Каламбуры 2301-2400 стр

Смех-то! Тяжестью балласта,
была бы, для бала ласта.
Эту бы вот трепа нацию направлять на трепанацию.

Пошлому признание, прошлому — приз знание.
С нами зло, о, зонами, потекло озонами.

Нас тут Лели одолели и зачем та ода Лиле.
Ведь давно её растлили! И пускали в рост ли, или?

А поток уж верь, тих в воске, но крутится вертихвостке.
Сны цветут сна Мекками, жуткие, с намёками.

И как мы все там за разы — сей набрались зла заразы.
Не уйдёшь ты от угрозы, не поможет и УГ розыск.

Не тебя там чтят прелаты, раз твоё бельё при латах.
Нас потуги одолели, то для вас та ода Лели.

Это что ком меди а, или зла комедия?
Снова мыслят завести, ту пластинку зависти.

Мысли те пространные — про страны, про странные!
Атомы в ней тронами, то звезда с нейтронами.

Что в мире, только том не водится, но вот душа-то не водица!
Красны, как рак, ты права лица,
да чтоб им гадам провалиться!

Не с неба те права лились и не куда не провалились.

И алкоголь, всё также в лица, с небес святых, не может
влиться.
Раем хоть зови и дно, но не будет-то завидно.
И в мозгах её одно, как ударить вас о дно.

Бить в лесу ключу, быть к двери ключу.
Радость получу — светом по лучу,

Дуги-обручи с радуг обручи! Неба кручи станут круче!
Отче, бучу отчебучу.

Странны вещи — сны вещи! Чело овечек — человечек!

Латкою свечу, не задуть б свечу,
Дамы с вече несли свечи.

Там несётся гам от несносных гамм.
Круг за кругом — руги к ругам!

Гаммы вот! Но гам — нужен ли ногам.
Гам не поза слугам — он не по заслугам.

Можешь, к личности этот клич нести?
Смейся с нас ты, то зла снасти.
Не при личность в неприличность.

Слёзы надо лей ты над долей. Не заду манны — задуманы.
Блеск там от парчи — всюду порчи, суть дня порчу через
порчу.
Поле чудес ну… полечу десну!
Я за всё плачу — с горя плачу.

А вы прекрасную зарю б ли — лихо так купили за рубли?
А ума там полон погреб ли?
Душу вы у мата погребли.

Многие тут жили снами, многие дружили с нами.
Сработал маг, ни там, а сильным тем магнитом.

Убрать ту резь бы, а хитрым резьбы!?
Глоток потёк внутрь наших глоток.

С друзьями тем делись и ешь свой Делис.
Друзья, где делись?

Чему же рад браток? Там потечёт бра ток,

Тот прошлого поток и дым тот от дорог,
Что памяти так дорог, что слаще многих паток.

Вижу тот кровавый пейзаж, же ни я,
Вот и надпись: — Спирта пей зажжения.
То иска жжение искажение.

И поповских месс топь о, ложь жжение,
Вспыхивает месс сто, по ложь жжение —
Пастора тут местоположение.

Чуешь! Продолжи про дол жжения —
Не я сочинял лжи продолжения.

Тех сплетен-то сочинял — сколь лжи, не я,
Ложь-то сколь жжения от скольжения.

Веришь в попа, в рукоположение?
Церковь ада, не вру, копала, жжения.

Сколь жене я писал про скольжения.
С вер жжения от правды свержения.

Раз ложь жжение, это разложения.
Раз жиж жжение, это разжижения.

Да, вот запустил уж с вер ершей ни я —
Инквизиция вот их свершения.

Вылетело слово из вер — жжения:
Бред сплетен словоизвержение

С ложь жжение — наветов сложения.
Бесу-то служения с луж жжения.

Вижу тот кровавый пейзаж, же ни я,
Вот и надпись: — Спирта пей зажжения.

То иска жжение искажение.
Верующих правдой оскорбление.

Пострадал, очень, за ложь Жени я,
Всё за тайны жертвы заложения.

Беспокоился-то за раж Жени я-
Страх его — той верой заражения.

Видел, вспыхнула зря заря жжения —
Искрой с элемента заряжения.

И возбуждён сильно, и зверь Жене я,
Как вулкан в период извержения.

И зверь Жене я, да-да, зверь Жене я,
Из-за мата того извержения.

Но зло Жени не я, зло Жене не я
За плохие его изложения.

А в театрах-то смотрел из лож не я
Делал ли в печати изложения.

Выходило уж, из ничто, жжение
Ну, и совести изничтожение.

Глянь-глянь, кто навесил и зоб раже, и
Изменил его в изображении.

Испытали и мы иска жжения,
Не поверили мы в искажения.

Видел-видел иску куши Инн, и я,
Ведь такие были искушения.

Прицепили то-то иску уши и,
И не напрягаясь, молча, скушали.

И скушен, и я от искушения,
И стар жене я, от исторжения.

Вот хочу добыть икру жене и я,
Вот мои те беды, и кружения.

И открыт кн бале рынок, на любых здесь балеринок.
Оторвала доску пола та.
Да ума-то в ней палата!

Звонкая ты балалайка, музыкою бала лайка.
Монет пяток, сверканье пяток.

Но не знает-то Пилата, но мы знаем, где пила та.
По больничным-то палатам видно сразу, где пал атом.

Не кушай сало с ахам, а то познакомишься с Аллахом.

И видна нам, и по латкам — отдана вся жизнь в палаткам.
Да, ну, их туда с Пилатом!
Разве сыплется с пил атом?

И не выйдет ночь с тенёчка, для того и стеночка.
Ты прости-прости ночку, простели простыночку!

Но сожрали простеньких зверские простенки их.
Их, вы били сотенками, с разными, с оттенками.

Сан с добра, не с частного,
сделал нам несчастного.
Разве вам участника да искать у частника!?

Как надел он, сан очки и как сел на саночки,
Да одел сам очки, с ним смеются самочки.

Не снимает поп очки, впрямь смотря на попочки.
И напрасны все старания,
видно ты душой стара не я!

Взял ты на этап очки, захвати э, тапочки.
Косточки вам с топочки — за упокой стопочки.

Плети плута — плута к рати! Издевались плутократы.

В небе песен пара пета, но нет в небе парапета.
И там звёздные потоки, а здесь только пота токи.

Полнит душ ту полынь,
лень горькая-то как полынь.
Истину о, Тора пела, а толпа оторопела.

Нанесли, те, люты раны — от той веры лютеране,
Мухаммеда кара рана — злом исходит из Корана.

И могла мести души злобой мести.
Вы души о, муть и… наш глубокий омут.

И не надо известия, понял всё из вести я.
И что следует из вести — это может извести.

И не лгут специалисты — пишут тут спецы листы.
Поток скромности их стих — маты отданы на стих.

И хватило б совести, себя, тише сов вести.
И наверное из мести, хочешь пыль полов мести.

И новый путь там начат, уже намёк на чат.
Как она перепила: да под те перепела.
Сколько песен перепела

На то она мечеть, что молнии бес мечет!
Такое намели, что ты тут на мели.

Такого рта когорта? Зачем пила кагор та!?
Упала в низ чета — зло множит нищета,

Кем же осень тут привита? И от лета нет привета,
Травка что слегка примята.
То, какие уж приметы.

И просторно, и бесспорно —
обойтись бы нам без порно.
Да, что я тут плиту — положишь ль под плиту!?

Носил муж эполеты, забыл, где и полёты.
А языки, что плети — интриги дня плети.

Ведь тобою поиск начат и надежда вся на чат.
Маты вырвались из пасти, как теперь его спасти?

Ноги, руки за час стыли. Изменились за час стили.
Это вьюги зачастили!

И остыли, то ас ты ли? Вот поговорим о стиле.
Расспроси! Чей то пост или? Ну и выдал тосты ты ли?

Воспитала дурь ту пасть, и страну сдавила тупость.
Ей добавили-то форсу — много фальши, липы, фарсу.

Пьяницы идут по водку, как на том поводку.
Поводки вам не повадки.

Задымилась вмиг проводка, когда вспомнили про водку.

Говорят: — Что уж с воды и… вам не строить дома своды!
Не крути ты эти сводки — неприятности все с водки.

Говорили, что: –»Огня, та — так боялась, как ягнята».
Развели они о, гнида — смрад — огни да, да огни да!?

От огня запел пёс трели, то террора дни пестрели.
В рвении вы поостыли! Оттого, что дни постылы.

Нетерпенье долью далью, чтоб не стала быль юдолью!
Постелю снежок постелью. Это будет всё по стилю.

Почему же так всё тут убого?
И у злобы тут нет-нет оград.
Ничего ты не спросишь у Бога
Безразличия это о, град!

Распирает вас злоба, о гнёвы!
И от этого море досад.
И горите вы в нём, как в огне вы,
Вы спалили свой Господа сад.

И у нашего ль у чина, теплится ума лучина?
А он то гадость прёт чинить.
Вот так и вьётся притчи нить.

И берёг ту Кук лучину, подарил как куклу чину.
Рад уж кто-то и злу чина — огоньку-то из лучины.

Разгораться и лучинам — пусть достанутся лучи нам.
Притчи это не причины, а причины зло при чине.

Лучше б чин отче б учил, а то гадость отчебучил.
И в список чёрный включены,
как дурни верят в ключ чины.

И ревела матерь с чина, его била матерщина.
Такой толк же нам и с пыла? Страна зло его испила.

Ведь там тлеет касс лучина — то прибавка к ослу чина.
Искры, мысль разлучены — получи отказ лучина.

То может боль вам причинить и в рай вам двери причинить.

Когда чины искручены — то мысли ты искру чини.
Причина у жеста чина, тьма злобой ужесточена.

И что выходит из мужчин? Выходит тому изму чин.
Народ к чертям измучен, ведь поклонялся изму чин.

«Ты им препятствие чини!» —
ту знают присказку чины.
Гребли сплетен те чаны, устраняли денег течь Анны.

Ну, как себя вели чины безобразной величины.
От мата не вылечены. Вот и сидят в иле чины.

Самотёком прут злы дни, то не дни, а злыдни.
В пропасть те дни пущены,
стали зла, ведь пуще они.

Не имели соли дни — внешне были солидны.
Плотью не вылечены, пни большой величины.

Вы ли круче кручи чины, что тут выли от кручины?
И кручины — съели икру чины.

Вас куда вели чины, большой величины?
Вам ли чину, или сменили вам личину?

Гайки ли откручены, ждали, что от круч чины?
Это ли величина, и куда вы вели чина?

Лечена гвоздём личина,
а прибьёте ним ли чина?
Ой, видали вы ли чина, когда он величина?

И делами кручены, те, что круче чины.
И теперь получены, что кругом полу чины.

Посланы полу чины боссом, к бесу, по лучины.
У вер точки — увёрточки.

Специалисты по стали, что-то имели с поста ли?
И судьба не лепится, сплошная нелепица.

Петля нам та петлица, а в ней будут ли петь лица?
А вот голове петь ли?
Если над ней петли.

Что открыл вам вечер рты,
у последней вы черты.
Круг событий вычерти, кого носите вы черты?

Там не пел и соловей! Лести только соло вей!
Ох и планы во, даём — чистим злобы водоём.

У врача с утра приём, но хитрить его приём.
Авторитету поста расти, особенно по старости.

Увидел пусть я чина, а он пустячина.
И злу чина излучина. Пуще чина — пощёчина.

А при чине влечение, вся причина в лечении.
Занимает вся чина эта всячина.

С кем желали лечь чины, а потом кем лечены…
Сразил мор мышку, лови мормышку.

Пьёте бордо вы, вот и бордовы.
След бардовый и был бордовый.

В том круге, хор дам, стоит по хордам.
Там и ура, дам, летит к уродам.

И бей баклуши о бак, бак Луши.
В раю те туши, играют туши, хоть свет туши.

Эти дни недели чудны, были — были те чудны.
— Ха, чудно! Как это хочу дно?

Мы лапшу на уши грузим, узнавая игру зим.
Знали мы, что нор мотив, это наш здесь норматив.

И я матом пру ужин — и язык как сталь пружин.
И бузим в фас образам, и возник там образ — зам.

Спел он в бочке, был он зам.
Вот не зам тот рад низам.
Он был босса рад призам, а теперь куда хочешь при зам.

Мы проблемы не решим — вер опутает режим.
Сторожим, кто сторож им?
Сто рож им и с тарой жим.

На тарелке пожирай, как пожрали пажи рай.
Шкуру ты дери, жируй — адом тем и дирижируй.

Сути знала Миссис тем — говорила мы с систем.
Мы с системы — миссис темы.

Как мы врём и как мы брешем, где пролазы — бреши им!?
Снимал, получше, утро бы!
Не шёл на поводу утробы!

Не увеличивает на петлицах быт ромбы
И к трём бы, нутром бы, чувствовал бы тромбы.

Он весь кипит залиться трёпом
и следовать Европы тропам.
Головы выше и не достанут э, скул лапы — советуют так эскулапы.

По песку лапы, говорил: — Тащили! — поп, — эскулапы.

Шёл похмелиться, стал тихоней
и говорил тихо о ней,
Тыняясь в баре сонной — соней, он рассказывал сон ей.
И выглядит всего ужасней, того видал «ужа» я с ней.

Опередили нас леди ли и здорово в искусстве наследили.
И леди ныли, леди ныли,
и нашу душу леденили.

Хрустальный гроб мы эре сладим, если между собой не сладим,
ведь жизнь друг друга мы конфеткой не сладим.

А что мотает на ус Лада и что для неё услада?
В гробу поэзии та Лада,
что взять нам с лада, коль нет слада.

Послали вы туда посла ли?
Осла ли послали в Осло ли?
Такой там голос у сопрано, наверно поп их усоп рано!

Спи ралли, где твои спирали!
У крали их они у крали!
А те, кто спёрли и спирали, такие вышили спирали!

Хрустит непрочный тот ледочек, и не выдерживает лёд дочек.

Была из всех подонков свитой — идёт святой с своею свитой.
Рождаешь, видно, мысли ты,
когда с тобою мы слиты.

Чу, десница! Чудо сниться. Диво-див, чудесница.
А душа и сини — синиться, трели вьёт синица.

Как всё пошло — теперь всё пошло.
Впёрли ого, дышло, так всё о, годы шло.

И от красок той зарницы, и от плясок озорницы.
Счастья вызрели крупицы,
но разве это круп пиццы
Сноп лучей связали спицы, а их вязали спецы.

— И звук фанфар очень о сладок!
— Что-что напоминает осла док?
— А в душе какой-то осадок.
— Что-что оса док?
— И подбородок уж из складок.
— Наверное, взял в аренду склад док.

Ах, какие краски у зори, это счастья радости узоры.
А что в обзоре у вас об зоре?

Что за чудо по заре, и, при таком, таком позоре?
И мечта опять, и снится.
Ты мечта — опять с Ниццы.

Пятится за той мечтою — пятница, где дан меч тою.

Виновна суть не истины, а то, что свили вы и с тины:
Что башни там и стены
и что глядят глаза и с тени.

Так зовите не на вы сны, где вы и миру ненавистны.

У чучела века учу человека.
Учу человека, у! чучело века!

Хочу человека — ха, чучело века!
Не хвали ты шало пая — шало пая шалопая.

Опустела — опус тела. Запестрели — запись трели.
Три Леры на триллеры.
Днём пестрели пост и трели.

На ком пост всех на компост! Пост стрела — у пострела!
Пестрила власть тот пост рыла.
На погосте, всё по госте.

Напасть стрела — на пострела.
Приз стрел лить, чтобы пристрелить.

Напасть стрела, на пострела. Приз-приз трели — пристрели!

От педали отпеть дали.
И галдели, как галл в Дели.
Что видели, то выдели! Опустели на опус те ли.

Вникни в дело — иголку вдели! Выделите дела вы Дели те!

Все балдели — был бал Дели.
Зло пустили, пусть и стили.
Видел уст я — злобы устья. Пусть як это пустяк.

Опустила опус тыла. Наверно, с тыла она с тыла.
Открыв око вы, увидели оковы.

И то на века — та тяжесть на веко.
Выпили, а в чарке не подносят овчарке.

Ригой крыт тик, ей объегоренный критик.
С него от вин тик — закручен ли винтик.

И свёл морг нули, и те не моргнули.
Не шагу, угу, ли — набили у, гули!

И плещет спирт баком, достигнут оба ком.
Вспомним о ком?
Окинем всё оком.

Что дурного!? Маша гола довела орду до гола!?
Скрыта в том и душа гала — я смотреть иду Шагала.

Не кричала бы ша Гала, в ногу с модою шагала.
Она любит так Шагала, что в музей она шагала.

Шайка та при вилах, дрожь была при виллах.
Меры половина — злобы пол овина.

Крала свора тыла, кебы своротила.
Брал пример от тыла, царь тех свор Аттила.

Да с небес явь или!? Грех святой явили?
В мешке ли шило спокойствия лишило?

Нам свет дня тушили совдепа те туши ли?
И липу ту шили, играя туши ли.

Что воли лишило — там запах лишь ила —
Дыханье душили, порывы души ли?

Куда мы спешили? Ты снова спишь или…

В брошь с малахитом дурь домешалась.
Прёт смола хитом, как в доме шалость.

Грусть примешалась. Совесть вложат в лесть.
Зло приме шалость, чтоб высоко влезть.

Что же скажет шар о том — шариатом шарит атом?
Шары адом — шатит атом.
Там Адам, он правит адом.

И вот наш шар как Содом он не стал нам садом,
Он сломал ста дом, он ведь правит-правит стадом.

О шарады от шара рады. О, шарада, о, шар ада!
Наши рады на шарады — шариатом шарит атом,
Кто, то, катит шары ада — шариата-то шарада.

И идут там наши роты, да на все, всё на широты.
Остаются сиротой, спета нота та си ротой.

Раскрывай-ка шире рот да на весь простор широт.
Не дышала в ширь рота, шире рта та широта.

Разросся край вширь мой.
Шар мой, да ты шарм мой,
Кому-то стал ты ширмой, а кому на шару всё на шару.

Дробит-дробит шар манку, под стать-то башмаку,
И крутит бес шарманку, наменял на баш маку.

Ишь наряды на ряды. Шик? Нет, злоба шикнет.
И народы дурь на роды.

Кто расскажет про бирки, а кто что набирают в пробирки.

И несла заря дым, мы ещё её зарядим.
Шаром по кати, шаром по Кати.

Пока тишь покатишь аром, пока тишь покатишь шаром.

А мы покатом, пока там тишь,
орём и там лишь покати шаром.
И вот по полкам шарим, на то и нужен шар им.

Он ездил по полкам, а тот шарил по полкам! — так сказал
поп Олькам.
Шла зоря зорь ядом пронизав зарядом.
Вот и ряд за рядом все ложатся рядом.

И бес шарит адом, бьет нас шариатом, катит шары атом.

У заброшенных аллей, от стыда ты сам алей.
От зари там пар алел, мы проводим параллель.

Не вини-ка только троллей за искрение троллей.
И не пачкай ты стиль лист,
был чудесный там стилист!

Вот такой стилист ты! Жуть! Имеют стиль листы.
Лести ширятся пласты и пустился в пляс ты.

Ой, какая пасть! От неё можно пасть.
Лихачей страховал, их очей страха вал.

Мы все были бы при деле, гнали бы мы на приделе.
Взялись мир мы переделать,
но не знали как перед делать.

Долго-долго и мысль спела, в фальшь крутую песню спела.

Знаешь удаль ты и злую долю — взяли было тебя в долю.
Вызывает о, боль ют, если на нём грязью обольют.

Злобы трал напасть траль. Жалок враль, входит в роль.
Жалка роль — жал король.
На постель — жми пастель.

С мясником лепота, с лепрою липа та!
Языком лепетать, азы ком — лепит тать.

Жалости ли питать, стать должна пухлой стать.
Свой, свой им песнь своим.
Бей судьбой — рви суть бой.

Летит, мчит Икар мой, он в танце вёл и кормой,
Он с неуёмной и кармой.
Лети Икар мой, лети ты и кормой,
С этой вот и кармой, прокиснет и корм мой.

И ты, шуруй там в ритме и давай ври тьме!
Э фирмой забит эфир мой.

В общем, свара, злая свора. С приговора: — Что взять с вора?

Руки к раю простирают, простынь края простирают.
Ну, а в чарке яд овчарке. Неба зоны не бозоны,

Думам не разняться, чем они разнятся?
А ты блин дашь? На абордаж берём блиндаж.

И летят те перья. Слушай! Кто теперь я?
Соберу с клоаки — сплетни те и склоки.

То великая высь ли? Фразы эти в выси висли.
И куда же мысли вышли? Ты отчёт об этом вышли!

В голове, то, месиво — ведь боялась та мисс сева,

Ведь кто он — мессия и папа ложь месс сея.
Исказил Моисея — блажь не Мою сея.

И сказали по сети: — Боже ты нас посети.
По сети ли их черти посетили.

Вам от винта — смерть от вин та.
Тасует та! Ах, суета. Тоску суёт — суета сует.

И куша это метка. Смерть целит в тебя метко.
Бежит вода, как с уток, бежит и время суток.

Вещих снов, тот с нови день я, видел явно сновиденья.
А от них лишь шлаки.
Ну, а верх — ишь, лаки!

Бес новатор — бесноватый, крутит-крутит без сна ватты.

Видел по этажу ль я главного поэта жулья?
Может, до ору ж и я, не дойдёт то до оружия.

Что там им сидеть по году — не испортить бы погоду!
Хорошо узнать по ходу, всю погоду, для похода.

В том какая выгода, что потеряли вы года?
Навалились тут о думы — сочиняли оду мы.

Долг отдали и вы году, но отдались то вы гаду.
Он сидел за выгоду, он готовил зовы году.

Сколько нам за гада дали, про кого там загадали.
И идею нам подали — прогуляться там по дали.

Разыграли ли, памфлеты —
не нужны те липам флейты.
Эти сплетни — бич плети и интригу с них плети.

Идёт весна и он весь на… шумит сосна, и то со сна.
Таков типаж, под типа — паж.

Не за что и тот тип платы, и не чуешь тут тепла ты.
И с верха на то плюя, печь стихами натоплю я.

Пой же, голоском в капелле, о весенней, о капели.
Распахал как поле ты, тем окончил ты полёты?

От простуды много сопель, тех зелёных цветом с Опель.

От ангины быть в постели.
Цвет с сангины, что пастели.
Шоком вам, однако, было — шла назад одна «кобыла».

То, однако, дочерь та, видно знает до черта, видна та, её
черта.
Не ослу гам, а слугам!
Поза с лугом слугам — по заслугам.

Ты слыхал про ток — зашумел проток,
Ты открыл роток, сколько рот отток.

Засиял бра ток, вот и рад браток —
Слишком прыток ток и его приток.

Слышишь! На спор, ток лишит нас порток.
И схватив пруток, на тебя прут ток.

Ну, давай браток, ну, раскрой роток.
Пошёл в избы ток — нам его избыток.

Крутят распри ток, веры раз приток.
Выпустит пар ток — бег и без порток.

Ночью за пар торг, грозен как парторг.
Он от чуток — чуток — выпил так чуток.

Дебри вести, могут, в ад вести.
Злобу мести внутрь не вмести!
Латкою свечу, не задуть б свечу,
И я свищу — на зло свищу.

Месиво, во, тех месс его.
Босс наш мастит босс путь мостит.

Мозги чини величины! — Вы лечены! — выли чины.
Метле мести, бы, не мести.

Быть при чине, круче причине.
Сплетни, мол, львы — хуже молвы.

Там несётся гам от несносных гамм.
Круг за кругом — руги к ругам!

Гаммы вот! Но гам — нужен ли ногам.
Чело овечек — человечек!

— «Ты слыхал про ток?» — зашумел проток.
Засиял бра ток — веселись браток.

Можешь, к личности этот клич нести?
Смейся с нас ты, то зла снасти.

Цели ты настиг — снасти то на стих!
Не при личность в неприличность.

Придумал видно те маг гнёты и к ним нас тянет, как магниты.
Теперь ли прима-прима тали?
Как мани-мани примотали?

Твоя то прима прямота — напоминает прям мота.
На глазах бедняга тает и слёз своих уж не таит.

А кто вникает в руны в стране, где все вруны?
Слёзы жали с Кааба лить — жалостью мир кабалить.

Взрослеют лбы не по годам, идут походом по годам.
Не вам скучать по гадам!

Сокрылись дурни по ходам
и похоть дам идёт походом.
Идёт походом похоть дам, на мусорку тот пах отдам.

И выметёт Заура дом, Скучая за уродом,
Урод занялся вредом, теперь там каждый врёт дом.

И вот эпоха дам пошла: она, однако пошла.
Она бездушием дотошна и очень даже тошна.

В каналах муть купала, их сводов купола.
По этажу жуть пела, взводила жупела.

Звучала зла баллада, звучала как бал ада.
Кому дана баланда, кому политика Оланда.

Кааба кабы ласты тебе, ведь как балласты.
И веры то напасти сомкнулись-то на пасти.

Рань. В тумане парк парит.
Чепуху напарник порет.
И излюбленный портрет, на майке, солью пор трёт.

Подруга вышла с парнем.
Спорнём! При них и спор нем.
Не пытайся так упорно смысл и суть искать у порно.

Играла много однако ролей, но играла одна — королей.
Слёзы надо лей ты над долей.

Суть дня порчу через порчу.
Вот в тартар лечу — плоть ума лечу.
Поле чудес ну… полечу десну!
Быть и калачу, тесто колочу.

Ламбада из ломбарда. Не тронул тот Лом барда.
И парит душа — не парит. Анекдоты только порет.

И полит чем Ипполит?
Им всегда, от пара пет, петербуржский парапет.

И готовит их портрет.
Тот, что языком порт трёт.
Будет пред грозой парня и всё, ведь, для того парня!

Воздух в бане — клубы пара и друг друга парит пара
по просторам бань паря, видно баня пар-то Бонапарта,
у него была из Бонна парта.

В бане-то душа парит, когда бойко веник парит.
И ты паришь, ведь то пари ш…
Пари ж, ведёт в Париж.

И когда хорош напарник. Что копит деньги на парник.
Но почему зол на пар Ник?
И разорвал в пух наперник?

Вышел трепачом и ваш треп по чём?
Силы не видны, сеете вы дни.

Начерти беды полоску, раскрути ты всё по лоску.
Сетью портили треску и наделали-то треску.

Так сыны жуют токсины, а пропустят ток сини.
Лица были искажёны — добивались иска жёны.

Пили-пили! Так сыны! Выводили тем токсины.
Были рамки им тесны, только видели те сны.

День испорченный, сток сына — гадость лишь возьмёшь с
токсина.
Что случилось там с страной — стала та странной.

А коварные токсины это просто ток сини.
Что сэры с эры брали? По слитку серебра ли?

И счастье на пульс Сарам, сверкать, сверкать пульсарам.

И Сару из ребра ли?
Свой путь они избрали — светильником из бра ли?

Сыграли сэры б роли и это серебро ли?
Седины серебрили, носили сэры — брили.

А крали к ралли — крали, их действия по роли.
Для них и короли, по роли чушь пороли.

Это что ком меди а, или зла комедия?
Он теплом уж душу парит. В небесах орлом парит.

Это был бал дам. Славится балдам!
Рясы чешуя — байки чешу я.

Ах! Дымок мираж для сцены —
процент занижен с цены.
Жар, выносливые парни, там не выдержат парни.

Самогон и сразу литр — в одно горло, сразу, лит.
Каждый там играл по роле. Уж по роле и пороли.

Что вы в водах пестрили? Понимает ли пёс трели?
Зла теории там выжили.
Как же, люди, там вы жили!?

А поток слёз в росу лит. Что тебе тот раз сулит?
А не помнишь, по разу ли, мы там тапочки разули?

Расшумелся раз улей. Мёд ему ты сразу лей.
Плоть ума засорена — там прошла за сор арена.

Дождя ли ну, ждали. А была в том нужда ли?
И дуры, ну, уж дались, тем, кто того нуждались!

И знатный о, дож Дели! Сказал ли, о дожде ли?
Не будет и дож дуться, когда дождя дождутся.

Ах, как бьёт вас жизнь дуплетом, а начальство, как дуб летом.

И сколько можешь наплакать ты, ишь слёзы-то текут на
плакаты.
Но на шатком жизненном плоту, вовремя неси за плоть ту
плату.
Ты за тело-то своё плоти.
Таково устройство — дело плоти.

Ведь, откроют взводы оба рты, скажут: –»Вот не делала
аборты!»
Это плато ума не палата!
Кровь стекала, прямо, прям по латам.

И всё будет, мне там, по плечу.
И сказал он я всё как поп лечу.

Ну и что ты сразу: — «В поле тучи!»
Лучше молнии полет учи.

Оно полно — здесь поле чуши,
иди я тебе полечу уши.
Ведь, там люты и в Иране, те блатные лютеране.

С нами сна видение точно с наведением.
Чьё то было веденье и несло чьё виденье?

Любит попа Дания — в цель то попадание.
Вот и мироздание — чина мира здание.

Бедное создание выпало со здания,
Где её то данные, кем они нам данные.
Ой, с пяти ли спятили?

Так неси куда попало, то сиянье от опала.
Вот и нет того пострела, но достала пост стрела.

И тот свет от растра вит. Раз и душу нам растравит.
И всё шло ну, как попало, вот и шея попа ала.

Ах! Устала стоп пила та. То пила та от Пилата.
Уж пока горят плеяды, не пей — эй! по капли яды.

Ах! Экс киса из эскиза, икс лица пошла кислица.
Иск излить и всё искислить, из кислого иски слова.

Из лица прёт зло излиться и гримасы игры массы,
И излиться тут, и злиться.

Лис точки фальши листочки.
И цвет точки то цветочки. С веточки берут свет точки.

Порван свет — цвет в лоскуточки,
но не ставь на ласку точки.
Пьют вино-то всё за ночки — выманив у них заначки.

В заблуждение ввести могут нас те злые вести.
Хороша была заначка, о, что была то за ночка!

Тобою я зван, ночка, до вешнего звоночка.

Сдерут и кожу с тела, ковёр ему с теля.
Смеются, как с теля и нет другого стиля.

Пирог особый спечен — величиною с печень.
Ох, это вен ночки — на голове веночки.

Мразь на всё начхала,
вот салют — ночь ала.
Кто там жил рассказом об салюте, кто-то в абсолюте.

На века тот сон на веко.
Лёг и сон на веки, а кому навеки.
Развели потеху — пхнуть помеху по меху.

Новь в этом шла наветом.
Навиты наветы — на свету на свиту.

Побарахтайтесь в трясине и с лица сойдут три сини.
Что вы молитесь о сыне,
кланяетесь же осине?

Не достичь вам неба сини, раз вы кланялись осине.
Деревянный крест с осины,
вам напоминал о сыне.

И идёт там бал — бал беса, да на радость пса балбеса.

Шло на человека то начало века.
Пало на чело, уж нашло начало.

Лоботрясы-лоботрясы, отрясите лоб от рясы.
Не закроют дыру юга, пылью полная дерюга.

Вот такие ипостаси, их запишут: — И пас Таси!

Уж на шаре шарудим, ведь на шару-шару дым.
Пушку дурью зарядим — вот и будет за ряд им.

Ну, а мы ещё зарядим — чтоб пускала заря дым.
Запах шёл нар ядом, он и стал земли нарядом.

И сказала: — «Надерусь!» — боком вышла Наде Русь!
Не клади же на шар ус, не клади же наша Русь.

И в лаптях ты похоти шаром, дико, походи!
И Адам отдал асё гадам, всё отдал крутым годам.

Не щадит там дел тел атом, не вкрутить мозги телятам.

Всё не вышло по летам — лоску б там дать лоскутам.

Воздадут им по летам, он не полет поле там.
Клёво там — век клеветам.

И парад из — парадиз. По радарам — пара даром.
Тара рам там тарарам.

Знает ость и рота, смачная острота.
Ну, дела — у дела, своего удела.

На мозги не капай, ямы не копай.
Не командуй пли ты — кладбищ не множь плиты!

Дурь добавил в опыт, яд его там выпит и весь мир вопит.

Шли и воины походом, рассчитав на похоть дам,
И пошла эпоха дам, распиши то по годам,

Шла на радость пагодам, веселясь на зло погодам.

Вот, а это похоть дам и идёт на вас походом.
Но бегут все по ходам, не идут они походом.

Ну и мы чирьи дерём, ведь пришёл черёд Ерём.
Расскажи, иди и о том, и где вылетел там атом.

Я до блеска натру быт! Что Адам там натрубит?
Тати там, там Иго дам — получили и годам.

Вот откуда Эль да родом, стоит там иль дара дом?
Слали-то Эльдара до…
называя то эльдорадо.

Шуткой той повесели, где кого повесили!?
Зло кругом, от месс его, в голове, то, месиво.

И так отстали как мухи от стали.
Они устали, галдят уста ли.

Они листали, они ли стали?
Дела верстали, одна верста ли?

Ведь, осталось соло в иных, тех ночах, суть, соловьиных.

Но спросите-то вы их, те ответят: — «Это вывих!»

Разве-разве враз и мили их умы те вразумили.
Ты не думал что потом, обливаясь хлада потом.

Штору в низ-то опустили, опустил и опус стили.

Слухи не пусти, о, пусти не! Расскажи нам о пустыне.

Не кричи ты ша реке, ей шуметь на шарике.
Не идёт шум к лирике, не хотят шум клирики.

Началась истерика — брызгами из Терека.
О лице и мэрии и о лицемерии.

Выпало зло карою рыжевато -карою,
Мозг заполнен сорами и стала жизнь ссорами.

Пробуй блага, дар нести — требуй благодарности.
Щебетал соловушка — лезет его соло в ушко.

Голоса там с оловом зададут там соло вам.

Заведут в саванну, намотают савану.
Сели саны не в те сани, а то гроб — доски тёсаны.

А деньки там простеньки и чужие мылят простынки,
Слышат то простенки.

Кутежа, да-да, ость трынки — спичи пишут, остреньки.

От тепла распутица — вскачь река раз пустится.
И грядёт раз путника — по купе распутника.

И грядёт раз путницы денежной распутницы.
Это математика прёт-то мат из матика.

Вырвана страница и, горько плачет странница.
Катится кара катится — дней-пней каракатица.

Им легко при были считать их прибыли.
Грех не накопите — грязи на копыте.

Токи слов, как бредни. Не бренди под бренди!
Ты учись! Не медли! То учить, не мёд ли?

Грязное вот место — крытое для мести.
Взялся поп за мессы, это зла замесы.

Славь нам мастака, а!
С верой масс атака.
В общем, всё там было к ладу, чтоб найти дорожку к кладу.

Этот гор дым дует гордым. Зла то глава — златоглава!

Стог нации съели стагнации!
А ту дробь-то же вело к выстрелу-то жевело.

Что я сдуру наживу? Положу себе в наживу.
Полумертвый, но живу!

Что находите вы в их? Может, даже это вывих,
Ты наживу наживи, миру скажешь: — «На, живи!»

И ран столько ножевых!
Так воздействуют на живых.
И исправили же вывих — предрассудки живы в их.

Дали нож и вы, но живы! Ну и всё из-за наживы.
Ватикана сеть там свита, подле папы и вся свита.

И считается солистом, он прикрыл всю соль листом.
Это была соль истом.

Так разбавил вино град — на земле весь виноград.
Кто-то там, что вы наг рад.
Заработаете ли вы наград?

А кричат везде прогресс и расскажут вам про ГРЕСС.

Говорят те Симочке: — Там нужны тесёмочки.
Чёрные несём очки, лузгай гад, те семечки.

Там портреты — стен очки, всё горохом в стеночки.
Ты надень всем тем очки — розовый цвет темочки.

Зло скучает там за нами. Зэки мрут там зонами.
Ведали мы зонами — изошли мезонами.

С нами за газонами, всё летит газ зонами
Публика со стонами, пали кости СОС тоннами.

Уж горят костры в дебрях страсти,
глупость вознеси — тупость с трасс ты.

Ну, а журналист — шьёт ажур на лист,
сплетен жир на лист — выльет журналист!

Ему прощу — язык пращу! И в эту пущу слухи пущу.
Есть в жизни бреши — ты не бреши!
Суть, правду режим — срежем режим.

И взял в плен ум, был тот пленум.
Шли до нор мы, после нормы.

Твои гости на погосте. И ужимки те по гостье.
На, теперь-то выкуси — видели, тот вы кус и…

Спать хочу мне не до сада, от того гнетёт досада.
Жутких мыслей та осада, верно, мысли аса ада.

Снег не выпросишь и льда ты!
Юбилей его иль даты?
Бесы там его солдаты — в том и есть соль даты.

Зло прошло, стучит в набаты — накопили слёз на баты.
Зря свет свечу, задую свечу!

Но боюсь и я мой рок, ухожу я от морок.
И боимся, и мы рок, уходя там в свой мирок.

И вы держите пари же,
что останетесь в Париже
Искры шили, искры ли и крыли и летели из крыши ли?

Зорки зорьки — в плену зорек, дай зарок и будь ты зорок!

Искры три, все три почём? Были за, за трепачом?
Искре с тины и крестины.

Ум на рок у тех морок, правит миром мор и рок.
И из края искра я, обрывает иск края.

Не выходит зло из моря — захлебнулось всё в изморе.

И иск рая — искра я, а из Крыма искры мы.
К орлам тяготеть карлам.

И иск Крым и мы искрим. То из криви искры вы!
Иск крови на иск, иск крови — смотри мир не искрови.

А те вин, вин-вин тики — вкрутят винтики,
Вот и мы ввинтим, в кино вам интим.

Не туда направив мысль — с массы сделали мы сель.

Шмель большой на око сел. И народ наш окосел.

И у зла, там и, у зла не развяжете узла!
Работа человека. Живёт ль чело века?

Вновь объяты слепотою,
как расстаться с липой тою?
Искра мольный — иск крамольный.

Хорошо бы пасс подать — не платя и злобе подать.

У чучело ругая учу чело. По лучу пол учу!
Чучело ли по лучу в свете лунном получу?

Учило отче б у, чело! Ну и отчебучило!
Кружка в горле у кружка.

Пьющих искропив — лилась искра пив.
Искра кадила из крокодила.

Красна искра пив, что зад из кропив.
Из кретина — искры тина.

Искры из крамол мата искры мол.
И с краеведа — искра и Веда.

Вилась искра с ней, ну а ты иск красней.
И с красивых искра сивых.

Но чего-то он не весел, слышен всплеск но не вёсел.

От стыда я вот алею — может, выйду на аллею.
И от скуки занял брех ту — он то у неё по Брехту.

А грызня, то запад дня,
это верно, западня.
Дни на выдумку не бедны, уж растаяли в небе дни.

Тягу увеличило — увели чело?
Вот ось кол луны, а вот беды-колуны!

Так и Геи оргии о святом Георгии,
А тут злобой той горя — разрасталась ссор гора.

Вот и Кате горе и — в любой категории.
С скоб заря выходила с Кобзаря.

Много есть у Сима фор, но отключен семафор.
На лице был тот багров — рыб ловил за счёт багров.

Это видно серия — дни бушуют серые.
Вот и солнце, с дуру, село прямо-прямо за село.

Воры в лице мэрии, все там в лицемерии.
Икру той предлагал и крутой.

Не за будки, не за будки спрятаны-то незабудки.
И на ворах не ставят метки,
а стрелять они-то метки.

Класть кому в столбцы полеты,
а кому в Париж полёты.
Тьма надела эполеты, а кому опала Леты.

Пой по это, пой поэта.
Нет привета — жизнь привита.
И привиты, и приветы. У виточка, увы! точка.

Уложил столбцы стопою и стучи ты в такт стопою!
Я на работу заступаю, ну, а ты сходи за ступаю.

И трусила эта жирки, и тряслись с ней этажерки.
С порно всегда всё спорно!

Может быть и группа эта выберет игру поэта?

И завязла в зло по это!?
Словно в рупор эта объявила: — Вру поэта!

И по это пой — поэта, то пой — вето, топай — в это.
По то пой, ногой потопай — и смотри не потопай.

И пришлось опалу раз попасть в опалу.
Сколько зла скопили — на луне скоп пыли!

Сущность оскопили, виноват о, скоп, или!?
Вы на всех плевали, на обед плева ли?

Памяти провалы — вспомнили права ли?
С небес яви или!? Грех святой явили?

Больно и с носка, а! — на то была сноска —
Била свора тело, с пути своротила.

Пример, с вора тыла, царь тот свор Аттила.
Злобы-то замесы — говорим за мессы.

Правят мессы массами, правят массы асами.
Пой что не бель месса — ясно не бельмеса.

Вести и зэк рано взял-то из экрана.
Что несут и скроем — потоки искр роем.

Ты смотри! И с крыл, а, искра вон искрила!
Искрою иск рыла, искра бред и скрыла.

Искра из наноса, пьяна и красноноса.
Не пугай нас тою, пьяною с настою.

Радостью искриться — натворить и скрыться.
Я ли это околею и увидит око Лею?

Им, зато большая плата, у них лысина как плато.
Утрамбованное плато, будет вам за это плата?

Нет, то плато, не та плата и не жди от них тепла-то
А кривая не прямая-то!
Хочешь, дам, сейчас прям мая.

Дождик криво поливая — грязь дорога полевая…
Веры звенья извращенья,
то понятно из вращенья?

Ты простой и я простой, и у нас в стране простой.
Я про сто и ты про сто,
видишь, друг как всё тут просто.

Вот и мысль опала в блёске от опала.
И всё, как попало, попа — попа ала.

Не с проста, вам не с проста ли, говорили те про стали?

То глядишь и полевею, я как ветер в поле вею.
А вот сэр слегка правеет — хорошо мозги провеет.

Многое мы им простили, рассказали им про стили.
Ну, не ощутил я года, как поспела ягода.

Папа па плясал па-па, ты Европа славь попа.
Поп попа ставь на попа.

И как поп попа попарит, в небесах тот поп парит.
Вот мы с папой по пируем, всех паруем по паруем.

И поёт он, что пар нас, всех возносит на Парнас.
И куда несёт напор нас? Уж наверно-то на порно с…

Воображение порази ты, где какие паразиты.
Только страшно те калымы — доведут до Колымы.

Но пора та ягодная — спела нам: — «Я годная!»
Влечёт как баб кино — в том доля бабкина.

Растёт полынью уж всё над полынью.
Огнём я полыхну — рассыплют полы хну.

Тогда и ум мараю — не дашь ума и раю.
Сойти с ума рою вместе с уморою.

Власть и лбы не жала бы, если бы не жалобы.
Дурака ль разжалобить, на то яд — раз жалу быть.

В цвете у, беж день и я, вот все убеждения.
Делал пробу ж день и я, после пробуждения.

Сильно раз жало бил, может и разжалобил.
И ты помощь во-во жди — раз в тепле сидят вожди.

И пульсировала жила бы и населенье жило бы.
А в руках у них те жезлы, ведь и в правду, те же злы.

Предвижу множество я драм, лететь там злобы ядрам.

Крутится женским бёдрам, где много бед драм.
С нар родом он с народом.

И не было кругом сна рядом. Летела смерть снарядом.

Шёл разводной с нарядом и был убит снарядом.
От роду, то писано народу — то будет, на роду?

Пиши ты хоть с нар оду, ты не понравился народу
С народом те сны родом.

Кому идти по воду у зла на поводу.
Ну, что нам зори дали, что люди зарыдали?

С нар ядом жуть с нарядом.
А вы звали музыкантов? Не хватило музы кантов?

Как боль вошло соло в иных, в ночах сих соловьиных.

Сыплется зимы крупа и слетает вниз-вниз с крупа.
На телеге и вся труппа,
сбились группой подле трупа.

Полон мир потомками, а мозги потёмками.
Играми жестокими — полон мозг же стоками.

Наши дамы там, да мы — выпускаем в мир дымы.
Среди этой кутерьмы — выбираем кут тюрьмы.

Населенье, жизнь ямы — усложняло жизнями.
Текут жалобы в зале жалости — цветом залежалости.

И то там по этажу ль я — видел поэта жулья!?
Может, до ору ж и я, не дойдёт то до оружия.

Приставила к стилю одна костыль, вот такой, однако, стиль.

Если злоба пуст и стих! Не ищи людей пустых.
Не круши мосток мастак, не егорь ты душу масс так.

Хранят тот холод в уме лица и плачет от труда умелица.

Чего же то там веселиться, душе виселица поможет
выселиться.
Те снега белые «пастели», вот мажут белой пастой ели.

Как опостылели постели, как средневековые пастели
И барельефы, что по стеле, где охраняют пост ели.

Какой содержат опус стили, их словно в воду опустили.
Наверно и нужна пасть телу,
чтоб лопать-лопать пастилу.

Он выбирает по сто ралли — пастора ли сменив на пасторали.

И в ралли все: те и те врали,
и видимо входили в роли,
И чепуху они пороли и всё по роли, всё по роли.

А боссы крен деля, всё ели кренделя.
Играли в короля, и крали всё для крали.

Не знают как себя вести, без совести и вести.
На эту гадость добр рой и нет здесь ночи доброй.

Язва ныла язва Нила, говорила: — Я звонила!
И звони, звони из вони!

Может яды из питания? Странны твои испытания!

Поц арапа но, верно поцарапано.
— Машину пописали, поцарапали!
— Ты спрашиваешь, так тонко пишет поц арапа ли?

Вас торги приводят в восторги.
Считала та пачки, а в них тапочки.
Пропила та почки и сплела тапочки.

— Женщинам принца подавай, а мужику и служанка подойдёт.
— Точно, эта алкоголичка выползшая с луж Анка, ему
подойдет.
Выползшая с луж Анка, а может Жанка, была ему, как
служанка.
Такие брат точки, надо брать очки!

И мы шли от мостика, и чья это мистика?
И мысли от масс стыка, вызывают у мисс тики.

Лихость та аренная, водочкой за таренная
С тары иная старинная арена торенная.

Отче б учило, вложило отче б у, чело!
Ну и отчебучило!
Но, где пример? От водки отче бучило.

И сплели те плеть и от неё будет ли теплеть?
Какие сплетни те плели! Их отношения теплели?

Разве дот тронулся, потому что я к нему дотронулся?
Ни траты, а смерть несут нитраты.

Спроси про то типа, с какого он прототипа!
Просто, расскажи про сто!

Имела Рада дело и за всех радела.
Набила с ворот ила, с пути своротила, эта свора тыла.

Не свалить нам шарлатана страна как весь шар латана.
Страна бедна, как шар латана —
не свалить нам шарлатана.

Выбери то Пи и печку им топи.
Они то пили и печку ним топили.
То плева с неё не будет топлива.

А в острия грани острые, а разве много было острого у
нашего острова?
А в строю я встряю в Австрию.

И с Австрии списал Исав с три и.
Что ждать от Австрии? Дождей разве Атав струи.

Акт Австрии изготовление октав с три и.
А в струю не спустишь Австрию.

Уж асы распространяют ужасы.
Я вам покажу лики, не унесли пока жулики.

Как можно пав редить, если их можно повредить?
Приносит вред кость в редкость.

СОС знания сознания.
Тем мочки оторвали из-за темочки.
А касты ли как костыли!?

Вопи ум, попавший в опиум.
Вы вески в своей вывеске.
От ума Асы на виду у массы.

Ответ ты шли туда куда вы шли.
— Да они уже вышли! — Отчёт о том вышли!
— А мы на карточке хорошо вышли.

Они сказали: — Вытри нам окна витринам!
Дали вы три нам и сказали: — Вытрите нам окна витринам!

И скаженная лицом искаженная.
От иска жена лицом искажена.
Пора ли за ванной убрать парализованной.

Он пробивался к истине —
его приём основан на кистене.
Он был очень большерот и ощущал он боль широт.

Сор рока на хвосту несла сорока.
Про роки знали пророки.
Он нашёл дефект в угле — он замазан был в угле.

У, голь не ест уголь!
Шахта — угли ста, там почва углиста, блестит как слизи у
глиста.
У, глазом не видел угла зам.
За то ром, за тором, стал затором.

Сор ванн с места совран. Сор Ване ц… подкинул сорванец.

Ну, не лей, не лей сок на… вниз на улицу с окна.
Так сочлась за стук она, если вдруг застукана.

Замужем за истуканом — боссом в лоб исстуканном.
И он пьёт, пьёт из стакана знает там и сток она.

А тот кон, кон нюхом, познавался конюхом.
А уж коло-то бродило и всё колобродило.

Её коло и то коло — всё вокруг да около.
Околело око Леля — отпевали сокола.

Заповедь: — В гостях не надо есть, чтобы не надоесть.
— Сейчас я вам бомбу как закину!
— Ну, что возьмёшь! Казаки ну…

Ну, ас уклона, а с уклона — всегда несёт-несёт сук лоно.

И появляются сук клоны, а сука лоны снятся асу колоны.
А сукло УНА покажи асу клоуна.

Надо ли обижаться на доли — псы друг другу жить не дали вот
оттуда и недоли.
Бога мол достал богомол.

— Как дела с точными Науками?
— А я со сточными науками не знаком!
Или — А что это такое сточные науки?

По цене, по рыночной до Лиины
дошли пары ночной долины.
Рассказать вам про бирки: от пробы Ирки пусты пробирки.

Благодарю тебя за думы!
Из-за Думы, большее отдали заду мы.
Из-за думы нюхают зад умы.

Все кричат жизнь у вечная, а она от боли станет увечная.
Сначала б Оле избавится от боли.

Пережили таблетки вы рождение, а теперь от вируса
вырождение.
Млеет атлетка от летка, а от лета сила атлета.

Приняты, увы, атлетами и таблетки пред отлётами,

А ватт арка или аватарка? А вата ли арка?
Замы слова-то закрутили замысловато.

Забыты пути нами всё пошло путинами.
Запутан путь чинами, всё под зла пучинами.

Крути не, крути не — нам прийти к рутине.
Слышь не крути, нам прийти к рутинам.

Атомы в ней тронами, за звездой с нейтронами.
По перрону оба сновали и это обосновали.

С кем водил хор хороводы,
что отошли у хора воды?
Пела про Кука река ли, где мы прокукарекали.

Стоит нара вне и все с ней наравне.
И там стояло много нар овна и чему она ровна?

Кассу ли грабят косули? Косу ли приделать косуле.

Речную косу ли обходят косули.
Боялся вол, как осу ли, как волка косули?

Из чего надо нару шить,
чтобы правила нарушить?
Что они несли Вале и что не сливали?

Отец ему сказал: — С друзьями всем делись!
И друзья куда делись!

Что за танцы! Ударник в ритме барабаня сказал, что то не
бар, а баня.
Из бара Нины несли всё из баранины.
Вернулась из бара Нина — изба ранена.

И тёк во внутрь глоток, глоток пропитых глоток.
Ушли монет пяток, и лишь сверканье пяток.

Тот прошлого поток и дым тот от дорог,
Что памяти так дорог, что слаще многих паток.

Да, вот запустил уж с вер ершей ни я — это попов свершения.

С вер жжения идёт от правды лжи свержения.
Заверь чина — жизнь его заверчена.

Раз ложь жжение, это разложения.
Раз жиж жжение, грязи разжижения.

Из вер жжение лжи извержение.
И зло жжение вер изложение.

Вылетело слово из вер — жжения:
Бред сплетен словоизвержение.

С ложь жжение — наветов сложения.
Бесу-то служения с луж жжения.

Смеюсь от прока вер я ли, что туннель монахини к монахам
проковыряли.
Приводит, от вер, у ничто жжение — на костре людей
уничтожение.
— У сопли! — А усоп ли?

Приходили названные, на вечера, на званные.
Дела объявил спец названные
и исследовал спецназ ванные.

Был заполнен проса бак, разве рассказ то про собак?

Полис тина, полис тина продаётся Палестина.
В пале стены пали стены — террористам Палестины.

— Мань, а Мань!? А сколько Мань, яков в зоопарке.
— Не пойду в зоопарк!
— Почему? — А я боюсь маньяков.

Начальству названивал!
Как дать тому название, желал повышение на звание.

Дан ум Рите, чтобы кричать: — Умрите!
До вер чины доверчены.

Повис сигарет дым чада, а пуст,
лишь бы не плакало чадо.
Повис дым над чадом, болезнетворным чадом.

И у нашего ль у чина, теплится ль ума лучина?
Обучать пустая, у, трата и утра на то утрата.

Ну, скажи, пожалуйста? Зачем он пожал уста?
Не дождалась утра та, то была у нас утрата?

Тара канн огромный таракан.
Да матом покрылись дома там.

Не лей на полу чаем, а то нагоняй мы, за это, получаем.
Они на полы сели, а соседи полысели.

Поляна без него перекошена и его лицо, от злобы,
перекошено.
Капелла голосина, словно стадиона вопль — гола сила.

На крутую пагоду не взбежишь враз на ходу.
Что-то будет в этом дне — дождь столбом мы как на дне!
Был дождь на дне, такой — ты как на дне.

— Шли с оперы жевали, так они сопереживали.
— Кто шли — сапёры?

Такой снег за раз тает и потом всё травой зарастает.
И заросли, из-за рос ли, заросли?
За раз ли заросли — заросли?

Голову в петлю всуёте и топчетесь вы в суете, и смотрят как
топчутся всуе те.
Как себя ведёте совсем не так как в Веде те.

Многие падающие, были надежды подающие.
Про свет ли говорит просвет?

Сан ной дорогой санной. Спин ной спиной.
Говорят, что прост ор, с ним выходят на простор.

Не пытайся так упорно смысл
и суть искать у порно.
Чем наполнить разговор — уж заслужит розги вор.

В театре поп ударился об ряд,
а все подумали — обряд.
Текла Обь рядом, прыгнуть в неё было обрядом.

Над Пекином смог повиснуть смог.
Израиль весь из Раи ль?

Одно клубники хотят одноклубники.
На свету он кричал на свиту и прятался за Свету.

Из Оли Ира Вале чем-то изолировала. И зол ли ров вала
И солирую как изолирую. Из-за лиры овал он изолировал.
И за лиру «Ю» изолирую.

Они с ним маются и для него снимаются.
Взор Вали фейерверки взорвали.

У электрика, при работе в медпункте, закончилась изоляция,
зная, что в медпункте есть клейкий бинт, он говорит фельдшеру:
— Мне нужна изоляция!
Фельдшер: — Вы хотите, чтобы мы вас изолировали?
Может, у вас, бешенство! Тогда немедленно в изолятор!

Электрик в сельмаге говорит продавцу: — Мне нужна изоляция!
Продавец: — У нас изолятора нет.
Электрик: — Мне не нужен изолятор, мне нужна изоляция.
Продавец: — Я же вам сказала.
У нас не медпункт и изолятора нет.

Мальчику показывают фарфоровый изолятор и говорят:
— Это изолятор!
— ОЙ, ой, а моего папу, когда он эболой заболел, посадили в такой изолятор и как он туда поместился?

Выведи на просторы, ты пускать прост оры,
Этот вопрос Торы, а вопрос прост Торы.

Иск крем ля, то из кремля, а из Крыма та искры мата.

— У Маши низ ты! — с казали машинисты.
По ПРО шайки — денег попрошайки!

За еду по морде заеду и в гости к вам заеду лечить заеду.

Занимался о, собой, был особой он особой.
И давал он стыду бой не слыл стыдобой.

Несут околесицу, что видело око лисицу.
А проказе но, он рассказывал про казино.

Нет, у виз жали, это для того, чтобы не визжали.
Уроки виз жать и не визжать.

Не сор ламы не с орлами. Не сор лом не с орлом.
Мы услышали ор лова и увидели графа Орлова.

Бывает, не допускает анекдот промашек, особенно про Машек.

Анекдоты про Машку, кабы не дать промашку.
Анекдоты порю Машке — за встречу по рюмашке.

— Он желал не вреда! — Точно не ври, да?
Не заставляй попа дуться,
а то по пути мракобесы попадуться.

Имеет название хит: «Трость» и это очередная хитрость.
Он не мок при виде немок.

Как правильно: Я плюс тара или я тараплюсь?
А может это Тора плюс и читать её тороплюсь?

И куда это поезд девался или диспетчер над нами
поиздевался?

Не звучало в поезде вальса, но ты спать на полку в поезде
вались, но смотри, чтоб над тобой не поиздевались.

Кого-то пои из дев, вались спать с ними, да пои из дев Алис,
но смотри, чтоб над тобой не поиздевались.

— Это ручка от кушина? — Почему это откушена?
Гендерный ректор или ген. Директор.

Не до роз умение вызвало недоразумение.
И что такое недо раз умение?

Хорошее расположение Мани к юре, он ей делал маникюры.

Я вагон не везу чести, а вагон невезучести.
Я видел ту, а лето не подходило до туалета.

И тут жаркое подошло, и другая пища подходила, жара, когда
свежее было, оно мне подходило, теперь я к ним не подойду.

Представили Вити Раю, теперь я после них вытираю.
Среди путин пути как туты, запутался в них Путин.

Насти нету и я распять хотел на стене ту.
Не говори Насте: — Ну! — а то полезешь на стену.

Спилила дерево Настенька — лишила нас тенька.
Морозом по Насте пороша на насте.

Когда-то время наступит, которое нас тупит.
Затон кой? За жердью за тонкой.

Всегда голосовал он за, он за был и про то он забыл.

Заполнила запахом паприка ют,
а меня ним попрекают.
Картина поп, река, ют, а меня ею попрекают.

В автобусе устроили муслимы дёр модели, вот и жуёт
дерьмо Дели.

Смотреть пора Дели, там за дела мы порадели.

Мы за дела не белели, а рдели и узнали, что не любит тот
ар Дели.
Я как элита вру: — Дайте мне э, литавру!
Ложь лита в рой и стучит литаврой.

Ли тавры нужны для литавры?
Лита, вру, мощь в литавру.

Обе там связаны обетом, читают обе том и рассуждают
об этом.
Боялись обе тать, не знали как там обитать.

Не лететь с гор битам, полны о дни с гор бытом — одни
горбы там.
Ор битам, ор орбитам.

Надеждой гори стая, ведь там местность гористая.
Светись от солнца гори склон горы.

Святым гори ты, огнём,
с гор и ты, нелюдь сгори ты!
Горе, горы полны гари, всё от принца Гарри.

Кора левая — королева я!
Кучу кар о левым, нацистским королевам.
Кара левым, кара ли вам и вашим королевам.

Еле-еле суть завета поняла Елизавета.
Вылизав это, вы Елизавета.

Выли заветы: — Вы Елизаветы.
Куда вставила коралл Ева, что завизжала королева?

Знает кар роль Ева, потихонечку гниёт королева.
Умы воют и руки умывают.

Выпускают газ тролли, когда едут на гастроли.
Напрягают обод ралли и камни их ободрали.

Понравились осины Гале и рассказы о Сенегале.
Кому дож дался, он помощи не дождался.

Что это если акры бегут во сне рвами?
Это что-то у вас с нервами!
Подвели вас нервы и снятся во сне рвы.

Мы изобратали сна сани и смеялись с нас Ани.
У, клоны, нашли уклоны!
Как быть с уклонами и сук лонами?

Не достают неба ласты
и эти в ластах для неба не балласты.
Не беспокоил Лелю бой и мужчина не любой.

— Я иду к Лауре а ты? — а к ней идут всё лауреаты.
Хорошо насте ж, когда двери настежь.

Да ну, да ну! Все они на Дону. Не надо ну, не на Дону!
Не Наде, ну и я то не надену!

Беспокоят нас тройки и эти странные настройки.
Музыка иски, но, она из кино.
Нирвана ни цела ни рвана.

Вам расскажет комп. про мисс
и это будет компромисс.
Пишет одна компромисс и это, однако, про мисс.

Ты грамм не скачешь тигром, ты гром рычишь тигром.
Получил ты Греми, теперь костями греми.

Снился Насте пень, говорят на степень.
Наклёп рос чирком, а уволили одним росчерком.

Сажу не используя сажу.
Самолёт сажу, оставляя в воздухе двигателей сажу.

Куда могло нести рать, этот сюжет не стирать.
Позор Кости — он не чемпион по зоркости.

Он сделал сооруженице и доказал что сор уже Ниццы и
теперь на Сару женится.

Две галактики летят друг другу навстречу, вы догадываетесь,
какая будет встреча!

Президент летит к народу на встречу, вы догадываетесь,
какая будет встреча.

А сколько поз вони или, при передачи сплетни, если
позвонили?
Полон паз ванили, так они позвонили.

А сколько поз ванили, если с лестью позвонили?

Сколько по ком ору, слышно по камору, а писк по комару.
Кома рамы — она забита комарами.

Отрока лечили от рака, но куда денешься от рока!
Сообрази-ка — каков имеет со образ Зика.

Прицепилась к арапу Зика и привела с микроцефалией
карапузика.
Не бузи-ка небу Зика.

Берёт жизни по две Зика, ты только её домой подвези-ка.
Негру Зика лапши не грузи-ка.

Разве творит по его Зика — скажи ему ещё поегози-ка!
Он к её груди припал, Зика!
И кричал: — Ты ко мне приползи-ка!

Проползи-ка, я с тобой пропал Зика.
Нюни развези-ка, это радость разве, Зика!

Матом рази-ка — поразила тебя раз Зика.
Не бывает разика — всех разика!
Тенью скользи-ка — сидит в тебе раз Зика.

Я спал Зика! И ты с меня сползи-ка!
Родились два бутузика — понравилась Буту Зика.

Видели ту Зику и пришёл конец тузику.
Пора, Зика, иди человечество порази-ка!

Показывал сказ зубы — мог выдумать и крысу с козу бы.
А ГРЕСС и я — агрессия.

Владела одна компьютером, писала: — Однако, пьют те ром!
Не лететь копью Тиром, не лететь компьютером.

Сказал поп: — Лечу и всё мне по плечу!
Не пришла к нам заря жали — Души злобой заряжали.

Нужна ль корона ванной,
если в ней лежит ёж коронованный?
Барабаны, тамбурины — убрать бы запах там б урины.

Чего ты открываешь на кур рот, набежало много на кур рот,
наверно думают, что тут курорт или кур орт.

Не боялась кура рта, а боялась аппетит курорта.

Зачем устроил на кур ор ты? Какие к чёрту тут курорты!
Нас док учи всё собирать до кучи.

Налил вина в новый кувшин гончар, а вино ему устроило гон
чар.
Наш начальник вот лечился, от всех, тем самым, отличился.

Льётся липа в то Рима, а этого ли автор Рима, и она ли
повторима!
Она скульптор.
Она нас ас лепила, и критиков мастерством ослепила.

— Ты что поставила на варку ту?
— Я ничего не поставляла на Воркуту.

Отдаёт предпочтение там вор куту, он не забудет Воркуту.

Был ростом падре мал и на кушетке подремал.
Вы песню можете ту петь и под неё тупеть.

— Вы можете обучить ту пению?
— Чего тебя учить тупению, ты и так тупой!

Добавьте мифа шизам — прославляем мы фашизм.
— У вас кресло!? Да, одно место воскресло.

Опять та и её опята.
И шапка на голову напята, идёт охота на опята.

О, пята, под тобой опята. О пятая! Набрал опята я.

Сверкание о пят — не понравился волку собиратель опят.
Занимался он на пять —
такое смог на голову напять.

Они стояли у колыбели и беспокоили их уколы бели.

Сделать хотел пи-пи он прямо на пион.
Чем пион облил чемпион?

Дебаты там бурные, дымные, тамбурные.
Ой, хорош у яка пот, им помою я капот.

В рот тарь всё вратарь — врать ори мы вратари!
Враньё было в рань её.

— Я на закуску им кур дам! — А что на закуску курдам?
— Видели вы брошюру? — А что это за вибро Шура?

— Ты не знаешь, что ему дал Дон?
— А что с долдона взять можно?
Ой, как великолепен дол Дона, но не запускай туда долдона!

Вот ор — хи-хи идеи, исходил из орхидеи, верно, это высшие
архи идеи.
И мы как ар хиреем — посланы все туда архиереем.

Говорит официант: — Хорошо когда подаю и ещё не падаю!
Я им томик стихов Эдгара По даю.
Страда дали — все страдали!

Во что моты веруют — мат и веруют, тем и мотивируют.
Не приносит мотив в вир уют, вот чем мотивируют.

Осядут о, чирьи дном!
Заставлены очи рядном в кино конкурсе очередном.

Дурь на мозги в езде жала,
это значит: что везде дури жало.
Выкинуло огня заря жало и этим дурь заряжала.

Испытывала дрожь Алла.
О, дрожала, о дрожала — смерть это одра жало.
И наша жизнь ад рожала.

Брызжет кровь, при ударе об нож, ала, этим она
действительность обнажала.

Не меняй ты Обь на жало! Оби жало нас обижало.
Не обошли обе жало и счастье их оббежало.

Она хлебов участки оба жала, и сплетни очень обожала, у неё
не язык, а оба жала.
Пришла пора жала и всех поражала.
По раже вала пора жевала.

Он рассказывал про мор Гале,
который они проморгали.
Мы с этим знакомы, когда на лице знак комы.

То высь кажись! То, выскажись.
И будет высь казаться и надо высказаться.

Ой, грехи, отвечу за те я ли, что такое те затеяли!?
Где я не я, там мои деяния.

Слышь, ком посылать слишком!
— А вы песню ту пели? — Почему это мы тупели!?

О, доли лжи! О дол лжи терпенье одолжи!
Кругом здесь ода лжи, здесь злобы даль же.

Доставляет боль шее неудобство большее.
На радость болтовне, а болт то вне.

За её болтовней, никто не видел болта в ней.
Боль льна или земля больна?

Боль широт, что хозяин большерот.
Боли вар и шляпа боливар.

Боли слава кричала Болеслава.
Боль лести — вы все в этой болести.

Они болтали, что этим болтали. А крутила болт та ли?
И достали их боль та ли?

Боли, да, много от болида?
Боль та от болта? Боль да, то балда, там наверное бал да?.

Выпал болт с танка, вот то была болтанка!
И подобрала болт Танька, а крутила болт Анька.

Видели болт тли вы и потому болтливы.
Украла болт тать и давай о том болтать.

Закат или рассвет, никак не разберусь, я за это дело не раз
берусь.
Ведь говорила не раз: — Бе! — Русь.

А время не летит назад, а болью выпадет на зад.
И отвечает на аз ад и в душе сквозит надсад.

Они роптали: — Напилась рапп та ли!
Они салат отъев, от Ев роптали: — Без ума от Европ та ли!

Где мутил воды чин Нила — Европа всем там препятствия
чинила.
Чин Нил чинил и всем препятствия чинил.

Пренебрегал чин ним и мы ему препятствия чиним.

О трактат пишет отрок тат.
Летело ли тело? Оно что столько лет ело?

Туда ни зам метил! Выдали низам метил, а я не заметил.

Митин гам стал митингом.
Просто рамы не владеют просторами.
Простуды и рассказ про студии на стадии.
Голову остуди и расскажи о студии.

Кричали, не те: — Беда! — ли? Кричали: — Не тебе дали!

А раз денег не дали, значит: не тебе дали.
А люди не те — беда ли!?

Рады не тебе там, рады не Тибетом,
и писать не тебе том.
Расскажи об этом, пишут обе том и заняты обетом.

О, беда! Говорят обе: — Да! Но на меня у них обида.
О, беда нет обеда. О, бедою! Стало всё обидою.

Хотели к нему обе жаться и друг на друга стали обижаться.
— Ой, вчера звёзды падали!
— И что сильный запах падали?

Листья опадали, и по дали пахнуть падали.
И обед вот подали, весь из падали.
С педали выкрутить СПИДа ли?

Просто той быть простотой. Просто та — та простота.
Во, простуда! Сквозняк шёл, вопрос: –Туда?

Песенка о гниде — моно или попросту «Огни демона»
Огни дали кричишь: — О, гнида ли?

Богат урок не любит Бога турок.
Быть биту уму или гулять по битуму.

Ого, ор Читы, меня тем огорчи ты.
Злым псом жизнь горчит, как полынь жизнь горчит.
Льды о, гор Чили меня не огорчили.

Имела перелома о, три та, и то верно от отрита.
От Риты у него отриты.

Репа рта же в репортаже.
От трепа рта же захлебнулась та в репортаже.

— Поры мазать! Мазь до пор та! И её привезли до порта.
Ну, не покидала Мазда порта.

Пасечник: — Мы порою скучаем по рою.
Вот летит рой, а ты хоть землю рой.

По разу ли ноги по разули.
На ком зола не видно камзола?

У тех мало утех. Дни по те хами этими потехами.
У, тех шали утешали.

Шали не шали, их ли шали лишали!?
Слюни ора — шали, обильно орошали.

Паршива — выпускала пар Шива.
СОС калы текут со скалы.

Раз бой — всегда разбой.
Смотреть не прись бой, даже если за соседней присьбой.

Расскажи про сбой, не заставляй ублажать просьбой!
Пробой не стал пробой,
что толку рассказывать про бой.

Если будет идти дней сто бой, что случится с тобой?
Стой ты! Знаю, резвился с той ты!

Стой Кость попробуем твою стойкость!
Стоим, отдам сто им! Ну и что мы стоим, когда мы стоим?

Встали в ста ли. Серый цвет в стали.
Всё отдают власти нам и везде там власть стенам.

Сто нам вышло стоном. Пусть то та пустота.
Таков опус тела, что кастрюля опустела.

Пусть Тишка не пустышка.
Заедал ас калом, ну и запах шёл оскалом.

Да-да бывает мат трёшка, а вот есть мат трёх а, в общем
оригинальная матрёшка.

Те от трала никак не оттянут теотрала
На глобально отвечаем нагло, бально.

А это ли гитары лиги тары?
А кто приделал ноги таре играет на гитаре?

Я любитель не дуг, мне не нужен недуг.
Хороши на горе Ночи Вали, там где они с другом ночевали.

Горе Вали, горе Вали все в округе горевали.
Добился фор мулла, на то она и формула.

У вас есть сноски величиною с носки?
Крась о, ту эту красоту.

У бара рано встретились два барана, теперь знают, что такое,
оба — рана.
Как относятся к расе те, ну как к красоте.

Слышала как течёт ума газ Зина, она стаяла у магазина, а
была у мага Зина, говорила ему: — У маг азы на.

И оковы были Иаковы!
Не нужно виру сов, как компьютеру вирусов.

— Кому отдана маракуя? — Это ты моряку отдана?
Ой, моряку я отдана, как маракуя.
Сопи Том — с опытом!

Надоело одиночество им, но не хочет проводить один ночи
с твоим.
Провёл один ночи с твоим, как надоело одиночество им.

Высь плюс — когда высплюсь.
Высплюсь сам и вы с плюсом.
Она весь сон устойчиво выспала, и на неё сна высь пала.

Верхнею палатою бюджет не полатаю.
Чем полна ума палата, что так низко пала та.

Наш край нем — в случае крайнем.
Я видел много идущих Пашек с пиру и это верно по Шекспиру.

А если видим много идущих казашек с пиру, то не думай что
каждая коза Шекспира.

А твой передник заду шит и смех меня задушит.
Мчит весною рек орда, наверно, для рекорда.

О, Синая резвилась шайка осиная, её Европа возносила, себя
крестом осеняя.

Он сказал: — Я пил то ли сок, в берёзовый зашёл я то, лесок.
А наш босс за вора жил и всех девок заворожил.

А в Стокгольме кричит в сток голь ме!
Гулял по Стокгольму, там кричала в сток голь му.

Он с ним мок, о том снимок.
От «А» Питера до Юпитера.

Из червяка да в люди во, я такое давлю диво!
Они сказали: — Раздели! — А он ошибся. Они его раздели.

А он вал уже сточил и метод свой ужесточил.
Мне вели — кую бучу ту великую.

Ох и поза Виты, её быстрее позови ты, её медитации тайною
от поз овиты.
По заветам, по заветам — всегда поза в этом.

Какое чувство мне задеть ей? Спрошу наверно за детей.

Она зазнавшихся пав редила и крылья им повредила и ты
плохи поври дела.

Видят я приз ем лица и желают к моему столу приземлиться.
Клерикалы матом крыли калы.

Фи о лето от фиолета. Фи о лето того, когда всё фиолетово.

Беспокоят нас тройки и это от настройки, будут посылать на стройки.
— Я иду к Лауре, а ты?
— А к ней идут все лауреаты.

Он шёл с Китая по земле скитая, но для него не видел скита я.

Видел тех налоги я и сбор их — технология.
Разве Палестин роли в полистироле?

Качают права лица, желают сквозь землю провалиться.
Поехал на курорт ты, устроил на кур ор ты.

Он был заправило, воровать взял за правило и тюрьма мозги
ему заправила.
Сценарий с цен сцен арий. Наши арии охочи до арии.

Был прокол и пробой и всё то было дурацкой пробой.
И с баночкой носится изба ночкой.

Разве эль дар ада — выпьешь увидишь эльдорадо.
О, Покимоны, заполняют дуростью опоки Моны.

Говорят о Боре гены и смеются аборигены.
Иди ты напрочь и тать,
только возьми, вот это на прочитать.

Я ей лекцию прочту и она выгонит прочь ту.
Они венки пытались возложить и жизнь свою во зло жить.

Руки спутаны и мат летит с путаны.
В Интернете вынь тени те!

В футболе те как фут в болеете.
Ощутили боли те, как плохие танцоры в балете.
Глупы более те, а вы за них болеете.

Прочёл тираду поп арке ту таким голосом совком по паркету.

Это мало коже, выпей молоко же.
Под дня ли к нам подняли?

Если не знаешь Дин аза — ври, ну, как те динозавры.
Анну Дина, на, за ври, что галла съели динозавры.

Вот кадушка, под названием «Водка душка».
Это не моя Чили, ну как бы вы не маячили?

Умы ли руки умыли?
Набрался из готов лени я, вот где лентяев изготовление.

— Гвоздь может выше бить? — Кому это мозги может вышибить?

Тяжёлою рукою он в двери бухал, а потому, что сегодня не
бухал.
А разве — не бухал лад?
Не нужен небу халат — привычен небу холод.

А он бухал явно и относился к небу халявно.
Нахал и Яву посетил на халяву.

Не одной Праги, а Праг матик издавал прагматик.
Ты не знаешь, какого сорта, слюна со рта?

Нас химерой порази-ка, налетела пора — Зика.
Эта пара, пара Зика, да рази-ка од дара Зика.

И не до одного разика, сообразика, это сообраз Зика.
Раса раска рассказика,
не бузи-ка от пузика съев арбузика.

Из книги моей я тебя изглажу, и сглазили, наворожу и сглажу.

— Вытащи очи с чая! — Не могу! Я их очищаю.
Не надо ядру гая, ведь я уже другая.

Ну, как так можно ушибиться, что бюсте стали уши биться?

Расскажи мне о Конт роли, это что контра ли?
Расскажи мне о контроле, что не любят окон тролли,

Блеск не привлекает троллей бус и у них трамвай, а не
троллейбус.
Попы тают — попы пытают. Моет попы та ли, её попы пытали.

Что добыть попы пытались, ними люди в пыточных пытались.

Он покрасил Союз по Обь лаком и побежал по облакам.
О, блоком не править облаком.

Слышится ли трав му, если футболисты получили травму.
Те мы, не те мы, но у нас те темы.

Радуются за чаты ли и чаты ними зачаты ли.
Смотрю на чаты я они все начатые.

А, даже о кругло как адажио.
Украла шурупы та ли? За которые Шуру пытали.

Ли вне, потоки в ливне?
Жарко было, но не любила жар кобыла.

По следу рака следы, как после дурака.
Требует стартап очки, а изобретатель, стар, тапочки.

Что с ер вера, то сорвала с сервера.
Замучила всех сер вера — неполадки сервера

То ли дали там, как доли, доли ли или вам долили,
Но хлопот нам сколько дали, те безоблачные дали, те что
рисовал Дали
С куч Алла скучала и была с куч ала.
Что там оттого, что я имею от того.

И вынесли её на Лету в реку до верха смертью налиту.
На лету убили ноли ту!

Зигзаг у Ляли — все зелёные там под зиг загуляли.
В морге на Алле — маргинал на маргинале.

Как он жизнь доживал, когда зубы до жевал?
Рада Обь ни маю и я вас обнимаю.

Сколько виз Раи ли и все в Израиле, и мужья её все Израили.
Из рая ли все Израили?

— «Пойди прочь и тали!» — и мы это прочитали.
Ты это там обозначай и снаряжай обоз на чай.

Наде рёве висеть на дереве.
Не надо маты в избе жать, чтобы ругани избежать.

Муж спрашивает жену: — А где все ручки?
Жена отвечает: — Зачем тебе всеручки, они же обкакают.

Разве за боли Вани я и за прочие заболевания!?
Тарелка из льда. Тарелка ли тающая, эта летающая?

Понравилась попу гать и он решил чертей попугать.
Сколько шалости в ветре шалом,
он на лету тебе поёт шалом.

Что сделало из да деля, что так расстроило издателя.
Лишние в теле граммы,
летят на воздух, как телеграммы.

Глупость масс ту я увидел на мосту.
Судьбы игра мы, пропали и граммы.

Булькают помои уже стока, и кто-то тонет, у, жестоко!
У, Мальдивы! А там большого ума ль дивы.

Не помню лучшего образа Вани я, когда была Советская
система образования.
Он был наг лицом и просто наглецом.

Постепенно вытекала с пасти пена.
Пахнет рвотно с пасти и ничего оттуда не спасти.

Ах, как она за вора жила, ах, как она заворожила, издал зав ор
ожила.
О, жила пульсом ожила!

Идти подагре в отель, нести подогреватель.
До чего одна дочь и годна. До чего годна дочь его.

Какое грязное в иле тело, оно наверное в ад вылетело.
Спи Инна! Ты не момент спина.
У спина не болит спина.

Ой, как мы сюда попали, ой, а не надо нам попали?
Ой, понравился поп Алле,
а у него толи морда, толи попа ли!
По Пикадили попы кадили.

То очно, то заочно, то точно, то очно. Да заочно доза очно.
Ну и гад же ты испортил все гаджеты.

Зуб выдер Жан, он был в стиле выдержан.
Врач выдра ли и зуб выдрали.

Ишь куда направил удочки, он в Германии у дочки.

Не врите ум не в Рите. И врите, и В Рите говорит Бог на
Иврите.
Не рви ты нерв Виты!

А как он в печь отлает это впечатляет!
Но чудно ночью дно!

О, с кары ему Оскары! О, скал ему оскал.
Тоска ли, когда черти его таскали?

Положи пред ложь им и мы то предложим.
Ведь ложь, всегда средь лож!

Издал сап сан, как поезд «Сапсан».
Он приехал из дали, а его не издали.

И уходили от него — увидев издали, слонов с него писали, как
из Дали.
И даже из питания бывают испытания.

Чем больше мы пытаемся, тем лучше мы питаемся, себя
понять пытаемся и жизнью не пытаемся.

Я как паж алела и об этом пожалела.
Парковая аллея, алела от осени алея.

Если брать по двести, то может зависть подвести.
А вы их за ноги подвести и закапайте их под вести.

Наши пах запатентовали на шипах.
Песни наши пелись, до того как нашипелись.

Сначала на друг друга нашипели, а потом лишь наши пели.
Попросту жена по простужена.

Ос три ли? Они острили?
Ость три ли эр, не беспокоит ос триллер.
Попросту сказал поп: — Росту!

При сто лье, да при столе, да на престоле, сказали не прись
Толе.
Твоя ость рота, меткая острота и её острота.
И ты не остри! Летало ос три — их жала остры.

Призывами получены призы вами.
То был Сократ или жизнь ему сократили!

Катит НАСА ком, лоб прикрыв носком.
Носком пущен на нас ком.

Ношу носки и они очень носки.
Ударил в нос ком брошенный носком.

Вот сноска, как запах с носка.
С носка аминь! Брошен в нас камень.

Далось попу гало и нас попугало.
Приснились попу Гали, что и нас попугали.

Просто та сама простота.
О, пух! от него и поп опух.

О, беда, над ним довлели обе да! А с Оби, да, шла обида?!

О, бедно и обидно достигли обе дно.
О, беда! Когда не ешь обеда!

В суть бала вник тот баловник. Болт то вне и в болтовне.

По знанию и познание. Дознание прикрепи до знания.

Задуматься из-за дум отца.
У, пасть, туда можно упасть!

За дверь нас за ту манит и мозги нам затуманит.
О рать на всех хотела орать, но не плугом орать.

Где про честь страничку прочесть, где выход прочь есть, и я
сказать не прочь, ты ему плохого не прочь.

Напоим мы доку чаем, мы никому не докучаем.
Любит дока чай иди воду докачай.

Так накормили доку чи, что он пошёл до кущи.
И всегда, когда много доку щей, его тянет до кущей.

Дока поэт на нас докапает.
Увяз дока по эта и напоминает поэта.

Сказал дока пою, но под вас докапаю и яму докапаю.

Дока тать всех может докатать.
Перебирал док лады, как депутат доклады.

Доколе будет нравиться док Оле?
Докончена занавеска до окон чина.

Браво даме — говорит бравадами.
Была стерва той, а ты её стёр ватой.
Стёр воз, знай, дело стервозной.

Права ты, говоря про ватты!
Спёр ватты сперва ты.

А до клада два доклада.
Не приладить ада к ладу, не даш ладу до кладу.
Док Раю довёл до краю.

Может док рычать и матом докричать.
Жена сказала: — Мясо докрути на!
Видит в это док — рутина.

Читает док Тору и не идёт к доктору.
Док круче кричит до кручи.

Совершил док таран тура и закончена докторантура.
До круч учёный докрученный.

— Вот доку да! — Не говори до куда и какой длины док, уда.
На такое её докручивали, так как док кручи Вали.

Док, то Рица, туда едет докторица.
Щелчков док три на, то их доктрина.

Док умён та! Познать суть документа.
Видит док урина, а в ней сигарета, что докурена.

Не избежать доку плена им страховка не докуплена.
Сколько по Кети ков сделать с пакетиков.

Ей было весело — её слово много весило, она была слишком
весела, она знала вес села, над которым тишь весела, над
которым небо высило. Знаете вы село?

Мы пришли, а вас нету! Наверно видели во сне ту!

Мы видели поэта ж, его дом разрушен по этаж, а он говорит
по это аж.
Как пошли паха Роны, а то верно похороны.

Что такое из паха ронят, что их похоронят?
В паху же запах похуже.

Раз луч Чили, его со счастьем разлучили.
Раз луч он, значит: с телом разлучён.

У команды лучшей красив луч шей.
Греет луч Шую, обещая жизнь лучшую.

Я тот луч чую там и дан тот луч уютам.
Умы ли тут руки умыли!? Эмма ли любит эмали?

Жара, струя пота ого лилась и публика оголилась.

Док Оле то докажет доколе. То и докажет док Коле.

Приснился Коле сом свернутый колесом.
Кто-то тешит кол лесом, а вот глаз тешит Коле сом.

Я от скуки ни скучаю — нанизаю низку чаю.
Низко весела рыбы низка.

Ой, плавают низко рыбы и мне бы лодку не с коры бы!

У нашей примочки, у наших прим очки.
А мне говорят: — Да то примочки!

Он взять низа хотел, а высокие не захотел.
Зло вещи, когда зловещи.

Пошли гола вешки и от стадиона головешки.
Не думал головою и от гола вою.

От каш ли кашли?
Кашель не положишь в кошель.
Хоть мал кошелёк, но денег хватит лечить кашелёк.

По холоду, что им за прок — шляются, а потом никак не
прокашляются.
Одна кашлем забрызгала, однако, шлем.

Видела одна — кощей наварил, однако, щей.
Возле касс трюляля, вот и полная кастрюля.

Нравится ли совку сом, что плавает со вкусом?
О, пора ж Ницца! Опора раж Ницца!
А опора жница — вовремя опорожниться.

Привет полуночник! Я вижу горит ночник!
А где полу ночник?

Говорит: — Горит, ах, депо лун! — очник, он видно полуночник.

Ко мне не добра та! И мне не до брата.
Где та доброта и кнопка не до бра та,
И доброта с полна не до брата.

Добры ля, до Брыля! Во де брили, там дебри ли!?
Метала жар кобыла и говорила: — Жако было!

Сколько поп ранее выставлено на попрание.
Был там поп ранее, где душ народа попрание.

Шёл по сухому ты и говорил: — Пасу хомуты!
Давит-давит хаму том дарвиновским хомутом.

Есть ноты: до, ре, ми, фа, но не говорит про фа нация,
может это профанация?

Дочерь вей повевай до червей паве в ай.
Не смыкала дочерь вей,
что довело её тело до червей.

Он на это же намекал мне на этаже.
До часа не спала дочь аса.

Смола чаем текла с молочаем.
Известна смоль бою, что исходит с мольбою.

Смола дыми с молодыми. С мола капала смола.

Как она смела — деньги все в карман смела, а на лице
штукатурка, как с мела.
Скажи смело чей, день состоит с мелочей?

С мола прыгал с малу, смело жевал смолу и кусочек с мела.

Скажи смело: Чью на проходной застали с мелочью.
Купили душу, смело чью,
подойдя к ней с мелочью!?

Была рада смолоду раю и сигала с мола дурою.
Смола лодки не капает, как вода с молодки.

На ос молились и лодки осмолились.
Смоли твою лодку с молитвою!

Судьбу моли твою! Мол Литвою молили мир молитвою.
Смоли твой день с молитвой.

Какая польза с моли? Смоли ты её не смоли!
Смоли твою смоль с молитвою, мол СМИ Литвою.

Они то смели — в кучу глупости смели, их никто не снимет с
мели, видно что-то те СМИ ели.

Душился с мала духами и ходил с молодухами, такие у нас
смолоду хамы.
Не вызывает смола духи и ты не смейся с молодухи.

Ему сказали: — Смолоду хами, и будешь гулять с молодухами!

И вылетала с него слов смола духами.
С мала души ем с малодушием.

Ой, смола да, стих, всё чернит да, стих, он высот достиг с
молодости их.
С молвы набрались смол вы!

Летит чушь с молвами возносится смоль вами разносится с
молвами смоль львами.

Не любят смоль львы, как грязи те с молвы.
С молвою от смол вою!

Познали грех все — с мой вы, теперь, смеётесь с мойвы.

Набралась смол от быта, да всё то с молотьбы та.
Смоль от быта с молотьбы та!

Порогами жизнь мол, отбита, со сплетен суть молотьбы та.

От языка молот быта, а всё от его молотьбы та.
Мол, вам не летать как молвам!
С молвы не ели смол вы!

В карман деньги сметала и от смет ала, смета как с метала,
такой она её сметала.

Течёт сплетен смола ватою с совестью с маловатою.

Его сместили, его смесь ты ли, его смесь стили, его месть
стели.
И все напасти с мести ли? Метлой его смести, ли?

И с месс стили его сместили.
Весть тинам, как себя вести нам.
Меч ты с мечты? Имел язык меч ты и что сделал ты с мечты!?

Пришлось с мая той познакомится с маетой.
С малиночкой сигару смоли ночкой.

Смоли новостью оттенок с малиновостью.
С малиной от смоли ной.

Мы с мальцом завтракали хлебом с смальцем.
Смальцем мазали мы хлеб с мальцом.

Обзавёлся он с мала хитом. С малахитом стала смола хитом.
И заведовал Малахи хитом.

Вечерами смолол, летними, чепуху с малолетними.
Ой, сколько смолы — ша! течёт с малыша!

Смолы шёй текли с малышей.
Ни сын его, ни дочь его не доходили, не до чего.

Липнущеё смолы шок увяз в ней малышок.
Полна смоль вины, если капает с Мальвины.

Что смоль ков сделала с мальков?
Пришёл наш лось и время на него нашлось.

Говорите не боятся, мол, львы!
А боитесь смол вы и черноту текущей молвы.

А говорили, перепрыгну мол, львы, а мягкими были, как моль
вы, и это мол, вы, не взяли малый мол вы.

Как они смели! Все в кучу глупости смели.

На что буча срама дана!? Летит как буза с рамадана, вот
возьми мир срам ада — на!

Объяснение: — У нас было приглашение! Мы пришли, а вас нету!
Наверно, видели, ваше записку мы, во сне ту.

Слышал я звенит этой язвы нить.
Я звено кричала она язвенно.
Язве ною, я с виною язвенною.

Его свитою была хула свитою, а считалась она святою.
А хорошо ли святым ходить, как лист святым?

Выпь рыгнула и из воды выпрыгнула.
Хулою выпри гнёт, так что и выпь рыгнёт.

Сказал он выпри, гнул и заяц выпрыгнул, заяц с казана, вот
так басенка сказана, несёт нам сказ она, как с Казани я нёс
сказания.
Бель гейская — Бельгийская. Бель Гея то Бельгия.

Скоба на с кабана.
Он смеялся с кабанов, а я знал, там скоба новая.

Взята скоба нами для сраженья с кабанами.
Сказали недра: — Кончик это не дракончик!

Ой, скучала за ним мать, говорила: Надо детей чем-то
занимать, что бы деньги не смели занимать.

Видит очи стая, а в них слеза чистая, о, чистая.
Струсив у крыльца, от испуга струсив крыльца.

Нам не нужно от вер блюда и плевок от верблюда.
Плавали у берега ли,
так их от пучины моря уберегали.

А ты секрет ори, секрет тары знают секретари.
Дает галоп уза, потому что голопуза.

И толк от пьяного дурмана — любовь для дур манна.
Сказала: — Хо-хо! — тать и начала хохотать.

Зэк: — Мы в тюряге пайку кушали!
Радио мастер: — Что олово!?
— Какое олово!?
— Ну, при пайке употребляется олово.

— Вот ржавчина. Мы её счищаем.
— Щи и так жидкие, а выкушаете щи с чаем!

— Мы всё от пыли очищаем!
— Да то, от пыли, не очи с чаем, а очи со слезами.

Если ты похож на Гойю, то пиши ты холст ногою,
Если ты похож на Гойю, то пиши ты стать нагою.

Но гой топал на него ногой, и гулял везде нагой.

Говорят, когда его лечили, спрашивали: — Его ли Чили?

— Вы знаете пани по фамилии Мецки?
— Найн!
— А вы говорите па немецки.

И от промокашки захотела прямо кашки.
— В нвши времена была бумага промокательная.
— Что вы говорите! Прямо котельная!?

Мы с огнём всё согнём!
— Полезно! Это молоко же! — а что мало коже?

А к тёрке не надо знаний актёрке.
Во давления, течёт вода в лени я.

Мага азы ну — зло магазину.
Азы не, а Зине! Образы не образине.
Укор Зины — Нет ручки у корзины.

Суть опережали, плач в опере — жали.
Водочки с Канн налью, и изображу каналью.

Наносили люты раны, те блатные лютеране.
И пришёл по раз и ты, и нас тем порази ты, где какие
паразиты.
У, лики их улики, пусты там пчёл улики
Может, до ору ж и я, не дойдёт-то до оружия.

Пастыри корпели смерти накос трели — исполняли на
костре ли!?
Листьёв охра, охра на, ну а там охрана!

Гало ли, вид ражи костёла витражи, может, что с ведра же,
помнит свет драже.

Канн ни те ли канители! Кон нити ли!
Или кони те ли, может, коны тела куда вы канете?

В описании пробы ли были пробелы, рассказы про бели и то о
пробе ли?
В мыслях ос копили, бдит ас копи ли?
Папский о, скоп или веру оскопили!

Знаешь, а у тумбы, слетел, аут, ум бы!
Вот и гика том бы, века гекатомбы.

Много примет кретина много примет тина.
При методе кретина — крышу ту крыть тиной.

Что хотела матерь с чина?
Сказала матерь щи на, а в ответ матерщина.

Налетят наскоком обзовут нас с коком.
От слёз-слёз де мокра та, там взгляд демократа.

Смотри, эки па же, смотри, эки пажи, то знати экипажи.

Чьи же тут пассажи чертят, как по саже
Коль Ге иди к Ольге.

Попадут не в ротики все они невротики.
По закону Куклусклана сделали куклу с клана.

Говорит про щи тать и просит зарплату просчитать.
Оттого ли проще тать?

Вот мы рожали от миража ли?
От миража ли нет у мира жали!?

Выдержали те кущи поток лжи текущий.
О, браздам дан ли образ дам.

Ему не те там страдают иммунитетом.
Подарили ему ни те том, теперь страдают иммунитетом.

Даны лекарства, что поп рос, то те, он их принимал по
простоте.
Просто те просты по простоте.

Ты с этим сверь бит, может скажет чего там свербит.
Он добыл с вер бит и знает где у верующих свербит.

О то брожение от отображения.
Сове ты давал советы?

С рамы видны наши срамы.
Ого лис ты, оголись ты, огромны ого, листы.

Влечение плавно переросло в лечение.
На столе лежат очки, возьму,
посмотрю, а там ли жаточки.

Искра Крым минала — это исходило и с криминала.
С полос мне спалось.
Память сполоснули — с полос нули.

Есть водомёты, а самовары чайкамёты и может, льют чай
кометы.
Ли бед то либретто?

Не дают в заём кость отвечающие за ёмкость.
Он повернулся ко мне и поскользнулся на камне.

Видели мы крокодила у микро кадила.
Он выдал тост: — За Ев, выпив и тут же заев.

Соки все та злоба жала, видели её вы жала.
И в чём суть та выражалась?
Матом шайка выражалась.
И пульсировала жила и прекрасно бы жила,

И грязь зла пожаловала и текла по жалу вала.
Под итог подвел риску я — головой своей рискуя.

К ним она, хоть то маразм, но жалась, ведь так Тома
размножалась.

Мягко льву стеля — не смейся с теля.
Не просто туда пришла простуда.

Вас часто та, била частота?
То опус тела аж всё опустело.

Судят доктора, нужно доктора.
— Интересна! — сказал док: — Тора!
А священнику вызвали доктора.

Во, простуде — есть вопрос ту де? Ох, о чуде — о хочу де?
Неспроста, да, это не спрос стада!

Кинешься, а гнёт, матом всех вас гнёт.
О гнём мы всё с огнём и всё согнём.

Дайте красивых дев вице и
подарок будет, каждой девице.
Тучнеть дурь может к старости, и ещё раз в сто расти.

Пошла ватага на дот руссов, там их раздели до трусов.
Да я видал, в лесу, раз сов и дверь закрыл я на засов.

Нарвав поспевших ананасов, обиделась она на асов за то, что
познал плёток Онан асов.

Засел и в них иск кручины, и не найдут искру чины, их головы
искручены, поймали искру — учены.
При чине быть причине.

Сотворили вы личины и в грехах вы уличены, от грехов не
вылечены.
Куда народ вели чины, то разной той величины?

Знак на личности это знак наличности.
Собрали из тин суть своих истин.

И к личности клич нести.
А ты можешь, ты к личности истин клич нести?

А по дали сколько падали это люди, люди падали,
Их героями подали и идею ту продали,

там теперь поют про дали, там теперь тот род Али.

От кальяна как зад алы, миру тот террор задали,
они всегда заходят с зада ли, они миру перца задали.

От потении я иду по тени я.
Оторвал перо от крыл я и для себя мир открыл я.

Ге оргия у Георгия.
Массу любил художник Ге оргий, и он был как святой Георгий.

Разве бар касса для баркаса?
Тир аса для того тирасса.

Вы крути асы, к чему ваши выкрутасы, что замазаны в икру
тазы.
Не видать вам пера же в ампераже.
Не добыть вам пера от вампира!

Не вызывал ампер ражи, пока не пошли большие амперажи.

Грозить вам амперами, грозить вам вампирами, грозить вам
пирами.
Вам пиром, вам пером — вам пир ром, пьёт вампир ром и
балует в ампером.

Во, ражи — поймали вора же.
На вираже ни я испускал выражения.

Вир ражи спиралей виражи.
Воя же он участвовал в вояже.

Что выя вила, то и выявила, что выя выла.
Может выя вить и горе выявить.

Я выл и что явил, что нити я вил, среди игл вил, что пугало
для вилл.
Что могли вы я вить, то все могли выявить.

Нити я вил и сети явил.
Буду я виться и что явится?

Я. В лени я, вот и явления.
В танце я вился и миру танцор явился.

Очи стили очистили.
О, перекликом он обратился к опере кликом.

К личку не присваивай кличку.
Кликом не обращайся к ликам.

Поток клок катал и клокотал.
Ну и клокот словно гонял по струнам клок кот.

Клокотище, словно гонял по струнам клок котище.
Ты с ячей добыл несколько тысячей.

Ты ся чья тысяча?
СОС отняли, это была сотня ли?
Налетела сотня ли и все кричали СОС отняли.

Как относится пэр к личику и дал он ему клич чеку?
Писал названия к ликам и всё одним кликом.

Говорит о ком пани ров Али и кому они там аккомпанировали.

О пера та опера, о, пирата опера та, наверное оперетта.
В опере кличка — о перекличка.
Порою скучаю по рою.

— Не дирижабли, а самолёты?
— Я не деру жаб, это моя кошка!
— Не моякошка, а Маяковский.

Не говори дирижабли, дирижабли, потому что я тебе разве не
говорил: — Не дери жаб ли!

Аса моли ты! Кричи: — А самолёты! Аса, мол, Лета, пел, а сам
Оле ты считая самолёты.

Зачем пускает кок нули, хочет, чтобы его кокнули?

А пока опока опёка опеклись и опекаются от опек каются.

Не говорите вы об манне, всё равно там всё в обмане.
Обь ни мою, я обнимаю.

Мы с очками, любим пользоваться мисочками, мы с очками,
пользуемся мы сачками.

В нас суки пели и в носу кипели, кипели купели и лику пели.

У папы в кипе ли мозги кипели?
Не Макар ты, потому что не мак карты.

Дикарь-та знает ли де карта?
Знает ли, иди, карта, где живёт и дикарь-то!?

Смеялись обе с кураж и всех обескуражили.
Обескуражила тех Ника, у неё такая техника.

Мол, ни я сверкаю, как молния и разрушил мол не я, и в этом
мал ни я.
И это ли ни я, чья это линия?

Сколько перешла рек орда и это не далеко до рекорда.
Ели прицепить до ре корд, получится рекорд.

Упало до с тучи им и теперь мы до них до стучим, мы этого до
ость учим.
Он что-то искал, нашёл и сказал: — Нашлось!
Ему ответили: — Не наш лось, а из леса.

Должна сумма массой сойти и от этого сума сойти.

О, пера опера, сошла с пера с пира.
С пира та пирата. Шок с пира Шекспира.

Хороши обозначения, когда подходят оба значения.

— Сегодня день выборов! — Почему это я боров?

Познал бес толковость, познал бес толков ость, но взял впрок
бестолковость.

Поток лит вою и пошёл Литвою.
Он с воем стоял на своём.
И мы от ос воем и проклятие на них освоим.

А не подняться к вам сюда с пола сну и пойду я лицо сполосну,
а может состоять с полос сну.
А может он с полос ну!
И не лететь пыльцой с пола сну.

Чужим не верит док ушам, а верит док кушам.
И сплетни доходят док к ушам, что не даст ладу док кушам.

И доку мы пригласили до кумы.
Отрада стих от радости их.

Слушал оду радости их и писал о дурости их.
Вот о дурости оду расти.
Читала о, дура стих, о дурости их.

Да и относится как к ушам, которые не верят кушам.
Виновны уши ли, если плохо плащ ушили.

Я так тру бочку, что превращаю в трубочку.
— Зачем ты включил душ?
— А соседка сказала: — Подождите!
— Ну, и что!?
— А чем я ёй подождю?

О дни такие наступили — вином и водкой нас тупили.

На машине людей можно подвести, но опоздав людей можно
подвести.
Да не бери ты с них по двести, ведь транспорт может
подвести, за то водителя повесьте, что может также подвести.

Во что жизнь претворяется, когда перед носом дверь
притворяется, а лбы смеются, видно клоунами притворяются.

Нечего переживать — прежде чем проглотить надо пережевать!

Ведь под ним мать зачем его поднимать.
Ты должен понимать, что у пони, пони мать.

Хотя он музыку разбил на гаммы, но не сыграть их ногами.
У, краше ни я, а украшения.
Под ними волны подними.

Дефект у крашения — брак у украшения.
Образ Илии вызывал рассказ о Бразилии.

Наука от доз тали — ну достали, не та присадка до стали.
Ни как не сосчитает до ста Али.

Сказала смерть: — Я к тебе ангел лечу мой, я тебя лечу чумой!
Чум мой болеет чумой.

Пора жены и все поражены!
Те, кто красотою её поражены, от неё болезнью поражены.

Не пришла пора жали, нас магнаты поражали.
А он пришёл по раз или наповал его поразили.

Я мозг словами сполосну — не дай подняться с пола сну.
Не кричи бравурно и не кидай бра в урну!

А для какого шва бра!? Но для тряпки швабра.
В облаках витали и лбы, когда были в Италии.

Ударь по струнам напиши пост рунам.
Пищу умни ту, хотя хотел ум ни ту.

Видели вы братца, а как к нему выбраться, узнать, как на пост
выбраться.
А в целом не нужен овце лом.

Инок Дауна вывел из оцепенения и нокдауна.
Ближе, одно к Дауну боксёру от нокдауна.

Идёт с тем Нели, когда сутки стемнели.
Я за Варю заварку заварю.

Официантка должна поднос подать и на каблуках не падать.

Лад к ладу на музыку кладу.
Они пробу ждали и лаборанта пробуждали.

Она любила избранного и издала многое из бранного.

Неужели, не уже ли!?
По правам все права поправ вам.

Законы провали, власть права ли, в мозгу провалы, ты прав,
алы.
Сказал поп ралли мерзавцы попрали.

Раздели при мне ту и сказали: — Прим нету.
Приме ты открыл приметы.

Примеры прим эры, смотрели премьеры ещё до премьеры.
Вы вехи меры, вы-вы химеры — вывихи эры.

Приме ту примету примету. И попрошу: — Прими ту примету!
Примету я к вам примету и отдам ту, приме ту.

Все примеры приме те! При Мите её примите!
Примерка приме эрка.

Для примера: приме эра для премьера, вот пошла её премьера.
Были прим эры для примера.
Премьера ставали для примера.

С нахальством при лесть!
То прелесть и как к ней прилезть — в ней запах прели есть.

Что сказать вам о том стили, вам за это отомстили.
И заходит атом с тыла и душа о том стыла.

И грустит о том стела, что скелет остался с тела.
А он гладко тьме стеля, шкуру снимает с теля.

Нам и тёлку обменяли на метёлку.
Намёт или на метлы или, а может на метиле они штрихи
наметили.
А нужны, нам эти ли, смерти на метиле!?

Надо отдать должное этикету,
ведь предлагали нам эти кету.
Зачем этикет Ому? И пришли эти к этому.

Не говори тому: — Ха! — жужжит то муха.
О, просто те мечтают о простоте!

Устроили опрос то те о простоте.
И вас ответы устроили, а они дебош устроили.

И маты уст роились пока они устроились.
Утро или мат утроили!?

И этажи мата уст с троили, и рожи вам строили, пока вы дома
им строили.
Трамп Лиина, взял крылья для трамплина.
Добыли призы вы, на наши призывы.

Дайте ум Рите или умрите!
Женщина пошла, которая пошла.

Такое время наступило, это время нас тупило.

Она так поступила, на посту пасту пила, тяжела её поступь
была, словно поступь Ила.

Поп ранее, совершил попрание.
И он, чтоб не попасть под вал, убежал к себе в подвал.

А что будет подвалу же, если дождь добавлял ведра по два
луже.
Так тикай и это будет твоей тактикой.
Ворсу ковра чуя, пошёл ко врачу я.

Фрукты отдал Оле те и с ней вспоминал о лете.
Знаешь пёс, кобыла, как из песка была.

Если ноль пьёшь, ноль ешь, что на анализы нальёшь!?
Ох и зверь Жене я — устроил извержения.

Нарисовал ноль Ёж, то ему и нальёшь.
До мая считала дома я!

А он насыпал проса бак, писав рассказы про собак.
— Расскажи мне о савочках! — Это я Оса в очках!?

Не заставляй ос вещать и события освещать!
Понёс вор рон, когда считал ворон. Вор он не ворон.

А ворон не варан и много у вора ран.
Он куда повёз зло и кому от этого повезло.

Говорил об вине ни я, какие уж тут обвинения!?
У шей не бывает ушей, лапшу на ушах ты ушей.

О слепой на осле пой.
Он заработал на буме ранг, запустив свой бумеранг.

Ахни туда! Ах, ни туда. Ах, нем! И как мы ахнем?
— Купи не солод, а хну! — Ах, давай я ахну!

О, к нам смотреть окнам.
Он показал окну том, а его ударили о, кнутом.

После эксперимента на мышах стал добрее к нам и шах.
Наш и шах не растёт на шишах.

Ох, зола пот ал! — так он залопотал.
Сыпалась зола по тали, о том они залопотали.

Не быть в пабе лому! — написано чёрным по белому.
Анна Лиза годны для анализа.

Не видел маг Наты, над ним смеялись и магнаты, к ним
обращался маг на ты.

А пот мог с Вали литься, смеялись с Вали лица, мол откуда,
деньги на неё могли свалиться!?

Напустил на то тени я, мол, то рыба нототения и вижу нот о,
тени я.
У кока Инна наелась кокаина.

И говорю Инне я жизнь другая от инея, а может то говорю и
не я.
Дурь с кокаина имела от скока, до скока, Инна.

Говорит Инна: — Я совершенно иная!
Управа найдётся и на — я!
Но я не живу ноя!

Про меж уток жуток промежуток.
У, ток! вечности уток. У, ток! не зависит от уток.

И он, чуть-чуть — чуток, безразличен до чуток?
Чуть ток не ослаб от чуток.
Ему осла б он так ослаб.
Осла бы ему от Осло бы.

А он в Германии у дочки, забрасывал в посольство удочки.
— То гадюки? — Нет ужи и ты о том не тужи.

Совести то нет уже и ты о том не тужи.
Что тропку выбрал не ту же и та удавка не туже.

Ночью дело начудило — через землю ночь удило, да, у лжи и
ночь удило начудила-начудила.

Шар наш голубой устроил голу бой.
Ожили рассказы о жиле.

Аль лжи ли говорить о жиле!?
О дол жил и жилы одолжил. О дол лжи терпенье одолжи.

О дол лжи ли вот ложь и одолжили.
Расскажи о жиле, как мерзости ожили!

Люди ль жили в этом мире лжи ли!?
Получили призы вы за лжи те призывы.

Чем мазали пазы вы, по чём те позывы, какие приняли позы
вы?
Рвали по жиле и в боли пожили.
Те тужили, что тут жили.

Ошибочка к ошибочке — быть в голове каши бочке!

День действует на вас душный, а вирус, как транспорт
воздушный, с него летит навоз душный.

Вышло сна падением у него с нападением.
Крыс ста ли кристаллы! С креста ли кристаллы.

Кристалличность — креста личность.
Течёт тот сель с гор Тани, как слизь с гортани.

А дело всегда в ином, в том, что ум залит вином.
Даём мы гранты и нас сместят мигранты.

Злоба в голове иски селя и мозг оттого, как из киселя.

Попа до арки послали по подарки.
Руки у Борьки не для уборки.

Смущают Подарки Еву посланные по дар Киеву.
Раз берут, значит: при переезду разберут.

Махи на Торе, махи на таре — махинаторы.
Водка Инн, же, не ром, но пьётся инженером.

Ножи подарочные, это вам не своды под арочные.
И эти бандюги под арочные,
купили ножи подарочные.

Подарки не складывают под арки.
Да, на, не мало, я тебя так нанимала и было Нане мало.

— Надо не смотреть, но читать!
Про то, что воровала все ночи тать.

У, манила от ума Нила. И восклицала: — О Туман Нила.
А там Манила атаманила и атом манила.

Зама Нила Заманила и послала за Манилу.
И увидел зам Нил и себя начальником за мнил.

Страдали бабы за ним мало, но каждая очередь занимала,
видно знали бабы о зоне мало.

Да мало знали о зоне и ничего не понимали в Озоне.
О зона разрушитель озона.

Азы мая собирает азимая.
— Как рад вам дама я. — Прямо таки до мая!?

До мая дома я, а там буду строить дома я, ведь не дама я!
В восемь вошла искра в ось им!

Прима тать могла к себе вора примотать.
В центр земли, обидно не попал через Оби дно.

Не будем завораживать и за вора жевать, за вора живать.

Глупости оба метали, ловили искры на металле, холмы её
наметали.
Его два срока, оба маета, сказала об Обаме та.

Один народ — од инород, один ор род, один ар од.
Вал ён тина, в голове Алён тина, в день свят ого Валентина.

Ты ведь не раз строился, но дом твой не расстроился и ты
потому расстроился.

И ты рожи раз строил и мать свою расстроил, нет бы усилия
раз строил и планы зла расстроил.

У, масленица — столько еды что ума ас ленится.
Люди — существа сложные и ложь всегда с ложными!

Это просто ген директор или просто гендер ректор, гендерным
и ген дер ним, в общем при знаке признаки.

Открывают, а, туфли рты, беспокоят, а, ту флирты, в общем
ату, ату, забьёт, а туф ли рты?
А ту ли ты от улиты, а ту ли ты у элиты?

Вник куда? В никуда. Может, в Нику да?
У, насмешки! У нас мешки.

Ажур на листах это значит: рассказ о журналистах.
От вод ржавеет отвод.

Множили эхо чудики, кричали девам: — Э! хочу дико!
Пуз зарок пуза рок, это пузырёк.

Когда холодно, кобры о лете, мечтают в кабриолете.
К сожаленью не вытрусится сажа ленью.

Настанет день у Марта — не станет от ума рта.
У, мартом не достать ума ртом.

Зама ртом не зевать за мартом.
У мартами не ловить суть ума ртами.

Замарать хотела зама рать.
За марана вся артель замарана и болела у зама рана.

Разве спросишь у Марта: — А крик от ума рта?
Глаза кары — просят кары.

Наша вселенная, а в неё вселённые все ленные под Селеною.

Старушка жила с девицей подселённою, с ней гуляла она
под Селеною.
Охра, бросьте! Что говорит о храбрости?
Могла б охра расти и говорить о храбрости?

Разве триппер сонный, когда собрались три персоны?
Пьяна пока Лена, ей нужен по колено.

Дима! Гог, вот демагог. Дима Гог и я, вот демагогия.
Вы узнаете со слов, что смеются все с ослов.

Учатся не зря чему это нужно и незрячему.
Не делает поди шах без охраны падишах!

В платочек сморкается, смеётся с мирка истца.
Она подкатилась мелким бесом к судье.

И просила, рассказать ей про иски.
Но судья знал, что это беса происки.

Формой зоны фармазонят фармазоны-фармазоны не добудут
с фар азоны.

Ну, что скрывается под вестью: –»Не весьте невесте серьги на
Уши грамм по двести, лучше себе лапшу подвесьте.

А то она вас может подвести!
Глаза на панели — не для всех подвести.

Вам рассказали про тест? Вот вам мой протест!
Се строй назови сестрой.

Но что нам взять отвести?
Ему поклон отвесьте…
Пришли плохие вести. Как нам себя вести, на чём подруг везти?

Отзовись ты, они в аду от зависти и всех туда сумеют завести.

Не выдано, то, что не видано.
Вы дали и вас выдали.
Видали! То, что невиданно выдали! Видали и вы дали?

Видели те, что вы делите! Это вы выделите!
Это вы в виде элиты.
Э, литы препоны элиты!

Куда вытянут страны шеи, туда головы смотрят с траншеи.
Наводил перс тень на перстень.
Выдал док три ну — словно доктрину.

Ева и Люция его любви эволюция.
И то мим истомой томим.

Ты ли гавкай Лиговкой.
Бесы осла вели и его ославили.

Любил лопать, носил большого размера лапоть и любил баб
лапать.
Издавались ахи нею, когда он нёс ахинею.

Имел калым Ага, калым мага — дырявая колымага.

Они друг друга сменяли, смеются они с меня ли?
Вот Мишенька был насмешек мишенькой.

Куда навьё девается, когда вор наведывается?
Комедия — нашёл ком меди я.

Шептали уста ли, что серый цвет у стали и от того, и устали
уста у ста ли?
Вождя лень он вожделён и не нужен вождю лён.
Между девками вождь делен.

Ворота раз кованы люди раскованы, а дела рискованны.

Земле навоз питание — растениям на воспитание.
А по рту менты узнают апартаменты.

А пора та у аппарата, рыбака не увидишь а пирата.

На что буду опираться я, когда пройдёт операция?

Утра тишь ты престиж утратишь.
Разве кто запрёт тишь, ты ему не запретишь.

Утра си ты утряси, посиди у трассы. Набрались с утра асы!
Утра синь у трясин.

Небыль месса! Не понял не бельмеса.
Говорят что небыль месса — не поймёшь в ней не бельмеса.

Ушёл в небыль лицей и стал небылицей?
Молились мне бы лица! — сказала небылица.

Если небыль лица, значит: небылица, молились небу лица, то
церковная небылица.

Небыль месса это когда поп в библии не понимает не бельмеса.

А другие постигали, как пасти Галю и как летит мат из пасти
Гали.
Я плыл по Лене на берёзовом полене.

И никогда олени не скучали о лени, но скучали о Лене.
На лени не поедешь на Лене.

У страницы есть метод устраниться.
Серость у страницы, как пальто у странницы.

Скачет маятник как конь курант,
словно времени конкурент.
Зачем коньку рента, чтоб перегнать конкурента?

Ему как мера-камера, кормить комара-комара камора.
В оде колон запах не одеколон.

Солдат стоял у части, пока не узнал о своей участи.
Вот кнуты в голенища воткнуты.

Полно те говорить о полноте.
Они рассказывали мне за дев, своею тупостью задев.

Я приехал под парусом искал я в море пару сам, а в бане
подбавил пару сам.
Я не скучаю по руссам, я не ходил в ту пору сам, я не верил
парусам, и не нужен рупор усам, я нашёл пару сам.

В пору Сима не ходили по Руси мы.
Трусцой по бережку потруси и пусть льётся пот Руси.

Горизонт на море небо роняет и ни кто небо не обороняет.
Скользить по полу нам,
словно попой по лунам.

Подражает попа лунам, ею скользить по полу нам.
Ходить по луне быль или полу небыль?

Не пригладить туше стерню, как и не сломать ту шестерню.

Как они умели, так и за обе щёки умели.
Гордыня растёт как гор дыня.

Виражи в словах вырази.
Говорили о налоге это зла аналоги?

И с клёва имел иск Лёва. Иск ли Вали исклевали?
И я разойдусь и ты не будешь розой Дусь.

Распри красные распрекрасные.
Она от распри красная — распрекрасная.

Кому так надо было мозги пополоскать ей, что она в дур дом
попала с Катей.
Разочаровался я в лени и в этом явлении.

И здесь во-во освоясь и не хочу удирать восвояси.
Я диалект, я тут освоюсь и песенкою ос воюсь.

Я удивлю вас воя си, а ну бегите восвояси.
Он не торопился, ведь сок нектара пился.

У мистики в руках ума стыки.
Есть способность у мистики заливать ума стыки.

Я ряд ли не скуплю цифирь, потому что вряд ли не скуп
Люцифер.
Люб Люциферу блат и я золотой люблю циферблат.

Не нравились определённые круги Нине в них шла подготовка
к руганине.
Высшие круга ныне — готовы к руганине.

Разве не боятся острова языка острова.
Острова угла острого.

Гудит от ос трава всего острова. О, строга на острове острога.
Нет острова без языка острого.

А потом уж потому же, обольёт потом лужа, обольёт как потом
мужа, может, станет потом хуже.

Уроки, уча с чаем, мы пульс учащаем.
Одному чай, что бы сказать одно — мучай.

На музу поэт был скуп летом, но после вышел в мир с
куплетом.
На ласку скуп лето это слова с куплета.

Успокоил Ника поэт, сказав: — На нас не капает и под нас никто
не капает.
Богатый покупал пока упал. Дождь покапал ливнем пока пал.

Мальчик канавку покапал, прохожий туда пока пал и стал от
глины окоп ал.
О плод, любви оплот! От плота сырость оплата.

Зарядка у плотника животик уплотни-ка.
Остроты это ость роты.

Поры станут потом уже, бьют по месту по тому же.
Темно и жители множат тела как те множители.

Им темно жить и призывают те множить.
Испугали ужи теля и вызвали страх у жителя.

Величиною с лапоть кусок слапать, а потом слопать, это зло
пять.
Имеют оба рот — наоборот.

Не чавкай! По тише ешь, а то потеешь и всех потешаешь.

О, Бог, ноли — единицы обогнали!
У маразма чудо ума размочу да?

Вот мой ответ исходит мудрость от Вед.
Формой зоны фармазонят фармазоны.

А я такую атакую. А такую я так кую!
А так кую я суть атак. А такой не взять атакой.

Во просторы? Вопрос торы.
Он заключённый в тюрьму заключенный.

И мы узнали, то уз ноли!
Беспокоят не нас тучи и ты смотри не настучи.

Словно воздух — плавно обтекай и не думай стать аптекой в
очередь за оптикой.

Сигару вор ту, держал во рту.
Сказал вор: — Ту мою и трубочку держу во рту мою.

Они считали кур сами и шли теми же курсами.
Он шёл тем же курсом и считал кур сам.

Он шёл тем же курсом и считал кур сам.
Не снимай кур с ив! — это его курсив.

Кобла в ресторан завалила, кобла ресторан завалила,
помоями на зава лила, аж рубаха у зава алела.

Искусство вам до рожи, искусством дорожи и от того оно
дороже…
Ого рожи, как огорожи!

Испоганены произведения из Паганини.
Погань Нине исполнила часть из Паганини.

Зрачки её сужены — не приехал суженый в её домик ссуженный.

Воры стоят под арками, бряцая подарками.
О паве стиль оповестил.

Была у сына шевелюра, теперь стрижка меньше велюра.
Молодёжь как молодёжь!
На них всегда мало одежд.

В селе у женщин много возможностей: рожь жать, ноги
разжать, да рожать, а продукты будут дорожать.

Земля не будет лелеять а дрожать — злобный ад рожать.

К лесу там лететь клестам. К лести не летят клесты!
Не нужны галоши к ластам, если музыка класс там.

Как относятся там к лести? Будешь там всех клясть ты.
Будешь там всех клясть, на всех матом класть.

В сласть крови напьётся власть.
И болотную власть ты, не вставишь уже в ласты.

А что там к ластам, на лопатки класть там.
Нужна скрепка к листам и корм клестам.

Она ему и тет-а-тет, и СПИДом испортила иммунитет.
Я долго пас идею и влез в долги и от долга поседею.

Есть просто псих, а есть псих олух, то есть психолог.
Вверх по итогам взял поэта гам.

Есть стал пат варенье и началось столпотворенье.
О берега корабли порт трёт, рисуя свой портрет.

Рука болит и политрука кабалит.
С утра нас ротный по литру кабалит, а сам говорит:
— «Политрук! Рука болит.

Жди от Поли трюка как от политрука. Болит рука политрука.
И рука болит — Иру кабалит.

Дело вам разлажу — подсунули мне раз лажу.
Скоп питал измы с капитализма.

И комом, в горле, блин даже застрял в блиндаже.
Бог с нами! заведует снами.

Лучи метали дико образа, похожие на иглы дикобраза.

С пера том слетел с пиратом.
Замазан с пира том он знаком с пиратом.

Ты с ним мог сделать снимок.
Был смог и ты им надышаться смог.

Мечтают обе то в ванной о земле обетованной.

Асе гнаться и ловить ассигнации.
Ось их нации — ассигнации.

Вы перевели на блуд день и я, такие наблюдения.
Буханки обе с печи на! И жизнь обеспечена.

А собкор Митя спросил вы особ кормите?
Аса трилогия это астрология, а телескоп как ост тролля Гия.

Знал, будет поп рана! Сказал поп рано: — Судьба народа
попрана.
Он на неё смотрел с опаской, а сам бортировал запаску.

И вот спалили там огни тики и вы, сказал им маг — нытики,
идите, берите ваши магнитики.
Расплылась зари палитра, когда выпили по литру.

Греть на посту латы это постулаты.
Страна с трупами полна сатрапами, сыпется струпьями.

Хорошо папе там, за ним ходит мама по пятам.
И когда его тащили через всю Воркуту,
был рад вор куту.

Сколько требуется от нас сил я в сберкассу относил, но ко злу
это не относил.

Он лежит в палате ничком,
башка закрыта полотеничком.
Он лежит в палате ниц и на затылке компресс из полотенец.

Расскажи куда вы делись? Этим ты и выделись
Впечатлениями вперёд на ход делись!
Расскажи, где вы находились?

С ерунды, с три пуха варила еду стряпуха.
У мазки, у маски.
И мысли ума Оськи прыгают — у, моськи!

Не текут с уха реки, не услышишь с уха рыки и не сделаешь
сухарика.
Что имели с ух хари, что сушили сухари!?

По инстанциям вы ходоки, а виновны ваши выходки.
Прожили плохо вы годки и от того годки и гадки.

Не знала, что такое пастила я
и кричала жизнь постылая.
А я по стилю постелю, ведь кушаю я то пастилу.

Когда уста там в пастиле, казался сладким пост Илье, а
занимаешь пост ты ли?

Я ведь сильно не пастила, ведь была там пастила, она тает в
пасти ля!
Ну а кому там пастила постыла?

Ехала чета до Читы, а так же дочь и ты.
Я добрался до Читы, в купе шумели дочь и ты.

Быта фора ей стала бутафорией.
Он не смог разогнать по ветру смог.

Отверстие, меж гор, мы анальное, для прохода препарата
гормонального (спортсмены пьют гормоны).

Только гурман анальный пьёт препарат гормональный.
У вас хищение вызвало восхищение.
Искушать и скушать.

Ему голову помылили, пробегали по миле ли, языками помели
ли, словно днищем по мели ли. Шло всё как по мылу ли?

Америка, а меры как? А мер река-Америка.
А миры как Америка, а мы рыки отпускали Америке.

Камни хотел он с оправой ждать
и их в столицу сопровождать.
Чего ещё со права ждать какими словами сопровождать?

С тома то лаги выбили стоматологи.
Со сто матов логии гнули стоматологи.

Вкусила вкус сила
Сдохла икринка запахла и крынка.

Сказала спортсменка: — Я следила за пассом и выбрала время
с запасом.
Для полёта покинул родное болото.

Для полёта ненужно болото, а поле там нужно полётам и слава
там растёт по летам.

МАЗ урки, удирая, танцевал мазурки.
Однако у рва стояла одна курва.

— Я вроде в роте. — А может быть, врёте?
— Не ложи палец в рот. — А он всё врёт.

Как дырка вырез бублика пуста, увы! республика.
Разлился по прилавку лак, от запаха сунул поп рыло в кулак.

Вёл экскурс «Овод» он был экскурсовод.
Пот, экскурсов вода, текла из экскурсовода.

Не пришлось бы поплатиться и ехать в Америку по платьице.
Говорили у Лады те, что вы всё уладите.

Летел по ралли Лель — гнул параллель.
Вам зам аз кинули и полны замазки нули.

Там не мазки, а кило замазки!
Раз тощи ли то, всё и растащили?

В поле травка на травке пол литровка — идёт мозгов протравка.

Метро полито брызгами митрополита.
Как Ге роя запах героя.

О! за ареной стоял клоун озарённый, он черпал от аза арены.
От аза аренного несли озаренного.

С нарядом в не очереди, с запачканным нарядом, не
поступишь как с нарядом.

С нар яды, сна ряды — рушат снаряды.
Разве мог сапог листать, сам ли мог сапог ли стать?

Вот такая твоя лис стать, можешь сплетни по судьбе листать,
а человеком можешь ли стать?

А он намёт Лу — променял на метлу.
Баба села на метлу облетела намёт Лу.

Мрака сажа — лени ямы полны сожалениями.
То сажа лени я вижу сожаления.

Навалилась сажа лени ям, попадаю в них к сожалениям.
Искус сна мысль твоя искусна!

И следочки и след дочки, и следами и след дамы.
Исследовать, что должно и след давать?

Это ль дамы — холод льдами?
Со льдами соль дамы!
Мыс, ледочки — мысли дочки и смеялись мы с Лидочки.

Соль до с положительным сальдо, он как голос со льда.
Кучу сыграть иду ролей, я буду клоун дуралей.

Ты в рай попадай или попа дай.
Наст толщиною с ледок, на нём, как дребезги следок.

Оставил мысли док, что не оставим мы следок, содержит эта
мысль ледок.
Мы из следа Вали суть исследовали.
Предъявлен иск уст — твоим, теперь грызня искусство им.

Подняв ворот, не видел тот ворот.
И от ворот был отворот.

Он тянулся, хотел большее и получил боль шеи.
Поза кубка выяснится по закупке.

Его влечение пребывает в лечении.
Любила осла Бэла — любила и ослабела.

Создали закончики и судят за концы, за кончики.
После дули идти по следу ли?

Рабочие по дни вольные — люди подневольные.
— Это рабочие подневольные!
— А по какие дни они вольные?

Забери меня Элла, а то я забеременела.
О, чихала Дина! Видят очи холодина.

От нег ну ты! Спины не гнуты. Огни-огни, а гни матом ох, гни.
Огни ли, огни ли, а гнили, ах, гнили.

Древка от стяга гнуты — им мало денежек отстёгнуты.
От стен гнуты и отстёгнуты.

У кого шок с пером, у кого с Шекспиром,
у кого шик с пиром.
А пастушок спёр ром у простушек с пэром.

Куры яйцами неслись.
Цари могучие не слизь, через слёзы в ад неслись.

А слёзы чистые не слизь, и ты на дураков не злись ведь
хитрость это низ лис.

Эпох удел-мир похудел. А похудел эпох удел!
Несут зло вещи и предсказания зловещи.

Я домой несу ж улики! И о вас не сужу лики. Вижу лики!
Вы жулики!

Я по глазам сужу — лики, расплодились во всю жулики.
Я осужу лики, те что асу жулики.
У лики вам нужны улики

А с искони — мощность это кони!
Бьёт, с искони, струя! Её набираю в канистру я.
Выпил канистру я и теперь, как у коня, струя.

Сток Ане и в стакане. Как сто коней говорил сток о ней.
На дно стакану ли миллионов сто канули.

Он выпил шкалик и его зашкалило.
Ох и башка Алик, выпил ибо шкалик!

В пустыне, на термометр, воду казашка лила, и термометр,
как зашкалило.
Рассказ про казино, там проказы но…
Раз коза охоча была до рассказа.

Слышите иск Крыма мат и вы, это русской искры мотивы.

Бензоколонка. Его Бэн заколол, Анка!
Вышел Бэн за коло Анка! Бэн зэк, Аленка!

Мышонок пой мало, чтобы кошка не поймала.
Ветер раз завеет и рассвет розовеет.

Хватало ветру сил, он все деревья вытрусил.
Из-за вин чин в неприятности завинчен.
Познал раз ум, что такое разум.

А к тёрке приспособили актёрку.
Актёру выписали актюру.

Жаловался на воспитание: –»Разве навоз питание?»
Было им не до масла, это был не дом осла.

Если леди умерла далеко на севере, то на леди лежат веками
наледи.
Так беспокоит не нас леди!
Ты на её могилке не наследи.

Бум у Машки на бумажке, бум у Машки наобум.
Может, родилась в рубашке, но голова болит от дум.

Подражать могу тому я магу, который пачкает бумагу.
И начался бум мага, его не вынесет бумага.

Осень, плывёт лист по луже к нам.
И к этим полу жёнам плыть теперь по луже нам.

Не мешает носить на посту латы, такие у пограничников
постулаты.
Помоги себе сам оставь плохое всё бесам.

Незаметно не совершу броска я, потому что блузка броская.

А может, это жар-температура и кричал тем пират ура!
Темп-эра от ура, и тем пир от Ура,
а от стопок температура.

Она люк открыла, шёл ветер от крыла.
Она истину открыла, что это ОТК рыло.

Я фе увидел в Яффе. Нет в Яффе колеи одни фекалии.
Ночи рта ли сплетню начертали.

Не лезь с объедком к Але, пусть она лучше расскажет об
едком кали.

Как лечить, когда мир калечит,
как лечить, чтобы не калечить?
Ползли до биржи раком, прозванной помоями Де Бержераком.

В ряби на воде отражалась рябина и всплеснулась рыбина и
плясала Рэп Инна.

Мы справки навели на ваши новеллы.
Навела чушь новелла.
Плохое обращение — после драки в суд обращение.

И реги искры высекли регистры.
Буза конная — блажь иконная, дурь исконная от иска оная.

Ой, смотри, нора Вит, а он туда протиснуться норовит.
Нора Виты — норовит а!

От темперамента темп пера мента.
И морда тем по раме та.

Продал Жене я романа продолжение и это одолжение в
рублях отдал жене я.

И оттого в душе ода ль жжения, мозгов сужение, а служение —
ас в луже ни я.

Брожения, я по берегу бродил — местный спирт во мне бродил.
И Боря здал, ибо раздал
и бороздил, не хватило раз дел.

Изучаю оды лжи не я, их незнание, для меня, что одолжение.

И был беспредел бес тот в придел, бес там при деле в том
беспределе.
Ибо раздел он весь раздел вовсе раздел.

А он её разодел, как с иголочки, раз одел и не закончил, раз
раздел, и тот его совсем раздел.

И что они раз делали — под орех всех разделали.
Раз делали раз дело Лали, раз дело Али.

Раз дело Ляли с ним разделяли и их под чистую разделали.

И было там раз дело ли, они там раз дело делали и это дело
их раздело.
Вот куда их угораздило у гор аз дело туда их угораздило.

— «Оформим!» — сказал афёру мим. Говорил: — А фору — мим, в
афёру оформим.

Паж ратует: за право ждать и сопровождать.
Все правы, требовать красоты с оправы.

А право не требует оправы, а право требует управы.

Рот — прореха для ореха.
Что рассказать вам про орех — им не залатаешь прорех.

Не допускайте псов до науки, а то получится псевдонаука.
Танцует рептилия, как рэп ты или я.

Что делать с мечтой, кода нужен величиною с меч той.
И не нужен матч той и алые паруса с мачтой.

Вот скоты! Попали под скаты.
Вот скаты, а таскать их тоска-то.
Как прельщает Иру бекон, из-за него перейдёшь и Рубикон.

Боль души остра вам, она как реквием Соловецким островам.
Буря рьяно трепала стебли бурьяна.

Ничего не будет от мер, когда у тебя отмер!
Две крайности у родов — два пола уродов.

Злоба за пазухой и от её ношения, не возникают человеческие
отношения.
Если поп поленится, то растёт грех, как поленица.
И злы рыки, шли из лирики.

Может, общественность ослышалась, что совершили ослы
шалость?
Послу шалость послышалась.

Ох! если б она его послушалась и простила послу шалость.
Это была сна шалость с ним во сне она сношалась.

Мы туда при вас ходили и вас в этом превосходили.

Спи рожок — твой труд с пирожок.
Спи рожок — заслужил пирожок.

Ой! хороша же гулянка — пропили Жигулёнка.
Заработали же гули и разбили Жигули.

Способна к поджигу Ленка она подлезла под жигулёнка.
На Жигу Ленка влезла на Жигулёнке.

Сверкают ножи — гулянка и пошла на жигу Лянка.
Везло плясать жигу Ленке, ну прям, на Жигулёнке.

Там круто река вилась, а ну с реки вылезь!
Слышите! вы лось, так повелось: дымами избы вились.

Когда от хлопот избавились, на воздух, хозяев от себя избавь,
вылезь.
С нар убеждали — сна рубеж дали.

Не указывай на рубежи им — ведь как что каждый в свою нору
бежим.
А кто-то сеет иностранные слова, например: сейм, сейф,
фирма «Сейко».

Сей-ка не сей-ка — всё равно не получишь часы «Сейко».
Меня так задело, что дерусь я за дело.

Спасите теля и будете похожи на спасителя.
Пасите теля как посетителя.

Он Полю сам возил по полюсам.
Искры мотив и с Крыма мат ив.
Послал из Крыма ты в … искры мотив.

Сломала кобла кузов пустила к облаку зов.
И не пускала к куту зов как тот Кутузов.

И пущен был к облаве зов и то ни зов пошёл с низов, и
запищала кобла вузов, то как в облаву зов и к пиву была вобла
вузов.
Не заходи ко драме чащами, Кодрами, не жертвуй кадрами,
узнай код рамы!

Нет уж, у вдов, нет ли ворот?
Не в лад откроет ли вор рот?

СОС к вере со сквера. Скверная вера банда скверная.
И будет банда скверной промышлять на аллее скверной.

И даже клумба скверная, от банды будет скверная.
И у клумбы скверной будет жизнь скверной.

Озеленение — иск веры и превращаются кладбища в скверы.
Иск верных и скверных.

В тумане-вате Канна, ты, словно с Ватикана!
Вот фото сват и канна, они, уж точно, не с Ватикана.

Смеялась свора было с вора, устроена ним свара.
Вопрос вору, во, про свару.

Вы должны понимать кто там пони мать.
Не ищи возле ты тенька, хоть огромна тётенька.

Говорят, вы круты асы, видны ваши выкрутасы, требуют
навык утёсы.
Слышался крик, но чей, среди ночей?
Но чью он таскал ночью?

Ты дочку назвал Инною! Ты что думал она станет иною?
Я и Ною, я и ною покажите что иное.

Подвела Иру башка и рубашка.
Сын таксист знает синтаксис. Синтаксис та сын таксиста?

И куда несло жён — их быт не сложен, ещё гимн не сложен и
мавзолей не сложен.

С иным от разговора станешь синим.
Пелена — ковёр зноя это что-то каверзное.

Синь те зори Вали во мне любовь синтезировали.
Сбежала с ним с безжалостным.

Упита хата, а голос как у петуха то!
У Пита ха голос как у петуха!
У Пита уха, а голос у петуха, а кампания его упита.

В какие наряды ты разрядилась, что как гроза на меня
разрядилась?
Не зарыть вину за рытвину.

В деревне куры несутся, а в городе машины.
Легка, что пена музыка Шопена.

Что в уме тиски у метиски или мёд и иски у метиски?

Примы чаяния такое примечание, дали приме чая, как я
примечаю и от чая она отбивалась отчаянно.

Так с Афона он утащил трубку с таксофона.
Были навеселе и тумаков ему навесили.

Человек прост ранний, его не интересовал отчёт пространный,
про странников, про странных, про страны их, что пространны.

Рассказы пространные про дела про странные.
Пространство Вали — они по нём пространствовали.

Коварные замыслы он мог принять за мысли.
Все в боксе для сумасшедших разбирались в боксе.

Охотники шкурку выпи сдали.
Спек тали он фразу на спектакле?

Не помеха паста рому, когда всё идёт по старому.
Слышу рёв, но Вали, так её ревновали.

Говорил с дураком про мат, собирал на него компромат.
Говорил на ком про мисс,
с кем пошёл на компромисс?

А компромисс — говорить о ком про мисс?
Обожглось об хит рыло, что народ обхитрило.

Обижалась на хит Лера написанный на Гитлера.
Знала ноги «тли» эра и обижалась на Гитлера.

Собралась на бал та ли или вы от том наболтали.
Или нет гайки на болте ли, или ответ на боль в теле.

А видели тело вы зорь сквозь цветной телевизор.
Улучшил вот те лев и зор.

Это ты ребёнка на саночках вывозил и в грязи его вывозил.
Пока вы возились дефициты вывозились.

С тех пор учу и тебе то поручу проводить всех по ручью, в ту
плохую пору чью.
Шалом! Мы с ним шалим, на ветру шалом.
Плох сам отёк пущенный на самотёк.

Этот кусок земли оран живым, а после смерти его отдан
оранжевым.
Мало денька пока молоденька.

Игра была и грабила, и игры были, и гребли, и погреб ли, и
погребли чемпиона по гребли.

И там греби, где грибы, греби их рыбы, подхватишь их гриппа.

Мы можем стать под пятою — колонной пятою.

— Во поле берёза стояла!
— А чего она в опале стояла?

Торгует телом дама там, а мот копейку домотал и от стыда
тот мот от мата ал, ведь держит тот мот дома тол.

При голосе Вани, однако за, при голосовании, была одна коза.
При коза согласно приказа.

На улице пусть тишь, а ты меня к себе пустишь?
Они сидели среди лож и издавали только ложь.

Что надели Ною весело над Еленою красотою наделённою,
то рассказано Наде Леною.
Весною мешает вес Ною.

Люди скверные портят скамейки скверные.
Та жесть не выдержит тяжесть.

Но пришлось взамен всему свету, точку поставить на Светочке.

Так реагировать пришлось на свет точке и отдать всех нас
веточке.
У кого пузо от жира лоснится, тому только лось снится.

Пошли на ноту ре деньки, на доброе слово реденьки.

Глупость в аббатстве та — имеет оба отсвета.
Баллотироваться это значит найти своё болото.

Эта поза битая — всеми позабытая.
Баба позапитая, значит: поза пятая.

Интересовался, где Ахиллесова пята я, к этому интерес питая.
Но может это между ног пятка пятая?

Щит я запитаю, я гонюсь за запятою, что за цифрою за пятою,
стала она мне Ахиллесовой пятою.

Ползёт по пятну юрод и идёт на попятную род.
Словно по пятну юзом идёт на попятную зам.

Идёт на попятную мор, когда кучкуются кругом по пять, ну,
юмор.
Разлиты по пятну юдоли и пошли на попятную доли.

Сняли уши с тёрки это всё, что осталось у шестёрки.

Поэт живёт, в нищете прозябая, зато идёт проза бая.

Он представился вам пэром, говорит, угрожая вам пером:
— Нравятся вам пираты или хочешь вампира ты?

Не хватает ли вам пира или привести вампира?
Познал он суть сам пера создав его с ампера.

И вот она измены, тая, так и ела икру из минтая.
И многим мил, им ноги мыл.

Мы у него пробыли, думая про были и стены пробили.
А это лишь пробы ли?

Раскалил их белым калением — приказал стать на колени им.

Характер знала Колин Дарья и ударами под зад колен даря,
она награждала его за вырванный листок календаря.

Всё ведающий ведущий, всё выдающий, всё ведущий, всем
введущий.
А вы летом обойдётесь вылетом, о чём выли там, что спали
валетом, да оттуда вали Том.

После токарной расточки — выросту ли расточки?
Какой там рост точки после токарной расточки!
Это лира с точки. Это ли расточки?

Пролежал подле ночку и нагадил под леночком.
Метелью пора завеет и лицо порозовеет.

Спора дичка — смеялась спорадично.
Стучать копыту это резюме к опыту.

Пили кофе — не скучай, нравится не СКА чай, а уборщику быть
не с кучей.
С Интернета вирус не скачай!

Достали нас кучи ли, нам и другие гадости наскучили.
И мы фигуры пустыни Наско учили.

То носко что из пустыни Наско. И для нас кок совершил наскок.

Его, вместо маски на лице, носку учили, и другие его сюрпризы
нам не наскучили.

Кап, кап, кап пела капелла. Капелла пела как кипела.
Наверно она каки пела.

Ой! как пела эта капелла, над каждой фразою корпела.
Она кап, кап, пила и нетерпение копила.

Капели купали, как пели, ноги шли у павы шлёп по лужам, шлёп
— упали среди купели, лишь только капли кап, кап, пели.

О чуде сном и о человеке чудесном. В чуде сны чудесны.
Послу чаю налили по случаю.

О, гни, дою, о, гнидою огни даю.
Славь, пой дуру башку, а я куплю пойду рубашку.

Слушать не пойду руту и ты не пой дуру ту.
Не пой мою песню поймою.
Не пой маю, а то поймаю.
Вкус те нашли в кусте.

Мусор собрат! — слышит собрат. Собрат из чего собрат?
Сало со бра ни ем даже перед собранием.

Особ рать смогла всё собрать.
С обраного сделали собранного.
А с обранного сделали аса браного.

Со бранного речь собранного, речь из мата собранного.
А сколько собранного со бранного?

Аса б рать, не хотела раскидать, а собрать.
А собрали аса бра ли?

Интересует особ ралли, они с собою аса брали и им сияла аса
бра ли, особ не пригласили а собрали.

Не говори мне: — «Не ем» — я обладаю отличным мнением.
Можно пятна так раскидать!
Тебе для этого краски дать?

Не течёт СОС корой и не падает со скорой.
Жила Европа в укоре Нила и эту гадость укоренила.

Со скорою не нужна соска рою.
Напоминал ус корь им и мы процесс ускорим.

Не положили на лире они мацы ей и то закончилось
реанимацией.
Ноли реанимации на лире они мацали.

Не кричи приищу ура! Не пускай искры с прищура.

У прищура взгляд как у пращура.
Я тебе рощу ура, и даже пращура!

Он взял пращу ура, и убил пращура.
Он не вспоминал про щура, он вспоминал пращура.

У пращура прищур, его же прыщ Ур.
Прыщ Ура довёл до прищура.

Му зона музона. Газ зона газона.
Проехал МАЗ урку сыграли мазурку.

А замазурка вся за мазурку, уза мазурка у зама аз урка.

Замочи ту зама Читу. За мечете замочи те.
За мочи гадов замочи.

За мечети замочи те. Что молнии мечете муэдзины мечети.

За мечети дал выговор зам и чете.
Берёт меч та и пропала мечта. Меч ту сгубил мечту.

От меча им праздник отмечаем.
Мечём искры мечем.

Не будет меч энным, а будет смертью меченным.
В уме чины — у мечены!

Пока мы спали, звёзды с неба спали.
А спали ли те кто хату спалили?

Эти пыль вспылили, а они вспылили.
То их пыл или почему пылили!

Он слышал пав оды! Вода ему поводы проплыть по водоёму.
Ока ему по окоёму.

Ой, мочили в Оку панты, но сбежали оккупанты.
Надо окунаться ей в Оку нацией.

Повести надо око ему по окоёму.
Ока Яны им снилось окаянным.

Попито сока Лииною, охота была соколиною.
Сковородка с окалиною и сок там быт с калиною.

Выпила околица, изменилось око лица и с ока лица, и с сока
лихо смеялась соколиха.

С окошка не пила сока кошка. И лук кошка не брала с лукошка.
Сок на не тёчёт с окна.

Была берёза соковитою, ох и попито сока Витою.
О горе можно сказать: — О, горе! Жить на горе тебе на горе.

Иск Риты искри ты, мотивы и скрыты, не видишь искры ты.
Из скромного добыла искра много.

Выбил иск ром, много, что споили и скромного.
А этот иск Рит, смотри как искрит, закрыт он и скрыт.

Укорит тот, кто у корыт. Укоры дури у коры.
Укори та его у корыта!
У коров много укоров. С укором пьёт сука ром.

Выдала одна каприз и получила за него однако приз.
Без ума Олька и болтает без умолку.

Не имела ума роза — искала защиты у мороза, но от него
трещит и скала, и у неё она защиты искала.

Красны уста на Вите и вы сорт помады установите.
Он к ней липнул, а потом ногой ли пнул?

Пострадали вы за меня ли, когда меня вы заменяли?

За парком идёт запарка — дерутся двое из зоопарка.
И распалась из-за ООП арка
из-за звериного в нём зоопарка.

Голый король! Сыграй свою ка роль.
Пана гам бьёт по ногам.

Ты не верил голосам, а люди кричали, что ты голый сам.
Вы ехали по меха, но возникла помеха.

Сплетни всасывала с жил копирка, которые на свет видела,
пришедшая в ЖИЛКОП Ирка.

С тех пор нюха не имеет порнуха.
А парню ха! Его радует порнуха.

Подзатыльник раз огрев, я устроил сыну разогрев.
А эти мужики спартанцы —
опять устроили с пар танцы.

Над землёю чёрти что парило, оно ударило его по рылу и
потом метлою парило.
Поп, а рыло его попарило.

СМИ шею нагнули с Мишею!
Нагла жена — ремнем наглажена.

Фортуна карты не ломай! Меня идея осенила: решил писать я
Нила май, а получилась осень Нила.

Она сказала: — Не ври Дима и осталась невредима —
очевидное, но невероятное.

Всех маня о сексе не пой Маня — не пой Маня, пока не поймана.

А к Варе ель как акварель и набрала Евка лип та из Эвкалипта.

Какая прохлада у тенька, что заманила к себе утёнка.

Путин о БАМе не рассказывал Обаме.
Погряз Обама в среде путин.

Себя прояви — рассказывай про яви.
Сад истом испорчен садистом.

На вас зола пани и видно, что вы залапаны.
Зелёный змий, зелёный змий — как гудит головушка!

Употреблять его не смей! Ведь это химия не змей!
Твой мозг в его ловушке. И быть бо-бо головушке.

Все пути заказаны и пустые головы сойдут за казаны.
Кукушка закуковала, когда ведьма коня казаку ковала.

За что депутатов перебирают?
За то, что злостно водочки перебирают.

Экономика это когда редактор пьёт чай с воды своей газеты, в
общем газ это — его газета.

Всю дорогу: Рига — Талин мы с тобою реготали.
Беса актриса — зла биссектриса.

Автомат — фольклор улицы.
Они трудягу ободряли, потом, как липку ободрали.

Ох, не любит обод ралли, на нём и так краску ободрали.
Читать брось Шура, ведь это плохая брошюра.

Но не надо быть путёвой,
чтобы быть осмотрщицей путевой.
Были пути одной со звездой путеводной.

Предание всё при Дании.
Стыд в лица может красной краской влиться.

Глаза засыпают и сны глаза засыпают.
Содержаться в нашем мире — две ноты: ми, ре.

Не всякое растение с луга человеку слуга.

Русская народная песня: Вопли берёзы, стой Алла, ты зачем
тут стояла.
Или выполи берёзу, что в бурьяне стояла, сухую выпали траву,
чтобы дымом в небо стаяла.

В общем, вопли берёзы стояли и маты, что под ними стаяли.

А виновата стая ли?
А виновата ли стая судьбы людей как листы листая?

Оцепенел целиком я, когда летели из цели комья.
Делегат — в каждом деле гад.

Спросил поп о количестве поп.
И что там попса, научил петь поп пса.
Это что после гороха музыка поп?

По сети Телль ты сказал, что пришёл посетитель.
В избе Раю избираю.

Расти права Акации, а шипы её провокации.
Одна беда курила и вот набедокурила.

Это же придирка, что нет волос при дырке.
Подле неё сидел тот, у кого подлиннее.

На проспекте не проси жена,
а то попа напрасно просижена.
Про хитрости, про те же рассказал протеже.

Прямо та у девы прямота.
Она деньги промотает и от сладкого прямо тает.

А человек прямодушный создаёт вокруг себя климат — прямо
душный.
Он мёд прям маточный и чист как ручей прямоточный, он копия
правды прямо точная.
Кто прям, тот упрям.

Может, мне ты пролепечешь, какой тип роли печёшь.
Закон форм и истом за конформистом.

Говорить про сто всегда, про сто.
Снились зэку лисы, убегающие за кулисы.

Виноват ли карла, что у него лик орла.
Лик орла Марса это ли Карла Маркса?

Я мясо с кита ем и имею связь с Китаем, я также мясо скота ем
и мы ковёр скатаем, на котором я ската ем.

Плывёт на нас лодочкой, волосы с укладочкой, зовут сук
Ладочкой.
С запоя сниться ей топор за поясницей.

Ему с запоя снится, что воткнут, как вот кнут, за поясницу.

Говорил пилот Ире, Вале мы классно с вами пилотировали.

Купила одна кожанку, что удивило, однако, Жанку.
О, близорукий! Зачем ты мне облизал руки?

Что говорить вам об морали, когда глупцы все лифты
обмарали?
Тела в воде сияли — не в Одессе я ли!?

Трутни от красных роз цеплялись по два к алым и наливали
под вокал им.
И делили по два калым, подходили по два к Алле, танцевали
под вокалы.
Подходили под калым, это был подкол им.

К алым розам он добавил калым.
Танцевали спартанцы на спор танцы.

От бликов огня пар алел и мы с адом проводим параллель.

Вы спрашивали у зама ль вину, что поднял голос за Мальвину.
Коль вину, то присвой её Кальвину.

На повал вы разили, тем, что суть выразили.
Он исключениями из правил, мозги исправил.

Увидели зарю б и те, вы это зарубите!
Расскажу вам про лесок, где нашёл я пролесок.

Дождик полей на ширь полей.
Летит ветер пулей, несёт дождинок улей.

Спроси мореплавателя, где в море плавает теля.

Бывает, что и у мыслителя мысли теля.
Иск режет и скрежет.

Достоин, выудив лень и я, как вы, удивления.
Я хлопот не обберусь зачем вы кляли обе Русь?

Сказала головная боль: — Под утро им паду троим.
Приду троим пред утро им.

В вещах приду рылись, а святыми придурились.
Та б летко жила на таблетке.

Избей Раю! Так я её в избе избираю. В избе рай избирай.

Что было бы, если бы и у человека весной распускались почки.

От весеннего сока набухают почки, а от какого сока у человека
набухают почки?

Я пшеницу из полы сею и от этого полысею.
От чернил полы сини и видно это и по лысине.

Маню заманили рассказы зама о Ниле.
За Манины глаза мужики заманены.

Вагонная ситуация: — Горит лампочка в пол накала, а туалетная полна кала.

Сплетню с плетня, как иглу пусти на острие молвы и глупости.
Послали папулю по пулю.

Скучают по Мессии разные помеси и…
Пробу учу про бучу.

Сосульки это лёд и он весною слёзы отольёт.
Потомок не выйдет с потёмок и даже на реке Потомак.

Он был носат Ира! И реагировал на сатиру.
А полон ли ума Аполлон?

Знала азы моя и где растёт озимая, а озимая это азы мая, с
нас долг взимая, душу изымая — сума весомая.

Ночь катались в Опеле — сорванцы и опупели!
Выпил Вася пузырёк и заплясал на пузе рок.

Бывает при вращении в невидимку превращение.
Ночью странный дают фон арыки,
поэтому засвети фонарики.

Он поздно услышал Фана рык и он ему подсветил под глаз
фонарик.
Профана рык — про фонарик.

У нас во плоти — крайности крайней плоти, ты в детей её
воплоти!
И за крайности эти плати.

И жизни оплот ты, и требуешь оплаты, и твой плот бьётся о
чужие, о плоты, и путь-дорога упрётся о плиты.

Распределение — распри деление.
Мозги зло распри и возникнут распри.

Берега увидел, раз приволжские
и услышал распри волжские.
Не почёт у нас визам, а главное, чей вы зам.

В России есть имя Уля — Ульяна. А тут голуб гулял.
Голубь птица.
У Ули есть тело, а вот птичка улетела.

А он как Уля был какуля, носил мех каракуля и роспись его
была каракуля.
Томно жить — то прибавлять, то множить.

Умно жить добро умножить.
Тёмно жить грехи те множить.

Суп припёр чин из трёх перчин.
Где путы там мы, нас зовут депутатами.

Наполнил сель чан и удивил сельчан.
Видим сон атома мы под названием соната мамы.

Удовлетворил член вибро Шурку, об этом написали вы
брошюрку.
Пыль июля при жаре пилюля.

Летит от тебя пыль Юля — будет тебе пилюля.

А мне пора она мне не пара.
Витаю в облаках и это тоже пара.
Был стульчик заду мал и он дотачать его задумал.

Поверь жене и с тобою все, будут повержены.
Поверь, жена! Ты в ад будешь повержена.

При Любе действовать — прелюбодействовать.
Боялась дура чина — он же дурачина.

Они пришли по мысли и узнали мои помыслы.
По мысли пришли, по мои, и лили на меня помои.

Патология вещей и ты весь чей от жизни вещей?
Петь гордыне лесть чьей?
Лишь чей поймал лещей?

«О три плавания!» — так называется рассказ, что передал вам
от трепла Вани я.
С зори сам я наблюдал очередь за рисом.

И кушай кашу с рисом.
Склиз мы с клизмы.

А зубы, а зубы были бы подвластны азу бы!
Не сдержит воду поводок, если начался паводок.

Эта нара стает, она как бельмо нарастает.
Нарост — нар рост.

О, корост пережило око рост.
Сколько рос тут и травы растут.
И сколько рас тут и массы рас растут.

Вой и стену пройдёт во истину.
Сноб жене я, у меня бразды снабжения.

А те пожелали сна б жён и я этими снами снабжён.
Пожелали сна б жёны, они и так всем снабжены.

Кто же этот сноб жены, кем же жёны снабжены?
Зама нить — девку заманить.

От, ли те ли отлетели. От, ли тело отлетело?
И вот еле — ели в отеле.

Она говорит ему: — Вам нечего делать?
— Я не хирург и не рентген.
— А причём здесь это?
— А что вы спрашиваете: — Во мне чего делать.

Оба мне говорили обо мне.
О, бой мой с обоймой!

О бой мою — оставил с пустою обоймою.
Дался о, бой маме, она осталась с пустыми обоймами.

Обои на стенах, о бои на стенах. О бои на стенах это обои.

Человечество друг к другу пре умно жалось и потому
преумножалось.
На лаврах уже давно бес покоится и не о чём не беспокоится.

Интересно слово прелестница
без приставки пре это лестница.
А при лестнице нечего делать прелестнице.

Эх, красива была полочка! Но получил за неё пол очка.
Совесть оба роняли, когда своё обороняли.

Не давал покоя он коленам,
он претензию послал к оленям.
Я довёл себя до каления и от того берёг колени я.

Не заставляй попа дуться, если дурные деньги попадутся.

Соберём мы из крупиц вкус и пышность — искру пицц.
И глупо к раю нести иглу по краю.

Объезжаю калы я — глубока там колея.
Днём там к Оле еду я — продавилась колея.
И колея ведёт к аллее.

Что за мясо нам подали!?
Оно наверно с падали?
А с попа штаны спадали и видна была попа, пережил спад Али.

Я встречусь скоро с той, которая была с коростой.
Была развита скорость той.
Он крикнет скоро стой, познакомившись с коростой.

Не видел ты игр, которых играет тигр.
Соло жато, а с ним и салажата.

Стопа графа переснята с топографа.
Цвет прост ила, но ты кто бросил его не простила.

Процветала нега Вари! Чуют, чуют негу воры, но ты про них не
говори, ты про них, не гав, ори.

Осторожно на перрон ссади на,
чтоб не случилась ссадина.
Ходила в сад Инна упала и вот ссадина.

Во времена застоя — всего бы накупил рублей за сто я.

Не дано ума Линке не чувствует вкуса у малинке.
Соски дочками предоставлены со скидочками.

Влепила ладонью Пепи — лещом, так любовь станет
пепелищем.
Пепи ли с чем, с пепелищем?

Что ожидать от паяца?
И что за песня паяца стоящего в дерьме по яйца?
Что он припаял, может отпаяться.

И пропел день гобой, что несёт деньга бой.
Хорош он собой и, содрал блин с обои.

Енисей не кисель, некий сель не кисель и по вкусу не кисел,
кислотою чисел.
Видела Ваньку Вера, в пабах Ванкувера.

И на я Инна я порода иная. По родам и быть породам.
А там было пара дам, ходили по парадам.

Там у них живут Джульетты, а здесь, видишь одно жульё, ты!

Не действовали на него укоры и он нашёл дефект у коры.

— Мне нравится Рэп, нет, я вру, брыки — мне не нравятся, но
мы не говорим, что это в рубрике.

Я врал, я вру, б реке, всегда я в рубрике.
Спросила у мага Зина, о делах, у магазина.

Я там спал Ленка, там твоя спаленка.
И грива на ветру игрива.

Он властным тоном приказал грузить тонну и лодка сказала,
тону.
В мусоре пока рылся, злобе покорился.

Перегар оживает, когда водка горло перегораживает.

Помой Эму по Моэму и пусть будет по-моему.
Себя перед ушатом свиньи передушат там.

С нами поп ищи специалиста по пищи.
И об этом с нами попищи, о том, что любят попы щи.

Не получила приз ты жена и смотришь пристыжено.
Туда не прись ты жена, а то будешь пристыжена.

Наша тырь, применяя нашатырь.
Наш тырь, одевая всех на штырь.

Да берегусь я и на второе говорю на второе бери гуся.
Он сказал мне бери гуся и я от злобы берегусь я.

Я увидел там собратца и не как не могу собраться.
Нам за дело братца надо дружно браться.

Не пой ночью «до» надейся на чудо.
Но чудо ли испытывать ночью доли.
Не течёт ночью Уда, но ты надейся на чудо.

Брех там по брехтам. Брех там воздан Брехтам.
Слова ваши каковы! Потому что кака вы.

Вами любовь так высказана, словно говорите вы с казана.

Стукнуло! О тридцать! А ума нет, не буду отрицать.
Зачем о, Дан, ты ухватился за чемодан?

Когда праздник троица у попа в глазах троится.
И он с троицы до сих пор строится.

Адские вам условия, зло нашёл у слов и я.
Гадские сословия, это всё со слов Вия.

Поэты выдумывают: у некоторых простыня сна, у других ковёр
сна, у третьих платок сна.

А одна поэтесса написала: — «Меня покрывали сна шали».

Попе ли Юли с утра нужно по пилюле?
А попе Лили, чтобы её попилили.

Становится от пива рот большого отпива.
Скажи Оле фу! Пусть не пьёт олифу.

Шура рубчик получила за шурупчик, а за Шуру Вале выговор
зашуровали.

Машинист глаз не смыкал, потому что неисправный тепловоз
смыкал.
Охота зэку в Ирку поставить заковырку.

Они тянуться до деньжат, вот и день в дребедень сжат.

Сказал Давид: — А мне с запоя снится, что Голиаф заткнул меня
за поясницу.
— А я ещё не видел запоя с Ниццу.

А завтра, может быть, всё прояснится и будет всё о букве я,
про я сниться.

И не знал Голиаф тору и суждено ему стать голи автору.
И испортил Голиаф эру, он создал ту голи афёру.

Метод афёр исток аферисток. Афёр измы — афоризмы.
Голиаф он и полон от голи Афон.

Узнала Голиафа Алина, запищала как от голи афалина.

Узнал Голиафа гонец,
запищал как от голи афганец.

И был беса Голиаф гонец
и пищал как от голи афганец.

Испугался Голиаф Инны запищал как от голи Афины.

Течёт увидел Голиаф река, а вней купается голи Африка.

Одел стартап очки, а стар тапочки.
Одел этап очки и тапочки.

Если испоганили лифт ерши, значит; он без лифтёрши.

Сплетни из пасти Раи грязное бельё всех постирают.

Не спастись от пасти в раю
и не спасти рай от пасти Рай.

И не надо пасти рай, своё ты лучше постирай, вот и установил
посты рай.
По узам быть и паузам.
По земле ползти многим пузам.

Течь слюне по усам, торчать гадким позам и всё это по азам,
по холённым тем пазам.

Лазила муха по Косте, делала что? — Пакости.
И видно было по Косте мастак на пакости.

Ну, чего совершил покос ты?
Притулиться — приземлится в городе Тула.

Постель, о, проводи мости, и незачем думать о проводимости!

Всё у Марио не так и не так дёргают марионеток.
Приз способ блеяния без приспособления.

Какая отрада: от базарного от ряда,
от бандитского отряда…

Куда денешься от рода? Скорее б уж утро, да!
В общем поза «му» по заму.

Только ты, только ты и поёшь как с нар коты.
Только ты и поёшь от наркоты.

Мата заряды летят за ряды, льёт базар яды и все этой базе
рады из рода в роды, у рода судьба урода.

Рассказал пастор Алле сюжет пасторали.
И другие постарались.

Пышет злобой из лица, он рычит и злится, желая ближнему
излиться.
И лицо его кислица.

В Чернобыле наглотался ядер Мишка и утверждает:
— Я дермишко!
Наглоталась я дерьма, ша! как в Чернобыле ядер Маша.

И это ведь, на дар иной — летать вам над ареной на метле, на
даренной!
Я вас неучу, отведу вас к неучу.

Оторвите! От вин ту, но это не под силу даже винту.

Корова замычала и своим басом всех замучила.
Корова, облизала заму чело и его это замучило.

Эти судьбы «подарки» вышли и приказали: — «Ты нам подарок
вышли!»
А эти подарки вышли под арки.

Ярлычок нашей, что пришёл конец жизни нашей.
Было несколько сот кал и я узор с них соткал.

Я видела ужа с ним, он мне казался таким ужасным.
Видел ужа сна я — картина ужасная.

Это было год назад — наложили компресс на зад.
Не греби шок под гребешок.

Горе, шок — разбит горшок, а каков он гор шок?
Не вы Димка невидимка?

Мы за раз узнали всех зараз.
А мы за разы набрались заразы.

Может, голову морочу, может быть пора к врачу.
И суслик знает, какой имеет Иисус лик.

Кому железных оправ дали, кого оправдали.

И не выставляй ссоры — ссоры ведь твои позоры ты ими не сори.

На нас сором не сори ты!
И не выметай там сор Риты.

И к этому я к крою русским матом крою.
— Что главное при кройке?
— Да, лучше рот прикройка!

Там где был воды забор, деревянный вырос, вдруг, забор.

Небезразличен был паук к клону,
он тащил его по уклону.

Посетил паук Лону и она с ним покатилась по уклону.

По берегам растит маки Донец, их срывает заезжий македонец.

Зари исток отдал я за росток, а сколько может за раз ток?
Фигур исток у фигуристок.

Вступил в кал босой, он думал это называется колбасой.

Содержала колба сою,
что не назвать колбасою.

Полон мусора с зари совок и готов для зарисовок.
Ас Лина! Даше вели! И мозгами, если надо, шевели.

И просил: — Нарисуйте мне слона из Дали, грозя им пальцем
издали.
Из дели я привёз изделия.

И пускали берёзы сок Раины сладость с окраины, это сладость
с окраины.
О! с лихвой! я наслушался ослих вой.

Сколько лет вою висеть над Литвою? Я ли твою возил Литвою?

Летят мысли у зама Литвой, как слова за молитвой.
Грех замоли твой, следи за молитвой.

Охранники нас трогали за то, что мы на точке настрогали.
Сметён пост роем, но мы новый построим.

Где-то пахнет горем у кого гарем, кто кричит, горим, мы того
корим.
Кому горе мы, а кому гаремы.

Я в книгах приду рыться, могу и придуриться.
Я приползу — приду рачки, а за мной придурочки.

Был порядок сальный — просто парадоксальный.
А парадокс сальный — анекдот парадоксальный.

Есть растения ядоносы, а есть люди, которые говорят: — Пишу
я доносы.
Пел оды колонне после одеколона. О, дикий Лёня!

Ползал голым по Лене я и получил воспаления.
А у смерти вы ус мерьте.

Не по Коле Бим, он стоит непоколебим.
О боссе блевать — себя обосабливать.

Из веры Жени я увидел радости извержение.
И зверь жене я — у меня злобы извержения.

Когда минует менуэт, вы скорчите такую мину эту!

И множество минут — минут,
и всё вы примите за чистую монету.

Даст проказница — нечего по ПРО казниться!

Мусор! В совочек надо вместись и в совочке ты вместись.

Ты метись на родину метис.
Я помню вид норы Гали, где её ухажёры нарыгали.

Если юноша кричит, что жидкость колючая это значит:
заставили выпить Колю чая.

Жена у Жени неряха, зато лицо у Жени от пива — будка уже не
ряха.
Подписка под писком.

Такая, увы! личина и она не вылечена, и родственники выли
чина: — Куда увели чина? — ведь был он величина.

Суть на года ли, когда под зад ногой дали?
Знаешь Маха! Вика не видала маховика.

Она его за плёс не вела и заплесневела.
Колючее как лучшее?

А лебединый луч шеи это в человеке лучшее?
Гляди бабы по две ринуться.

Гости пришли под двери Ниццы и асфальт дрожит под
вереницей.

Поза Лота — позолота, по сало то шёл мастер по залётам
летал по зале там.

Вы всех испачкаете! Я вас высажу.
Ой, Розита! От тебя разит-то.

Помылась ты и приняла по милости.
Так помылась ты — по милости,
язык — помела ось ты.

А между прочим, что говорим мы прочим и какую судьбу им
прочим?

Не учи повара жить, а научи поворожить.
А на то ли и точку поставить в Анатолии.

И мечтал помор о розах, а наш ПОМ о росах, таскаясь в
Сибири по морозах.

Мы успеем по морозы, вырастим для ПОМа розы.
Но не знал помор азы, ещё те он помер разы.

Когда стал ПОМ. директора столпом?
Что сказал ПОМ — ойкай, от мата стал его рот помойкой.

О многом говорили нам очи Вали, что платок слезами
намачивали.

Он увидел у его колен дуло и подумал наверно календула.

Нам сложности величиною с ложь нести.
Его хмурь на лик — напустил нолик.

Не говори овну ку-ку, не говори овну, а внуку.
Не год о Вале родственники негодовали.

Была собачка на цепочке, собирали наци почки, мальчик встал
на цыпочки.

У кого певучесть, а кто отдаёт пиву честь.
А за раж жены все заражены.

Трели эр заглушал трейлер.
Так и знай! Пыль даёт и зной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *