Каламбуры 1701-1800 стр

Мыла мыски Ева и мы с Киева.
Миф и чешский — мифический.

Комик коми чешский, очень комический.
Отряды корми чешские — во дни кармические.

Дайте Симе три чешские вазы, чтобы были симметрические.

У Аси гнация за ассигнацией.
Ас их нацию продал за ассигнацию.

Вы я с ним — отношения выясним, пока ещё его выя с ним.

Яблоко ранет, на голову упадёт — ранет.
А в сенокосе сосредоточены все на косе.

Подвыла и подвела. К нему по две ли подвели?

Манит их восток, вертится и хвосток.
У тёти вой — натянут тетивой.

На халяву увёл нахал Яву и это было наяву.
У халявы ухо ль Явы?
У халвы держали востро ухо ль вы.

А может, держали востро ухо львы?
Что как горилла ухал вы — у халвы, у халвы!?

Прошёл пан то мимо вот и вся пантомима.
Роскошные панты мима изображает пантомима.

И скажите и исказите, что от иска азы те, и скажите ли, что
страдают от иска жители.

Заиграют не свирели, а трубы те и вы скажите, как отрубите.

Она нашла при воре жилу, она его приворожила.

И потом при воре жила и тянула с вора жилы.

И при ней бесов свора жила, и вся свора тянула с вора.

Не настанет за час тишь, если даже ты в гости зачастишь.

Не было у нас морок, так появился насморк.

И доставал нас Марк, говорил, что всё идёт на насморк.

Ум осла — носить огонь у масла.
Ум осла найдёт свойство тушения у масла.

Работает ум осла, на то чтобы снимать сливки у масла.

А рабы говорят, арабы. А рабам пора всё делать по арабам.

Сказал Эдгар По: — «Арабы злы, добру их учить пора бы.
Маты вам летят мотивом.

Войти в долю бы и хвалить долю бы, съездить до Любы, чтобы
та рыдала, меня долюби.

Гуляли б вдоль лбы и плевали в даль бы, ты им мораль
вдолби.
Им что вдалбливать, что вдаль блевать.
Вам дал бы — даль бы, да лбы их долби.

Она ему за катет, такой скандал закатит.
От пленума до пленума — плен ума.
Кого потёр Гари Потер?

Мечта теля выйти на мечтателя.
Достал меч тот теля и убил мечтателя.

Кто за пазухой меч таит о хорошем ли мечтает!?
И его мечта тает.

По стихам будет её пасти хам.
По стихам определяет размер пасти хам.
Любил пасту хам, он её продавал пастухам.

А ты не кушай пасту ухом, а будь лучше пастухом.
По слухам улыбался послу хам.

А слухам верить, верил ослу хам.
Ходил к олухам и пил там колу хам.

С собою её оба брали и по пути обобрали.
Летит о боб — ралли и бац об лоб крали.

И как ты относишься к ралли, на котором, все ворюги крали.

Он с рамы показывал срамы.
А он ко лбу поднёс колбу.

И мосты не навести, и добра не навезти и не будет нам везти.

А сплетни не вести, их не весьте невесте, от них может не
везти.
Играет у Клавы сын, ему подарен клавесин.

Под глазами у Клавы синь и отходную играет клавесин.

Окни иго о, книга!
Окни иго печи Тани и о книгопечатании.

О книгопочитании — эксперимент: горит ли книга в печи Тани и…

Загадка: Что имеет два ключа и не одного замка?
Ответ: Нотная грамота.

Загадка: Какой ключ потерять нельзя?
Ответ: Лесной ключ-родник.

По палочкам попало очкам и всё по полочкам, выложил поп
Олечкам.
Уснув по полкам, солдаты едут по полкам.

Мы тебя в воду окунём, чтобы почувствовал ты себя окунем.

Зачем папеньку тягали по пеньку?
Убили пана гирей и пели панегирик.

Сколько у пана гирек, они на него упали и ему пели панегирик.

На пиру свобода перу, а перу, то оперу!
У меня сомнения, что имеет сом мнения.

На черта тебе сдалась а! та девчонка с Давоса?

А пора всему опора, то пора игра тапера, ну как суп из топора.

Подбавь парку! Пусть температура поднимется на градуснике,
а затем требуй награду с Ника.

Он не получив награду сник и нечего пенять на градусник.
Смотри на градусник! Он на градус сник.

Поставили пару сыну за лопнувшую парусину и сказали:
— Катись по Руси ну!
Они искали пару сыну, говорили: — Распарь усы ну!

Есть три плюса, а может, треплюсь я.
Первый плюс: — Я сплю сам.

Второй плюс: — Тороплюсь я, а в-третьих треплюсь я.

Без толкового словаря, наберёшься много бестолкового.

Говорят: — Надо избавляться от всего бестолкового!

А как же мне быть, если я не могу без толкового словаря?

Колбаса снится колбаснице и химику колба снится, полная
колба аса.
Ты то! по раме не стучи топорами.

Была б судьба прав иною, то не стала б жизнь про виною.

Нужна ли Коле баня и прочие колебанья.
Говорила папе Руся, говорила о папирусе.

Ода лени её перин одоление.
Пела о доле она и нами одолена.

Не приходи о, бес! до Лены, мы и так обездолены.

Ода Леля нас одолела.
У них жена — унижена.

Чем там дёрево прищепили, что на нём сок прыщи пили?

Мы не спешим и тебе вину не спишем.
Я по Йене сею деньгу по Енисею.

Он вспоминал лоск кота ли, которого гладили ласкатели.

Любит игры масса, на лице похоть и гримаса.
Эки замены: армия на экзамены.

От безделья попы ткали это искусство, его попытка ли.

А ты такое отколи, когда получишь письмо от Коли.

И ты расскажешь про то Коле как вы писали протоколы.
Знает про ток Коля у него во рту проток колы.

Она хотела попа ласкать, но не знала, где рот пополоскать.
Куда она попала с Катей!

Надо мозги пополоскать ей, придумалось попа ласкать ей.

Он возьмёт меня с собой и познакомит с той особой.
До ста Вили удовольствий доставили.

Захлебнувшись, он усоп ли, искав конец у сопли?
На промысле не забывай про мысли.

Воздвижение, за то, что принял воз движение.
За пятою строкою всё не кончится запятою.

Учитель на ногу припадал, но урок сидеть нам преподал.

Нервы это не рвы, нервы ты не рви!
Док умен ты, портить документы!

Было врага отражение, не осталось от него, даже в реке
отражения.
От рожи не я, имел на стене отражения.

На голову брили, на ту, что обрили и голову брили, и надевали
брили.
При корнете корни те. Они покорны по корни.

А пара тура мычит как аппаратура.
От долга часть долга отдавалось долго.

На что буду опираться я, после как пройдёт операция.

Обе Тонички сплетничали о ботаничке.
У ботаника оба тайника.

Я сегодня не болею, я приглашён на бал ею.
Да ром не пьют даром.

В желудке пой манная с неба пойманная.
В желудке пой же манная, как баба жеманная.

У крыши есть покаты, о них и не узнаешь, не свалишься пока
ты.
Платья же всегда красны в платеже.

Док умён ты, но где документы?
Три стана было у Тристана.
Манит не Зинка, а низинка.

А занимай посты жена, но не открывай пасти жена, а то скот
будешь пасти жена.
Не давай пасс ты жена, чтобы не была постыжена.

Не пасти же мою мечту не постижимую.
А вы брошюру поменяете на вибро Шуру?

Она казалась не постижимою и говорила: — «Мечту не пасти же
мою».
Врежь и ссора выльется в режиссёра.

Под липою я к ней подлипаю и подле пою, хорошо быть подле
пая и я сейчас подлопаю.

Мила морда у милорда и ему мила орда.
У милорда миллиарды, до милорда мили, ярды.

Дьявольские отрасли и роги отросли.
В одну ночку ходил я в одиночку.

Я в болото моды грузла и узнала игру зла.
Призы день то, провести у президента.

Чья опора ты и чьи это аппараты. А пора ты аппарата.

А пара де мечтает о параде.
От прав лени я придумал отправление.

В глазах у нас троилось и нам казалось, что много домов
настроилось и население на счастье настроилось.

На одежду положил Надежду.
Надо же это Надю же, на этаже положил на это же.

Благо СОС таит, если при ублюдке благо состоит.
Забёг я ловко в забегаловку.

Только натянуть у кукловода проба лёски и уже у марионетки
в глазах проблески.
Увидала Дора Гога и приняла его как дорогого.

Он дорогою играл с дорогою.
Ого! Лена твоя задница оголена.

Напала на папу оса, наверно думала, что напала на папуаса.

Обидел папу ас, сказав ему: — Вы папуас.
Он начальник по забою и у него поза боя.

Праздник, с рабом, устрой с твоим и расскажи его устройство
им.
Начну юмор — приходит в пору ночную мор.

Встретил я на Пересе Ленца, он был похож на переселенца.
Да на Пересе ленца действует на переселенца.

Она стояла около ситца, на котором рожь колосится.
Косила око лисица такая вот околесица.

Во саду ли Васю вдули? Изогнули его в дули.
Ясен как аз — аса дом, не за рощей, а за садом.

А в саду мы и аса думы. Ход ясен — посажен Ясень.

Хор салажат в учительское соло сжат.
Он учит салажат за обе щёки сало жать.

Человек подметил, что отрава жидкости под метил.

Что взять с католика? У них под маской скота лики.
Врага согну в рога.

Ветры лихо дули — для грёзы это ли ходули?
И получила лига дули. Это ли гаду ли?

Изображать начну юрода — раскрою подноготную ночную рода.

Выберу путану ночную белей и с того начну юбилей.

На огонь обезьяна негодует и что силы на него дует.
Наверно у неё с огнём дуэт.

Обезьяна на благо ухает, а также на то, что благоухает.

То по лицам полиция дала ход палицам.
Взял палицу и оставил след по лицу.

Произносила корова в минуту по разу му — талант видать по
разуму.
А ты от сна укай вместе с наукой.

Исходила из прав Люся, говорила: — Исправлюсь я!

Ты скажи мне смело чей, день состоит из мелочей?

Мысли раз не мытые, то и бредом размытые.
Наше и на шее.

Сумочку из кожи на… и скажи на… от иска жена искажена.

На ножке уж последний груздь, осенняя навалит грусть, берёшь
бутыль, где бродит гроздь и добавляешь душе груз.

О твари! Какие скрыли отвары от Вари, от вора не скроешь
отвара.
Это дед вора кричала детвора.

Такая страда Вари — у неё охота за скрипкой Страдивари.

О, твари! Отвернулись от Вари, так ты им отвары отвари.

На тарах тело тарахтело.
Раз Икара, раз и кара.

О сели, как тьма на голову осели. О сёл ли осёл ли?

Нутро осень их, ну, утро осени их! Осень НИИ их осени.

Осень и осени!
О сень холодит тебя осень.

Осени их осенних, на благо осени.
Там с пол зла тень сползла.

К эре сини керосины. Керосин к эре синь.
К эре сини жгли керосины, готовились к эре сыны.

На воде к эре сына радуга из керосина.
Кара сыны, газы керосина.

А это вести ли? Нервы стыли — не рви стили.
Вот то вести! Не знаешь как себя от них вести.

В детском саду воспитательница говорит: — Посмотрите, какая
Алла!
Девочка отвечает: — Я как Алла, я как Алла.
— Ну, молодец, покакала иди ещё пописай!

От парчи и злат то порчи.
А в нутрии то порча, когда сверху парча.
То парик его портит топорик.

Пар Ноя и море парное. А пара Ноя это паранойя.

Вспыхнет копна сена та и сгорит как совесть сената.

Почувствовал малины вкус ты, когда зашёл (в колючие) в кусты.

Ослабели осла бели.
О сна стили, чем их оснастили?

— Она пасла осла посла.
— Это что же посол осёл?
— Нет, но он из Осло.

Накурился век гашиша, а эра плана и отвалилось крыло у
аэроплана.
Она с нарядом летела с магазина снарядом.

Потом к ней пришли с нарядом и услышала она храп с нар рядом.

Такие были сны рядом и говорила: — Видала свой с нар я дом.

Долг отдав лени — я, принимаю таблетку от давления.
Долг отдал Лене я, теперь от неё отдаление.

Разве атом манна, для атамана!
Говорит о том манна, что хороша она, для атамана.

Ещё с охры Нила она память сохранила.
Любовь! я сох — ранила.

Она так жалобно завыла. — «Вы оба хамы» — заявила.

Их с пол оборота завела.
Зовы Вани я назвал: «Завывания».

Они схватились за вилы и разрушили её виллы, ибо в обман
она их завела.
Вы году отдали выгоду.

Э! ври дико Эвридика и смотри не навреди-ка, греши на веру
иди-ка.
Розги ль даю — разгильдяю?

Легка пантера на броски и я с неё пишу наброски.
Дождь покапал и лил на землю пока пал.

Отдало предпочтение гало актику, при котором оно окаймляло
галактику.
Любовь Гали к тику испортит галактику.

В зале царств про царя поют, это же на скрижалях
процарапают.
Я зону чую и тут заночую.

Поэтому: неграм кость, а не громкость и виноват не грамм
проглоченный негром.

Болельщики вратаря так голубили, а за попущенный гол убили.

Раз дети родители раздеты.
Подвала сок тёк под волосок.

Ехать на осле до Вали, этот транспорт и наследовали.

Продавец к пепси-коле у нас лёд давал и денежки за воду
унаследовал.
У тебя жора в лике что-то от журавлика.

В пустую, разве мало, деньки тратят, когда молоденьки?

В ритме ври тьме! Ври тьма! не собьёшь с ритма.
Азы арены и искусством все озарены!

Ас то Вася — оставайся! Оставь Ася — оставайся!
Полежи с ней — вспаши поле жизней.

Характер разговора уместного у местного музея.
Про свет говорил просвет.

Только во! проспи явку!
Поставлю о тебе на собрании вопрос пиявку.
В мозгу мечтателя — мечта теля.

Кто, в каком одеянии говорит о деянии?
Где я не я, там деяния.

Накупил крестов и ожерелья, а друзья сказали, что ожирел я.

Ничто против Ники наши противники.
Теза, что те за.

Как она могла его обмести!? И он думал об мести.

Маг искр это магистр.
О пире мечтают в опере.

Не настал ещё миг рабов — покорных микробов.
Лежали девки навалом и она в алом.

Улетел, мал чиж, а ты до сих пор молчишь.
Алик сея, что-то спросил у Алексея.

Оптимизма с Канн долили, всего доли ли и скандалили, и
скандалили.
Болтались на ногах цепи с кандалы, это были ваши скандалы.

С Канн до ламы поехали с кандалами.
Укора тишь ты жизнь укоротишь.

Сыро, рано, но на коне Сирано, он же с Ирана и для него нота
си — рана.
Замер зая — замерзая.

Шли дамы садами не мечтали о Садаме и познакомились с
адом с Садамовским садом, да говорят, то был Содом.

А может: убежал за дом, чтоб не страдать за дам с пышным
задом.
Садам сказал я вам задам и повернулся задом.

И сделал страну Садам не садом, так познакомил он людей с
адом.
Отнял хозяин и запер шило, и от обиды в горле запершило.

Мы с Леной шли тропинкой мысленной.
У неё от корма выросла корма.

Не будет Бах Ромой, не будет бахромой, но может быть от
старости Бах хромой.

А ветер бах рамой, и трясёт багром мой.
Ба, а гром, как о корыто багром.

А хромота как грамота, льётся охра мота.
И песня о храме та и грамота игра мота.

И грамм мота тоже учёба и грамота.
Увидев око Леля и девки, околели.

Приснилась Лима Наде, купалась в лимонаде.
Набили око Наде рассказом о Канаде.

О, сколько окон ада не крикнешь о Канада.
Умыть бы око надо.

Ты задержался о Канаду, так не спрашивай, сколько окон в аду.

Тока надо? То Канада. Кон ада не Канада.
Не выдержала Канна ада вот это канонада.

Не отличить от Канн ада и кричит тот Канада.
Не оторвать от Канн ада.

Сколько окон ада, не кричи о Канада.
Накрасить око надо, и крикнуть о, Канада.

Ока Лене бьётся о колени. Покажи-ка Ленка Коленьке коленки.

Мечтал объехать вокруг света, но женился и осел.
И хожу я вокруг Светы как привязанный осёл.

Пришла любовь! Все девы «за»! За смысл этого девиза.

А смысл этого девиза: где виза, там все девы «за»!

Я эти пакости вынесу Эллы, ведь она как президент Венесуэлы.

Матом попри калы Ватсон — метод поприкалываться.

Он был очень простоват. Позабыл про сто ватт.

И начал просто приставать.
И можно так при ста выть.

А предпочтение просто вате, эти люди простоваты.

Усилитель, пусть сто ватт, а этот парень пустоват.
Этот парень простоват, этот парень просто ватт.

Я слабый пол учу и удовольствие получу, когда пойду с ним по
лучу.
А лучу не надо есть алычу и он не требует от Аллы чувств.

Композитор задаёт вопрос: — Как можно заработать на гамме?

А ему отвечают: — Для этого надо хорошо двигать, этими
самыми, ногами.

Даже пословица пошла: — «Ты не путай свою половинку с
государственной».
Ой, я вшею ну их в шею!

Ветерок пахнувший — чем-то пахнувший. Полон пах ну, вшей.
Ну, их в зашей.

День освятил перлом утро и оно засверкало перламутром.
Пер лам утром.

и столкнулась, и была брошена, что довело аккумулятор
до саморазряда.

Летал сам ара зря да!? Что довело его до саморазряда.
Алла я вся алая.

Эти вот калы воткали вот к Алле, удобрение у них калы.
Калы любят калы.

Разве величиною век с таз, но он нас ввёл в экстаз.
А лом был в алом.

Строителей подключи, чтобы сдали всё под ключи.
Улик не требует улик.

Дрова сделай с палицы — пусть в костре с палится.
Зло вылезло и выло зло.

Ты не смейся с Оли, а то насыплет она тебе соли.
Власти в долги не влазьте.

Браться за ум, это не значит: хвататься за голову.
Сов семь прилетели совсем.

Ты смотри не простынь — подстели там простынь.
Тост — поддержка алкоголиков.

В чужом белье пока рылся и злу их покорился.
Солистка — жена в пору засолки.

Ведь структуру метала видно по каленью.
А пока ленью жить поколенью.

Учили выпь «летать» и зигзаги выплетать.
Он за пальчик принял запальчик.

Пантомима — мелькали панты мима.
Не вира зима, что невыразима.

Посмотри, это пасс Мотри.
Негасимы как нега Симы.

Не газ и мы — нег оси мы.
Пострелять — пострелят.

Умно жили и род свой умножили.
Умно жали — урожай умножали.

Поправ права входило правило, что подпольно нами правило
и вокруг пальца провело.
Эта часть от правила на тот свет его отправила.

Кто по прессе кается — вовремя пресекается.
Прессы на ком пресс — нужна водка на компресс.

Пресса не выдержала пресса. Пресса замолкает от пресса.

Боль тали от болта ли! Но в больницу идти отболтали.

Он был занят странным спортом, он насобирал множество спор
ртом.
Не спорь Том! Там люди заняты не спортом!

Наш город был с портом и парусным владел он спортом.

Ии шёл всегда спор там, что нужно с пор ртам.

Если надо протирать поры спиртом, вот с открытым и спи ртом.

Ругань это спор ртом, для тех, кто не занят спортом.

Не пускайся в спор о том, что в животе вспоротом.
Слетает с пера том с пиратом.

На лице грима масса — не лицо, а гримаса.
Но любят игры массы, колдовство и гримасы.

Масса Жора — главное для массажора.
Отклонятся брать от клана яйца.

От клона клана кланяйся.
Он ходил с котом и всегда был скотом.

У нас в больнице могут так отлечить, что больного от трупа
трудно отличить.

У, видел зад я вола и принял за дьявола.
Оды чела и она одичала.

Мужчина при правах разбирался в приправах.
Когда одни пророки — одни и пороки.

В твоём рождении вини отца, вини мать, особенно отца, что
не хотел вынимать.

Счастье будет с нами, когда мы объяты снами.
Отписка от писка.

Прогресс Ивка! Под тобой пропита прогрессивка.

В Сену ли канули все нули?
Скорый на опоздания.

Разочароваться пора в Нине — по ней я ползаю ну, как по
равнине.
Давал отец зарок: не ругать чадо за рок.

Чепухи наслушался гипертоны я и началась гипертония.

Или таблеток съел гипертонны я и началась гипертония.
Облил гипюр тоник — его вылил гипертоник.

Не из-за дождя трава стелется, а оттого, что на ней телок с
телицей стелятся.
Смеялись с тел лица, что начали стелиться.

Они со смеху выпали, советуя ему: — Сухую траву выпали, а
грядку от бурьяна выполи.

Исследовал игру сна, а жена его печальна и грустна.
И грустен — не различил игру стен.

Не поддерживали игру стили и создатели хмурились, и
грустили.
Поговорим о деле, что они на тело одели.

Будет СОС с лужи виться! — плачет сослуживица.

Злобу умы не раз таили, потому льды зла не растаяли — у
пропасти не раз стояли.

Не ломает гром кости, так вянут уши от большой громкости.

Потому, что не дал Господь совести и грамм Косте.

В пасте пена образовалась постепенно.
От снега степь пенная белая степенная.

И потому на шаре ад, что святоши по душам шарят и катят
шары в ад, и не готовы до шарад.

В стране той, где шариат — воры по карманам шарят.

Выросла корабля громада и пушки бьют, как гром ада.

Стук и багром по тазу ибо гром!
Пьёт и бог ром ибо стучит багром.

Гадания — изгадил года не я. На гадания подбил гада не я.

О, гневы — горите в огне вы.
И гадания, что не любит иго Дания.

От измены дороги — измены да роги и люди друг другу недороги.

Ужа снова я видел ужасного ужа с ногою, так что стало ужасно
Гою.
Дефицит по номиналу, но нам бока понаминали.

Сказал пристав ад, всего при ста ватт.
При ста ватт он стал простоват и стал приставать, и не
спрашивал про сто ват.

Повели тому не ходить по вылитому. Туда повели Тому.

Он его приспал и из рук его приз пал.
Куда мы угадили! Тут дамы всё угадили.

Если летаю на метле ни я, то не почём нам и тления.
А лени нет у Лёни шастать до Алёны.

Ведренный день это когда в голове ясно, оттого, что во рту
сухо.
Потому сухо во рту, что украл бутылку вор ту.

Грани души переливались за грани граненого стакана, причём
вовнутрь.
Ограниченный человек.

Ограниченная душа — органично вписывается в грани гранёного
стакана.
Хорошо быть ограниченным — Кремлёвскими стенами.

Концентраты в концентраты, а в конце траты и кон центра ты.

Судья валится — суть дьяволица это вал лица.
Мор мёл ада и все из-за мармелада.

Расцеловал бы до головы с пят Иру б Лёвка, если бы та
пришла с пятирублёвкой.

Рады зэки сну — аж глаза закиснут.
Те музы — тем узы.

У вас пламя нить может всё воспламенить.
На вас пламени теля прыгнуло от воспламенителя.

Народ весь замер производя замер.
За мэра не сделаешь замера.

Уже покрыла сыпь плешь, а ты маты сыплешь!
Такое ас выдумал, а с виду мал.

Пора док сальный творить сюжет парадоксальный.

Надо, руки умыли, так их надоумили.
Ну и ужимочки — изображали ужи мочки.

Они деньги проматывали вспоминая про маты Вали.

Навёл здесь бес порядки — оставил беспорядки.

И горечь — его речь.
О права! Закон вам оправа.

Ночью с завода несут все ношу. Наверное у них всеношная.

Не откупишься меди ценою оттого, что связано с медициною.

Меди цена — ваша медицина.
Из меди и цинка вся медицинка.

Кому мёд лить, кому медлить. Мёд ленно течёт медленно.

Где правит медицина, там хвори меди цена.
Медбрат сказал: — Мёд брать.

Намочила впрок Кура тура, об этом узнала прокуратура.

Не пошло в прок ура! тура и это узнала прокуратура.

Мечтал про кур Артур на радость прокуратур.
Я воображаю — во! Обь рожаю.

Говорил: — Надо сделать промер зла и узнать на сколько она
промёрзла.
Занялся мэр злой картошкой мёрзлой.

В русском языке есть буквы, которые заключены в одном слове
сто раз, это слова: стог, стол, стон, сток, стоп, стой, стою, стоя
и т. д.
Я не боюсь за стать — боюсь тебя с другим застать.

Старуха спрашивает: — Наскрести ли муки на хлеб?

А дед: Нас крестили на жизнь, а не на муки, но это муки, когда
хлеба нет.
Поп Розу отправил по прозу.

Я в этом вопросе разбираюсь во просе или во прозе.

Что сказать про тиранию это бюрократией штанов протерание.

Мы говорили про те ранее, про те раны её.
Наделал ты ран злобный тиран.

За конный завод отвечал хозяин законный.
Есть дурость и закон: — «Выкидывать всех из окон!»

Что сказать про мерзости это душ промёрзлости, это наш
промер злости.
У кого это поллюции вызывает полиция?

Сказал врач: — Вот пыл Юли в этой пилюле.
И была мне пилюля — разгулялся пыл Юли.

И была пыль июля, для нас, что пилюля.
Спрашивает: — Там ветры задули?

Ответ: — Да, они и без дули дуют!
Они падают, значит: признак жизни подают.

— Вы номинированы? — Что вы! На мне ни одной мины нет.

Он строил мины, как будто на нём навешены мины.

Не течёт за Буг ром, пока мы не за бугром.
Летели звуки хором из хором.

И ты моя глазастая видишь, как пялит глаза стая.

Просто ты дороже простоты, просто та сама простота.

Сказал раз Вите я: — Ваша студия на стадии развития.
Ротный — ведающий полостью рта.

Он уловил кайф ядра и открылась его кафедра.
Много картошки перевозит Кар Тошки.

Им деньги картели, как придраться к артели.
Рот двигает ногами рот.

Я вижу как виноградную кисть рисует художественная кисть и
как изгибается руки кисть.

Не срамит кипу честь, срамит ложная кипучесть.
Пил вино Сим, теперь его выносим.

Парил над Меной орёл надменный.
Собор, пьющий кофе — кафедральный собор.

Если в кафе безбожно дерут, его можно назвать
кафедральным.

Начинает дымок градусов при ста виться, видать скоро утюг
преставиться.

Влекла стаю травка, травка душистая, зверей шла травка — не
имела души стая.

Обманут пусть ты нею, но душа не станет пустынею.
Не прокричит культ ура! будет культура.

С тремя не влезь в одно стремя.
Стремясь попасть ногою в стремя, она познакомилась с тремя.

Спи с Анной красавицей с, писанной, а то она постареет и
будет красавицей списанной.

Один указывая на девицу восклицает — О, писанная красавица!

Его сосед с возмущением: — Что туалета не было, что она
описанная?

Иногда и совы умирают и происходит сов падение и прочие
совпадения.
Хочу просить я Кэт ни чаю и я с ней кокетничаю.

Метод иска предложила методистка.
За козни бывают казни.

Трибуна это, где мокрота брызжет из рта демократа.

Пускал дымок рот — дымил демократ.
Боялись дыма кроты, как огня демократы.

Кыш Миша! Разве можно есть столько кишмиша.

Расписан горшок цветочный, так словно сошёлся в него цвет
точный.
Назад лет и сто река текла без историка.

Он пожаловался: Мол Люська съела моллюска, хотя
спрашивала: — «Я молюсь-ка по утрам на того моллюска?»

Не гнёт дог маты, так как священник догматы.
Простор! — сказал пастор и руки простёр.

Хватило ума заике быть первым в мозаике.
У мозаики стояли туристы и вставляли ума заике.

Расстелили перед бесом ковёр Канны, потому что истины
исковерканы.
Не перенесла мор Дашка — скисла её мордашка.

Взять за мор с кого, разве только с чуда заморского.

Этот священник так онанизирует, что папа его скоро
канонизирует.
Собраться и отбивную сделать с собратца.

Он правилами закон сервировал и совсем его законсервировал.
Зам раком лез за мраком.

Затрясу как зад рясу и выйду за трассу по ложному по адресу
уже всосало по ад рясу.

Терпения у Клары нет, хочет дуть в кларнет.
Жизнь у Клар не та, какая у кларнета.

Падал рожей и стал подороже.
Ура, лом пасли Уралом.

Подставлен под пяту хамами, так, что не нести ему петуха
маме.
Песня спета хамами, а перо с петуха — маме!
К Питу хамы пришли с петухами.

Такое платье было на мороженице, что напоминало нам о
роженице и ещё о роже Ниццы.

Представил царя Моне я — то была церемония.
Библию листая узнаешь хороша ли стая.

Видишь! Дивы день ты! Когда получил по акциям дивиденды.

Носили ношу мы, не реагируя на шумы, любили страну нашу
мы, и имел народ наш умы.

Хватало нови сил и ты ярлык всему навесил.
Рекорды рек орды.

Ему клуб на лад дан, который дышал на ладан.
Я Колю щипаю и колю.

Дотронься к ручке и захватят тебя любви крючки.
Над водою крачки торчат как крючки.

Держи пари те ты это твои паритеты.
Она выиграла пари тёте и осталась в паритете.

Крем ли живущим в кремле?
Им крем мира Вали — да быстрее бы их кремировали.

Крем ля! на столе кремля.
И съеден тот крем Ирою, теперь я её кремирую.
Был им крем и уют, а теперь их кремируют.

Вой по псу — исполняют попсу. Собака подло ноет под луною.

Мы землю освоим и о своём своем и ты будешь свой им.

В стакане я зубы очищаю, оттуда же выну очи с чая.

Кто заставляет пряди падать кос и жизнь пускает под откос?

На реку нести рано то, что не стирано.
Штангист жал пока зал одобрение показал.

Училась ворона кар, кар петь и научилась над этим корпеть.

У тебя какая поза бывала, что ты всё позабывала?
Сказал вор моё кредо — я краду всё к ряду.

Мать наставляет дочку: — Не смотри на личность, главное
наличность.
Кабы елей не пах от кабелей.

Имел падре мать и говорил ей: — Мозги не пудри мать, дай
подремать.
Пора, хоть на медь ума нам иметь.

Пора иметь, хоть на медь ума, чтобы учится на медиума.

Не заработаешь на меди ума и станешь, похож на медиума.

Есть семь нот, а какая выражает протест?
Ответ: дипломатическая нота.

Был у Мани я это моя мания и выжил с ума не я, хотя
предлагал сумму Ане я.
Пони и мания, вот суть понимания.

Я думал о ней, её зовут наверно Аней, а на окнах иней, а там
кровать и я на ней.

Он прост ишь, говорит: — «Ты меня простишь, ведь имеет спрос
тишь?»
А кому крах тишь и ты кряхтишь.

У Вали встретились Пола с Катей и давай мозги полоскать ей.

Наверно жене надо мозги полоскать, чтобы захотела меня
поласкать.

Полно, ты! От полноты не вытянешь пол ноты.
Около Риты воровской братии колориты.

Налили в ботинок ему кипятка и терпела боли, и муки пятка.
С перстенька камешек спёр Стенька.

Реплика на стадионе: — Ты пасс, куда отдал паскуда?

Выбрали вы червы и этим испортили вечер вы.

Полетели искры в лён и лён теперь искривлён.
Из корки льда солнце выбивало искорки.

Маленькая марочка из Морока, а достать её большая морока.

Ну, что вам рассказать об Мороко, там такая жара, что доведёт
до обморока.

Я не пойму, когда река затопит пойму.
Корова не пой му, всё равно я тебя не пой му.

Мышка! пой мало, чтобы кошка тебя не поймала.

Одной астры дали, но другие не радовались, а страдали.

Папа Дания это страна меткого попадания?
А те в которых попадали — их отпевать попа дали.

Что ему говорить про совести, если всё равно он домой будет
просо везти?
Они доказали прорицателям, что впустую петь про Рицу телям.

Кто говорит об ризах не говорит о бризах.

В образах образы говорят об разном, но не об разах.

Погарцуй по Томке, чтобы были потомки.
Аэробика воспитывает из лётчика аэробыка.

Ну а женщинам, кому нужна аэробика, а кому аэробыка.

Знаю, нет спасу я! Но разве мир спасу я, от всего пасуя!?

Прыгала блоха по меху и думала, что большая шерсть ей не
помеха.
Пост упился и честью поступился.

К алым розам говори ей, какой у тебя калым.
Поп наш кадил, наверно поп нашкодил.

Кому спорообразование, а кому споры о образовании и о
образе Вани.
— Что добавить к образованию?
— Да! Бывает и у кобры зевание.

Такие твои дела человечек: скоро деградируешь до чела
овечек.
Слово аль горит: — «Мы» и ты учти его алгоритмы!
А то аль горы тьмы и ты учти их агоритмы.

Застряла, словно в горле кость Оле и не смогла она петь в
костёле.
И к ней шла от попа лёска ли.

Не хватало попу леска ли? А эта баба популистка ли?

Она гармонь попу ли искала? Она была попу ли скала?

Но смастерила по пуле с кала.
Но попадья мозги всем по полоскала.

Красивая попалась кала, что красотою глаз попа ласкала.

Вот так закончилась попа ласка, Алла!
Непокорённая попалась скала.

Она устроила театр попу «Ласкала», а попадья за то тумаками
попа ласкала.

Характеристика: Смеялась в пол оскала и мозги всем полоска-
ла, пахла как полоска Кала и общеголяла по лоску Аллу.

Попалась на пути полу скала. Спросил Пол: — Узка ли?

А рядом скала громада эхо там как гром ада.
Гнёт всегда матом гнёт.

Познал ты выси рай. Я благодарна виси раю.
А что делаете вы с Ирою не ясно и рою.

От музыки прей с курантами, но не забудь цены за
прейскурантами.
Радость дня узаконь это твой уза конь.

Он знал цифры до ста точно и думал этого достаточно.

Пред водителем восстал джин предводителем.
Пред воды теля увидело предводителя.

Мешают распри мне, возникшие раз при мне.
О, пора — искать, где твоя опора.

Мы муравьи! Всем роем террикон роем.
Вопри дачу ему во придачу.

Дан приз аду, они молились при заду.
Они при заду молились и призадумались.

У кого своя точка зрения, а у кого своя торговая точка.

Заливай, что в зале вой, там за левой, иди за Лёвой.

Два ободочка — нарисовала оба — дочка.
Я с кисою — скисаю.

Слетали имена с губ Лены, эти люди ним сгублены.

У нас совершено то, что несовершенно.
Плотничать — плотно пообедать.
Разве плот начать это плотничать?

Мы б проводили ночи бы у реки, если б пригласили на
чебуреки!
Чем бы у реки поджарить чебуреки.

Остужали ночи бураки, а пригласили на чебуреки.

Вот к пиву — недостатки нашли очи б у рака, но вытащить нет
мочи бурака.
Ведь в сытный сон клонит от чебурека.

Рассказывал пан про тире Зое, а она думала о протерозое.

Забыли асы нагло азы, вот-вот, а синеглазы!
У сына глазок на синеглазок.

Постриг усы на глазок и вызвал смех у синеглазок.

В России, если счастье привалит, то пьяным мужем привалит.

Библейский Содом начинался у нас за садом.
Из-за сада появилась засада.

И место за садом сойдёт за Содом.
Раввин кому равен?

Для прочных уз да! Нужна особая узда.
Уздам не хватает уз дам.
Задачу вам у, задам! Что такое уза дам?

Выплюнута соска Тинкой, ей надо работать со скатинкой.

Запел раз свет и начался записи рассвет.
Надоел дог маме и сосед своими догмами.

Благословил поп Русь, но сказал: — Я туда не попрусь.

Она при перлах, сюда припёрла и всех к стене припёрла.
На ком подтяжки, а на ком пот тяжкий.

Это было сказочкой, когда я гудел с казачкой.
Ода лени и приходит неги одоление.

На беду курили и набедокурили. И пожар.
А кто-то спрашивает: — А на обед куры ли?

О храм рад охрам. О, хромота охра мота.
Сыт ара от ситара.

Сыпал, синим матом граф на синематограф.
По Эмме быть поэме.

Татуируют знамя на теле вот итог знаменателя.
Пара метров для всех параметров.

Не бывает араб белым, но бывает оробелым.
Что воротишь рожу!? Я от тебя рожу.

Вожди лени и вожделение, и вожжи деление.
Воруют, потому что любит вор уют.

Вкусно! Это повар спёк — так ли!?
Он не ставит на кухне спектакли.

Не говори пасти ла, её не залепит пастила.
От паст ила чернеет пастила.
Ты с ними постелись с теми, что постились.

— Она вроде как постилась.
— Говоришь, вкусна пастила, ась?

Жил народ в барах таясь и в житейских пучинах барахтаясь.

И не будет ваше я виться, когда он явится.
С тех пор ослы растут как поросли.

Наблюдал яви лень и я это попа в церковь явления.

Такая партитура, как будто сказано на ней парте тура.

О, сколько есть гнутых слов!
Например: опровергнутый, подвергнутый, повергнутый и т. д.

Для папы люлька — из дыма пилюлька.
Не жалко патрону выпускать пулю по торну.

В омуте судьба омыта.
Так не говори о мути в глубоком омуте.

А разболтала кому та?
И с ним крутила водовороты омута.

Хозяева семеро МИДа, это как богиня Семирамида.
Вопрос: — «Тор выбросили во простор?»

Не прибавится от роз ума, но они приятны для разума.

Вместе пень превратили в степень.
Он говорил приторно да?

Но не так как при торнадо.
Перелом от удара перилам.

Расы плешь ся — не боишься что рассыплешься.
На край неба заря взошла не базаря.

Такие были рек визиты, что подмочили реквизиты.
Ум осла найдёт недостатки у масла!

Была нота фа б река ты, а не звуков фабрикаты.
Просто я не довожу до простоя.

Беспокоят попу стили — и как такое попустили?
Нужен ли совку сом и жизнь со вкусом?

Болезнь — трепак нации, а требует трепанации.

Не говорил ему начальник — Проси дел и он так на стуле
просидел.
Рад пан очам — работает по ночам.

О любви я вру Инна, моя душа от измен в руинах.
Очко сортира, это сорт тира.

Продавец, в благодарность, с томатов получил сто матов.

Выходит из питания, для желудка испытание.
Права лица — сквозь землю провалиться.

Выпили по чаше полной и от кайфа пал Ной.
Желал сэр визы, получил, привёз сервизы.

Поломалась от телеги ось татки и достались ей остатки.

Как увидел Мачупичу урка, заявил: — Мочу печурку!

Кончилась парт эра, но та же портьера.
Раз гильдия, значит: для разгильдяя.

Весёлый дух испарился, а он вспотел — испарился.

На любой параллели люди, в бане от пара алели.

В реке плескался зари сом и летала зори совка.
Церковь купала в небе купола.

Но это только зарисовка, той далёкой зари Совка.

Пропела, валторна до, что вызвало вал торнадо.
Отдали нас Пине и мы все лежим на спине.

Какой доход с оправы ждать и с кем её сопровождать.

От злобы, прыгав вор, кричал: — «Свершился приговор».
От злобы прыгай вор — свершился приговор.

Ты это выдели — мы это видели.

Замычало поле туром — бригада выпила политуру.

Много комедий, а не драм посвящено чертям и недрам.
Шерсть скота ли в валенки скатали?

Что главное у доктора в лечении?
Большое к деньгам влечение.

Я не верю в лечение, когда у доктора большое к деньгам
влечение.
С тех пор тик портит портик.

Матерям нужно на крох молиться, а не пудрится и крахмалится.

Падка Оля, легла под Колю, а я их подколю.
Подлинно Оли ум — спрятать деньги под линолеум.

Это та рань, где пиво с водкой и тарань.
Сказал с тарани я не высосёшь и каплю старания.

У меня та ранка, её сделала мне таранка.
Шла та ранью и пахла таранью.

В его душе та ранка: пиво с водкой и таранка.
Утро или утроили!?

Если по середине «О» пережать оно семёрку будет опережать.

Загадка: Что для ребёнка сладость, а для судна кара?
Ответ: карамель.

Где доклад про износ ситца произносится?

Придуманная игра мамами, хорошая игра «Дом», течёт и
граммами и градом.
Игра мата это наша и грамота.

Как стекляшка вылетела с рамы та — зияла наша срамота.

Сказал: — «Игра — один, не изменяется под потоком дождя и
градин».
А что за игры были! Насиловали и грабили.

Вот бы чёрному воронку не угодить в воронку.
А там шофёр ел колбасу варёнку и гладил Вареньку.

Если к женщине умно жаться, будешь в детях умножаться.

А если на ум нажать можно человечество всё умножать.

А попалась Кать!
Будешь теперь попа ласкать, а он тебе будет мозги полоскать.

Нет нежнее пасторали: «Как заделал пастор Алле?»

Нам не жить, если друг друга не нежить.
Балбес — устроил бал бес.

Привели Варе Ника и он съел все до одного вареника.
Приди ко мне и станет пре дико мне.

Если неумело намежевать, то плохо нам и жевать.
Сказал: — От иска Жени я, одни искажения.

Трава это ус луга и для нас она природы услуга.
По рту Гали я узнал, что это Португалия.

Имели другой и нос странные эти певцы иностранные.

И зло жило и суть свою изложило.
Всё пацанам по ценам.

Преуспела в вере Ницца — видна трупов вереница.
У меня три плюса! Простите! Треплюсь я.

Спортсмены Ваньку Вере отваляли в Ванкувере.
Ветер добра вей и навей его до бровей.

Имеют такой прок ноли, что пустоту свою проклинали.

Рёвы с зари тут ревизоры.
Благодушьем благо году шьём.

Там им за туши оркестр играет туши — что свет туши там нет
души.
Тьму в душе — не отмоешь в душе.

Сначала пиршествует, затем в туалет пир шествует.
Из подушки на весь перрон пустил перо он.

Никто не намекает о себе так, как некто, хотя он никто.
Скривилась страдалица это страда лица.

От наших нош ли, там наш ли штамм, нашли?
Чтоб мы туда не шли.

С горы напёр сток — воды там было не напёрсток.
С вин Том стал как Карлсон с винтом.

Когда я в очках, ясность вижу в явочках. И снова явь в очках.

Художница смотрела на марала и картину нам марала.

В росе Яне, в росе Яне отразились все россияне.

Невнимательны, рассеяны по земле россияне рассеяны.

Где рассеяны россияне и них в мозгах рос сиянье.
Утонули в росе Яны, все земные россияне.

И в мозгах их рос сиянье и по миру они рассеяны,
невнимательны и рассеяны.

Сковородки шкварками скворчат и не выращивают скворцов и
скворчат.

Наносила много палка ран и от них пал Коран.
Не читает поп Коран и потому покаран.

Кто ноту до гнал преподавателя догнал, кто ноту си гнал, а это
сигнал.
Ноту ля гнул, как копытом лягнул.

Не измерить стока нами, пьём ведь стаканами!
И слышно стока то лишнее стаккато.

Здесь стара не я! А позорить меня — её старания.
Есть док в рай ездок, он там издох.

Сбивал удав в лёт ворон и тем был удовлетворён.

Попрыгав ворон узнал что поп приговорён.
Зло из вести, как от негашёной извести.

О, шельма в ванной была всеми ошельмованной.
У скота ли я, вижу — узка талия!?

Во, ошибочка!
Искусали вши ваши бочка и катят на вас ваши бочку.

В реке застряли пороги, словно в воде черти по роги.

Видна стоимость ласки по воротнику её из ласки.
Воля ль отца под забором валяться?

Матом крою прямо к рою, робу крою всему краю.
Рад ас их нациям и их ассигнациям.

И ты не одревесней, лёжа на одре весь с ней!
Жижа и тролль ею мазал троллею.

Он был знаком со знаком, то был знак Ом, а может быть знак
ком.
А пара туров ревёт как от рэпа аппаратура.

Какой бы не была ты алой, всё равно не станешь Аллой.

Точно также как в цветке Алое не найдёшь ты алое.

Где конференция проходила, там похоронено праха дело.

Течёт сама Обь с лужи Ваня, то методы самообслуживания.

Войска отражают не только врага, но и культуру страны.

Вы боров! С кем были до выборов?
Их дави боров! Они были гнидами до выборов.

Ой, как злоба кручена!
Оттого вам и кручина.

Кто говорит об уме, а кто о буме.
У кого на «О» бум, а у кого всё наобум.

Он её увлёк в котельную на программу увлекательную.

Он её привлёк в котельную и изнасиловал эту привлекательную.

Дала дымом раз в лик котельная, то такая программа
развлекательная.

Повесы или повеселили и где повес селили, что народ
повеселили, когда их повесили. Повесили или повеселили?

Со среды точение, там шашеля сосредоточение.
Шарами к аромату — карами кара мату.

Стрелы с горя ранили стали мы тут крайними.
Чьи низа висят и не от кого не зависят?

Много у Мани кур, некогда завести маникюр.
У папы росы замочили папиросы.

Смотришь на халаты, словно это нахала латы.
Накурил Аллах на Курилах.

Я всё вынесу Элла — нестрашна мне Венесуэла.
На картине стёр венец наш стервенец.

С ценами происходит тоже, что со сценами.
С цены не делай сцены.

Депутаты разыгрывали столько сцен, а теперь смеются с цен.

Люди спали, а цена к ним пришла из палеоцена.
Парня за того парня.

Он, прежде чем зайти в Обь разуется и страсти улягутся и всё
образуется.

У него был пункт по техобслуживанию — каких-то потех
обслуживание.
Не течёт Обь с лужи Ваня, от потока до обслуживания.

В новую ризу поп раз облачился, но незнанием истин он
разоблачился.

Он получил за пир ралли, и люди от шума двери запирали.

Сорвалось слово с губ или болтуны страну сгубили.

Пошёл истории изгиб или страну пропили и сгубили.

Не видать ни зги было и тьма умов здесь всё сгубила?

Слетело слово с губ лени и все дни ею сгублены.

Пировали за перо Вали. Из-за пера ли двери запирали?
Ты следи, кто снимает одежду с леди!

Дуба я ждал от Дубая. Дуба им со всем Дубаем.
Кору дуба ем со всем Дубаем.

После перепоя с Анной, Анна моими трусами осталась
перепоясанной.
Весит кепи граммы, это к эпиграмме.

А где же ты земная нить? Зачем же нам по жизни гнить!?

О гневы от него как в огне вы!
Нас не звали смотреть низ Вали.

После потерь петь, значит: ещё можно потерпеть.
Она потела, когда мурашки ползли по телу.

Говорила однако струя: — «Нужна одна костру я».
Персона Алла имела вес у персонала.

Стало перелом утро от небесного перламутра.
В голове у троих с болью утро их.

Чем от особ разило! Что публика долго не думала, а
сообразила.
С кала ли скала?

Как желает влезть в воду рак, так права качает дурак.

Как меня минут пятнадцать минут?
Садись там и помогай садистам.

Какой газ самый при точный это воздух приточный.

Изменяет раз зять, нужно его с любовницей разъять.

Как увидит ас перину, так и просит аспирину.
Твои мечты проглотил меч ты.

Обрадовался шало паю и шалопаю! И сказал: Ша, лопаю!

Мама а в яры ходят в гости? Нет! А можно яры шить.

Нет нельзя. — А папа сказал я решил мы пойдём в гости.

У, сопливы! Спрашивают усоп ли вы? в облавы, вобла вы.

Варили суп со плевы и потому сопливы.
Сыт тролль, пил ситро ль?

Ибо ранена и баранина.
Боялась и бара Нина, ей не нравилась баранина.

Она ему, вид кален даря, намекала на день календаря.

Асу рогатому хари видятся суррогатами.
Идея ала от идеала.

Получил он по губам на радость пагубам.
Открой-ка лекала от кройки.

Вы с кочки — выскочки.
Не имеет высь кочки, а что торчит то выскочки.

Расточки под росточки — вызывают рост точки.
Безалаберна не видела без зала Берна.

А в корабле, где месса — рубка, а на фронте мясорубка.

Как мы время провели, как начальство провели.
Дурак мама! шут, а детки ему руками машут.

Пока не пересох Арал, он во всё горло орал:
— А с трапа сошли два сатрапа!

Остальные шантрапа, имеет шанс тропа дойти до трёпа.

Ты права Люсь, я от стыда сквозь землю провалюсь.
Хорошо служи и не пей гадость с лужи.

А у проруби новый лёд проруби, ты гляди растут грибы, а по
вкусу то грубы, но их едят группы вот они и трупы, от
театральной труппы.

Девочка! К чему эта пантомима — прошёл пан то мимо!
Слёзы выливали — так выли Вали.

Сыро не ей, зачем же говорить с иронией?
Жуток промежуток промеж уток.

И все в Мекку идут по лом Ники этим ломом всё крушат
паломники.
Мусульманская религия всё поломала, им пола мало и идут с
Мекки всё ломать паломники.

Они смотрят на Надичку, как на дичку.
Над иным память застыла ликом Надиным.

После пол литра, у него обновилась палитра.
Ищите с утра вы у травы отравы.

И о балерона удовлетворили оба алейрона.
Пора б Оле лететь по параболе.

А он забыл про меры и не там делал промеры и попал в
премьеры.
Вот пример: Премьер ходил на несколько премьер.

Он фигу вам изобразит у него матом и зоб разит, он жизнь, как
море, с этим браздит.
Бороздит и бороздит — ибо раздет.

Ну, а мир то выжат, выжат, ну а люди то визжат, народ в
состояние виз сжат.

Реплика в вагоне: — «Пора полку на полку».
Не кидайте на пол Ольку, она с пьяни пляшет польку.
Всё равно это без толку, в ступе зёрна не толку.

С сознанием мы сражаемся со знанием.
За калым магу пригнали колымагу.

Он нам мог дать намёк.
Намёк — намок, что он сделать нам мог, он упал на мох.

— Это мох Ната!
— Ой, боюсь! Кто эта мохната.
— Примят мох Натаю. — Ой, боюсь! Мохнатую.
Правы день и я, и нет привидения.

На магната сделала ногою мах Ната и все увидели,
где она мохната.

Мы вкинули уже вот, что-то вкусненькое у живот.
У Шарля голова шар ля!

Ну, а что там ловил ас? — спросил с пьяна ловелас.
У метро ли в уме тролли?

Тут проходит хора нить — беднягу будут хоронить.
Время коротать это кара тать.

Ты ума наешь! Если за обе щёки всё уминаешь.
Домолюсь я и узнаю дома Люся.

Ну, а что они умели, сдвинься, просили у мели.
Прекрасна опера, про краснопёра.

Судьбе вод дела мало, кости вот где ломала.
Укос травы, совершали у костра вы.

Мышонок пой мало, чтобы кошка не поймала.
Я несу разность и это несуразность.

На всё могу я годится, у меня такая ягодица.
Пастер не разложил траву по стерне.

Стали лепетать видеть в каждой липе тать.
Что Поза Русь? Но я на это не позарюсь.

Ночь его они превратили в ночи вони.
Но чего они, как ночи вони.

А в весе лица желают веселиться.
И то гам по итогам.

Организовали в тир ралли или этим глаза втирали.

И любят те намаз лица и готовы раскрыть рот на маслице.

У мышки желудок величиною с желудок (жёлудь).
С сини мата граф смотрел синематограф.

Он принял её лицо за маску и стал сдирать макияж, как замазку.

Народ сбросил оковы, но установили вездесущее око вы.

Побросали маралы в Оку панты и за ними пришли оккупанты.

Чтобы сгореть дотла, это не радость дятла.
Я скуп Люся! Я без тебя не скуплюсь.

Большой опыт он имевший, стоял от страха онемевший.
В Одессе ток бьёт от одесситок.

О, пора! твоя опора — фигова опера, для опера.
Шайка в опере эта, а перья то летят как оперетта.

Броская женщина это та, что как кошка бросается в глаза.
Достойна репа рта аж — об этом репортаж.

Запел иной соскучившись за пеленой, запел Инной, запел
Леной — запыленной, слегка запиленной.

Ну и зрачки, что на тебя глядят из речки.
Из рачка искры сыпались из зрачка.

От рока, куда несёт отрока?
Но бывает от пива и от рака несёт отрока.

Но чьи навернулись ночи слезами на очи?
До барона как до барана.

Вор сою засыпал ворсою. Вор сам не даст ладу ворсам.

Вор — сом его ус не назовёшь ворсом.
Подложила ворс Инна и сотворил ей вор сына.

Так поролись вор с Инкой, что высох и улетел ворсинкой.

За реку дневное око село и село окосело.
Он был седой и разлучен с едой.

В голове мысли теснились и сны «те» снились.
Погромы те по церковной, по грамоте.

Он акул яро выискивал в поле видимости окуляра.

Кого задело тот, взялся за дело.
Инна! Широки и наши роки.

И устроили мор роки, и от них полно мороки.
Мог актёр петь, пока мог акт терпеть.

Ходил в бар ишь! Дадут теперь в баре шиш, ведь ты пропил
весь барыш.
С Юры приз — сюрприз.

И все увидели ражи жало.
Как землицу кровью разжижало — ненавистью мир разжигало…

И разжигало миражи гало, и вихрь крутился мира — Жигало.

Мигайте оком карим, мы вас за то не корим.
Пел ещё про то Рим: Путь себе проторим.

И мы работать не горим, и всем о том вторим, здесь лучше
быть вторым.
Мы о том не говорим, что взяла нега Рим.

А думает пока Рим, мы их девиц покорим.
Да это просто Рим, а нужен простор им.

И думал про то Рим, что мы им дорогу проторим.
А мы в облаках парим оставив весь пар им.

— Я нёс лыжу. — Это я не слышу?
— Да я за вами не слежу.
— Ну что вы я ваши слёзки не слижу.
— А я культурный грязью не слежу.
— А я устал, вот нёс, лежу.

Заря дыши в зародыше. Дора дорыдает, Дора дары даёт.

До, ре снятся Доре.
Одарила, о дурь! или просто одурь.

Дары до рыла, что она дарила, могилу дорыла — одурила.

Я помидоры засолю там, пока ты следишь за салютом.

Они под деревом сольют — сверкают брызги как салют.

Кто рассказывает об салюте, а кто об абсолюте.

От рях нули мы отряхнули. От рях нули мы отряхнули.

В край нести нам только крайности.
Пока лечит — покалечит.

Идут сны рядом и с нар рядом летит сон снарядом.

И ты заснул от сна рядом с милицейским, с нарядом.

Из ключа им — суть исключаем. И скучаем… из кучи ем.

И скучище — иску чище.
И у дел есть удел.

Он злился бесконечно — он бес конечно.

Отнеси ковёр к Але, мы с ней жизнь на нём коверкали.

А в том мат — говорит как автомат.
Я сижу, не делая с ежа сижу.

Незаметно временами движет время нами, нами.

Хотел лопать и я, и ложку предпочёл лопате я.

И в кресло пал — апатия, и не скучаю по лопате я.

У ратуши я пожар ура! тушу.
Не пустили в рай тушу, но пустили в ратушу.

Вставляя сигарету в рот — тушу, так как не пустили дымящего
негодяя в ратушу.

Я увидел у врат тушу, которую пустили в ратушу.
А он показать рад душу.

Кто скачет на метле подаренной, а суфлёр слова диктует под
ареной.
При общении выходит, к культуре речи приобщение.

Его видели вы б лики и в глазах его странные блики.

Вы таете, словно в облаках витаете — не знаете, что вы таите!
Несёте вы то и те.

Вам пира? Страшного вампира — вы им пели… вы им пилу… как вымпелы…

Европейские деньги натратил — Арафат на тротил.

Ара фату принёс Арафату.
А он объегорил ООН.

И предвидел ара Фатум — гроб закрылся за Арафатом.

А бас говорил, что он Абас, вроде намекал об «Е» бас, что
кабы мазаны к Абумазану.

Думала та Абумазаны, дерьмом как табу мазаны.

Арафат и Абумазаны все дерьмом, как суки мазаны.

Адам попал из рая ль в Израиль? Шёл адом Адам.

А дом стал адом, вобравши атом — не говори о том!

Те съёмку завязали в тесёмку.
Ели те сало, пока она брёвна тесала.

Ну, щепа те салаты, словно брёвна туда, тесала ты.

Резвилось море скатом, а поле то скотом, дорога терлась
скатом.

Краснели крыши скатом, девчонка шла с котом и шёл вряд
каскадом роскошный сказка дом.

Строитель вместо каски, напялил сказки том.
И сказ, любимый скитом, от нас уплыл с китом.

Не любили роз скоты — говорила резко ты, словно слова
посадила на резки ты.

У огня, у вечного мы увидели увечного.
О снова закон основа!

Кусает себя скорпион, а скульптор автопортрет — сам себя
высек, а умелец искру из камня высек.

Кто из души мысли искру высек, а кто плетью раба высек, а
скульптор скульптуру, из камня, высек.

А что дали колики, колики католика, что кота лики, да дали
калеке?
А что у католика катали как? Катали ком католиком.

Швейцар не нужен клапанам — не вбивай в мозги тем: клопа
нам.
Слеза текла пана — прогорели клапана.

Была рада Пола веночку, после того, как выпила половиночку.

Не выносила кляпа Анна, но безразлична была к лапе она.

Твоя машина клёпана, прыгает как клоп она.

В ЦИК лоб вставил Циклоп.
Ко лбу не приставляй горячую колбу.

Она на третьей смене клёпана, а ножичек у неё точен с
клапана.
Тянула срок — лапана и привыкла к лапе она, что они кричат:
— Не открывай клапана.

Что в заде вислом? Что он бьёт его веслом.
Да имеет вес лом.

Не кричит ослом.
Беспокоит нас лом, всё пуская на слом.

Ты в рассказе отрази, как остры шипы от розы.
Вся, вставала не базаря, новая неба заря.

Вас послание от рыжки, доведёт до отрыжки.
Мечтало о траве теля в лапах отравителя.

Не к картине, а до Рамы пришёл он с дарами.
Помыло помело ванны и они помилованы.

Недостаточно отстегнул от ста Ване я и потому такое
отставание.
Подминал цели, ком, когда котился целиком.

Надоел бриз Гале — все на неё водой брызгали.

А телом её не брезгали, на тот случай нужен был обрез Гале.

А мусульмане все обрезаны, такого вида обрез Анны.

Пост троицы, а ну в дверях построится.
И злом попахивал излом.

Молитва дома лилась, до чего публика домолилась.
Дни наши лились, а мы как дети нашалились.

И будет жизнь наша литься так, что не успеем нашалиться.

Это наш код или нам нашкодили.
Да это наши кадили — говорили «наш шик» о деле.

Сказал следователь: — Я на петлицах ношу медь.
Умеет наша медь — как золото нашуметь.

Но наше золото, как наша медь, может ещё как нашуметь.

Он достаточно мог нашуметь, когда продал им нашу медь.

Наши у мели, только нашумели, всё наши умели, это наши
умели.
Что наши имели, что так нашумели.

Шли на шум ели? Обошли наши мели.
Это наши умели и всё умели, ну какие! ну милы.
Пылесосы и «Шмели» пыль их ишь мели.

Деньги одна копила — однако пила и другим одна копала —
однако пала.
О, соборы! О вас кричат особ оры.

Ось оббора — ось собора, полна особа ора, увидев аса бара.

У аса баки, как хвост у собаки.
Не смотри сквозь зазоры это зазорно.

А я хочу смотреть в зазор, но это зазорно, недосыпаю из-за
зорь.
Чай ругают за зори — глаза пылью засори.

О, зяблик! твой озяб лик. Летел за бликом и стал зябликом.

Из-за блика не увидел зяблика.
Шофёр из-за блика — лепёшку сделал из зяблика.

Не нальёшь чекушку сделаю чик ушко.
Я сказал, что я мыску мою.

Она подошла и мыску мою помыли мы с кумою.

Музыки закон — такты и все артисты за контакты.
Твари совершены, но не совершенны.

В театре свет, перед представлением тухнет, а пьеса с
запахом, как мясо тухнет.

Она коварна! Однако верно в мозгу её одна каверна.

Любила коррида ром и променаж коридором.

Злобою кипим сколько кип им.
Вижу культ я и это как культя.

Стакан ты смог о, бес, долить и нас тем обездолить.
На Оби тать хочет обитать.

Из нас негу выбивали на снегу.
Нас не губили — на снегу били.

Не вспоминай про те сто ватт, а то будем протестовать.

А те сто Вале аттестовали?
И их мы тестовали, и тесто Вали.

И наделили а! тесто Вале, чтобы в очередь и те ставали.

Выглядит ли толсто ватт или парень толстоват?

Он был парень простоват и просился просто в ад.

Рыбак от вёсел поклон отвесил, теперь вот весел, он рыбку
весил, как бог воссел.

Когда тайга горела и пыхтела, горели и пихт тела.

От решения бывает отрешение.
Говорил, дед вору я люблю детвору.

Из-за медка написана заметка. И зам едка, как заметка.

Говорил о ком Эней: — Ну, ты гад окаменей!
У ребят тушки это бравы ребятушки.

В авто стучали клапана. Механик не дави клопа на…
Фора и мат фильма формат.

У марта ум арта, у марта шок от ума рта. О, вёсны!

О, марты! и краснеешь как омар ты…
О, скор бит, но вас не оскорбит.

Посмотреть, улететь за моря Чили…
Отвечают за мор очи ли?

Или вам голову заморочили? Или это зама речи ли?

Будет зам орать, сможет замарать, ходит зама рать… вам
замерять?
Нам от счастья, что ли замирать?
Губит умы рать — будем умирать.

Полна выдре сыра ванна, так она выдрессирована.

Ткнули в ось мы ими, стали в очередь восьмыми.
Зацыкали вас мимы нотами восьмыми.

Нотами восьмыми летели ноты в ось миму.
По счёту восьмою — сказал банщик: — Я вас мою!

А знаете ль Дина! Вы для меня как льдина.
Во зло Гали цветы возлагали.

Без спутницы — тебя заманят беспутницы.
Ведьмы тощи, ведь мы тёщи.

Не ясна тем нота, что в наших мыслях — темнота.

Разве день и я — не для разведения?
Нет сплетни разведения раз в Веде не я.

Раз введенья, раз ведения, на раз видения, для разведения.

Всем о гуще рассказывал всемогущий.
От Руси ноги от труси.

Настукивал по парте мелодию поп-арта.
Мозги ему попарьте, так организовал поп артель.

Распродажа и закупка, распри даже из-за кубка.
Ели ослы хвою, не так, а с лихвою.

Обгажен зад очка, и как убрать задачка.
Посылай за дочкой, а мы сидим в садочке.

Мы следим за точкой, где ножей заточка.
Стало нам задачкой приглядывать за дачкой.

Почему же, почему же никто не скажет почём уже.

Вышла в холл одна как стекло холодна.
Что рассказать про Свету и про её просветы.

Что вам сказать про Валю — из-за неё экзамен провалю.

Ну, что вам рассказать про дам, я секрет вам не продам.

Бежали тени по зелени, они лежали в позе лени.

И были зеленью пазы Лены, они как краскою позелены.

Детский вопрос: — Мама! Что хуже большая ряха или неряха?

На лик упал нолик.
Доведёт паста мента до постамента.

Имел по сто мент, теперь ему поставят постамент.

Начни-ка с ночника. Провела ночь Ника, сидя у ночника.

Я здесь с утра таю — сжившись с утратою.
Как питал мир злобой капитал.

Устали крылья от резок и ногами пройден отрезок.

Приключения — остался при ключе не я.
Наум всё мотает на ум.

Это ниша ли? В неё не шали. Это ноша наша ли?

Легли на лады шали и лады шало дышали.
Заведу разговор за Веду.

И приснился Вале том, где написано: — «Вы летом спали
валетом».

Я повернусь к вам не передом и я вам не передам, как приятен
перед дам.

Иди, шали и дышали. С ниши ли сны шили?
Поживи с наше ли?!
Когда так сношали.

Навалились сна шали… иди тропою нашею и наступи на шею.

Эммы гранки листали эмигрантки. Бинтами, э, миг ран тки!

Эмме и грань тки, Эмм игра — рань тки.
Ели мы гренки, но, одолели нас мигрени кино.

Мигрень — дочь Мэгре. Руки мы грели на мигрени (аптека).

Просторы, дали — просто рыдали.
И она зарыдала — не тому на заре дала.

Ряд за рядом исходил зарядом. И стала им заря ядом.

Ощутил Назар Едом, отвечая на азы ядом, он оставил на заре
дом, что стал Назаретом.

Плохо стало на заре там.
Небо с вод это с тучками небосвод.

Боится не босс вод, а что упадёт небосвод.
Сказал зав ладьёю: — Я ею завладею.

Приди Ирка! Будет забыта твоя придирка.
Считал придиркою, молится пред Иркою.

Что нашёл в Ире зять, что кричит надо всю семью вырезать?

Пришёл в гости поп с салом и прочёл псалом.

Ел поп солому по псалму.
Убил пса лом — он не знал псалом.

Не унесёт оса лом, потому что не питается она салом.

Он ну как поэт, словно как поёт, он на мозги капает — яму нам
копает.
— Волновала так синь их.
— Что вы нет такс синих, а это такси не их!
Говорил так сын их: — Не делайте так сыны!

Что в голове у вас токсины иль вы уже и так сини, что не
слышно лай такс Инны.
Такси на небо — так сине небо.

Попросту малого поп росту.
Сток сынами устроен с токсинами.

Заказано такси нами, но перехвачено, так сынами.

Вся планёрка рассматривала план Йорка.

Клоуны штампуют клоны.
По клону, по клону и идут к ним на поклоны.

По клонам, по клонам бить поклон нам. Поклоны по клану.

Ко льну ли бабы льнули, спрашивали: — Дашь льну ли?
А я им у вас деньги иль нули?

К бабам я однако, льну как одна ко льну и остротой кольну, и
пройдусь по Кёльну.
Деву поведу ко льну и тем вас кольну.

Утра па у трапа. Для драпа не нужно драпа.
Фи лан тропа у филантропа — Уфы лан, тропа.

Будет возмужалость — на вооруженье возьму жалость.

В оде чалы — поэты одичали. А в оде как в воде.

Из вер гам — катится извергом.
Что из уверенности могли изуверы нести!?

А звери приняли аз веры. И звери взяли злобу из веры.

Куда огни делись? Он сказал: — «Люди огниделись».
С человеком огни дели, ещё не все огнидели.

О Боже! Искорки-огни дели, ещё не все огнидели.
Лён Дона на выставке в Лондоне.

В лоне Дона далеко до Лондона.
Кто мечтал об салюте, а кто об абсолюте.

Нет! в избе жали, но они избежали того, чтобы их в избе жали.

О берег ты мой лучший оберег.
Будет запас сливы, если вы запасли.

Болит после бара башка и стучит в ней барабашка.

Ударюсь о броню и слово оброню.
Чай ни чек — выпьешь чайничек.

И каких таких чудес удивительный замес не бывает из-за
месс?
В головах дремучий лес — у них не мозг, а тьмы протез.

Помешательство у масс, ведь пропил свой ум ас.

Каждый поп там лоботряс, учит чудесам весь класс.

Какими запахами должен воз разить, чтобы протии него
возразить.
От её воза разило, но всё равно она возразила.

Пора ЗИЛа нас всех поразила.
По разу ли всех по разули.

Стёкла у него в оправах и он мечтает о правах.
Мерзкое всё мирское.

От Хера Симы Нога в саках — От Хиросимы в Нагасаки или от
хера Симы в ногах саки.

От подагры Ване я прописал подогревания.
Где денюшка — будет на день юшка.

Для вас хищения всегда вызывали восхищения.
Сидели раз рядами, сидели раз зря дамы.

Грозили молнии разрядами, кислотные дожди поливали раз
зря ядами.
К нему Ира зря жалась и даром смехом разряжалась.

Снегом опала к нам зимы опала — перелив опала, чернь
сугроб капала, на мозги капала.

За костры, за платьица за миллионы заплатится.

Как листва опала началась опала на нас злость опала и
началась опала.

Она встречала, раз пахана — его морда, язвами распахана.

Врезали ему раз по паху — слетела и папаха.
Запахи запахом и всё за пахом.

Воздух спёрла муть — восстало с перлом утро, небо как с
перламутра.
К Олечке девочки калечки, принесли колечки.

Рад зам и раю и я с ним замираю, представили зама раю и я с
ним совесть замараю.

Сколько было раз писку, как поранил раз писку, но он написал
расписку.
Смотри! не проспи иска.

Метал он молнии и громы за выпитые граммы.
И граммы — их рамы.

Сошёл огонь с палена и избушка спалена.
Пился всеми ром и всем миром.

Не называйте там на вы нас, где вино на вынос, ибо красный у
нас увы нос.
Не приз тайна — не прись тайно это непристойно.
А твои угрозы — иск это, что УГ розыск.

Лена спала, а с неё рубашка спала.
Наг русский от нагрузки.

В барах Лоо гуляло одно барахло.
А в жару: кто в барах таится, а кто в море барахтается.

Чем были, долит вы до Литвы?
По-литовски пел, залетел в поле то — вскипел.

Это бы кала и рядом два бокала.
Выпила два бокала и отлежала бок Алла.
А он ей сразу тю! жена, ты так разутюжена.

Веришь в Иру чью? Перерасти в вир ручью?
Жди! тебя я выручу. Это чудо яви ручью.

Пойду к Олегу — поздравлю коллегу.
Вижу из под дня я — валит исподняя.

Замечаю пресс из под дня я, там дьяволица — преисподняя.

Спросил бес: — Бра чья? — в пору безбрачья.
К нам попадья ввалится — попа дьяволица.

Всё из рук… бах… валится, а она бахвалится, судит, судит
дьяволица.
А кому судьбина-вольница?

Разукрасил дьявол лица… Ах, судьбы невольница!

Кто в кровать не валится, где душа она неволится.

И слезами давится бедная красавица.
Свежесть у девицы, просто удивиться.

Песенке б довиться, впрыснуть свежесть в лица.

Радостью бы влиться и виду не подав виться, и счастьем не
подавиться.
Честь пропала у девицы это просто удивиться.

Скажи танцу иди виться! Пляшет, пляшет дьяволица.

К нам и дьявол ввалится и красны овалы-лица.

Пьяные бахвалятся — музыкою Бах валиться.

Лом он добросил, но не хватило на добро сил.
Я благодарен кроссу за красу.

У них была спайка — и каждый получал с пайка.
Спой-ка, может, рассосётся спайка.

Вот эта деньга да — вылилась в день гада.

Она меня достала — не попросила до стола.

Доли Лили — сполна долили.
Умора сыт тем, что моросит.

С телицей уча стили стелиться участили.
Полно у маха дел, он от ума худел.

Скажите! Что падре вам специалист по дровам?
Спеку лиру я, этим спекулируя.

Передали по сети ли, что нас черти посетили.
С запоя сниться фляга за поясницей.

Пана блюдо ем, а говорю: — Мы за качеством понаблюдаем.

Эй, ты! герой службы! Не пил бы с луж бы.
Стал пом. — директора столпом.

Я с нею на печи таю, об этом романы напечатаю.

Рад маку лат ура! А так он макулатура.
Нас ком зацепил носком.

Не клади носок на сок, а то носок не будет носок.

Он значения не придал и нужную форму ей придал, а потом
её предал.

Пом. ойкая, сказал: — Помойка я.
Ас ты нем и мы остынем.

Мёртв ас ты ли и мысли твои остыли.
А стили ты мёртвым ас стели.

Когда ты молод, когда ты глуп, ты не капаешь сильно в глубь.

Подвели кому ученицу — под великомученицу.
По минутам тебя помину там.

Дама пила не вино и смотрела невинно.
Вот блезиры: я близь Иры.

Дань — поза Листу видно по солисту.
Начертил поля посол листу.

Мечтали специи о листе, как о специалисте.
Спец И.О. листа суть специалиста.

Кто ногами топал то? Кто свалил то пальто, рисовал тополь то.
— Ты почистил то пальто?
— Что вы! Не берёзу, ни тополь я не чистил.

Молодость вверх со скал ль сзывала, но в низину старости
соскальзывала.

Соска ль зевала, соска ль сзывала, а потом прочь
соскальзывала.

Она по две ночки приспосабливала под веночки.

Вам почтение — по чтению.
Кружка для кружка.

Хватит морду воротить — долг то надо воротить!
Им пирата ор — представил император.

Тонкий им пера тор, чтобы не увидел император.

Что привело вас к решению и к этому воскрешению?

Подвели под вас кресло и элита воскресла.
У вас кресла и мафия воскресла.

Он гонялся за вошью, ожидая пока я ему манжет вошью.

Говорю о ком я — он ударился о комья.
Правь веру и рассказывай про веру.

Светлячки, по две точки — спрятались под веточки.

Дети раз там, раз тут шкодят и растут.
Ведь руда скажет ветру да.

Я всё передумал и почему перёд переду мал.

В гостях раз у Вали мы обувь разували.
За морали душу замарали.

Если капля с потолка, не говори в кровати бее, всё равно
ремонт делать крова тебе.

Боль Ноя за человечество больное.
Бум Машки — не было бумажки

Тех, кто шли по билетам — побили там, побили летом.

Яны чары не выдержали янычары.
Много поз овчара видел я позавчера.

Подарил торты оба Жане я и назвал торты обожание.

Смотрела на пион Нина и была больше пианино.
Не с корня жить, чтобы скорняжить.

Бросая монету: одни говорят об орле, другие о решке, но те и
другие грызут орешки.

В одежде спи алой, в руке с пиалой — спи Алла.
Нужны ли, поры сталь лещу или пари ста лещу?

А я пари, стали ищу, с копьём по ристалищу, поры стали ищу.

Рассыпал поры, стал, ищу — прямо по ристалищу.
Небо над ристалищем, запах надристали с чем.

Дорогой рис ста ищу! С той поры рыщу, ищу смерти по ристалищу.

Копьями друг другу поры стали щупать и по ристалищу петь.

Чужое бельё полоскала, улыбаясь в пол оскала.
Пришла по лоск Алла и всем мозги полоскала.

В газете много полос кала — ложь мозги полоскала, снова лжи
упала скала.

Серия институтских тортов: Торт слив вечерний, торт слив
заочный и торт сливочный.

То есть если есть торт сливочный, то должен быть торт слив
заочный.
Мы выпили настой и занесло к деве нас той.

Наставник — причин на сто вник.
Не жене знать, что делается в Нежине.

Стакана по два пить и не петь, а подвапить.
Нас плетни манили на сплетни.

Как выяснилось мне, чья-то выя снилась.
Были не вы, я с ним! И мы это выясним.

На море скушали пару сочек и смотрели на парусочек.

Икар ты путаешь и карты.
Вы, Риту не корите, что час сидит в корыте.

Смейся не с Риты, бугры те не срыты, что за чушь ты нёс Рите?

Заказывала кары та не для своего корыта.
Боялся кары Том — скрывался под корытом.

Он по ней щи катал — этим самым, щекотал.
Не боятся щи катка, для них каток щекотка.

Написал Разин нули, а публика рты разинули.
Течёт не год Яя, но не для негодяя.

Виры то, что вырыто? А ты нашёл в Иры то?

Любят пиво наци пить, могут, крестики нацепить.

И ты те крестики нацепи, и ругайся как собака на цепи.

Кого ведут до нор? Кого ведут до нар? Так это наш донор.

Кто в выси селится, кто выселится, а кто веселится.
Те, что в весе лица, для них готова виселица.

На этот раз вы сели, на этот раз веселье, начальство резво
весели.
Но не хорошее вы съели, между соснами духи висели.

И торчат ввысь ели, а они еле, еле, ели, ели и то, что съели.

Не текут ввысь сели, хотя нехорошее вы съели.

Но укротить хватит ли разве силы? Ну, чего вы уши развесили?

Врёшь и то! Всё летит как в решето.
Лишь он любви лишён.

Не надо платочек теребить и на бумаге тире бить.
Он в тире по стене пытался написать тире.

Рассказывали нам они же, о цирке, на манеже.
Не болят очи с чаю — я их чаем очищаю.

У начальника как положено — на диванчике постель положена.

От его высокого положения она осталась в положении.

И в его кровать раз положена, была к нему душою расположена.

Убегал от тени сам, а говорил: — Занимаюсь теннисом!

Плавал в тени сом не занимаясь теннисом.
Близь тела лужа блестела.

Мама! А слёзы горючие совсем не горючее!
Горю чии слёзы горючие?

У вдовы зуд боится, что не довезут.
По два гона из под вагона.

На голове косм масса, а в голове глубины космоса.

Раньше у девочек на голове была кос масса.
А у мальчиков была в голове глубина космоса.

У математика объяснение возьми письменное, о том, что число
Пи сменное.
Шептали ей замы слова-то — замысловато.

Я руки к тебе простираю, возьму, в болоте простираю.

Но ты прости Раю, я простынь за неё простираю.

А Россия далёко простираётся, но не скоро за ней грязь
простирается.

Правда! Кабы не так! Они закрылись в кабинетах.

Кабы не там править кабинетам!
Какие кабинеты, когда в кабине ты!?

Ну, дошли до порядочков — он бросил камень по ряду очков.

Молитву от души на — это твоя отдушина.
Зачем уму дрова спроси у мудрого.

Ножи для наживы — отберите ножи вы.
Точили ножи вы, на живых, но живы.

Я получку получу и пойду как по лучу.
Полу чувство, полу чудо, если деньги получу до!

По оси гнули, на достоинство посягнули.
Тех карали, кто орали короли.

Смысл несу точный, он не шуточный и не суточный.
Пенсию пора нам выдавать по ранам.

Город Сараево, но ты не поместишь в сарай его!
Грета и Одета — разогрета, разодета.

Не раз лечимы и стали неразличимы.
К Васе квасом квасили.

Разве о сорте говорят ассорти? Детей аса рты любят ассорти.

Эти бабы про года ли намекали и прогадали, и кому то путёвку
в Прагу дали.
Понимать не нас то им, мы на своём не настоим.

Выпало ненастье им и мы того стоим, выдали на все сто им.

Кого-то там надо в ад ввести, а кто-то говорит о двести.

Вот это вести — ад вести, вы ему чертей отвесьте.

Не сто там лет, а двести, вы ему грехов отвесьте, чтобы душу
отвести.
За окном снег ой! А я борюсь с негой.
Всё покрылось снегами, а я борюсь с негами.

Уже в аду поп попечён и разложился по печень он.

Вот это попечения, когда в попе чин и я.
Но в попе чин и я от вашего попечения.

Пришёл я по печение, чтобы ощутить ваше попечение.

Сидит в попе чин и я, а блат приходит по печение, у них по
блату попечение.

Всё строится на мести, сиди дурак на месте, а то, такого может
намести, что надо будет нам есть и скурвится наместник.

Расскажу я вам про бирку на которой написано не лезь в
пробирку.
Пустили вы ж утку и напугали жутко.

Промеж уток был промежуток.
А этот промежуток — прямо жуток.

И сказ злого получился из Козлова.
Искали коз злого и сделали его из Козлова.

И всё от иска злого, те слова летят из Козлова.

Солнце лучами песок искали, там, где они пляжи искали, пятки

жаром исколи и камни в гравий исколи, чтоб вышла дурь из Коли.

Сказал бес: — Накопи то. — Да! Тебе дадут не на лапу, а на копыто.

Пиши эссе с овец мерзкий эсэсовец.
Эссе с овчиной — эссе Сов. чина.

А виза жест? А вы за жест? — спросил визажист.
Виза ж из ста одна для визажиста.

И ты её бери за… она стройна ну, как берёза! Вот счастье!

И я её беру за… в берёзах неба бирюза…
Красит дату пение аж до отупения.

Я лев им пел, я левым пел. Так получу я ли вымпел?

Сыпались от жеста кости — на поводу жестокости.

А уйди ты, а уйди, у меня машина Ауди!
А уди ты рыбу, а уди, может купишь Ауди!

Еле добрался до нар — плохой с него донор.
До норы добрались доноры.

Остеклила донна рамы, рассчиталась с донорами, измеряла
Дон арами.
Да, ну! тебя на Дону. Не надо ну! говорить на Дону.

Бочка высотою по лобок — по-молдавски полобок.

Черёд настал, нести на стол, смотри под ноги наст ал.

От плохой прочности — ноги надо прочь нести.
На гвозде сэр вис — разве это сервис?

Он занялся, увы! лечением и это стало его увлечением.

Делали мы трюки, а теперь пора мыть руки.
О рутине ору Тине.

С ним говорил о Варе я и случилась авария.
Говорил о Варе я — говорил авария!

Спи ралли, пока раскручиваются спирали.
От иска Веркою жизнь исковеркаю.

Когда зоря занималась, чем она занималась.
Напоил доку чай и ты его не докучай.

Если поэт с лапою — я ему апофеоз зла пою.
Что там, увы, дети могут увидеть и…

И вот пора Аси ли, всем говорить о силе?
И вот пора вам асы ли всё осилить?

Всё может осилить, тот, кто может оси лить.
И может ослить, тот, кто может оси лить.

И бегут дороги к пагодам, бегут вверх по годам и то гадам от
итога дам.
Знаете, вы режим сказал всех вырежем.

Мир беззаконный — душою без оконный.
А в пивной во мраке грезятся вам раки.

И тварь террора рык дала и громко притворно рыдала.

Она утварь ждала, что украли утверждала.
Вита с Чили, говорит, всё вытащили.

А солдат травинку топчет, то почёт — генерал ногой топочет.

И ас был так этим поражён как слетают законы с пера жён.

Тот за мол вид. За всех привет слово замолвит.

Воспринимаю культ я, это, что личности культя.

Что-то слово не лепится! Слышь!
Подгорает Неля пицца, вот такая нелепица.

Вот взяли вы медали, вам словно мёда дали.
Тем открыл вам я, дали, ну, а вам яда дали.

А что во имя дали? И дали им яда ли?
Ты веришь, в имя дали, что ему вымя дали?

Ибо во имя дали, медали он вспомнил имя Дали.

С того, что вы имели, страшны нам: рифы и мели.

Доят вас как вымя, как в имя ли, так, что рёбра вымяли?

Живёте — вымирая, забыли имя рая.
В имени нет молока как в вымени.
Имена их помяни и ими в рай помани.

А ты тверди про тверди, куда прёт Верди.
А Верди кто без вердикта?

Нет вердикта и ты не тверди кто сидит на тверди.

Да! Не тверди: — Кто сидит на тверди, тот летит над Верди.

Разве город Тверь дыня, что говорят это наша твердыня?

Славилась Тверь дынею и её там называли своей твердынею.

Начали лбы твердеть и не знали куда Тверь деть.

Валютой твёрдою я Тверь дою.
И мы твердим: — Не выносит Тверь дым.

Говорит Тверь: — Дым не может быть твёрдым.
И мы подтвердим: — Уже подпёр Тверь дым.

Твои Тверь розы, теперь тверёзы.

Кара мысли и радуга коромыслом.
Со смыслом СОС мыслям, со смыслом.

Проклятие на ум наложено, фундамента не сложено, куда его
несло, жена?
С ним и власть низложена, конечно не зло жена.

Вам ведь то не медь лили, а вы чего там медлили?
Удовольствие мы длили, как МИД Лиле.

Не дрожали, недра жали, давлением недра жали, от давления
гнид рожали.
Чем окружён тот округ жён?

Скушен острог Али. И чей же ост ругали?
Язык остр у Гали, но её быстро остругали.

Уже сыграна опера Тора, но не нашлось оператора.

Он бегает в опере ретиво навеселе аперитива.
Его приспит после оперетт Ива.

Как переступить его, а перейти вам, плохо ивам — плохо и вам.

Оперативно ты переписана опера ты в ноты.
О, пираты! Море с ними — бесова опера ты.

— Мама! А профессия сапёр начиналась с опер?
Выходил с опер Ники, там его побили соперники.

И на мозги будут капать, а кто снимет с мозгов копоть?

От нелепости достались Неле посты.
Слушай! а сове ты не давал советы?

Ничего там не чуть, а услышишь чуть-чуть.
У части свои участи.

Как бы с ней впросак не попасть. Ну конечно не попа пасть.

Мелкие забыв азы наполняли зобы вазы.
За иск кивать — заискивать.

И мысль эта на вес сна, и мысль эта лестна.
И на уме моём весна и он во сне торчит весь на.

И ты стони, стони, стони, но покрывало сна стяни!

Возьми весну — в её трясине вязну, так убери быстрей весну!

О, сколько несла слов весна не высказать словесно.
Подбавь яви сну, где на желаньях я висну.

Так зовите не на вы сны, где вы миру ненавистны.

Несли не суть вы истины, а то, что свили вы из тины.

Забрёл туман в ярки и полились лучи от солнца ярки.

У Макара ума кара. У макарона ума корона.
Кара она та корона.

Над сном жужжал комар(ик), наверчивал кошмар(ик).

Потерял кош Марик и Жена ему устроила — кошмарик.

Кто-то не знает, какой яд дать комарам, а кто-то не знает что
подать к омарам.

Омары не, поют о Марине.
Понравился омар Инне и закон Ома ринет.

Это мары — нет! Э, Томары это Мары.
Есть, однако, миры, где одни комары.

Варила на кухне суп марина, её ложка была, как субмарина.

О марина омары на… Эти омары не, поют о Марине.

Расскажите об марали из за них вас обмарали?
Вы, не кушали омара ли из-за них вас о, марали.

О Мария кушал омары и я. У, Мария, потому уму ария!

Аморально после омара обмарался, марался с маралом —
вытащи с Мары лом.

Обмануть чеха хочешь потому и хохочешь?
Налетает, словно клок кочет и клокочет.

Хотелось берёзе у граба стать и все соки грабастать.

И женщина, что у граба стала — такие деньги грабастала.

Как среди скрипок игра баса тает, но зато какие деньги он
грабастает.
Хорошо взбивает ас перину — да то видать от аспирину.

Призма трона — приз Матрёна, нами присмотрена.

У Матрона лишила ума трона.
У Матрон не спрашивал ума трон.

Трон ты только тронь. Утро на… только не у трона.
Струна не поёт с трона.

Кто говорит у нас законов своды, а кто говорит они с воды.
Скверну словит, тот кто свернословит.

Кто там шарит у Ленки около коленки, а мечтает о
колоколенке?
Твердила игуменья о колоколенке, а сама увивалась около
Коленьки.
Кто думает о колокольни, а наркоман просит: — Ты мне около
кольни!
У артиста голос скрипучий, у зрителей живот до искры пучит.

И чему же скрип учит?
У корост укор рост.

Влияет на рост этот самый нар рост.
Что же это за нарост, что влияет на рост?

Не увеличить от вод корост, но убыстряет водка рост.

Вся лень верит в зелень.
Такой у Вали дол, что он пил валидол.

Не любил поп сорок, кричал ваш удел: попса, рок.

Кок те бели развесил в Коктебеле. О, те бели о тебе ли?

О, те бели — сказано о тебе ли?
Кок те бели заработал в Коктебеле.

Если слово начинается с квази, то ты мимо его сквози.
Кому до ста верно, а кому достоверно.

Вира ражи виражи, вира жизнь. Выражение вира жжение.

Казни вершили — ковы вер шили.
Валит пресс сует, плетью исполосует.

Но не дошла до идеала дои иди Алла.
Да и дала, дойдя до идола.

Разве можно истину постигнуть, если маты из пасти гнуть?

Имеет Алла пасть — не язык в ней, а лопасть и может низко
Алла пасть.
И пала низко Алла и целовала низ коала.

С мясом без прожил, тот бес жизнь прожил.
Обследовать он скор лупой, яйцо под скорлупой.

Союз кланов и сто сковался, и кто по ним истосковался?

Курсивы их от кур сивых.
Проще ни я прощения.

У зама мочка по форме замочка, его уза — мамочка.
На вид Рину надраили, как на витрину.

Конец бывает у траура — наступает утро утра ура!

Уж, потеряли соль листы — кругом здесь дьявола солисты.

Рюмку пригубили. Хватило бригу пыли!
Поп ли те размазывал сопли по плите?

Сколько искали фор НИИ, а они все из Калифорнии.

Открыли Нели пасти, а из них прут нелепости.
Не ел паст орёл и постарел.

Вира жжение — выражение.
Не вырвется Душа уже!

Восстав на последнем рубеже, так чепуху давай руби же.

И скроите и скроите.
Искрою память искрою.

Как светятся искрою те и скроите, и наветы искроите.

Подали иск рой те и поток этих искр и скройте.

Искрой или искроили?
Иск рою не вставите искрою.

Слава это не уз навал и он никого не узнавал.

За нос вы нас водите и рисуют на своде те.

Пел конь соло мой, верно сыт соломой.
Разве изюм руда, для добычи изумруда?

С купой денег шёл скупой.
У него всё не скупай, а его в реке скупай.

Он на рынке всё скупал, пока его дождик скупал.

Три скупости будут треску пасти.
Дело то скупости — тоску пасти.

Раздался треск — упал и воздвигся отрез с купол.

Туча землю скупала, когда сошла с небесного, с купала.

То с Кирилла скривилось с тоски рыло.
СОС скурило соку рыло.

Можно и то скупить, и то скупить, а всё равно соки тоски пить.

К весу зари мощь квазары.
Видел ты квазар-та вынут, как тыква изо рта.
А мат козырь рта.

Не тулии к вазе рта это не квазар-та!
Недалеко от аза рта до азарта.

Не верила коза рту, что привело её к азарту.
Козу ли привести к азу ли.

Пей квас зари и к вазе ори: — «Где квазары!»

Что про науки вам сказать, про эти самые про точные!

Там воду льют, там масса протекает вод и может даже не
проточные.
А всё проточное течёт и протекает, и слыхом не слыхать про
точное.
Суть толочь и будет сутолочь. А суть очная — суточная.

Сойдёшь с ума тошные, такие эти дни суматошные.

Способ выселиться это виселица, так будем веселиться,
пусть приходят в весе лица.

Игры масс и гримас. Игры зла — судьба изгрызла.
Собралась бестолочь беса толочь.

И уши вы развесьте — вам могут раз ввести.
Пусть то та пуста пустота!

Возникают гоблины и пеклись ого блины.
На оглобли Инны повесили нагло блины.

При чин подальше от причин. При чине жить причине.

Многие под запретами и карами стали Икарами.
Э! с кислицы сделали эскиз лица.

Горя крик: — «Задушат!» — печётся, за души, ад.
В аду шина отдушина так не кричи од души на.

Узнай то по чём и в танце каблуками топочем.
Мы узнали, раз тут, откуда ноги растут.

Люблю когда конфеты, летят с неба как конфетти.

Разноцветные как конфетти лежат в вазе конфеты.

Он съест осла живцом вместе с сослуживцем.
Взял с осла живца, для сослуживца.

И это СОС лужи, овца! — из речи сослуживца.
И будет СОС с лужи виться, если в неё попала сослуживица.

Купил рублей за сто я сто матов застоя.
Теперь я стоматолог, то есть ста матов лох.

Муська там поперхнулась мускатом, видать Муська ты ешь
мускаты.
Смеяться не ему с Кати, есть у неё мускаты.
Так сказали ему скоты и спустили ему скаты.

Долго плыли. Стояли на палубе. Пассажир воскликнул: — Ой!
Нудно!
— Вовочка сиганул в море, но дна не достал.

— Ну, что съездила? — Да у меня к тебе есть дела.
Ты зачем моего мужа по морде съездила.

Подмигнувши оком, она спросила: — Вы о ком?
А он споткнувшись о ком попятился боком.

Вот тут бы ком не вышел боком, не грохнул баком и не
замычал быком.

Каков фон дамы обладающей фондами?
За мессы или замесы замесили.

Как закон дары — уплыли: закон Доры.
Заплатили в зоопарке за кондоры и остались голые конторы.
Где поют канторы и песня их кант Торы.

Говорит закон: — Даром мы летим за кондором.
Задан тон им, теперь мы тонем.

Мы с тобою перебыли, всю посуду перебили.
Аппетит всем перебили и кастрюли в пюре были.
Ой! какие глаза у пэра были.

Не знала что такое Пи ребра Алла — потому и перебрала.
Обмазала в пюре бра Алла.

Пустив на зорьке струю, я её звук с оркеструю.

С оркеструю, влив новую в оркестр струю. А кому с арки струю.

Разлагает оркестр травка, от неё и новая оркестровка.

Горит сор костра, трещит как звук с оркестра.

Не могла наглядеться оса та нею и жужжала-жужжала:
— «Я сатанею!»
Сор на мента сыпался с орнамента.

О сор лица видела ас — орлица, слышала ор лица.

Собирали не грибы, а сор лица и смотрели — летала как ас
орлица.
Что ждать от Севки, когда родители общества отсевки?

Зажёг газ еле, еле, куда глаза глядели?
Бежали газели, а люди пожар гасили.

Надо пол Осе менять и девиц осеменять.

Начальство, приметив, засуетился приметив.

Птичья пора гам, расселись на ветках как по рогам.

И он не дот рогом сломал недотрогам.
Мат рас это не матрас.

А кто-то по рогам бьёт любимым порогом и всё там за
Днепровским порогом.

Бывает и так, когда святое лико не вяжет лыка.
Звук носовой выпущен, но совой.

Не достали штор мы и стёкла побили штормы.

О, трава, трава! Не стань как отрава.
Свеч эра началась с вечера.

Не кричи, увы рту ура, ведь это только увертюра!

Взял поп метлу и говорит поп: — Лечу это мне по плечу.

Теперь его иноки лечат. Инока лечат, кого Инна калечит.

Всё делаете не ради и вы, вот потому и нерадивы.

Не эра дивы. Народ ивы нерадивы.
Кто нам о рае докладную намарает?

Красили во все цвета Еву- получили Цветаеву.

Кому дорогая дары даёшь — потом своё дорыдаешь.

Нужен уход домам, также как и дамам.
Я казан настрою — козанострою.

Втяни голову во плечи, ты не знаешь вопли чьи и со страху
вопи лечи!
Изойдёшься ты во плаче.

Знаешь страна спала чья и страдала от палача?

С глаз штора спала чья и изошлась страна от плача.

Из сумки не вытрусишь О -деревянное, но вытрусишь
О-стальное.
Итог наблюдения: слава Богу! На блюде не я.

А парад погряз по рот, от того народ и порот, а не наоборот.

Иди к обрусевшим в Москве кобру съевшим.
Увидел из пани я прёт Испания.

Во простачки! У них, где брать, вопрос, тачки?
С тех пор ох! сколько калек дал порох.

Это съезды ли, где народ по морде съездили!?
Нарядная наша была нарядная.

Плыть, а по Сене в корыте как? — опасение критика.

Она читала раз про Дали и книги распродали.

Ты матом гни да! на то ты гнида.
Дни настали — экономят на стали.

Крепостных пороли, если не знали слова по роли.

Берём пример мы с людей — зло идей знает злодей и смеётся
он с людей, с люда сыпется слюда.

Браво! Мысли слюда сыпется с люда.
Кричала буря: — Я — и стала бурая.

Не знают яки слога и не хочу знать, я кислого.

Задушит вас как кролика питоны, завянут розы той бутоны.

А шумы будут пить тоны, плутают видно здесь Плутоны.

Мы раз путы Вали распутывали.
Намок, раз пух, но не распух!

Вы вели не раз те ралли и ушибы растирали.

Огнём искр из соломы пускали соло мы.
По клону и быть поклону.

Покажи фигу Гуру — пусть он бережёт фигуру.
Валы идут в душе Вали.

Рожь колосилась, ну как тот колос.
Полон сил лось — кушает силос.

Тут и началось: скакал ночи лось.
Как отмечалось: пал от меча лось.

Я сплю совой с суммой, с плюсовой.
Тем и удала, что правила удила.

Были дела! Рыбку удила. Не тем, у, дала! Гнулись удила.

Рыбку посоли прям на антресоли.
Кантри дай соли — частушки к антресоли.

Это не гам это он отдался негам.
Ветер веет волосы бед.

Ну, что изобретать велосипед, когда его утащит аспид?

И почему та спит, а над нею СПИД?
А СПИД страшнее, чем аспид?

Не придавал значение отрок торе — думал о тракторе.

Больница — боли дом, от туда летят болидом.
Куда сунет свой палец суннит?

Это следы с леди за ней следи, чтоб не упала с наледи и не
лишилась сна леди.

Попробуй у Толика им жажду утоли-ка.
Ноли Жанку уложили на лежанку.

Рассказ про странное слово, слово пространное.

Пришёл мороз и начался мор роз.
Из пасти Гали мы истину постигали.

В среде раз в едкой, познакомился я с разведкой.

Нас пугало гало словно и это не голословно.

Не раз ветка прикрывала разведку.
Условия особы у меня для особы.

Смеялся писатель, раз с козы и написал смешные рассказы.

Пора дам собирать по родам и это пора дам командовать
парадом.
Так что в порядок приводить пора дом и усевшись по рядам
дивиться парадом.

Это не поп рыгуньчик, а опера попрыгунчик.
Цели ком катился целиком.

Парус сник и жалко смотреть на парусник.
Видел, умы ты! Ходят умыты.

Дно казаново в аду чистил Казанова.
Шут и шутка всегда рядом.

При ветре но — машу ручкою приветренно и сажусь в машину и
говорю: — Привет Рено!

Видит кот лавина, а там котловина.
И грохочет — игры хочет.

Дал пар ток, а изобретатель остался без порток.
Джин сам сохнет по джинсам.

Что сказали негры бы: — Эта гадость не грибы, ты их к себе не
греби, а то заказывайгробы.

На каплю удовольствий денег накоплю.
За жизнь, на каплю, опыт накоплю.

Когда ревизор завершил обмер — я обмер.
Им порт нам импорт.

О колдовских приворотах: он стоит вратарём при воротах.

Чадо чадит — табачных королей щадит.
За сны жены у мужа виски заснежены.

Это не нега Маши! Когда на голове у Маши Нины гамаши.

Хорошо одиночке — он предоставлен один ночке.

Подлинно ей — нравится подлиней.
О, бед обед дни ела, потому что обеднела.

Нам готовила обед Неля и смотри, не обеднела.

Бежали от ста ханов отцы, по бегу они стахановцы.

Не знали стаканов отцы, но теперь они стакановцы.

Все стакановцы! Знай стока новь отцы!
Имела шанс тропа, но её разбила шантрапа.

Вела на питье Канн тропа, где шантрапа изображала
питекантропа.

Он дал ей чек и ещё чек, и этот чек раздул ей пламя, и щёчек.

И куда он повёз зло, что ему не повезло?
Для сна и щеночку лучше ищи ночку.

Может, манит вас магнит! Натянул там маг нить.

Напился поэт русский и заговорил по этруски.
Взял Коля кол и ударил в колокол.

Он заставлял дрожать кол басам и отдавал предпочтение
колбасам.
В баре пахло колбасой, а босс месил, тот кал, босой.

Греметь натужно трасам и лопаться тросам.
Краска Лиины крась калины!

А этот нос как штырь лица и он такой у Штирлица.

Ты им фигу согни и о том не сохни.
Упадёт, слазь, стена и погибнет сластёна.

Налей им пилигрим и пил лиг Рим, и пили грим.
Скелет ось татки или её остатки.

Словно ярма арка нависает бремя ярмарка.
Да не трещи та — как три щита.

Полон Бабий яр костей, как пёстрая одежда яркостей.

Ни козы, ни щенка вот оно где нищенка!
Скука жила и нас скукожила.

Был поздний палеоцен — там динозавры пали от цен.

Тема недели её между нами не дели.
Сколько спроса можно делать с спроса?

Как делёжка глупа, где ложка. И неравный делёж, где ложь.

Вдел Мишу ты, что говоришь — мы шуты.
И жди венец — иждивенец.

Тёк в окно яд рамами — не доволен я драмами.
Вели кору сам сдирать великорусам.

У неё хватает, однако лени — сидит, обхватив одна колени.

Ему вставили сустав коленный хорошо калённый.
Обстановка накалена, а она к нему села на калена.

Хорошая чеканка! За неё получила чек Анка.
Страна из стакана родит истукана.

Ответственен за маршруты и за марш Руты.
Чудо эт юдо с моего этюда.

Живот у моряка отрос и трётся, бестия, о трос.
Не так велика роль, как велик король.

Кросс ту привёл к росту. Кресс ту притулил к кресту.
Песня розовая — вещица разовая.

С утра тылы — оптимизм утратили.
С утра ли вы выяснили суть ралли?

Узнала суть трала с утра Алла. Алла я хотя с утра алая.

Ночью снег землю засеял, а утром засеребрился, засиял.

Стиль Яги переняли стилягу.
Каков вес точки из весточки?

Боялись оба не мента, а что конец придёт абонемента.

Вместе мы ту песню сложим: что величиною с ложь им.

Будды ражи те вы умы будоражите.
И злы рыки из лирики.

А на дубе кора тали под ним время коротали.

Да взяла карат та ли, теперь с нею все время коротали.

У неё в бриллиантах уж и мочки и блатные у неё ужимочки.

Привезли дерьма с тачку на стачку.
Бес различен, а ты к нему безразличен.

Кто заставляет облака кочевать, почему на них нельзя
лестницу облакачивать?

Говорите на вы году, что несёт выгоду.
Вы годы не реагировали на выгоду.
Любитель роз Валюха, а хата её развалюха.

Не пори ты нам о саже! Масса же нужна на массаже.
Про то арены и что пути проторены.

Любила и диско Тина, говорила: — «Плясать иди скотина!»

Наш мир столик и он не плоский столик.
В лечении я вижу к садизму влечение.

Хотят ночи наестся и начинается, и валят ночи на отца.

Сколько надо бабе полноты, чтобы тянуть пол ноты.
Увидела осла Белла и ослабела.

Благодарна попу тать, что он смог её с попадьёй попутать.

Про Чечню я это Российская прачечная.
Плач! Те голову снесёт палач.

Питьё Канн тропа — питекантропа.
Пары держали пари и ты в облаках не пари.

Их ерунду ты не пори, они в ресторане выпускают пары.

Слёзы лились вёдрами, после как стали свидетелями вы драмы.

На столе раз буженина — я запахами разбужен Нина.

Он смотрел в корень и получил степень.
Остепенился корень и стал квадратным.

Я к тебе пришёл с виной и принёс бекон свиной.
Из таких капель страшна капель.

Были на спрос тачки и их украли у нас простачки.

Стекла роса с проса увеличивая поток спроса.

А папе роса как папироса. Листок папируса и показали папе
руса.
Загадка: Чем связаны между собой слова: подвал и нить?
Ответ: словом — подвалынить.

Тянут подвалы нить, чтобы подвалынить.
А может тянут волы нить, чтобы волынить.

О боль дели вы что обалдели! О, боль Дели!
Лешак унёс лишек.

Нет форм у лярвы, так составляете формуляр вы?
О, то варится и она отоварится.

— «Ах, нуля! Это дело!» — ахнула. Вот б ахнула и литр бахнула.

Не боялся Бах нуля. Ах, улитка! — себя хулит как.
А кулисы, там акул лисы.

У кого в уме двоится у того раздвоение личности.
А у кого в уме троица, тот верующий.

У кого в глазах двоится — тот пьян, у кого в уме троица, тот
верующий.
Незаметно временами управляет время нами.

Разносится зло нами, а не слонами.
Риск кнут, но они применить его рискнут.

И уводят телеса — мысль в те леса.
Декор имел дикарь.

А вы что там думали? навалилась дума ли.
Вам дарим мы нотки до, ре, ми.

Сказала свита: — Там давно верёвка свита!
И ею свитая лежит святая.

Эксперименты на экс периметре, видел экс пэр и мин ты.

Слёзы рек выем — сказал реквием.
Может у маски ВИЧ? — спросил москвич.

Подхватила маска ВИЧ, после того как её трахнул москвич.

То, бюрократа проволочка — дёргают его на проволочке.

Те лица жирны как телица.
Пришли вести лиц — каков вес телиц.

Она останавливалась там, где в стаканы Астана вливалась.

Температура… прок ура туру и в прокуратуру.
В прок ура, Торе — зло в прокураторе.

И не с кем не делись и не спрашивай куда вы делись.

И хорош ли торт «Делис» ты этим с нами поделись, ах хитрый
ты пади лис.

Ну, поди, тебе я врежу! Плохо ведь на яворе ежу.
Не нужно тавро ежу и сказала та: «Врежу!»

И получу грыжу и только злобу воскрешу, ну не покрывает воск
крышу.
Ну, а может, я грешу?

А вопрос я не решу хотя воска я нарежу.

И чушь на крышу накрошу и красненьким его накрашу.

Ты его хоть не лижи. Не поддайся дури ражи.
И ты там не ворожи, не кричи во рожи.

Пусть спокойна вора жизнь, и кругом богатых ложи.

В этом мире — мире лжи, зря направил туда лыжи.

Там и страхов миражи — кражи это мира жизнь.
Сынков бестий виражи, вот такая вира жизнь.

Так пари же над Парижем.
Заключай пари по рыжим, там везде их то режим.

И на язык латки нет, и жизнь вам лат кинет.
Не Настя напустила ненастье.

И с того с вина — пусть визжит свинья!
Пьян с вин я и визжу как свинья.

Красным СПИДом заражали, не привила заря жали.

Ох, а беса это рожа ли? — командиры гнусно «ржали».

Рожь жали, рожали, не учили рожи жали.
А течёт по лицам ржа ли?

Мы выскочили из мамы не для того, чтобы жить измами.

Что у Любы леность или влюблённость?
Крест Аллы — солей кристаллы.

Сна сны — сносны. СОС на…
Спилена сосна, она приснилась мне со сна.

Рабочие со станций насосных шишки не весят на сосны их.

Был лишён конь дикции, но дошёл до кондиции.

А ты за раз не снимешь пакость зараз.
Он увидел зараз облачение зараз и стал выступать за из
разоблачение.

У мадам позаимствую хитрость ума Дам и делу ума дам.
Но чек оплачен ночек.

Раньше мальчишек зачисляли в Суворовское училище.
Сказали это водоросли.

А там идиоты высотою с три Ляли, по нас стреляли.
С огнём мы сталь согнём.

Лист бумаги сомни Вася и не стоит сомневаться.
От корма толстела корма.

Ему путь закрыл я — пусть отчитается за крылья.
Ума тили боссам умастили.

Какая каверзность у ямок, попав в них — я мок.
По воску не провезёшь повозку.

Наступили злые дни, их так и зовут: злыдни.
Раз мы вам угрожали размывом.

Это наркоман да? — и дана с нар команда.
Главное не тет-а-тет, а иммунитет.

Не имели цели ну! Подались на Целину.
Так пой мать, чтоб не могли поймать.

Главное ему не тет-а-тет, а иммунитет.
Мы все по Люсе ровнялись на полюсе.

Нашёл раз травиночку — растрави ночку.
— Мне Дана верная? — Да, наверное.

Сверните с вер нити, сверкните с вер к нити.
Нога детей смогла нагадить ей.

Я сплю сам и потому хожу с плюсом.
Ура! дам летит партийным уродам.

Нарывом назрела ость, это экзамен на зрелость.

Наши реальности — не могут, наширялись, нести.

Клёв эр это не клевер, это клёв вер.
О гномы их не вытравим огнём мы.

Целину зря засеяла — дурь той фиги засияла.

Мозги прополоскать ей, за то что пропала с Катей.

Устроил сев Илья, а там Севилья.
Одна валами ведала на Валааме.

Чтобы уломать ту — год ума нужно для тугодума.

С нар команда: — «Вставай!» — ты наркоман да?
Сора сорта — грязь лишь со рта.

Любила сука ром, но смотрела с укором.
И прошли ваши все лени, когда вы в зелени.

Ушла с утра та — не большая утрата.
Видно по корну — золоту всё покорно.

А слова те сто — мессии сила, она с ослов тесто месила.

О, пират! Ты вник, ты теперь оперативник.
Ну и манера это Мань эра!

Наличие голых и ног да, смущает иногда.
Где Вита яд девы таят?

Послали Сизо на… из этого сезона и пела ноту Си зона.

Прочитала ли я строки прочь Италия.
Глаза уставил и в уста выл.

Когда деньги рассеяли — чем они тот раз сияли?

Боимся мы и не рва, а что заведёт туда Минерва.

Принесли мы мальков и сочинял, для мальков, мим альков.

Дом и сел, а это домысел.
Форма зона — фармазона.

Низа рота ни зарыта. Не зори та низа Рита.
Берите силу утра вы у травы.

Ввело в транс портного видение цеха транспортного.

Закон — тролль, всегда за контроль.
В опере жена была опережена.

От пыли в Коломбо буры, пишут Буры каламбуры.

И не говори то Неле, что они встретились в тоннеле.

Этот путь разве наш ли!?
Где вы и как его нашли?

Будем, только, во сне жить, когда старость виски снежит.

Они ославлены — увидали осла в Лены.
Сказал судья: — «Волы! — суть дьяволы!»

Всуе ты устаёшь от суеты. Всуе те, пребывали в суете.

На шее нашей слюнявчик нашей.
О, зла блины матом ослаблены!

Вы видали блажь жены? Они при этом зле блаженны.

— «У Маши низ ты!» — сказали машинисты.
У Маши ни сто, у Маши низ то.

Есть в Одессе Переса дочка! Но до неё мне пересадочка.
Узнать, на что годна, ждала год одна.

Не кто ни будь, а сами разберитесь, что происходит с асами.

А сам не станешь асом?
Ось вы домыли и нас осведомили.

Аса жена была осами осажена.
О, сами вы разобрались с осами.

Мне нужно паруснику ось и рею, а то в водах я осырею, вот, и
флаги на оси реют.

И куплю на парус парусину и в яхт клубе найду пару сыну.

Она от укуса ос воет, скоро плач Несмеяны освоит.

Когда я ось вижу, то в памяти детали мотора освежу.

Когда я ос вижу, то боль их укусов в памяти освежу.

Не знаете, ас вы жали, всё с вас выжали.
Ас вещал — путь к спасению освещал.

Наломали копий, количеством копий.
Плохи в паху дела вот и похудела.

О сэре Бриле, говорили, сто его серебрили.
О, твоя голова поникла от воя.

Отбросил перст тень, а на нём перстень.
Тот отставал — хоть от ста вал.

Достоинство доспеха — он не приспособлен до спеха.

Вот таланты: видела дол та, лан ты.
Досталось б лоху таскать блоху.

Побывал в гостях у тех и насытился тех утех.
Разве дело дола то, искать долото.

У меня осмысление — любовь ось мышления.
Раз подсунул мышь лене я и ей было не до мышления.

Говорит ас: — Мы с лени и я, это осмысление.
Сказал ас: — «Мы слили!», — а смеялись мы с Лили.

И смеялись как ас мы с Лили — аса действия осмыслили?
Ас мысли ли осмыслили?

Привели вас, мысли ли, к тому, что вы всё осмыслили?

Не учи ос мысли по-другому мир осмысли.
Задницу поря Бене, он скучал по рябине.

Утонувших в чашках чая — ос, мы слили.
Сладость чая по-новому осмыслили.

Пришли мы раз до сада там так красиво, аж берёт досада.

Корова о, снова тельна — бык поработал основательно.

Он ослепителен и ослепит Елен.
Не смейся с Насти — шутка её снасти.

О человеке, который окает: буква «о» снова его основа.

Своеобразный ума стиль — он начальству умастил.
К эпизоду полна кепи зуду.

Достал меч ту живую мечту.
Мечте вставили меч те.

Вот остроты — тост роты.
Набирает завет очки, цепляясь за веточки.

Но поставить, зови точку, на последнем завиточке.

Голосуй за Виточку и наполнить, зови тачку, за выточку.

Продавца зови точки, у которого чёрных локонов завиточки.

Ось тупицы прямо в ступице тупится и за него никто не
вступится.
Очень уж любит Остап пиццу.

И он может оступиться. Ну и что если он ас тупица?

Слышна поступь истца — занял пост тупица, не хочет ни чем
поступиться.
А ум от разных паст тупиться.

Остро слово острослова или ост рослого.
А ас трос ловит и в это время острословит.

Языка острота и летит острота — ост роты армейские остроты.

Жужжало ос три — ты лучше с ними не остри!
Обходи их астры, насчитал их ас три.

Он обратился не к козлам, а к ослам: «Вам не лазить по
козлам!»
Он не видел показ лам.

Со слов и я, видел с ослов сословия.
Всё как по маслу сказал пом. Ослу.
Такие помыслы, обошли поймы ослы.

Прицепили из-за букс Иру с вагоном к буксиру.
Нефтяник! Отбури и скройся от бури.

Как та пора зовётся, когда жёлтый лист завьётся?
Убила осу ж Дина и за это осуждена.

Пустили ос три Гале, так что потом волосы ей остригали.

Выросло от благ года рыло и хрюканьем отблагодарило.

Как обычай, разбросан по деревне кака бычий.
Станет раз ясней! Люблю! Раз я с ней.

Плачет о том кнут, сто заперт и не отомкнут.
Иск устный передал оратор искусный.

Или сесть в земную песть, иль попасться во лжи сеть.

Весил зелье на веселье, им лапшу навесил я.
Устроили бум маги на листе бумаги.

Что получается из слова радиокомментатор: утерян Радиком
мента тор.
Кричал ура! радиокомментатор.

Радиокомментатор кричал ура, дико: — Аминь татар.
Уроди-ка уродика.

Уродика мента тор увидел радиокомментатор.
Роди-ка мент отару и подари радиокомментатору.
Роди око мен татару.

Разве даны ради осла уши теля у радиослушателя.

Роди ослу уши теля, чтобы выросли они у радиослушателя.

Нельзя радио слушать теля, тем более радиослушателя.

Приклеит урод и ослу уши теля, чтобы вызвать смех у
радиослушателя.
Сказали уроды ослу ша теля, а то испугаешь радиослушателя.

Можете вы править, а можете ли выправить?
Но, увы, прав ведь!

Остап за столом продавал за сто лом.
У, мастер! Суть ума стёр.

Каст траты знают кастраты.
Видел языки костра ты, но не видел касс траты.

Босиком ходим пополам мы, Мешаем к водке пиво пополам
мы, от чего и грезится попа ламы. Ты туда попал, а мы?

Чья плоть дом согреет плодом, прикрыты те пледом, хоть в
тепле дом.
Он ничего не знает об дури, вот его и обдури.

Что я уже не с латками, а продавщица сладкая в отделе
развесном.
Это было разве сном!?

Было у неё раз влечение — больная раз в лечении нашла
развлечение.
Положили перец раз в еду и она такая горькая, что я руками
разведу.
Я говорю за радио, это есть заряд его.

Это разве лось? Ну и чертей в лесу развелось!
Разве умы рать заставляют умирать?

А ты стели ей сразу простынь и говори её не простынь.

Я говорила, что зелье Яга варила.
За бой не ответит забой.

Когда у тебя долларов сто нет, то душа стонет.
Раз зла жена и жизнь разлажена.

Выполним мы трюки такие что надо мыть руки.

Суть бою не объяснить судьбою.
Шилу диво — шелудиво.

Боялась вора та и выйти за ворота. Во, рот а!
Ну что ты кучу ворошишь, ты покажи-ка вору шиш.

Баловался водочкой да мускатом, смешил тем дома даму с
котом.
Музыкальный автомобиль — ездит на соль ля ре.

Какие музыкальные автомобили ездят на трёх нотах?
Ответ дизель ездит на трёх нотах соль, ля, ре.

Говорила папе Люся: — С соседом попилюсь я.
И теперь в попе Люся — отпевают попы Люсю.

С рамы та зияла срамота (проститутка за окном).
Людей довели, что друг друга давили.

Перемена разительная, телка — раз и тельная!
Сор то сорта — сплетен сорта.

Ариадна ты ори одна. Ори ад дна ты не Ариадна.

Сыр прёт ворон, его успех в жизнь претворён.
За Машку говорит замашка.

Хрусталь пропил и горный — посетив дом игорный.
А зам учёного вида замученного.

Он свой нос в норы совал и что-то на бумаге нарисовал.
Он говорил на рис — овал и нам его нарисовал.

Ругань со рта какого сорта! И кого питали те нас и пытали.

Вышел с лесу рахит и сказал: — Я исполню слесаря хит.

Ну и номера выкидывает в ином эра.
Он покатился по наклонности.

У людей бывают наклонности, которые их склоняют: деньги на
клон нести и потом к насилию склоняют.

Разукрашенные в Ладе лица — видать владелицы.

Разукрасили Наде лицо — видать ходила на дельцо.

Не надо слёзы Наде лить, мы сможем её этим наделить.

О, снова по ложному идти пути основоположному.

Свинка схрупала цветы с венка.
О бразды тот образ дым.

Юродивый! Расскажи притчу даме с ужимками, с причудами.

Они растр трогали и его растрогали.
Оставляет дорога разлуку, да рога.

Для каких флагов столько мачт, они притащили на матч.

Говорили им портные у нас бирки импортные.
По шкале по разной пара — зной.

Продал ради оперы дачу и начал радиопередачу.
Руки заломи и проведи залами.

Раньше было разнотравье, а сейчас, с химией, разноотравье.

Голова болит от гула — я беру два отгула.
Вобла к ах! не летает в облаках.

Разве ради отточки слуха ставят радиоточки?
Мимо ран думы — меморандумы.

Матом и зверь гнул — русскую истину извергнул.
Радио у зла под сенью радиоузла.

Пей водку раз доля — будет пьяным раздолье.
Глаза за Катю закати на закате.

Нет и кона, продана икона.
Вид шахт террикона ушла на Терек икона.

Не имел Терек кона, не имел террикона.
Я плачу, когда деньги плачу.

Что ждала от тетерь икона, как таракана одна, оторвала от дна.

Газы из флакона, фазы для дракона.
Отыграть шла кон, а говорят шлак он.

Ела шлак она, размотка шла кокона, но увы не кок она, смотрит
в проём кок окна.
Написала опус ты ли: от чего мы руки опустили.

Почему всё нам постыло, это ясно всем по стилю.

Я по стилю постелю: злу дорожку постелю снежною постелью.

Я смотрю на снег, на падающий, по нём бежит, надежды
подающий, нападающий.

Люблю смотреть на падающих, в снег, нападающих

Кричит горлопан, что небосвод гор лапан.
Дали ослу пить и он начал хвостом ос лупить.

Он не ставил иконок рядом с вором и конокрадом.
Сколько иконок рядом, сколько иконок рад дом.

На земле как мера — наказание и камера.
Когда был он молодым — пускал мало дым.

Пора скумекать, как заставить Параську мекать.
Деньгами раз сорит — он всех рассорит.

В осадок выпал зая из ресторана выползая.
И кота сведёт с ума икота.

Взвизгнула ре ссора, словно рессора.
Бился о сваи вал — берег осваивал.

Манифесту ли!? Лечить у Мани фистулы.
Кругозор сквозь круг озёр.

Очень сальная русская женщина, сокращённо — русалка.
Русь с Алкой стала русалкой.

Намечаю нам и чаю. Спор чаю с порчею.
Нацепи брошку на цепи.
К лучу лететь ключу.

Сколько увеличенных желёз и зрачков, когда подали закуску
из рачков.
Фальшивые раз те нули остаток жизни растянули.

Назад нас те нули тянули, страну по норам растянули.

Пустили в рост Яну ли? И после миллениума в воду канули.

Принесла и графин Алла, и сказала: — Это игра финала.
Была игра финн — пригодился и графин.

Царапает кого ток, а кого коготок.
Каму не страшен кол готок, а кому вонь с колготок.

И сошли со скал готочки. Ого готы это их гоготы.

Заработал со скал гот очки — он с неё снял колготочки.

Но впились в него её коготочки и поставили на кого то точку.
И поставили на кол гота точку.

Они «свободу» обрели, под наци их обрили.
Они окопами вес мир обрыли и что хорошее в том обрели?

Теперь, скрывают Брыли (шляпа), то, как их оббрыли.
Добры ли? Приставили до Брыли. Они шипят как кобры ли!

Их рода «ветви» увешали как кобры иву и их пути ведут к
обрыву.
И эта присказка ко бра — шипит-шипит Европы кобра.

Ой, какого се лика ты! К тебе на колени сели коты.
Так не сели-ка ты кота, где силикаты.

Если на брюках генеральский лампас, то, как вы думаете, где
он лам пас?
Я молитву с лам пою, не расставаясь с лампою.

Бурлит дурость в виновнике как вино в Нике.
Мы не терпим мосты нетерпимости.

Имеет ли паз дно или об этом говорить поздно?
Шла армия с тыла, аж сердце стыло.

Придавила лапа точку, ещё взяв лопаточку.
Раз зло манна и страна разломана.

И он ответил лаконично: — Да! Я пил лак конечно.
Сказала Наде Русь: — Я до чёртиков надерусь.

Сказала та зубастой: — Я не купаюсь в тазу баста!
По росе ли — пришла пора сели?

Звериный ли рык издал лирик?

Проводники в штабе ля! лежат как штабеля.
Деньги тары произвели день гитары.

Три тына — т раты на тракты это контракты, это кон тракта, это
трек акта.
Слёзки кап, кап — Илана любила капеллана.
Понравилась папе Шуя об этом попишу я.

В дерьмо раз зарыться, чтобы разориться.
Слава из реки — слово изреки!

У вас те рвения — перешли в остервенения.
Пол Камы перерыто полками.

То едет, то останавливался, да он просто от каждого тоста на
вливался.
Нужны повесе лица, чтобы повеселиться.
Ас орбит кушал не сахар, а сорбит.

Сообщение курьера: — Началась кур эра.

У теля апатия, ему нужна телепатия.
Сказали козявки: — там коз явки. А сявки пришли с явки.

Выдержат ли тавры, если будем бить в литавры.
Ехал кар Тинки, а на нём картинки.

Я вынужден вставать, когда вспыхнула лампочка в сто ват.

Не расстраивает зубов лязг Инку, так пляшет она лезгинку.

Сказали ас, мот: — Рим мы осмотрим.
Куда Розе деться, во что разодеться.

Он приспособил для ласк куточек и снял с неё последний
лоскуточек.
На ней остались одни лоскутки, после того как она познала
ласк кутки.

Марго Рину переварила в ведро маргарина.
Пережили мор Гарины — нажимая на маргарины.

Ну, не ела Марго Рину, она съела маргарину.
Юмор гори ты у Маргариты.

Отвезли там, в морг Арину, от тавота подмешанного к
маргарину.
Повезли в морг Арину, она поддалась маргарину.

Королева Марго Ритке дарила жёлтые маргаритки.

На небе туча: «Тома рёва», а все сказали то марево.

А Тамаре во! нравится, то марево.
А Толя гнёт — слушай, а то лягнёт.

Молчу Ганна и смотрю на нашего мальчугана.
Я мозги пачкаю выкуренной пачкою.

Опять дома тематика: Наше отношение до математика.

Мак Лера брала у маклера.
Маринист — художник рисующий Марину.

Марина в ванной запаслась капустой маринованной.

Говорила Марина Вале: — Чем нам голову мариновали!?
Любой ли справится с Любой?

Водочка ума роса стала матом у матроса, расцвела ума роза.

Лопнули ума троса, как от сильного мороза.
Вид обрыган у матраса, расплясалась ума трасса.

И свела с ума Тараса, предложили вольер ему — террасу.

И вот растет та раса злобного Тараса.
Он без ума от трасс, и пыль оттряс от рас.

У! матрос мотал ума трос, мот раз прыгнул на матрас.

От рас ль отрасль?
Видишь, требует ума трасса — Слышь!

Требует ума трасса!
Проси подмогу у матраса, не крути ума троса.

Это материи лист! — сказал материалист.
Какова материя листка? — спросила материалистка.

Нет такого свойства у мастики, чтобы залить ума стыки.

Без капрона мисс — пошла на компромисс.
Стари компромисс говорить со стариком про мисс.

Регулировщика мах и Инну остановил, и махину.
Матери Алла передала часть материала.

Разделяли с тобою юмор мы Лада и сладость находили у
мармелада.
Умор мы Лада находили у мармилада.

И праматерь чина любила слушать про матерщину.

Если в дерьме матери рыться, то, как не материться.

Матерь чину несла матерщину.
Зависит от ношения к одежде отношение.

Разве если махинации, то это определённой махи нации?

Мах и нация вот и махинация.
Их пои дом, тех, что едят поедом.

Что-то у медика, крутилось в уме дико.
Даме дико обращаться до медика.

Жара! Запружен парк парами и дышащими горячими парами.

Пары ощущаются они моими порами, и пар скользит по раме,
ну, уходить пора мне.
Пришла холодная пора и изо рта валит пара.

И на покой давно пора, не сходит стих уже с пера.

И вовсе не до пира, и тело как у того тапира.

Всё луг перекошен, от чего же рот перекошен?
А пока стилям дали по костылям.

За далью может, на мою долю, золота намою.
Надо дать куш Анне за кушанье.

Сто надежд с тона одежд. Сто набатов это стон аббатов.

Мне б помять тебя на память.
Калы мага везла колымага.

Они от холода так раз дрожали, что меня раздражали.

Не пройдёт воз врата, значит: нет возврата.
Открыла ты раз врата, для разврата.

Межа трасс левых — спор инстанций межотраслевых.

Став чайник на плиту, я тебе такого наплету.
По плану нужен поп лану?

Это что за наваждение, а это экзамены на вождение.

Им пресс сионизм, а другим импрессионизм.
Они мечтали про дали, но их продали.

Люди не боятся целых нот, но боятся полноты.
Дан код вору и он пришёлся ко двору.

Дождь норму выполнил и с неба выпал Нил.
Заголовок: — «Несчастье из-за головок».

Вы ели не корм Лены и остались, не кормлены.
Низких проб леммы — вот и проблемы.

Трудно с ложностью справится с сложностью.
Вы и из пол нити фокус исполните?

Он получил за Колю балл и этим всех заколебал.
Нина видела, то, что ненавидела.

Хотел поп лакать, а все думали поплакать.
Разве сов есть может совесть?

Отлаженное дело это не то, что отложенное.
Мне не жить, если некого нежить.

Пока мы не взлетаем, мы не в зле таем и зло не таим.

Но жизнь не та им, а последний тайм, и с насиженных мест
слетаем.

На слёты с лета им. На слёты мы слетаем.
А я икру с лета ем, мы от икры с лета таем.

Нет руды вою — не хочу жить жизнью нетрудовою.

И если я руду не тру, довою.
И теперь истерика — слёзы как из Терека.

Поёт про Кука река ли, или то они прокукарекали.
Давай кради! — он обратился к Раде.

У тебя на складе есть, что ни будь — то, а то на всех ящиках
написано нетто, нетто — не то.

Чёрный цвет не у мела! То она красить неумела?

Есть и закон не выглядывать из окон.
Он стонет, что у него монет сто нет.

А можно ли с тонны выжать стоны?
Навалился неги рой и ты с ним не герой.

Сыплются ли и из корки истины-то искорки.
Налили до брови в себя добро вы.

Что там уста на выли, они так и не установили.
И старика обменяли на историка.

Какое неудовольствие, быть не у довольствия.
Пройдоха! Где у прайда доха?

Нас Бог карал и отвердели души как коралл.
У хора сразу у ста открылись уста.

Он добывал плохое из вести, пытаясь нас извести.

И зверь гало, оно такие искры извергало.
Дорога в низ вела и их всех низвела.

Мы всё объемлем — у нас большой объём лемм.

Отражаются в Неве лики — не малы и не велики.

По этажу ты разносил поэта жути.
Одари и ад ори.

И вот уже мёд влит, но он на верно медлит.
О дни! Не знаю, куда ушли одни.

Затянула Ника тина — на лёгких масса никотина.
Искусства о, форты — Гои офорты.

А ты заработаешь деньги? — Нет, очки.
Мат реальный, очень даже материальный.

Как люди пали низко там, а строилось то не скотам.

Летел с него не раз пух, но он не распух.
Все Родины Робинзоны это рабы из зоны.

Взяли спецы в руки спицы, наверно не желая спиться.

Я мерзко и зло жили и почему в книгах изложили.
Торчал у Штирлица нос как штырь лица.

Напала бандитов на вас тройка — ничего удивительного это
новостройка.

Нирвана не штопана, не рвана и я ныр в ванну, успокоит нервы
она.
Уходила в нирвану и так и осталась целка не рвана.

И так начнёшь же тут тужить а как иначе тут жить.
Народ с лёгкостями — слёг костями.

Он решил в кладовке порыться, найти там веник, чтобы
париться.
Виноваты не зенки, что берёзки низеньки.
О коллаж улик, когда около жулик.

Не лукавь Инка в твоих глазах лукавинка.
По утру, по утру я им нос поутру!

Лектор говорил так об Дали, будто его кипятком обдали.

А мы виснем, когда проходите вы с ним.
Скажу рою, что нашёл язык с кожурою.

Мёд и его брожение поднимает ума воображение.
Но мера освобождение номера.

Облучение — засевание семенами лука.
Культя культ я культ тянут культю гнуть.

Прислав бутылку, он услугу оказал ей: и сказал: — Око залей.

Ошибаются пусть стили, но зачем в душу псов пустили?

И видел твари культ я и то не культ, а культя.
В бейсболе не обходится без боли.

Съели шубу моли твою — не уговорили её молитвою.

Если на ум нажать и умно жать, значит: капиталы
умножать.

Что круче любой кручи?
У него круче Нюшки нет кручинушки.

У махорки не почерпнут ума хорьки.
Искал ожерелье, а может и колье.

Он знаком со мнением, которое стало его сомнением.

Кому рассказ об лечении, а кому в невежестве врачей
обличение.
И мелкота имел кота.

Все их способности переводятся в способ нести.
Мы уцелели, но мы у цели ли?

Под дурака раз ряжусь — пойду от смеха разряжусь.
В низину столкнули не Зину.

Землёю той сырою, катали сыр рою.
Учит кобра за Ваню и что надо к образованию.

Взялись училки кобры за Ваню и подвигают его к образованию.

Ползёт кобра за Ванею и я тоже от страха завоняю.

Вот вам отношение к образованию!
И следит кобра за Ванею!

Поставлены образа Ванею это сюжет к образованию.

Зацепилась об МАЗ Анна и потому обмазана.
Придя по пищу, я как поп пищу.

Не критикуй обои Дусь и без них я обойдусь.
Пока рад покорять по карат.

Я греха не обберусь, они продали обе Русь.
Ну, жди, дождёшься нужды!

Матюги оба гнули, с ними землю обогнули.
Все, сию таскали, в сессию.

Пейзажи попишу я, ведь так понравилась папе Шуя.

Расскажу вам об разном в стиле образном.
Суть рою выдаю сутрою.

Просто в Лены точки над И все проставлены.
На беду озорую! На простор озёр ору я.

В земле сырой поп с Ирой нашли попсы рай.
О, бал! Ване рассказывал, о болване.

И злобы — зла завалы — зашли валы за валы.

Кто рассуждал, кто расу ждал.
Знала Пи Ира до пира.

Вот это веранда! Не надо ехать в Иран да?
В алом — вали валом.

По крови теля отличалось от покровителя.
Дож дик, его умыл дождик.

А грязь вешняя бурдою, так я им бур даю.
Вдохнови на вдох нови.

Говорит, хороним, и похоронен дирижёр хора ним.
Злоба станет скорою и придёт с карою.

Выдержит ли обод ранец? — спросил ободранец.
Коробка с пудрою — прикроет спуд рою.

Искры были из трубы ли, Истру били свет об этом иструбили.

Сообщение меня поразит, что поразит меня паразит.
Я этих дур и Маню деньгами дурманю.

Зубами, царь Ог раненный, так стучит о стакан, о гранённый.

Насылала оды ночка и их записывал одиночка.
Налейте овце воды! — горе овцеводы.

Купил Опель сын, теперь сияет, как апельсин.
Один окая, спросил: — Вы одинокая?

О твоих, о деяниях и прочих одеяниях.
Часто о деянии говорит, в каком ты одеянии.

Он на планере, на деревянном парил над Ереваном.
Он плавил металл и молнии метал.

Я ей с дуру объяснял, что на камеру Обь я снял.
Стоит огорожа, а за нею ого! рожа.

Не вылезала зав Алла из бумажного завала.
В рань её было одно враньё.

Мука течёт по жерновам и оттого жирно вам.
И ничего пожарного, если пустили её по жернову.

В общенародном есть ли в обще народное?
Дать ножи вам и быть наживам.

Ну, у беса харя, хотя ел всё бес без сахара.
Видно по Севе результаты посева.

Мы этот странный век доживали и зубы свои дожевали.

Я закон нарушу, а вылезу ли наружу?
Глянь ты Рим, что тырим.

О, круг Лили! Ей зарплату округлили.
И вдруг окажется, что это буква «О» кажется.

О, кажется! Он на месте вовремя окажется.
Бог капнул слюну величиною с луну.

Не фиксирует струбцина, какая там с труб цена.
Прогресс Сивки после прогрессивки.

Чего не снятся кобры вам, которые ведут к обрывам.
Были в банде роли — таскать бандероли.

Скажи: — Лад! — Анке, чтобы гореть ладанке.
Да, чудом! Он отгрохал дачу, дом.

Добра была разок Азия и пришла к нам тот раз оказия.
Глядите что гладите!

Можно говорить про зрение, не имея прозрения.
Века трон нули с места тронули.

На всех, начальница «премилая» — выдаёт премии, лая.

На моей ладоньке уместится ладанке.
Завис и сник завистник.

Пример очный в примерочной. Примеру при меру.
Смеялся с троих — не велик строй их.

Не видел не знал я тола, его не хрен знал, а аятолла.
Он решил печь кал и всех им пичкал.

На вас три Леры писали триллеры.
За вес ткни-ка в завистника.

Ты игр тигр.
О, труби фанфара, что едим ещё не отруби.

О, трубы нам! Фанфара о, труби нам, чтобы не есть отруби нам.

Но дали отруби нам, чтобы глаз горел тот рубином.

Оттруби новь нам от рубинов.
О, труби и от трубы отруби пшеничные отруби.

Украшен среди нар рубином, тот кому Сталин сказал: — «Голов
наруби нам!»
Наг руби, но не нагруби.

Кто в словах будет мёд лить, тот в решениях будет медлить.

Поп языком трепет вызывая у старушек трепет.
Пёс то вали и его пестовали.

И скучаем мы по дали и пример подали, написали по Дали.

В низ по Дали они ниспадали.
Он знаком со знаком.

Сливки мата взбей Русь — в космос я на них взберусь.

От его болот разило, так она его бал отразила.
Она согласилась собирать с угла силос.

Они после давали, так они её примеру последовали.

Течёт реклама, как поток рек хлама.
Она забыла об орле там, устроила ор летом.

Он улетал там из Орли — напряжён был и слух и взор ли?

Сор ли выметали с Орли?
Я пришёл раз в этом к тебе с рассветом.

Задачи пар решу там — спущу их парашютом.
Не строили параш ютом и не снабжали парашютом.

Зачем прикрыл парашу том? Прикрыли лучше б парашютом.

В лесу дети заблудили и так орали словно им зоб лудили.

Снится ему сон, что я муссон и ушёл в яму сон.
— «И мяса нету» — дадим имя сонету.

Замутил в речке КРАЗ воду, это видно дело к разводу.
Органы завала страна организовала.

Салюты раз трахнули и побежали на растрах нули.
Скрип пера, словно ход скрепера.

Ветер ветерком пахнёт форточки им распахнёт, хорошо раз
пахнет.
Вонял раз пах, нет, он тот раз пах.

Он распахнёт-то — раз пах нетто в него вставили не то.

Ах, нет — ахнет, а то Бах нет, что бахнет.
А то пах нет, что пахнет?

Там дома громада троллей средь троллейбусных троллей.

А горы тучи таскали. А скалы, то злобы оскалы?
Тоска ли — злобы то скалы?

И любишь ты скалы за то, что небо тискали.
А кто любит тис и калы их партнёры тискали.

Глаза его посоловели, когда его, на склад, по сало вели.

Не кипит ток, но даёт кипяток.
Зав Алла всегда спасает от завала.

В коридоре он наделал с лужу, говорит: — «Я Родине служу!»

О тора вам, катился о, тор рёвом.
Рвам обрывы рвём.

Ум чуть-чуть в нём теплился и он о том, треплется.
И речами тип лился. А зал еле теплился.

Шар кал и кто по нём шаркал?
Шар кала и что за тварь по нём шаркала.

Дождь и озяб луж день и я, и наши заблуждения.
Такие они злые дни! Нас заели злыдни.

Не имела ума Лариса и кричала: «У, мало риса!»
Говорил, дет вору: — Я люблю детвору.

Пролетели два пушка, а в них стреляла пушка.
Он следил, как смывался с леди ил.

Видно не было у Сеченова конуса усеченного.
Не все мужики Ева! — мужи Киева.

С нами всё проходит снами.
И крале нужна икра ли!

Омут болот топок и чёрный как пепел топок.
Зама нить может в пропасть заманить.

А Русь права ли или у неё в памяти провалы?
Распри делить — деньги распределить.

Обеспечит мор ковка, ведь это не морковка.
Все уделались, где у дела лис.

Наши рубрики, что на шару брыки.
Посчитал на шару б реки, для нашей рубрики.

На ша-ру б ли считала мафия наша рубли?
Нашару — трудно прожить на шару.
Хвалил наш ару, что празднует на шару.

Проще ни я, чтобы просить прощения.
Проще ли рассказать про щели?

Мало к Оле провозили молоко ли? Что было мало Коле.

Какие странные края они дошли уже до края.

Но не исправить их рая в кошки-мышки играя.

Она ли чудесна, а я тебя лечу десна.
Мне Врубель обошёлся в рубель.

Если тобою ум нажит, он счастье твоё умножит.
Умно жить, значит: счастьё умножить.

Срамота! Грамм мата и у тебя русская грамота.
От тех ас ушёл в Техас.

Она сказала: — Ловить иду рачков и дурачков.

И матом мы миг кроя кляли вас мимикрия.
И матом мимик кроя кричал нам мимикрия.

Загадка: Какая женщина само больше любит палку?
Ответ: украинка, она так и говорит: — «Палка любовь!»

Свою вы тащить стараетесь нить и этим старое теснить.

Стук, стук — наверное, кузнец горн раздул и стал ковать или
как это истолковать?

У него лик — овал, а он ли ковал так, что народ ликовал.

Пьян, иду раком и чувствую себя идиотом и дураком.

Маг из троллей владелец магистралей.
Псы прибежали на вой собаки новой.

Достигло эхо то, порта, что тянет топор та.
Ела омар Инна и вздыхала о, Марина.

Нам будущее прочили, но мы так и не знаем ничего про Чили.

А если не прочли то, идите прочь ли?
Зад рука чья, намёк на трюкача.

Стоп Лёва, то плева и не годна для топлива!

Всё равно топливу, что возите то мясо, то плеву.

Что случилось с Любой! Ей нравится с любой.
Не страшит Илью бой и враг злой и любой.

А в воздухе раз витает. Рассвет тает и рассветает.
Что рассвет таит, что так быстро рассветает?

Из тишины рассвет тки мелькнули раз ветки бутафории
разведки.
И плывя на лодочке, не сойти ли на лёд дочке?

Жену бросил раз в водицу и стал разводиться.
Можно не жить, а беса нежить.

По печи те ли!? Размазали пирог попечители.
О тор вал, такое оторвал!

От вин Том крутится винтом. С вин Том заимел дурь с винтом.

Мычание исполни теля, так чтоб лучше исполнителя.

Надевал этап очки, надевал и тапочки.
Иск «Рено» предъявлен искренно.

В театре он совершал обряд и ударился головой об ряд.

Ой, смотри! Какой взор Вали, словно её дом взорвали.

Ой, да попа Алла! И в бордель она попала.
У попа Алла, она спала, с кем попало.

Я тебя гирляндами унижу, думаю, этим тебя я не унижу.

И ходит слава про пахана, как им борозда пропахана.

Ой, какой там круг у толи — жажду знаний утоли.
Не напишешь теста пирогом из теста.

Он сказал ей: — «Ну, у тебя попа! Алло!» И ему за то попало.
Нападки на падких.

Карам боль даёт танец карамболь. Кара Ване в караване.
И Грааль — игра аль?

Мы к чему с тобой пришли: как поймёшь, весть пришли!
— Вы Дима? — Видимо.

Если подойдёшь ещё ты к Аньке, то отбросишь коньки.
Где орёл твой ореол!?

А попали они попа ли? То поп Алла в кого ты попала.
К Арону принесли корону.

Полагалась на меч тать, он ей помогал мечтать.
Злу чих — метод из лучших.

Что делать раз коза не подходит для рассказа?
Магомет придумал мага мёт.

Ну, по гадь и ты, и воскликни: «Ну, погоди ты!»
Кара теля пришла от карателя.

Хотела роза слиться, но он мог разозлиться.
Явитесь и скажите: — Я — витязь!

Выползла с озёр целая и мир созерцала я.
За воду он премию добыл заводу.

Он сябры кается и как Вася брыкается.
Были покорны — спилили по корни.

Ум исток ратный и стократный.
А в чарку не посадишь овчарку.

Столпы вышли с толпы? С толпы ли шёл столп пыли?

На меня смотрели очи родной — назревал скандал очередной.

Ты лучше, какой не будь, дай мне кусок какой-нибудь.

А артисты поют соло моно про Соломона и говорят это просол
Амона.
У нас за соло дают много засола.

В муках басни Эзоп «рожал», он людей животными изображал.

Где творят детвору, сказал дед вору.
Дед вора знал, где его детвора.

Не банде роль украсть не бандероль.
Не банда же замоталась в не бандаже.

Не обрадуют банду рамы и чёрта не обрадовать бандурами.

А бабы с косой банд дуры, у них в руках смерти бандуры.

Банд ура, мы выдавали бандурами.
Бандера вам не бандура, а банд эра!

Не напоминай мне про стишок! От него у меня прости! шок.

С утра гад пил суррогат.
Оп эра опера.

Лежали нагло бусы, на двух полушариях, будто на глобусе,
рассыпались и на полу шарю я.

Но снился ему сон горький, что достал его с Ангары кий и что
лезут с ангара раки.
Такая сон гора — не вывезешь с ангара.

Не выносил сан горки, любил шубу с ангорки.

Радостью заискрил, потому что деньги от Зои скрыл.

Зачем ты скрыла, что выдрала перо из крыла?
И с крыла тучи молния искрила.

Что выяснилось из крена? Что была в этом она искренна.

Когда в мозгах заискрило, начальство взяло все против и за, и
скрыло.
Имел не дот рога, а недотрога.

Сказал один: — Темно! Другой сказал: — Интимно!

Что можно сделать из пол нити, вы исполните?

Может, из Полины выйдут исполины?
По ртути гуляли в порту те.

Мало Оле — друзья чепуху мололи.
Мал мол о ли, о том чепуху мололи.

Мол, был то мол. Мол, лот не выиграл молот.

Он стоек сидеть у стоек.
СКА — тина футбола.

Получило за иск рыло и зубами заискрило, но он получил за
иск крыло.
О, берега ли! О, берег Гали! Ах, ударились о берега ли!

И обе рыгали после того, как двое их оберегали.

Они сняли обе регалии и принялись за обереги алые.

Шла, видели обе регата и ударилась о берега та.

Нечего их оберегать, и будут на берег обе рыгать.
Вот каверза упал ковёр за.

Каверза крива ли, ведь ковёр закрывали?
Коза каверза была казака вер за.

Браво да звучит бравада! И закоротила бра вода.

На посту спят или они спятили!
Надо пасти Муля Тору по стимулятору.

Видел лоб Ирин ты? На нём морщин сплошные лабиринты.

У нас больные не носят платья бальные.
Да не мать будет нас донимать.

Какие у папы лица, когда он хочет попилиться.

Срез востока резво с тока, с риз вас током.
Удобрения из калия искал и я.

Поднялись брови Симы, значит: брависсимо.
Куда носило Валю, где её насиловали?

Ты можешь себе представить, его к награде смогли
представить.
На ветру игриво развивалась и грива.

Понёс конь чина, значит: скоро его кончина.
На болване видна боль Ване.

О, Париж! Воняет как опарыш. О, Париж! В облаках паришь.
О, Паришь!
Ты ложью паришь. Париж — чепуху ты порешь.

Характерны те черты, что имеют матом течи рты.

То у города не черта, что он не знает ни черта.

Не используй чужой новинки, а то заработаешь на венки.

Не зарься на новинки, а то заработаешь на венки.

Вся прямота, вся прямо тать, готова деньги промотать,
напоминала: прям мота.

Про грамоту Мани, говорят, в программе туманы.
Про граммы программы.

Про гром программ — рассказ про грамм.
Науки свет грамоту манил, а грамм отуманил.

Крик истеричек: — Зачем ты деньги истёр и чек.

Игра Мите и граммы те, вот и громите, вот и гремите, как
громы те.
Знаешь, ты! Граммы прыгают тиграми.

Говорю я слей не доходя до яслей.
И срам мой был не знаком с Рамой.

К Олечке обратился Колечка: «Знаешь!
Твоя мысль калечка, раз не имеешь ты колечка.

Жук ест кизяки, а кто пишет эскизики.
Живот расти Ирка — вот тебе растирка.

Он домов настроил и всех против себя настроил.

Кем мечтаю стать я и о том моя статья.
Как глаза выпучены, глаза! Вы пучины!

Выдумщики больше Вики были только большевики.

Я полагаю, что гора пологая, как раз на пол Огайо.

Бросало каку рыло, кругом, как курило.
Летит кожура Авель! Как журавель.

Он на неё внимание обратил и в свою веру обратил.

Сын оптики, наверное, заслуга синоптика.
Я год не видел ягод.

Ну, что ты уши развесил!? Пляши раз весел.
Ты в лужу разве сел?

Ну, что уши развесил! Не стало разве сил!?
Ну что ты нюни развесил.

За тем мнением, следует: что надо заняться затемнением.

Они, прежде чем совокупились как «Совок» упились.

Нечисть! мои мысли не чисть.
Из Читы приезжих ищи ты.

Куда не кинься теперь липа, куда не зайди всё с ели.

Это вы им доложили, что мы денег не доложили.

О! смеет кто, тот и осмеёт.
Культурою, культю рою.

Вы читали! Как с нас деньги вычитали.

Отбивает Евро па и танцы отбивает Европа.
Ого, рожа такой, нужна огорожа!

Волны это во Леты подняли, вали ты, это валеты.
Грабь и теля девиз грабителя.

Разговоров не ум алкает, а болтун не умолкает.
И пословицы и эпос славятся.

Наваждение — получить права на вождение.
По Пикадили попы кадили.

У пчёл возьму жал и в язык, чтоб он возмужал.
И раки мы ели в Ираке.

Лучи за бликами поскакали зябликами.
О, драма та, одра мата!

Он ел треску и наделал столько треску.
Предания перед, а не я.

Разукрашен был холл «Тура», ну а в общем то халтура.

Понравился Коле гам и он пошёл к Олегам.
И когда с неё слез зам — не поверил её слезам.

Не видели вы же Дании, а всё время в выжидании.

Недовольство, съев ропота, гарцует Европа та.

Сев рапы с Европы. Сэр вер рапы, сервер рапы.

Вас не испугали во сне.
Сервер рапа та, сервер ропота.

Был солоней Севр (это Париж) рапы, хотя он тоже с Европы.

Это был Ев ропот, это пускала Европа пот.
Север ропота начинала сев Европа та.

Посивев ропотом сделала посев Европа там.
Лечила Ев рапа, но не лечилась Европа.

От тучи, посивев рапы, затопили посев Европы.

Потому и спор чины! Что вы все испорчены.

Да, ведь та особа чина, хуже, чем та собачина.

У дали много удали, но ты её не удали.
Сотри у дали последствия удали.

Говорил им пэр и я: — Им перья в шляпу и империя!

По ракушкам пришла пора к ушкам.
Посла одна козу бы, потеряла, однако, зубы.

Иди, каркаю и дикаркою.
Так тикай, а тоя сражу тебя своей тактикой.

Утрам воя у трамвая. У, трамвай утрам вай-вай!
За утро, за раннее благодарю заранее.

Что Лиде дали «дубы», кричат: — да Лиду бы!
Да Лида любит дали да и она не Далида.

Даль ада — дала да, да Лада.
Очень простое дело простоя.

Неурядица вышла кисами, перевели — вы шлаки сами.

Проведу ночи с той, но чистой.
У неё была дуба сила и она его дубасила.

— А если «это» в машине значит: осеменять наполовину?
— Почему это?
— Ну, написано, надо полуоси менять в машине.

И голкипер иголки пёр — наркоман значит.
У, мрак, при нём ум рак.

Изобретали и забрита та ли? Виз обретение в изобретении.
Виз о бред тени я.

Изобретения из орбит тени я; из обрит тень и я, и зоб брит,
тень и я.
В изобретении виза Британии; виза брит, тень НИИ.

В изюбре тень и я.
Выносят сор ламы и бумажки с орлами.

Дрожь по ресницам, что это паре сниться?
Чувствует пар ресница или это паре сниться?

Увидел опус — кайся и на дно опускайся.
Соврать хотела сов рать.

Вот то счета, от них тоще та.
Сэра брили, потом скелет его серебрили.

Обратился он, мол, к ним: Заткнулись и молкнем!»

Он писал повести, но не знал куда страну повести.

Горе луковое — лукавое.
Бери за сердце берёза.

Какая там грамота манит: выпила грамм — атаманит.

Пиво пили и про число Пи вопили.
Машины и проделки Машины.

Когда успокаивать иду дочку, беру гитару и дудочку.

За то люди любят поди Илию — с ним скучать под идиллию.

Ах, как по левым ударило цветом палевым.
А может в проза ватт, и его можно прозевать.

Апломб Иры ванна сегодня опломбирована.
Брала по коробке я, того, что пока робкая.

Бытует за тем мнение, что в голове попов затемнение.

Какие мнения за те мнения — нужно видно им затемнения.

Дуб ли кот, если запачкал дубликат?
Лопнул быт, как скорлупа, время пишет карлу па.

Тянется к орлу лапа, хватит языком карлу ляпать, а то запустят
в тебя лапоть.
А ну перестань жену орла лапать.

Она пришла на ужин дорогой и званный и не вылезала из
ванной.
Ну, что вы она перед тем её вылизала.

А разве есть в иле зола, чего та тварь её вылизала?

В Ире Женя и я любил глаз выражения, но он иногда бросал
крепкие выражения.
И устраивал вираж Женя и парил в вираже не я.

А эра по рту узнаётся в аэропорту, точно так же, как грузчика
по рту слышно в порту.

Спирт запри метил, что бы где он никто не заприметил.

Не знаю когда мы запоём, но водку пьём запоем.

Автомобиль приехал по меня ли, а они ему номер поменяли.

Уж не калы мы приготовили для Колымы.
Ты устал от дела ли или тебя отделали?

Извели меня извилины и долгами извили и об этом все язвили,
а когда тот аз ввели?

Сказали суки, а приди Ляле, мы твой размер не определяли.

Выпало звеня из цепи два звена извини, но долг из вины.

Из вена долга два звена.
У личные амбиции, наверно, уличные.

Это ли чины живут без личины? И во многих грехах уличены.

Зарплаты увеличены — в дебри увели чины!
Вопит без причины бес при чине.

Сквозняком лишь ветер ринет — заработаешь ринит.
Флагом рей у Ооновских рей.

Она его там разыскала, где такие розы с кала.
Троилось вчера после перебора.

А вечером, а вечером течёт-течёт овечий ром.

А вече ром пило вечером и прикрывалось ваучером.

По отпадали кристаллы от креста ли?
И зримо из Рима.

Беспокоил парфюмерный набор ту, что остался (рассыпался)
на борту.
Патрон верни и лампочку вверни.

Дочке и мамаше расскажи им о Маше.
Есть дела нам о Маше дочка ездила на мамаше.

На дорви не пуп на Дарвине.
Реагируй на дар вина, что повлиял на Дарвина.
Надо рви не одежду на Дарвине.

Говорят не пил Надар вина, но был похож на Дарвина.

Про ребят культурных и про куль урны, этот культ ура! наша
культура.
Верь нутром — они вернут ром.

Ого, родник! — воскликнул огородник.
Ого, родное — пугало огородное.

О, блошкам прыгать по обложкам и не быть поблажкам.

Отдаёт предпочтение паб ложкам, и ложь ком кидает ложкам.

Вот картошку ложка мни… набросала в рот ложь камни.

Хорошо мололи их жернова, за то дали им мяса жирного и
попала в жир нога.
Тёк жир но вам, но не молоть его жерновам.

И увидел жернова я и как ела у них жир новая.
В общем жернова источник жирнова.

По жиру видно и по туше, свет на душе её потушен.

Зад чей у зодчей и эпизод чей?
Ева рада, стирая радости рая.

Не пой манны, манны — так все были пойманы.

Сколько слышало зол ушко и бедная золушка.

Ты плоти за крик плоти. Те плоти, жизни те плоты, сберегай
тепло ты.
Наседка перелетела на сетку.

Живо плоти, что бы воплотить?
Воплоти во плоти — вопль плоти.

Выплыть, вы плоть, вы платите, вы платье те и за них платите.

Чепуху не плетите, а плетите плоты.
Оплоты, о плоты, оплата оплота.

Получая те плату, дарят теплоту. Душа плотская — плоская.

А плот греха оплот.
И на том плоту нащупаешь теплоту.

Установили те плату за душевную теплоту.
И ты плати за количество тепла ты.

Воплотилась, поплатилась. Воплоти всё во плоти.

Она пришла на ужин добрый и званный и не вылезала из
ванной.
Она её сначала вылизала, а потом не вылезала.

Гости были дорогие и званы и не вылезали из ванны.

Продал зав их «Рено» и в голове его завихрено.
Да, зови хрена, хоть в голове его завихрено.

Предала игу меня игуменья.
Не надо игу уменья — достанет и меня.

Он перешёл на личности потому, что у него не было
наличности.
На личности отражаются наличности.

Можно отыграться на личности, у которой нет наличности.

На черта эти ночи рта?
Буряк натёр ты и говоришь: — Кушайте! Нате рты!

Не увидишь сыра ты, ведь любят сыр роты и поют как сироты.

И открыли под сыр то рты, может, им дадут и торты.

Ведь широта у сироты, а все роты пушек — сироты.

Ум Ника как у умника, всё время советует: — За обе щёки пирог
умни-ка.
Было то на пасху да? пас пасс у чуда, хочу чуда!

Когда лопнуло эскудо, он обделался паскуда и не знает дать
пасс куда.
Какой казус! Не волнует козу ус.

Пьян! Шёл из бара куда? бизнеса он барракуда.

Нашли в погребочке негры бочку, оттуда взяли по грибочку.

Коза на вы обращалась до Казановы.
Пропри чину про причину.

Полезен и кнут, когда на эту тему икнут.
Все кричали Мише ура! и началась мишура.

Пришёл Борис и сказал за правду борись.
Имел Максим ум на максимум.

Одну индус три я, это, наверное, индустрия.
Бросил индус три ей и назвал это секса индустрией.

Продали с гор лишки и пили с горлышка.
А этот рассказ про дали уже продали.

Она какой-то болезнью поражена и отсюда уходить пора жена.

Лоб на одёжу ли! С мыслю об Наде жили и тем обнадёжили.

А в чарке, не наливай вина овчарке!
Икона мисс там дана экономистам.

Ослу доверь шины — не доедешь до вершины.
У ос венцом был Освенцим.

Те смешили, словно бусинки на тесьме шили.
Ведь те сметы построил на тесьме ты.

Ну, ты смела! Всю мелочь в карман смела.
Горлица и гор лица.

Зачем попу гай — иди ворон попугай и говори как попугай.
Зачем попу гайка иди его попугайка.

Уж снежинки стаяли, пока мы стояли, а получил оплеух сто
я ли?
Что-то вас полнит, а фигуру не восполнит.

С бородою ас молился и от свечек осмолился.

Понравился деве том в классе девятом.
Стучать по парте под музыку поп-арта.

Не парте дорогую на парте под музыку поп-арта.

Замечено у зама икание, наверно у него замыкание.

Приступ пыли приступили приз тупили.
Крым — моторы, для кармана крематорий.

Не видели и Крыма мы и не есть икры маме, и натруженные
икры мамы.
Полёт по лёд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *