, но нет стопора с топора.

И с той поры у нас в колёсах стопоры, величиною с топоры.

А у вас хищение не вызывает восхищение?
Грязью в умы сел злой умысел.

По дочке и подачки и слёзы под очки.
И дочки падают и пример подают.

Полоска узка кала, по тропинке, куда лошадь ускакала.
Ты его науськала — положить спящему на ус кала.

Он пьян и выпав с танца, на всех кричал: — «Вы повстанцы!»

Я видела ужа с ним и он выглядел таким ужасным.
Картина ужасная увидел ужа сна я.

Ну а он не говорил, дошли, а всё спрашивал, дашь ли?

Рулевой ел карамели, а кораблю кара мели.
И ты за них получай — полу водку полу чай.

Управляющий — у прав лающий.
С утра тишь город ты утратишь.

Наверно вы ослышались, что свершили ослы шалость?

А в Поти шалость над нами потешалась.
По пределы по те шалость, над нами потешалась.

Аперитив опера опередив и началась опера див.
И отвезли под Тверь див, дурость эту подтвердив.

Не нас учит, не нас учит, а тумаков насучит.

Ветвями прикрыла мемориала туф ель, а молодёжь стучала,
мимо, каблуками туфель.

В двух словах туф и ель содержится обыкновенный туфель.

Он вдаль блевал на то, что ты ему вдалбливал.
Потом соль лилась — грязь потом солилась.

Боже! Куда простынь простирается, которая никогда не
простирается.
И ты прости Раю, я за неё грязь простираю.

Грязных рук своих не простирай,
лучше мысли простирай.
Боже! Прости рай и мысли людям простирай.

Ой, спокойно спи рать, чтобы было на кого спирать.

Отдал бы часть от сна б Жене я и черпал бы блага от
снабжения.

Террор в уме сидит как змей в террариуме.
Не сносен террор и ум посажен в террариум.

А мысль моя косная — наплету кос сна я.

Вот вампир сок сущий с нас сосущий, заграницу всё несущий.

Вылетели со своих мест дуплетом: Васька и Петька — дуб летом.

Каравай ревел коровой, даёт кара вой, а к ораве как к корове и
как коров заполнила кака ров.

С мала лодкой управлял с молодкой.
Их обошла мол лодка, а в ней молодка.
С молодки не добыть смол лодке.

Другая, собирала все соли дна и была солидна.
Нам соли дар нести от солидарности.

А девки лапаются и животы их словно лопаются.
Он мемуары писал как мим у ары.

Лез из кожи не я это искажения.
Воя Жора изображал вояжёра.

Этот крик с груди лез, ведь тучи там сгрудились.
Утёс! Сгоняй с груди лис,
чего они там сгрудились?

С балкона, над проспектом, сэр вис и это сервис, он разбил сервиз.

Они зависли над дырой, над ней летел там над и рой.

Бедняге уши надирай — он пусть не тешится над Ирой.

Не занимался я косою, волочился за косою.
Она ж с гримасою косою,
владела жизни кассою.

По вести, куда вас повезти и конец повести, должно повезти.

Пустые слова казнят и что сказать там, как знать?
А чинам, им ли не знать!
Где была и будет знать.

Дожди по улицам грязь развезут, машинами ерунду раз везут.

О, сладеньки — прошли осла деньки.
Спецы вы — спесивы.

Ела таранку и получила в горле та ранку.
Получил ты ранку, уча тиранку.

Борщ забурлил и скис. Художник смотрит на борщ и говорит:
— Да плохой получился эскиз.

В тумане призраки-ели, мы их не вовремя призрели.

И нам калек приз роли, чтоб меньше с пивом на приз раков ели.

Те что глазом приз смеряли, что-то присмирели.

Подарена брошь Юрой и метался искр над брошью рой, и я их
отгонял брошюрой.

Обложка ко брошюре не понравилась кобре Шуре.
Я на тебя брошу рой,
а ты отбивайся брошюрой.

А они выпадали, как тоскуя, вы по дали.
В осадок выпадали и это был выпад Али.

Сознали вину то! Нутро и вынуто.
Ослабив, вы нити, и жало вынете.

Сознала вину та и суть с души вынута.
А может вы не те? И нож зла вынете.

И тать в кабинете, и как в бикини те!

Сидят в кабине те, кабы не те и взгляд в след лбы кинете.

В судьбы ту канитель с разбегу канете ль?

Вы свиньи с вони те, чего вы звоните.
Не слышите вы звон нити, так что вызвоните?

Ну, разве мир добро осилит? Ну, не пряма там ось элит.

Зато прямые оси Леты и говори о силе ты.
В глаза пускают пыль — свой, показывая пыл.

Покрывала алым и ждала калым, ну, а не было калыма, значит:
Будет Колыма.

Соль лета соль элит, но кто их солит, тот солист, и потерял соль
лист.

Рад агрессиям и не воде, а грязи ям.
Агрессия наелся не торта, а грязи я.

Рощу не мысли, а грёзы я, а с них агрессия, а грёза сия, что
агрессия.
Регрессии с агрессии.

Чтоб воз мести за метлу ущерб возмести — возьми стиль, ты за него возместил ль?

И для чего же ум осла? На качество пенять мосла.
Бизе — еда, а с ним беседа.

Ригою обрызгивал, о брызги вал.
Выл пёс с нами и нашими песнями.

Пёс слюной сбрызгивал, вот и шёл брызги вал.

Я видел она в алом и мужиков у неё не мало, а навалом.

Это новь в алом и болезней навалом и пошёл на вал лом.

И пусть себе эта в алом катится себе валом.
Льва лом будет ль валом?

Не хватило тем пера и они писали углём и это так и называлось:
темпера.

Что эхо Клаве от ура! — какофония?
Что расстроенная клавиатура и гора, как Афон и я.

Кто ездит на «тачке», тот нравится Наточке.
На то ли нужна Натали?

И чем же осени затор устроил местный ассенизатор.

Снаряда разрыв — песком осыпает: кучу разрыв.
Что им во сне дали тем они и снедали.

Упал планер. У аллей урон.
Он сделал слабый алейрон и много было у аллей ран.

Озарили о зоре ли¬? По заре ли на позоре.
Крал по заре лис и они на чужое позарились.

Со сна пускай СОС наукой и пусть ещё стоит сосна.
От сна укай, если сон с наукой.

Где в гари мы стоят Гаремы. Горе им, а мы горим.
Но не среди горя Рим.
Гари любил нюхать гари.

Горю не говори горю. Не среди гор Рим и ты не говори горим.
Шли с гор ралли и машины сгорали.

И руки болят и нас кабалят. Зубы Васька болят и вас кабалят.

Если ноги от резинки носка болят, то они нас этим кабалят.

Дурак бес ты ж, а я — бесстыжая.
Вызови своего визави.

До нары, еле дошли доноры.
Медбрат царапал до на раме и командовал донорами.

И кому пахать дано: ары, а кому получать гонорары и источают
гонор ары.
А доноры не лезут до норы и не слышат, Дана оры.

Написали ноту до на раме и чирикают там донорами, а тут ещё
дон орами, тоже кричит дон — о, раме.

Злоба мести знает, как мести.
Природа не больна, когда цветом небо льна.

Скажи ноте ре блести! Скажи ноте до блести! Ничего не получилось к чему ваши доблести!?

И так при си, ять будет сиять.
И ля сами не треплют лясами.
Не разбавят эль фа ми, улетят они эльфами.

Ярче «до» блести от нашей доблести.
Вот пропели бы «до» б лести.

Не вредит пар усам, как ветер парусам.
Там выбираешь пару сам и доверяешь в ту пору узам.

Диск солнца жаром зубы скалил,
до боли землю искалил.
И бегемот искал ил, и скалы покоя искали их.

Беспокоил иск Аллы, несли нам иск калы, и с коала, имела два иска Алла и она выход искала.

И Скалы иск искали, и ты злобой иск икали, и он вылетит, и с Коли, и ты его укором коли.

Когда мы в Харьков прибыли, где жили, были прибыли, за них
нас чуть не прибили и живы выдумки при были.

Говори Наде, жду её, как надежду.
Не говори воде жду, а то она дождём падёт в одежду.

Зачем же тот проект, ну, что там поп роет?
Нагроможденье строек, не пасут там лошадей с троек.

То сказал не зам: — «Хуже будет низам!»
Не зам, а начальник, сказам правду низам.

И думал-думал Низами, что пройдёт низами.

А подвели его не замы, а ветры, что мели низами. Сны замы путали с низами

Льётся слов требуха — река — говорят три бухарика.

Тот раз, напомнила аз, Дора Вите, сказала: — Вы меня деньгами оздоровите!

Сажала свой Ан Дора и её приветствовала Андорра.

Две Виты. Говорили не раз Виты, что они не развиты.
Но не Дора с Витой
была недоразвитой.

Ибо Дора ходила в кофте ею, как-то раз, свитой.
Покори Дору, ходя по коридору.

Показалось не приме рыло, оно с Богом её не примерило.

Но испугало, могилу примерило и это примеры ли?
Примеры ли при Мери ли?

Говорила не приме Рима, что её позиция непримирима.

Есть, кто ест просто филе, а есть, что ест простофиля.
А вам про филе расскажет
специалист особого профиля.

К стене раз паря жался, его начальник им распоряжался.
Муж раз споря с Женей,
всё же ждал от неё распоряжений.

На базар шёл по лоскуты — видел неба полоску ты.

У! Мысли тают и умы слетают.
Никоны ни кони! И кони для них иконы!
И коны: летят с молотка иконы.

Месяц на мечети, словно мачете.
У мечети не быть в уме чете.
Выросли усы на — лице у сына.

Гордою красавицею слыла, а красавцам-то сливовочку слила.

А в ней такая сила, она к нему и села, как баба из села.

Молятся на них они, их года как скакуны.
Дни то скакуны у, ныне и — ест тоска уныние.

Профиль тру им, потом результат профильтруем.
Враки! нет ума в раке.

Зелёный профиль трава ли, или его сквозь зелёный светофильтр профильтровали?

Наши рыбачки променяли на шары бачки.
Нашу рыбочку приняли на шару бочки.

Круги Светки ведут к кругосветке.
Он и она в трущобах обитали,
и тонки, стали обе талии.

И не думали об Италии.
Изумления — изюм мления.

Облили скальп елеем, а затем сняли скальпелем.
Пьют этажи ром и залит этаж жиром.

У нас в классе по чтению и почтение.
Но дежурю на почте не я и от того мало почтения.

Эпос Калевалы — покрыли кала валы.
Задача у пряжки — помогать упряжке.

Вы Вика и Валерия ржали, словно вы кавалерия.
Ходили кавалеры и пахнет,
как после кавалерии.

Чего в облаках паришь это тебе не Париж.
Всё годно круглый год — всегодно. Всё год но, всё годно

Не знает кто такой скиф Ира, но любит напитки с кефира.
Не знает кто такой скиф Ира,
может, это этикетка с кефира.

Он всё промотает — деньга прямо тает, он это упрямо таит.

Ты замерзнешь на леди —
у неё среди лета на душе наледи.
Вот только наследи! — предупредила нас леди.

Вы ли пили? Вы лепили? Да и выли ляпы были.
В церкви лики пели или кипели?

Я деньги, на чистоту, не гатила — я говорю: — Баня это нега тела!

— А что тебе нега дала?
— А то, что я никому не гадила и о дурном — не гадала.

Пакость там — рассажена по кастам.
Видно по Косте в нём много пакости.
Пел фа босс, словно, Фобос.

Не рассказывай о себе, да, а то протянет к тебе оси беда.

Он был артистом не зная ни одного слова по роли.

И потому партизана, сколько не пороли, а он не говорил фашистам пароли.

Гало ша вам не галоша. Гало одним, а еду голодным.
Дело не в растении, а в неврастении.

Не объединить кур, сов и нет объединения их курсов.
На этот тратил идиот деньги тратил.

— Я дал шанс Соне! — признался шансоне.

Никто не скажет Яше стой, ведь хорошо Яше с той.
Как жаль, что я за ним шестой.
Упала с шеста я, — сказала шестая.

Не прись я гнуть, мог бы на верность присягнуть.
Дамы! Вы ночек моих веночек.

Вставили ей не кабель льна, потому как она не коммуникабель-
на.
Повесили кому кабель на, потому как жизнь не коммуникабельна.

А кому кабель льна? Кому кабель на, ком мука — бель на.

Костюм шёл ушить и о том забыл — став семечки шелушить.

То огни тьмы ада! Там его тамада.
Это та мадам и летит тема адом и это те мадам.

Расскажи же всё о жиже, расскажи же, когда краска жиже.
И к рассказу крась козу.

Шо вина изм — развивает шовинизм?
Шов и низ мы у шовинизма.

Велика душка — жить вели кадушка и не вводи код ушка.

Полной быть вели кадушке, быть полной счастья вели-ка душке.

Вышел наш умный на двор, на шумный.
Я звено! — сказала она язвенно.

Отдала ночь улочке и заработала на чулочки.
— «Надо умы иметь!» — пела им и медь.

Рассказ людей: «О грани чинных — ни чем не ограниченных».

Он распоряжался лотом и имел дело с Лотом.
Он знал Лота сам и владел позой — Лотосом.

В чём сходство женщины и электросчётчика?
Ответ: Счётчик как месяц, так киловатты, а женщина, как
месячные так кило ваты.

Сорт истом она вырабатывала с артистом.
Их черты хаются и они чертыхаются.

Признайся! Видел сэр ты фикцию, вписанную в сертификацию.

Не смейся с китайца! Он с нами скитается.
Что ему кита яйца! Он в клубок скатается.

Не стало смысла, когда от радуги цвета и коромысло — растаяло, как Икара мысли.

На каре мысли виснут, как на коромысле.
Даст им пульс любви импульс.

Где лишек, там много делишек.
Излишки пера и зли шкипера.

И как ослы кивают, но как ас лики воют.
На друг друга валют и всё от валют.
Шёл вора вал и всё он воровал.

А псу ждать, сколько будет хозяин с соседом вопрос обсуждать.

Мухи обсели рассказ о псе ли?
А рассказ об селе, что мухи обсели.

У маразма жуть плоть ума размажут.
Гнул раз маты Вани я это нервов разматывания.

Раньше говорили об весе закона, а теперь законами обвешаны.

Просто Тора — требует мышления простора.

Ощутил боль зам и пошёл по базарам искать бальзам.
Был зам — любил бальзам.

Пастор сказал: — «Простор» и руки простёр.
Лидок — холодна, как ледок.

Картину не то: Сельва дар дали, или Сель вода орда ли».
Или «Со льва тор дали»,
написал Сальвадор Дали.

Ты с ними делись и рассказывай куда они делись.
Рук увидела та лес и мужика, на котором Талес.

Можете вы делить и мифы выделить.
Куда те мысли делись, когда вы ели торт Делис.

Свела с ума аса соль, Алые паруса и Асоль.
А соль свела с ума Асоль.

По голове, потому что лис лыс — точки, а уши, словно листочки.

Между ними промежуточки, где кисточки мажут очки.
Вспомнили про межу точки,
вот между ними и промежуточки.

Какая великая степень у Степана если он степенный?

Наученный Степан имел научную степень.
Куда вы, куда вы расползлись как удавы?

Не то пили, не топили, летели не то пыли, не то были.

Застолбили, а кого за стол били, нажрались за сто лбы ли?

И писали про стол бы и про столбы.
И писали просто лбы про столбы.

Закон и трасты, всегда за контрасты.
Знаешь закон касс ты? Это закон касты!

Бегут по лесу, по долине рвы, как минувшей войны нервы,
потерял по доле нервы.
Нервы не рвы — ты их не рви.

Дар вина это пьянка у Дарвина, а наутро удар вина.
У, дорви, на! Виноград у Дарвина.

И мысль свихнута — где давит свист кнута.
Спина уж согнута, беги до СОХНУТа.

От тоски сохнут им нужен СОХНУТ.
Ну, мы с мата послали нумизмата.

Описать он задал были, они ними его задолбили.
Сделать он задал бетон,
теперь их задолбит он.

Как зло вышло из бутылки, как шакалы из Бутырки.
И под арию из Баядерки
они латают в избах дырки.

Ой как испоганило избу теля — браги выпивши из бутыля.

Смех попа с лам, он их послал по послам.
Отдала я пасс Тилям и его постелям.

А пасс тылом, а пёс тылом, что нашёл ты во постылом.
И пасс тылом нёсся к постылым.

Тю, лень, тю, лень! Постирать на окнах тюль лень, ведь хозяин толст, как тюлень.

От того что познал лох — был от поз налог, потому что поздно
лёг, так украшено от поз дно, что лёг поздно.

Нанюхал полоску Ани я и понял нужно полоскание.
И я оббегал пол Аскании,
ища траву на полоскание.

У, полоскание! — упал ласкание, упал искание.
Ноги бель мочит на гибель.

Принимает роды чей? Значит: будет нянчить родичей.

Породы уроды чей — спроси у родичей.
Фору дав лени я — ушёл от давления.

Вавилон — показался Ура диче ей.
И она осталась у родичей.

Я услышала у трав мат олуха, теперь лечат его у травматолога.

Примета приме та: мята примята.
При медали приме дали.

Сказала приме тали, что ей платье приметали.
Приме тали примета ли?

Распространяла группа «Расмус» трели и мы все их рассмотрели.

А может, издавал тот раз мот трели или то были, раз муз трели?
Мы без очков их не рассмотрели.

А сейчас зачисляет жизнь шантрапу всю в воровское училище.

Скучать по ком Нате, бродя по комнате?
Тореадор, игра, быки и гробики.

Кастрюля ржавая полужена. Страна увы, полужива!
Уходить прочь ли, если это мы прочли?

Диплом мата — дипломата. Дуб лом мота в костях ломота.

Дуб лома ты, а там дупло мота — надежда дипломата.
Ли мыты сверх лимита?
Зло моты вывели с ломоты.

Где бреши те, там брешите.
Ста лбами как столбами.
Вопль столбом стыл. Отомстил о том стиль.

Разбирайтесь по местам, какая помесь там.
Мазь личка — масличко.

Не зверь Женя, но кричала: — «Я тебе устрою в ад низвержение!»

Столько дерьма у тапира, что я в нём утоп Ира!
Звенит капель — весны купель.

Не понравились вопли уху, что вылились в оплеуху.
Не говори Осе бе, а лишь о себе.

— «А сатане вша я» — сказала осатаневшая.
Межа атомная — межатомная.

Мнения совпадали, к ужину сов подали — сов падали.
Какое совпадение началось сов падение.

Какие печальные глаза у коровы! Не выдержали такого укора вы.

Они так над вопросом сосредоточились, что лясы аж со среды
точились.
О, сер, чаю! А то осерчаю.

Она такая! С виду мила,
а милицию осведомила.
А с виду метель не пройдёт осведомитель.

Мы ему всевидящее око вернём, но слегка ковырнём.

Ладно — лад дно, всё будет ладно, словно шоколад — шока лад.

Хочет знать Чили, что для неё те дни значили.
Всё хочет знать чело! Что бы это значило?

Выехал на ком пост? Он на нём возил компост.
Лоб пасть в это попала лопасть.

Отелло это когда певец упитанный.
О, туша — когда певец толстый.

Той весны пора завеет и лицо порозовеет.
Получил степень — остепенился.

Что сидишь простота, что сидишь просто так?
В голове пустота и не та частота и не та острота.

Не увидела косую ость рота и потому не выходит острота.

Скажи же СКА жиже? Ела суп поста та и родила супостата.

Как стиль смерть, твой костыль.
Указ ты у касты, стоял у касс ты.
От касты услышал отказ ты.

Люди запасливы, делают запас сливы.
Сказал Тарас уркам: — Эта предназначена тара суркам.

И быть лесам, природы отдушинам — поёт дорога оду шинам и это валит от души нам.

В Союзе было всё по ГОСТ — не государство, а погост.
А погост те изучали по гостье.

Спорьте только в спорте,
оспорьте эту блажь о спорте.
Он с портье дефект обнаружил в спорте.

Землю могу капать и я, но у меня лень как апатия.
А вам пять капель накапать,
а где вы её капать будете.

Посмейся, иди с цып Лины и не нарушай больше дисциплины.

Зачем наст ругать, если пьяный успел на него настругать.

Дайте билеты мне в бабье лето!
Где танцуют в осеннем балете, после просмотра времени лета,
листья — использованные билеты.

Листья что давно опрели,
продолжают преть в апреле.
И старое, как и впредь в сенатах будет преть.

Делал проблему дядя с дачи, строил её и не давал нам сдачи.
Ну, не давал нам дядя сдачи,
но нашли его и увезли даже с дачи.

Он видел, как Отечестве своём, пророки ходят с воем.

О, с воем он рассказывал о своём и мы этот метод освоим.

Уже седина пришла под виски,
она пьяная под виски.
И где твои хрустальные подвески?

Кастро рулит, не отходя от кастрюли.
Никто за дом не ходит задом.

Не ощущает зад Ом, все пожелания за адом.
Там выпьем мы за дам, хотя не пьют люди задом.

Дано много путан Ницце потому и путаница и несёт путы Ницца.

А хочешь растирай и приговаривай: — От этого расти рай!

Свои руки не простирай, ты его прости рай, ему мысли
простирай.

Не балуй с огнём, а то мы тебя в бараний рог согнём.
С огнём мы и метал согнём.

У меня было раз влечение, из-за него попал раз в лечение.

Было в аду раз дело и довело до водораздела.

С себя, побыстрее, платье во! дура раздела, а ад не имеет с водой и раз дела.

Отдали нас валку, отдали на свалку — выкинули волку.
Годен на свалку мой, после,
как тебя назвал кумой.

Подкорки ума размокали,
потому что у маразма калы.
И во что нас раз макали, что умы размокали.

У тебя раз минус — я с тобою разминусь.
Это нам минусы — торчащие из вод мин усы.

За парком раз мы шляли о хорошем размышляли.

Там Париж ты паришь. Стоп Париж! Стопарь ишь стопоришь.

Сказала: — «Мы грация!» — вся эмиграция.
Странно, но по ней блох миграция.

Написан стих рано, что с тирана рубашка стирана, стирана и
глажена, ведь у него игла жена.

Нет конца подагре Вали — такими словами её самолюбие
подогревали.

И ты спроси об этом психа Валю, от чего пастухи психовали и что ели псы халва ли?

Вошли наши в роль попрошайничают на шевроль.
Наши врали — наши в роле, что едут на шевроле.

Эта зола той, что нашла рубль золотой и ты штаны залатай, и
во рту салат тай, и вор ту увёз за Алтай.

И облокотившись на стойку,
выпила горькую настойку.
И была пьяною настолько, что упала на стойку.

Не у стойки говорили о неустойке.
Девки вола сами прикрыли волосами.

Она спала и падали на неё не раз лучи, и я молил: — Судьба
ты нас не разлучи!

Выпали уши с тёрки у шестёрки.
Шест Йорка несёт шестёрка.

Граммом расколется, кайфом раз колется.
Скрипит виселица, чтоб на тот свет выселиться.

Модница приуныла и скромница, ей скоро будет искра мниться.

Не нужен и злу чай. Там твоё участье!
И случай счастье излучай!

Какой валюты дали раз Кате, что услышали смеха раскаты?
— Обманули раз скоты.

Вора тело — воротило, его назад воротило.
Если у ветра веретено, ведь три но, когда ветрено.

Церковь! Злоба нами вертела — тебе послушно верь тело и
креста веретена, и в это верит она.

Не бывают зубы с мехом, не заполнены СМИ эхом, но от них
зальёшься смехом.

Пусть вино не расстаётся с мехом, мы и без него заполним
жизнь смехом.

Какой валюты дали раз Кате, что услышали смеха раскаты?
— Обманули раз скоты.

Вора тело — воротило, его назад воротило.
Если у ветра веретено, ведь три но, когда ветрено.

Что тебе дали за код: — «Ира в ванной?» — верно, Ира, от пьянки, была закодированной.

У казака дыра в ванной, быть его жене, вышел указ, закодированной.

Одна казака дыра в ванной, другая, от пьянки, в голове закодированной.

Для хорошего крепления нужна резьба. Вот один и говорит:
— Была бы резьба бы!
А другой: — А зачем тебе резь бабы?

На берегу блестит салют и от грязных рук блестит, от сал, ют.

Раз бога те «ю» и я разбогатею. Говорят раз: — Бога, — те, — ем! И мы разбогатеем.

Рисовала избы та и кое-что из быта, но тема та избита, она соседями избита.
Программы создают из Бита, а проблемы из быта.

Выглянули из пара Лели, как из нашей параллели.

Ехали, а кругом по ралли ели, а кушать им пора ли — ели, а у редких деревьев листья от пара алели.

От этого аллеи становились алее.
И от осени Аллеи становились алее.

От кола той, быть бутылке отколотой.
Цели ком катился целиком.

— Васька был женат на графине.
— Значит: он был графом.
— Нет, он был женат на графине с водкой.

Дитя раз купали — термометры раскупали.
А они в краску упали, теперь ими крась купола.
А зоря в краску упала, теперь ею крась купола.

Я с ЭКСПО на ты — знаю все экспонаты.
Раз ох! Очи Вали меня разохочивали.

Не верят пабы дням и всё у них по будням.
Спёк так ли я спектакли?

Есть икон иконостас, а есть и икона с таз.
Горит восток — трахнул вас ток.

Сказал кочегар: — Дайте мне стопку величиною с топку.
Ну что возьмёшь с топки,
не выпив лишней стопки?

Эти дрова на растопку?
Этих дров так мало, что они на раз топке.

Заоблачные дали кого? А нам дали кого-то, а он живёт далековато.
А может, кому и идёт до лика вата!

Нравится Дакар Тошке, как солёные огурцы до картошки.

Вставай заря жена — экстрасенсом заряжена.
Смехом зубы Ира скалит —
рассмешит и раскалит.

Церковь! Злоба нами вертела — тебе послушно верь тело и
креста веретена, и в это верит она.

На заре ты выдала Назареты.
И столько зла зарыто там из лазарета.

И зла за Риту, и зла зарыто, из лазарета — из лаза Рита.

Не обрушится на нас раз тоска ли?
От того, что страну растаскали.

Я тебе посоветую, Алла ври и будет тебе не метла, а лавры.

У выпивки на поводку он идёт по водку.
Пи ара учил для пиара.

Прежде чем дойдёт до расставания, дам раз сто Ване я.
Если при заде ум, то это президиум.

Крась соты и будут красоты.
Мёд заполняет, а не икра соты, обойдутся без икры и красоты.

Плен ума дурость пленума, сделан вывод — лень ума.
Лена, ли ум имеет линолеум?

— Незнакомы ха! чувства им! И я над этим хохочу с твоим.
— Ага! ты хочешь с моим!?
— Была бы вода мы всё смоем.

И зам орал, и честь, и совесть замарал, ведь он проел, пропил
зам Арал.
У зама роль он выступает за мораль.

Мало точек, по которым стучит молоточек.
И лис иной ходит с лысиной.

Красивая подбила брошь Шуру обменяться на хорошую брошюру.

Ас дал лом барду и повёл его к ломбарду.

Схватил лом бард и кричит: — Пропал ломбард!
Разве с виной фарш свиной.

Меня на слове ты не рви, он копает, но не рвы и нечего рвать
нервы.
До маневра у него дрожали дома нервы.

Легкоатлет лёгкий от лет. Легкоатлет — лёг от котлет.
От лет страдает отлет.

У боксёра спросили: — Чем отличается боксёр от легкоатлета?
Он ответил: — Ну, легкоатлета ударишь, а он легко отлетает.

Легко от лета нашему легкоатлету, готов, поспать лёг ко отлёту, запас лиг котлету.

Я Тамаре ною, то Маре ною, а жену зовут то Мариною.
Говорила та Маре, то, что и Тамаре.

В зад дома рабу клевала птицу марабу.
Не дали ум арабу, его у него столько, как у птицы марабу.

Слышишь Мара крик! Слышишь Мара фон!
Это приближается марафон.

Органы за тору мстили организатору.
Устраивали ему и Асе они заторы, и все ассенизаторы.

Мол, лодка проплыла молодка.
За молодку выменял у зама лодку.

В месте в ином он обпился вином.
Мало помалу и поверили помелу.

Влезли на МАЗ урки и шофёр в облаках, отплясывал уже
мазурки.
Опять маг гнёт в подкову магнит.

Он обратился к одам, записанным кодом.
Развёрнуты пусть тотемы пустой то темы.

За тот фарватер имел ково день, что неглубок и мелководен?

Навели оба ажур поставив любому свету абажур.
Мы острим, глядя на твою ость Рим.

Возьму грех на душу и одеколоном себя надушу.
За наркотик не слезешь с нар котик!

Она пускала нагло дым и мы её за то нагладим.
На радостях свистнули народа стяг.

Мужчины на беду курят — потому и бедокурят.
Там листья жгут и лиан связан жгут.

В тепле дом, но укрыт ты пледом.
Натёр, морду Том, ему натюрмортом.

Имел очи, но его заблудили передряги и мелочи.
Не разъедает мел очи,
их колят обидные мелочи.

На свою посмотри на рожу и увидишь кого нарожу.

Чёрт вверг нас в хаос в четверг.
Напою я песню от напоя.

Всё на поясок, я привяжу флягу, где напоя сок.

На суп Лена смотрела насуплено.
Для козявок в носу плен и оттого он насуплен.

У Маши анально вылетает звук машинально.
У Маши настроение говорит про машиностроение.

Не из того тома вы читаете так неистово.
Он читал неистово, но надо было читать не из того.

Часто не от ложных слов появляются много дел неотложных.

Слезами платье, среди ночи, не мочи, всё равно немы очи у немочи.
Летит болид и не болит.

На черта ему полёт, когда он поле полет и огород его полит.

С ним алый и не малый, но нем малый.
Нет необходимости и ты не обходи мосты.

И девки всем им говорят: — «Ты шут! Какой ты выберешь
маршрут?»
А он поёт им марш Рут!

Открывая уста, вы читаете уставы?
Вычитаете у ста вы и крутили ус то вы, и уснули устав вы.

Есть в книге такой раздел, где описано, как он её раздел.
Не было раз дел и он прочёл весь раздел.

Раз дело дошло до раздела, то она его раздела и в пух и прах
разделала.
Пасту Хам отдал пастухам.

Зелья сколько удав лет варил — пока Адама удовлетворил?

Если масса брутто 70 кг, а нетто нет, это не значит, что груз не
тонет.

Он позавтракал колбасой
и наступил на кал босой.
Налетела сов рать, особей семь, чтоб не соврать.

Мы дали променяли на медали.
Хороши нам и дали и забот они нам и дали.

Давал учить по рядочку и наводил порядочки, если не выучила
— поря дочку.

За пращу я вам прощу.
Дал за пращу пива не я, и не голосовал за прощупывание.

А он себя тем тешит, что доски в коридоре тешет.

Мы им устроим — подстрижём ус троим.
Во что только не рядится неурядица!

Я залезу на пагоду и уж сделаю погоду.
Узнавал он погоду и там сидел по году.

Какие только позы не бывают: капал огород по за домом, стал
пописать по за дубом, луга заливные по за лесом и т. д.

Не чуди сам, ведь ты не веришь чудесам.
Все грани художественны, ведь худо жест Вены.

Клоуны смешат и хотят всё смешать.
Мысль изложена, что ложь и зло жена.

Смотреть приду ралли в Предуралье, при дура ли в Предуралье.

Каламбур для детектива: Валялись органы за ванной.
Это налёт, организованный бандой организованной.

Не понравились пажи Вале — они свои воротнички пожевали, а
их стирать пришлось позже Вале.

Мы её главенство признавали
и оставили приз на Вале.
Мы её призвали и отдали ей приз Вали.

Остров Капри — зной.
Да не будь капризной!
Ты знаешь остров Капри из, ты знаешь его каприз.

Остров Капри зная, ты знаешь публика там капризная.

В застой мы были продавцами обвешены, но уходили с
магазинов сетками продуктов обвешаны.

Беспокоил не ус Тайку, а то, что не уплатит тот неустойку.

Скажи папуле, что он соскучился по пуле.
Ради кала жизнь радикала.

В Оби дно не видно, то же и Невы дно.
И не вы доехали до Невы!

Главное это не счета, а что вокруг нищета.
Пусть так это пустяк.

На небе швы скоб — заря снимает с Кобзаря.
Сказал Якоб: — Заря не для Кобзаря.
К обзору кобз ору: — Не хватает правды Кобзарю.

В те леса ушла лиса, там раскормила телеса.
И он был в теле сам и ходил в те леса.

Трубы, обе с печи Вали тягу обеспечивали.
Сквозь волоса укусила вола оса.

Недостаток у лечения, есть в невежестве врачей уличение.

И простынь низ послана, и она Богом ниспослана.

Святые мочи ты не мочи.
Её бог Аттила она его обогатила.

Оба Яне говорили о баяне.
На предмет обаяния говорили оба, я не я.

О, блаженная Россия матом обложенная.
По земле замёрзлой, он производил замер злой.

Чукча рассказывает о пантах, о марале, а европейцы о морали.

Волны морские об мол вились, и не о чём не обмолвились.

Обман чаевые — деньги всегда обманчивые.
Обман это ложью обмен.

На пляже ни души и никого там не души.
Говорил маг не то, я крутил магнето.

Думала об жаре Вала, когда котлеты обжаривала.
Если вкривь ветки, то это лапки креветки.

Но не верит кобра азам и ни коим образом не ползёт к образам.

Куда возили сор Вали и как на нём куш сорвали.
Ваши принц цепи это принципы.

Фотография кем-то обрамлена, а на ней Абрам и Лена.

Полезно по рою бить слегка порою.
Это сны жены, про то, что цены снижены.

К образам притронулась кобра зам.
Уза бора сидит у забора.

Пропало слово, пропало слово вовсе,
словно шиш в овсе.
Ты представляешь: Мы не лежали вовсе, а барахтались в овсе!

Блестит декольте от стекляшек и трётся от жира стык ляшек.

Рыбная река Обь есть, но любую реку можно объесть.

Снабжу общества ошибок культурою, и подсуну мозги, как культю рою.

Такие вот повадки: в магазин по водку все идут на поводку.

Характеристика паводку — наплыв в магазин мужиков по водку.

Заря бати Вани и денег зарабатывание.
Обуза данная нами обузданная.

Одну, они жуть, до другой нижут.
Смотрите! О, горе дитё! Его огородите.

Мамаша его родила, и такое городила!
И от забот его огородила, и это видно горя дело.

Казна мена Вали, так победу ознаменовали.
А в чина была хорошая овчина.

Смотри до предела, шевелюра пап редела.
Мед. узы — страшнее медузы.
А на зеркала Анна зыркала.

Хорошо тужурка смётана, но жаль на ней сметана.
И тебе не под режим крылья подрежем.

И сколько дадите вы наград, чтобы спасти виноград и чтобы
повлиять на град?
На Китеж град идёт град.

Показывали позы вы, а у мужиков пошли любви позывы.

Находился он у мер. У, мэр! Чтоб ты умер.
Подняла пара вой, как сигнал паровой.

Это вора мир, это вора чай, а ты думай и головой ворочай!

Он присягал на верность трону и сказал я тебя трону.
Хватила ума «трону»
вложить член у Матрону.

Он сказал, раз умное и все подумали, что будет правление
разумное.

Пот Рио там пускает патриотам.
Гимны по трио там распевали патриотам.

Опять трио там поёт патриотам.
Осла бивал и не ослабевал.

Кто заставит нору шиться, если, что нарушится?
Они в нору ушились и балансы нарушились.

Сказал кто «ме»? Это тот парень пришедший к Томе.
О, то мы — ушедшие от Томы?

Фан Томы излучал фантомы.
Вошла в бар ряшка, в виде барашка.

Барабашка это в баре башка.
У зама ряшка — замарашка.

Нам эру променять на меру и не надеяться на мэра, который
откалывает номера.

Но меру отдай номеру и быть номеру, приклеенному на меру.

Отколол он номер, но мэр стоял у мер и умер.
Он выкинул номер — загадил гостиничный номер.

Но меру он не даст номеру и не укажет нам эру.

Крестьянин садит хлеб, горожанин садит ток, а милиция того и
другого садит.

Её проводив я узнал права див.
От прав див станешь ли правдив.
Её, от прав, ты в ад отправь.

Воткнул не теперь я — в шляпу не те перья.
У дел есть свой удел.

Быстрее можно простыть, чем боссу глупость его простить.

Знаешь здесь, не ты проще, не я, чтобы просить, за всех, прощения.

Спокойно спи ранью, коль не увидел сон с пиранью.

О, суров встретивший осу ров.
О Суворов вывел осу воров.
Я воров видел у яворов. Я вор не скажет явор.

Я от Рины как от огня отрину.
Марали нас марали. Мы серы как маралы.

У марали — ума ралли — ум марали, ум орали.
У Макрона ума крона! У мак рана — ума крана!

Один о, чек от одиночек! Ад и ночек у одиночек.
И был он большерот и ощущал боль широт.

О, гнида! вольна и тушить огни довольна.
Матом гни довольно — сказать гнида вольна.

Что говорить про козу, когда надо лечить проказу.
Для его имения придумал имя не я.

С воем, он рассказывал о своём и этот метод освоим, и
предоставим ось своим.

Что смеяться с тати с тиком, что над глупым статистиком.
С тати стыки делает статистика.

Может стать причиной горя стать. Ведь не справится стать с Тать.

Привезли с Анголы их и присвоили сан голых.
С Анголы я и у нас имеют сан голые.

С Анголы мы — быть, получили сан голыми.
Быть получили сан голыми, потому что с Анголы мы.

Эсты рады традициям эстрады.
Трудная есть страда наша эстрада!

У маг шныряет в умах и рада эстрада, это ума эстрада у магистра ада.

Рассказывает одна проводница другой: — На станции воду
заправляли и эта проводница кричит заправщику.
Другая перебивает: — А кому она кричит: — «Заправь щеку?»

Ради кала жизнь радикала. И он рад — дика Алла.

По ленце не перепилил поленце.
У него была ленца и он не изучал закон Ленца.

Бьётся в слезах о пол Лена,
а полено чёрное опалено.
Может, споткнулась о полено и ушиблена попа Лены.

А может, вспоминает попа Лена.
У папы Лены все дрова попилены.

Подвела попа Лену за то, что таскала к другу по полену.

Но к весне сказал папа Лены, что, все дрова попалены, за то
бита попа Лены.

Там страда, не я сказал, страдания.
И Дисней сказал: — «Иди с ней».

У Вити сан на камне вытесан.
Об том он рассказывал оптом.

Мороз то сковал и то сковал, и народ тосковал.
Сокращённо: кулич — культ личности.

Видит око Лины — красна листва.
О, калина! красна, как раскаленная окалина.
Растёт калина, где оставила кал Инна.

По требе тёк пот ребе.
Матом мы гнём и глазом не мигнём.
Общества мы гнёт и оно глазом не мигнёт.

Ты сюжет сними, что мы были с ними и одежду с них сними.
И они были с нами,
и это казалось нам снами.

Освободите обечайку и мы нальём для вас чайку.

Ты только выпить обещай-ка,
а ну, давай, не подкачай-ка!
Ведь на деньгу не падка чайка, так научила её полка ячейка.

И смеялось зло с частного детектива злосчастного.
И зло мало дров изломало!?

И зло — мало, а скольких изломало!
И я из зла маюсь, от зла изломаюсь.

Не надо и злу чаю я итак его излучаю.
И случаю я улыбку излучаю.

А эта дура сыска, пьяная как сиська.
Какую выгоду имела она с иска?

Какая нора в Нине изучал я на равнине.
И где нора вне — изучал я наравне.

Он доставал суд иском — потом и потом остался с компотом.

Прилетел камушек с ком,
потом он разбил чашку с компотом.
Выходила боль с ком, потом и капала в чашку с компотом.

Чтобы такое хорошее исполнить, чтобы душу радостью
исполнить.

О, берег надежды! Ты меня оберёг и камушек твой для меня
оберег.
И волны шуршат о берег, который в сердце я берёг.

И тот берег, и те берегите. Я бы рог твой берёг, мой берег!

Бал ласт это дураков балласт.
К утру, пика торчала у трупика.

Знамя спас оба, не зная другого способа и его благодарила
знатная особа.
Он спас особы — зная способы.

Мало одного куста вам,
что придираетесь к уставам!
Ходил ВИЧ и с Леной, мною вычисленной.

Это беса проказы но, не говори мне про казино, ведь от этого нет
прока Зина!
Это проказы но, они про казино!

Не видала козы Инна, видала следы клея казеина.
И молилась козе Инна: — Дай кусочек казеина.

К нам биндюжников приходили те сто, но мы с ними не смесили тесто.
И то сто голосили от тоста.

Не писали с ними теста, не строгали тёс то и у них не было тестя.

Мёдовый месяц — дней тёк сто и не было, про то, слащавей текста.
Сказать, цель текста — за, что мёд тёк с таза. Мёд пот экстаза потёк с таза.

Что прибавили те к ста, что получили много текста?

Альпинистов та скала на себе таскала.
Её тоска ли и её таскали.

Люди так завистливы, что над пропастью зависли вы.
Помои зови слив и язык, что так завистлив.

Расплодили зависть ли вы, потому, что сами завистливы?

На водных соревнованиях показывали брас лётчики.
Но их обыгрывали воры браслетчики.

Головы трон — шея, шея повернула не туда, вот и голова торчит из траншеи.

Что осталось позже вала? Щепа, что волна пожевала!
Так сказала, там пожив Алла.

У него была вина, он был падок до вина.
Боль льва на того болвана.

Кому дает судьба полежать, а кому поле жать.
Верь, ты не верь, ты, а задом не верти!

Ла-ла-ла пой, но не лапай.
Языком не ляпай — унесла Неля пай.

Она за обе щёки умела, это делать она умела.
При Коле приколы на приколе.

Дождик забор мочит, пьяный забормочет, он ведь тоже забор
мочой мочит.
Разве о, бор мот? Его мотает ветер обормот.

Ветер хватит бор мотать, ты то завоешь, то станешь бормотать.

— Разве это дело о, бор мотать? — спросил обормот — тать.

Она воскликнула: — «Он так накачан и голова его как чан!» — он
доедает тот кочан и ним утопленник откачан.

И она откачана, ну прямо там от кочана.
Она писала, что ела Анапы сало.

И что сказать о написанной, я не видал Анапы санной.

О ком познакомился и с оком.
И вот синяк есть поговорить о ком.

В нём души вы же Маня не чаете!
Так чего ж вы жеманничаете?

Вид раны, когда куски выдраны.
Страдает вид ёлки от искусственной выделки.

При его виде ржу! Ой, я не выдержу.
Кому она дары дала и вечер дорыдала.

И я чего-нибудь затею вам предложу ту затею.
Не на кал дую вот и не на колдую.

Всё вокруг полно весною и жизнь станет полновесною.

Пал навес Ною! Хороших дам полно весною и жизнь станет полновесною.

Выделял и зоб брожение, такое было изображение.

Говорит ли за кончину либеральный закон чину?
Крышка заколочена и всё то за коло чина.

И искал её муж чина, а её искал тот мужчина.
Уже пробка свинчена, так какая с вин цена?

Оби дело его обидело.
Ох, имеет и пыл Юля, для неё у меня пилюля.

Собирала пыль Юля, с неё будет, для неё пилюля.
Да, то была пыль июля.
И Юля не дожила до июля.

Ни зоря, ни ночка, а встаёт эта Ниночка.
Козе ром тёк, так озером.

Надо ли вопить — хочу выпить!?
Предание преданию предания.

Что за люди в этой рясе — дело может быть в крепкой росе или в Тараса расе, или во лжи — болота рясе.

Чтобы сразу умудряться — с кем-то надо уму драться?

Бросило небо жары совок, специально для зарисовок.
На зоре суета зарисует и та.
Не будет заря ждать и идеи зарождать.

Летела на заре совка, чем не зарисовка.
Вспыхнувшая зари нить надежду может заронить.

Заработал за щи плешь,
теперь любого защиплешь.
А мы за щи с чаем Родину защищаем.

Получил за щи тишь, теперь диссертацию защитишь.

Честь на ком, словно на горбушке стыд, намазан чесноком.
Чёс на ком воняет чесноком.

А приехали из Коми тут искать искомых и с Коми иксами едут и с
комиксами.
Комик сам предавался, едучи с Коми, иксам.

Но не пил он урин боялся нанести урон.
У Рины он не пил урины.

Но его клевали со всех сторон, ему, сто крон, одолжил сто Арон; то сторона и сто Арона.

Он был настолько её предан, что был ею предан.
Расскажи про дали — как страну продали!

Не нужен кнут раз телеса икнут.
Завяла и кала, хозяйка когда икала.

В обществе ошибок, можно: состариться и в мусоре — лет со ста рыться.
Что лучше быть стараться и достичь того нам старца?

Да что там стараться, чтобы искать, клад с тары отца!?
Толи вам нужна дворца дверца
или дверца от ларца?

Или искать пользу с тары отца, или взять суму и Ситар отца.

Сказала дочке мать: — В чистоте яви плиту и я тебе вертушек
выплету.
По ковру выпь летает и такое выплетает.

Рада выпь лету — я вам такое выплету!
Им перья как империя.

Хорошо ощущать спектакля накал, но плохо себя ощущать,
вступив на кал.
Он намекнул, что стоит намёк нуль.

У ков арен, то спуд коварен! То ворон испортил товар он.
Пот отвар арен в труде отварен.

— Ты слышишь шу-шу-шу там?
— Да мы все идём к шутам.

Он не знал, что добавить к азам, но знал, что сено нужно козам.

Сахарозы не хватает глюкозам, а иглу с прививкой козам.

Зуммер замер и производи замер.
За меры пройдут прошлые замеры.

Они за Мери произвели замеры. Его меры, а в глазах Гомеры.

Зыбь Косте даёт ощущение зыбкости.
Раскормили азы б кости и не восклицали б о зыбкости.

Она заканючила: — Я закон учила! А какие достоинства у чела?
Ум у чела, но дурость ум мучила!

Хороши тем ноты, что не боятся темноты!
Это нечисть ей перья не чисть.
Не чисти перья нечисти.

Злоумышленно, зашло зло у мышь, ленно.
Где макала ус тать. Что так могла устать?

Что говорят о Мэри концы или американцы.
Я звал Ивана — язва Ливана.

А что говорят в кругах ныне и как относятся к руганине, эти
самые из круга Нины, что говорят: — «Искру гони Инне!»

Монетку вор ту, спрятал во рту.
Рясу Моне тку, а он даст монетку.

Привычку вора ту узнавали по стоячему рубахи вороту.

Ворота закрывались при помощи ворота. Во рота ловила вора та.

Не вижу сна в этом, как мне справится с наветом.
С наветом подлостью навитом.
Разве новь в этом? Навет там!

Он, не мог быть долго, вне от ложки и переел и увезли его в неотложке.
От дурости а не от ложки приезжают неотложки.

Говорила Тома рою, рою я с Тамарою и совесть ста мараю.

Я то мараю, и то мараю, раз сто мараю я с Тамарою.

Но увидела дракона и без ума от драк она.
И в три кокона это в трико она и была игра в три кона.

Изо Бретани я вижу изобретания.
И забрит тенью на славу изобретенью.

Эзоп при тени я и мои изобретения.
Дело жило, на лапу где вложило.

Было плохое изображение и получилось оттого у Изи брожение.

Кому нужна икона «Писец!» и кому нужен её иконописец.
Не нужен иконе писец, ей нужен иконописец.

Панику сделала из ничто жена и изничтожена.

Ешь икру ты ли, когда тобой пренебрегли и крутили?
И в крынке к рынку привёз икринку.

Заелся икрою вот матом и крою.
И крут ты, ешь икру ты.

Серьги при беге трясут мочки, а в руках хозяйки три сумочки.

Не выдержали серёг замочки, дёрнул бандит за мочки.

Темочки на те мочки, наденем на день им всем тем очки.

У исцелителя выпало из цели теля.
Ваши призывы, а наши призы — вы.

Ор гони за тор, слышь, организатор.
ИО низа тор — ионизатор,
ион и затор готов ионизатор.

Она приходит в семь, она владеет всем.
Она забрала всё у мамы и владеет нашими умами.
Вы хоть видали, что выдали?

Пересекал он поле там и сед он был не по летам.
Я видел, поле там отдаётся полётам.

Его засевают по летам, чтобы не пустовало поле там.

Вша Мане, казалось, бегала в шамане. А шаман бегал ша, в Амане!
Как вша Амана оказалась у шамана?

Шум, множа — шум ножа.
Вера дала ум ножа им, мы верой горе умножаем.

Не носил пояс Ной и по погоде, по ясной, схватил радикулит его
поясной.
А я с запоя с ней, а ну запой ясней!

Ищут что и с куч чище, а это уже скучище.
Я зубы полоскала, теперь смеюсь на пол оскала.

Нам и грамота, как игра мота.
Не пей грамма там — отдайся грамотам!

И увидели мы чело, оно сначала мычало.
Яны чары — продемонстрировали янычары.

Мужик был простоват и думал про сто ватт и попал просто в ад.

Может сон прояснится ну,
не может же сон про «я» снится.
Я думала, я думала, что у власти яду мало.

А ему налоги и из иммунологии.
Видели в поту Нелю, что шла по туннелю.

Чисти леща и не вспоминай чистилища.
Земля не сутки рыта — земли несут корыто.

Ты мне судьбу не прочь ту! Я не прочь ту, но книги жизни я с ней не прочту.

А вон зари полоска Алла и Алла криком: — Зоря! — всем мозги полоскала.
Как утром ранним, тот муэдзин, с улыбкою, в пол оскала.

Спорит до слёз конгресс перепрыгнет ли конь ГРЕС.

Спутана сетями с пут она! О путана сетями опутана.
Спорами и диспутами — разберись иди с путами!

Не красила полов Инна,
но краски исчезла половина.
Снесло пол овина — осталась половина это Пола вина.

Отдан идеал листам и идеалистам. У кого идея лис там?

У идеалистов божественная идея листов.
Иди, а листы палят идеалисты!

Идея льна — всегда идеальна.
Идея листа из фиги у идеалиста.

Наша техника насилует техника.
Цыплят нам за крыло цеплять.

Ты душу из меня ешь, когда изменяешь.
Спутана сетями с пут она.

Блажен цветами вазон и воздух превращается в озон.

А все зоны превращаются в сезоны, и всегда все за они.

При бриле Иан ты сверкаешь как бриллианты.
Кара Симы, что у неё караси мы.

Люди землю обживали всё что могли — обжевали.
Боль тушке доставляли болтушки.

Сделала вираж Женя и пустила выражение.
Лица выражение после выражения.

Буквальность это когда Валя бук валит.
Сгнила буквально ость и это буквальность.

Сказала Броне Вика: — Мы памятник создадим с броневика.

Как его угораздило — раз дело его, у гор раздело.

Сомнений прочь тени у меня другое прочтение и другое мнение
про чтение.

Земля не сутки рыта — земли несут корыто.
Пьяное ушу та, было у шута.

Надо верно поступить — не положено посту пить.

Но кто-то начал пост тупить, ведь что-то надо посту пить.
Стою на посту, плюя.

Да, так и поступлю я.
Правильно я поступлю, если на службу поступлю.

Впитывает дым душа-губка, но много дум душе душегубка.

Флагом водружена! Вперёд вы, дружина!
Увидела выдру жена и это угроза ведру ужина.

К личку надо кличку.
Защита Анны засчитана, ведь спряталась за щит Анна.

Много отдано ролей народу!
Всё то, что написано у него на роду.

Я близь Иры прошёл для блезиру.
Приз на ком признаком, приз раком ползёт призраком.

Конверт выслан мне с Канн Ирою и я его сканирую.
За то с Канн он вернулся затаскан.

За стакан, за сток Канн сражался истукан им асфальт истукан.

Каннский фестиваль, что конский.
И стук Канн исполнит истукан.
У, питон! Как он упитан!

Вы видали блажь жены и при этом они блаженны.
И вы зрели, как яблоки зрели и вызрели.

К образу да! боялась кобра зуда.
Слов к роли не знают кроли.

Небольшая недостачка — кубометр не досточка.
Успокаиваться надо стачка!

Успокаивать надо стачку — вывалить ей денег с тачку.

Собирает розы Гриша, эти розы розыгрыша.
Ну, Лёвку подстригли под нулёвку.

По подсчётам, по моим, мы быстро то, помоем и сдадим помои
им.

К ней симпатию он ли питал, что смущался и лепетал.

Но сколько не отдано народу ролей, всё равно народ дуралей.

А это не тоска ли, когда такие мысли вы в голове таскали!?

Летала до зари совка, вот и зарисовка.
Проводница не оставила до зари совка, вот зарисовка.

Мы правеем и всем мозги провеем.
Дни недели, на плохие не дели.

По правилам языка можно ошибки править.
Но как не сделать ошибки царю
и праведно править?

Я увидел дно первой рюмки, потом второй рюмки.
А на третьем дне вник в твой дневник.

Саны и сани. Санами с санями. Се вера — севера.
Сэр вера из сервера!
К серости причастны и ксероксы.

С католицизмом скота лиц измом. С католиками и скота ликами.
С католиком со скота ликом.

А вот и Форда морда — дурацкая орда. А может то врач ЛОР да?

Марионетки не без корда, вышагивают гордо, подобие лорда.

Лакают то Бордо, а в общем, всё бурда — глотнули видно бур, да!

В хоре: о граф и я, такая хореография.
Но гаммы он выстукивал ногами.

Он портил дерево, он делал нарезы у коры и не мучили его
совести укоры.
Кори, не кори-то натечёт крокодильих слёз корыто.

Что-нибудь дари с овала и она к овалу рамку ковала и цветы
дорисовала.
До риса Валя огурцы дорисовала.

Винить надо не барана, что зияет неба рана.
Бесу, ибо дался, потому и бодался.

По донкихоту представляют подонки охоту.
Энергия лучистая и поглощает лучи стая.

Донесение сделал донне Сеня и она доносила, была у донны
сила, и она сына доносила.

Композитором он ли стал, после того, как библию полистал.

Умеют бабы наши петь, а могут нашипеть.
Долго не вози по нём ножку — хорошего по немножку.

Мальчика в пивной споют, пока они песню споют.
Верди! Кто мы, со своими вердиктами?

Он ножовкой делал пропил, а потом её пропил.

Видел у тех налоги я — обмана технология!
Пахнуло из зада как из ада.

Передайте перстень вы Лиле, мы его сегодня вылили.
Я не прочь ту, я её за ночь прочту.

Баба может бесу давать и с ним беседовать.
Это не жнива без белья нижнего.

Из пачки ли вас в очереди испачкали?
Дома гни та матом до магнита.

Суточки сбежали водой с уточки, сутки сбежали водой с утки.

Люди ли куют, когда ликуют?
Они мир марали, своими идеями морали.

Давай быстрей его задраим, чтобы не казался зад раем.

Пока траву смели на силос, по улице пыль носилась.
С запоя снится фляга за поясницей.

Вот услышал вопли ты — явился дьявол во плоти.
И говорит: — Свою ты сущность воплоти.

А потом за полоть полоти, плоти и это вопль плоти.

Ребята с мастером отношения углубили — они его в углу били.

По долгу лёг под Ольгу и лежал подолгу, а я его подолгу.

Ты письмо отошли, а мы в сторону отошли.
Этот ручей, не уже ли?
Перепрыгнем неужели.

Она стояла у газона и говорила это Чавеса Уго зона.

А у этого вазона вновь разбила ВАЗ она.
Не знала азы она и о вреде озона.

А кому надо спеца, чтобы спеться.
Спецы и любят специи

Разговор о работе, о бывшей: не завести абы вшей.
Помощь оказали ли тем, что око залили?

Фи! Ирма! Это твоя фирма?
На падение Петра отменили нападение.

Вы сходили в магазин, посмотрели, поди, шали и воздухом, за
одно, по пути подышали.

Нравится Коле Зея, потому что он не видел Колизея.
Коллизия — течёт коли Зея у Колизея.

Дверь, однако, закрывая, вошла одна коза кривая.
От Руси костюм от труси.

Смотри на глаза у жены, они нагло заужены.
У вечности столько увечности.

— Счастью, где виться? — спросила девица.
— Где лица хлебом будут делиться и счастью есть, где литься.

Раз до ста ли меня достали,
неравнодушен я до стали.
Но хорошо бы, чтоб они отстали, а то уши мои устали.

И устали повторять уста ли, что слишком серый цвет у стали.

И всегда бойка от лажи она — сатаной отлажена.
Закричал кок орда и пропала с шапки кокарда.

Суть неизменная, только низменная.
Из парчи но все испорчено.

Сказала та: — «Верну таверну!» Как верну я слов каверну?

В носу я пальцем ковырну, в реку, в цепи оков нырну.

И смеюсь я с ослов, и смеюсь я со слов.
Целитель больше в карман целил, чем целил.

Добилось цели теля, попало, навозом в целителя.
Он задался целью, теперь я его от неё целю.

Вы брюки те шили — они меня тешили.

Со всеми с кем постели вы слали с Союза кретинов выслали.

Тех, кто концерты Пресли давали — в Союзе как десидентов преследовали.

Правили Демонами, где кнутом, где маннами.
Стали от доз демонами
и жёны пали Дездемонами.

Вышел в сени я, это всё не я. Замёрз от инея и не я, и не я.

Песню спела сноха ту: — «Кому сна хату!»
А деньга пока накопится
уйдёт к чёрту на копытце.

У Толи жажду утоли.
Раз азы ищу, всю науку разыщу.

Мы устали от затей наших зятей.
Нам ас исполнил намаз.

Он секрет жил тая у него борода жёлтая.
В какую проще лигу просунуть прощелыгу.

Поп речистый читал молебен по пречистой.
Искали по ризе от ножа порезы.

Какая сила у глашатая он идёт углы шатая.
От этого и Глаша тает, и что игла ша! таит.

С ночи Алла начнёт сначала.
И что бы это означало — имеет аз начало.

Начальству в угоду дни чая и я начальству угодничаю.

Девице трепал мочки, в тени, где росли три пальмочки.

Шкура с пятачки размером с пятачки.
Наверно нули мир навернули.

Он сказал: — Отдашь долги тарой и по голове дал гитарой.

У вас араб бел! Что араб ел, что оробел?
Рычат дворы издавая два ры.

Он пил мёд с гор, ел, от него чуть не сгорел.
Низ гор ел, но не сгорел.

А что мусульмане мусолят Мане?
То же что и христиане Христе и Анне.

Вижу цель льна я — простынь цельная.
И худой ходил с их удой.

Любовь мир пока питала, всем дала по капиталу, по Капиталу
Карла Макса.

С подругами под ругами.
Бело очкам и прыгать в них белочкам.

Умри ты! Но не поймёшь ум Риты.
Чист Вова ли!? Что его чествовали?

Не открывай уста Вов, для уставов.
Не три совы — сказали: — Нет риса, вы!

Не переносит чех орду и эту чехарду, говорит: — Учи хорду и не
превращай урок в чехарду.

На чеха ли вы все начихали.
Да! чехи они падки до чехони.

Вас собратья хотел собрать я.
Учи! С тюля, повесила портьеры чистюля.

Но живые не переносят раны ножевые.
В цирке Ларка визжит как циркулярка.

Ты только её задень и не управишься за день.
А, день! Так ты туфли одень.

Я достала — много яда стало.
Можно ли принять за умную речь заумную?

Рас ты с ними, то сними. Видим то сны мы!
И рамки стали тесными.
И вот те с ними нахальством теснимы.

А вонь тюрка — была его авантюрка.
Иди ала покажу тебе идеала.

Зло прорастает по крупицам по зернам и даёт знать позор нам.

Волком все мы выли ли! А ему памятник вылили.

И дикарке сказали: — Иди к арке, а дикарка сказала: — Иди каркать!

Коротка где ночка, там не до денёчка.
Дина мыта вместо мыла динамитом.

Варево казана ново и у него пасся Казанова.
Указано вы прихвостень у Казановы.

Для генерала он был денщик, а бабам — ночник.

Зовет и диабет — есть иди обед.
Арин га у тебя для ринга?

Имела Дора стать, что стала салом дорастать и кем может Дора
стать?
Око Яной подбито окаянной.
Ругаться не смей, ведь ты не змей.

Ложь чины шла с лощины.
Ложью мысли их лущены и не замечали в кабинетах луж чины.

Пара к осени в барак осели. Порок — оси ли перекосили?
Порок вздымался как парок.

По року и быть пороку.
Не надо око року, чтоб отдать предпочтение окороку.

И упал в Оку рок как тот окурок.
Елозит паклей о курок и уходит в Оку рок, это будет как урок.
Распространяет каку рок.

Счастье вор куёт — над воровкой воркует.
Пришла пора жать, урожаем поражать.

Иная женщина не только красотою поражает, но и СПИДом.

Открой же Боже с воли очи, посмотри, что наделали сволочи.
ДНК не мой сей, ведь я не Моисей.

Про стоки пишут простаки.
Простаки — рыла лица или просто кириллица.

С утра ба! Рано звучала сутра барана.
Сну утра выпорхнуть с нутра.

Не услышано за стонами, что куплено за сто нами.
Раздаются почести разве по чести?!

Листок от трепетания получал три питания.
О, дни — кругом мы одни.

Ты ласку в глазах прочти
и гибель мне не прочь ты.
Ведь жить со мной не прочь ты, да пошла прочь ты!

Утро чина ним утрачено.
Он с камней курган сложил, а народ о нём песню сложил.

Когда проблемы возникнут, пусти против возни кнут.
А сирень-то дробиться как Аси рента.

Изба в лесу от голода избавь лису. Не может изба виться, чтоб от дыма избавится.

Должен быть при личности оклад, хотя бы для приличности.

В Никосии там ни косые.
Вдова ль наплакалась вдоволь?

Не человек, а бес ценится,
если жизнь обесценится.
Надо Дора жить и жизнью дорожить.

Польские монетки с орлом,
все равно, что сор, лом.
Сказали вы раз тёте, что вы растёте.

Горем убит горем.

Люблю я дам травить ядом.
Я думала, что им яду мало.

Я дам им рюмку с ядом, освобожу от них я дом.
Ума тематика у математика.

Утром бы не превратилась кровь в тромбы.
Где вы утром бывали, там траву утрамбовали?

Жизнь как сопляк она, что людьми оплакана.
Не видал сопляка на, от сопла кона.

Обсоплил лошади сап локоны.
У сап кони их! и он у рам усоп оконных.

Правители народу песенку ту пели и признаться, многие от неё
тупели.
Нет выше бала работы вышибала.

Это наши ли дерьма нашили? Вертятся, как вошь на шиле.

Водочку пока пей-ка, никто не скучает, пока по копейке.

Зоя выла, так о себе заявила.
Крутит интригами винт три гаммы.

Шёл в ДК Мирон смотреть Декамирон.
Надо мозг напрячь — моя сказала на прячь.

Не надо нам и силы и так бока намесили.
Вор Онежский стал Воронежский.

Что они им раз ввели, что они антимонию развели?

Смеялся вор с Инки, что у неё на груди ворсинки.
И наелся вор синьки.

Говорят шерсть овцы не — дешёвая, а в цене.
Раз скоты — голос как грома раскаты.

Икра с Камы отливает перламутром и красками.
Ты можешь! Слово доезжать до е сжать?

Девки того не ждали, чтоб их в избе жали.
И наказания избежали, ну нет в избе жали.

Не надо матюги в избе гнуть, этого можно избегнуть.
Раз в избе маты гнут и зла не избегнут.

Россия это материк, где раздаётся матёрый рык.
Сын оптики пошёл в синоптики.

Мир одно гадок, уже нет одногодок, а люди одно гадят и в душе
холодок, вышел с холла док.

Нечего на най дуться и другие инструменты найдутся.

Лов качать у ловкача. Уловка чья, у ловкача?
Когда зам рот твой замрёт?

Ум разов — ум розов. У мрази нас ум рази.
Умри и азы, Ум и ризы.

Он попрыгает пока поп рыгает.
Им патент выдавали? — спросил импотент.

Было бюро — икра там выдавалась бюрократам.
За губы ли загубили.

А Наталия мужиковата и напоминает Анатолия.
Не поп ёж, от него греха не попьёшь.

Кричат ура! рту в царстве Урарту.
За перлы вас в камеру заперли.

Как тебе та, что родом с Тибета. Вот та беда, вот тебе да!

Она не знает обета и ни кто не знает об этом.
Что она не знает, где альфа, где бета.

Ещё б эта не знала и щебета.
Смеялась с тебя та, что родом с Тибета.

За бликом побежал луч зябликом.
Зябли лики, как зимой зяблики.

Получен неуд Аллой такой неудалой!
Была не Уда алой, а Алла неудалой.

Брызнула вода с жёлоба и пришла жалоба, что не чинят жёлоба.

Она им пальцы жала оба и пришла на неё жалоба.
Ведь были полны жал оба.

Асфальт каблуками истукан, на то молча глядит с портрета
истукан.
И стук Канн исполняет истукан.

Он горяч, как сам огонь. Это верно самогон.
Всё сам мог он и варил он самогон.

Станешь ты как сам огонь, если выпьешь самогон.

Руки я простру ночке и ударю по струночке.
Указ струночке и гореть костру ночки
и плясать у костра ночке.

Кол у пана и стена колупана.
И у идеи стояли иудеи.

О, баллада! Негодны оба лада и это бал ада.
Ока мне говорит о камне.

Не цепляйся за разных, а то насобираешь болезней заразных.

Отдавал артист пиву честь, от того и в голосе его певучесть.

От ношения перстней зависело к ним отношение.
Трупы куда девали и это дева ли?

Что вы на меня давите?
Идите сами до Вити и виноград с ним давите.

Может много получите вы наград давя виноград.
— Такая, правда, Вити! Ты прав — давите!

На то очи ты их на дело наточи.
Реагирует на то Чили, на что их уши наточили.

— Как вы думаете жидкость можно сделать острой.
— Да! Её из бочки можно наточить.

И с начальством не жулить, а хочешь, иди воду ниже лить.

Друг друга надо жалеть и счастье всем желать и плохими словами не жалить.

Говорили мухи про стаи Вали, ведь кучи мусора простаивали.

Та истина проста и Вали.
Не просто и Вале знать, что кучи простаивали.

Говорили про сто вы Вале, но не сказали просто, вывали.

Я «У» простила и прощение упростила.
Глаз Ури подбили из-за глазури.

Поп Люсю водил по «Плюсу». По полюсу водил папа Люсю.

Слова из мата Вали нас изматывали.
Про свет говорит просвет.
Росла я и стала рослая.

Надела комби Ната и прошлась возле комбината.
Упал ком бы на то возле комбината.

Протёк то ром, когда по фляге проехали протектором.

А переправа дала опере права.
Права ода, он перерезал провода.

Его права да, его бравада — перерезать провода, ему браво да!

Хлеб не крыши на крыши. С головою унесут икры шею — ловкие закрыли и крышею.
К решению и хлеба крошение, и крыши крашение.

— Птичкам корм накрыши (кроши).
— А я боюсь лезть на крыши!

Пыль сметали, а есть на пыль смета ли?
Дёло бечёвкой сметали.

Папка сметана, про то, что пропала сметана.
А говорят, теперь сметана делается с метана.

Его подруга заманила ехать за Манилу.
Жена у зама ныла, жена у зама Нила,
и голова у зама ныла.

Всех позаманывали, то поза Мани, Вали.
Бала огурчик, как балагурчик.

Будет песня позже виться и в ресторане будет, чем поживиться.

А возле знати будут пажи виться и свет этим оживится, там может явится даже сам вице.

Опыт лица имеют о петлице.
Умеют петь лица, когда в голове у них петлица.

Наделали не мы то, что не мыто.
Он в мире ужасном усыпил ужа сном.

Пляши демоном, иди козлом владей и дико злом.
Иди Алла! Ты далека от идеала.
А журналист лил ажур на лист.

А про сто был опрос просто. А про сто опрос то.
Опрос то та сама простота.

Цель Каина — целка Инна.
Цель комашки — целка Машки.
Достал болт Анку, когда устроили болтанку.

Зэк Олю пугал за Колю, говорил: — «Заколю!»
Бал танка это болтанка.

Кто притчи слил, и кто его к богам причислил?
Зови дующего — заведующего.

Позови до вала, кому ты позавидовала.
Тебя лишь позови — давала, тебя и поза выдавала.

Мальчик задом вышел за дом. Как зудом встречал козу дом.

Получишь иди шиш, зло вот и дышишь.
Устроить вам пир! — спросил вампир.

Обдувает ветер раны, отдыхают ветераны.
Матом при ветераны и привет тираны!

При в этих ранах при ветеранах.
Распри делитесь и распределитесь.

Они пришли по мои и стали лить помои.
С пира ли начинались спирали.

Не рассказывает театр про спираль, но ты свою не проспи роль.

С пера ли быть спирали.
С пера ли слетели спирали?

Утихомирься ты, спи ралли, не сон причина кривизны спирали.
Но крутили виражи спирали,
им не скажешь: — Спи ралли.

Слетали кляксы с пера ли, уходили гости с пира ли? Спрос пир аль или про спираль?

Притчи рассказывал Дима Гоге и это начало демагогии.

Не распространяй ложь окна ту
и не корми с ложек Нату.
Ты не скучай, познакомившись с кучей!

Ире дали и рыдали.
А в томат спрятали автомат.

А почему не говорят Апачи «му?»
У маразма стиль совесть разместил.

Рад был падре маю, говорил: — Я пойду подремаю.
Успокаивал падре мать: — Можно здесь и подремать.

На костре хочу подымиться, может подымится.

Я каплю, терпения коплю. Я плющу лист не Плющу.
Ощущение коплю щами, веселю око Плющами.

О, я с лихвой наслушался лих вой.
О, с лихвой наслушался ослих вой.

Ось лиха ослиха, о слом был ослом, потому что террор Ослом и Осло, славя террориста Арафата, был ослом.

Награда усы в ответ на градусы.
Зануда — всё превратила в зону да!

СОС кучи лис, мы по нему соскучились.
Бросать соску учились и по пальцу соскучились.

СОС кучи ли — по диктатору соскучили.
Это нога вора — повод для наговора.
Я рус, где мой ярус?

Стали полны залы сына, но на голове уже залысина.

Вы маха ли, что вас вымахали?
К озлоблению — козла блеяние.

Мычало по сети теля, что беспокоило посетителя.
Представь и теля в роли представителя.

Представь! вы тельные — с животом, как люди представительные.

Он в тюрьму и сажен, что в плечах сажень.
Крась ево, чтобы было красиво.

Терпением надели же! Что надели же? А что на деле же — досталось на дележе.

И крах уже и стала икра хуже.
Мало денька, когда молоденька.

Глаза на выкате — называйте на вы Катю.
Настроение у Кати: а ну от суда укати.

Укатила одна каток, но не подали, однако, ток.
Ой, ты золото коток!
Писал он на бор и распространял мата набор.

Словно дурь накатит с гипотенузы на катет, не выдержит кадет и
в Крым укатит, а поп кадилом кадит.

Орры тут Алла по ритуалу. Так пори ту Аллу по ритуалу!

Мыла поры ты Алла?
Матом крыту Аллу, готовили к ритуалу.

У острова, у Крита поверхность, чем укрыта?
Пузырёк — пуз зарок, он пуза рок.

Игра была и грабила.
Образовал рис ком — съеденный с риском.

Курите вы, холопы не замечаете газа выхлопы.

Он шёл сквозь зубы оды сея, эта способность была у Одиссея.

Сквозь зубы оды сея вспоминал я Одиссея.
О Дисней — сочинял ты Оды с ней.

Стояла метка, поставленная метко, на банке сладкого медка.

В сад Ниццы вышли всадницы, а платья влезли в задницу.

Украсит брошь Шура —
боты и нет, лучшей работы.
И чинила брошь Шура, о том гласит брошюра.

Вытерла брошюра боты и я о ней брошу работы.
Вот брошь Шура о ней брошюра.

Вот брошь, ура! Кричит брошюра.
Трахнул ас Мотрю, а я её осмотрю.

А кому за латы золото, потому народ зол о то.
А лоток — выдержала Алла ток.

И была полна зала то, сделано за Аллу то.
За лото имели золото.

Поп Янке — рай обещал по пьянке.
Имеют сан горы, что тянутся с Ангары.

Производил на Опеле не я, выхлопами опыления.

Что восклицать: — О, пили! — но должали ездить на Опеле.

Не закатывает поры шар же с той поры шаржа и ты примеры
порешай же.

Не выиграть пари ж ей, пусть не снится Париж ей.
Никто не скучает по рыжей,
ну что ты чепуху порешь ей?

Нужны раз игры Вале, значит, кого-то разыгрывали.
Казашка лила и как зашкалило.

Будешь пить вола сок и вырастет волосок.
Сенсоры сансары это что сан Сары.

Кто же Иру лишит жиру? По пиру водит поп Иру.
Ира клея запачкала Ираклия.

Песок иди, намыт!
То поработал ум и динамит.

Нитками шкура на негре шита.
И ты не болтай, о том — не греши то!

Полна, бума Зея, когда в ней плавает бумазея.
В возне слизь, где святые вознеслись.

А по росам бегать хорошо опоросам.
Ты опора сам, владея опоросом.

Как он тёк, учую и змею гремучую, и я игры мучаю, налью ему
чаю, я его не смущаю.

Если я одичаю — напишу я оды чаю. Абы чай у нас обычай.

Кто на своде нас водит? Сводничает — души с вод не чает.

Пищу не носит Ной бабе ненасытной.
Разве можно помять свою память?
Его снадобье остатки сна добьёт.

Ехал честнейший поп к рыжке, так что лопнули покрышки.

Дождь стучит по крышке, а поп говорит подружке: — Выпьем же по кружке!

С тех пор ода — пустая порода.
Трясётся борода, он выпускает пар рода.

Нет, то корова вела, сливки корова ела.
Что сказать о, каравелла — моя жена окоровела.

Куда нас кара вела? Вели кар Авели?
Каравай — каравай, не мычишь ты коровой.

Ума корона у макарона. У Макара она говорила: — «Ума как у
макарона».
Макары и Арончики любят макарончики.

Так и тирана, так идти рано.
А я за Аллою злою покрылся золою.

Качаешь права ты, приветы при вате, приветы привиты при Вите.

Он не сидел на моторе, а рассказывал нам о Торе.
Пустить по пузу бы попу зубы.

Протесты рассказы про тесто.
Из вер Жени и слов извержение.

К даме шалость домешалась, потому и в доме шалость.

В доме шалость — дурость домешалась.
Нужны даме шали, но в них синтетику домешали.

Куда прячете вы лица, когда дурь в скандал может вылиться?

Сказала Машка: — Хочу дою, хочу даю, работаю лихо чудо-юдою.

Напрямую провод Ниццы включён для проводницы.
Занят провод Ниццей, а ты занят проводницей.

Воду я солью заполненную солью.
Не зверь жена, но на землю низвержена.

Зачем сфинксу вор овец? Будет ас финн суворовец?
Зачем асу вор овец?

Да, он не вор овец, а суворовец.
Иск упал и всех слезами искупал.

Набрано опят нами, сосед поел и пошёл о, пятнами.

Говорят девочки: — Мальчики бредят и спят нами.
— Это что мальчики, как Горбачёв, на лбу с пятнами, потому и
бредят?

Диктатура рок и дик тот урок.
А народец дик тот ура! кричит — диктатура!

Вот поднять там проба лею,
а я так за евро проболею.
У него болеть проба Алтаем и мы об этом проболтаем.

Говорила про балет тать:
— Верно, это проба летать!
Посмотрела я на Колю и подумала: — «Его то я наколю».

Когда кристалл бедой крыс стал?
Искры ли и скрыли, где искрили.

Пастушки, пустышки, полные пуст тушки, на востро пусть ушки.

Съели часть тушки и поют частушки.
Пасть тушки страшна пастушке.

На улице светло, всё с инея, стало всё светло-синее.
А с инея замёрз и не я!

Свет лица меняет светлица.
Кто говорит: — «Одолей!», а кто клянчит: — «О, долей!»

Ведь долей стало его долей.
Засорило поры чело, а потом порычало.

Без ума от пар ног граф и я, хоть то порнография.
От пар нюх бежит до порнух.

Да ведь, Алла я, от солнца алая. Река Уда — алая, была удалая.

Она была «За!» — давать
и другие загадки могла задавать.
Загадки зада Вали, нам беспокойство задавали.

Это же не тара пись, туда вложить не торопись.
Знаешь образ ты ли и чем его обрастили?
Образ стиля липой обрастили.

Летит перец с тройки, это перестройки.
Не строй дом на песке! Суть в пьеске.

А на перьях стройка, ведь это перестройка.
Шимон Перес с тройки — времён перестройки.

Нет у каст руля! Главное кастрюля.
Костру ля! Понравилась кастрюля.

Ворьё те, теперь в варьете.
Вы головою варите!?

Цитировать глупо стишок, когда он глупости шок.
За ложь жён мир заложен.

Смеялась матерь с чина: — «У него на уме сплошная матерщина».

Мат, эра матёра. Мат эра чина, потому и матерщина.

Славу примите лавам при спирте, при метиловом.

Клеил по марке — заклеивал помарки.

Машина воз горя ли?
Вызвали визги ралли, когда машины возгорали.

Слова! Когда вы вески — вы не для вывески.
Боялись вала киты и прочей волокиты.

Его послали, чтобы он пас Лали.
Это же рок затряс жирок.

Проба бабушки добраться до прабабушки.
Была проба б ушка, слушать,
что говорит прабабушка.

Он в тени сам занимался теннисом.
Не знал тени сом и не занимался теннисом.

— Потушит! — Говорил костру я: — Вот такая, у яка, струя.
Пела одиноко струя, не нужна, ни одна, костру я.

Как у костра та не любит кастрата.
У костра том прочитан кастратом.
Под лупой падлу пой.

В речи он посла достиг по сладости их.

От вора он требовал отвара.
Мало помалу и поверили помелу.

Творят раз тут, значит: растут.
В уме Диана провела медиану.

Спишь и, во сне всё спиши! Спеши и быстренько всё спиши.

Нас завлекала лесистая низменность и в кустах любви неизменность.
Цепи звенья болтаются звеня.

Приехали из Вены те. И вы в двери стучите и звените.
И за это вы их извините!

Бывает от вин тишь, когда десятую пробку отвинтишь.

Они дрались, да рыдали, это то удовольствие, что им дары дали.

От равных ждут снадобий отравных.
Проволока не зафиксирует провал ока.

Вру следующему о ветре в русле дующему.
Ври тьме, что столько огня в ритме.

Имела глаза стая — была глазастая.
Тёр глаз стоя это глас застоя.
По этапу застоя не шла мразь пузастая.

Не балуй с напитком ты тоником, а то в нём утонишь Титаником.

Не сделать Тито — Ником и страна идёт на дно Титаником.
Ты Тани ком плыви Титаником.

Утихомирить пора гам, дав быкам по рогам.
Бить порогом пора по рогам.

Мы у бед или, в чём вас убедили.
Раз мыта грань размыта.

Еле ночкой распрощался с Еленочкой.
Ели ночку благодарили Еленочку.

Не видел кот ёлок — не варил котелок.
И стоишь ты на посту и постишь ты напасть ту.

До скуки мы Кир, печем, доску, раскалённым кирпичом.

Понравился при Ане но не пираньи.
Прославляли петухи пир ранью,
но были съедены пиранью.

Пел песенку утра ту ара, тем, кто там у тротуара.

Ажур на листах — рассказ о журналистах.
Ваших фразах вы вески, что не надо вывески.
Это очень веско, когда дуло у виска.

Вы видели доку ментального из фильма документального.

Акул тискаю я с оккультисткою.
Парад Инне и тоска по Родине.

Имели СМИ шею и крутили с Мишею.
Метись метёлкою метис.

По степь пена разлилась постепенно.
Казался и скрягам разрастался искря гам.

А ты попой попробуй попой.
Драма — мат изма полна драматизма.

Говорить ли обезьяне об изъяне?
Обе с Яны смеялись обезьяны.

Обозначает кому нота ре — ссора? А кому на таре рессора.

Крепость с вин та ли?
Что сбивает ветром с винта ли?

Видел экс кремень ты? Так это экскременты. Экс крем енто!

Трепи Алла, что разбила три пиалы.
И как это выполнить, этот вас не полнит.

Нам выбор выпал на… жизнь нечистью увы полна?
Тянуть ваш черёд выпал нить.

Прост ор выходит на простор. Прост тор — перевернул простор.

Обед дня обедня. Обедняли обед дня ли, а он обедня ли?

Это беса брани ясно без собраний.
От души Инны — найди такие отдушины.

Не кушал ты, поди, ржаную лепёшку подержанную!? А на поде ржа оная и публика подержанная.

Ожёг — о, боль с чаем мы вас не обольщаем.

Мелькнули ноги, видели! Её из всех ты выдели.
Разрослась на ар каша! — сказал Аркаша.

Обратите внимание: нужны нам машины, чтобы на именины
приехать, на Машины.

Тебе говорят, что на свадьбу, на Машину заработай на хату и машину.

Огни Дели. Вы что все там огнидели?
На кого огни дели? Весь рассказ о гниде ли?
Огни догорели — спалил о гнида гор ели.

Мама! Что делать? Мне врач сказала нос закапывать, а песок в
глаза попадает.

С декабря Кать начинает дико брякать. Ветры, иди, кобры, крутят и декабри.
Не подсовывают зря чего, для зрячего.

Не снимай носков уродка и не клади на сковородку.

Я пятки носков вора тку и кладу поджариваться на сковородку.

Отче ночка запахла от щеночка.
О, блаженный матом обложённый.

Дожди пришли закапали, индейцы топор войны закапали.

Обрати внимание на глаголы,
когда нудисты нагло голы.
Ну и этот нагло гол не ответил на глагол.

В футболе и голы были и болельщики голы были.
Разрешено — голу быть и команду будут голубить.

Галю били и голубили.
Опередила меня Алла она одеяло меняла.

Я не работал пару лет, но ходил на базар по рулет.

Ползла муха по рулету, наверно, искала пару лету.
Я голову втянул по руль эту,
наверно, по роле то.

Послали друга по карты, а сами на телевизор раззявили пока рты.

Увы! рачки молитва у Верочки, такие установки, такие вер очки.

Пусть будет тот зорок, который даёт зарок.
За рок ему зарок. Попу зарок по пузу рок.

То пузырёк — топи за рок. Сгони сорок с арок.
Пуза рок содеял пузырёк.

Он три чувства к ней питал и от этого трепетал.
А спи рань ты! Пусть бегут аспиранты.

Это они сумели — еду всю умели.
Это же летом текло это желе там.

Я не слезами не расплачусь и если честно не расплачусь.

Чтоб не валялось на виду, сложу порядок наведу.
А после девок наведу и посажу на Веду.
Нужна сэр виза, чтобы пить с такого сервиза.

О, слышишь! Получат ослы шиш.
О, слышь! его ты ослишь?
О, с лихвой я послушал ослих вой.

Ты приголубь их, только не при голубых.
Голуб их не любил голубых.

Чтобы быть вне кала, лучше бы в науку вникала!
Ним бы перепачканы все нимбы.

Закон сэр вы променяли за консервы.
Пора нам судить по ранам.

Не ухватишь криля за крылья, его в банку закрыл я.
И лавочку закрыли, и матом азы крыли.

На шарады склонна наша рада.
Наши рады валить всё на шарады.
Наши рады работать на шарады.

Что это за круг лени сплошные закругления.

Совсем балбес: не ходил на бал бес.
Мир беззаконный — мир без оконный.

Косяк рыб икру метал — сверкая как металл.
Твёрд его взгляд как металл и он громы молнии метал.

Какие есть гимна стыки полезные для гимнастики.
На углу пила и наглупила в наглую пила.

Послал на холл отца отведать холодца.
Горе ты огнём гори ты!

Подкупают, так что не отмоешься. Падка — поют и подкопают.

Начальство подкупали.
Подкупали, а задницы грязные.

Начальника сколько раз подкупали, да видно вытерся и сухой.

Приз сказки это присказки.
Роди теля девиз родителя.
Края бумаги подогнём, что побывали под огнём.

На троих собирают — по чирику и почирикаем!
Прыг скок Алка, вот и скакалка.

Из-за мата Алла учителя измотала.
От мата Аллы сроки отмотали.
Слова из мата Вали нас изматывали.

Не поможет вино граду,
не показывайте вы ног граду.
Разве когда вы наг рады и не требуете награды?

Вы награду предоставите винограду и предоставьте надёжную,
от вин, ограду.

Уже Дора ботает, она с Алисой до ручки доработает.
Изгадил года не я, а его гадания.

Водица в докладах и рефератах водится.
И глуповато водил иглу по вате.

Его ловушка — пустая головушка.
Сто гениев стояли в стоге не ев.

А те аисты, как атеисты. Говорил один о ком?
О пастухе одиноком.
И водил один оком, и кричал один о ком.

Стакан если допит, то ослит и следопыт.
Если из следа пить, то умрёт и следопыт.

Из льда опыт учёл следопыт.
Пловцы — любители плова.

Курцы — жители Курска.
Дельцы — жители Дели.
Мама! А пошлячка, это та, что любит пошляться?

С тех как она покинула парту достал уже пар ту.
Стех пор ту слышно по рту в порту.

К асам пущен «касам»
на радость хамасовским кассам.
Завою Ване я про завоевания.

Знакомились с винами — понажерались свиньями.
Между Варей и Ирою я варьирую.

Чем набит ум не похоже на битум.
А похоже на биты, вот чем умы набиты.

Может, нет на бит ума и ненужно битума.
Жена сунула туда раз нос и устроила всем разнос.

И к ранам течёт икра нам, не поднимешь и краном, что сияет
экраном.
Крась ево, чтобы было красиво.

Оправдание до вер шить — инквизицию довершить.
Плохо на шум реагирует наш ум.

И крах уже и стала икра хуже.
Мало денька, когда молоденька.

Что, вами реки открыты в Америке?
По фасу быть и пафосу.

Со штанов зад вынули и туда кол задвинули.
Он в тюрьму и сажен, что в плечах сажень.

А она: — Что вам негде стать?
Если ходишь по чаще — мой руки почаще.

Чтоб твои ручищи сразу стали чище.
Где путы там рай депутатам.

Это ли с точки выходят листочки?
Это ли ласточки и песня лилась с точки.

Да! Потому даются до ласт очки, что им всем до ласточки.
Округлость далась точке,
но куда ей до ласточки.

Отбрасывали такие тени сиськи, что под ними укрылись тенесис-
тки.
Цыпочка, а на шее цепочка.

Доза розы до заразы. Доза разы — доза Розы. Роза ли разила.

Выпита доза раз и пристала зараза до зараз.
Не знал дозор азы и пристал до заразы.

Стоим — отдали сто им и чего мы стоим, если мы стоим.

Стала к ноябрю шина, как Ноя брюшина.
Сбруя ноября коня звенела, как Ноя бряканья.

Ноября кнут, может Ноя брякнуть.
Шёл кого год — шёлкового.

Что это за падлы, спрашивают: — «Это запад ли?»

Был доволен запад Лизой, он давно следил за подлизой.

Разве запад Лоо, но там всё делают за падло.

По шёлку да, пошёл куда?
Воришки не нашли вкуса в орешке.

А он нравится своим и мы об этом песню с воем.

Своем и всё как видно о своём и этот метод мы освоим.

Не ищи духом все нищи.
Распрями зло распрями.

У нас лаж день и ем с наслаждением.
У нас лаж день и народ им наслаждён.

Клоуны у Кати ли коляску укатили?
А нижнее всегда нежнее.

Урок мой вам! Я отдаю предпочтение мойвам.
Газом до душили и это до души ли?

И этот сор оковой был в год сороковой.
Были как сорока вы в года сороковы.

В Ире зять хотел печёнку вырезать.

Кому брак, а Сочи Тане я гарантирую, для бракосочетания.

Она с гримасою косою, окуталась своей косою.
Управляла божьей кассою
и косила смерти косою.

От пожаров Тверь рдеешь и характером твердеешь.

Не драли кос мы чешских, не брали касс мы чешских на трассах
космических.
Не помним девок космы чешских.

Не издавали звуки рожками чешскими, не баловались рожками
комическими.

Но пугались рожками космическими.
И не стали космы чешскими.

Я кланяться иду раю и пусть назовут меня идиоткой и дурою.

Ох, эта рёва Люция криклива, как революция.
Ходила криво Люция —
заигрывала к революции.

А по росе идти, не ведая о, опоросе.
А кому опора се? Это опора Розе.
И зримо он вернулся из Рима.

Ест просто филе, если оно дано простофиле.
Вздор рожали и вещи вздорожали.

Использован один оборот ней.
И расплодила она оборотней.

Испугались, застыли оба — рот нем, при знакомстве с оборотнем.

Случилось это в пору чью?
С тех пор учу идти по ручью и это изучить им поручу.

Реагирую на гул я ли, где мы бесов нагуляли?

Имеет пусть то та и это пустота.
Ищу чек и щучек.

Ослы! И вовсе у них мозги в овсе.
Деньги были на день гибели.

Баловались пивом мы чешским, теперь мычишь с кем?

Он выпил из бокала и сказал: — «Теперь туалет не уборная, а изба
кала».
Велика наша, велика ноша, но ша!

Ванюша, для вида ниша, вы лика ниша, ввели коня ша!

Собирает вечер Иннок, будет вече Ринок, не выносит увы! чар
инок.
Сор рынка в глазу соринка. Это ссора Инка!

Он говорил на ком про мисс?
И она готова была пойти на компромисс?

Проще бросать камень с пращи. Проще ты не знал просчёты.

Кидала камень из пращи тать и его полёт могла просчитать.

Если у врача образование не доброкачественное, то у пациентов
образуется образование недоброкачественное.

Пришло тухлое филе — тонна, это сюжет для фельетона.
Что делать, раз арены разорены?

Сколько писку: — Он мне писку сунул в писку и она, у него, в песку.

Сколько а! писку, когда он сделал описку и заговорил об иске.

К синюшке обратилась Ксенюшка.
Вечер, рынок, не до вечеринок.

Что за дело от стамесок, вот то дело от ста мессок.
Мало денег от стамесок.

И выпив йоду, шатает и, выпив воду, шатает, от выпи вод ушат
тает, от выпивох души таят.

Что красота в себе таит, что от неё душа тает?

Она овощи с грядки не смыкала и глаза не смыкала.

Люди сюда туда смыкались и плотнее смыкались.

Раньше грань между городом и деревней смыкалась и трава на
грядке смыкалась.

Ору до Вали: — «Чем там черти орудовали?»
Ору: — «Дуй, или чем орудуй!»
О руда Вали, в ней черти орудовали.

Летами его сан овитый, он сановник сановитый.
С мальца не вытопишь много смальца!

Пастор: — Элла и ты постарела!
Так салют нам с неба сольют.

Позже Вале коровы Бриль пожевали.
Холл Вали, а там халва ли?

Отвага она часто отделяется от вагона.
Ряды в зелёное сукно ряди, зелёному все рады.

Благо! ода рыла нас одарила.
Видел паяца в воде по яйца.

Что говорить о доле ли, когда болезни одолели!
Мне не до Лили, когда мне пиво не долили.

Боялась Тома тика особенно после томатика.
Боялась Тома та, действия томата
и неслись звуки то мата.

Узнать тебе я поручу: — Текли чьи слёзы в пору чью, текли ли
мёдом по ручью…
И я добру с тех пор учу.

Вы ли та ли — вы летали и не знали вы лета ли?
Выла та ли, что вы латали,
на заднице лата ли?

Латы не говорят на латыни.
Не грози лате реями, а лотереями.

Так дели-ка тёс, чтоб хватило на деликатес.
Подумал и репортёр, что нужен Ире портер.

Где на зал она будет смотреть из-за портьер.
Не порть эру — обрезав портьеру.

Детский лепет семью лепит. Матерей ослепит.
Жизнь осла слепит.
Не учи осла пить!

Это может ослепить,
это может его ослабить.
И будут осла бить, страшнее станет осла быт.

Несколько сот рудников имели в министерстве своих сотрудни-
ков.

Он с Насти требовал пропавшие снасти.
Наверно смеялся с нас ты.

Натянулись нервов дома троса, каждый льнёт до своего
матраса, так изучала мат раса.

В миниатюре дома траса — пришили ручки до матраса.

Вот маршрут Инн, что марш рутин.
Марш Руты выбирал маршруты.

Она бесом не ведома и ей боль неведома.
Не построишь Неве дома, электроцепь не…

Если брутто 70 кг, а нетто нет, это не значит, что груз не тонет.

Посла раз коз и Валя,
а потом рассказывала.
Весь намаз Лине сидеть на маслине.

Отдаю предпочтения водкам пани я.
А она: — Хорошо! Вот кампания!

Мы голосуем вместе и все в одном месте.
Низ Рима в дерьме купался незримо.

Ах! матом вы крыли Ахматову, потому что нечем было крыть.

Наполнен и зоб ли чаем — мы изобличаем.
Натянулся нерв Юры, как упругие нервюры.

У мер мэр умер. За мэра не делай замера.
Замер зам эр и не сделал замер.

Не давайте плодов Вите, она и так плодовита.
Иди в чина сидит и дивчина.

Шли тучи серы Невою и я от радости Невою.
Тучи серы не сыры и постели сырые.

Дол гол, лыс — нет травы, они долгались.
Шёл по лесу долго лис и они долгались.

Им дал гол лис, оголись, долго лезь, долгались.
Дал галл листы, они долгались и ты.

Говорю: — Сбылось я, мой автомобиль сбил лося.

Долг гол. Имел много долга лис и был от долга лыс, так они
долгались.

О, прок Иды, Вали, они вместе рюмочку опрокидывали.

От лам молись, хоть рога отломались.
Суть в тирании — очков втирание.

С простыночки установил спрос ты ночке.
Спрос ты Инночке установил с простыночки.

Рассказать про студию ли и про простуды Юли?
Говорю студи я — такая горячая студия.

Музы кант выплетает музыкант.
Враки! Нет мозгов в раке.

С Лёвой мы начинаем идти с левой.
Давай сливай и не будь сливой.

У помойного слива, который с лева, валялась бедная слива.

Во, простуда! А вошла вопрос туда?
Что за тирада, кому ты рада?

Спек, так ли, ты нам спектакли?
Прямо в воде эссе пишут в Одессе.

Показ трала, где астра ала. А страхи — астра ахи.
Ост ряхи — ос тряхнуть.

Вино к астре ли подогрей на костре ли?
Наказ стрелы смолили на костре ли.

Из камня острого часть острова. Остр рог — гремит острог.

Наказ триллер, наказ три — их всех на костры.
Сорвал астру лох астролог.

Показ три идут по костры, пакость три идёт по костры.

Каст роли, как стрелы. Кастрюли каст роли и гари костра ли?

У Кости ярок костерок, но полон пакости, ярок и это всё по Косте
и эти пакости.

Легли в яру типа кости и их найдёт тип типа Кости и вспомнит ти-
па пакости.

И кто бы нас остерёг разжигать в лесу костерок.

Но таков Косте рок — тащить кость с тёрок.
И книги бросали в костры.

Тянули через провалы нить,
чтобы день проволынить.
Не знает прок Олю, такие у неё приколы.

По пробе отдал предпочтение поп пробе.
При целом он грозил прицелом.

Официант накрыл на столик
и накрыл на стольник.
Накрыл на стол Ник и накрыл на стольник.

Увидел падре мать и сказал: — «Мозги пудри мать, но дай
подремать».

Начальнику почёт уделялся, пока он не уделался.
Майку нацепи и крестик на цепи.

За ноли то нам и налито!
Ноли то воздействуют на лето!
Трепло во! Он приготовит три плова.

Пыль не тряси на… пылит душа-трясина.
Блёски от рясы на… золото попа трясина.

Приход с вер к нулю, так они сверкнули!
Ушли в Оку нули, куда и нас окунули.

Видит око нули и куда нас окунули, и дни не ушли, а канули.

Нет у нас кипятка и обута в носки пятка.
Кабы не разлить ему кипятка —
не выдержит ожогов муки пятка.

Под масть эра, если всё под мастера.
Под мазь тёр я и подмастерья.

Не предоставляй прыщу рыло, ну, что глаза прищурила?

Я могилу приищу рыла, так глаза прищурила.
Не требует ответа чек от зелёных веточек.

Они сказали: — «Привет!» — очки, что одиноко висели при веточке.

Где выточки там виточки, поставите вы точки, на этой Виточке.

Не ждут ответ очки от веточки.
Получил навет очки, всех повесили на веточке.

Матом поверь гнувший — нас в ад повергнувший.
Гнётом, поверь — гнутый:
ты в ад повергнутый.

Фантастика! Нови точки расположились на виточке, как листики на веточке.
Три сына это уже трясина.

Страна покорна ли, когда её по корнали.
Играю уже столько игр один и не знаю я иг родин.

Не спали вы день и я, вот и видения несущие веденье.

Удивя нас то, он промолвил: — «У девяносто!?
Носки Пётр положил на скипетр.

Пост тени лез по стене, а что такое пасс тени?
Очко сортира это сорт тира.

Его белки бегали как белки.
От вод есть отвод.

Он был под Анной — моей подданной.

Резью мне выпало любви резюме. Резь умора это резь юмора.

Дала резюме эра — резью мэра.
Надоедают рези мне это любви резюме.

А этот, что нагло гол, не обращая внимания на глагол, забил
нагло гол.

У дела ли, у его удела ли, его уделали?
Идти розам к нулю, когда цепь разомкнули.

Идет зам к нулю, когда цепь замкнули.
Покажи Розам кнут и они цепь разомкнут.

По крышке не стучать покрышке. Так что не тащи пак рыжке.

Герои Инна не обходятся без героина.
Всё в футляре спят очки и носки сняты с пяточки.

Силуэт пузат вора,
но дрожит от щелканья затвора.
Много ведь мин, но на них не действует заговор ведьмин.

Ведьмы заговор, это не военных заговор.
Я пашу мим, но мы с тобою пошумим.

Сказал: — Пашу! — ты ли, а над тобою пошутили.

Гемма рою и геморрою!
Готовят блиндажи ли, ну блин дожили.

Тонем Буль-буль дожили, а морды у банкиров бульдожие.

Евровидение! Ой, Кончита, концерт кончи та! После сбора — с бора дамы, выходили с бородами.

У переда точное число передаточное.
Рад и калым, что нравится радикал им.

А этот паразит воображение поразит.
Пришла пора жать воображение поражать.

Жаром пар разит и паразита поразит.
Пришла пора жён и мир этим поражён.

Пришла пора зим, мы этим «Зелёных» поразим.
Сделали окрас о, те и забыли, о красоте!

Не заполняет икра соты, не портит и красоты.
И к рою, он пришёл, с икрою.

Матом и крою, тех кто завтракает икрою.
Знает и криминал, что иногда их век икры минал.

Он преминул, что век прим минул.
Наши Неле предлагали на шинели.

Говорят про тезы их мозгов протезы.
Слов протезы говорят про тезы.

Скучал по земле я — в каждой позе млея.
В позе лени я разлёгся по зелени.
Что-то есть в позе Лены и её веки по зелены

Манили бабу блики, когда шла по бублики.
И смех пошёл по публики
и понравились попу блики.

Не хватает клёпы хорошие делать клипы, но плохое оживает
как клопы.
И Крым и икры им.

Иск лепи, иск липы и всхлипы клади в склепы.

Наказ трём сиять на костром.
Не лей на кость ром и не лей над костром.

Крышка на кастрюле, кастрюля на костру ли — выполняют наказ
тролли.
Смотря на Кастро ли?

Нас тройке выдали на стройке. А их приёмник был в настройке.

Паука зам был специалистом по указам. Любил паука зам это было видно по куказам.

Ось лужена, но зачем ослу жена, когда ось лужи она.

Повар, осмотрел кастрюлю и говорит ученику: — Не годится, когда кастрюля полужена!
А у того глаза на лоб полезли: — А как это, когда полу жена кастрюля?

Вширь Инке не болтается в ширинке.
Вширь рынка раскрылась ширинка.

Акт у Аллы льны всегда актуальны.
Акту аль льны римляне актуальны.

Помело очам давало прикурить по мелочам.
Суета-сует недоброе суёт. Всуе та идёт суета.

Ой, супостаты не варите супа с таты.
Осталась ось татки или одни остатки.
Для супостаток есть суп — остаток.

Метёт игры веник и гривенник.
Не говори ква ты, а то подумают квоты.

Не говори ква там, а то подумают у тебя есть претензии к
ваттам.
В атом не войдёшь ваттом.

К небу дым мы фантазии не будим и кушать мы его не будем.

Мы рыбку небу удили! Внимание небу удели!
Ведь мы его не будили!
Куш с попами небу дели!

Небу идиллия, ведь его не будил Илья.
К небу иди Илья ведь там идиллия.

Зоря за рядами туч бьёт зарядами.
Шныряют глаза рядами.
Идёт к концу заря дамы, что травит весь базар ядами.

И сказал я даме не торгуй ядами. Нас травила гроза ядами.

Веди тон, когда дом бабы яги видит он.
Бум Машки, это бумажки.

Ах, берёза и неба бирюза!
Я её беру за, а бы Иру за, за руку не брюзжа.

У болельщиков уместилась игра финнов на дне бутылок и
графинов.
Ел конь желе и подошёл к Анжеле.

И одежда ей из дымки скроится, и от судьбы своей она скроется.
Даёт, чем мода нам? Чемоданом.

Вещали вещи ли? А если ведьмы завещали, то вещи зловещи?
Она увидела око Леля и околела.

Съели заветы и лаврами сели завиты и смеялись с Елизаветы.
А те пели, что пришли оттепели.

Довела до скандала. А эти слов сто Канн вылились в стакан.
Покрась с ней то, что покрасней.

Кругом шум — фон арыка и пропал в брызгах луч фонарика.
Сказ за ком, что пахнет казаком.

Приехал микст с тура и проводнику выписана микстура.
В черновике глазам черно Вике.

Там техника кору соскабливала и тут же соска блевала.
Лежит подле зло, что подлезло.

Пли вокалы, как плевок Аллы. Его пиала и вопи Алла.
Кривит рожи сер это режиссер.

Изобретением заверь шиш и жизнь этим завершишь.
Дали раз уму как фору разуму.

Полежи на траве и друзей друг на друга натрави.
Пусть сто ватт, но он пустоват.

Не надо шпал Лере, она помешана на шпалере.
Десну полечу и в поле полечу.

Не выдержала шока Лада от тонны шоколада.
Управа дни -ка у проводника?

О, робко, к арабке принесена жаба в коробке.
На ком миссии — на комиссии.

Не имели ума, раз мы и погрязли у маразмы.
А взбучкой мне была азбучка.
Тюль паны и тюльпаны.

Водочку пригубили
и себя в болото прыг убили. Мир не хотел я губить и ягу бить.
День жатки и деньжатки.
Этапы мать это
память! И нельзя мозг помять, чтобы что-то вспомнила память.
Вас нету и я вижу во сне ту.
Зад Ани я вычеркнул
с задания.Я распинался за Данию, по учителя заданию.
Сор Лали слетел с орла ли?
Ссор
ватт можно сорвать. Сор ватт если его с куста можносорвать.
Он угадывал, каков у гада вал.
Только
существо Вани и может выдержать такое существование.
У них уже заветы в ДНКа завиты.
Сор
ли Анна с Орлеана? И разве вместо перьев на орле лиана?
Попал в скоп пан и огород вскопан.

В три щенка трещинка. Трещи Ной как зеркало с трещиной.
У кросса та красота. Ук раса у краса.

Лекарством попросту делись, а то они по простудились.
Права дамы перевязаны проводами.

Разбирается иск Лизки и её дела, что мокры и склизки.
Изба ль Ниццы и все дам из больницы.

Я видел в Орле кино, в нём распяли Арлекина.
На лице мина Вали и дни её миновали.

О ком пани мент, говорил под аккомпанемент?
Имели кабы лица? А то морда кобылицы.

Он язык натёр пением, потому что обладал нетерпением.
Сосны, неужели, не уже ели?
Кайф
Тане поплясать в кафтане. И злюка вылезла из люка.
Те граммы прыгают тиграми.
У частника
войны участника получила участь Ника. У части её участи.
Раз лук был поводом разлук.

Тучи бьют в друг друга зарядами и не скроешься за рядами.
Дока птица, на гриле до коптится.

На тебя будем разве дуться, когда мосты разведутся.
Асом блея пела ассамблея.
Она была косая,
из под косой уходила земля и вот уже месяц под косой блестит.
С Конфу жена сконфужена.

Эн, эрг этика, это энергетика, а рифм этика, это арифметика.
— Ну, дела! — сказал нудило.

Ус корь ускорь.
Ел дока жим и мы это докажем. Свербит с вер быт.

Приезжал я до Виты, её волосы в косы довиты.
И на неё не дави ты, то не её слова ядовиты.

Загадка: какое слово получится, если к трём коням приписать
букву «С»?

Ответ: три коня это тройка плюс буква эс равно стройка.
С пьяной, с тройки, не получится стройки.

Висит в кладовой на ком плекс отправленный на комплекс?
Кому спортивный комплекс
становится как комплекс?

По мозгам бьёт быта комплекс и загажен спортивный комплекс.

С кем пан Иру им скомпонируем?
С ком панно Вали скомпоновали.

По нам стрелять панам.
И сказал пан, да! Вале и приснилась панда Вале.

Паук козу познал по указу.
Паука зам узнал по указам.
Не страшен паук козам, но боится паука зам.

Ведь не верен паук азам, а зам проказам.
Не видел прока зам в лекарстве,
что не даст ладу проказам.

Сказал поп росту, а попросту маленького поп росту.
Всем попало бы, если б полюбил поп Аллу бы.

Светился во тьме костра овал, вокруг себя он страх кастрировал.

Не смеялись с костра, а смеялись с Кастро.
Он тащил угли с костра там
и отдавал кастратам.

Расскажи про Стеньку и про стенку, и вопрос теньку: — «Нужна ли
ива простенку?»
Крыса в простенке живёт простенько.

Повесим простынку — гляди, не простынь-ка.
Ты кушать прост дыньку. Не видал ты куша!

Получил втык уже. Ост тенька — присядь остынька.
Нас тенька и Настенька.
Час тенька и частенько.

Как я расти в ярости.
Она кон струи Ира овала конструировала.

Кон струи ров Алла конструировала. Окон струи ров вала.

Трек ля ты! Треклятый.
Орбит раж — арбитраж.

Славу Ростову дал Дон, судоходство дал Дон, рыбу дал Дон,
отдых дал Дон.
Кому надо ну, кричать на Дону? Украшает дол Дон.

С ком Канны скомканы. С комки но, вышло с ком кино.

С ком к Алле пали листы, что скомкали.
А доходы с лат кому, рыцарю сладкому?

Мы начальство сладким сладили, от того с начальством сладили.
О, сладеньки осла деньки!
Пепел
сложили в стопочку, налили водки в стопочку — поминали Стёпочку.
Огонь с топки вызывают стопки.
Слой за слоем
— всё за злое им. Слой злой, зной знай, злобу слить, людей злить.
Аду молись, если не одумались.
Славят ноли
монету, а денег на лимон нету. Не от басен полон бассейн.
Злобой сорить — людей ссорить.
То мысль
зелота, знаете азы Лота, что молчание не серебро, а золото!
Были у Днепра вы эти дни правы.
Горит
лампы тускло нить, полумгла, потому что я хочу ту склонить.
Когда я Нину вижу, её я ненавижу.
О клад
на складе оклад. Оклад бы ещё и не мечтать о кладбище.
Понравился тон им и мы в тоне тонем.
Иск
ли ротик не знает и склеротик. У, монологи — ума налоги!
Тех увели чины, кто в злобе увеличены.
Дар
овала природа даме даровала. Дары вала даровала.
В тисках ось ту жали, закалили и остужали.

Павел рассказ повёл. По Авелю я всё делать повелю.
Как они оси лили, как технологию осилили.

Вверх посещать шёл кого, говорил с ним шёлково.
А вы бы задумались в смысл — заду молись?

Россию пучит это путчи. За Мари арапа замори.
Он придрался до столба, этим он достал лба.

О слепок Киева, где едут на осле по Киеву.
Это слепаки Ева придерживаются слепо Киева.

Калым бурь это каламбур.
Ты рада у меня тирада?

В унии сон всегда в унисон.
Что делать, коль сон не держится кальсон?
Смотри, иди шоу, лишь бы не было дешёво.

К люку примени клюку. К лику не подойти клыку.
Видны клики злобные клыки.

Приложил труд к лыку и сплёл его в клику.
Беспокоит клику шефство оно переросло в кликушество.

Хотела клика шествовать и кликушествовать.
К лану не идти клану, я его кляну.

Висел клоаками кал клоками.
С клоками, с клоками сплетни склоками.

Повернулся вынос к Ладе, значит: вы на складе.
Повернули вы нос к Ладе, значит: готовы на вынос.

Просверлена с Канн дыра вала и она скандировала.

Чертёж с Канн Ира вала сканировала.
Приехал абы с Канн, тот что обыскан.

С Канн Дали одни скандалы, величиною с кандалы.

Опыты с Канн дали одни скандалы.
Слов сто Канн и полон яда стакан.

Сток Анд да том и выпитых грамм сто кандидатом.

Стакан, дед, атомы наблюдались ста кандидатами.

Грамм сто кандидата, а принесла стакан деда та!

Сотворила ила с кала, массажировала и ласкала.
Там весь берег с кала, а куча высохнет — как скала.

Не рвот репки, а нервотрёпки.
Не рвать тряпки нервотрёпки.
Нерв вот репки растут нервотрёпки.

Не надо скелета, чтобы нарисовать на доске лето.
Как с тобою мы сладили? Как с тобой мы чай.

Что вышло с клипа в склепе. К липе эти клипы.

Ветер слёзы вытер.
Скажи, что с кожи?

Незаметно
влечение переходит в лечение. За клады Вали они закладывали.
Зятя скуём и затоскуем.
Рискованно
раскована, пристала краска ванной, как приз стола к раскованной.
Яд вашим вылит Ядвашем.
Если вы за,
то вам нужна виза. Куда кликните вы зов, чтобы приняли вызов.
Зятя нули в бездну затянули.
Выдумывала
иски птичка скептичка. Не сдирают с кип тики, даже скептики.
Не насыплешь в кузов вкусов.
Посадили
наркоманы на всё га мак и повесили для отдыха там гамак.
Вздохи на вилле его вдохновили.
Я со
смеху прысну, может, малость, впрысну, ну зачем копры сну.
Черны и стоки, когда грязные истоки.
Увидел
вора Тит, а от него его воротит и назад он его воротит.
Терроризм и Сирия — чудная и серия.

Как закваска — казак Васька. Кака закваска — казак Васька.
С кучей не скучай, состоит из куч чай.
Утром
испускал пар Дон, но это не по-французски пардон.
Глотка словно с олова споёт соло вам.

Из-за иска Канны искаканы. Иском Канны искомканы.
Рев вербе рация, а дубу реверберация.

Смени скатёрку! Ведь не сделать с мениска тёрку.
Сатаной ухожена — навострила ухо жена.

Посажу тут сродника, пусть пьёт воду с родника.
Я помню скита лица и бедную скиталицу.

Не лежать на Васе лисе, а Васе на Васелисе.
Слышал я край уха, кому досталась краюха.

Начались козни, значит: будут казни. Как знать, как знать казнят.

Сколько съедено коз ним, а теперь его казним.

Б. Лизка очень близка, но не её блузка, а на ней б лузга.
Спинка вобл узка и запачкана во блузка.

Девы сжали девиз жали, да визжали.
Да вижу! Дави же, да визжи!

Напомнил про кота Ане я и про зимние, про катания.

Надоело дело «чаду» и он с подругами дал чаду.

Зови мысли — пусть создадут вымыслы и не нужны вам ослы, а
нужны вам мослы.
Вече рынка — вечеринка.

Мата о сквер нить тебя может осквернить.
Воды Оки оскверни, а киоск верни.

А у Аси стенка! — заметила Ассистентка.
А из стенки не вылетают аистёнки.
И детвора бить идёт вора.

Жить не по средствам это, значит: быть непосредственным
начальником.
Ситце сделанное из ситца.

А слышали! Не любили ослы шали.
О, слушай-ка! Не нужна ослу шайка.
Оса Тане напоминала о сатане.

Они её в гробу видывали — такие планы и виды Вали, они её
выдавали.
Суп из фасоли воздействует на фас Оли.

Вопрос: — С родителями вы уживались?
— Да пока деньги выуживались.

Тащили КРАЗ с воды, потому, что решал за рулём шофёр
кроссворды.
Рыбку уди в Люсе и тому удивлюсь я.

Бабочка сложила крыльца — села прямо у крыльца, там, где я
укрылся.
Благо творит теля из благотворителя.

Интересно кто пикнет, что пик нет?
А ну пикни-ка и выгонят с пикника.

Доставляли хаму рапы, доливали хаму рапы — звали хама
Хаммурапи.

Экий паж! От стыда паж алел, потому что деньги на экипаж
пожалел.

Образование бывает начальное, среднее, высшее и
злокачественное.

Посмотри на перлы! И лопнула витрина, оттого что сзади напёрли.
Квас не течёт во сне к весне.

Обошли Степаны степь Анны. Полна степь пены и они степенны.
По случаю налили послу чаю.

Рожи, да маски — жители Дамаска. Из дам аскеты в Дамаске это.
Про две жены и продвижение.

В пору ли порули. Нарули в нору ли? А три бока от рыбака.
Светлица изменила цвет лица.

Сказал ветер: — Мы прохладой рек веем и поём жаре реквием.
У нар коза умирала от наркоза.

Любила дуб Лера и дублёра. Он купил уду Блера у дублёра.
Умерла Витка от спирали витка.

Вес чаем вещаем. Баржи обе с чаем придут, мы обещаем.
Кто главный при Тоне в притоне?

Запри щенка, а он всё равно лает как газета запрещёнка.
Вот кала. Она в ковёр её воткала.

Вышел за грани том и писатель оказался за гранитом.
Вы Дима ничего не видите видимо.

Туда сюда в Ире сую, может быть, мальчика вырисую.
В игру зови-ка шофёра и грузовика.

И злу чаем тепло излучаем. И злу чай тепло излучай.
Приятно на цисту смотреть нацисту.

Бреши у бреши! В бюджете бреши и ты о них бреши.
От рас тот раз он пыль оттряс от ряс.

Сгорела раз редакция, так, что мог разрыдаться я.
Фирма Кет и Лера — реклама Кетлера.

Мысль уходит за грани там и садится за гранитом.
Я не я и вы не вы, и вы не волна Невы.

Ты пальцем тыкала и говорила: — Кусок ты кала.
Я в минуса улечу и тебя в обмане уличу.

Вот водка Алла, а запах от неё, как отвод кала.
Есть люди с приветом, а есть с приватом.

Говорил ас Анне: — Ты в той медитируй ассане.
Однако вру, что пришила розу одна ковру.

Тучи находят и нас дождиком находят.
Ещё брюки ему не отстрочили и потому призыв отстрочили.
Вот те лес из тех телес.
Не понравились даме рыки и что нечем плыть до Америки.
Вот бы чары для бычары.

Бывает гладко стелят, а потом сдирают шкуру как с телят.
Знала тех Ника и техника.

Шашки делала, однако, робки, когда несла одна коробки.
Иска жжение — искажение.

Сплетни прут от меня ли? Кривотолки ещё не отменяли.
Он доложил, что дол ожил.

Нет от истины ключа там, всё разорвёт в клочья атом.
Э! Пюре не каша на эпюре.

Перед трудностями пасовали, не давали пасса Вале.
Вопрос стиля — во простила.

А там есть пустырь да ров предназначен для даров.
Сзади сядь рядов за десять.

Говорил зав одно: — Раем зови дно, если завидно!
От иска лечены и искалечены.

Для неё награда — она состоянию своих ног рада.
Цель сию вырази по Цельсию.

Что за дьявольщина — получился дьявол с чина.
Умри ты и не поймёшь ум Риты.

Быт, ромбы — нутром ты чувствовал бы тромбы.
Трепло ты, что имеешь три плоти.

Была его высь осанна — с пальца она высосана.
Те клоуны или, когда текло уныли?

У продавцов тот алкает, кто товар тот толкает.
У чинов ничья, то игра чиновничья.
Твердил истины с тезы я, теперь то моя стезя.
Зверь в террариуме — террор в уме.

Раз мозги куриные — значит: что прокуренные.
Украли те шило, а меня это тешило.

Любят зомби Ир уют, потому всех зомбируют.
А в Торе ничего не сказано о авторе.

По оробел ум, когда приставили парабеллум.
Нате раж и распространите на тираж.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *