Каламбуры 1901-2000 стр

С гусь стили, там, где краски сгустили.
Этот гусь ты ли — над тобой краски сгустили.

Ой, какой гусь то ты голос полон густоты.
А гусь тот полон вонючих густот.

С ним кА — пора снимка. С ним ком стал снимком.

С ним мим и мы его снимем.
С ним мало она снимала, потому что с ним Алла.

Хотели биться псы — напряглись бицепсы.
Убийцы псы — у, бицепсы!
При пинании он писал знаки препинания.

Говоришь «А» снова и не ясна основа.
А нам выгонять ос снова.
И приходил ас снова, а слова правды основа.

Он мировой рекорд установил, три часа у стана выл.

На уста усы навил, в лесу волка усыновил.
На плевок уста навёл, там и сплетни он навёл.

И лапшу (на уши) у ста навил и нырнул у стана в ил.

Но он их остановил, он для них ось стана вил.
Как лапшу уста навили и порядок установили.

Вылилась злоба у ста на Вили и чепуху порят док уста на
вилле.
Микрофон установили, чтобы слышать, что говорят уста
на вилле.
В ширь рынка вот это ширинка!

Слышат уши рынка, у кого расстегнута ширинка.

Не боится ширь Инка, она знает на что ширинка.

О слова ось славы вознесёте и осла вы.
Лаврами осла увить и о его славе выть.
Надпись на квасе: «Иди к Васе!»

Упали тики у политики. У Поли тики от политики.
Украла болт тать и стала об этом болтать.

Можно вещи пасти раем и мы их постираем.
Закрыта попа лам и они святые на пополам.

Время раз тянут — удовольствие растянут.

Он от страха раз дрожал, её этим раздражал.
У вас сои едение, после воссоединения.

Взгляд из под небес увидел, что в исподнее бес.
О, пэр не пишет опер. А куш эра акушера.
А Натали, а нота ли?

В три скапливались и от трески плевались.
А СКА плевалась там где скапливались.
Тоска плевалась и в то скапливалась.

Они песенку рывку пели, о том, как тонут куры в купели.
Пока шуточки, когда приходят по кашу точки.

Зад ума но, так задумано.
Не лезет с заду манна, ведь так жизнь задумана.
Подвластна манна вению — по руки мановению.

На картине создаёт свет — око Пия, а оказалось то светокопия.

На безразлична Света к опию — пошла работать в светокопию.

По велодорожке ехали вело дурёшки и замелькали, когда их
повело да! рожки.

Вас вело до рожек от велодорожек.
Отвело до рожек от велодорожек.

Взял в руки блек кнут и все перед ним блекнут.
Это вам не сани ездить на Нисане.

И с пол нити фокус исполните?
Вы юны в июне.

Говорили, что дарим мы песенку про до-ре-ми.
Заметка к обладанию: разрушит кобла Данию.

Мылась ты прося милости. И перила мыла, и переломила.

С такими рогами, сказали мы: — «Лось ты и не просишь милости».

На тот вид не лезь, где надписи «Мины» виднелись.

Я банку угрю мою с песней угрюмою.
Толк от дня толкотня.

Деньги как водица в сите не водятся.
Деньги как водица — смотря с кем водиться.

Далась форма Лине, она дала фору малине и поймалась на
формалине.
Да, это форум малина. (Формалин используют вместо спирта-консерванта).

У девок Гены талии, как у слона толщина гениталии.
Сразу видно у них ген Италии.

Знак Бекар на до есть и музыка может надоесть, если
последний кус доесть.
Ведь надо есть, несмотря на то, что нота до есть.

Депутаты приняли постановление и закон: «По окончании
сессии не прыгать из окон».

Ехал с Канн анатом — тянулся поезд канатом.
Канат тому тянуть к анатому.

И деканатом иди канатом и дико на том.
Балансируй иди канатом справишься и с деканатом.

В уме не я от умения.
Соблазнился пока на ту ходящую по канату.

Пока анатом не ходит по канатам и сошлись пока на том.
И канатом тянута икона там.

С Канн дали скандалы. С канатом стоит СКА на том.
С Канн атом вылетел с канатом. Доска на том да с канатом.

Рассказ с Канн о том, что нужен топор с канатом.
Пока на ту лезу как по канату.

А паси он атом — дал бы ход Аппассионатам.
А паси на той вшей Аппассионатой.

А пёс и анатом отдавали предпочтение Аппассионатам.
А пас и анатом — спасибо и на том.
Чтобы не стать экспонатом и не опозорить ЭКСПО на том.

Дайте ему серу, бром, ведь он расстался с серебром.

А клялся сэр ребром, что не расстанется с серебром.

Пересчитали ему все рёбра, за недостаток серебра.

И висела в сере бра.
От прыти их он притих.

Нет! То сэра бра она из серебра.
Вытащили все рёбра, а они из серебра.

Для сэра бром был серебром.
Се ребро, для Адама за серебро.

Карма у серебра — за него переломают все рёбра.
Ева не верила в Адама, а верила в серебро.

Карма у серебра — за него переломают усе рёбра.

Знают, отдал Адам все ребро, а в сере бра от серебра и
переломают все рёбра.

Се ребро за него отдали серебро.
А сэр Жанн то против сержанта.

Капал под Луку — изображал подлюку.
Лёша «Ока» заменит лешака?

До СКА летит доска. До СКА анальное всё было доскональное.

У зла не развяжешь узла.
Случай — нитками вер шит, а Бог всё вершит.

Равнять попу зорю по пузырю. У зори свои узоры.
С веры дьявола фанатиков сферы.

Достоинства у веры нести — свои уверенности.
Из сферы, что из веры возникают изуверы.

Что могли из уверенности фанатики изуверы нести?!

Что могут из уверенности изуверы нести?
Грех из уверенности могут изуверы нести.

Куда он полез Тина? А это Палестина.
Каков пол истины, там, где пали стены Палестины?

Виброфона завибрировала пластина и пустилась в пляс Тина.

А видишь, от реки разложили сушить по лес тину, так не суши
как тину Палестину.

Пал лес с тины. Я говорю: — Пал лес! Ты: — Ну!
Так и занукал всю Палестину.

Таков и полис тины и это ещё пол истины.
И не стели полы с тыну не улучшишь тем Палестину.

Иди, сверь нули, если дело свернули.
Дело свернули и равны деятельности сферы нулю.

Жизнь пёстрая это пост рая, руку простирая ты проделки
прости рая.
Раз гильдия уволила разгильдяя.

А он думал раз гильдия, значит: для разгильдяя.
Дверь за тварью затворю.

А по Сене и опасения.
Пока натура канает по канату, ура!

Он мог с утра маты радости гнуть и в этом бога Ра достигнуть.

Снег не слизь, но мы по нём неслись и куры неслись.
Поразили Мишеньку в сердце как мишеньку.

С ресторана бреду рачки в бреду как те придурочки.
От верст и я светлил отверстия.

На западе сношаются в машине, а у нас с машиной.
Этой особочке расскажи о собачке.

Ударить помоги по физе! Только не до гипофиза.
Расстались, значит: плохо срастались.

А у него и секретарша полу жена, теперь и кастрюля полужена.

Осень, плывёт лист по луже к нам.
И к этим полу жёнам плыть теперь по луже нам.

Хватит дури на век! Таков его навык.
Век оперу навыл и беспорядки навёл, и сплетни навил.

Дурость он обновил, много лил новел, осоловел — он соло
вел, он к аду асов вёл.

Кому законы дали? Они сойдут за кандалы.
Он рюху наел.

Они спали в навал и лица злобный овал, мир их сразу узнавал.

И раздавал уз навал. Куда катит Ноев вал, там СПИДа навал.

Он жён навоевал, другой не отставал и скукожился у него от
ста вал.
Он чудеса раз явил!

Народ лишь рот раззявил и бес к тому хвостом вилял, что он
помоев столько вылил.

Росло дерево само от вод и не брало самоотвод.
И кручёного натравили на икру учёного.

Где замы шляются и какие дела ими замышляются?

Всех в округе избрани-ка за своего избранника!
Сверху прямо к Але потолки промокали.

Ей дали денег подло — мало и это крылья ей подломало.

И начались скандалы, указ с Канн дали.
Съел трепло, да, заветные три плода?

Задание мести у метёлки, что плохо лежит и в уме тёлки.

Кофточка на ком сидела? Видно замешано на камсе дело.

Тащил любви салазки, за чёртовы глазки.
Не доска кал и он не доскакал.

Не пугали нас тени, не пугали нас тайны не те ныли, что
темнили.
От напряга нити ныли.

Дожди нити лили. Дожди не те лились и депутаты не телились.

Ах, какая я была! Там блестела кака бала и её толпа как рубала.

Он не от доз какал и домой не доскакал.
В рань её одно вранье.

Увидала стерео Лиза вал.
На стерео ли завал, нас стерео реализовал.
Нас реализовал — назрел Лиз овал, назрел и завал.

Сказал. Остёр ли, что «О» стёрли?
Он стёр и Лиза Вале они всё стерилизовали.

Стерео ли завал, чувствовала стерео Лиза вал, пока рэп всё
не стерилизовал.
Сошёл с тире Лизы вал он всё стерилизовал.

Ты стёр еле завал, так ты музыку стерилизовал.

Ушло стерео ли за валы, он стёр и Оли завалы, пока его не
стерилизовали.
Реал из-за вала — реализовала.

Ведь хорошую неделю на златые дни делю, всю на жизни дни
делю.
А плохую же неделю на мирские дни делю.

Надо ли люд делить на доли. Снег над елями летал неделями.

Надо воду Наде лить. Чем нам Надю наделить.
Подарить ей надо ели, но ей ели надоели.

Цепочки улик учи нить — поможет допрос учинить.
Учи Нил дебош чего учинил?

Хотели мы слить, ведь это мешало мыслить.
А на перст не наденешь анапест.

Кусты тенисты, там играешь в теннис ты.
Не любят ослы ток, а любят слиток.

Смеркается дурень сморкается и с мерки кается.
Сморчками питается, экономить пытается.

Колючки — провокации: подтверждение прав акации.
Солисток ль исток фиговый листок.

Под стиль «Ко» — подстилка. Имеет «Ко» стиль это костыль.

Принесла одна костыль, это её однако стиль.
Падка силе, когда болезни подкосили.

Он значения не предал тому, что друг его предал.

А цвета у тех лиц, цыц не смейся с телиц с телицей стелиться.

И упасть плача ниц на ложь плащаниц.
Эта серость ста лиц на портрете столиц.

Состоит с тех тел лицей. СОС таит день с телицей.

На сто тар объегорил нас татар.
По заслугам — поза с лугом.

Нажрался яду рак — потом кричал: — Я дурак!
К летку готовь клетку.

Пела песни чьи Полина? Наверно песни Чиполино.
Закрыли око Инне рассказами о Каине.

По меткому кидать помёт кому?
У мази и ум Азии.

Фабрика «Вибросила» такую гадость выбросила.
Под кустиком до мочись, а перья дома чисть.

Обижаемся на дни мы, и темнота висит над ними.
Ну, дни нудны!

Надел один очки и смотрел, что там делают одиночки.

А сам мечтал о Диночке и сочинял оды ночке.
Я готовлюсь ловить готов Люсь.

И ты как балалайка кабалой лайка.
Раз ты хотел расти.

Разве код делам передашь кадилом, так ты кади илом.

На всех, увы, дели, если еду увидели!
Почему это зла отпрыски?

Потому что берут злато от прииска.
О, помнится мне, ты хотел опомниться.

Не ходи домой и не бей дамой, ты её домой.
Волки выли. Волки вы ли?

За тех, кто в могилу попадали, они ведь всегда не туда
попадали.
Кому попа дали молиться по падали?

И увидел поп ад дали, и честь ему невпопад дали.

Не буду ли я опошляться? Сказав: — Я не пошла, гулять, а
пошляться.
К Аляске он ехал на коляске.
Зятёк от водочки затёк.

Сели вы не в те сани, то гроб доски тёсаны.
Те саны сели в те сани, а то гроб доски тёсаны.

Он при арке ест ром и он ругаем всем оркестром.
Не видал док рая, хотя дошёл до края.

Не мечтал о корде он, когда тискал аккордеон.
С паем и споем.

Ушёл с пира техник, он наверно пиротехник, но стих не сошёл
с пера техника.

С пинка изогнулась спинка, С венка съела листья свинка.

Изабелле, Изабелле, не танцевать из-за бели.
По слуху уже — нашему послу — хуже.

На рассвете раз Калина, зарёй была раскалена.

Лети за роем. Мы надежду зароем, мы там озоруем и я на
заре ем.
Сколько тех страниц! Юродивых странниц.

Клад казак роет. Воды попроси — он дверь как закроет.

Он занят мурою роет яму людскому рою.
До Кати бочку докати.

Радует глаз Иры Ванная и плитка глазированная.

Арабы уши рака жуют у Ширака, у него ширинка широка.

Не минуют души рока, не окатит душ Ирака.
Каркнул Ара: — «Буша река» и стоит АС в Бушере-ка.

Зад Веры задержался за двери. С вер быт грехом свербит.

Сколько знал удав лет Варю, а хорошей был удав ли тварью?

Подумал: я голод ею удовлетворю.
Ложь или на нас сложили?

А зреет, то значит: аз реет.
О заре не я сказал, что, то, озарение.
Аза реяние то озарение.

Занят я мурою — зачем-то яму рою.
Девок ищу, пою и щупаю.

Упеки Ин у Пекин.
Не трублю, нет рублю.

Эки пажи и экипажи.
На вираже не я кричал выражения.

Сказал: — «Вира!» — жене я и почувствовал вира жжение.

Не летает в небе рысь, ты за это дело не берись.
Не борись и не бросай в небо рис.

Учит папа бить сорок, предлагает есть сырок.
Разжигает костерок вот и бьёт по касте рок.

Произошёл показ тёрок, где мастерок смеётся с тёрок.

На спор танец отплясывал спартанец.
Мат рос и матрос.

Козни распрями, назови их распрями и решение раз прими и
пути враз прямы.

На лётчике отыгрались налётчики.
Греби шок через гребешок.

Есть меры смеха например: ха-ха-ха мера, хе-хе-хе мера и
хи-хи химера.
Сгубила поза козу, где всё по заказу.

Сесть в галошу ту, это что сесть в гало шуту.

Кренделя вили из лома. Выпрямляли реки изломы.

Доброта лилась из ламы, несмотря на судьбы изломы.

Да мы — дамы. От Димы летят дымы.
Дамы зады мыли и задымили.

Не учи утку мекать, это всё равно, что научить ут кумекать.

Он говорил куме: — Кать, учись кумекать!
Длинна блина длина.

К нам приставили ножи вы, в сей нечестный век наживы.

Почему о мужчинах не говорят, — Евро канец, но говорят
африканец?
Евро певец или европеец.

Кварт тире кварт Ире в квартире, в сорт Ире в сортире.

От крови мозг ал, а он и глазом не моргал.
И сказал: — «Это не мор галл!» — и потому нем орган.

А почему у неё пах ал, и кто на ней пахал?
Ветер шёл от опахал, началась эпоха Алл.

Даже если будут возле жать — господам возлежать.

НЭПа меха — не помеха, не помешали НЭПу и шали и ты шали.

Шали-шали, а как они дышали?
Пробу Риме пробури мне.

А какой закон сэр вы, приняли вы за консервы.
Какая же вы зава Рита? А ну-ка бабку завари -та.

Он вёз воз зрения, такие у него воззрения.
Сгрудились, значит: с груд делись.

И при виде вира он кричит майна, вира.
Что ждать с тирана — история им стирана.

Он полез не по меха, но и это не помеха.
Нам эхо на меха. Не у меха неумеха.

До предела допёр дело.
Время примочке ставит примочки.

Прямо под ухом при мочке и потому нужны для прим очки.

Они были при стали и к нам с рацпредложением пристали.

И они не оплошали, свежим воздухом дышали, вы такое
слышали?
Полюбила вора та шла за ним до поворота.

И нечисть лезет в ворота и кричит: — «Во, ро-та!» открывай
ворота.
Не Чита им нечисть та.

Суверен был суеверен и он вере верен.
Верит та, что могила Богом вырыта.
А доверие — ада вервие.

Сколько их, какова сумма сброда — нерадивых валяющих
сумасброда.
От жали, рожь не жали, и слёзы с платка отжали.

Получил по роже ни я за поражения.
Сказал: «Пора!» — Жене я терпеть поражения.

Деньги жрёт дыра и помнит Шрёдера.
Не обманывай под лото знай, что подло то.

Глупость клики — сумма сброда, нам валяет сумасброда.

Подведи кока к окну я его кокну.
Увидели кока они и запрыгали как кони.

И покатились коконы и дела их каканы.
Любили Коко они, вылупились коконы.

И всех они кокали и ямы копали и сами в них попали, голова
у них — попа ли?
Я могу дарить у Дарьи, я могу снести удар их.

Я могу петь вариации, да арии, я могу дурить головы дурьи.

Я могу им лопаты дарить, чтоб могилы могли друг другу дорыть.

Украшал яр, кагалу бога, цветом ярко-голубого.

Разве за коней дан закон ей, он всего законней, так говорил
зэк о ней.
Дан закон чину говорить за кончину.

Они за коны принимают законы. Закон чина — всё закончено.

Была Прага раем, теперь мы прогораем.
С вина падает свинья.

Проба рока петь про барокко. Здание барокко в низу бар рока.

Внимание удели на то, как люди рыбу удили и сам лови, а
то уйди или…
Когда очистится частица в час чтеца?

Гляди сел ты не в те сани! Так не требуй нефти с Ани.

Не год нога била негодного.
Ходила не год наго — ждала негодного.

Ждёт не год одного, а негодного.
Это нега одного гада негодного.

Получил после доноса — не дотронуться до носа.
После доноса кровь текла по следу носа.

Кому глядеть на Лету?
И имели на лету ноли ту чашу слёз до верху налитую.
Негры зуд не грызут.

Приданое копи Таня! Выйдешь замуж за капитана.

Ты спроси, то надо ли обижаться нам на доли?

Шпалера длиною с обою — хороша была собою.
Когда, делать иду дочку, беру и дудочку.

Каков эффект от мо фига или мо шиша? Никакого.
А вот эффект от модуля бывает.

Скучать тем по чей? Тем паче ей темп очей.
С тех пор чей занят порчей.

Скучало три по чей дурости трепачей?
Ас, те пенятся и не хотят остепеняться!

От злости ас ты пенишься, ну когда же остепенишься.

На своих о, гол дели! Видно черти оголдели.
О бал Дели все обалдели.

Не будет Ната на то плевать, а будет хату натапливать.

Разве на то плева, чтоб быть видом топлива?
Выступала за ЦИК Лена, и на нём зациклена.

Не ценили зайцы клена у них мысль на капусте зациклена.

Магнаты-акулы сами к зэку лисами кидались за кулисами.

Осень падала в Оку листами, сверкала лысыми окулистами.

И завоет сирена, как ятола с Ирана. Вот тебе и рана!
С мышеловки сыра на.

Плакали от лука Авели, плакали — лукавили.
Пока не осовели — за собой асов вели.

От крови жертв осовели и в ад асов вели.
Первое убийство твари сотворил Авель и…
С его пути грех не убрали, а ввели.

Ведь то кака миссия, знает вся комиссия.
А там где и мисс, и я — какая то миссия!?

И блаженных месс его поплыло то месиво.
А там где и мисс, и я — какая то миссия!?

И кто такой мессия — вывод сделаем мы с сего?
И смеялась мисс сия, какая его миссия.
Кушала медка мисс сия, а с нею медкомиссия.

Выдал им уж укор он, видя слабость у корон.
Несётся со всех сторон — стар он.

Раз трогать — растрогать.
Раз троган — растроган, раз строен расстроен.
Сыт строен, да ещё и Ситроен.

Зад рамы приняли за драмы. Я драмы кидал ядрами.

Важны не кресла, где башка — чресла.
Нагни их на огни.

Топтали ноги Йену, внимания не обращая на гиену.
Они ж нагие ну! И я их нагну.

А потому что с Канн долит, стакан и он скандалит.

Стакан долит, так что скандалит?
О, дни гады одни!

И вновь скакали сто коней, стаккато бьют в стакане ей.

Разве от купленных степеней народец стал степенней?

Ушли полки конные, через каналы зловонные, дрожали рамы
оконные.
У макаки ума каки.

Злоба сколько крови пила ты! Псы лайте как Пилаты.

И за дьявола Пилата, вдоволь, попадья пила та.
Это на раз Свете вернуться на рассвете.

Как радость нам вместить! Ведь, гадость ум вместит!

Чем крыл я крылья. Видел там плавал криль я.
Нет терпения у Колымы — получили уколы мы.

Приказ писки показывали в Прикаспийске.
Приказ Пия при Каспии.

Чушь несли вы, а чушь не сливы.
Челядь вы Дъякова — вид Якова.

Не бывает охра белой, просто жёлтый это белый, но немножко
огрубелый.
Снадобьем остаток сна добьём.

Разве дело во просе? Разве дело в опросе?
Это дело во прозе, это дело вопль розе.

Ёжится в игру, жаться и от злобы матом выгружаться.

Как же не тужить, как жизнь не ту жить?
Ум арта у марта.

Чтобы женщина похудела — надо чтобы чаще было в паху дело.

Зимой сани — тара, для санитара.
А щёчки у Аллы алы, а мы у неё бывали.

Не бери на бал ласты они там не нужные балласты.
Док, то рамы испорчены докторами!

От повтора оберегала пав Тора.
Не различает пол Тора, даже если у тебя полтора.

У политрука грядку полет рука. Выпили по литру –ка?
Вот и болит рука у политрука.

Ну, зачем о роли они так орали, словно идиоты о ралли!

Покорили пока Риту, дали на ребёнка: по тазику и по корыту.

И сказали, иди, покури ты.
По клон поклон.

Нет проку Рите — вы хоть все деньги прокурите.
И круто есть икру-то.

От многих круп — наела лошадь круп.
Дельцы — жители Дели.

Стал одиноким полюсом. И грядку дома полю сам.
Ну и что, что я с плюсом если сплю сам?

— Ты куда попала с Катей? Мозги бы пополоскать ей.
— А ей бы только попа ласкать.

— Она хотела писакой стать.
— Надо рано встать ей и написать дюжину статей.

Виновата сотка ли, что на него дело соткали?

Людей они ссорят — уродами сорят — шахидами несут заряд,
там выделяет заря яд.

А по столу не положено стучать апостолу.
Пои меня по имени.

Хоть и хорош он с виду, а счёты с ним сведу.
Раз права — расправа.

И кем была та в руках блата?
Не видели те плота, но им нужна теплота.
Ость плоти плота — плоть и теплота.

Наделали икебан они, другие сказали: — Эки бананы Икебан
Анны?
А природа ярка на склоне того ярка.

Хватит о то плевать — улицу отапливать.
Что сделала с крыла — она скрыла.

Ша рога то шарага. Много с утра гиков у трагиков.
О шар расшил — всех ошарашил.

На шару мы шарудим, ведь на шару — на шару дым.
На шар ус не клади наша Русь.

Уже не стал наш шар садом вышел с него содом.

Что-то не так в вере Вани, что-то не так в Ереване.
Вере, Ване хорошо в Ереване.

Что такого в вере Вани, что Армяне живут в Ереване?

Гнёт ара матами, покрывает как ароматами.
Матёра Алла БАМа, это вам не Алабама!

Увидел нас Толик и накрыл на столик, а гость напился и
положил на стол лик.

Они икон выкрасили за сто лики и сели за столики.

Бляха к ремню кресало к кремню.
За обе щёки крем мни — выбивают искры кремни.

Течёт крем ля! Вот те чёрт! Гляди по стеночкам кремля.
То бляха к ремню, там торчать кремню.

И течёт от слов столько медов в ухо, а виновата медовуха.

От гитар звон мёда в ухе на волне медовухи.
От оркестра звон меди в ухе на волне медовухи.

Мы дав в ухо, говорим, что виновата медовуха.
Но не варится с мёдов уха.

О как нервы стыли за постылые стили, мы их упростили, Миху
их простили.
Он пелерина пел Ирина!

С клон я ли — они меня склоняли.
А может быть и склон, но не величиною с клон.

Сначала оби падежи склоняли, потом девиц к сожительству
склоняли.
А ветер деревья склоняет, а его на чём свет склоняют.

С клона, с клона не видно склона.
Недалеко с клона, до склона.

К лону ну клоуну. У, клоны, как уклоны.
Текло у них у Видели те клоуних, видели текло у них.

Текло у нас, сказали те: — Клоун ас.
Хвалились те клонам дерьмо и текло нам.

Брюк вы не меняли на брюквы.
Увеличили размер брюк вы, положив туда корень брюквы.

Звезда романса орды — свёз даром мансарды.

Не знала звезда романса б лемм, куда он их свез даром
ансамблем.
На Массандру привёз нам ас Сандру.

Звезда романса, друг — свёз даром манн Сандру Г.
Спросил раз звезда романа: — Разве даром манна?

На лице опухлом написано таскал лопух лом.
Тут хлам в месте тухлом.
Дело тут ухлопают голоса (о том) тухло поют.

Тебя Тула поют, когда ту лапают. Песню ту липою — Туле пою.

А в лагере смущала ту лепота от выпущенного работой в Туле пота.

Не тупи Лота, а то станет тупее пилота!
Пой песню, не ту пилота, и ею не тупи Лота.

Таких нет в анналах — разве она Аллах?
Разве она лох — не вскрикнет: «А налог!».
Боль зама из-за бальзама.

От фона рыжи фонари же.
Слёзы глаза Фана режут: — Трупы на фонаре жуть!
И жить на наре жуть из шкуры звёзд нарежут.

Когда она деньги отдавала, плохим запахом от неё отдавало.

Она ему то отдавала, что тухлым отдавало.
Каковы кака вы!

Вылезла с куч Алла и сказала: — «Я по вас скучала!»
Мотни и гривою и назовут тебя игривою.

Кто чечётку отбивает, теперь срок отбывает.
С орлами летит сор ламе.

Голос ада изобразила та что голозада.
Он нарядил тут ёлку и снял ту тёлку.

Официант хотел еду падать, но начал падать.
Я еле ем то, что полито елеем.

В пятый день вспухают гроздья и косточки горят как звёзды.

Нёс снов грёз дьяк эти, звёзды у него как гвозди.

Посты лаясь — постилаясь. Вот кнут в зад воткнут.
Воззлю блины их моих возлюбленных.

Такая песня во душе вилась, что душа воодушевилась.
Азы рта доведут до азарта.

Непогода давила — грязи дав ила, до простуды довела.

Непогода давила та, сколько было до вылета и прозевали вы лета.

С лошадиного крупа сыпалась крупа.
Отбивал конь такт, словно хотел идти на контакт.

Круп ору к рупору. Открывает круп пору за купюру.
Я её закупорю за купюру.

Услышал дух овна я — подумал: — «Это академия духовная!»
Изучать вонь задавали с зада Вали.

Патология — по то лёг и я.
От знаков ври-ка нет от сна коврика.

Не поддерживают сна коврики и не надо знаков реке.

Белоснежного о коврика — лишилась льда оков река.

Это не бюджета прорехи и не рассказ про орехи.

Прореки пророчество про реки.
У мастера еда и ум астероида.

Ост эра еды, разве это астероиды.
Ас тира Иды любил астероиды.

Говорили, у масс те эра, как у мастера.
Любила масть эра — любила мастера.

Вот мы чад, вот тьмы чад, вот мычат, а того мочат.

Убили, мол, чад о том молчат.
Втихаря получила втык харя.

Как несносны в речи те — хранят воду в решите.
И вы за них вопрос решите и в лоб таким врежете.

И ты врёшь и те. По бокалу врежете.
Меть в режиссёра, заодно врежь и сэра.

Куда направил горе, шины, все ль проблемы решены?

От кручины до крушины и все миры разрушены.
Так истёрла гора шину — она толщиной с горошину.

Текли к Любе дыма клубы.
Дым мак ль убыль, от дыма клуба ль?

За своё горбом плачу. Разве жалко кого палачу!?

Я плочу процентами плача, голод не тётка — он сын палача.

Не кричи слуга слышишь!
Ты их слуха лишишь, ведь получили послы шиш.

А мне послышалось, что совершили послы шалость.

Искры пели, трещали и скрипели.
Искры вой слышен из кривой.

Иск руга из круга. Иск ругали из круга ли?
Не учи искру жить, а то может искружить.

Не трогай рукой писю, а то станет рукописью.
Калым не нужен цветам алым.

Кабелю угодила. У, гадина! К нему угоди на!
От него не уходила.

Однако была там одна кобыла. Однако бела. Как было!
Плясала кобыла и салака была.

Свою похоть уйму перепортив девок уйму.
Помело очам грозит по мелочам.

Окно ухо хаты вались! И мы ухахатывались.
А Поли стать — можно полистать?

Колокола им как звон колокола.
Колоколов колика лов, устроил калека лов.

Колбаса коло кала укокала.
Звуков из колоколов устроил калека лов.

Говоря слово «кол» — окала и вздрагивала от колокола.

Прок Коле его проколы, около коло кала у колокола.

Как снести потери уму по террариуму, террор уму и конец
террариуму.
Хорами мы славим хоромы, если выпил хор ромы.

И обе роты обе роты не выдержали обороты.
В мерзкий, в их храм, не лететь вихрам.

Разве не видела Чита теля и нашего читателя?
Благо на мерина сошло благонамеренно.

Если в прозе вакуумы, значит: рассказываем про зеваку мы.

Я в Москву вылечу и там мафию вылечу.
И о том ору я с девками озоруя.

И сказал пэр чину: — «Я ухватил перчину!»
Быстро и в перечинку отнесли мы перчинку.

Она его одолеет, она над ним довлеет.
Нога ту любит наготу.

Он бывает реже сэром, называясь режиссером.
Фильм сырым режь, серым.

Футболиста пасс стух, его принял пастух.
Его пас дух, его запас сдох.

Дефект, умы ль Ниццы, обнаружили у мыльницы?

И его величиной таки вылечен Ной.
Не выдержал боль Ной, потому что он больной.

Те ниточки — тени точки.
Спёр все соты Ной и стал сатаной.

Жил во множестве стран Ной, ну а та казалась странной.

На спор Ной еле вылез у нас с парной, при ситуации спорной.

У, прок! Один упрёк.
Люди то странны! Люди то страны!

И церковный сан сатаны, создан на радость, любимой страны.

Не те нити не тяни ты. Стенали. А там стена ли?

И кто дал такой закон чину — говорить за кончину?

Закон чина за столом говорить за кончину.
Бегут во всю ширь роки замашки их широки.

Бегут во всю ширь Оки, к тем, кому нужны шарики.

И на всём шаре те — вы шарите на той широте.
Открывай вширь рот и кричи со всех широт.

Не выходит с ока латы — так и ходят соколята.
Тип личности, для тепличности.

Тип лица — душа еле теплится, ему нужна теплица.

Всем ты угодил и тем кто страну угадил.
И годами жило иго дамы.
И шло ходами от лоха даме.

У меня нега да? У меня не года. Познали не гада.

Получали нехотя — не ходя.
В негу ада вылились не года.

Познали не гада, вот то нега да. Не гадали, где нега дали.

Усеяно шарами Га, это сделал шаромыга.
Смеются уголки губ у Галки.

Контакт ищи тесней! Контакт ищите с ней.
Контакт искали те с ней и был продан тёс нею.

Шире ада законы шариата. Шариатом шарит атом.
Шар и атом катит шариатом.

Натекло ге… по Тита и это всё от гепатита.
Изучал Иван Ге па Тита, который умер от гепатита.

Метр ража от метража. На метр рожа от метража.
Замазал помёт рожу по метражу и я стих помёт рожу.

А он рожу помнёт, которую помнит и себя героем по мнит.

У человека есть переносица, она вместе с носом на голове
переносится.
Склады с тар — метод стар. Скал Ады, а там склады.
Тоска лады им — то скала таскала дым.

Класс точкам лететь к ласточкам.
Украшение ласт очки, но их не носят ласточки.

На поде лица, а душа их падалица ни чем не хотят поделиться.

Теряет лист Винница, а с ними иголки лиственница.
Ну, чего веселиться, когда этот дождь как виселица.

А мы те лица, которым нужна метелица, а нам нужна телица.

Омыты лица — хотим мы телиться и начинают воды те литься.

И закладывают мину эти и застыли дни в менуэте.

А Беларусь! Поехали в Мену эти и вы их не минуете.

Пусть несколько минут скоренько минут.
На ковер лёг — комик ну ты!
Бегут легко минуты.

Она кричит с ванной: — «Дайте ужин деве званной!»
Тут же язва Анна сказала: — Я звана!

Как звенят звенья те.
Что вы звоните, что вызвоните?
Когда вы звоните то и вы звон нити.

Когда вы звоните, несли вы звон нити.
И что звоните, не слыша звон нити.

Вы звон нити вызвоните. С вони те звоните!
Злом попусту звонить или пустозвонить.

И пробка вынута — сознала вину та. Крива та о, гнута!
Зад под хит тёр. Ну и хитёр!

Отдалась огню та. О, гнёта боялась как огня та!
Ах, нетто в огне то! Ах, нетто — ах, не то!

Знаете! В поле тать могла и полетать.
Сказали обе: Тать, там будет обитать!

Не ты, кабы не ты снимал кабинеты.
Кабинет кабы нет.

Поза лам уют, если руки не позаламуют.
Поза ламы Вали, которому руки по заламывали.

Это та зала Мить, за которую хотели цену заломить.

Бывает у них сон в унисон. У, Нисан сон в унисон.

Падал в низ сан угодил в Нисан.
Нам пора ли скучать по ралли?

Но чины нарушили ночь Инны.
Ночь Инку заставили делать начинку.
Любовь, ноченька! твоя начинка.

Обозреватели всё обозревали — и не пошла в обоз рёва ли?

Не станет даром, то, что пришло даром, где течёт водка, да
ром.
Ничего даром не станет благим даром.

Я в печку раз ширяла, место для угля расширяла.
Дог, роба — тебе дана до гроба.

Вызывала смола ток величиною с молоток.
Уму соль Манина у мусульманина.

Раскидали галки перья — не зная, что голкипер я.

— С работы уголки пёр я.
— И какие у Галки перья?

Ведь сказал же: — «Дай пасс Тилю!» — и я гладко им постелю.
— «Не в попа ад!» — сказал я невпопад.

Будем и мы праздник отмечать, может быть развалится мечеть.

А пока террористов мечет, эта дьявольская мечеть.

Корова мычит — видели мы Чит.
Для меня и Нева биде и я на погоду не в обиде.

Он навёл резкость ей — и она увидела срез костей.

Говорила трезво она — сойду с ума от трезвона.
В ушах три звона идут трезвоном.

Он бак показал ей и сказал: — «Бензин пока залей!»

Лидок это ли док?
Гляди с тебя сыплется ледок и запах как от селёдок.
А куда там сел едок, говорят и стул у него сладок.

И нам исполнил соло док, под названием: «Соло лодок».

На шале лежала наша ли? Ну, на шали, когда сношали.

С ношей ли с нашей.
Из краба ли искра иск раба?

Увидала образ Зина и сказала: — «Это образина!»

Запачкал мёд бра там, купленную медбратом.
Устраивают Иру Саки и русаки.

Цифрами врут из стари ль иными. Не родясь стерильными.

Он написал о начальнике стана Вите, что он кричал:
— «Остановите!»
И начальник стана выл, и кто его остановил.

— Я к тебе приду — моли! — Такое вы придумали.
И греми, что играли в игры мы.

На поводку идут по водку. Водку, чей, обгадил кучей?
И показал мне он знаком, что с этим был знаком.

Вы длинный ус корили и что вы тем ускорили!
Вале платье искроили — жгущее как искры или?

А ты слыхал? Искра потливого вылетела из кропотливого?

На берег сошли, там течёт Сожь ли? Сошлётся — Сожь льётся.

Он на то ссылается, что народ в Сибирь ссылается.
Азы я знаю твои Азия!

Ещё чего-нибудь с осли! Они кричали СОС ли?
Смеялись с осла ли, которого в Сибирь сослали.

Как те солисты язык тесал лис ты. На сагах языки тесались.

Тёс Алла тесала раздавала тем сало.
Любили те село и как она, языком слова тесала.

Имеют сток Канны, балдеют от стока Анны, грязны стаканы от
стока они. Имеют выгоду с тока они.

Послушал в исполнении бы Лиины былины и в это время ел
блины.
В провале он читал права ли?

Летела оргия низом — плевала на организм.
И была она низом — расплодила онанизм.

Имел он выгоду из рачков — он делал бусы, для бабуси из
рачков.
Признаки как призраки… к пиву вашему приз раки.

Мира ось лепить и человека ослепить.
Неле пой песней нелепой.
Неле Пий был нелепый.

Он сказал Неле: — Пей! — и то не было поступка нелепей.

Ось Ленок ослёнок. Сорвал ас ленок погиб ослёнок.

Быть не матам а словам, зачем представили осла вам?

Осла вы тискали от славы и видели ось славы.
О, славой можно увеличить осла вой! О, слепой о осле пой!

Хотел ас ли пить или дам ослепить, он стал сидя на осле пить
и для дам ос лепить.

Болталась ось лоха тела, такого она осла хотела.

Возле реки тот обоз ли? Смотри, начальника не обозли!

Изб брани чует(слышь) избранник. Из брани — изб брани.

Фи, гуру не порть фигуру!
Опус тел и пляж опустел.

Что говорят в мире о Даме владеющей мириадами.

Не возит МАЗ даму и она ездит «Маздами».
Не требуй ума с дамы возящейся с «Маздами».

Сделали наши шаг и сидели на шишах.
Любила Мона шик, а не монашек.

Вы сатанизмы — вы высота — низ мы.
К летку готовь клетку.

Выдернула она пёрышко с крыла и от него это скрыла.

А сама его матом крыла, текла слюны, как пот с рыла.

И бугорок она срыла и ссорой сорила. И всё сокрыла.

Он вышел голый на балкончик, она сказала, что он вывел на
бал кончик.
Сор волос или что сорвалось.

О кучи Вали! — Грядки окучивали. Оку учи воли.
Тёрлась об нору жена и там и обнаружена.

У Мальвина! У тебя ума ль вина?
Э, Мальвина я тебе эмаль выну.
Того ума львы отбирать кус у Мальвы.

Играли в поло умные, а все думали то, полоумные.
Приведение к приговору приведения.

Сплетня ночь пронизала, где говорила про низ Алла.
А также про низы Вали, а ветры нас пронизывали.

Спросили — пресс или? При силе, при селе, где балки просели.

Спросили про сели, как курица в просе ли в данном вопросе
ли?
Спрос или сбросили и не просили, а выпросили и выбросили.

Роса или рассусолили, что расу солили.
Рассудили, иди, расу дели.

Недра жать, не дрожать.
Увидали оба ж рать, хотела мир она обожрать.
Хотели девку оба жать, но не хотели обожать.

Они девку обожали, они девку оба жали.
А обожали ли, когда оба жалили?

Хотела Дора жить и мужем дорожить.
Хотела Дора жать детишек дорожать.
А стало дорожать.

Что это обозначало — обозначил обоз начало и наехал на чело,
что вонять начало.

И сна чело достойно сначала.
Что бы это обозначало, если у них обоз начало?

Ах, сон пудрит аксон.
Демон с три Ира вала и ей это демонстрировала.

Вышел демон с Трира вала, она это демонстрировала.

Извоз дамы сияет и звёздами.
Нравится извоз даме, нравится и звёздами.

Кал очи согнул как калачи.
У кого смотрят в кал очи у кого в калачи.

Ели мел очи но это мелочи. Очи с чаю очищаю.

Очи и сток, а там очисток.
Адрес очков с адресочков.

Они то в нору шили, но договор нарушили.
Они нарушали не поставляли в нору шали.

Слёзы с нар уже текут снаружи.
Лезут с нар ужи и вот они снаружи.

Сна ружья. Во время сна ору же, что слышат снаружи.

Упал булыжник и получил по лбу лыжник.
Пол булыжника летело по лбу лыжника.
Вы в выходной увидели вывих одной.

Саблей сна висит блесна. Это блеск сна она мне лестна.

Сплю с ним и нос сплюснем. Плюс нем.
Сплю ну! И в руку сплюну.

И сквозь сон сплюну.
Я на миг блесну — ухватившись за блесну.

А сабли сна — аса блесна.
Расскажи о сабле сна это верно аса блесна.

Чернотою из лица, может злость излиться.
И она кричит и злится, ну просто некому излиться.

О, злится ослица.
Спецы смакуют с пиццы.

Я выгонял их как ос, там, где растёт кокос.

Пропала в коммуне спица. А по ночам кому не спиться?

И от водки кабы не спиться.
Но умен, как ноумен.

Это вам не грибы с пиццы.
И это может сбыться, с пути можно сбиться.

Ветер гнал по луже вал и берег мыл, полу жевал.

Был у лажи вал, он всё улаживал.
О словах об резких — маты обрезки их.

Он послал её по Эмму, ну а сам писал поэму.
По-моему, по-моему голову помой ему.

Полна она помоями, а гуляет по Майями.
И всё не по Моэму, а всё здесь, по-моему.

Не говори раз Коле, а орешек расколи.
И идти всем нам к Линам, на них свет сошёлся клином.

До бредня добро дня. С колен дари календари.
Да надо, всем кланом, приспособиться к ланам.

С ока Лиины взгляд летит соколиный. Сока ли хотели соколы?

А там льётся сок колы. Сошка ли сошла со школы.

Может хочешь Саш колы? Видишь пьют соколы.

Шкалы шкалик пьёт шакалик.
Куда такси деть и так сидеть?

Полны сока лица — соколица с околицы.
Суть дара сударя с удара.

Знание о Бретани и это обретение.
К обретению — кобре тень её.

Ой, летела низко Тина эта тина не скотина.
Тоска Тина — та скотина.

Что требовать ума с Лиины, она забурилась в маслины.

А кто верит в мазь Лиины?
Готовь клетку к летку.

При веточке получили привет очки. Привет точки при веточке.

У виточка, увы, точка! Привет очки при веточке!
С веточки летят цветочки.

Выточки у Виточки пошли в виточки, увы, точки пошли в
выточки.
Видишь ты! У Виточки распоролись выточки.

Иск крен деля из кренделя.
Не меняют цвет очки. Всё начинается с выточки.

Ну и видочки, и вы дочки.
У виточка, увы, точка — распоролась выточка.

Раз сто пой, сто раз то пой и стучи стопой, то чисто пой.

Раз сто пой! Стучи стопою! Говори: — «Сто чисто пою!»

Солнца я лучи стою — пою с рожей лучистою.

Несли те масс новь, вот и тема снова тем основа.

И вещи снимать с Людок.
О пьяненький ублюдок.

Но этим жизнь мы разве сладим?
А сладим — летит осла дым.

И сегодня попишу я, что не понравилась папе Шуя.

И сегодня не спешу я.
От незнания мычать — незнания мы часть.

Он жил у дочек и испортил желудочек.
У дочки не забросишь удочки.

Надо ли оде совочки, если бросается Одесса в очки.
Это был конь чинный — субъект конченный.

Не в розы удались неврозы, неврозы вам не в розовом.
Лететь в раз совам — фраза вам.

Валят хлопья те кучею — валит тьма текучая.
Не звать то кущею, ту тьму текущую.

Это не бор отца и нам там не бороться.
Смотря на братца и нам набраться.

Не пхни пальцем в бок Алле, от этого солнце не вспыхнет в
бокале.
Воду ты из бака лей на продавщиц из бакалей.

Под туман лишнего бокала исцарапала бок Алла.

Не идёт в бок аллея, там просто магазин бакалея.

Слышны укоры не лазь, как шваль укоренилась.
А кто в доме засев совершает засев.

Заскрипела ступица — масла нет — ось тупиться.

И гляди, оступится пьяный в ось тупица.
Насте ж открой двери настежь.

А лампа в абажуре, как будто в кожуре.
У нас ведь всё в ажуре!

И жури на вираже. На вираже не я, а выражения.

На вид ражи на витраже.
Красотам мешают крысы там.

Такое выражение: — «Далось нам вырождение!»

Видите количество вы рож день и я.
И не захотите своего рождения.

Надрались всего по мере, живя в горах на Памире.

Эта попа мира не беда Памира. И пошли с сумой по миру.
Ой, от смеха я помру!

Дот, когда до него снаряд дотронулся.
Они приехали с дали а их в полицию сдали.

Нужен труд и водичка — расцвела его дичка.
И если б не водочка — расцвела б его дочка.

Вырисовывается зари овал, как будто кто его зарисовал.

Кричат на зоре сова ли и туда её зарисовали.
Она очень игрива у неё чёлка и грива.

Картину туда сюда совали. И в рот бобы за рис совали.

У вечности, у вечной на добро увечной.
Миф был развенчан — полон раз вин чан.

Медалями увешан — поймал, увы! шанс.
На деньгах помешан, в кремль помещён.

А Иисус на осле дует и царство небесное наследует.

Он на крест за нас следует, а церковь его дочь преследует.
А церковь цирк ков.

Такой шум у школы — это кони акулы спешат на каникулы.

В вестибюле тень. Вести — бюллетень.
Восстала Буллы тень — оборотень.

Мы его угощаем, а он угас — чаем.
Представьте себе его вы.

Послать можете его вы, даже до Иеговы.
Где посланцы фиговы.

Подвержены родители заболеванию — под забором забыли
Ваню.
Прыг ли шало, прыг лошак ли?
Приглашали, оглашали и несли с угла шали.

Шалопай! Ты не шали. Хороша та ноша ли.
Наша ли лежит на шале и досталась ноша Алле.

Луч плесни по плесени. Полы синие по лысине.

Пляс осени нас осени.
О сини стали осины.

Ну, диски от нудистки.
Мола тело волнами молотило.

Намял бес-та бока и Европа хочет обойтись без табака.

Вызывает мэр зависть, хотя он мерзавец.
Мерзавец и мир завис.

Не боялся молот ила, он в нём, мол, Аттила.
И клан мёз овец, а с ними иностранец.

Выдержит сани и наст ранец. Полон Инн астр ранец.

У неё словно гидра в лике, поёт: — «Слава гидравлике!»
Ну, тоска — Жура в лике крики — журавлика.

Пускает речка Уда в лёт ворон и кто этим удовлетворён?

Цены завышали это зовы шали.
Дели моё делимое.

Не то всё нетто. Всё не то, все не то, а хорошо в сене то!

Вся не та структура у сонета, кричу, что сон это!
И говорю Соне то.

Нет ёмкости у бита — информация убита.
Его ударила та бита, она увы причина быта.

И не хранит её орбита. Она не правильно отбита.

Ситуация гамбита из-за неё гамма бита.
Излучение альфа, гамма, бета.

Попьёшь молочко — заработаешь, мал, очко.
Он закричал: — «Фу, жара!» и выпил два фужера.

Ну, икота убьёт и кота. Кому охота хохотать?
И сказала: — «ха-ха» — тать, хочет хата ха катать.

От хвоста ли смешки восстали. Имела хвост тали?
И тем её друзья хвастали.

А, такой атакуй, а тикай Аттиком. А та куёт и атакует.

Из Терека истерика. Историка из стари как.
Материка в мате река.

Матёрый ком, упрямый ком, материком и прямиком.

Кати ком котиком, черти ком чёртиком.
Просто ком был простаком.
Верста ком за верстаком.

Версту верстать и у вер стать.
Верстою верстал, изза вер стал.

Песенку ту пой и не будь тупой.
С тупой он занят ступой. Раз сто пой с Стёпой.

У вас глаза шары те! И вы ними всё шарите.
Вам бы в клинику Шарите и скажите ша! Рите.

Ветер — рекам он дует и принимать воздушные ванны
рекомендует.
Течёт Десна, тебе течь тесно.

Хитрость слов так лестна, хитрослов, как блесна.

Ты чудесна — чудо сна.
До зари о дозе ори.

До зори росу ждать — с любимой рассуждать.

Лик вида Торы несут ликвидаторы.
Библейские лики — лик-вида-Торы.

Вовремя ширинку застигнуть, чтоб не могли застигнуть.
Мэр застигнут, что начал мерзости гнуть.

Мора сила моросила, чепуху морозила. Не видала Мара ЗИЛа.
Сор Дины превратился в сардины.

Эмма ли пишет эмали.
По этике поэтика. В поле тикать политика.

Поднялся кум рано, а ему привет из Кумрана.
Образа Вани я подвёл под образование.

Вод дурак! На что я годный прозевал сезон ягодный.

Что там, у иконы вы нам икали? Может, вы на что намекали?

Обратитесь ко мне и к Алле. Юмором цепляй и коли.

Он возился с катером, а двое пили с Катей ром.
Не упасть же с нар коту прямо в наркоту!

В ушах зашлось от писка. Оказалась там отписка.
Тёть, а тёть давай тет-а-тет.

Хоть сто матов при ему, а он твердит: — «Не приму к себе я
приму, хотя с ней сто грамм приму».

Он очень зол и грустен — взглядом изучает игру стен.

Сколько надо Неле стен?
Ответ не лестен.

Чем лечили вы колит? Гляди, темнота глаз выколет.

Не пойму язык кино, где язык брала Зыкина.
Я не приму такое за кино и туда ходить закину.

Пока зала язык Инна и сказала я Зыкина. Я ей азы кину.

А гробы были и арабы были.
Ограбили арабы были, а они рабы ли?
Скажет, эра были.

За гроб баста ли? Заграбастали.
Умастил ума стиль.

Ударил вас то ком, повеяло востоком, затем ударило вас током.

Он ждал ветра порыв, в облаках парив.
И ты в облаках пари, не выиграв пари.

Пусть то ты не любишь пустоты.
На Оби не Яков таскал лещей без обиняков.

За два ли продали зад Вали?
Задавали изучать запах зада Вали.
Взял я два ли, взял едва ли, а то был яд Вали.

Загни Вале словами, что загнивали. Ветры с заду Вале задували.

Надо Вале и ей надавали.
Работа заданна и вертит зад Анна.

Из зада чью вынули задачу? Из зада чей вышел с задачей.

На море бриз — ветер — море брызг.
На море бриз и гам свобода брызгам.
Море за бриз жило, когда забрезжило.

Как правит коза кулисами, так управлять казаку лисами.

А кулисами правят акулы сами.
Правит коза кассами и поймали казака сами.

Не гляжу на Геннадия — глажу, глажу ноги Наде я.
На гору веди Русь и я туда выдерусь.

Кто может слёзы зама лить, чтоб грехи замолить?
Неси, я не я это не сияния.

Добывал ас и, с стен ток, для ассистенток.
А может, добывал ас истин ток, для ассистенток.

Бог осла его звезда погасла. Звезда и то гасла — вот итог осла.

Не брали осла б, так он ослаб. А слабели осла бели.

Качу мой ком чумой.
Клич умой — кли чумой, Разве лик возвели?

Прочь вали — вас вели. Воззвали — воз взвали.
Давали? Да, вали! Да вали ты до Вали!

Васи Лизки — василиски.
Нас смело зло смело.

Шла с муллой — стать — смолой, хотела стать смелой.

Он жил Анной всеми желанной.
Размером с козу надо быть сказу.

Наг — нули, если нагнули. Ли пой, если нагнули липой.

Поди, ум забрал подиум. Приме ярка была примерка.

Хорошо в Лиму Зине ехать в лимузине.
В канитель канете ль.

Побила и рекорд она.
Эрой Корана покарана земля — сплошная пока рана.

Решить что будет пока рано.
Земля за грех покарана и молвить о добре пока рано.

На Соссюр при зной, их правоту признай.
Сур при зное место сюрпризное.

Сур признай вещью сюрпризной. Приз маме выдан призмами.

Не верность ссор признай. Признание при знании.

Правды рать, Проди рать любит штаны продирать.
Прок колы — проколы.

Со своими вирусами в Иерусалим, где застряли в виру сами и
там вирус солим с алим.

Вируса ли мы везём в Иерусалимы?
Вирус Алка — вирус салка — вы русалка.

Вирус Алка — голь и в цене вырос алкоголь.

И забила Алка гол, и избила Алка голь — вот что делает
алкоголь.

А ложка Алёшка! А ложь как? Как мечтание об ложках.
На лежаке ноли Жака — лешаки.

Что там на обложках? Может рассказ об блошках.
Хоть книгами себя обложи, не мечтай об лаже.

Я на мир ищу коллажи, ну, а ищет и щука лажи.
Где та жизнь возникала нам скорее доложи.

Вот и бес поле зная — целью бесполезною, бежит хвостом
мотая чащей лесною.

Превратит бес поле зноя — в совершенно бесполезное.

Знает бес поле зноя — как цель бесполезная.
И знает желе зноя, где рука железная.

Заняла то поле злая мысль чахлая облезлая.
На науки поле злая влезла дрянь облезлая.

А земляли полезная, когда скворчит поле зноя?

Ане молись ты как анималисты.
Если немы листы не молись ты. Вы и стилисты!

Выстелись и ты! дремучий лес ты!
Направляй ли штамм — речи листам.

Ну, лыс ты, бред эго листы ну, хитрый лис ты!
Вы эгоисты — чернит эго листы.

Прогресс — рассказ про ГРЕСС.
Постели с ним постели.

Кода гуляю с Людой, твоя слеза блестит слюдой.

Они смеются с люда, колючий взгляд их как слюда.

Сидели подали — пример подали.
Кушать подали из падали и люди падали.
Падали по доле, падали по дали.

Им я глотку залужу — выгоню, на двор, их в стужу.
Дали вести те лицу, куда вести телицу.

Хотел посмотреть папа арку и нас за собой тащил по парку.

Из-за парка у нас была запарка, хуже, чем порка.
По року быть пороку

Он увидел чёрных мошек — с моль, летающих над грудой смол.

Верит удав в лёт ворон и этим удовлетворён.
Сказал огрею и герою дали гирею за горою.
От этих доз тупа и нету доступа.

Нагло чах он на очах, но разбирался в мелочах.
Там не Дора жила и тем не дорожила.

Опять томим — с опятами. Опять то мим, сопят аминь.

Да мысли как дамы шли.
Почему же мысли кисли в воздухе злобой висли?

Не помнит люд дня, когда пела лютня.
С плетня слетает сплетня.

Жене хамы представились женихами.
Ас воет и народ то освоит.

Сплетни ночь удила, как Одарка начудила.
Одарка съела два огарка.
О горькие! Огарки Кия. Кий Ев получил Киев.

Где бес при деле всё каком-то беспределе.
Ода бренная всеми одобренная.

Яркими ночей кострами огненными астрами, к астрам гореть
кострам.
То тебе Бах рама — муз тебе бахрома.
И не пил Бах рома у него бабка хрома.

Бес, тол, ковы — мир бестолковых.
В довес сны до весны.

Счастье наше наш удел, возникает бес у дел.
Хорошо и негру с тем и мы негрустим.

Будет вода, мол, литься, и рыбак будет молиться.
Ври то где врыто!

Сколько нужных тем, сколько тем — строят нужник там, всё для
нужных дам.
О да летим и не одолеть им долетим — доля тем.

Женщины те, что ожирели, носят ожерелья.
Ожирел я от ожерелья.

Дождь зарядил, а мы навес соорудим.
За границу едим, и там едим.

И для родин песню родим.
В барах кто естся, кто барахтается.

Хотя лежали прилежно, что на боку пролежни.
И забыли про лыжни.

Мир поражён! Пришла пора жён и та строка суть пера жён.

Кто там с дуру напряг жён?
В суету ряжен, клон напряжён.
А такую атакую.

Гиблый терем, черёд тюрем, пайку тырим, режем штырём.

Скажи, иди идиоту, что продвинулись не на йоту.
А крали золото крали. А короли нас карали.

Семья и только суженый! Им кругозор уже суженный.
Дворник хорошо сложён, но путь его ложен.

Оторвали душе губы — душегубы.
Ром ражем заражён краснотой рожам.

Девы видя тех ребят и платочки теребят.
Кричат те — рябит, и народ его теребит.

Шар в тире бит. Сор тире с сортире.
Пора от сажи ватт — в клетку отсаживать.

Ум смерь быт почему он так смердит.
С мер рдеть и смердеть.
Смерь дет, сто смердит.

Обрушились на крыс те, кто деньги имел на кресте.

О руде ли ору дели.
Добреем, мы голову добреем.

И в облаках мы бреем, флагштокам быть и реям.

Видишь, помят в углу силос, наверно сука согласилась.

Не смейся с механизма! От плохого смеха низ мы.
Снега га с меха зимы. С неги смеха азы мы.

Ось страдания — остра Дания. Ость рыдания.
О, страда не я. При Дании придания.

Пиши хит рая жаба хитрая. Прочь отрава! Зелье — о, трава!

Найди ость рая жизнь острая!
Поставили наши шах, а вы на шишах.

О, строг, о строг острова острог.
Пилил ас дрова возил с острова.

Дана папе рать, чтобы святых попирать.
Попы рать хотели попирать.

Биты не биты, байты не бай ты.
Ну, липою нули пою.

Эрос с тем, эрос тем, мы растём — эра штамп.
Мы растём мираж тем. Меры ждём — мираж дом.
Он рождён, он рож дон, он рожь дюн… на рожон.

Наряжен — нары жён и очень напряжён.
Нора жён наряжен. Награждён.

Собранье проводил — дам, домой проводил. То права дел.

С ково уродина морда, как сковородина.
С ково родина сковородина?

Лоций афёр, сферы с вер. Своры сфер.
Лоций сфер — Люцифер.

Люцифер — лоций цифр эр. Свару вер, свару сфер.

Лучи сфер, цыц афёр. Он был Фан фар, виры фанфар.

Много у фар фор от них сверкает фарфор.
Фар виры — форварды.
Не было фар в орды, но были форварды.

Блеск зеркал, пса оскал, блик со скал испускал.
Созерцал с озерца, озёр царь, гладь зеркал.

Из бутона упала в избу тонна.
Изба Тани ка из ботаника.

Ложе узко арбы — поместились арабы.
А рабы как арабы.

Ах, страдаю я экстрою. Планы эки строю!
Маршируя в строю. В стену уши встрою.

Я тебе в руки острое даю.
А страдаю астру даю, горе заливаю эстрадою.
Э! страда то, не эстрада!

Девки у Днестра дают. Девки в эти дни страдают.
У Днестра ха! Как в дни страха.

Я на дне страдала — карту Днестра дала.
Он был мне в дни страха мил, он мне у Днестра хамил.

Не поставить пост Рунам, не ударить по струнам.
Ты его удали на волне удали.

О, слава славам! И дурь осла вам.
Дана похоть осла вам на зависть славам.

О слава вам и всем словам вернутся вам с уловом!
О лавры, о славы!
И в лаврах осла вы. Не для словца приходит слово.

И не для красной строки с лева. Оно горячее как лава.

А для кого оно лаве.
Нам мыслью не сиять, добро на век не сеять.

Это дала попу та ли, то они попутали.
Попа дали в ад попадали.
От дали ему последнее отдали.

У месс стили всё вместили. Вижу бесы все ваши замесы.

Чернота с нас ила, темень с нас сила — сна сила головы
сносила.
По закону мы и силы там друг друга зло месили.

Говорить о ком: про мисс — разве то компромисс.

Зачем же делать смеси из проповеди и с мессы.
И на совести нанос ила, где тебя носило?

Появятся чирьи Кать, не станешь чирикать.
Лесть то дочерь рта, от неё наберёшься до черта.

Дочертили до черты ли и это дочерь ты ли, знаешь, чем чёрта
дочертили.
На мозги не капай — яму не копай, где бумаги кипой — злобой
не вскипай.
Это Невский пай.

Книгу жизни не прочти — долго жить не прочь ты.

Приправа — при в право.
При в лево от прилива.

Сними же Алка, сними же жарко и если была с ними,
экспертизу сними.
Чего были синими и чьи сыны мы?

Живо Алка раскрой суть это же валки.
Это тебе не свалка, но не бойся волка.

Ох, сниму же Вальку, а с ним мужа Алки.
Ниже Алла быть не желала.

Подписалась ниже Алка — говорила, нам не жалко.
Там, где Алка жила бы, когда б не жалоба.

Нежить Алку им не жалко. Так приставили нож Алке.
Говорят Алке выкинь жалко, а она повесилась на шёлке.
Наш Ольке нашёл ке, на шёлке, прямо в кошелке.

И тех не счесть, кто к бесу нёс честь.
Правы и дни, что праведны.

Прав и день, что праведен, и хорошо проведен.
И люд в заблужденье введен, тем, кто вреден.

Рыбку в речке не глуши и под рыбку в глуши водку не глуши.

СПИД атака с пятака. Спета кака — грипп с петуха.
С патоки с потока атака, а та кака.

Копить, толи их копи питали. Стоит на месте Капитолий.

Рыба пиранья, что тирания. Прочь отпирания.
Держу перо нея. Бодрость обтирание.

Страна перрония, Перуны уныния.
Ту маки подбили на тумаки.

К количеству блюд или, чувства добрые будили и мыслями о
них блудили?

Почисть ей голову от почестей.
Ну, а здесь по темени, бьют вас по темени.

Дела внутренние утренние Наши рыки на шарике.

Нашей реке наши рыки.
Речи пар вшивые и сами паршивые.

Полез в Обь мэр ли и мы все обмерли, а производил ли кто
дна обмер ли?
И речь не шла об мэре или его обмере.

Смерть устроила покос ты. Въелись в кости пакости.

И жизнь не мёд им чего мы медлим?
Подле чувств я его подлечу.

С кровати подлечу, хватит спать подлецу.
Сними маску!

И ты на деньги соли дни и станете солидны.
Упрёки те обидны и нам не до обедни.

Черепок твой пуст или очередную сплетню пустили?
Отрясли яблоки отрасли, а новые не отросли.

Но привык я к рою и всех матом крою.
Вы не придёте к раю, идя всё час по краю.
И глаза я вам открою и вам не далеко от края.

Так построен край ним, не некому быть крайним.
Быстрее придти не к раю, а к последнему краю.

Выкрутасы роя — асфальт трасы роя.
Прилетела пчёлка к рою, а её беднягу кроют.

Хоть лустни от слов железных, а для боса много слов же
лестных.
И над аллеей солнце заалеет и радостью меня зальёт.

И мысли новые лелеет, пути безбрежные линеет.

Из слов лестных составлю дебри лесные.
Хороши слова железные, но вижу, как желе, сны я.

Они говорят о гнёте, но не говорят о Гёте.
Сказала гетера: — «Началась Гёте эра!»
И сломалась гитара — зови санитара.

Все идут к приме нити — обрыв их примените.
При Мите её совет примите.

Примите вы совет примитивы!
У примы огни да!? Кричи: — «О, гнида!»

Огни те говорят о гнёте. О Гёте тире, не говорят, как о Гетере.

Не оставляйте приму при Мите.
Периоды Мити вы скоро за дымите.
Матом Прима гни чина, к которому примагничена.

И сказала прима: — «Не те! Может, других приманите?»

Такой метод примените — вы пришейте к приме нити.

Прима мары о, не тки ты, о марионетке.
Прима гните — они ведь при магните.

Какой метод примените — вы пришьёте к приме нити?
Марионетка как мор Орион едка.

Прима гните при магните. И при Мане не те.
И вы других приманите.

А муха, жужжа по кругу кружа, не вырвется наружу, жужжит: —
«Я ваш покой нарушу!»

О, слова! Вы слава ослова. Пособие осла вы о славе.

Ось лавы — могут ославить и лаврами осла овить.

Ослы могут ослышаться, ослы могут ослушаться.
Вся округа ослышалась — что для осла шалость.

Скажи, что вам послышалось, что не любят послы шалость.

Уже не чувствуешь кос ты ль? Уже душа твоя костыль.

Искал ты ль у касс тыл? Указ стыл.
Пинок его — Пинокио.

Детишек приумножат, те, кто при умно жат.
Аги танцы — агитация.

Задание доли, та — дожить до лета.
И ты до лета долетай и не кричи доле: — «Тай!»

А культ ним отнесен к наукам оккультным.
А к культам приставили акул там.

Страшны о, культы видел акул ты?
Говорят о культах, как о культях.
Как улей гудит о хуле акульей.

Откололось ваше поприще и я как поп рыщу.
Рад скоп пище вот и скопище — пища капище.

Узнала мужчину по прыщу и отдалась поприщу.
И я как поп пищу придя по пищу.

Глядит акулье око ля около, имеет столько око лет, что давно
должно околеть.
Из бравой солдатской песенки.

Тропинка к дому вилась и птичка в небе вилась.

На свет ты белый вылезь!
Туда где Уда вилась, где девка удавилась.

Но рота не удивилась, что девка удавилась.
И чему же им дивиться — рота была у девицы.

Она же к ним явилась, может, к тому стремилась.
Кровь своей умылась, ну, в общем, напросилась.

Те ниже ели. Тени жалели.
Тяни же ели! — Тень ежа ли? Кого тени жали?

Толк добыт тем, кто добит, а его труп поклонник теребит.
Он в тире бит, потерял в сортире бит.

Кричат те рябит, и народ его теребит.
С Ирой ели сыр сырой.

За аркой Нил! Так он её и заарканил.
А это вот пружина и я её пру жена.

Рой ос воет новое гнездо освоит.
Не мёд чина эта Неметчина.

Асы поют, асы летают. Отцы поют им отсыпают.
А там осы поют. Цветами осыпают.
Радость узнают. Спокойно засыпают.

На пустом месте не став мосты для видимости.
Видимость введи масть, Веды масть как видимость.

Всех достали — «Всех до стали!»
От колита отколи то.

У него несколько сот рудников и масса сотрудников.
Про тесто говорят те сто.

Он знает как лопать и словцами ляпать.
Всё равно, не надо лапать — хоть мозги обуты в лапоть.

Ум содержи мим, чтобы с народом бороться, с одержимым.

Масть эра для мастера. У! Мастер вам задаст ума стервам.

О, чины! Препоны чини.
Очи не видели фильм о чине собачине.
Вот чины из вотчины.

И ты препятствие чини. Что сделали из вод чины?

Но не надо плакать на плакат.
Часть счастья асу дели!

Убила коса, лися, а мы этого не касались а!
Кому готика, кому рококо не уехали далеко.

У Усти (Устина) кольца, а она плачет у стекольца.
Утонули в устье кольца, и дева плачет у стекольца.

Кружки размером с те кольца, их отсвечивают стекольца.

И он скажет: — Люблю дочке, строит он по полю дачки и
предоставит попа Людочке.

Ну, хватит жрать! Асу дели! Его намного осудили!

На благо горю я живу горюя. Этой гари надо по харе.
Рыщут злобные хори, поют как хоры.

Надоела Фане эра и язык её дребезжит как фанера.
Запас скуд Ника он сойдёт за паскудника.

Заду манна для дурмана задумана.
А заду манна была задумана?

С космоса-то с аду манна, была ним задумана.
Не нужна ведь заду манна, это так задумано.

Поела шубу моль и твою её не взять молитвою.
Голод замоли твой за молитвой.
Такой имеет Иисус лик — испугается и суслик.

А немец смеётся, потому что по-немецки биттэ лахе —
пожалуйста смейтесь.
Пожалел русский немца, воскликнув: — «Бедолага!»

Она пела по Нэсе и вызвала пожар в Пелопоннесе.

Выговор прими Рим, а мы его примирим.
Закатали такой выговор им, что мы еле выговорим.

И до двери подвели и как всегда подвели, подлизы подвыли.

Дали по два ли в этом подвале, сосчитать едва ли — дайте
йод Вале.
Счастье подвали запертым в подвале.
Вам пинка по два ли?

Наравне нары вне.
Хором из хором бесы нам подвыли.

Но мерзавцы подвели — д али йод Вале, выпорхнув едва ли.

Ты восток зарёй зарей! Флаг зарёй играй зарей!
То, что течёт с ушей, не станет сушей.

И к нулю добро свести, ну, слушай не свисти.
Отдали то году мы, потому что тугодумы.

Дождя нити литься бежать нам не телиться.
Пара деяния — пародия «Я не я!»

Хотел раб с нар уплетать и на рубль летать.
Неймёт чина, что там неметчина.

В хозтоварах дама у продавщицы спрашивает:
— У вас есть струбцина?
Та отвечает: — У нас труб нет.
— Нет. Я у вас спрашиваю, есть ли у вас струбцина?
— Про какую с труб цену вы спрашиваете, когда у нас труб нет.

И я тоже хочу дачку, и туда хоть чудачку.
Была киса рёва и ей сделали кесарево.

И кричу уж СОС с утра я, что сосут Рая?
Дурость это же суть рая!

Где сосуд рая, грудь сосут рая.
С утра я как сутра я вспоминаю суть рая.

Не висят меха низом, для них нужен механизм!

Прикрыли меха низ мам, чтоб не чистить потом низ
механизмом.
Что же ждёт от крыс та? Тоже что и от креста.

Разбирал он по слогам еле-еле посла гам.
Уза разы у заразы.

Ему гимн поют путаны и пути их путаны.
И лежим на леди мы словно на наледи.

И довёл кон ту жену — нашли её контужена.
От теплоты плывут к берегу те плоты.

Я рыбу разогрею, по затылку ею раз огрею.
Резин резон — предотвращает резь он.

Как они смели! Не доложить, что снялись с мели, все деньги в
карман смели.
А может они смелы?

Игра не та, хотя команда из гранита.
Перешёл таки грани ты и над тобой граниты.

Утеха Ники — находить недостатки у техники.
Догмат — исполнил дог мат.

На вас непогода давила и до стресса довела.
Пасну сном по сну.

Они словами пылят и мозги вам пилят.
У многих ум ноги их.

Ах, дева! А где вода?
Кок она из «Кокона».

Шли материками с матёрыми рыками.
Её к сердцу ты тули за титулы.

А событие аса бытие.
Тощи ли, то тащили?

Сонеты — сон ноты. Сон это — сонеты.
Об изъяне не говори обезьяне.

Увидела сова — лося не туда совалось а!
По Севе и посевы.

Что не ем сыр я из другого сырья?
Толи зала, то лизала?

Сказал: — «Мне не ценз урна!» — и выругался нецензурно.

Не выводят цен с урны, хотя надписи на ней нецензурны.

Небеса они лазурны, хотя через житейский ты видишь
их лаз урны.
Дружным напором ринулись на паром.
Вече Йорка это вечёрка.

До метёлки приставлены в доме тёлки.
Накопитель на капитель.

С топок не вынимают сто опок, и не пьют за них сто стопок.

На следующей вышел наследующий.
В ось мерки восьмёрки.

Не говорят об вампирах в амперах.
И не говорят вам пера не вырастить в вампира.
Так что хорошего вам пира.

Когда пляшут — любит око рок, когда едят — любит окорок.

Писали икону с Стаса, для иконостаса.
Дорогой спал дорогой.

От наград и наг рад. Вины град — виноград.
Из гота Вите что изготовите?

Запой, что у тебя запой.
От иска рожи ли искорёжило?

Альтернативы нет у далей и ко там удалей и нравится удаль
ей кричит им у, долей.

Какие прелести у далей у них всегда кто удалей.
Уж много неба лет не божеский балет.

И это стало долей — долей, долей, долей, а может быть
юдолей беда другой белей, живи и не болей.

Оторвись, повесились — твои враги повесились!
Мороз морось ты не морозь.

Я видел идущих пав с танцев, они так ругались, что
напоминали повстанцев.

Что пресса лила и что присолила?
Такое зеркало у озёр кала.

Меня в глуши запри тишь, но ты мне творить не запретишь.

От вин ниц и я, ведь это Венеция. И он от вин ниц а!

Ведь это Винница.
Это не Венеция — это же водеция!

В праве про венцы рассказывать венцы.
Пёр венцы, а с ним и первенцы.

Про венцы и дела в провинции.
Вы ниц и я, это же Венеция.

Вы от вин ниц и, ведь это дела Винницы.
Вы от вин ниц а?

И с вами Винница. И некому повиниться и катить по Виннице.

Винница никому не виниться.
Рассказ про вин ость и их провинность.

Пьяна от вин Ницца она же не Винница.
Любовница — любовь Ницца.

Провиниться — пропахнуть вином.
Твоя провина и рассказ про вина.

Разве любит просо Баку и рассказы про собаку?
Про запас даёт проза пасс.

Существо, которое пишет, это человек писец, но не пушистый
зверь писец.
Не сиди на иве не будь наивным.

Стало матовых много крыл, то их пострел матом крыл.

Не понять то по стреле торчащей в постреле?
Куда денется день отца?

Сначала должность пожелай, тогда с трибуны позже лай, а
потом уж паз желай.

Единица думает об еде Ницца и у стола объединиться.

Объедения — говорили об еде день и я.
Говорил об еде ни я, а тот кто помер от объедения.

От ада к раю химеру крою и в любимом краю матом крою, и
всё к любимому, к рою.

Говорят по это отрезали у поэта.
И Ной баловался с иной.

Гирляндой молний свис ток, кому же деньги с виз исток.

Что там за весть, может это зависть!?
А вам не сов подали, ведь вкусы не совпадали.

То его несло на берег, то его несло на камни.
Он себя не берёг и сказала, однако, аминь, и бросила одна
камень.
Нам чтоб кричать, в прок — ура, Тора! — и из себя корчить
прокуратора.

Все говорят там за Пилата. И попадья запила та.

А хитрая та попадья тайком шла куда попадя.
Верно, что попадя, говорит там попадья.

Атлеты сделали отлёты.
Вот от лета до отлёта, налёты были на лето.
Примету — примету приме ту

Паллеты эполеты на пол Леты.
За мор очки для заморочки.

Тротуары не скрыли трату ары. Утра ура у траура!

Зашторено оконце — напоминая о конце.
Надо сожалеть на нём налипла сажа лет.

Ржёт беса сослуживица и будет СОС с лужи виться.

По этажу пел — поэта жупел.
От вира же вираж на вираже. На вираже нови ражи.
Выражу почтенье виражу.

И разве от примет, зависит кто кого примет?

В мозгах много примет особенно если сто грамм примет

Льют воду все на Тору — пить чай с неё сенатору.

Ему не сделать с сена Тору!
Кто кого примет — зависит от примет?

А то ветер кроны трепет, вызывая у нас трепет.

Молятся и мылятся, ведь и мы лица и хотим мылиться.

Кто сказать осмелится, что мы с носом, значит: ось мы лица.

Языком ложь мелится бледен ас — мел лица.
Где поют там и поют.

Ум посла, а ловиться им пасс ловится, как говорит пословица.

Ой, пропала за ложь жница — жизнь беды заложница.

Что там поп изводится — добывает святость из водицы?

Ложь магнаты пестрили и рекламы там пестрели,
Выводил пёс трели и рекламы там пестрели.

Так нож поточи, что выест пот очи.
Течёт слёз поточек, жара — пот точек, и нет для них потачек,
есть пятачок, а не устроить ли сверканье пяточек?

Устроила проза пад рассказами про запад.
Устроила проза падл, хвальбою про запад ль?

И пастору до месс ли, горит огнём он в доме если!

Попа стоят палацы, а все вокруг него паяцы.
Совесть пала отцы, сказал поп: — Оторвал пай я цыц!

Это тип лиц с Кремлевских теплиц.
Сказала Гера Ане: — Я среди Ге рани наелась герани.

С луча чайная, конечно случайная.
Г ума ни тарю, ГУМ ума нить арий, ГУМ манит арий.

Платье срочно отряси — пусть слетит та пыль от рясы!
И Молились лоботрясы и разбили лоб от рясы.
Ас ты трассы не тряси!

Обсуждалось трезво нами, что же слышно за церковными
трезвонами?
Вот та я ли, что мужики не оттаяли?

И не нужны коньки-то к ластам, так они поют, выдавая класс
там.
Сотенками с оттенками.

Нужны-то Неле посты в тоннеле. Нелепости — Неле посты.
Течёт слеза по стеле, то, Неле ли постели?

Не смейся с Аттилы ты, то его сателлиты и все лести в мозга
соты литы.
Текут ли с пасти илы, нужно ли спасти тылы?

А где панели по Неле, она то пани ли, делая па ныли, это
паны ли?
С ванили звонили, а он зван или?

В пасте листы. Пас те листы! Кричат пасс те, а морды в пасте.
Грязи с пасти ли сток, как от них спасти листок?

Там кого пасты? Кого спас ты вытянув с пасты?
В углу посты у глупости.

Постелись то! Постились сто. Постелись ты! Пас те листы!

С той в подъезде стой. Поделись пастой и ещё постой.

Постелись, стой! Постелись с той. И стой в подъезде с истой.

И всё от пыла она отпила и вот, и пала та, видать, ума палата.

Пилат! А дни друг друга пилят?
Словами тошными пылят.

Подливали мёд дьяки. Медики — жизнь медяки.
а им ведь платят медяки.

Тешет кол и лига! — говорит коллега.
Кадр с роли- ка — лига, редколлегия ругаю редко лиги я.

Что имеет к роли лик — скачет блик, как кролик?
К ролику скакать кролику.

Про орехи те прорехи.
А пломбы на апломбы! Об лом был облом.

И про рок выл пророк. Ге котом был — гекатомбы.

С камор ох издал скоморох.
У, тромбы почистить утром бы!

Дифирамбы… где эфира амба.
С эфира много выпало зефира, аж, открыла зев Ира.

Де эфир — ромбы, дифирамбы — див эфирам бы, эфир рам бы
— эфирам быть.
Всё с эфира — амба!

Был облом — лбом об лом. Ходил кол лбами, мозги колбами.
Ко лбу колбу.

Пришла по балл тать и ещё поболтать.
Та рта рамы представляла тартарами.

И где же манны они жеманны. О ниже манны они жеманны?
В мире в ином попахивает вином.

Замарали за морали. Узды зама — ралли совесть замарали.

О, свои асы вой освоили? Асов вели — осовели.
Я создам СОС дам.

И мена — имена, именно, и меня достала мена.
Капри знамёна капризна мена.

Возникала возни коло, расцветала возни кала, жизнь родилась
в возне кала.
Гвоздика с ваз никла и грусть возникла, и мысль с вас никла.

Пакость разъедает по кость. По ГОСТу быть погосту.

Видишь, смерти покос ты, пакость съела по кости.

Вновь злы дни, вновь злыдни.
Стой кость как стойкость.

Не кол кость её не сломает твоя колкость.
С той костью, как со стойкостью.

Игры же и грыжи, не крыши на крыши. И бреши про бреши.

Их смерьте, их мерилом смерти.
Из мер те измерьте мерилами смерти.

День лажи — дележи, в деле же, где лижи, где лыжи, где лужи
невпроворот дел уже.

Как идёт вечер Йорку и я в нём читаю вечёрку.
А это вечёрка ли!? Зачем по ней вы чёркали?

Спрос в этом с просветом. Спрос в этом — кто с просветом?

Не читать сове том и не быть с советом.
Что сказать про Свету, не быть в её мыслях просвету.

Не приблизится к одной кобре шутам и о том я, однако,
брешу там.
Однако брешу я — не понравилась кобре Шуя.

Увы, не летит чирок в этот тёмный вечерок.
Вечерком ужинали вы чирком.

Вечерок темно не летит увы чирок.
По чирку быть и почерку.

Они пошли в ресторан и ударили по чиркам и расписались
потом кривым почерком.

А ну-ка долг верни саже — малюй углём на вернисаже.

Услышал скал хрип ты? То огромные трутся хребты.
Я искал гряду из скал. О скал оскал.

Не ты скал громады тискал. Что ты искал, кого ты тискал?
Дрогнет ось скал, покажет природа оскал.

Но украшала ковёр кала, когда полон ковёр кала.
То водка всю жизнь коверкала.

Видишь вот кала, я её в ковёр воткала. А это водка Алла!

А он поднять не смел очей! Всё состоит с мелочей…
Вот и скажи, сюрприз здесь, смело чей?

И этот блин с вола чей, эх накормить бы им сволочей.

Ну, Али молись ты, там художники анималисты.
Принёс Ане мал лист ты, его расписали анималисты.

Цветы — полон палас кал, он его полоскал.
Потом её на нём полоскал, затем ей мозги полоскал.

Секс трём мисс там, вместе с экстремистом.
Секс трём из ста выпал от экстремиста.
Экстрем истом быть с экстремистом.

Куда сыпать и какой парашок, когда вызывает кут боль, а
параша шок.

Заливают барды до абракадабры.
От брака добры, играют домбры.

Сарказмы — имели с арки аз мы.
Там, где дамб обрыв, не строили дом бобры.

Значит: зажигает дамба бра, это огромный дом бобра.

Выпив видела свинарка, как поднялась вверх с вин арка.

Заманили в вир ту азы, помогли ей в том виртуозы.

И они, ты верь, тузы видят за версту азы.
В вире тузы потеряли вы рейтузы.

Много ел мёду зам и отдался он мед узам и пошёл на дно к
медузам.
Ту зам привёл к тузам.

С пиццы не сделать спицы. Спицы не держат спецы.

Но могут спецы спиться.
И с боссом спеться.

Рад такому виражу, как я это выражу?
Солнца вот мениск — сальца отмени иск!

Мены иски дрожит мениск. От мениска требуют отмены иска.
Висит низко рыбцов низка.

Они вскричали оба: — ажур! Одев как шляпу абажур.

Он как шляпу взял, надел абажур, а те кричали оба — ажур.

Уши навостри Лер! будет новость триллер.
У, Шиллер — прочистила уши Лер.
Новость труда, а что я вам навострю да!?

Кажет в воздухе балет, ну а много бабе лет, кто пойдёт ей по
билет.
Совершила э, полёт и на брюках эполет.

Кто же хатку эту белит, там лишь слышен ступ элит.
Я землю облечу и вас всех обличу!

Не промажешь пан ты мимо и наденешь панты мима.

Как утверждает пантомима: не проходил пан то мимо.

И не она им томима, и он проходит то мимо, и ругает круто
мима.
На посту день ты говорил, что напасть студенты.
Ей не до арены цветочки дарены.

Не станет столпом нить! Об этом он стал помнить.

Борьба с наркозом — страдать с нар козам.
Смотри там арка зам!
А может норка зам?

С ослов и я составлял сословия.
Я Ге не ем и стану гением.

Чем он мушку тёр, ваш любимый мушкетёр и что это была
плодовая мушка?
Вам прозаик расскажет про заик или про заек.

И дымок роты и на полу иди мокроты, а может там и демократы
и демо кроты.
Отмазки от маски. Дам маска Дамаска.

До мазка не хватает Дамаска.
Прав и тела боясь правителя.

Деньги занозой, левыми — текут за назойливыми.
У, живой вырвался уже вой.

Протесты про те сто.
Толи монтёр то, лимон тёр?

И к раввину несёт икра вину.
Халдейского ура! вина — хранится у раввина.

Ушли за стол были те, что не застолбили.
Его рок взял Игорёк. И горек Игорёк

Привет! Очки при веточке.
Отписка написана от писка.

Две калеки ты, вы это коллективы.
Потомок из потёмок

Водка всегда инако пилась, вот дураков и накопилось.
Кабы не те, не сидеть ему в кабинете.

Шли живо те, что тряслись бляхи на животе и бряцали ножи вот
те и не оживёте.
Я думала, я думала, а кому яда мало?

Надо остановиться передохнуть, а то мы так все можем
передохнуть.
Кому нужна аэробика, а кому аэро быка.

В Косово пальцем попадёшь в косого.
По Косово мусульманский покос его!

Вытаскивали кол готы и порвали колготы.
Долг гота узнать, какая долгота.

Прекрасен дол готам и они пробыли долго там, отдавая честь
годам.
Открытый рот опасней залитого.
О лучах: он, видя Олю чах.

Спросили про то типа, как найти ему прототипа.
Говорит про то арена, что дорога на сцену проторена.

Не любила сцена арий, но как быть когда такой сценарий?

Мол, молоденьки и с пользой используют мало деньки.

Мол, лодочку используют молодочку.
До зари доза ори мне о ремне!

Задержали Моню менты, когда он обходил монументы.
Ну и умён ты! Пойдёшь у менты.

Не имела креста Алла и выковыряла с креста кристаллы.

Была цивилизованной — развела цвель и за ванной.
И коты страдают от икоты.

Похожи не вы на Симу, она в обще невыносима.
У верующих пол зала на коленях ползало.

Это не уважит Елен, если повод не уважителен.
Сегодня мол, мало одежд носит молодежь.

Дымкой уж, покрылись ж дали, они его сопровождали и денег
как с оправы ждали.

Зимою воды и стол ковали — правильно люди истолковали.

Наговорить способ некоторых особ бачки, где разговор ведётся
о собачке.
Идеи те, что с Канн дали, когда там одни скандалы.
И дневные Канн дали — от жары, что кандалы.

— Мы не будем возражать!
— Правильно, зачем же воз рожать, давайте сразу машину!

У нас на собрание явилось сто дам и заблеяли стадом.
Сто дам названы стадом.

Эти споры со среды точились, на них и сосредоточились.

Змея факира обожала, хотя выставляла оба жала.
Врач пока лечит — болезнь калечит.

Нам навязала ос бой и то был аса бой с одной особой.

Прикрывала она гнездо не жалом, а собой, и верно, тот бой
особый.
Наестся, пошёл ухи и поскользнулся на кучках шелухи.

Где в деле ложь — там делёж.
Где лишки — там делишки.

Нет, не паром передвигался паром.
Вдарили по рому и пришёл конец парому.

Но ты не знаешь ноты.
Соне Том пел сонетом, всё не о том и в зоне Том.

Соне Тома пела сонет Ома. Он сказал Соне, томи нас
сонетами.
А клипы можно отнести к липе.

Таков вид у бора как у лохматого головного убора.

Где ты видел врага наливающего вино в рога.
Началось с полена и хата спалена.

Не будет оперой Тора без режиссёра и оператора.
За Верой не я нёс свои заверения.

Конституции раздел — страну до гола раздел.
Зоря дитя, куда её зарядите.

Я с вами вот дружу и знамя дружбы водружу.
Кот ел, что варил котёл.

Не любил осы поэт, она его укусами осыпает.
Подругаю я тебя с подругою.

Когда детки уже спят, он снимает носки с пят.
Вода Невы сок, её гнал насос, что невысок.

Какая ждёт соль дату и что несёт она солдату.
Око, Яною выколото окаянною и я, окая, ною.

Врачи целый обоз лечили и этим всех обезличили.

Такие деньги мыслились, что с нею мы слились.

Напилось с лужи теля и попёрло на служителя.
Палец на курке — мушка на курке.

Я на базаре находился и по нём я находился.

От какого синдрома у тебя сын дрёма?

Сверкают на солнце пятачки, как при дёре пятачки.
Сыпались с неги белые снеги.

Взял колесо я и подумал; «Хороша Коле соя!».
Стоп ка! Не скажет стопка.

Завтра ком летит завтраком.
Как к руке припал ишь!
Так и руку припалишь.

Крутили голову болта ли слесаря, когда болтали?
К ошибочке — оправданий каши бочки.

Мой благоверный стал блогу верный.

Она вскричала: Ты довольна!? Рожи корчить то довольно!

Они лишили удава льна и бежит не туда волна.
С Наталки сна толки.

Крючки таскать, лишь уда вольна, вольна там чайка да волна.

Она хвостом виляла шало.
Скворчала шкварка на жире шало, она ли применять ножи
решала.
От воды шало всё прохладой дышало.
У Жери шалость, а проблема уже решалась.

Ветер кудри растрепал той, о ком народ сплетни растрепал.

Зачем тебе оскорблять: Ягу, меня, ты ведь не игуменья.

Оскорбили Ягу меньшую, назвали игуменьшею (Игуменьею).

Осмыслили и попавших в воду ос мы слили.
Мыслили и смеялись мы с Лили, после того как воду мы слили.

А слили и ослили: — Где мол, ось Лили?
Но оси Лили нас осилили.

Он её одарил цепочкой и назвал своей цыпочкой.
Со трапа скинули сатрапа.

При правителе тупицы ум народа тупиться.

Видели в лесу вы ключи? Где потеряли вчера вы ключи.
А ну-ка телевизор выключи.

Вы ключ им и вас мы выключим. Ключ ему к лучшему.

Что вы имеете к лучам — дающим сверкать ключам?

Прям мая — прямая! У, прямая — упрямая.
Упрям мой нашёл кривизну у прямой.

И ты мозги промой, и иди по прямой.
Прямизна Анка — прям, изнанка.

Бабки жизнь доживали ну и зубы дожевали.
К эпизодам повёрнута кепи задом.

Хороша Обь на вид — она память обновит.
Увы! страда Анны ею выстрадана.
Как Али мы какали.

Вор же был во рже.
Не опасна вша рже, как и большой нос в шарже.
Не опасна вша реке, как и воздух в шарике.

Он толстый как шар же и с него пишут шаржи.
Не ржи ото ржи.

У директора шарашки выросли ша… рожки.
Дутым шаром ряшка у директора шарашки.

Довелось, в цирке на шару, Маньке поиграть на шарманке.

Накатали теста на шар Маньке исыграли на шарманке.
Под песенку не сыпь на шар манку!

Белье с полоской лучше поласкай.
Она улыбалась в пол оскала, она мозги всем поласкала.

Скоро вы, скоро вы надоите молока с коровы.
Сказал поп: — Адью — и увёл попадью.

Ну и чей же это образ — дикобраз дик образ.
Эки, пажи и экипажи!

Кроет хаты горбыль и это гор быль.
За стеною я стенаю.

Туманы весели, чужака высели, но в лужу, вы сели, теряли вы
силы.
А горы высили, хотя были вы веселы и немного весили, а
достижимы выси ли?

Видно по поведению, какое у попов ведение.
По паве день и я, результат поведения.

Мужики смотрели ястребами, а старушка говорила: — Я с
требами.
Сколько морок даёт мне мой рок.

И ты ушки навостри — собирали навоз три.
Они ударили по рому и пришёл конец парому.

В шапке и навар ожил, когда факир наворожил.
Вздулись на вору жилы, так ему наворожили.

Поп мечтал о колоколенке и рукою чесал около коленки.

Пришёл в гости Коля к Оленьке рассказать о колоколенке.

И почесать около коленки и повредил о кол око Ленке.

Ой! Вступил в калы Коленька и зазвонила колоколенка.

Спорили о стиле, пока не остыли.

Синтаксис та, не знает сын таксиста!
А её содрали с одра ли?

Виноват в том ведь тиран, что сгнил заживо ветеран.
Видя нас тужу глядя на стужу.

Загадка: — Животные, на которых зиждется бюрократия?
Ответ: — Вол и кит. — А почему?
— Потому, что от вола к киту бюрократия тянет волокиту.

Разве от вола к киту бюрократия тянет волокиту?
Разве вол и кит средство для волокит?

Был такой наговор, что разделся наго вор.
Полны брега ворами и переговорами.

Пэр, Яга, вор, вот и переговор.
Пэр, Яга воры устроили переговоры.
Ого, вор, а то оговор.

Много у слов не развязанных узлов. У слова много злого.

У слов много узлов. У слов, но, ого! много условного.
Нашла много условного та, но есть и у слов нагота.

Вызывает раз мат трение это дела рассмотрение.
Кур его душит курево.

Внук умер гонца и цвет у него как у марганца.
В раю у Бога тишь. Чем же ты её обогатишь?

Писателем ли стать, чтоб свою книгу листать.
Щит Алла шкафом считала.

Внук умер гонца и цвет у него как у марганца.
Пара Графа, для параграфа.

Смеялись над Филей и лишились надфилей.
Запас тени от запустений?

ИФАС где там соли тёр, припасён вам солитёр.
Зашторено оконце, что говорило о конце.

Волшебник-маг — взор воли — и память дни взорвали.

Мы всех режим и это наш режим.
Далеко от Риммы до Рима.

Прочь сплетен мусор вали и халат ему сорвали.
Про счёт говорит просчёт.

А с виду теля! Но пройдёт за свидетеля.
Одна дума у однодума.

Кому нужна карамель, а для кого кара мель.
Не оплакать неоплакат.

А из этого баллона себе сделал бал лоно.
Ой, Кать! Хватить ойкать.

Из Веры гнутые слова летели извергнутые.
Ты резва, когда трезва!

Вот каббала — водка балла. Око балла о каббала.
Не знала Игоря, не знала и горя.

Захотели асы гнаться — взять, чтоб ассигнации.
Уши не топырь, как нетопырь.

Канула любовь раз в воду и привела к разводу.
Не зря чая просит незрячая.

Любовь пока питала, лишь секс по капиталу.
Поток денег шаловливо отклоняет шалав влево.

В проституцию шалав вливая. Куда ты девочка шаловливая?

Вы мышь Лена и ваша грандиозность вымышлена.

Поза кон нам по законам.
Зверь юга или зверюга.

Блеснули ножи в очках — вот она наживочка.
Прогресс напоминал про ГРЭС.

Ремешком поря дочку, учил отец её порядочку.
Я с нею умом яснею.

Обошлись обе с умевшим, как с обезумевшим.
Я тебе домой ввалю — насмеёмся вволю.

Да долго ли нам докатиться до долга!?
А долгаться долго ли и есть ли место долга ли?

Он домой джем пёр и замазал джемпер.
Зятя нули в пропасть затянули.

Поводья он ослабил, рассердился и осла бил.
К рою я матом крою.

Об изъяне говори обезьяне.
Им разы и мрази.

От мала до велика — вы, куда довели как.
По уму охотится и пума.

Начал я раз зря жать — не знал чем дурость разряжать.

Виноваты облака ли, что дожди мы облакали.
Вера ядная вероятная.

Я к нему заеду и по морде заеду, ему за еду.
Культу риски были культуристки.

Мы говорим о блочности домов, а мы о облачности.

Говорили вы Вале: — «Грудь вывали».
Вы им пели за вымпелы.

Сначала наследство распределили, а затем распри делили.

Воды Оби дели, чтобы не обидели.
Он от белок пил белок.

У музыканта нота до есть, хотя он последнее может доесть.

Дамы шали слезами домешали.
От мочи — такое отмочи.

И чепуху малюя об одном тебя молю я, спой, мол Юля.
Что они сеяли, что так сияли?

Что за игры ша! На судьбу греша, грешил и Гриша.
Пакости его пронизали по кости.

По цвету «Кола» кала, о чём звенят колокола.
Восклицает чин, услышав звон: — О, колокола!
А ему: — Так не стойте около кала!

О, лихорадка! О, комары! Закрылось око мары.
То мары — Тамары. Там мары Тамары.

Не спрашивают, где помер помор. Да, помер помор де?
И лупят по морде: этот гад спам орде.

С горластыми сбрасывали с гор ласты мы.
Расточки под росточки.

Как близки понятия ложь и чек, и количество яда, и для него
ложечек.
Не заменит ложе чек, также как вилка ложечек.

Однако пей-ка, где вода одна копейка.
Суть, Ягали сутяга ли?

Цыплят мы за хвост начали цеплять.
Ты не подлей и масло в огонь не подлей.

Из панциря дом, когда испанцы рядом.
Раз Дора стала яблоком раздора.

Ире дать и рыдать. Дары дать и дорыдать.
Были дары дали от мозолёй дорыдали.
Сальдо — звуки соль и до.

Не чувствовали же зла и не держали жезла.
А нам хорошо как и Аннам.

Раздавил карт очки и я не вижу карточки.
Иск руга из круга.

Говорит неаполитанец, что не о Поле танец.
Закон траст отдаст за контраст.

Припасай ты! припас — сайты. При пассами за припасами.

В углу защитников запри пассами, пусть бегут как за припасами.

В футболе руками пасы, ногами пассы.
Идут к лику и ведут клику.

Они что надо изобрели, вот их в армию и забрили.
В ось мою восьмую.

Это грязные тряпицы, а мы ели на них три пиццы.

Небо Лиды — не болиды.
Подло то, играть там под лото.

Могил накапали, накапали слёз с лужу. Для этого ли я служу?

Говорила про лом милая, что голову ему проломила я.

К лешему клещ ему.
Я зареву по красному зареву.

— Виски ас ли пил, что её ослепил. — А с чего он ос лепил?

Наговорил я с треб бочку, не дал болтать ястребочку.

Песня у ста навилась на уста, и как гимн установилась.

Из бала мути все баламуты.
Он размокал, но не размок кал.

Устроил я колдования — применил кол до Вани я.
Ведьма на кол дует, что-нибудь наколдует.

Задавала тон Ира в ванной, покрытой плиткою тонированной.

Про земли, пространные, про страны про странные.
Опасен неграм не грамм.

Пади шаг не сделает без охраны падишах!
Не повредит вша почке, та, что в шапочке?

Парад Ной провёл в парадной, скучая по родной.
Попу ли трогать попу ли?

Нам говорили запри щели и всё запрещали.
И ванна для Ивана.

Ответ шпарь Галка — на то тебе и шпаргалка.
О, пятак получил опять так!

Игры бы и грибы, и греби, и гробы.
Я мою руку мою над ямою.

Работал год но, на что это годно.
Соло вею соловею.

Ты на пытки приготовил напитки.
О, патрули! Спёрли опять рули.

Да там ещё и осы плюс — матами осыплюсь.
У язвы мы — уязвимы.

Гарде Марина это ход гардемарина.
Гордо Мерина обняла гардемарина.

Перемешались: небо и скалы, а птицы уюта искали.
Зачем, грозою небо искалил?

Ты может злобу иска лил? И зубы скал всё скалил и скалил.

Кутерьма — кутерьма, а в результате кут — тюрьма.
Съезд или по морде съездили?

Ну, день нуден.
Шок колода для ума — плитка шоколада!

Страдала от шока Лада, нужна была срочно плитка шоколада.

Сочинял шакал оду за плитку шоколаду.
Не рад шакал аду и шоколаду.

Не хотел поп лакать, хотел лишь поплакать.
Сел он плакать под плакат, вот и начал поп лакать.

Молчат одни — безусты ли? Другие лгут без устали…
По Эмме лучшей быть поэме.

Враз, ум ленный был деньгами вразумлённый.
Бока парте ей всей партией.

Достопримечательность у трамвая, что стоишь в нём от
давки воя.
Им как приз её каприз.

Марионетки со среды точены и в казино сосредоточены.

К амбалу идёт камбала и он спросил: — Кем была?
Пошёл куда, по шёлку да?

Не забыли казну вы полнить?
О скоп или оскопили?!

Крути и диски ты и ешь икру иди с кеты, подешевели и дискеты.

Доски это там скелеты маски Леты — ума скелеты у маски Леты.

Москали ты у масс колиты. У масс с Колем, как смоскалём.
Мы маски колем сук колом, с уколом.

Свет, однако, лейка на одноколёйку, о дно околей-ка, не увидит
одно око лейку.
Слезу из ока лейка, но не околей-ка!
И ярлык наклейка пусть сверкнёт наклейка.

Откройте-ка рты, как те карты.
К артистам панам выпали карты с тампоном.

Любили бегать вы к реке и слушать выкрики.
Любили дотронуться вы к руке и вот теперь вы на крюке.

Оса кусает аса. Ловил аса поймал ловеласа.
Ас воет и жужжание ос освоит.

Навострил на вред козу бы байкой в зубы редкозубы.
Ты не делай нам вред козою, хотя видишь редко Зою.

Завлекает редька Зою и она врёт фразою с каждой фазою.

Особ ранних в государство собранных и кто бесом собрат тот его
собрат.
Это беса брани, это бес собраний.

И поёт об ране баба рано: — О, бараны! Получили оба раны.

Обкурились гардемарины! Ставив-ставив гарде Марине.
И летит гарь до Марины.

А гады горды умеренно и мучат злонамеренно…
Снизошло зло на мерина…

И любовь из Мериме не измерена, как не измеримо море мне.

Вышли вы на площадь, чтобы площадь воплощать.
Карьера курьера дошла до карьера.

Ты кофточку сними, поспи, чтоб не ходили сонными.
И славится сон ними — он шёл путями санными.

Видели сны мы. Видели с ними.
Ты это выдели и фильм о том сними, как хорошо нам с ними.

Устроили дамы чад — курят да мычат.
— Это дамы Читы. — Да, мычи ты! Домучь и ты даму Читы.

Даму Чили — домучили, так её дом учили.
Дом учителя домучит теля.

Протесты про тесто, протесты про те сто, протесты про тестя.

И стали виды лесными и стали слов воды лестными, то
видели сны мы.
Кол отца журавль у колодца.
Сказали: — Всё мера! — увеличив всё всемеро.

Хороша всем эра, хороша всем мера, но хочется увеличить
всё всемеро.

Ибо встречаем в семь мэра.
А в семерых не годятся все меры их.

Он хитрым станет и говорит: — «У меня ста нет».

Не боялись маги ила, всё равно грядёт могила.
Меч те преподносят мечте.

Касался усов ремень Ника, не то, что у современника.

От паса жён, по сажень в дерьмо посажен.
Наг лом в месте наглом.

Ев раком миссия или еврокомиссия.
Катился евро ком и давил Ев раком.

Вот что мы умели — сидели все у мели и все продукты умели, и
злые мысли ум ели.

Языком не мели, от неё мы немели и виноваты тут не мели, а
что умы намели.
Застенчивый человек!
Иди в застеночки держась за стеночки.

Выпил изрядно и выбивал пыль из рядна.
Кар и кат ура! это карикатура.

И зря дно ругают изрядно.
Есть уши, рот наверно у широт.

Для кого радостью стал кнут, тех быстро лбами столкнут.

У этой расы плюс и я к ней комплиментами рассыплюсь.

Нам не нужны троллей бусы — нам нужны троллейбусы.

Верь в семинары, что заработаны всеми нары.
Асы знают азы.

У, раки, но, ура кино!
Курящих о, дымы, под вас писали оды мы.

А был ли кросс в орды и к чему эти кроссворды.

И кому там кросс в орду и быть сему кроссворду.

Наркотою прима разила, видно, её приморозило.
И все мы из ада и всё у нас как из зада.

Много у болта ли резьбы, но уболтали резь бы!
Болтать коль лясам, мол, Коля сам отдался колёсам.

А вот Али сам отдался Алисам.
И видно по лысым большой достался полис им.

А этот Полю сам таскал по полюсам, потом чертей искал по
полю сам.
И я с плюсом, потому что сплю сам.

И письма те спалю сам связанные с полюсом.
Чтоб скрыть, что там поймался с Полю сом.

Насмотрелся чуда ком и стал большим чудаком.
И то гам, и то гам и он будет итогом.

Он хотел есть, то есть ам-ам и этот «Ам» стёр дам и основал
город Амстердам.
Смеялись с осла ли, которого в Сибирь сослали?

Сказал на копи теля: — Это хуже греха накопителя.
Разве, грязи на копыте ли греха накопители?

Разве обличия обличения говорят об лечении?
Об лечении, не говорит обличение.

Правили, а правы ли!? А вели их Авели.
Не смеялись те, а выли и их лаврами овили.

И ты там о вине не говори в овине.
Ведь не всегда вина виноградного вина.

Поскули ты поскули, чай заехали по скуле.
Этой то акуле говорить ли о хуле, иль мечтать ли о скале.

Застанет и вас сон если слушать шансон.
Бесится без ситца.

Засветить надо и диод, а свечку палит каждый идиот.

Бегал идиот туда, бежал идиот сюда, а все кричали иди
отсюда.
Не боялась тени та, но боялась их тенета.

Им те не те, им те не те — вот и сидите вы в Тенете.
Говорили те не та, но плели ей сети тенета.

Из-за поэтесс пилит поэт тёс. Оттуда и запои Тес.
Из-за поэтессы пилит поэт тёсы.

Была о, с вида милою, но осведомилою.
Плач ума там — плачу матом.

Босс больных посети, потом узнаешь об этом по сети.

Пути что путы, мозги в лапти обуты, а беды ваши обеды.

Начало к опыту, ясно, где стучать копыту.
Сказали копы те: — Вы зло копите в копыте!

Песенку вы пойте и пой ты, про то как далеко пойти.
И не я боюсь инея.

Это меч тать! О котором, ты только, могла мечтать.
Разве от ношения возникают отношения.

Не кричи к образованной, что кобра за ванной.
Кобра до ванной приползла к обрадованной.

Твои о, тьма розки, это отморозки.
Твоя о, тьма роза растёт от мороза.

Сначала у соседей груши попадали, затем им требник попа
дали, чтобы они сразу в рай попадали.
Вот чем хороши попа дали.

У Пита хата — упита. — Перепала Питу хата.
— И что делала у петуха та? У Пит уха-то!

Сделал босс: бух, ой! Значит: босс бухой.
В бильярде некий принёс не кий.

Собирает Ев гений, потому что он Евгений.
Ты Марио, не тки, верви марионетки.

Он написал много раз букву — ю.
Его благодарили за те ю, как за хорошую затею.

Не видел о Кук Леты, что же говоришь о кукле ты.
А говори акуле те, что уподобил ты Оку Лете.

Хорошо богачу с твоим, добывать Бога чувство им.
Он ночь нем и мы молчать начнём.

Он сетовал за пасс и у него был такой «словарный» запас!

За пасом он бегал с таким жира запасом…
Акт тёр актёр.

Старая прога Лиина! Она как в лесу прогалина.
Рассказ про Галину и про её прогалину.

Распря даже — эмоций распродажа.
Не юли и Юле не груби в июле.

Он сегодня ночевал и поднялся ночи вал.
И такой был ночью вал не запихнешь его в чувал.

Не разбираются в шизах ели, а того кто лежал под ними вши
заели.
Достоинства у технологии, а у тех налоги и…
Видел у тех налоги я, это не утех аналогия.

Думаю: — А налоги — я, дурости аналогия.
А налог — дурости аналог. Налоги у тех бывают и от утех!

Разрастутся, ура! жди стволы, но это рождество ли!?
Испугался Бен тли и купил Бэнтли.

А я по новому календарю вам боль колен дарю.
Пахал вол Га, а ему снилась Волга.

Была она нагла и голосовала нагло за, и шапку ему напяла на
глаза.
Не от ложки работают неотложки.
У техника не нашла утех Ника.

Девочка однако зла, что полюбила одна козла.
По Торе ад ор устроил тореадор.

С вина та свинота. У масс вы нота ума свинота.
Да, та с вин нота!

Глаза пьяны, не видят бельма, им бы разряд святого б Эльма.

А с танцующих пар давно валил ритма пар.
Сказала: — Знаю я зама! — Нила, я его в парилку заманила.

И был таинствен для зама Нил, он его в турне заманил.
Зама Нил туда и заманил.

Не брали клюк вы, а ели клюквы.
Не надо клюк вам, когда предпочтение клюквам.
Он к люку приспособил клюку.

И он сказал: — Ты нас повесели! — весели, весели, пока не
повесили. А мы перстни повесе лили и Лилей его повеселили.

Цепи Лиина это сказка про цепеллина.
А они так восклицали — изменился воск лица ли?

Кем ковчег пилен Ною — грех за времени пеленою.
А я младенца пеленаю и для него я пел Еленою.

Где того застал Билли, там и место застолбили.

А те камни брошены за стол были.
Да пройдут за стиль были.

СОНМЫ Приобретаем сон мы. В нём летают сонмы.
Склонны к подвоху склона клоны. На клон нести наклонности.

Ходят люди сонны. Галдим в унисон мы.
Выбрали фасоны. Переплелись аксоны.

Жизнь благосклонна это благо склона, это благо с клона —
облако с клоуна.
Видим фасы сонны это аксиома.

Склоны нас склоняют, с клона нас склоняют.
Благо от колон ты, чьи края отколоты.

И ждёшь укола ты подколодного, как подкол одного.
Посмотрели сон мы, а там ведьм сонмы.

А смеются с труппы ли — не сдувают с трупа пыли.
По вере и поверье.

На лихих полях Европы рвутся, рвутся, рвутся стропы.

Клерикалов слышны крики, не залить ими арыки, что
превращаются в рыки.

Цыган кочевой добывает с кучи вой.
С кучи ищи ведь там скучище.
Не вытащишь зла с куч чище.

Пахнут ладаны, штаны латаны, просят плату они, укроют их
платаны.
Плоть кос тёр Бухенвальда костёр. Костёр как остёр.

Но не раскроют рот они, потому что плуты они.
Большие за мор ямы капают за морями.

Открыло небо рот на пол оскала — гроза нас громом по ласкала, затем ливнем
полоскала и потекла из люка полоска кала.

Да! Летом икота достанет и кота.
Я думал, будет случай — я от беды её спасу.

И вот он выпал случай и от беды не спасу.
Я думал выпал случай — я от беды её спасу.

О, случай с такими не случай, мне от неё, теперь, нет спасу.

Орган не играл, орган завывал — мессу организовывал.

Цепями шла цепь ямы.
У ста отвисли уста.

На дело платьице надела и не осталась без надела.

Пловец готовился к заплыву, а я от лени жиром заплыву, сож-
рал всё мясо взялся за плеву, неси ещё, не то всех вас я заплюю.

Устроил сэр гам о том, что кто-то пристроил ноги серьгам.
Устроил сэр бал и я вместе с сэром сёрбал.

И та портачит, когда топор точит.
Спор точить, а работу с портачить.

Тёк пот Русь, лишь только я о тебя потрусь.
Хотела одна, однако, пировать, а одна копировать.

Санями путь мерили, ложь с правдой мирили, их морали
марали, от мора ли?

Разработал ас идею, что я не чернею, а седею, занимался ас
едою.
Если верит Вера Ване, то это верование.

И не прилагая усилия всем крутил усы ли я?
Выращивал усы лия приложив все усилия?

Ну, заржал ты на контрасты, что поставил на кон трасс ты?
А напишу я, что не течёт в Анапе Шуя.

Сначала «сыны бога» бардак развели, ноги Еве развели и раз
ввели.
Адама с Евой развели; инстинкт раз велик, инстинкт — раз
велит; таким образом: человечество развели.

После разведенного спирта, мужики часто разводят руками, а
женщины разводят ноги.

Гудят скоты, смеются с кати, ведь у неё лысые скаты.
Пейзаж пуст Инне ну, словно в пустыне.

Смейся Таня — тёчёт газ с метана, он конечно белый как сметана.

Юбка смётана, а на ней сметана.
И на Киев уехал Инакиев.

И смета ещё не сметана, не поднимет смуту она.
И смета сметана и на ум замётана.

По чёрному он пьёт и стекает с него пот.
Он нас всех достал и поставлен на пьедестал.

Разобрались, еле-еле, чуть друг друга там не съели, на всех
выпивку дели!
Во тьме пропали все недели, ночлег со мной в сене дели.

Отмерены от мерина.
Она намерена воздействовать на мерина.

Не во всём они умерены, но в себе так уверены.
У веры они. У вороны! У, воры они.

На повороте вы его оббежали и этим вы его обижали, этим вы
его ужалили.
А вам руки обе жали, вызывая обе жали.

Гнули, гады к сожалению — свою, но в саже линию.
Орать осатанели то полетала аса тоннели.

Заносите то зона Сити. Не просите фильм про Сити.
Пасы Сити пососите.

Плохо с зари Гале всё зарыгала.
Гни ли за то, что гнили.

У меня брюки со льна, так насыпь мне соль на…
Надел штаны со льна я — у меня песня сольная.

Где учились уму зэки — наверно у рэповской, у музыки.
Конь день сад и тёк конденсат.

Если с женщиной раз будешь, тем её ты не разбудишь.
Ему ралли и мурали?

Песенку пой маю, а я тебя в объектив поймаю.
Нашёл умора ли юмор у морали?

Сплетни лис сеющий был человеком лысеющим.
У, ныне я страдаю от уныния.

Смеётся с ворожеи Ницца, за её счёт свора женится.

Судьбы удары стоишь у дара и ждёшь удара.
Стать ям под стать статьям.

Ему и суд даря — закон спроси у сударя.
Вы с шеи сняли образование высшее.

Кору же ям не применяй к оружиям.
Кору жую и призываю к оружию.
Ору же я: — Кругом полно оружия!

Суть то ль ока — оно мигает, где сутолока.
Суть та лака — ему не нужна ни спешка, ни сутолока.

И к раме повернулся икрами. И кроме, нужна икра Роме.

Говорят те о тралах, а киношники о театралах.
Но не ходит в театр Аллах, ведь не разбирается в титрах лох.

Тянул тесьму ты, да в дни те смуты.
Скользят минуты — не корчь мину ты.

И мину эту не добавишь к менуэту.
Не те аспекты — что ас спёк ты!?

Гады избраны из брани!
Дурость лезет из барана и зияет изба-рана.

От такого вот урона не долететь до Урана.
И за жабры взят ток и зачах от взяток.

В изоляцию взят ток и за деньги взяток.
Как тебе Инн овации на мои инновации?

В зад им не втыкали ль стило? Что не втыкали, ему льстило.

Пойдёт прочь и та ли? Мы ей притчу прочитали.
— Это чета ли? — Да мы всё читали. — А почему дамы?

А дама от Адама всё строила дома и не сидела дома, была им
ведома, видимо, с его ведома.

Человек должен зреть в корень, а растение плодами.

Видимо, вы Дима, напустили вы дыма!
Быть грубым не вели лира!

Утонула в Неве лира невесёлого нивелира.
В виде лени я — изучал выделения.

К ней лошадь не подвели и тем самым её подвели.

А по две ли к ним подвели, они то их и подвели.

А люди вокруг не грустили — демонстрировали негру стили.

Можно злу благоволить и благо валить.
А можно благо не валить и вас не неволить.

И можно на славу благо во лить и добру благоволить.

Кара нам идти к Аронам.
Не сиять над ним коронам, а махать глупцам Коранам.

А корону пронесли к Арону. И пока Арону читать не по Корану.

Какие люди стоят за козлом, который сделал заказ лом?
Вот ум недоверия вотум.

От его месс и я под дремою, но не дам душу падре мою.
Был рад падре маю.

Там играют туши, и танцуют туши, когда надо свет тушат, не
отмоет ту ушат.

Свет же не туши — души не туши. Подачу знай туши!
Играют стервам туши, ну хоть свет туши.

Кого и как питали мира капиталы?
Ему жмут копыта ли?

Вот снова об изъянах застывших на обезьянах.
Нам потоки вод варить, всё на место водворить.

Совершили обмер рока и упала в Обь морока — испугала
моряка.
Расскажи мне об мороке, как там были обмороки.

Он тащил из моря яка, все валяли дурака — собирали еду рака.

Пишет-пишет оду рак, все кричали, о, дурак!
Замок в болоте замок, болото ему, что замок.

Там было нашествие самок и всё забито там от сумок.

Пастора ли те пасторали?
Залила паста ралли, обвинили пастора ли?

Спросили пастора ли: — В год проходило по сто ралли?

— С кем Босса сочетать? — А вот приехала в Сочи тать.

А вот приехала в Сочи та ли?
Её мы с боссом сочетали.

А вы до ста там сосчитали?
Теперь скажите СОС Чита ли?

И там я мок Рица! Но я ведь не мокрица!
Архи идею подкинь за орхидею.
Идею гор дою мыслью гордою.

Его смысл права ранит, когда он их проворонит.
Про вора ныли — права проворонили.
Думал про ворон ишь, так и права проворонишь.

Сказала: — Ха! — «Чуче» тать. А Чуча сказала: — Хочу читать!

Забылись во время беседы — остались без еды.
А сутру читал ас утру.

А солисты нашли аса листы.
Разъела соль листы и не поют солисты.

Соль листа ясна для солиста.
Исток ада — эстакада.

Кусал листы, а говорил, что кусались и ты и тащили кус солисты.
Засол листа произведен за солиста.

Ой, пустил воз по лени я у меня хитрости воспаления.

Он о Христе сделал заявление, что выступает за явление.

Они заявили, что испугалась Зоя вилы.
А муру, я несу Амуру!

Соль Дора до, сольдо Рады.
Соль дар ада с эльдорадо.

Течёт сель до Рады с эльдорадо.
Сель дар ада с эльдорадо.

Представила Крым Ира Вале, как место, где её отца
кремировали.
И наливала крем Ира Вале, а потом их кремировали.

Когда у Прокопа тишь, ты небо у прокопа прокоптишь.

Мычите в мечете и злобу мечите, как мечи те и грозите нам
мачете.
Мы в Чите? Мы чи те?

А что скажем мы Чите?
Всё конец пришёл мечте наточили меч те.

В России то хорошо пошло, что написано пошло.

Кто пользуется чужими словами, тот пользуется чужими
славами.
И со своею славушкой он познакомился с словушкой.

Учить плохому соловушку, что человека плохому словушку.
Быть плохому словушку, да размером с ловушку.

Знайте вы вес словам, ведь это не весло вам!
Он ходил всегда с ловушкой и это было его славушкой.

Свет на то пролей сколько хочет пуп ролей.
У вас топь ролей и всё про королей.

А от королей кровь кара лей.
Злобы им долей, глупостью одолей, долей жизнь юдолей.

Разве ноль дули, прёт корова на льду ли?
Я найду ли, где прячет Ной дули.

Неучем на льду ли — где ответ найду ли?
От коров на льду ли?

Он обратил внимание на ход Ули.
И на ходу ли стал на ходули.

Один гад вылез и кругом гады вились.
Для того и лесть, чтоб на брюхе лезть.

Увидел суть доли ты, когда увидел, как в ресторане стаканы
долиты.
Не видел доли ты, ибо стаканы долиты!

Суть доли — не расстанешься с юдолью.
Фрак тура и его фрактура.

Свежесть, какая рощей берёзовой, зайдёшь в бюро завой.

Бери завой в рощи берёзовой.
Цирка вой трюк цирковой.

Беговой береговой берег, о, вой над дорожкой беговой.

Бес теневой устроил без тени вой и это в пустыне бестеневой.

Быта вой скандал бытовой. С быта вой с бытовой.
От бури вой после пыли буревой.

Были вой вот бы левой, приём болевой мотив былевой.

Сверх света вой сверхсветовой.
Крик ротовой то издавала рота вой.

Не летит сверх звука вой от ракеты сверхзвуковой.

Был ранее вой к гангрене раневой, ран то вой рантовой.

Резь, ба, вой резьбовой. Роя вой роевой.
Роковой рока вой. Ролевой роли вой.

Рус с славой русловой. Кручи круче вой к долине, к ручьевой.

День световой раздаётся света вой.
Знака вой чертой знаковой.
Отселе вой был селевой и били се левой.

Пред рода вой предродовой после рода вой.
Пред устье вой предустевой и при дусте вой.

О прифронтовой, оп, риф — франта вой.
Матом пру давай, это вой прудовой.

Пусковой в пути вой пуховой.
Стёр ж Невой стержневой, стерневой.

Плыл шквар Невой шкворневой.
Сэр повой о жатве серповой.

Рощей терновой тёр навой тёркой новой.
Спиновой спина вой. Моря вой от язвы моровой.

Отношение в клипе к липе.
И зла вы набрались из лавы.
В Крыму на листы сели криминалисты.

Наслушался пэр рун, там, где бог Перун.
Создал не устав Ной от службы неуставной.

Ширь во кругозора замкнулась вокруг озёра!
Кругозор — голубой круг озёр

Мыслью озари и мечтаем о заре.
Ходим по зоре в позоре.
Запою с запою.

Уезжай в село жить там ты сможешь всё сложить.

В село ж везут все ложь.
В ложь жили и в неё деньги вложили.

Кадилом наш кадил, тем попу и нашкодил.
Наш Кадиллак нашкодил как!

От ада к раю химеру крою и в любимом краю матом крою, к
любимому, к рою.
Кар аула предназначен, для караула.

Кори Настю, кори нас ты, что люди стали коренасты.

Причёску обкорнав Вале, он рассказывал ей об карнавале.

Укор на Валю у карнавала.
Мощность у карнавала — спят люди у кар навалом.

Надо бумагу добыть, где должна нота до быть.
Он пробасил, что это проба сил.

За щи мили в сердце защемили.
Палец защемили и сердца защемили.
СССР — прекрасно те жили при красноте!

Шёл до воды лось, там ему соснуть доводилось.

Пасть хотела скулой на землю пасть.
Кому по крылышки — покрыл лишки.

Вату мы несли на вотумы. Вот умы несли мат на вотумы.
Встретили вот ту мы.

Нагло танца наглотаться, таблеток наглотаться, чтоб вести
себя нагло в танце.
Пила ром Машка и расцвела как ромашка.

В башне запру жён, узнаю, чем же век запружен?
Туда пошла молодка. Она плыла, мол, лодка.

Ведь сказал вам маг: — Не те!
Прима гните — они ведь при магните, где прим огни те.

Хотя было весело, когда слово что-то весило.
Дайте вашим вес словам — слова не весло вам.

Часто там отберёт ночь час то там, на пользу частотам.
Метил ли метили.

Сучится нитью в веретене и с ней кружиться верите не?
Ты гадай, а гад дай.

От касс не бывает отказ. От кос укрепился откос.
Козни от них и казни.

Не утаить в мешке то шило и оттого его тошнило.
Мы в Чите? Мы чи те?

Здесь посадят сродника — пачкать воду с родника.
А что скажем мы Чите?

Не собирай с пола сны — иди-ка лучше сполосни.
Отче чёрт, то ваш отчёт

Говорил о Че Геваре он, что кругом очаги ворон.
У, божество — убожество!

Страшны очаги Варе, как рассказы о Че Геваре.
Он намокнет и нам окнет.

Расскажи про короля! Ему дана в прок кара ля!
Порычи на, это пари чина.

Ужас! И стошнило! Да при чём тут стаж Нилы?
Тёти рёв услышал тетерев.

Кричала истошно Нила, оттого и стошнило.
Алка — голь пила алкоголь.

Листья падают, но их на блюде не подают.
Моя затея прятаться за те я.

Метал икру и зам, по всем турам и круизам.
Дери Жору на радость дирижеру.

Сказ мой: — «Поесть бы сырка с Козьмой!»
Видишь, Маня, ком стал маньяком.

Доза водки нужна роботам для дозаводки.
Мор Дашки предсказали мордашки.

Занавешено оконце — намекает о конце.
И я ему воздам! А что за чёрт воз дам.

И Ной стал иной поиграв с Инной, жаркой как пустыня Синай.

Нас несло не верх, нас несло вниз нас несло на… на
взбешённого, на слона.

А он сыграл соло на… дудке салона.
Учили выдру ж бою вы дружбою.

А сотрудника удивил осот рудника.
И того сотрудника, те пустые сотру дни- ка.

С нашим сотрудником я сотру дни ком.
Звали Алю мини Евою за крону алюминиевую.

Находила прелесть у бурь Яна и прелести у бурьяна и кусала
губу рьяно.
А видели вы Дели. Видели и ты это выдели.

Я расту: раз эту раз ту, проявляю ярость ту.

Затворил свой затвор он и путь назад всем затворён.

А это хвост зад ворон, ну, не каркал тот раз ворон раз вор он.

Перлам утра блистать перламутром.
Запоминала вид Алла, что же там она видала?

Я малыша в люльке покачаю, а ты налей пока чаю.
Пион эры сорвали пионеры.

Красные полосы по спевшему, как по яблоку поспевшему.

Катились слёзы по спевшему, как роса, по фрукту поспевшему.

Ему дачки, ему да очки, ему дочки и её мудачки.
Кто-то ходит по дачке, а кто-то просит подачки.

У кого-то в БМВ передачи, а кому-то в тюрьму передачи.

Умора стирала носки у моря.
Не переносит ум ора, его переносит одна умора.
Умора не понимает юмора.

Смешно от юмора: не переносит ум ора, который создаёт
умора.
В бильярде некий принёс не кий.

Это меч тать! О котором, ты только, могла мечтать.
Разве от ношения возникают отношения.

Не заметил вол осы и она вплелась ему в волосы.
Он был знаком с условным знаком.

Сказала: — Знаю я зама! — Нила, я его в парилку заманила.

И был таинствен для зама Нил, он его в турне заманил.
Зама Нил туда и заманил.

Змея стала сплетни на ужа лить, чтобы потом ужалить
Не нужен ей лоб, а чек и увидишь лобочек.

Я с эхом хочу дом, где кричит эхо чудом.
И я хочу дом, и я хочу дам.

Были вы чудом и я хохочу там, хочу не дам, хочу дам.

Торнадо-дьяволу этот тор надо.
Прост торнадо, ему простор надо.

Нажрались скоты — пропили скаты.
Не поняла суть коза кадра, как казак одра.

Относился казак к одру, как коза к кадру.
Козочка блеяла как казачка.

Не имеет оправ Дания и это их оправдания.
Кричит СОС Дания — милое создание упало со здания.

Не кричит СОС Дали — не ему препоны создали.
Урок ему с аз дали и условия создали.

Он очень рад — даром я не пользуюсь радаром.
Рад дар иметь радар.

Ира даром пользуется и радаром.
В яде Русь, там я дерусь.

Вот вам преграда величиною с те лица, но им нравится с
телицей стелиться.

Не снится сон ценам, когда сияет солнце нам.

Если объединить горе и Аллах, то мир утонит в мусульманский
гориллах.
Он поскользнулся, увидев самолёт, рот раззявил и ударился
сам о лёд.
Для передвижения у лиц много чистых улиц.

Я драмы представил ядрами.
Не писал я драм под стать летящим ядрам.

Она приветствовала негра мило и думала на нём не грамм ила.

О как приветствовала негра Мила, ведь этот негр не громило.

Лон Дона не для Лондона. Клон Дону не привезти к Лондону.

И лон Донна готовит не для Лондона.
Не ходит один к родителям.

Соседи говорят: — Говорим тебе: — Иди к родителям! — мы.

А тот не понял, спрашивает: — А кому приказывают они: Иди,
кради теля! — мы?

Сфер ли купола сверли.
По лугам летел полу гам. С луга шёл слуга.

Его нога не ступала на Га.
Не Га заполняла нега.

Не чуя ног, ой! Он был нагой и еле шевелил ногой.

Язва ли? Смеялся я с Вали, а меня, её мысли с собою звали,
приветом с воли.
Так, давай отсюда свали.

Вы ли та им — сейчас вылетаем!
А что выла та им и что выли, таим!

От её слов не таем.
Может, что-то не то ем?

Не пиши ты оды чаю, а то я с ними одичаю.
Представили нас Елене, может, увеличим населенье.

Думал: — на се лень и я, для увеличения населения.
На люби теля и это на любителя!

— Мы говорили не о ком. Мы говорим о неком!
— Да-да это не ком!

Он наступил на ком и спросил: — Уборка тут на ком?

Видны… о, гневом, языки пламени, в огне вам.
И он знаком был с знаком.

Верь блюдо не для верблюда.
Не садить верб люду и не досаждать верблюду.

Записан с том атолла гам, записан стоматологом.

Не смейся с Тома атолла гам он поругался со стоматологом.

Напьюсь пока чаю — права я покачаю.
Вставят пока чувства им — так покачу с твоим!

Видел, нити тонки ты, погибают, хоть и весят много тон киты.

То нет — в хамстве тонет!
Тем нотам темно там.

Мракобес в уме герой, но полон его ум мегерой.
Опиума у мегер рой, тронется в уме герой.

Скажи и дикарке: — Иди к арке!
На кар Кать не надо каркать!
И дикарь Кать, может сказать: — Иди каркать.

Сказал: — Вот мессия! — им: — Дожились, что во тьме сияем.

Толпа говорила во тьме сия: — Будет во тьме сиять — вот мессия.
А вот мессия ли и мысли во тьме сияли?

И он со мной, мопеда крен деля, вышивал кренделя.

Про сопрано — просо пряно? Усоп рано у сопрано.
Всё попрано — идёт поп рано.

Где детей до рожали, там продукты дорожали.
Любили те лото, любили и тело то.

Шагнём! Ша, гнём! Шаг огнём! Ша, Гог нем!
Шаг конём и в пропасти канем.

— В Поти Клава да? — А где потекла вода?
Просто ватты, для вас простоваты.

Народ шал шёл у дивы, а псы у неё шелудивы и такая шаль
у дивы.
И поют славу Шеллу дивы и не дадут ладу шилу дивы.

Как нашёл жилу док, так стал набивать желудок.
А он у него не маленький жёлудь-желудок.

Обратился он ко британцу: — Как отдались кобры танцу!

Он обратился ко британцам: — У вас там все отдались кобры
танцам?
Войну вели кобры тайную, оплели Великобританию.

Сосчитать меня позвали, сколько-сколько же поз Вали.
А я всё туда и смотрел, где там паз Вали.

Музыки бурной пусть то ватты, но все они пустоваты.

Просто ватты те простоваты.
И пусть то ватт, но что делать если пустоват?

Явитесь! Я витязь.
Кусок яви тесьмы, кричи: — Просим, явитесь! — мы.
Явитесь мой и узор яви тесьмой.

Кричал ветер я вился, я вился и солнца луч явился.

Не любил яви «лис», к нему мздоимцы явились.
Суть явления — я не я, в лени я.

Можно голову помять не напрягая память.
Пена ли в пенале — на себя пеняли.

Редактор обращается к графоману: — Я же просил всего пару
слов!
Вы принесли мне доклад бы ещё!

— Ну, что вы, ну, что вы, зачем вам это до кладбища!?

Завязнешь в эти топи и ты! Услышав кличь: — «Книгами топи и ты!

Узнаешь кто такие-то пииты!
Друзей топи и ты, ох и были то пииты!

Расскажите не то о поэте — чего же ногами не топаете?

Завязли в болоте по эти?
Видать не то поёте и жульё не то поите.

Спит она свесив язык размером с питона.
Вон в ООН.

— Наш начальник уже с отпуска вернулся!
— Я в курсе дела.
— Ты что яйца нести училась?
— Чего это?
— А зачем же ты в кур сидела!?

Стрелять по сове то Вале — посоветовали.
Ан тип и Антип подняли антипод дня ли?

На всех ржа веет и мир ржавеет.
И воет ржа вой от жизни ржавой, её зовут державой.
И тот в руке держа вой, щёткой их дёр ржавой.

Ржи веяние — твоё ржавение.
Лежал, ржав в лени я, неужто смех начало ржавления?

Едят живьём, где живём.
Где живу сплошное дежавю.

Просто та сплошная простота.
Заплатил пусть сто ты.

Пусть то ты, пусть то ты, но в голове твоей пустоты.

От простоты дошёл ты до простаты, ведь жизнь не знаешь
просто ты.
Простой? Вопрос простой.

Не видел рек лама, думал, то реклама.
Век сел там на вексель, в общем навек сел.

В облаках поп реет, а у него что-то попреет.
Не любил поп ралли из-за них его права попрали.

От срама Дана привет с Ромодана.
С Рамадана не далеко до срама Дана.

Сначала нас дождями затопило, затем лёто печку затопило.

А гнида в ресторане за то пила и выступала за топь ила.

От злобы как закипели, так песни казаки пели.
Перепутала коза арку и увидела казарку.

Вот Митт Ромни не предоставил метро мне.
Ах-ах, нам вобла к ах и мы летаем в облаках.

Народ, где нежный? Где день денежный.
Нано же, как пыль на ноже.

Живём, а нас старость съедает живьём.

Кучка стала эта пировать, а других стали этапировать.

Они радости исполнены. И с пол Нены песни исполнены.

И с пол нити песню исполните!
Попросту малого поп росту.

В прозе Вали вы всё прозевали.
Про за говорит проза.

Коль Ян курил кальян, там Курево Сити, он после шагает, как
по Марсу Куриосити.

Кур её Сити наблюдал Куриосити.
Что знают куры о Сити, то знает о Марсе Куриосити.

Портит муха меда, остался из Книги — Коран Мухаммеда, ну
зачем дали мухам мёда?

Да, мусульмане невинные — пьют напитки не винные, но дурь
курят и жуют, это их кураж и уют.

Сказала прочь и тать, и не хотела прочитать.
Под ковром не моет подков ром.

А тьмы свита из чего свита?
Из злобы свита света свита.

И песня света свыта и пресвитер пресс вытер.
Нога, да не наступит на гада!

Украшал кол лобок, но так распух — получился колобок.

Не голосую нагло за, надвинув кепи на глаза.

Пусть лупит, того кто наг лоза, его я не поношу и за глаза.

Говорила о клёве та ли? Или её оклеветали?
Он всегда за ту пил и мозг свой затупил.

Сдавал на вождение, это как наваждение!
Параду мать, сказала: — Пора думать!

Чхнули, не заметив уступ: — «Пчи! — вы, но от того не стали
уступчивы.
Обалдели мужики, крутят ус — тупы, когда у женщины таких
грудей уступы.
Нас трое вот и утро в настрое.

Откуда берётся настроение, когда от водочки у нас троение.

Нет деревьев во просеке и кому вопросики?
— Могут вопросы накапливаться!
— А почему они на «Ка» плюются?

Они называя тебя на ты каются, ибо на твой серьёзный взгляд
натыкаются.

Не говорит о том она, там стерео, а там моно, ничто не
добиться от Амана.

Атом манна для атамана?
Не говорит о том манна.

Мы ходим строем и Россию строем.
Религии вера это не черта, это когда в голове ни черта.

Она шла наготу колен даря по вине календаря.
Цели ком катился целиком.

На мужчину настоящего, я смотрю, как на крепко, на ногах,
стоящего.
Плывет волна людей строгая, по жизни детей строгая.

Он ногою, ударил Валю той, из-за ссоры с валютой.
Вал лютой катит валютой. Я валю той Валю валютой.

А я встретил Валю там.
И сказал: — Я деревья валю там, а они не дадут ладу валютам!

Мои книги вышли, ты мне денег вышли.
Вы может Байрон или вы Шелл, да за деньги томик вышел.

В ось мой был восьмой.
Ком мой стал комой, обернулся знак мой — знакомой.

Заняло соло мою, что шуршало соломою.
Пел соло май, а ветер шуршал соломой.

И занялся солом мой — играл как ветер соломой.

Испугался, ведь мой, познакомившись с ведьмой.

Домой пойду я с дамой, а побыв с дамой его домой и т.д.

Прямой — мозги промой и расскажи им про мой
Седь мой носил седьмой.

Какой имела сан Сарра, что По-фигу ей Сансара!
Как хорошо в снегу рачки ползают снегурочки.

Ой, не трогай запал цыплёнок — нам не дадут за пальцы плёнок.

Страха комок в горло запал, когда ты трогал тот запал.

Увидели твой стан да рты и разинулись на такие стандарты.

Ростом падре мал, тот, что на мессе подремал.
Сказала отче та: — Нам мало два отчёта.

— Шмотки от Пелагеи! — И что отче наш она отпела Геи.

Нашла дефект мать у гаммы посланной матюгами.
Бредила мать югами, а соседи её поливали матюгами.

Облипли Мотю гаммы посланные матюгами.
Ну и мать у Гали, все её матюгали.
Мать, юг — любил матюг!

У пани мания и нет понимания.
Видел, у пони Маню я.

Был ума пом. рачительного, добился результата
умопомрачительного.
Да, этот Эл весом! Эл вис сам вместе с Элвисом.

— Кто такая Бася и где закаляется? И у тебя закал Баси ли?
— Кого это заколбасили?

Сел за стол бы, но не пустили столбы.
Знают сто лбов крепость столбов.

В шутку — вшу тку. Мы в шутку, мышь утку — напугали Мишутку.
Мишура да! Оскорблять Мишу рада.

Пой муть и они тебя поймут.
Когда ты попадёшь в пойму, я тебя пойму.

Похмельем, раз вин чело, утро развенчало.
Был раз, вин чина и его слава развинчена.

От вин чина бездна отвинчена.
Я звено оно кричало язвенно.

Раз вина скажет разве на… вздулась раз вена, раз «раз» звено.

Если цело в Вале, значит: её только целовали.
А если целоваться это не значит, что цело в отца.

Разве от прав дива правдива!?
На Донце я щупал донце.

Спать раздетым всецело вались, несмотря на то, что все
целовались.
И демон стран ты и демонстранты.
И станы странны, когда суть тайны — сутаны.

Ой, демон стран ты, смотри как буйствуют демонстранты!

— Ты как рос? — Постепенно.
— А понятно ты кушал при посте пену.
Постепенно, постепенно льётся злобы на посте пена.

Построили не дом, а Анек дот, ну это просто анекдот.
— Я хит тёр! — Ну, хитёр!

Самиздат — сам из дат. Сам издал сам и здал.
Зашёл он издали, но его издали.

И здание рухнуло от издания.
Есть метод у слов нести свои условности.

У, словно ости торчат условности!
У, словно стих условность их!

— Да не смейся с иска! — Почему это я сиська?
Она удой мешала удой.

С вер этих сфер злобы атмосфер, от масс сфер, выходит
зверь, ему не верь.

Ива на… упала на Ивана.
И в Анны бывают Иваны, у неё и ванны принимают Иваны.

Там Ива Нюша и Ванюша.
Там Ваня ли они воняли.

Вол же живёт во лжи!
— Мы его осуждали! — А где его оса задержалась?

Каково у вас питание, таково и воспитание.

Разве тара пицца? Давай не будем торопиться.
К чему нам в тор опиться не будем торопиться.
Чашка чая на Торе пилась, так она торопилась.

Ах, труху полы сеют, хозяева их полысеют.
Не определишь по лысине почему полы сини.

Ясно по лысинам — не принадлежит поле сынам.
Туманы долы сеют и поля там до лысеют.

Пошли слова что пошлы, подальше их пошли, ты лучше не
пошли.
Увидено сколько лап тем, что он остался с одним лаптем.

Любил ты лапту и все лап-лап ту.
Столько было для лап тем, хоть хлебай их лаптем.

Тучи-тучи низко-низко и висит дождинок низка
Обед до ста Йен он съесть достоин.

Он сказал: — Однолюбы!
— А как это о дно Любы?

Он театрал — тёрлись те о трал, от стыда театр ал.

У, глупость ты, у тебя на углу посты?
У, там, на углу посты, наверно у глупости?

Врём Йенно, но временно, Ох и времена — мы врём временна.

Язык в ремень, но, врёт временно.
Эка роль э, король!

Террорист наносит пока рану, нам пока рано говорить по
Карану.
Пока рано говорить по Карану.

Он пошёл домой по Коран, но был террористами покаран.

Послали, прочь ли и вы не прочли?
Ты лихо не прочь и не посылай прочь.
Не кричи: у прочь и мир упрочь.

Хорошо не спеша, бутерброд с икрой пережевать и не за что
не переживать.
Вне мании моё внимание.

Он её словам внимал и просыпался в нём мал.
Его словам вне Мали иначе люди внимали.

Шли вы сушей, пускали дым с ушей.
Такие складки у шеи не видно ушей и…

Складку на штанах ушей не видать тебе счастья как своих
ушей.
Вспоминаю не море, а сушу, как бокальчик вина осушу.

Несмеяна. Он оставлен наг ревою и я на этом руки нагреваю.

Весеннею порою покрыты лужи парою.
Мы были классной парою весеннею порою.
Но не скучаю я по рою, весеннею, лихой, порою.

Кому же яму я порою!? Не оказаться б там порою.

Весною порою лужи паруют и этим влюблённых, верно, паруют.

Исходит вверх тепло парами и солнце светом бьёт по раме,
восходят души парами, и летит пар арами.

Любишь ты Раду — люби и тираду.
Набрался дум мой, что будет там с Думой.
И с думой любил езду мой.

Матом раз при мой!
Что там было раз примой — читает распри мой.

Плохое дело распря, мой и не будет раз прямой.
У прямой вид упрямой.

У примочки бриллиант при мочке.
Нужны примочки для примочки.

Я вписался в поворот, так что открыл повар рот.

Реке, где виться? Где купается девица.
Там река Уда вилась, где девка удавилась.

Как не удивиться водились бесы у девицы.
И рыбак там к уде — вице, всё выпрашивал у девицы.

Дело было год, но, куда оно годно.
О, дно, в мире одно!

Одна Женя, увидел две Жени я и дошёл до движения.
Был разговор об Га жены, которые слегка обгажены.

И Бога дели, ибо гадили, и труд Бога делен — от богаделен.

Наде лён — голубым наделён.
О, берегами, пользуйся как оберегами.

О, бери гаммы и пускай берегами, пусть будут нам оберегами.

Живо тот обводнил животок.
Берег уды вился — так что удивился.

Предоставлен берег удам, но я берегу дам, я дам берегу тех,
что видел на берегу.

Несут похлёбку по хлопку. Лишь по хлопку ту есть похлёбку.

Не прочтёшь живо том, если страдаешь животом.
Что-то съел животик и нервный вызвал живо тик.

Я уверен, что это каламбур: пожаловаться на то, что по жало
у отца.
А она рожь пожала у отца, а другая руку пожала у отца и
некому ему пожаловаться.

Скажи: — Выкипи! — иди ей, и не занимается Википедией.
Он сорвал веку с Ветлы и разгонял облака, что светлы.

И чья то плева, которой не хватает топлива?
На то плеваться, как будет натапливаться..

Ать, два, ать, за меч ать, если кого буду замечать.

В том видел поп: азы, уют, когда ангелы по позируют.
И всем позируя, видел по паз Иру я.

Беременность диагноз — ночи рвот — точный, он как процесс,
но червоточный.

Вот имел уж кум коль ум бы — не сел бы он в эти клумбы.
Нужен колу ум бы? Колумбы обошли все клумбы.

Едут все на Мекку, но нет на свет намеку.
Зловещи зла вещи.

История нелепая не дали Неле пая.
Она деталями налипает и видит ноли поэт.
А художник наляпает, может он ноля поэт.

По сведениям, по другим не хватает подруг им.
Ночи сток ровный, но чистокровный.

Прожить ночь — уметь, прожить, но не чуметь.
Но чумак ел ночью мак.

Век, нацарапать он остер винила, так что публика остервенела.

Рассуждая о стерве Нила, публика остервенела и «Остёр вы!»
— ныла.
Холлу и… нравятся, и холуи.

Класс там к ластам, все потоки к лести — померли клесты.
И листы так илисты, и черны листы, может лис ты?

Что ты скажешь на «е» Дине, оставшись с ней наедине.

Он воскликнул: — У, праща ли! Ею полёт камня упрощали.
Наверное, что-то плохое наделала вам буква у?

Что вы в рассказе всё так упростили.
Вы у прощали и жизнь упрощали.
И мы у простили — мы всё так упростили.

Наклейки с тары уже стары.
Горе снилось горе. Ор лам не нравился орлам.

— У них было что-то с горлом, когда они увидели, как падал с
гор лом.
Её с одра ли содрали?

Если горланить, всё равно не выйдет с горла нить.
Гор лан, нить эхо, если горланить.

И скала ласки искала.
Ты ещё рот не разжала, видела тот ты раз жало.

Молода и рожала, и не то, что рожа Алла, у которой рожа ала.

Гроза кругозор Вов, сужала и сверкало во всю жало.

И тот кругозор суженный, не шире чем мой суженый.

Шла зоря рассвет рождая, а в степи лишь рожь да я.
И буква я звучит, когда уму он язв учит.

Говорят, вы круты асы!
Странны ваши выкрутасы и замазаны в икру тазы.

Скала громадой высила. Скала вы сила! Скала вы с ила?

О сябра не я приглашала на собрания.
Да ров полон даров.

Такие гор ш… куражи! Видал гор шкур рожи.
— Ну, разве у кур ражи, зато какие куражи!

Разве свёрток сохраняет с вер ток?
С вер чувство им сверчу с твоим.
С вер тело саван свертело.

Серная кислота, это что из серны. Сэр сер, не, ездит на серне.
— Смотри следы серны! — А как ты серу определяешь?

Вышла скачка с качки.
Носила коза очки казачки и заблеяли увидев её козочки.

Скажи оптовику: — Не бей об то Вику!
Поп то Вику узнавал по оптовику.

Ас травку предназначил островку.
Разыгрался остро вкус и понравился его островку ус.

Понадобились островку силы, так дурость на нём они остро
вкусили.
Имеет ость ров, но он не остров.

Показал ость ров, когда на нём показался остров.
Он ощутил остро вкус, когда превратил остров в кус.

Было весело и дурость ничего не весила.
Имело вес село, плясало весело.

Село глаза завесило — пошла за вес сила и от аза весело.
Высь села! Вы сила и темень злобы высила.

Не знал какая гид эра и какая укусила его гетера.
А джигит — эра! Ему ад же гетера.

— Да ну его! — Точно купать в Дону его!
— Красота не у мата! — А почему не ума та красота?

Пар ни шкура и кричал парнишка: — ура!
Пот и пар, ну, шкура и кричат: — Парнушка ура!

Не сдержать мешку мишку, утаить в мешке, можно, мышку.

Поместилась в мешке: мышь, кура и кричим мы мешку: — ура!

Не мэр рыло, его не мерила, с ним никого не мерила.
Не мэр ярило, его не мерила.

Ито не из Мериме, и то не измеримо, а кто там из мэров Рима.

И те идут незримо, и то не измы Рима, о то низ Рима.

По мести его в психушку помести.
Поместия сжигаю по мести я.
Помесь ты я у нас нет поместия.

Переставить заставили Мотю бочку, а он попросил поднять,
мот, юбочку.
Подашь Любочку — вина подошлю бочку.
Любо очку видеть Любочку.

Ну, что ж и козе нужно мира от Казимира.
Ей мало ВИЧа, то чернота квадрата Малевича.

Не насторожились бы уши б отца.
Ушиб отца, не надо было ошибаться,

Жизнь постыла, нужна пастила.
Как сладка пастила — она так постила.
А вдруг это пост тыла, а вдруг это пост ила?

— Кому хорошо от труб Била?
— Да, хороший кусок она ему отрубила.
От рубина кусок отруби на.

И труба уже оттрубила и труба утру была.
О, труба ли пищала, что отрубали?

Зачем пот трудам, тебе я по утру там.
У вас там Гер труда, а у нас Гертруда.

И труба так трубила, и кому от труб, хорошо, по утру было?
Утру па не пляши у трупа!

А кто-то с большим поворотом пробивает по воротам.
А повар роты, только и наши повороты.

Летел луч чаном, такого не хватало луча нам.
По закрытым воротам — встречали вора там.

И всё было по вору там и предпочтенье отдавал повар Рутам.
Но разве по ворам судят по поварам?

Матом дома гни та — прямо до магнита.
Сказал маг ни та, это не вина магнита!

Стоял маг ни там, на радость магнитам.
Маг ни ты, это сделали магниты.

Магистрат или маги стратили?
Маги чешские магические?
Когда магия маг и я.

— Сказал маг мою. — А что он делал с магмою?
Маг мою облил магмою.

Я видев крыло мига ли, я увидел как все от грохота мигали.

С фонариком мы Галку приняли за мигалку.
Мы гаммы испортили Мигами.

Нас Мигом манили, а мы гомонили.
Мы Гале всё мигали.

— Не дам ладу я дровам!
— А зачем ядро нам? Бери ядро себе, а ладу нам!

— Не дам ладу я дровам!
— Не нужны ядра нам. Ладно, оставь ядра себе, а Ладу нам!
— Какую вам от меня Ладу?
— Но, ты сказал: — «Не дам Ладу, ядра вам!» — а нам ядра не
нужны.
— Как далеко брошено ядро вами?
Да заведую я дровами, а откуда вы знаете?
Видел я дрон — ух и ядрён.

— Запрещены проблесковые огни Думой.
— Выкинь ты эти пробы лесковые, а гниду мой.

О гниду мою, о гниду мою, на зажжены огни Думою.

О, гнедым — огни, дым. Огни да ты — огни даты о гнида ты.
С огнём мы всё согнём.

Чем богаты огни дамы. Там мелькают огни да?
Огни да огни! Огни да? О, гнида!

У него был конь гнидой, а он был гнидой.
Ты матом гни да и будешь гнида.

Бегут огни до, ой конь о, гнидой. О, гнидой не будь гнидой!
Гни дым и будь гнедым.

–»Кругом христопродавцы!» — кричит проповедник.
А потом резко, кабы обращаясь к женщине напротив:
— Прадают… почему жа, почему жа?»
Женщина испугано: — Я не продаю мужа!
— Да не о вас речь и не о вашем муже.
— Как же! Вы только что, обращаясь ко мне, спросили: –»Продают
по чём мужа».

Всё равно почему же ей и продают по чём мужей?
— Не дома ль чека?
— Какому ещё не до мальчика?

— Я шлю за Валей.
— А где вы шлюзовались?
Я шлю за вал, где баржу шлюзовал.

— От какого зова Люсь, я с тобою завалюсь.
От Шлюза вальса от шлюзовался.

У дерматолога на приёме.
— Врач скажите, что такое рожа?
— Ну, это когда пиво без нормы пьют.

Шутка врача
У дерматолога на приёме.
— Врач скажите, какая бывает на попе рожа?
— У попа с бородою.

Извилины памяти помяты — пятишься на памяти помёты.

От слова пол чах — нет головы на плечах
И с крапаю иск рапою.

И ромбы бомбы ромбы тромбы.
У Чука и Гека том был — Гекатомбы.

Шло с ново, туго раз дело, вот угораздило — до гола раздело.

Понять, что-то силятся? Да что там ослица.
Нет там не меняют оси лица.

Не вкусна рапа ртам, под стать рапортам.
Сводки пора портам всё разложить по рапортам.
А портам быть с яблочком апортом.

Танцуют толстые туши, играют бравурные туши.

Во, рожи! Шурши, вороши, вор же тот сидит во ржи.
Вор же сидит во ржи, а ты не ржи, тот грязь не от ржи.

Тем одари до одури. Гнёт нас гнёт.
Пора бола — парабола.

Не в оспе тайны, когда люди не воспитаны.
Где вязкие битумы, где не на бит умы.

Под воду не пускай подводу.
Выли ли, когда воду выли?

Во дыми, воды мы, во дымы!
Во дымы! В оды мы налили воды мы.

По воде на поводе
О воду не биться оводу.

Во дамы плывут водами. Во, демоны рассыпали в воде манны.

Боялась очень и стук она, и шёл тот стук от истукана.

То арки новь, в ней сто арканов
Дочь арки дошла до чарки.

Боялась и стук канна, боялась и истукана.
И мы и со стакана создали истукана.

Из разговора в раздевалке на стройке.
— И что-то было по указке!
— Ой, боюсь, в чьей паук каске!?

Не любил мод ной.
Ел мёд Ной ложкой медной.

И она стала очень модной.
Одной предсказал ад Ной.

У проно, надо трудится упорно.
Гола сыны — голосины.

Мне встретится не довелось, ведь плохо в ступе давилось и
мысль не довилась.
Листву в лесу дави лось.

Ноли же не прицепишь на лыжи.
На лижи нанесенное на лыже.

Ноли же ты же на лижи.
А там угля залежи, но зависти губы залижи.

Его пороли и выспрашивали пароли.
Реп о, рта же в репортаже.

Грязь, ну, хамы и с грязнухами.
Показ у, хамы с показухами.

Пазуха не паз уха.
Показ уха не показуха.

Лозунг в парикмахерской: — Мы так стрижём, запорхаете
стрижом.
Сидит за зубами язык и заявляет: — Я зэк.
По арии соскучились парии!

Изба нано из банана.
Ох, и сделал Кеша фото по случаю эшафота.

Испоганен ковер котом, грозит ему хозяин коверкотом.

— У тебя есть пчёлы?
— Да, есть рой.
— А нужна ли гемма рою?
— Опять ты со своим геморроем.

Звука, по ушам, свис ток, если слышишь ты свисток.

Алло поэт, алло поэт! Вы угадали!
Он лопает. Алло пай-мальчик!

Ах! лопай мальчик шалопай, глазками не лупай, а хлопай.
Он такую продукцию осилил, говорят, оси лил.

И когда он вылил ось, во что это вылилось.
Выли волки, выл и лось и во что это вылилось?

А в арии и скрыты аварии.
Не жарь, а вари и не доводи до аварии.

Я зад ищу — в кусты затащу, затащу, пою, когда зад ощупаю, я
за тёщу пою, за то ощупаю.

Я говорил: — Попади в мишень ту! — Мане.
— А что это за мишень в тумане?

Её благодарили за мужество — такое было её замужество.

Как правильно? Женщина хотела побыть с час сливой или
женщина хотела побыть счастливой?

С час тли вой, которая хотела быть счастливой.
С часть ли вой, част ли вой?

Вы правите? Скажите вы!
Правы те? Может быть, вы их выправите?

Слетела маска с лица и она злится, что похожа на ослицу,
такая её ось лица.
Видали вы лица?
На которых злость может вылиться.

В стакан водочки долей и не путай пьянство с долей.
Сразу страсть ты одолей, а то станет, она юдолей.

Яблок тут у! полно моченных, для всяких уполномоченных.

На мокрое он упал намоченный, он был наш уполномоченный.

Говорили гуси: — Наше пение похоже на шипение.

Нашипели Канны как наши пеликаны.
Не вызывает шип пение, а только шипение.

У скота тропинка узка та. Колея у ската, не та, что у скота.

Разве к карам Зин причастен Карамзин?
Те рези — Терезе.

Ну, к чёрту ты попри Кать! Легко тебе меня попрекать.
Начал, как бес, поп рыкать — Бога попрекать.

Ходила в самоволку и отдалась сама волку.
Я сна не видел. Ясно!

Разве тот овощ поспеет, который на поезд поспеет?

Не забудем, про пахана, когда бороздочка пропахана.

А больницей пропах — хана, ах! она, ах! она — проба хана.

Отмотали слова от мата ли, от мата совесть не от мыта, имеют
мытари от мыта.

И говорят Адамы о даме — одами, что идём адом мы, а дама
прибрала дома Адама.

А ну, Пол, оскались и спроси, где брюки полоскались.

А пили ли вы сок и их самогон в довесок?
Методика всегда мета дика.

Смотрят в небо калы, рюмка не бокалы, а в рюмке неба калы.

Грела бок Ала, после выпитого бокала.
Прямо те на прямоте.

Говорил зав одной девице заводной: — Зови домой тропинкой
заведомой.
Сколько букв в имени ответите вы мне?

Сколько молока в вымени и что можно на него выменять?

На Пересе ленца действует на переселенца.
Меломанка — съедающая классный мел.

Там не суслики, а птички свили гнездо в аптечке.
У, знать, суть бы узнать судьбы!

Всечасно несчастный боролся не с частным.
Отдавшись всецело борьбе за всё целое.

Все цели все целы, куда же он целил, кого же он этим то
исцелил, что сплетни на истца лил. В жабу видно аист целил.

Ты в спор масла подлей и стань от того подлей.
Нужно мне не я, а ваши мнения.

В небе ль месса — не понять небельмеса.
Это тара Канн, а там таракан.

Проработает год, но, сломается, пиши годно.
Вы детворе ли добро, где творили?

А ты думать после того не стал бы, что вокруг люди, а не
столбы?
Приснилось Анне сто лбов, а не крепких столбов.

Сцена. С лица пот, по спевшему, хотел слиться, как роса, по
фрукту поспевшему и артист злится.

Пеняй — то пеня. И шутки пени целины от пенициллина.

В пене целина от пенициллина.
Устрой уст рой.

Ну, вот это самоволка!
Наловила сомов Олька и убила сама волка.

Не заставлял приз ту пить, но заставлял к состязаниям
приступить.
Спроси у оператора, разве опера тора?

И всего дороже то, что до лица, а не до рожи.
Человека тоска скуёт, если он тоскует.

Какая поза была, я позабыла.
Накоплю я, зло на каплю.

Факт: У курящей бабы не горло, а дымоход.
В оспе, Ване я, вопил от воспевания.

Пуст иней, что делает лес снежной пустыней.
И пит ром и Петром.

Страдал Гер манией — звалась страна Германией.

В Зимбабве виноват не гром, не грамм, что белый стал
«негром».

Я видел негра модного, неграмотного и не храм одного, просил
не грамм от него.

Подводила Колю честь, придавала его характеру колючесть.

Не беспокоит Ваню честь и слов его вонючесть.
И надо бы вонь учесть, и для того онучи есть.

Во, онучи! Также вонючи, по ним иди вонь учи.
О, град, но сколько в нём оград.

На град не заработаешь наград.
А дурень то, что наг рад и не требует наград.

Разве вина града, что сок бурлит от винограда и вы награду
не выбьёте винограду.

Не портит сок три — сою, выпитый с актрисою.
Про свечи Ване говорило просвечивание.

Под навесом, под навесом, нам открыты нови асом.

Он шёл будто невесом, он брал лёгкостью не весом.
Он массой брал, как в Неве сом.

Он брал не весом, брал не весом, ведь вы повесу не
оцениваете по весу.

И подсчитано лаве Асом, потраченное ловеласом.

Восклицание: — «Э, фирма феи — не эфир мафии!»
Пришли те к Васе ли, что хорошо квасили?

Хочу ток, хоть чуток, ко всему он чуток, но страдает от чуток.

Бог считать шёл ковы, вот и черти как шёлковы!

Разбрасывать стал бес ковы, вот и люди бестолковы.

После ссоры у примочки на лице примочки.
В виде лени я — изучал выделения.

А я в Африку долечу и больных там долечу.
Хоть бы у них было доли чувств.

Щетины ворс — лицо амфас, а это вор … с другом кричит вам:
«Фас!»
И виден форс, акт этот фарс.

Увидела Мара конец — его держал, в руках, Марокканец.

А я вчера любила овчара, а он подлил мне в чарку!

И я любила его овчарку: любовь плутовка зла, под этим делом, полюбишь и козла.
Если полон ролей бус, то это троллейбус.

Подхалимы столько ума «сливают», пока начальника
Умасливают.
Кто разглядывает поэтику с точки, только вот по эти кусточки,
чтоб перемыть поэтику косточки?

Ты на спевку оде клон дай-ка с запахом ада Клондайка.

Если рассыпана соль вами, то познакомитесь со львами.

Стал бук сиром, пополз за буксиром.
Если сложить бук и сыр, получится буксир.

Ковал эру кавалеру, подковал кого — Валеру.
Ковы ль эра кавалера имеет много ков Валера.

С лотка Валеры устроили слёт кавалеры.
А ну бог вали Ра! — так сказал Валера.

Они пришли без пар до Ноя, а Ной спросил: — «Что за толпа
беспардонная!»
Пустил бес пар донный, такой он был беспардонный.

Варька вбежала в арку, она забыла включенной варку.

Забыла варку ту и поедет на Воркуту.
Очень рад вор куту он оттуда видит Воркуту.

Кому предъявлять нам иски, чтоб претендовать на миску.

Претендовать на миски но, это ведь мисс кино.

Рассчитывал на слух, надеялся на слуг, удивлял нас луг, он
был к нам не глух.

Кто такой старожил это тот, кто с пустой тары жил.

Бегать по луне — воля, но вот скафандры это полу неволя.

Сколько по луне дуг чертит полу недуг?
В полу не… а туалета нет — бегай по луне.

Катаклизмы — кота клизмы.
Удали эффект удали.
К 1901-2000 стр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *