Каламбуры 1101-1200 стр

В мире — вещей полно ценных, но за ними не видно людей
полноценных.
Трепет дня — трепотня.

Вещей полно ценных, в глазах пестрит от цен полноценных.

Есть нота, есть пол ноты, но в ноте больше полноты.
А у певца от полноты — в горле застряло пол ноты.

Что они пели Кать? Что стали так пиликать?
Правительства ликуют, но они ли куют?

Надо яблоки стрясти и сойдёшь с трас ты, ой! какие страсти,
величиною с трасты.

Слышит в баре матюги ухо, то горло дерёт бормотуха.

Ой, матюга слышит мать юга!
Сожрал обормот ухо на то подвигла его бормотуха.

Висят побрякушки, аж набрякли ушки.
Не от ракушек рак ушек.

Своих не видит отрок ушек, как и пользы от ракушек.
Взял отрок кушак в крошках от ракушек.

Беспокоит речь ушки, они ею полны как водой речушки.

От речи ушки полны, как воды речушки.
О трюк ушек звон от речушек.

Оперировал в сердце тромб он. А пациент вопил, как тромбон.

Идёт дека альту как оркестрантке декольте.
Смеялась дико ль ты, в этом декольте?

Тонут в воде кольты, как груди в этом декольте.

Э! Россия живёт эрос сея? Э! Россияне — эры сияние.

Эрос сеет СПИД по Россее. Эрос сеет СПИД а Рассея спит.

Вы узнаете из вести, как нас хотели извести.
Облака капают, а дети канавки капают.

Что сказать нам орде, если все записано у нас на морде!?

Попрыгунчик — перепивший батюшка.
Попрыгунчик — поп рыгунчик.

Не делю на троих неделю.
И на троих не деля прошла неделя.

Попа летом, попа летом скользит гладко по полетам.

Он был мастер по полётам, бороздил он поле там.

Шёл напастью по летам, полз он гадом по болотам.
Тополь там по болотам.

То боль там, то болтам.
Гром тамбурина и течёт с тумб урина.

Гремят тамбурины, лишь бы не налили нам там б урины.

Сказала: — «Какая зала Тая, она как золотая».
Даже эксплуататор экс плут татар.

Художники пишут маслами, а войны засеяли землю мослами.

От масс ламы отбивались мослами.
От этих с нег сыпал снег.

Не воздействует Обь на жалость, а вот если дева обнажалась!

Ночь стала для него загулом и теперь он следил за гулом.

Хороши пусть стили, а их не пустили.
Они пёстры ли, что друг друга пестрили.

Да такую дату кую. Подошла дата кую, подкову да такую!

Испугал нас тут пень, когда мы встали на ступень.
Миллионы рассорили и людей рассорили.

И ты отобрази Илья — может быть то Бразилия.
Так сказал Наум: — «Смета просится на ум».

Зла те накопители не ставят на капители.
Крышу держат капители — там грехи копите ли.

Рая обители, Укрыли нас обители, а попы обидели.

А баба то-то пала! На всех то — топала.
Опала оправа опала. Когда листва опала.
Попы ткали и то попытка ли?

У тромба валы, с утра амба в Аллы.
Тропинку утрамбовали, туда, где утром бывали.
Утро амба у тромба.

Примы трость — премудрость.
Закон примут расти и будут расти премудрости.
Пасквили — пасс к Вили.

Иди по зоне в этом ключе и диапазоне. А налог, вам аналог?

Единый лох — иди, налог!
От еды не лёг — платя налог. Она платя снимала платья.

Пить с зари бы, из-за рыбы. Пить с зари да не сори.
Эти ссоры вам не зори матюгами не сори.

От Лумумбы эти клумбы. Удивил свёклу ум бы.
И устроили тир осы, и покинули тир асы.

Там кабы и не те сидят в кабинете.
В кабине не те, что сидят в кабинете.

Нервы тряпки от нервотрёпки.
Всю тайну скрывают сутаны. Растай на раз тайна.

Суть Тани в сутане, но всю Таню не поместить в сутане.
Сутану ищи сатанище. Суть она сутана.

А я водить рукою стану, по её голому стану и я как пламя стану,
и сниму сутану, и узнаю суть Тани — она как у сатаны.

В суть Тани пытался заглянуть тот в сутане.
Он всю Таню завернул в сутану.
Он плоть всю Тане показал в сутане.

Я в метро от давок стаю и не осилю девок стаю.
Я на краюшке стою и чего я стою?

Рожи строю стройному строю.
Усилия строю и пущу струю на травку пёструю.
Всё то нищий — всё тон и щи.

И описал пёс тую, которую я пестую и всё в пустую стою на
посту я.
И пустил пёс струю на травку пёструю.

Мы разбирали иски с Веркою и я с ней, душу исковеркаю.

Ох, эта фея, фея Верка — славословья фейерверки.
Иски Веркины, мысли исковерканы.

И я с этой Веркою задницей сверкаю, занимаюсь ног сверкою.

Заявляет фее Верка: — Я хочу ночь фейерверка.
Язык веер Верки и летят слов фейерверки.

Куда попала та суётся и с кем попало ею карта тасуется, и с кем
попало она тусуется.

Памфлет ты спёк так ли, для тебя ведь всё спектакли.
Свора сняла всё с вора и началась свара.

Кто там нас сквозь дрёму учит?! У кого в мозгах лес дремучий?
Драму мучай — лес дремучий.

Глупое, увы, дитя это вы увидите, то греха его вы уведите.
Ты скала небо тискала.

Рассчитывал на слух, надеялся на слуг, удивлял нас луг, он
был к нам не глух.
Слово изверг из себя изверг.

С делом он управился почти и ты его за это похвалой почти и
будет он первым на почте.

Ты наш ли! Какие мысли на тебя нашли?
Что под забором мы тебя нашли.

Мне загадку загадали: –»Пострадаю я за гада ли?»
И судьбу загадили, и теперь с ними зигзаги дели.

О том стиле отомстили.
По Корее тут гуляют те, кто её покоряют.

По Корее, пространство покоряя, я не ищу пока рая.

Смеялся я с них, с этих дней ясных, а после падал снег, от этих
дней я сник.

Ко мне пришли Дима и Гога, и это два демагога.
В пиве раз вода — дойдёт до развода.

Что вам до итога!? Сползла с нас и тога, и все мы того…

И все мы того наелись дерьма мытого.
Песенку свою про то вам свою.

Чем я наделён? А тем, что понравился Наде лён.
С годами становятся люди гадами.

Дополнение к рассказам про то, как тянул краску зам.
Начало к рассказу, как надо красть козу.

Увидев просвет Лены, я и подумал, что наступила эра
просветления.

Рассказывали нам про честь, а на их лицах можно было такое,
прочесть…

Не добыть с кепи тика, для скептика.
Её каприз бы нам как приз!

Какая у вас выгода? Не прожили здесь вы года?

Потому что изображали вы гада и даром пронеслись года.

И кому в угоду, и в каком году угодил я к гаду — сорвав ягоду?

И что нужно гаду, и в каком году, и кому в угоду иметь выгоду?

Переступи порог ада, увидишь прок от гада, куда ушли года.

И что ты прогадал, и что ты отгадал, и где была преграда?

И где тот берег ада, куда ушла бригада, куда несётся бриг гада?

Он землю всю угадил и пальцем в небо угодил.
Вышел на откос и без ума от кос.

Видел ленту от кос — носом мерил ты откос.
Видел откос ты ли? И вот твои костыли.

— И то ей выйдет боком!
Ишь, не спит, прядёт оком и думает о ком?
— А как можно думать глазом?
— Как это глазом думать?
Да ты сам сказал: — «Думает оком».

Ну, что искре с тела, ну, что искре с теля и иск крестителя.
Искр угла из кругла.

То зло искры вминало тумаком из криминала, но и время от
искры мин ало.
Те кресты и теля, что дело крестителя?

Из короба вылетела искра раба.
Пора и искре ведь — медведем иск реветь.

И из креста ли ещё иск ристалища?
Из коры нить искоренить.

Толпы мог иск криветь — обожгли искры ведь!
Икра сна и красна.

Идут креста века, моргают крыс то века.
Вот из креста века — яд как с крестовика.

И пусть там из кровинок составит искра венок.
Вот тут и с крапает из тебя искра поэт.

Скребком скрести теля и смеяться с крестителя.
Устали болтать уста ли?

Что смеяться с крестителя, что ложью скрести теля!

Славой вы ль овили, и в бок вилы ввели?
— Беса выловили. От вил выли вы ли?
На груди кресты. Видел крыс ты!?

Части мозга обе болят, ну зачем, нечисть обелять?
И хвостом вам вилять!?

Грех жертвы Авеля и кричать –»а» — велят.
И хвостом не бить, а вилять заставят дьяволят.

Ведь смотри, ведь уволят! На нас дьяки валят грех дьяволят.

И мы будем нечисть обелять и хвостом вилять, вилять.

Никого не хвалят, всё на них валят.
Улыбкой искрится, нашкодить и скрыться.

Заставляет в бумагах иск рыться, а чиновников искриться.

Мясо искрам, сало — война искромсала.
Не грызут крест стальной от души кристальной.

И крыс ты скрестила, с креста ли кристаллы?
Из креста ли, маты литься из крыс стали?

Искрам Ниццы завидует и скромница.
Вот из крылышек имели искры лишек.

И дана искре нить, что может иск кренить, а может его
искоренить.
Разве крест и теля дело крестителя?

Могут искры виться, в огне и искривиться.
Летят, из крепыша, жаром искры пыша.

Танцуют репы ша! Всех тем ошараша.
В ад наверное спеша.

Под лекало искрою, душу я свою — искрою.
Из края иск рая, потому не искра я.

Иск раю из сплетен искрою. Из-за него не засиять искрою.

Из креста летят искры ста. Вились искры сто — искристо.

Звук хруста из креста — вылетали искры ста.

Вышли искренно из крена и та мысль была искренна.

Если даже всю челядь искропить, разве будет то искра пить?

А если то пить, чем же печь топить?
Летело искр и сто из креста искристо.

Искра тира — сор тира, как из сортира. Искра тире из кратера.

Искры ста летели из креста, не хватало искре ста.

Истина и стена — истина истинна.
Идол стал из мессии и попам измы сии.

Ну, не нужно искрам сало, когда судьба их искромсала?

Из бойни искрам сало судьба искромсала.
Достаточно искре пыли, тем и скрепили.

Ими зло сеять, и пропасти зиять, и каверзам сиять.

Тьмы лилось месс месиво, всё, из этого массива.

Не читала Коран Даша и не видала карандаша!\

И на боль кар ран, дыша, туда глядела, где свет туша, спала
ваххабита туша, после полученного куша.

Нечиста вода из крана и за это иск рана не умыться из под
крана рано, не предъявить иск по Корану.

Закрыт э, кран — разбит экран!
И десятка была — веры кабала.

И свет от растра свят экраном душу нам растравят.
За пределы выселятся — поможет виселица.

Зло в лица может влиться. И душе велится в аду шевелиться.

Кому что велится, а в весе лица будут веселится.
А те в весе лица будут веселиться.

Может дождик с выси литься. А сосед может выселиться.

Пишет эссе телица, что не метёт метелица.
И матюгами телится.

Суть продам вам про дам — они к уродам стоят передом.

И слух этот всем передам.
Звуком СОС став, летит состав, о нём быль составь.

Тот лик имеет Толик. Имел сто лик и стал как столик.
Смог растаять смог.

И как иго сбросила — ора сила оросила, серостью в душе осела
кровью оросила.

Тьма над миром висла била тупостью весла.
Не плещут веслами, а ушами в исламе.

Плыть помогают и вёсла мне, и Висла, там кус вис ламе как
шариат в ислами.

Правда — не в исламе, её не вспенишь вёслами.
Имеют вес ламы, не ровняй их с ослами.

Высь искази там иска азы орешками с козы мысли камикадзе.

А что там в иске? Что стёрли вам виски!
Полу чат они получат.

На совести занавески — методы зоны вески.
А занавески зоны вески.

Бьёт под зад весло, здесь на вес зло и нам везло, ты взвесь зло.

Вес слова — вес злого. Воз слов — восславь.
Висло в воду весло.

И в душе лишь шлаки с верху лишь — ишь лаки.
Хватит на род ишаков, а народу шоков.

Собираю я с клоаки мерзкие те сплетни склоки.
А в душе от них лишь шлаки.

Ну, а сверху — ишь лаки! А наш род как ишаки, бьют наш род те шоки.
По мессе и помеси.

Там где правят ишаки гадости и шоки.
Правят там дешёвки — гавкают, где шавки.

Непонятна уму Зея, как и работники музея.
О боль Гали — её оболгали.

От чего скис ты, что сделано с виноградной кисти?

Лаз зари нашли Лазари.
И мы их тем о дурим, что пишет оду Рим.

И принял позу х- альт ту Рим, и мы с ними халтурим.

И пьян, не видит, ни зги, тару, он променял на низ гитару.

То великая ли высь? Ты на фразы не ловись.
Увидала Неля высь.

И не зовись ты зависть!
Заря красна подобна зареву и я со страху зареву.

За Несмеяну дочку цареву, чертей увидевши, цыц, ораву.

Раз зори ты раз заори, гнездо птицы разори.
Разгорались розы зари, разорались: — Разори!

Три зори выли Тризоры, куда устремились три взора.

Этот розарий нас разорит, уже мир войной не один раз зарыт.

Назарет ой! на заре той веками зарытой, туманом памяти
закрытой.
Она нас озарит или в мозги насорит, всех нас ссорит…

Сколько доз ори, приняли до зари?!
По краю по озерному, да к столбу позорному.

По клоуну по озорному дай судьба краю позорному!

Жизнь озёрная — озорная, кабы не щука рыба позорная.

А зёрна ему рассыпаны по краю озёрному. По зоре в позоре.

Озираться это значит: искупаться в озере.
Трезвые взоры мы верили в зори.

Уз оры — беса узоры. Три зори мы выли как Тризоры.

Провыты три зори, ну достали Тризоры!
На счёт три заори, пошли прочь Тризоры.

На трибуне поза ора, на три бани позора.
По зору набрался позору.

Видно по зору, не миновать ему позору, девки по заре идут
домой в позоре.

Раз зори ли землю разорили?
Всех рассорили, ненависть рассорили.

Какие у зори узоры! Какие ясные зори!
Краски небо взорвали, тешится тем взор Вали.

А краски на три зори, не лают даже Тризоры.
И ты словами не сори, что б не вышло три ссоры.

И не ходили б по заре люди в позоре.
Круг озёр их кругозор.

По зорьке стоит позёрка у озерка.
О, зорко смотрел орёл на озерко.

О, зорька! Залила кровью озерко.
Он парень озорной в стране озёрной.

— Расскажи о зерне ту сказку!
— А почему озёр нету? Озёра есть.

— О зерне я! — сказала озорная, её знала вся страна озёрная.

Смех озёр не ржи, а расскажи о зерне ржи.
У зори свои узоры.

У девчонки озорной вид русалочки озёрной.
Даже бес озорной в стране озёрной.

О! зерном сеют в крае озёрном. Жизнь озорная — озёрная.

Какой узор ори, ты увидел у зори. У зори всегда свои узоры.

С минарета позором кричит мула по зорям.
Стал мозгов аз сором.
Забиты мозги уж сором, хоть и медресе узором.

И ссоры выносят много сора. Сера — сера ссоры.
У ссоры те узоры.

Выходит ссора с этого к Аллаху ора.
Кала хуже! Иди к Аллаху же.

У ссоры печальные узоры их не рассеять светом зари и ты
людей озари.
В сор не вперяй взор. Раз ори раз зори — на её разоры.

Жалобно поёт си рота в доме, где ютится сирота.
Не давали сыра там сиротам.

Смеялись сэры там, смеялись с эры там и плохо было сиротам.

И было сыро там, не доставался сыр ртам.
Там сэры смеялись с эры.

В сыре доля — си, ре, до, ля.
Узоры висли у зори.

По водам плыли пузыри, а кровь сосали упыри.
Бывают угрозы у грозы, бывают у зори узоры.

Корыто — кори то! — Глаза кари то! — Не корыто, а озёра!
Уже сток кого у жестокого?

А те, кто в дудку на осле дуют — рай наследуют.
Те оргии от теории. Те арии от теории.

Всё уместилось в око Яны и даже сосед её окаянный.

О, боль Гали! Её лгуны оболгали.
И нужен калым к розам к алым.

Однако, поёт пока микстуру одна капает, а другая яму копает.

Однако поэт говорил, что одна капает, а другая копает.

Только в храмах вер уют, во что угодно веруют.
Шёл он, от, к рою и я ему двери открою.

Жизнь посвятил в то, что отдал пасс в этил.
Ответил, что ответ ил. — Веришь?
— Вот в этил! — он ответил.

Слышны грома раскаты, так заржали раз скоты.
В форму как одеты бравые кадеты.

Оды сея, шла одиссея. Лоб от рясы — лоботрясы.
Иска азы ли всё исказили?

Сказала смерть: — «Ты людей всех добей Русь, а я уж до тебя
доберусь!»
Ты побольше лбов набей Русь! А я опыта наберусь.

Я там прямо в роскошный холл упрусь, а там охоча до халуп Русь.

Оба ль стиля обольстили, оба льстили, о боль с тыла.
Когда земли остыли, видел ос ты ли?

Голова — котелок из кости и это не колкости.
Дробит кол кости и это не колкости!

Пропил эры пропеллеры. Пропел эре сидя на пропеллере.

Он делал пилой пропил, которую со временем пропил.
Пропел Лере, что пропил лиры и пропеллеры.

Кааба Лота — как бала лото, зла как болото.
Кабальеро это кобель эры.

Вытрусил с траста эти страсти. А можно страсти эти стрясти?

Пошли в трасте эти страсти.
Такова беллетристика.

Кобыле три стыка, как беллетристика. Залили Беле три стыка.

Рыба камбала ты там кем была? Может, мужиком была?

Катали мужи ком, он тоже стал мужиком.
Друг другу ямы капали — на мозги капали.

Амба ли несёт нам боли. Изба Алла! не восходит из бала.

Однако балы — одна кабала.
Бал ада вот баллада.

Она была да, ну, как баллада, кабала ада, ну, как бал ада.

Выла баллада, прыгал бал ада.
Звучала баллада, кружился бал ада.

Эта кабала ада, а кому награда.
Не видела коммуна града, а град кому награда?

Что он наг рада это ей награда.
Он ногою махнул на Гою.

Что скрыто в стенах палаца, что шагать им по плацам и то, что
пала цаца.
Это не колкости! Голова котелок из кости.

Хотят в выси лица в рай выселится.
И стоит виселица, а кому веселится.
Скинь жало с кинжала.

Пошло то, что пошло. Время пилиться, а книгам на полках пылиться.
Люты раны — лютеране.

Есть ли отказ народа от касс? Это отказ или ж блеяния от козы ли?
У чащи Ася и учащийся.

Она сначала дала жить, потом, пошла по начальству доложить.
Авторалли от автора ли?

Про кур террор и прокуратор. Прокукарекай — прок Кука рекой.
Репа рта же в репортаже.

Свет ли лился — осветлился. Отсвет длился день ветвился.
Ось татки на столе остатки.

Зигзаг в голове почему-то! И спрашивается: — Почём мути?
Мы раж выдавали за мираж.

Накрылся век нулём, а эра одром, как снегом аэродром.
А много скоб ли ты их скобли.

Но крыла слиплись от крамол — под водку тут икра мол.
На перемене нить переменить.

Ни светили низ в этиле. Вниз Зине не идти в низине.
Трико Лора сшила из триколора.

Комплимент мне пава дари и пойдём в поводыри.
Занят, ага, дом не бесом, а гадом.

Пылали веков костры — языки пламени их остры.
Фильмы ты сними о жизни с ними.

Явь — не то что на виду на это взгляд я наведу.
Где была кабала не черна так бела.

От геройства удали спесь в карман ты удали.
А аса бытие не шум вам, а событие.

Слух пусти грехи отпусти, Вы дамы с видами.
Засверкай изумруд! Покажи изюм руд!

Ту, паси Яна, что под номером два посеяна.
А такое выдумали — что вы с виду малы.

— Радовало нас РУ ТВ. — А что хорошего в ру. ТВ.
— А кто вам, что говорил, о, вру тэ вэ?

Спасу с кабалы Ирину — спасу- ка балерину.
Да-да балерину спасу –ка, её замучила оспа сука.

На бал Ирина шла, как балерина, а там много шлака, как — как.

Купила она ли тик? Сорвёт она лютик — она аналитик.

А вам как бели кобели? Однако была там одна кобыла.

О, кабы алло! О кобыла разбито око было!

О, кабы Алла око бы ало было от бала.
От чёрного кааба Алла исходит кабала.

Спит Ока всё с пятака. Спит атака до Спитака.
Спета как с пятака.

Спи таки глаза он с пятаки. С патоки сна потоки. пыла плыло.

Литера Пия ли терапия? Теракт Пия — терапия.
Оторопела с тартара пила. Всех торопила — терапия.

Тогда муж мой кается, когда ус в стакан макается. А мак кается?

Зарю мой увидел за рамой. За рамкой за рюмкой зарю макай.

Раз уж спала с ним, теперь сполосни.
Скажи, Косте ли служить в костёле?
Сколько касс телу, столько костёлу.

Любила Канна лам катать по каналам.
Другие каналы отсекли канальи!

Рассветы Канн алы, но там другие каналы.
Икоту не подаришь и коту.

На заду лоскуты этим поддашь лоску ты!
Ужасная то пора — идти по лезвию топора!

А в ней акробатка. Крутит акры батьки. Акра аббат это акробат.

О, брат ила! Во что тебя смерть обратила.
А для тебя это тоска ли? Что её по клубам таскали.

Гремит от телеги рамой. Телеграммой — телег грамм мой.

Сколько там касс телу брать, идя к костёлу.
Сохранила она бы лик, но пьёт анаболик.

Вот они и сказились и мысли исказились.
Плохо голым едется, когда гололедица.

Сварка с Веркой. С Веркой сверка. Чиста варка в сквере Варька.

Был я с Варькой — закончил сваркой.
Закон чела: — Она плохо закончила!

Винт им вкручен в интим.
Теперь я с Веркою задницей сверкаю.

У нас ног сверка на лавочке скверка — скверное мероприятие.

Фору злу, ведь вы же дали, что же вы то выжидали?
Не снесёт том арок, не успокоит Томарок.

Они обосновали оба сна Вали и с ней на кровати сновали.
От этих снов Вали, а они начались снова ли?

Надоели кобры вам, что ползут к обрывам.
Кобры Вале серёжки обрывали.

Эти каверны — этика верно? Унёс — верни, но шею не сверни.

Сказал: — «Прочь тени! — я это от прочтения.
Умно жали — свой рацион умножали.

А может, до ору же я, не дойдёт до оружия.
Хотел тепла ас ты как те пласты.

И рубль Ир убыль.
Пожила я — пожилая, и вам мира пожелаю.

И об этом не пожалею, чего и вам пожелаю, хоть как собака
позже лаю.
Ты им то и то пожелай, чтоб не плодили пажи лай.

Я с тобою визу ждала и все уши выжужжала.
И я твоё вижу жало ты на мне выезжала.

Знавали вы ж артиста и знавали жар теста.
Но из за теста — не сдать вам теста и те сто.

Игрою тешится игрок, ему сойдут вино и грог.
Твоя то ас вина — не бык ты, а свинья.

Это ли шалость, она всего лишалась!?
Вместе с гидрою приснился гид рою.

Я с этой выдрою пол выдраю.
Месть с гидрою сон гид рою.

Ос трое, а у них жало острое. О строе сказать острое.

Говорю достоверно. Всегда до ста верно.
Я блоками играл, как яблоками.

Охраной охра ной — охраняй, ох роняй.
А охра ох, рада, что есть ей ограда.

Желтые цветы на зелени, это то, что представили и нас Елене
как прочее население.

Расскажи азы Лене, расскажи о зелени.
По зелени в позе лени хороша ночь Лене.

Ты там останешься ли вне, если речь идёт о ливне?

Ты будешь внутри или вне, если речь идёт о грозе и ливне?

Лью с ведра я вид вед рая.
Сказы вам с козы.

Вы сна весна, снов полна весна, что полновесна.
Источают наши рыки, на шире реки.

Разве с зелёных елей жали оливковый библейский елей?
Еле я отмылся от елея.

Они с зелёных елей давить пытались елей.
Ты дождик в жите лей и не попадай в жителей?

Ты на поле не визжи теля тебе не до виз жителя.

Зачем визжите ля! Не сделать вам идола из жителя.

Наши реки текут на шарике. Наши рыки слышны на шарике.

Отдаёт предпочтение наша реке, а реки текут на шарике.

Там ада тамада.
Там и ада тамада и летает та мадам и верховодит там Адам.
И адом идёт Адам.

Если люди в час ночной не засыпают, то их мысли беспокойные
засыпают.
И грехами игре хами.

Как себя вести услышав такие вести:
Ваши кисти не тянутся к истине.

В оркестре ехал вор к Истре.
Вор костром дирижирует как оркестром.

Вы брани не нами выбраны, не портили вы б рани пошлостью
брани.
Всему начало ночь, Алла!

Если мысли разбегаются по сторонам, то пригласите пастора
нам.
А падре мать шла подремать.

Стяги — войн тряпищи… восстань и трепещи!
Забудь трёп о пище!
К свету тропы ищи, строки треб пищи.

У них много слов не железных, для начальства ниже лестных.

Вор ей под арки принёс свои подарки.
Она водою окотилась, а её кошка окотилась.

Чем заполнено утро бабы? А тем — была б сыта утроба бы.

Доведу до вас Таня, я любил вас до восстания.
Он глаза на то косил, как брат траву косил.

Разбросана поленица, кто сложить её не полениться?

Забор, ибо городи — сиди за ним и Бога ради!
Игра мота на то она и грамота.
Горем — убит горем.

А твой суженый с кругозором суженным, тащит кости с ужина.
И кричит во всю: — Жена!

Я тебя зову жена! Степь уже завьюжена.
Я к тебе же мчу жена ты моя жемчужина.

Это горе ли? Леса горели. Перевернули горы ли эти гориллы?

Итоги роли и то герои, его орёл ли — орал, горел ли?
Горели ели, а тушили склоны гор еле-еле.

Казалось голубым небо Тинке, когда на ногах сандалии, а не
ботинки.
Видела кар Тинка, думала картинка.

Сказал вьюн: — Я вью море и от хвоста до головы я в юморе.
И закон не падает из окон.

Не говорила по Корану и муллой покарана.
Который бил головой по Корану не набив пока рану.

Говорить пока рано, за что сутра покарана.
Ах, эта сутра! Не говорит по Корану с утра!

Шариат по Корану… Катят шары в ад пока рьяно!
И страна покарана.
Шарит по Крану шариат, потому вам Шар и ад!

О перочинный нож! Наверно тобою оперу чинят.
Не понравилась опера чину.

И смотрел на опера чинный у него в руках был нож перочинный.

Увы! зло в народ увязло и не везло, плыло по Неве зло, столько
грязи навезло.
Вы знали грязь ли, новизна ли?

Такая водки крепость, что посадит в крепость.
Я перепою с перепою.

О злого рык повалил осла в арык.
Не записано в словарик злого рык.

О слова рык повалил осла в арык.
И слово рык содержит словарик.

Покрою костюм по крою, скатерть на стол покрою.

И тарелки поставлю по краю и поеду в город по кралю.

Сумерки. И горят звёзд семёрки, и огни в сумме ярки.
Мужика не интересует музыка.

Обертоны это обороты обёрточной бумаги умноженные на мат
продавца.
Бал омут решил баламут.

А корды не сдержат аккорды, и они летят за Кодры.

Где пляшут кадры, и эти кадры ль отбивают кадриль.

Нота ре в изюме сладости резюме, откликалась резью мне.

Ведь далась сладость раз, разине, а сказано: — «Не отдавай розу
Зиме!»
Рябь пошла по озерку и скрыла в нём позёрку.
Сидя в кабриолете, говорят кобры о лете.

У, жена — мастер ужина!
Мы будем с ужином, поговорим о суженом.
Вы видели бал беса и пляски балбеса?

Как билеты? Кабы лето! Удел кобыл это.
Кабала то, как болото.

Одно коплю я, однако, плюя.
О, какой, ты станешь какой!

Тот, кто не у касс вам не указ. Теперь не у кос пшеницы укос.

Не веет с гор раем и мы, от горя, сгораем.
Как вуаль лишь спала, а та на нарах спала.

Она её купелью была — бледна ли бела!? Кибела кипела.

Мы поговорим о том с Титом. И ты за нас отомсти там.
Я ночую, я такую ночь чую.

— А мой шеф лев, ша! — Ну и что мой тоже левша!
Не обедал лев вшой, хотя был левшой.

Глина марка, а там ярка. Атом аркан. А там арка. Выпита чарка.

На цепи овчарка.
Чары — чёлка, зубами щёлкать.

Подъезда арка, а там два подарка.
К чему придирка?

Оставь придурка. Сказал: «Приду урка!»
И ты приди Ирка не к чему придирка.

Я тебя удручаю, выпив по утру чаю.
Я в тебе души не чаю и оттого нищаю.

Вру, чаю вручаю. Иду страною нищею.
И низ чую, живу ни с чьею.

Ни с того ни с чего увидел низ нищего.
Ни с того, ни с чего вы обидели нищего.

Нищий — голь, да увы не щегол и увы не щеголь.
Так забей ещё гол и пищи, и голь.

У, гол в свой угол.
Сёк ты секты.

Стоять ему у масла б, но ум ослаб. Стоять ему у масла.
У, ум осла! У него же ум мосла.

Не сегодня, а снова беса основа — вянет слово от века злого.

Ну, крен снова — сущность злого.
Слогов вам с логовом.

Злого вам с логовам и читайте по слогам ну, а после гам.

Как матерятся славяне — сегодня снова слово вянет.

Не вижу пользу от слов я, нет! Мат! О, славяне!
Даже мозг осла вянет.

Прочь иди от изма — идиотизма.
Человек сила вы, но грехи то селяви.

Ну, что съели вы, на мель сели вы, не сдержали грязи сели вы.

Звенья одной цепи звенят. И потому их не извинят.

Загнулись, начал низ вонять, об этом колокола не звонят.

Не слагай вину ты, что мечи не вовремя вынуты.
И его винят, будто он не оттуда вынут.

Тянется от вин нить, чтобы пьяного винить.
И тот словно из зада вынут и снова туда же задвинут.

Грязи оковы — берёте око за око вы.
Падкого те подковы.

Под кого та подкова? Под кого вы ладите те подковы.

Казались, падки Евам девы под Киевом.
Падки и вам девы под Киевом.

Дело падкого подведено под кого?
Участь кого — участкового.

Как падка вы — гнуть подковы. Око вы видели оковы.

Ума склад с кого у сторожа складского.
Башки, вот коробка, в ней бродит водка робко.

Водка — зол, вот казёл. Вот какой! Он называет водку какой!

Парад из алкоголиков — идиотов парадиз.
Ли поэта липа эта?

Можно пластинки заиграть, можно к соседке заиграть, я не
отвечаю за их рать.

Сколько дано лап шутам, чтобы вешать лапшу там?
— Она лап шута. — А куда лапшу -та?

О боль — стиль-лесть, на что люди обольстились.
Лестью о, боль! Стелись — на тебя люди обольстились.

Они ей оба льстили и обольстили.
Варила Пола щи — ты мозги не полощи.

Из четы достойных ищи ты! А что ещё ты — своди счёты.

С гор дым нюхнёшь с гордым.
На сок он променял носок.

Не лей ты сок на, на улицу с окна.
Ты лучше соси сок из варёных сосисок.

Кто может пасти рать и грязное белё может постирать.

Ост рога, что острога, с острия острого не сделать острова,
не прорежет ост трава.

Ты уза конь — только тебя узаконь!
О, какой лис ты это старые листы!

Ведущий включил не ту передачу и не попал на передачу — и
в тюрьму ему носили передачу.

Он к воротничкам привык, а там баба с пышным выкатом.

Вот и мурлычете вы котом.
Ох, русские! Сдирали охру с кия.

И кона не стоит икона.
Ор, газ мы, кругом оргазмы.

За отрезанный орган играет орган.
Устроили ор Геи, они ради оргии.

Не кори там бабу с корытом.
Не делай с коры том, на глупость скорый там!
А он коря гам, был рад корягам.

На вооружение бери гам и пройдись берегом — обзаведись
Оберегом
Говорит о баре гам.

О пороги точат оба рога и всё о берега, не бар — барыга.
И уперлись оба рогом.

Любит мёд любой барон, оттого ходит в бар он.

Разве бывает из двух сот ворон, мир удачно сотворен?

Тянул с высот вор ил и такое сотворил.
Вы сот вор или, что такое вы сотворили.

Что такое вы из сот варили. И всё забрали то воры или?

Все барахтаются в иле, оттого они и выли.
Медовуху с сот варили и такое сотворили.

Сотоварищи — с сотов вари щи.
Сотоварищи — сотов ворищи.

Эй вы, товарищи — товар ищи!
Он делил вещи с твоим, помогало вещество им.

Мощи — вещи, хватай вещи, на всех не вещи и не клевещи.

Разве предусматривают клёв вещи, потому не клевещи.

Кто принёс к Лёве щи, тоже ты не клевещи.
Клёвы вещи несут к Леве и ты не клевещи.

В речке клёва ищи.
И варила Пола щи, там хоть ноги полощи.

Языком ты не плещи, ну, как на ветру листом плющи.

И в её не плюй щи!
Прорвали, а там прорва ли?

Палатку порвали, а оттуда пар валит, наверно с пор Вали.

Камер исток плодит камеристок.
Хомут расти от мудрости.

Смеяться ха-ха мудрости: — Ты от незнания хомут расти!

Надо было расти ранее, теперь не поможет растирание.

Ума страсти, вот вам здрасти.
Ума трасы завёрнуты извилины в матрасы.

У матраса ума траса, у кого лишь у матроса.
У, матрос! У него и ум отрос.
У него и мат рос, оттого он и матрос.

Не выдержала трасс Инна — кругом трясина.
А ты зачем тряс сына?

Это три сына, это трясина, тряси не тряси на.
Три синих среди трясин их.

И ушёл с трасс ты и не смог его стрясти.
Такие страсти и не имеешь ничего с траста.
Как стрясти налёт страсти?

У трасс ты, чтобы дело утрясти.
Столько у трасс невидимых трас.

С траста страсть та.
Мы размешали в маразме шали.

И жду не везения, а случая и налью и ослу чая правду и
неправду случая.
Я тепло излучаю и дам и злу чаю.

Полна пола чая, это припас для палача я.
И она везучая и я ей везу чая.

Изображала бой Лера — выглядывала из-за бойлера.

А ты пройдёшь за болеро и за боль эры.
Заработала бал лира и это быль Ира!

Актив нести от активности, ведь то актив Насти.
Активность игла при нас актив настигла.
Акт и внести от активности.

Активность у Гали — актив настигали и нас тягали с активностью
Гали.
И этим пугали от темпа Гали.

Посетил гальюн Ники, а там галюники.
Галя юная — шлюха гальюнная.

Можно текст перевести, можно старца перевести.

Можно мебель перевезти, узнать хорошие об опере вести.

Но попробуйте тонну муки перевесьте!
Вот бросает одна камни и грозит, однако мне.

Дулю в кармане, однако мни — докидает та одна камни.

Прошёл рак курс сом, но другим ракурсом. Кушал рак кур, сом.

Люблю я вкус соуса острого, люблю шашлык с шампура острого.

Люблю загорать на берегу острова, где колосит во вес рост свой
ост трава.
Пасту хам отдал пастухам.

А на том счастлив анатом. И знает она атом и знает о том.

А там пускают атом, о том не пишет том.
Пусть том лежит на месте пустом.

Счастлив анатом — прочла она том и хватит на том.
Сиртаки вызвал сыр таки?

Экс пана атом может быть экспонатом.
И степь устам, ист. тип — пуст там.

Хотела быть с молодым, но пускала чёрный, как смола дым.

И упала с мола чёрная, как смола, такая чёрная она была с
мала.
Пахнет смола духами с молодухами.

Мы любовью, как сахаром, жизнь сладим, когда с молодухой
сладим.
Молод ухай с молодухой.

Мы лестью жизнь сладим и с начальством сладим.
То зла дым, как сладим?

Ну и дни наступили!
Они нас тупили. Шли по насту — пили и по нас ступили.

Иди Настю пили.
Сказал иди Насти я и пусть идёт, и династия.

Ощутив уста вшей, она выглядела уставшей.
На языке, у ста вша я, я от сплетни той — уставшая.

Он обиделся на столпы ль и пускать в глаза стал пыль.

Пусть Кать может пыль пускать.
Темпы ль пускают тем пыль?

Разве у сов вести? — Спроси у совести! Какие у сов вести, надо,
надо моду вам усов ввести.

У, прямиком! Летит упрямый ком. У, прям и ком летит прямиком.
Я с Валею — дурака сваляю.

Ты видел больших рек визиты? Потоп — дрова твои реквизиты.
Опус теле экраны опустели.

Мафия дело имела с налаженной и любовницу сняла женой.
Опять томим, ведь опята им.

Сюиту он сыграл по частям, отдавая должное почестям.
Зону чуешь — там и заночуешь.

Сказал: — «Зови же!» — Ваня я, ведь он за выживания.
Ни скоро вы увидите низ коровы.

Не заметила попа арку, когда шла гулять по парку.
Дал нахал Яву получил на халяву.

Он при нём мается. И как это воспринимается?
Иду расти и плести шизы и дурости.

Эра тика — эротика. Э, ротик не для эротик!
Ну, темочка! Что не хватило тем очка.

На лаж жевать — отношения налаживать.
У, пряжка! Стала из-за неё упряжка.

Рассказ про Пилата, как латы бригада пропила та.
Да пропила латы и это про Пилата.

Сказано Пилаты — а раз пила ты, пропила латы.

Водочку пила та и вспомнила Пилата — жужжала пила та,
вспоминая пилота.
Пришла баба по латы — у неё ума палаты.

И чего же пала ты, когда у тебя ума палаты?
Баба пала та — у неё ума палаты.

Лыко было, знаешь ли кобыла?
Улика была: у лика была Ули кобыла.

И его простота не бывает просто та!
А просто та всегда простата.

Назначаю на знак чаю.
Опять там расти опятам.

Сейчас в Кремле бал тунов одних болтунов.
Разводит бал ту новь и плодит болтунов.
Тем нотам было не темно там.

Он душу вложил в концерты, но испортили всё в конце рты.

В конце рты давали концерты.
Сказал Вадим: — «Мы за нос вас водим».

Мы видим, что пускали вы дым и не понравился вид им.

Кому шок в огород его камушек? О камушек, манит Ока мушек.

Они славу снискали, что снятся им сны — скалы.
Скалы им величиной с калым.
Не карие глаза, а синие и талии осиные?

Разве силён, что зал им развеселён.
Висело в воздухе много разве Селен!

Развеселён бал тушкою — глупой болтушкою.
Любил бал тать, особенно о ней болтать.

Рада Ира — дом не полон Иродом.
Взят в полон Ира дом, теперь он полон Иродом.

В Ире зам был рад вырезам.
В Ире заём вырезаем.

При ль с тыла! Прель стиля прельстила. Пристыли при стиле.

При с тыла, где рвань пристыла.
Облако котилось и на гору облокотилось.

Зов ли дело! Если она им завладела.
Его зов ль одел и страх им овладел.

Вспомнил по бокал в нём проба — кал.
Вези нас по тени, удовольствие потяни!

Плохой у самолёта процент обтекания, значит: виновата
аптека не я.
Аптека не я дошла до обтекания.

Я с дури помои — сею и это по Моисею.
Я дури мои сею и это по Моисею.

— Почему красный, из капусты, имеет убор щека?
— Спроси у борщика и не беспокой уборщика.

Он не понял намёка на Мекку. Ведь рознь намёк намёку.

Нам и кал на то намекал и как козёл намекал.
Делали мы трюки и шли мыть руки.

А журавель кричал: «Всё ажур Авель!»
А журавель? Любил ажур Авель.

Лезу из кожи но — всё искажено!
И требует удовлетворения иска жена и морда её искажена.
Вот и скажи на! Вот и скажи, кто лезет из кожи.

От пар ну, хамы идут с парнухами.
От пар нюхами — запахи с парнухами.
А за пахом всегда запах запахом.

Муха попищи ползая по пище. Истину поп ищи–ты мастер по пищи.
А такую — я её атакую!

Была в вестибюле тень и заработал: плохие вести — бюллетень.
Но чего стоит ночь его!

Ревущий мотоциклист — Корост Мобилович Проклятущенко.
Поз навал он познавал.

Попри дворы тельным по данным, по предварительным.
Дробит день дребедень.

Не давала покоя брошь урке описанная в брошюрке.
С веры к нулю сверкнули.

Разве дело в акустике, если это не зал, а кустики.
Мы Галке побили мигалки.

Ночуй дико — ночь уйди-ка не влияй на чудика.
На силос братва носилась.

Призма трона такой получила приз Матрона.
Пой даже вой, пой до живой.

Папа у Поли граф — так сказал полиграф.
Асом блея кричит ассамблея.

В бедро упри кнут, а то за то упрекнут!
Боли Иды приносили болиды.

Афёра риз мы — забыли афоризмы.
Эко золото — козёл о то за лото.

И от этих паник у него давно поник.
Такая роз явь, что ты рот раззяв.

Асе не затор устроил ассенизатор.
Паука сказки ходить по указке.

Кал им превращается в калым — ассенизатор.
Огонь и я — агония.

Он ходит в ясли жуя — за этим слежу я.
На груди сопля до блести, как знак доблести.

Права шутам и расскажут про вашу там.
Мог в прок ломаться я, как прокламация.

Всё проще там и быть просчётам.
Однажды двое суток смеялись двое с уток.

А колокола в селе звонят около кала.
Тупы люди кол-колом и пусты — звенят колоколом.

Не заменит лак кала, этот лак она лакала. Лак Алла лакала.

Не цветёт Алла, кала, если хозяйка её не лелеяла, а лакала.

Поленьев притащили бичи сто, а так вроде бы чисто.

От безделья зоны маются и чем занимается.
Она за ним мается и спортом занимается.

Зоря над миром занимается, а баба спортом занимается.

И был тих Отелло, в том псих отеле, это псы хотели.

Ну, как ты хотела: лежало тихо тело.
Его на деле надели. Его терпеньем надели.

Это надо Наде ли? Пусть летит на Дели.
А кто пишет про заик? А это и есть прозаик.

А бичей не удовлетворяет обычай, и пьют они самогон а бы
чей, а говорят а бы чай.

А бы чаю выпить по обычаю.
А ба чью увидеть морду не коровью, а бычью.

Так отмыла паста Рому, что всё осталось по старому.
Он воспринял, как он воз принял.

Мы повторим: — «Перед варварами пал то Рим.
С Канн да лист привёз скандалист.

Такая мысль от прочтения: Говорю прочь тени я!»
Кони бала любили каннибала.

Пейзажи вот — пей, заживёт, пей за живот.
У Лёлика была, как у Лёли, кобыла.

В танце пара в тон цепяра.
Их карнавал короновал — намоталась кора на вал.

У трона вал — утро в навал. Ут ревновал, менял утро на вал.

Утром балы у тромба ли?
Кричало эхо чудом: — «Э, хочу дом!».

Он обратился к нижним, он считался человеком книжным.

К нежным шла княжна.
Вышла на лаж жена матом налажена.

Пришла пора жён и мир глупостью поражён.
Пришла пора жала и глупостью поражала.

Ты видишь всё как под лупою и я с тобою падлу пою.

Придут века рабов, как этот век арабов.
Старики нули с тары кинули.

Раз Вали развали. Это раз Вали это развалы.
Раз звали, перед нею всё развали.

Не видали о то виз мы это государства атавизмы.
Море и скалы ветра искали.

Кто занимается сценой, а кто имеет дело с ценой.
Ку-ку русская ем кукурузку я.

Не пробьют коры Доры и министерские коридоры.
Коры да! не требует коррида.

Провезли на каре Дору по прямому коридору и ты за это не
кори Дору.
Если дождь с тучи — в первую дверь стучи.
Собирала сор та ли прямо со рта ли.

Давай товар ищи! Все мы товарищи.
А кругом то ворищи! А ты давай вари щи.

У Вари щи спёрли ворищи. У Веры щи — ты верещи!
Ты по ним луч веры ищи.

Из-за Кати те закаты, ты истерику закати, не хочу мол воды из
Терека, как зэка ты.

Из заката не увидел брызги из-за кота.
Банку закатали и принялись за кота ли?

Водочка бьёт по рогам любимым порогом.
Успокоить пора гам, дав мерзавцам по рогам.

Мы за щи с чаем Родину защищаем.
О ночь то! И делало оно что.

Завопит тупица: «Папа оступится трости то ось тупится!» иль
батя треплется?
Отбивает хит трость — может это хитрость!

Он танцевал перед вами и был оценен его перед вами.

А кто зол ушку не слушает Золушку.
Аль Золушку приняли за Лушку.

Нравится зал ушку — хорошо в нём слушать Золушку.

Они сказали: — «Насыщаем!» — поздравляли нас и с чаем.

Не проси чайку выпить чайку.
Ни с чаем мы нищаем.

И булькают носы с чаем, а я пряник похожий на сыча ем.

Господу ли газ подули и послали его по дули.
Пойду ли по дули и там паду ли?
По зятю хающий пошёл по затухающей.

Имел методы Фёдор оральные и силы федеральные.

Дорога сна пыльна, где снопы льна.
Те, чьи не боятся течи.

Они там отдают предпочтение Анитам.
Он его зовёт исполнить завет.

Где такое случалось, чтобы слетел с луча лось.
Имел бал дело и публика балдела.

К слюням козла блинным относится как к озлобленным.

Воспринимает аз лоб Лены он знает, как на него бараны
озлоблены.
Она сказала с обаянием: — «Оба я не ем!»

Сказали мы: — «Отсюда при!» — и дот вращали и этим зло
предотвращали.

Он не хотел потужить он не хотел в поту жить.
Он не хотел в поту шить и сигарету потушить.
Он в поту шил и огонь страсти потушил.

Спросить позволишь. Что ты думы ворошишь?
Ты получишь от вора шиш.

Одна капля вала на нас однако, плевала, она высоко, однако,
плавала.
Набралась серы Алла с сериала.

Сказал: — При из под дня! — я, — на нас преисподняя.

Опытные биологи занимались опытными мышами.

Ох, эти мыши опытные провалились на них мужи опытные.

Наделали гадости мол вы — летели на кончике молвы.

И злые, мол, львы, пушистые как моль вы.
Покос массу собрал по космосу.

Множили зло, мол, вы ютились на кончике молвы.
Ума львы не требовали и у Мальвы.

Черны как смоль вы. Э, Мальвы! Грызли эмаль вы!
А что с мала вы, имели с молвы?

Бьют, мол, бытом и слышны мольбы там.
И летит моль быта и грустят, мол, лбы там.

Не слышит Мальвы рота и её мольбы рта.
Не знают молвы там, иль быта, мол, лбы там.

Получать иду плату и встретил у дупла ту.
Имел цементом дуб латы и это видно не для дупла то!

Беды льда — теплота.
Видел тип Лота. Его Тип плота, трепло та!

Бревно ты до плота — не ждёт уж тепла та.
Сочинил препло том, как плыли три плотом.

Что в вино домешал, какой спор в доме шёл?

От плоти до плоти, о, плоти ты плоти.
От плоти доплати, всё плоти до плоти.

В костях лам ломота, аж сама срамота.
Салон «Дупло мата» — аж сама срамота!
Не выйдет с храма та хромая хромота.

Пишут по воде вилами — на поводу вы ламы.
Выли вы и вы ламы и ходили с вилами.

И ты ворота выломи.
Как отличить от попа лам, а попы пьяны пополам.

А в грязь его ввели, и грязны мы и в иле.
И как волки выли, а смеялись вы ли?

И были мы хвалимы, теперь миг вал и мы.
Ты им вели, чтобы её вели.

Вот её гады повели и ты убить их повели.
А там и асов вели те, что осовели.

Помогли на всех матом валить, а перед начальством хвостом
вилять.
Помогли хвалить — помогли помои вылить.

А видал трепла, там требует три платы, ну а ты плети — плети.

Тьма! всё скупила ты, что тоску пила ты?
Уж ума палаты.

Попали в болота, так птица пела та.
Оттого пела ты, что так поспела ты.

И пала та палата и начало пылать там.
Июль ось лета, жар на осле то.

Остатки скелета в носке ли та.
Повернулся нос к элите что лежал на скелете.

Сколько не стирались носки лет те?
Что одеты на скелете?

Доходное место нам разило месс стоном.
Вышел из правил и всё исправил.

Мы побеги зла жевали. Остроту слова сглаживали.

Пей заживо пейзаж его. Миражи оживали.
Ты зачем нёс лажу, что я с тебя не слажу?»

Не бойся! Я тебя не сглажу и секрет не разглашу.

Ты познал раз Глашу, да видно сел в галошу.

Тем пугал галл Лёшу, тем и на грешу положась на Гришу.

И продан мир за вес. Там в облаках и мэр завис.
Навалилась если жуть, давай суть дела изложи!

Ты же им не служи, кто гадость лижет с лужи.
Ну, ты ведь точно и зло же, это точно он изложит.
Ну и зло же те, вы это точно изложите.

Навалилась если жуть, давай суть дела изложи!

Гадость с лужи лижут.
Ну, ты ведь точно зло же.

Ветерок за юдолью духарится удалью.
Ему встрёпку задали: наказали дулею.

Летит он за дом, пятится задом.
Прячется за дам, ну я ему задам.
Уйдёт он садом, устроит Содом.

И познакомится бедняга с адом. Приехали из дали.
Где законы издали. И это вам узда ли?

Столько уз дали? Ею вас обуздали, но столько обуз дали.

Тоска Иуды ли, её не нужную ты удали!
У дали Тоска Иуды ли по былой удали.

Натаскивать учат, натаскивают — мучат, как звери мычат, так
учат внучат.
Затянули удила. Ну и дела, такие прочь удали!

Приехали из дали. Где законы издали. И это вам узда ли?

Столько уз дали? Ею вас обуздали, но столько обуз дали.

Затянули удила. Ну и дела, такие прочь удали!
А мечтали про чудо ли, так нить упрочь у доли.

И ничего не выдумывая. Предвидел, на перёд, вид дома я.

Фрукты едал — моя, чтобы была чиста душа моя.
Ну и чья на то воля та?

Бесился от вида мая ничто не выдумывая.
То сила неведомая — и никем не ведомая.

Просто Невы думы вея — гадость не выдумывая.
Гадость, не выдуманная белого вида манная.

От золотой парчи — души полны порчи и ты порычи: «По речи
чистил поры чьи?»
Проехал кортеж и продолжился картёж.

Космонавтика ли? Если в смысл липовые космы на втыкали.

Сколько косм она втыкала и получила втык Алла.

Ведь комы космонавтика ли?
Получила от кос Мона втыки и от космонавтики.

Получила отказ Мона в том, что не быть ей космонавтом.

Не наливают чистых рос казне это всё россказни.
Ведь похмелье чистых рос казни.
Закон курсанта сойти за конкурсанта.

Был кросс в орде? Вопрос в кроссворде.
Это кросс свор да? Вопрос кроссворда.

Бежал кросс вор да? Вопрос кроссворда.
Апеллируй к орде — пусть бежит на корде.

Знает сколько в Индии каст Рома и что в Росси есть город
Кострома.
Какое море пополнил, куда это попал Нил?

По коридору вор крадётся, потому что вещь крадётся.

По чему воры крадутся, потому, что денежки крадутся.

Мула то не любит мулата. И мула да! не даст ему лада.

Иск к раю и скрою и с краю горю искрою.
Иск к крале — искра ли, иск к ралли — искра ли?

Из крали иск к ралли. Искра сил — заборы искрасил.

Из коробки иски робки.
Испробовали всё из пробы Вали.

Истребовали всё из требы Вали.
Течёт краска рою, забит КрАЗ корою.

Глаза раскрою и платье раскрою, матом рас крою дело раскрою.

Имел рак курс — всё время показывал новый ракурс.
Держалось за цели теля и сошло за целителя.

Разве опора ваша опера? Это афёра кричат рупора.

И пили грог, делили пирог.
И зуда шорох. В стенку горох.

Вы наш ли? А то на вас мы компромат нашли.
На гамме бить ногами.

Что увертюра — у вер тю! эра. Крути настройку тюнера.

Фанера Фан эра.
Конура — выиграли кон ура!

Катился ком чётко через Камчатку.
А Камчатку бурим мы, не играя в буриме.

Надоели бури мне, надоели дури мне.
Судьбою мы одаримы, и сочиняем оды Риму.

Сколько дури у нас в уме?
Память прошлым бурим — тёмным прошлым бурым.

— У, Рим! — И кому-то бур — Урим. — А то плюс минус ад Урим и был в аду Рим, разве мы не правду говорим, а дурим?

Ради кал бушует радикал, роди-ка Алла радикала.

И ради кала дика кала.
И дока пал — кал докапал.

И на мозги он всем накапал и сверкает, одинок опал.

Но добился один ног и он теперь не одинок.
А другой пана добился, тот ему понадобился.

Приветы вам шлю хамы — привет шлю шлюхами, шлю
сплетнями слухами.

Насмешка: — «Нет у нас мешка!»
Гены я добыл у гения.

Сказал: — «Погнил Ому!» — пройдись по гнилому.
Но разве гнил лом в вопросе гнилом?

Вонь, ну, идёт на войну.
У сов не считай усов.

Трещат у жеста кости это примета у жестокости.
Как у жестокости трещат у жеста кости.

Хороша паста лбу, что размазана по столбу?
Может, платят по сто лбу вот и лезет по столбу.

Они такого нагородили, что дамы наго родили и детьми их
наградили.
От влечения надо найти отвлечения.

Стреляли бабы глазами в поезде в отца, наверно хотели
поиздеваться.
У давки одни удавки.

И куда мог тот поезд деваться? Думал по езде Ватсон.

И на чек он смотрел из ночек, это сумма на Инночек.

И ночи он произносил иначе.
И испарила зона чек.

Напоминал он одиночек, он просидел много один ночек.

Пастора Илью утешили пасторалью.
Пасторали утешили пастора ли?

И деньги перевёл на чек и более не имел заначек.

Юбку распоря Жене я — ждал распоряжения.
Скользить по губам словам пагубам.

Выгорали вы лучины — речи матом вылущены.
Сгорали вы лучины и как орехи вылущены.

С чем смесь чины, что с мест смещены?
Не вышел прок из мужчины — покланялись изму чины.

От того и люди измучены, что чины изму учены.
В каком уме чины, каким бесом мечены.

Горели вы лучины, когда спалили виллу чины.
Ты не видишь жил листы и строки разве жилисты?

Бывают, жирны журналисты они наносят ажур на листы.

Ну, скажи лис ты? Что говоришь на лис ты?
Что говоришь на лист ты?

Ноль истин обнулись ты.
У лбов языки лопасти, языки листы, жилисты.

Обелила паста Илью. Сталью стелю. Обвешен пост сталью.

Постарались Илью утешить пасторалью.
И ждут лоб напасти, и напасти не напасти.

Ячмень назревает, грозит лазарет, превратится в Назарет.

В нос орёт Назар орёт: –»Где Назарет?»
И он заорёт, что получил за ор ёд и азарует.

И кто там насорит. Да тоже Насер, Рит! Он и насорит.

Кто там так наряжен и прёт к бесу на рожон?
Он сидел на нарах жён, он, что ими унижен?

Крахи дали крохи крохе.
Я так молюсь -ка на моллюска.

Что вы мне прочите, об этом прочтите.
Свободу упрячите и прочь речи те.

Опрела попа Алла, капли ела, тяготела, вот такая тяга тела.

Вот И злобу она копила она тазик по паяла.
Из марены измерь Йены, будут изма арены.

С индивида — сыпалась синь Давида и то было, до вида.

Кругом едут крыши те.
На крышу грехи крошите. К решению — крыша НИИ.

К решению хлеба крошение.
Нетто это всегда не то.

Се ля ви! всё лови отправляетесь в сёла вы.
Се лом летел селом. Сели вы — се ля ви!

Стенай за стеной со сластеной.
Вода неслась стеной и ты не слазь стеной.

Ты моралью пал истинной, и мораль та пала стеной.

Уже не правят Палестиной те, кто не предав пал истиной.

Уже обменян полис Тиной. Пал Тиной с полтиной, и потому спал Тиной.

И распространял ара были. Ара были, то арабы ли?

А разве Тора были!? Арабы-то рабы были! И они рабы Были.

А арабы награбили — наступали на грабли ли!?
На гребли нагребли.

Не граб лик, а негра блик.
Негр раб ли? Ведь свобода не грабли!

Нагребли волну на гребле. Нагрёб не, на гребне.
Наг рэбе не?

Нет, в уме чувств и злобу мечут.
Отмечу: — «От меча убийство будут отмечать».

Клали из-за меча те ель на, шлют из-за меча те ель на.

Жизнь твоя замечательна, только цвет замечайте льна!

Прут из-за мяча те ель на. Пхнут из-за меча те ель на.

Муж раз сер, жена была рассержена.
Коза из-за мяча тельна — врём это, мыча тщательно.

Заявив о том мечтательно, вытирая меч тщательно.
На то, мыча тщательно.

Проговаривала — «мы!» — читальня, мычи тайна, мычи тайно.
Мычи та ли — мы читали.

Мы читали и я, и мычи Италия.
Мычи: — «Та ли я?» — если исчезла и талия!

Не измерена дурость мерина. Об этом знала Марина.
Она намерена — положится на мерина.

Об этом знала Марина, как измерена дурость мерина, как она
изморена.
Она с бесом помирена, она на гроб померена.

Налетели мары на, знает мары Инна, а мор Рина, она тем
уморена.
У Марины юморины, но не ясен ей юмор Инны.

Об этом знала роща Марьина — она читала Мериме, о том
сказала Мэри мне.

Как прёт вонь из мерина и чем она измерена.

Плавал метр рекою и с их метрикою, мерил метр трико, плавал
метр реками, трюками руками с крюками.

Он стук молотком о бра давал и когда её разбил, нас обрадовал.
И тоги моды итоги.

Луч с охры нить он пытался сохранить. С охраной сох раной.
Бес еда или беседа?

Дамы чудо? Мычу — да. Не видели дамы чуда. Да мы чудо!
На гада ли нагадали.

Всё не те в сонете в зоне те всё не те — звените звенья те.
Годами она с гадами!

Выделен СОС нами, что летел со снами над соснами.
Заря дыши в зародыши.

Не хочет дядька повиниться и течёт по вину нить ся.
Свечи Ра горят с вечера.

Ходила по хате как по пахоте в собственной похоти.
Весь сезон ты носил зонты.

Судов ли творением он занят с удовлетворением.
С орла пух снять сор лопух.

Вот Томы фантомы, а вот то мы, а он Фан Томы.
Шёл горя вал, народ горевал.

Говорю прочь тени я — у меня свои прочтения.
Не Сене я говорил за несение.

Натянул кон корды и попадали «Конкорды».
Мат росам исполнен матросом.

Собачий ты пойми лай и на нем пой милой.
Из куша не я создал искушения.

Ждёт тот кино у кого наследство тёткино.
Га, ля! их обрабатывает как Галя.

А этот формат предоставляет фор мат.
Попу аса представили как папуаса.

А этот Толстой бросал в реку тол с той.
Слезу по скуле лить лечь и поскулить.

Всё ломай ведь пришёл в сёла май!
А глупы, нежели нормально вы не жили.

Ого, манна! И вокруг сколько гомона!
Попал и зло поползло.

Смотри, Москвич! А вид Рено и смотрится ветрено.

Что смотрится ветрено? Когда «Москвич», а вид «Рено».

Он сделал несколько на счёт три скачков и послышался треск очков.
Дать ли дёру лидеру?

Краюшки листа согнём, там, где написано, как обращаться с огнём.
Я яснею, когда я с нею.

И пеню на честь не может начесть и про честь то вам не прочесть.
А напугало Анапу гало.

Слёзы ночи слить, того что деньги вовремя не могли начислить.
И гривы на ветру игривы.

Они бросались голые в Уды, теперь они добрались в Голивуды.
Всуе воровское училище.

Делала одно: в душе ад накапливала, на всех, однако плевала.
При, волью квас приволью.

Сан Геной принят с ангиной, так и написан портрет сангиной.
Суть толку через сутолоку.

А у мастера воз рождается и дело мастера возрождается.
Видал иглу пост и глупость.

Предоставь попа очкам, по очкам и пиво бьёт по почкам.
Приволье эры при вольере.

А мы в мозгу сосредоточим, то что со среды то точим.
От вин та кричала: — От винта!

Давали мы кросс с Хаема — на то у нас микросхема.
Глаза зорьки не спят до зорьки.

Кричали: –»Сопли вытри!» — они пусть две, а вы три.
Пропал мор с чина, как морщина.

Он, изучая, рос гаммы под отцовскими розгами.
Не проси у бога, итак кругом убого.

О, Давиде ода в виде: — «В центр ада ода веди!».
Есть доход от точки — аферы отточки.

Оставила вора тишь — счастье не воротишь!
Отче наш — нашкодишь на наш Кадиш.

От водки сини, так сыны выводят токсины.
Сумма сброда — действие сумасброда.

Взял я вилочку и неприятность явил очку.
Сигареты по пачкам — снились попочкам.

А я увидев мой вою, ведь она назвала его мойвою.
А что души зла таят!? От них и блага тают.

Там они солируют, о том, что соль лиры уют.
И соляра соль яра, соль яро испоганит соляру.

И имела спрос сила и кушать не спросила.
Солнца око село и село окосело.

Сказал: — «Меси! — я и будет мессия».
Из крушины выбивали искру шины.

Как себя вести, когда по телевизору вести?
Падлу пою и разглядываю под лупою.

Пока я спал, уровень воды в реке спал.
Я спала, пока жара спала, от жары и вода спала.

И куда кто валит и чего кто велит, может быть, он велик, но не
виден его, увы! лик.

Она ту парила, что особо тупорыла.
Она землю ту порыла, она очень тупорыла.

Стояли на пасту и ждали напасть ту.
Хотели напасть те и сделать бум на пасте.
На пасте те напасти и её на пасти не напасти.

Грани души — грани стакана, а жизнь — сток она!
Истуканами истыкана.
В пропасть раз сто канет и родит истукана.

Страна застаканена, если за сто конина — продалась за стакан
Нина.
О зеркало такое у озёр кала.

Хотели лошадей запрячь и те и вы злобу запрячете.

Спёрла ты приз жена и теперь пристыжена.

Выла серена, как Сирано, это песня, вставшего кассира рано

Тип лица — душа еле теплица. Тип лица — теплица.

А я вам не передам, как приятен перед дам.
Был доволен пэр еде — знак у него на переде.
Набрал пэр еды и пёр спереди.

Она с ним быстро объясниться, и будут ей оба сниться.

И на радость минусам скорчил-скорчил мину сам.
Вырос подросток подрос ток, каная под росток.

Её извели на… и сделала что из вил Инна — на что способна
была её извилина.

Нет, слезами не заплачу, а деньгами заплачу.
Я своё отплачу и слезами отплачу.

Шалавы думы — пустой парад, шарами крутятся шарад.

Взял бес из крыл, перо и скрыл, и бес искрил и упал без сил —
тем ад взбесил.
Бес матом крыл и стал без крыл — не спеть от рыл.

Варьете везде воры те! Какие варианты — воры он ты.

В варьете празднуют ворьё те.
На радость минусам, скорчил мину сам.

За то у вдов Литва Рит! Желания удовлетворит.
Это что удав ли творит?

И может всех удовлетворит. Он у вдов ли творит!?

Это у вдов Литва Рит?
Тот чукчу удовлетворит кто чудо влёт творит.

Этап и щит — эта пищит. Вот эта пища — вот этапище.
Я информацию получу, по световому уж лучу.

Скажи: –»С тех пор аз иль их чудаков поразил?»
Знать пора азы ли? С тех пор азы ли вас поразили?

По раз или они вас сразу поразили. Иск азы ли исказили?

Забыли вы имя рая и живёте, вымирая.
Обзывали вы меня ли и на что мысль выменяли.

Опасны рифы и мели и что от этого вы имели?
У дали много удали, но ты её не удали.

Она глаз не сводит с вора от него и детишек свора.
У неё детишек свора — она ночь не слазит с вора.

Так дружны они с Варькой, их не разрежешь сваркой.
Взгляды Варьки стрелы упали в оркестре ли?

В оркестре бы читать Варьке с требы.
Кто же за Варькой ходит с заваркой?

Иди — знай с лысым, иди — чью! Что ада зной с лесом и дичью.
Иди, чью! Завлекли и дичью?

Предоставь попа очкам, где пиво бьёт по почкам.
Ты стучала с туч Алла?

Зло вор ей. Слово рей из словарей.
Летит слов ария — слышу её из словаря и я.
Изучал словарь и я это слов ария.

Ненавистны Наде Лены, они завистью наделены.
Мор даю плюхнув мордою.

От заслона до заслона принимали нас за слона. Но не хочет зас.

Лона и приняла его за осла она.
Куб или купили. Где он зады купал ах!

С осла вой выходил со славой, он был знаком со Славой.

Домой мы прибыли считать прибыли, а нас чуть не прибили те,
что при были.
Где спал лох, что разбудил его сполох?

Оскопи Ира вал и я его не тёр, а скопировал.
Там скоп пировал, а кто повадки их скопировал.

Иск опер — овал он им подражал и скопировал.
А кто от иска пировал, получило от оттиска перо вал.

Он тобою избран Ницца! Ну и как не избраниться!
Что ты беса избранница из нашего собраньица.

И тобой особь раниться.
Он тобою зван Ницца, он сплетен звонница.

Языку звенится. С ума сдвинется.
О брань Ницц твоих избранниц.

О брани поют те, кто вами обраны. И браниться избранница.

И вам не оборониться. Ведь как зверь лютый ринется.

Ас, желая денег с лица.
С улыбкой подобием шлица. И кому она шлётся?
Тебя продали в розницу — ноги врозь Ницца!

Иль учи сто, как улыбаться лучисто и заставить сделать Илью
чисто.
Всё выжёг луч чисто. Сто солнц сияли лучисто.

Она имела ночи ста, но чиста, лучиста и тащила луч из ста и
видела она одна луч из ста.
Лучи сто солнц метали лучисто.

И клич её: — «Ну, погоди!» засел в радостной груди.
И выловили там атом, теперь поговорят о том.

Все разбежались по ходам и вот идёт там похоть дам.

И оттого не пах ода и он не пропах и года! Кому выгода?

Потеряли вы года и кому от этого выгода, что нет выхода?

Он серёжку нашёл уху, он применение нашёл уху, он заливал в
него уху.
Не нужен пар ну, уху, а кто крутит порнуху.

Требует откуп арена, когда бутылка откупорена.
И потому вы гадки, что это всё догадки.

Фу турист — сказал футурист.

Ну, а стоя тут на посту, откуда выдрать напасть ту?

За сколько очень скользких зим мы дружно в пропасть
заскользим?
А напасть, такая напасть! Что с тылу может напасть.

Может напасть, сзади напасть и повесить замок на пасть.

Между нами дыра-пропасть! Мы только думаем про пасть.

Но может она с верху пасть, и говорят даже пропасть, ведь
пасть, то такая пропасть и тут не нужна поп, робость.

Как не пропасть — павши в пропасть?
Ведь не забудешь ты про пасть.

У поэта брань из пасти лилась, хотя муза послушно постилась.

Что говорит нам гадость их, он вершин и Бога достиг.

Говорили про пасть, то, что она пропасть и в ней можно
пропасть, и количество проб есть.
Что жизнь постылая — сообщают пасти лая.

Не говори про пасть — пасть такая пропасть, что можно в ней
пропасть.
Но ты не будешь рапу есть.

Пост тела и пастила, постыла и по стеле нам отдан пасс тыла.

На паству напасти — не напасти! Ну и стоим глупо на посту мы.

Сказали, было, что погас ты.
Ну, а ты шатался на погосте, настроение видно по гостье.

То не кровь, а томатные пасты, то не поп, а традиции паствы.

И можем по одиночке мы пропасть.
И кого с пасти спас ты?
То кровь томатной пасты, а то традиции паствы.

Напасть ту мы, напасть ту мы, уж мусолим на посту мы.

Нам, чтобы дали пасс умы — мы отвесим на пасть суммы.

А по сумме — о, пасы ума опоссума. А суммы!
Разозлили тем осу мы.

А сумму дали и асу медали.
Мечтал о сумме Дали ту что асу мы дали.

А сумму не дали асу мы. А с думы.
Сказал ас думаю не с бесом, а с Думаю.

На пасс ума — напасть сумма.
Напасть уму — на посту мы.
Напять саму на пасть суму.

На пасс ты ума? Напас сумму. Напас ума! На пасть сума.
Напас ума! На пас сумма.

Напасть уму — на пасть суму. Напять саму на пасть суму.

О пасс ума опоссума, а по сему им а!
В улей тело улетело.

Сноб ас ты лучи сна пас ты, они клеящие пасты.

Стих на пасти их, а напасти это языки, что лопасти.

И решит он теорему, и омоет пот Ерёму.
Будет бродить по терему, уяснив потери уму.
И ревут: — «Пришла эре муть!»

Зачем греметь, зачем игре медь, лучше золото иметь и
монетами греметь.

Поднимают азы муть, что не видно азимут.
А зиму ты считал азы мути.

Своими теориями копали те эре ямы.
Теми вы теориями, что глупыми оргиями.

А кто занят ариями — впереди ори ямы.
Теми, но не по теме. Входят к нам те ары ямы.

Террор Эммы — теоремы. Те о креме, те о Крыме.
О тир Эмме говорил, о теореме.

Матеры мы — мат в тереме, мат эры мне сонные тетери!

Ток этикеток к Риму. Крыму ехать к Риму.
Лихие дни Крым минал, расплодился и криминал.

Мат эры мы — матёры мы и ждут мат теремы, ведём пунктиры
мы.
Изучаем пункты Римы.

Привет от Поти Риму. Считай потери ему.
Ишь, заняты те оргиями вместе с Георгиями.

И не хватит им, и рому, чтоб задобрить ним Ерёму.

Ослабил пот Ерему и кто-то лоб потёр ему.
Что так те орём мы? Происки то те Ерёмы.

Ох, о, Роме, ох о Роме хорами пели хоромы.
Просто Роме, просто Роме не гулять просторами.

И о тереме от Риммы, про того, кто горе мне.
Что имеют те горем, от чего убиты горем.

А к ордену он прижимает аккордеон и выдаёт аккорды он как акт
орды демон.
Как акт орды он пилил аккорды.

Не видел нужных ас снов, не нарушая тем основ.

Вы видели ужа сна эта ситуация ужасна. Ужасно уж ас но!

Вот вам ужасного ужа снова, это ужаса уж основа.
Ужасного уж основа!

Полено кем-то спилено. Спалена стружка с полена.
Хотя стружка спалена, но ты с ним

Любили дым они чадящие демоны.
Нас коком обморочили наскоком.

Спи Лена, кровать ещё не спилена.
А со сна как с пелены все сосны спилены.
Плывёт рука по Лене, а Лена как полено.

Слёзы ночи слить, потому что деньги вовремя не могли
начислить.
Всё начинается с пальни, пока дойдёт до спальни.

У электрика заботы напоминать другу за боты.
Беспокоит Мотю галл, чего и всех он матюгал.

Ползёт правды черепаха и достиг череп паха.
Не Клаве, а туру приделали клавиатуру.

Исходя из прав вил, он восстанием всё исправил.
Ударил зад вор о затвор.

Для защиты Куку плох, в пику плох, да он в скуку плох.

Убедил мастак Анну — отдать масть стакану.
С моста кану — мастак, а ну!

Не дано ума стакану и я там, у моста кану.
Смыл масс сток Канну, ведь пропил мастак Канну.

Не учи индюка таре! Все люди индикаторы.
Индюк: «А тор индикатор?»

Песенку спели олухи, хотели испить аль ухи?
Но пришли сюда Алики и не дурные, а лихи.

А медики считают медяки, потому что у медика гуляет ветер в
уме дико.
Из меди камень ты вложил в медикаменты.

И увидели медика менты и попросили медикаменты.

А короли это кому к роле нужны жирные кроли?
А к роли нужны жирные кроли?

А к рыкам он обращался криком.
А рыки как арыки.

Приобрели собачку Коли мы. Калым идёт к щёчкам к алым.

Не беспокойся за пискуху, а приложи-ка запись к уху.
Приглашено множество пискух нею и стоит писк кухнею.

А он со страху икал им, мы металл отпускаем и калим.

Стал от крови кулак алым выбивая со скул и калым.

Что развесил панты мим среди десятка пантомим.
На лице вопрос и мина, такие правят имена.

Должны пройти и миновать, времена как их именовать?

И миновали именно Вали, так их именовали.

Смотрите книги палятся и гуляет по лицам палица.
Играли вы, мы ралли или просто вымирали?

Зевак умы в голове вакуумы.
Во кума пользуется плодами вакуума.

А в реке сидеть это вам не в Африке.
Не известен кайф реке и люди едут к Африке.

Убери прочь ту, а то я ей лекцию прочту.
Пила там с пилотом.

А Дели, где нас одели. А где ждали, была одежда ли?

Что говорить вам Эрике! Она живёт в Америке.
И не течь вам и реке, не достичь Америки.

В Америке слышны вам рыки.
Учителей не семь разбирали, что мы несём.

Не мир Яны, а миры не меряны.
Никто не знает мер Яны и от того миры не меряны.
Не мерина плоть не меряна.

Они черпали воду мисочками, а оказалось мы с очками.

Что имеем мы с очка, когда пуста наша мисочка?
Не валяли бы мы сачка и полна б была мисочка.

Это мисс сочка и при ней мисочка.
Говорить о ком про мисс, чтобы найти компромисс.

Я иду по тропинке, где привиделся труп Инке.
Не стягивай с тропинки строп Инке.

Птицы мошек жрут на лету. Вы истину знали ту?

Птицы мошек жрут на лету совершая дерзкие налёты.

Знаешь! С налётом сны летом. И начинается всё с нуля там.

Летят гули, будут гульки и шаги там гулки, чтоб совершать
прогулки.
День гадай, но деньги дай.

От шального пара Ноя, вдруг возникла паранойя.
Торс дуры от неё одни тортуры.

Не мелей, когда фа, ми ли ей — станет фа, ми милей с той фамилии-ей, смелей, ты не мелей.
Не
кричи: — «Околей!» — до скопа, лучше просмотри два калейдоскопа.
Но чего стоит ночь его.
Вы-
сыпало много ос на брюки, это случилось в городке Оснабрюке.
Ты Сочи отняло тысячи.

Кон чина или кончина — дело кончено. Конь чина — дело кончено.
О, кон — не открывай окон.

Испугался кур Рим, сказал: — Мы не курим! — принесите кур им.
Пилиться — в аду пылиться.

Вопит он: — Во питон! Готов выпить он и вопить: — Вы питон!
С купцом станешь скупцом.

Деградация, где града акция. К редакции шло кредо к акции.
Ому там парить над омутом.

И горе дам идёт по городам. Град дам разлёгся по грядам.
Не хами стихами с Нюхами.

Жилы зной тянет Палестиной, где надежды пали стеной.
По Шиве перчатки в пошиве.

Птицы мошек кружась секут, догмы их никак не влекут.
Дано ума арабу, как у марабу.

Будьте чести достойны! Не испытывайте доз тайны.
Дней чехарда — несёт чих орда.

Пролетели, хватит, валы. валом всё было в алом.
Коза явкою щеголяла козявкою.

Учила число пи Юля, теперь нам от неё пилюля.
Выписки из меню я круто изменю.

Мор дам видно по мордам. Любил помор дам.
Там над и вами лететь над ивами.

А рядом текла Висла и сплетня злобой висла.
Ноты ты фа, ми не путай с тифами.

Несёт дней чехарда и заработала чих орда.
Напел даль жмот и на педаль жмёт.

Моют языки три щётки — девки трещотки.
Весит пуд рыло, которое она пудрила.

Если скучище — ты шмотки с кущи ищи.
Дрейфовала, создавала дрейф овала.

Из рек кета вылетает как ракета, а дурно как от рэкета, когда
убивает отрок кита.
Трону ли башку тронули. Трон нули тронули.

От шлейфа фа вали — нити пол шлифовали.
Как ноты шли фа Вале.
Танцем пол шлифовали.

Относил и я тумаки от насилия.
Смеётся с нас Илия у нас тьма насилия.

Виноваты, но ни точки, что мир висит на ниточке.
Летит мат ивами понятый и вами.

Ад, рай или не мыли а драили. Яд рая видел лился с ядра я.

Думаю, яд рая добрался до ядра, я. Вид рая до блеска выдрая.

Свой вид рай до блеска выдрай. Вид рая вылил с ведра я.

Воду не мы лили и зады не мылили и шефа не молили, языком
не мелили.
Забыли и за были.

Пронесены анти Кварталами и кристаллами обманут антиквар
талыми.
И выпит кварт Аллами и их поволокли кварталами.

А вот Синай, где недавно был я с Инной. И плел си Ной с Инной
синей.
Убил ос иней порой осеней.

Множество тех фа — ми ли ей, стали фамилией.
Тех фа милей, чтобы быть фамилией.

Там испортилась погода — не дают дожди прохода.
Не терпит природа иго да, теперь там не найти и гада.

Нам хотела благодать, по всей видимости, благо дать.
А рать стала голодать.

Художество раскрою — краскою и холст на юбки раскрою, матом
раз крою.
Что взяла со сказа она? И имела что с касс она?

Этим всё и сказано — словно звук с казана.
Этим всё доказано, как ухват до казана.

Блеет как коза она, что он стоял у казино.
Что издавал указы но, пропивал всё в казино.

И вам Привет шлют хамы — шлюхами со слухами.
Злобу о посты лили и опостылели.

Сало Меандры, чтобы блестело тело саламандры.
Думай тебе ли пить или судьбу лепить.

Расскажи про грамм и про воздействие программ.
Разлетелись в прах рамы не выдержав программы.

Ты не верь виру сов, он состоит из вирусов.
А видали вы руссов они тоже из вирусов.

Ослабел культ от дел и его приспособил культотдел.

Что Дега не рад ты? — Это дегенераты.
Встретились где Гене роты, там одни дегенераты.

В те годы застоя — жизнь пузастая.
Получал за сто я — жила от пуза стая.

Тогда в годы застоя мог прожить и за сто я.
Застоя я годы щелкал как ягоды.

И прошли, и ушли те года, а какая к ним тяга да!
И ушли те года и назад нет хода.

Не несёте вы годы мне выгоды, когда не знаю я выходы.

И бегут годы — гады да Вася и чего догадывайся.
Не утеряна нежная ягода, как терял я года.

И видел в золоте я гадов, от бесцельно прожитых годов.

Это ли годы? Где звенела лига оды. Одурью дали оду дурью.

Ягодою, я гадаю — тебе отчёт Яга даю. Был банк — его дою.

И видал я гида, что сказал Яге да!
В поле низко пали — поле не вскопали.

«Я гадкая!» — не скажет ягодка и не прожил я годка, пришёл ко
мне одногодка.
Столько дней у года ли — вы угадали.

И не хватает одно годка и удариться о дно гадко.

И вы у гада ли гадали?
Хороший знак у года и настроение у гада.

Духота — дух ада. Иду хода. Не дали и духа да?
И то у гада ли, вы угадали!
Не слышит ухо дали.

А кому мерить ногой дали и грозить кулаком на гада ли?

А услышит дни вашего ухода ли?
И вы нагадали, кому ногой дали.

Бродил в лесу и рвал я ягоды, тем заполнял я годы.

Песенки пел я годы, собирая ягоды.
И все спели его оды.

Марионеток дёргай за корды, слушая хвалебные аккорды.

А к ордам идут с аккордом.
Лёд то сковал и народ тосковал.

Хотела она того дать, чтобы то гадать.
Хотели вы гадать и что-то выгадать.
Пошли их пошлых.

Воду лила дочка, о том плывёт ли лодочка. Блестел лишь лёд очка.
Вопли тут. Во плетут!

Ну! Загулял кол около, а око лакало локально и попал в око лом.
Пори цепь ту по рецепту!

— Мы чай попили. — Кто поп или? Сказал поп или, что все попили.
Что вы себе паз валяете?

Про Ника, что идёт на поводу у пряника. Пряник в душу проник.
Печь аль множит печаль?

Есть ли ухо хаты вальса? Я от этого вопроса ухахатывался.
Ядра, кончик и я дракончик.

Снова гости как с новости. Снов ОСТы сходят с новости.
Соль Вова везли со Львова!

Поп ли там идёт по плитам. Отдаёт ли отчёт поп летам?
Адмирал не жил, а отмирал.

В круге хор дам подстать хордам. Хор да? Да не хорда!
О посты Леля — опостылели.

Ты негу дай, ты не гадай. Ты негодяй грешил не год ай.
А мы шах, говорим о мышах.

Ой, пересудки! Он целые сутки выдирал перья с утки.
Дома роза зацвела до мороза.

Они защебетали: — За щи бета ли? За щи бы тали!
Иски раба летят, как из короба.

Набралась лиха та и закричала: — Это ли хата?
И всё изыскано и всё из иска Анна.

Идиотами зови лис, тех, что в драку завелись.
По лести не вырастишь поле стене.

Оберегал Кук лучину и подарил куклу чину.
Не видно ножа ли и на что они нажали.

Жизнь я дремучую на земном ядре мучаю.
Сказала, однако, страна одна костра на.

А вели, что бы покаялись Авели.
Видел очи с Чени я, они дошли до очищения.

Смотрели очи с чина и думали: — «Дорога очищена ли?

Очищена — решили очи с чина.
Всевидящие очи ищи Инна и твоя дорога очищена

Путана уже не дочка, запятая уже не точка и без запаха нет
очка.
Марио! Не точка эта марионеточка.

Они с удочками сели дочка! И приплыла селёдочка.
Во дичка под неё течёт водичка.

Открыла рот, за, Ира, за фюрера Заира.
Билась оземь Фира, когда пела Земфира.
К образу эфира кобра у зефира.

Получило дитё зефира и это иди тезы эфира!
Сжимает «УЗИ» Фира. О, сколько уз эфира.

И это уз афёра, вините режиссера, ну, а реже сэра.
Открыла зев Фира, когда наелась зефира.

В небесах, где не бель месса не поймёшь не бельмеса.
Небеса это там, где ни беса.

А ты хочешь пить ля! А тому грозит петля и он будет петь ля!?

И что не будет он петлять!? А ты собрался пить тля!

А ему в бокал соте лит и он чей-то сателлит, и велит уйти с элит, недоверие в умы селит.

Се литр в голове бурда селитр. Селитра та, а кому сели — трата, и зато сели, что не предупредили сели.

Хвалить квас лить. Квас лить, ось лить и по-своему ослить.
Оси лить — мы можем осилить.

На что воодушевили — иди ты воду шевели.
И своей душе вели, в ту которую яд ввели.

Ну, чего веселиться, когда этот дождь как виселица.
А мы не те лица которым нужна метелица.

Лестью Наде литься — славой наделиться.
Наде ли на деле трусики надели.

Он и рыдал и Ире дал. Она кричала и рыдала и Ире дала.

Течёт не мёд лика и ты не медли-ка.

И едут на Дели лица. В листве Ницца — лиственница.

Лист Винницы не как у лиственницы.
Теряет лист Винница, а с ними иголки лиственница.

Пили и с Оки воду Исааки. А Иски налагали иски.
За дни думаю за те я — вредная была затея.

Был рад ядру Гоя, говорил: — «Напишу я другое!»

Был рад ядру гой, говорил: — «Я другой!»
Я друг им говорил я другим и пел ядру гимн.

Из-за губ ленные эти загубленные.
Загубили, когда пригубили. — Деньги загубленные!

Да кто же их губами берёт? Загубленные — расцелованные?

Если костёр он будет палить, то после, тлеющую золу, надо
водою полить.
Что
ты мысли сна творила и что ты натворила, и что ты с нот варила?
О брос, травой оброс!

Расскажи иди об этом, что та страдала и триппером, и диабетом.
Но чую — я здесь ночую.

Он не верил в иго дам, он не верил и годам. Ноги де? — На гиде.
Пока ты прошёл покаты.

Здесь не то нетто. Здесь не то пилось, потому что не топилось.
Пани ковать и паниковать.

На Га стили гостили. Не знает нога стили, снег на Га стели.
Земля, Яков! Для земляков.

Сорви ты сор Виты. Сорвали сор Вали, добыли со рва ли?
Прогреми нам про «Греми!»

Лига вой легавой! Твоя лига выя — а ней сидят легавые.
В соде я ли! Это что содеяли?

Он окна хочет пеклевать. А птичка хочет поклевать.
Любовь и голуби — их иго люби.

Не поласкай в соде яйца, а то с ними что содеется.
Окропил фа уста — спев Фауста.

Сказала самка заново: — Там был сам Казанова!
Нёс нихром май и ты не хромай.

Как расцвела роза Рено, а вокруг всё разорено.
Пару лет он к нам ходил по рулет.

Палку выдали полку. В полку верили в палку.
Лился сок на и мать грозит с окна.

Прошёлся калом бур и запах как каламбур.
Прокол басу говорить про колбасу.

Светом тип лился — в нём огонёк теплился.
Пока они спали, ты деревню спали.

В пару гать поругать. В пору гать поругать.
Придумал не бес сны и они небесны.

Вши с десять штук выловил в шестьдесят.
Сказал сват дою и сам ушёл с водою.

Сказал Стро: — Гости требуют строгости.
Холод нёс ни Май, и ты это не снимай.

Май э, строгость, когда маэстро гость!
Не хоровой хора вой.

Воде? Лица собирались делиться?
Там воде литься и дурням выделиться.

От дел лица собрались делиться и отделиться. Тал оде литься!

По годам он отдал пагодам и не рад был плохим погодам.
И не верили вы годам, а верили выгодам.

И не верили в иго дам, а верили вы гадам.
Знали вы: «Года унесёт выгода».

Флаг, Ев рейка я еврейка! Флаг, Ев рей — я еврей.
Поднята рейка — флаг устоев рей-ка!
Уста Ев кривились от устоев.

Уста — явь кривились от устоев, перед ними не устояв.
Уста Ев не для устоев. У ста Ев уста не для устоев.

Ищите шары те и вы глазами по небу шарите! Шары те висели над «Шарите».
А вы чего глазами в небе шарите? Раз шири те и вы кругозор расширите.

Не надо серы Наде на волне серенады. Серы надо серенада?

Кричала Серена ада, вот и серенада.
И дни серы и посны печали серы.

Какую подать вам подать, чтобы вы начали падать?
На нас с тенька смотрела Настенька.

Паром кури цунами и сварена курица нами.
Ощипанную курицу нами унесли волны цунами.

Нефтяник говорит: — «Вытащил бур, — ржу я, прославляя буржуя!»

Такое мы видали, а им другое выдали.
И вы видали, и славили вы дали.

Пристала вша к оладью, который был в шоколаде.
А шакал в аде, как вша в шоколаде.

И чего шакал в ладье? Не разбил кол ладью?
Не безразличен шакал к оладью. Ша, кол ладье!

Сказала вскользь кобыла: «Мне там скользко было.
Смеялись сколь с кобылы?

Дома не ты приложил силу до монеты.
Дома не ты при деле ножки монете приделал.
И летишь на приделе, скоро будешь при Дели.

А по столам идти апостолам. А по сто нам по стонам.
Я по стопам ступаю — займусь с тупою ступою.

Брошен он к ногам лет.
Идёт спектакль, но Гамлет, он склонен съесть, упавший, прямо с ног, омлет.
И снится во сне гам лет и вот лежит под снегом омлет.

Но нога млеет. Но гам неизвестен ногам.
Но гаммы бывает, отбивают ногами.

Но я бром пил ноябрём, пил ноя б ром я ноябрём.
Но я брякал, про ноября кал.

Катер Инна! Имел название Катерина.
Однако тире Инна! Поставила одна Катерина.
Уже сказал тот ем и съел совсем тотем.

На воздушном шаре они по небу шарят.
А там в низу шариат, открывают шары ад.

С оттенка и сотенка, а с ней шатенка.
Наш оттенок действует на шатенок.
Хочу ша! тень-ка, чтобы там была шатенка.

Ударили вы меня ли и что на что выменяли?
Видел Канн деда ты, а с ним кандидаты.

Снега дели, с нег гадили. Что в снег гадили? С ней снега дели.
В снег одели, торчали во сне год ели.

Они галдели, что не видело галл Дели.
В снег год или во сне гадили?
Ходил в нег гад или во сне гадили и с ним снега дели.

Смеялась со льва Дора — хозяйка Сальвадора.
Сыпала соль в ад Дора — дура с Сальвадора.

Не говори на говно гу! А шагай нога в ногу.
Нога вне всегда на говне.

Попурри Ямского с папы римского.
Папа ори, по пари, по пори.
По поре пел папа ре.

Показалась попа Рима по ней писать попурри ма!
Попурри им с кий выдал папа римский.

Папа роли артисты по пороли.
Сутаны скоро тки им, с концом, с коротким.

Пошли по перо ли, пошли по Пьеро ли искать папе роли.

Пошли по перо ну! Пошли по перрону. Нанесли папе урону.

Пятаками потакают. Пятакам аминь, не разбила пята камень.

От холода будут галоши биться, ведь не мог галл ошибиться.

Камора, где слышен писк комара.
Вилку к омару и жало комару.

Бежало бы жало без жало бы бежало бы.
Умор очи те! Голову вы мне морочите.

Я немного посижу, отдавая пасс ежу.
Я того посеку, кто содержит пасеку.

Были потом кислицы потомки с лица.
Хотели потомки злиться, что не было перед кем потом излиться.

Потом кислица снимала жар, как потомки с лица.
Хотели потомки слиться.

У дали много удали. Ты только глупость удали.
И нас винят Чили, что насвинячили.

Вид её простора жат, то рассказ про сторожат.
Дайте простора ж ей рассказать про сторожей.

И они кивнули просто рожей и понравилась просто рожь ей.
Простор — рожь ей!

Зарабатывают то тем, что возводят строгий тотем.
Ребята озоруют — зарёю вас зароют.

Плетут марионетки нить, чего и плакать тут и ныть.
Поют марионетки но! Такое есть здесь вот кино!

Чего душою нам темнить у нас не та, не та тем нить.
Течёт ручей там водки но, уж от неё повадки но!

Уже Марио? Нет кино! Там все марионетки но!
Тянули не ту вы нить, кого теперь, увы, винить?
Брехню ты не тки но! Без моря нет кино!

Пей за женою и рисуй пейзажи Ною. Зам Ной и иди замной.

Рассуждали те кто расу ждали. Расу дели — они рассудили.
Вали ню надето в оленью шкуру.

На завалинке тащили нас за валенки. И всё от зова Ленки.

Босс и ком неслись босиком. Босс! Я ком сделал босяком.

Важны там не кресла, где башка что чресла.
С Надеждой займись сна одеждой.

На изнанку нутро вынуто и спасибо скажи вину то!
Душа дыша, в вине грета — наделала винегрета!

Нагло точки рассчитывали на глоточки и открывали глоточки.

Дурманить и дур манить. Дурманит и дур манит — тур малин и турмалин.
Стали вы с женою степью выжженною.

Плени и ты планету, что разве плана нету?
И тянете тень эту, как сажу, на планету.

И груз дней и грустней производить игру с ней.
Игра уст вызывает и грусть.

Пило с озерца теля — тешило созерцателя.
С озерца не я создал созерцания.

Асфальты на мосты ли намостили и сказали и дороги нам остыли.
Выпь росы выпроси!

Уж зама Раю сплетней замараю, а саму Раю отдали самураю.
Нога ту любит наготу.

Пан тюфяк или понтифик. Панты и фекалии то понтифика ли?
О теля здешнего отеля.

По гостье скучают на погосте. Табу редкое слыло табуреткою.
О Чите говорили очи те.

Пошли лихие там проблемы не отделаться от проб леммы.
Каки Ноя вижу как кино я.

Цитаты проз реют, а люди никак не зреют и не прозреют!
О, в нутрии дано овну три.

На простор, на воздушный выбросил он навоз душный.
Хорошо раз тут все растут.

Видели мор очи те. Так что вы мне голову морочите.
Кросс ту приблизил к росту.

Не воскрес бы не пав то Рим и мы это не повторим.
Всадницу бил круп в задницу.

Благодарю за мужество! Вам пора в замужество.
Или по водке идут на поводке.

И правили вы ж женою над землёю выжженною.
Сей козёл на часы «Сейко» зол.

Могли осадить смог ли? Он смог осадить смог.
Избу Машке создали из бумажки.

Замарашка у зама ряшка. Ехал за моря Яшка.
Со зрения не выжмешь созрения.

Кабы не та, кабы не ты занимала кабинеты.
Стали вы женою, стали вижу ноют.

А мне уж с ванной не выйти, к той званной.
Пли не я сказал во время пленения.

Молодчина молот чина! Удар молот чина.
И всё над полынью поросло полынью.

Что утонули в вине те, мысли вынь и те!
В аду на огне тут — ах, мысли ох, гнетут!

А фермеры надои дают и о деньгах надоедают.
В соде я ли! Это что содеяли?

Хотела войти и вы войте! Хотела войти и вой ты!
Зла её повадки поводки по водке!

А всё тётям и тотем. Тотем тот будет тётям.
Не зная Веды те, себя как ведёте?

А жизнь вам нет, кинет, ты нить зла не тки, нет!
Псих налил тому, кто сигналил.

Ну, ша! — кричит Нюша. Ну, шею согнёшь Нюшею.
Но шею согнёшь ношею, как шагнёшь.

Небыль лицей стал небылицей.
Разносится небыль лицами и прочими небылицами.
Не болиться небу литься.

Щепу костру на, что горит и звучит как струна.
Мальчик говорит матери: — Се струна!
А матери некогда нянчить, она ему: — Сестру на…

Скис точкой с кисточкой. Скис тю! с кистью.
Скос точки не срежешь с косточки.

А там скос ой и баба с косой!
Привлекала вот чина чужая вотчина.

Сел я в скверике на скверную скамейку передохнуть.
Все старики со временем успевают передохнуть.

А рядом две скверные старухи шумят, надоедают.
Нет, конечно, они не доярки, что надои дают.

Вдруг одна другую спрашивает: — Как у вас со зрением?

Тут я и вмешался, говорю: — Да вы обе уже давно созрели.

Его мысли прозрели и строки его проз зрели.
Прозвони его проз вони.

Какова прозе лень, чтобы говорить про зелень?
Про зелень шуршит в прозе лень.

Сколько слёз в прозе литы, так говорят сменившие веру —
прозелиты.
Те слёзы, что Иуда лил папа Пий стёр и удалил.

Часть тела в прозе литка, с литки на сделать слитка — так
думает и прозелитка.

О, реально видела она ореол льна.
В соде я ли! Это что содеяли?

Солнце отразилось от меча солнечные зайчики меча.
А корова блеяла, мыча, после удара сильного мяча.

Мудрость в начальнике ль заключена, что говорит: «Заклюю чина!»
О говор был оговор.

Но жницы куда-то дели ножницы. Идя залом не хватайся за лом.
Ври Изе, тот, кто в ризе.

Смотри, дверь растворена! Там в тумане улица растворена.
Встрой рядового в строй.

Хорошо карандаш заточен, за что хозяин в тюрьму заточен.
Вше Оле хорошо в шеоле.

Из аллей сок и залей. Вышел за алею — от стыда заалею.
Вот кино полно там водки но!

Она ростом была низка, а на шее виднелась бус низка.
Раз зоря всходила нас разоря.

Да там верят датам. Под датой тебе ходить поддатой.
Псих налил тому, кто сигналил.

Не давай хаму рапы, а то воссядет, как Хаммурапи.
Он от примет сто грамм примет.

Нога ту любила наготу. Нагота снизошла на гота.
Кот Томки испортил все котомки.

Хорошо буль-буль ворам делать по бульварам.
Мол, чаны не я мыл от молчания.

Мы вас раз огрели, после того как разогрели.
Продал Жене я всё продолжения.

И это увижу ль я? Полна страна, увы! жулья.
Вы ослепли — застряло в осле пли!

Была рыба игла за — выпучивала и глаза.
Узнавали, раз аз ли тем её разозли.

Он летел над ралли где ему зад надрали.
Мат рос — его распространял матрос.

От них отдались — они чужим отдались.
Природе вопреки водопад вопль реки.

Сан карай за встречу с Анкарой.
Анка рой выпустила над Анкорой.
С Анкарой покрылся весь сан корой.

С Анки рой смеялся с Анкарой.
Облепил санки рой и потому уехал сан карой.
Сан корыто вёз с Анкары-то.

Полна попа аги бели и скучает по погибели.
Пол ноги бели, что полна гибели.

У коня, сказал б ара, холка и не продаётся у бара холка, но всё
может барахолка.
Может, дуростью полны эти Тамары Палны.

Вот землю и рою перед Ирою, и всё передираю, увидев
впереди Раю.
Пить и не с краюшки хотела искра юшки.

Деньги предав Густовский, не увидел свет пред августовский.

Передав гусь став с кий — не увидел свет пред августовский.

А в густоте сидели августа те.
В тумане показали ту Мане.
А тумане, а в густом, прохлада не кажется августом.

В жару, бросил Август то ту, не в лёгкую прохладу, а в густоту.

Дева лис знала куда деньги девались.
Заявила и дева-лис, иол, иди вались.

Мы над ним не издевались. Но получился из девы лис.

Достались миру аль Насти — не знаем мы реальности.

Самый большой в мире аль нос ты, но не знаем мы реальности.

Не обращая внимание на гимны, она на гимне лично мыла ноги
мне.
А он сливки собирает на гавне и застряла его нога вне.

Понадобилась нога мне, слышится, но гам мне.
Толкают на гиену ноги Йену.

Ноги мне помыли на гимне.
Приделали ноги таре те кто играют на гитаре.

Сбивают с ног гаммы и сплетни что с ногами.
Не обижайтесь на гимн, если даже он сыгран нагим.

Плачу я с Аринкою словно в глазу с соринкою.
Что она содеяла прямо с одеяла?

Не говори: «Ша Гале и что она нашла в Шагале».
А не понравилась вша Гале, и то куда все шагали.

Летел в окно барда ком, та комната оказалась бардаком.

Из кредо скажи искре да.
Искра вилась, искривилась.

И так краснеет искра пив, как зад вынутый из кропив.

Из корки твои искорки. Иск расшатать — искра США, тать.

Искры мата из Крыма то! Искры малы из Крыма ли?

Сори Ною вместе с Ариною.
Песню ори Ною вместе с Ариною.
И я также песню Саре ною.

— Ну что строчку прочли? — Да не послали бы прочь ли!
И ты это дело упрочь, но не упрячь!

Чёрта не упрячь, меняя упряжь.
У, пряжка подвела упряжку.

Негр и белая: они цветом разнятся, но не могут разняться.

Богата от рас Ницца — и какая ей разница.
Раз Ницца не знала где разница!

Что за разница, когда она заразница.
Дело заразное выступать за разное.

Араб к арабке кается, когда на башню девичью карабкается.

Жук в коробке карабкается: — «Не виноват я! — выпусти меня! — он к арабке кается.
К арабу не плыть коробу.

— «Не виноват я!» — араб к арабке кается и к мечети, на гору,
карабкается.
Кара арабке заключена в коробке.

Иск кровать, может поглотить и скрывать.
В глазах искры Вали радость таили и скрывали.

Игра мота и грамота. Кабала Кать это не как балакать.

Не имел ума, в золе я и плохо стало у мавзолея.
Выйду за алею и как зоря заалею.

За аллеей лежать на золе ей Оле, аллея.
Жарить на сале ей.
Не удивишь нас аллеей, где лежать на зале ей.

Словно в выси лица, а вам в рай выселится.
И стоит виселица, а кому веселится.

Дни все ленные — правь вселенною. Лица все ленные.
Они правят вселенною.

И резвятся с Леною под Селеною.
В рай вселена боится вёсел она.

На глазах пелена и ей пела Лена, солёная. Весела она.
Он зелен от Селен.

О свет лился — осветлился. Отсвет о свет лил и всех осветлил.
Свет лил — свет тлел и не светлел.
Свет лил и всех светлил. А свет лил, свет лил и всех осветлил.

И в память врез, как звон тех фрез.
Как мыслить трезво нам за трезвоном?
В душе три звона ныли трезвоном.

Однако была там одна кобыла. Однако бела.
Как было! Плясала кобыла и салака была.

Это судьба кино, это суть бабкина.
Жгут — ибо бабы мы меж баобабами.

И проба баб кино — про баобаб кино.
Суть, ибо баб кино и баобаб кино.

Марио? Нет кино! Марионетки но!
Марионетки, но, от мора едки но!

Уж тет-а-тет кино, то дело теткино.
Эстетика Водкина, наводки на Водкина.

Пьёт не мят, не клят, вино и божится клятвенно.
Сказано косвенно — не украшение кос вино.

Косы не винные, что разграблены погреба не винные.

Шли тот раз ходами спознались с расходами.
Прошёл кросс кодами расходами, расхожими.

Кабелю угодила. У, гадина! К нему угоди на!
От него не уходила.

Не надо касс котам к раскатам.
Надо ли кросс котам и течёт краска там.
Упала каска там покатилась ступенек каскадом.

Стишок раскатами. Рассказы к раскатам, хвосты крась котам.

Ишь губу как раскатали и ещё спрашивают: — «Как, краска та ли!»

Слышишь ты и не я, продрог от инея.
У! ныне я в объятиях уныния!
Минимум и я — мини мумия.

Сна мирком мы, сна мир — ком, с нами комы, сна мы комы с
нами комик.
Стали кем мы?

Умираю! Покинул ум и Раю. Раскрыт код Ирою.
Совладать с чёрной, как дырою.

Вам сов подать, чтоб с курами могли совпадать
Ясно и рою я Ирою их кодирую.

Мерь скуку мерою. В одном носку куме рою.
На скуку мерою, с их кумирами, по иску мирами.

Течёт краска мерами, восходит крыс камерами.
И станет крыска мерами.

Эрами не нужны мне рамы. Мы рамы развезём мирами.
И любуемся мы Ирами.

Втык Рите готовил Садам в Тикрите.
Не кричал ты б Рите, что вы тибрите!

Расспрос страны в Интернете распространи.
Распри странны раз при стране.

Стирают чужие раз простыни, значит это расспрос страны ты его
распространи.

Пытался бес в конгресс чёрта раз пристроить и этот чёрт стал
распри строить.

Чепуха на холку сказала нахалка. Нахал: «Ву!» сказал на халву.
От Кати откати.

Права нации — провоняться и…Вы ещё кипятите и щёки пятите.
А трюк — от рук.

А просторы иные просторные. Во просторе задай вопрос Торе.
Тёска моя тоска.

Недотрогами увешен не дот рогами. Ври Лизе всё то в релизе.
Снимай с ним май.
Ко-
гда блестишь ты как слюда — тогда, когда смеёшься с люда.
Вонзал в нос вонь зал.
По
сто лам расселось по столам. Галл иной играл с Галиной.
У постели упасть Элле.

Занят, что ты радами, стыда рамы. Кредо мы мокры дамы.
И Граали цветом играли.

Говорят, пыльца сыплется с конца не убережёт мальца.
Ну, хамы живут с Нюхами.

Искры вились искривились и гадюка дьявол вылез.
Пламя у костра музыка остра.

Ока оная окаянная. Оконная о конная законная.
Рюмку бах Рома и в глазах бахрома.

Из кривых искры вех. Искры века иск Ревека.
С теми примерами нужны приме рамы.

Маяк кино мякина. Маяки но маньяк кино.
Зачем пасс хулить, грязь на пасху лить.

Он пустил несколько ив на сок и вложил варюшку и в носок.

Величиной с носок он не видел сносок.
Ори тьме о ритме.

Пива ас те пенятся, но пьющие не остепенятся.
Осталось, что от точки в отточке?

Знают как себя вести и где плохие вести. Люди всё взвесьте.

Безобразница не может с бесом разняться.
Какая разница, ведь это ризница.

Бесы, черти, чем разнятся? не может мир с ними разняться.

Церковную ризницу продали в розницу и освободили от риз
Ниццу.
Ною с чая — грусть ноющая.

Несу разность — несуразность. Знаешь, я внесу разность.
Он может раз нести и всё разнести.

Мисс стыки готовит для мистики.
Мысль мисс теки готовая для мистики.

Охотник говорит: — «Мы мажем обнищаем и мажем об низ чаем».

И СОС ли, цыц! Черти — СОС лиц.
Черты — ось лиц, черти с ослиц. с улиц, шлиц.
И подлеца, и молодца. И непутёвого конца.

Не отцепиться то на отце пицца. Черты — ось лиц, черти с ослиц.

Чур, тиса листы, чур, рты солисты. На сагах языки тесались.

Те солисты тесали листы.
Язык, как тёса листы имели те солисты.

Мы занялись снова б ранцами с новобранцами, что они не
ободранцы.
А нам дали снова б ранцы — поют гладко новобранцы.

Протуберанец про тубы Ранец.
Расцветут Протуберанцы. Пели про ту бы иранцы.

А на нам дали снова б ранцы — поют гладко новобранцы.

Пел про ту бы иранец, сверкал как солнца протуберанец.

Расцветут протуберанцы. Пели про ту бы иранцы.
Да черт по тубу ринется. И пели про ту бы принцы.

И то не для принципа, ласковый то принц Цыпа.
При цепи брелок прицепи.

Был пьян и упал с прицепа. Да черт по тубу ринется.

И пели про ту бы принцы.
Число знали принцы Пи у них были свои принципы.
Принц цепи сменил на принципы.

Я в землю врос Инка видишь я весь в росинках
Врозь Инка в росинках.

Аз вели из воли нам мысли стать исполином.
Бизон — бес зон обходился без зон.

Призадумалась, какая сторона приза думалась.
При заду молясь.
Вот где лилась и отделалась.

Несёт-несёт слог гики инъекцией с логики.
А с логики — осла гики.

Захотела водка кашки, а ей говорят: — «Вот какашки!»

Вот канал ей — рассуждать, сколько имеет водка нолей.

Дурноты водка налей, вот гадости канал ей. И ты от Канн алей.

Судами выясняется суть дамы.
И пришли сюда мы выяснить суть дамы.
Сюда мы плыли судами.

Ломает док кто рамы, ему надо знакомиться с докторами.
Ездок, есть док.

Толкают на гиену ноги Йену. Ноги мне помыли на гимне.

Рождество — рож действо, рож детство.
Пасс страд дать.

Ты мне пожжешь пост Ра дать? Не можешь! Можешь пострадать!

Он оценку паст рад дать, но за это может пострадать.

Что может пост Ра дать и кто за это может пострадать?

Ты перди Вале узнаешь куда горох теперь девали.
Роза Марина! не имеет оттенка розмарина.

Согласен с ним Али — те, кто её как проститутку снимали, ей
штаны снимали и это фотографы снимали, а с ними сны малы.

Оставшемуся, обратившемуся.
Кобра ты вши Муся, так и обратись к обратившемуся.
Она права ли сидеть в провале?

Пошёл запах — носу же ново, а она посмотрела на суженного.

И не отцепиться то на отце пицца.
Сон не там летит сонетом.

Сон атомы несут сонатами. Сон атом несёт сонатам.

Покрылась страна морщинами и идёт мор с чинами.

Надеетесь, на меня ли и такого наменяли!
Вы нем и мы с вас душу вынем.

Нам у Маши пить, так что плоть ума шипит.
Кобра ту посылала ко брату.

И то вылилось в месть или, собрались они у мест или и кого
сместили?
Какие в уме стили религии уместили?

Он застыл на меже! Он выпущен нами же!
Натекло Ге рою, а досталось герою.

Носа не показывало НАСА. И говорило НАСА всем, что
приехало на совсем.
Сов семь поймали совсем.

Какой же гимн спет ордой, что сравнили его с петардой?

Рассмотрено у дивы тело им, оно не было удивительным.

Был живот у дивы тельный размером удивительный.

Подружку зови Сим, а то мы от неё зависим.
Век сел на вексель, а урка на век сел.

Орёт как Али: вы где какали?
Орёт он как Алла, а где Алла какала?

Орёт он в трубку как, алло! Верно, стадо ему на какало.
Алла кала лакала.
Шерсть в нитки ссученная и продавцу всученная.

Зас. с учёными разговаривал, с рукавами засученными.

Он разговаривал с учёными, которые не хотели быть нитками
сученными.
Книгу всю учили, которую нам всучили.

Марионетки на нитках сученных были величиною с учёных.

Сов местных отвадили от полётов совместных.
Просо бытия или доклад про событие.

Высказано зло вами, высказано словами.
Пусть кому-то слава аминь!
А вы знакомы с лавами.

Та ли я спрашивает талия. И та лия спросила Италия.

Не тронуло соло неё, есть нечто солонее.
В салоне её встречали солонее.

В глазах сколько искр были и скоробили. И скоро били.

И оскорбили, то искра были. Иск, ор, бели и скорбели.

Из головы ну, зло вы мы, стали бляхами узловыми.

Стары бирки с тары. О, тара блеет отара!
Остр с тары низ, его сторонись.

Тара пилась и она торопилась.
— Они ни стары! — Это дно низ тары?

Нужен уход тискам былой, но уже ты с камбалой.
Тискам б алой ты не балуй — не видел неба Луи.

Говори не балу ем и мы не балуем.
Подход к искам былой иди ты к кискам с камбалой.

И с кем играй, и с кем балуй.
Спустя ком бала стала пустяком камбала.

На диком балу найди камбалу.
Сделали из Нади камбалу на диком балу.

И с криком бала пускала искры камбала.
Она пристала, а амбалу, хочу есть камбалу.

Она пристала к мужикам бала: — «Нужна кому же камбала?»

Не строил поп лавок, но в бизнесе был как поплавок.

Сталевар мастер по плавкам, рыбак мастер по поплавкам.

А пловец специалист по плавкам, а тут не даст ладу поп лавкам.

Представитель поп лавок. Поп ловок и в воде как поплавок.

Искры пачками рассыпались скрипачами и скрипачками.
Всуе те и вы всуёте в суете.

Они смеялись с вола сами и ходили с седыми волосами.
А я пока шился — копошился.

Нравится Анапа Неле — она не на море, а на панели.
Лох матами крыл лохматыми.

А если Петь будет петь и марки будет лепить, будет он ли
пить?
Макушку тёр Петь, говорил: «Надо терпеть!»

Любовь будет ли питать к той что станет лепетать?

Будет ли ус Петь — отрезать его надо успеть.
Ему надо всё успеть вот и крутит ус Петь.

Они за царя пали, а на их надгробии надписи зацарапали.

От арапа пели, так что все оторопели.
Да публика оторопела, так там отара пела.

Ты пройдись по Азии поройся в её поэзии.
Наелась серы Алла из этого сериала.

Матросы мель кают, если голым задом по мели мелькают.

Вышла дама с гама шевелить мозгами, а душе кто велит пусть
мозгами шевелит.

А кто Мише велит пусть мозгами шевелит.
Последствия имиджа — обгажен ими Джо.

И мёд же течёт в имидже.
И МИД же пребывает в имидже.

Для жаркого с уточки нужны судочки, что простояли суточки в
том куточке.
Суть очки очкарикам нужны — суточки.

Почему же, почему же он не спрашивает по чем шире, а по чём
уже?
Такая галиматья, что Гале мать я.

На звездолёте в космос при — коллапсы, там рыдают от прикола
псы.
Не любила Мотю Гала и на чём свет матюгала.

Севшая на иглу харя, напоминала: петуха и глухаря.
Те в теле ели тефтели.

Вот кала растет от кала. Ока Алла ала от кала.
Сколько красот кала соткала.

Обстановку икра соткала, а из красот кала.
Если кала хуже иди к Аллаху уже.

Лига каверны — как они легковерны. Ты из ковырни.

Имели сколько лиг каверны, как они легковерны.
Попробуй долг легко верни.

Привезен воз духом, он полон воздухом.
Звезду хам отвёз духам.
Иду, хами и духами.

Он ему письмо с Канн дал, а он ему устроил скандал: — «Зачем,
кому стакан дал».
Канн дали — кандалы. Сны скалы снискали.

Добавили ора вине — рассказав о раввине.
Нора в Нине далеко видна на равнине.
Не проси, икни Гою, займись и книгою.

Отчёт ли его написан так отчётливо.
Писали отчёт ли вы, что строки, так отчётливы.

Писали отчёт ли вы, что отче тли вы?
Ложка мёду всегда выдерживает моду.

В горле у Баси ком и она побежала босиком.
Тот был боссом, а этот босиком.

Иди к окну, а то я тебя кокну.
А это кок ну! А я его кокну. Как она с кокона.
Скок она с Кокона.

Пила сток она со стакана.
Любила результат брак она этого дракона.

Я раскрыл сны скал и этим уважение снискал.
Три кона носит трико она.

Сказал на радость жене я, что квартира наша — нора
достижения. Из радости их — я и дна их зря достиг.

Смотрела в ось моя, была восьмая. Вас мой считал восьмой.
Она там окала-окала и оказалась около.

Дока ум ментальный, а филь документальный.
Сказал пора Жене я признавать поражения.

Провода проводи, потом её проводи, не рассказывай про воды,
а то будут проводы.

Он подружку проводил, а над нами эксперименты проводил.
Права дел в жизнь проводил.

Он её, ты прав, одел, а потом уж проводил.
Не имейте с ними впредь вы дел, я это с самого начала видел.

Горим — разве это горе им? Горю и мозг забит гарью.
Все пышки подрумянились от вспышки.

Я вам такого наговорю, что кормила нога Варю.
И зря Давос выбил из ряда вас.

Те лики затмили телики. Девки зад мыли и телики затмили, нет зад тех кто пузат мыли. И сказали: — Получит их стопу зад! — мы ли?

Просили: — «Туда не прись!» — те лика и плести не прись ты лыка.

Стели-ка и будем смотреть порно с Телика.
Те лика не видели от телика.

Вы горе те и вы горите, чтобы поверить в иго Рите.

Ягу мне подали на гумне.
Нагую мне подали на гумне, чуть не сломали ногу мне.

А мне стоять на гимне.
И люди словно наги мне, те, кто стоял на гимне.

Дерзать и ответ перед всеми держать.
Произвёл замер зять и начал замерзать.

Задал такую температуру мэр зале что люди замерзали.

Он производил температуры замер — зале, в которой люди
замерзали.
Производя замер он замер.

Нам за мэра не сделать замера.
Наша за мир рать, чего ж со страху замирать?

Там, где плещет вода по бортам от пиратов побор там.

А бор там созрел абортом.
Не просил бес еды, а беседы.

Показал остров я Вале, она спросила: — Ява ли? И ёй сказал я: –Вали!
Полна роз Ява ли! А губернатор её раззява ли?
Да, полна роз Ява, а губернатор раззява!

То слово! Ага, там заклеено чёрным агатом.
Обели иски — поставь им обелиски.

Шли обе леском встретились с обелиском.
Вот б леском пролететь — одним блеском.

Протёрлись на колесе зразу обе лыски — состав сошёл,
пришлось ставить обелиски.

К оси в сторону коси. Пойдут к асам отнесут деньги к асам.

А сам пойдёт к асам.
Коса не касса.

Проявлял ты ли пыл? Ты ли пил и Венеру лепил?
И спи ты такой испитый.

Чтобы задницу вылизать, надо на свет вылезать.
Заглянули в око Лили и околели.

Четыре марки — черты Ремарка.
Нужна Ире марка и труд Ремарка.
По марке помарка.

–- Ой, болит, как бар, ранка, то натёрла баранка.
И боится бар Анка — застряла в горле баранка.

С путан им клубок спутан. Спит он длинною с питон.
Стоять и слёзы у метра лить и в уме тралить.

А это явь или, что хорошее явили и такие, как я выли, хорошие
с Явы ли?
Что говорили вы Лиле, на голову что вылили.

Рычаг под ёмкостью — скрывается подъём костью?
Опохмелиться.

Память эпох мелится стоит хорошо опохмелиться.
Разбил подъём Костю, ведь голова под ёмкостью.

Сказал трепло Давид, имеют прекрасный три плода вид.

К тебе пристал трепло, да!?
Он всех удавит и тем удивит.

Обещал принести три плода. Удивит и Уды вид. У, Давид!

Плыла по реке сила, так, что тебя перекосило.
Плыла по реке нечисть в парике.

Спят киты, но встал не с той пятки ты.
Он счистил с пят ил — наверно спятил.

Кадры ли кадрили, заплясав кадрили?
Тарахтели как дрели, это кадр или?
Дюжие, как кедры ли.

Что она, от рас, вере пера, что та вера рассвирепела.

А встрою полочки в шкафу. Мы не солдаты, а встрою.

А встрою и поеду в Австрию и в разговор я, а, встряю на благо
языка острию.
А встрял и я, и то была Австралия.

Нога ловко нажала на головку.
Нажала на жало, не жила, но нежила.

Золотая жила. На жалость нежилась, но с мужем не сжилась.

У зодиака межа рак, но любим отдых, который жарок, пусть
подтопит он жирок.
Ведь для нас межа рок жилой массив меж арок.

Завязали мы жирок — не танцуем мы же рок.
Какой же дали мы зарок, не брать на грудь пузырёк.

И ты друг будь зорок, до последних этих зорек.
Не нужен он тем на одре ли?

Кадры ли уставали от кадрили? А дрели вливали адреналин.

Стояла у мака Лидка у неё с петель слетела ума калитка.

Променяла подлость ум на жало и глупость свою умножала.

Она пятой на ум нажала и оценила Ум ножа Алла.
А там вонь зала иглы в нос вонзало.

Во всю жало точку сужало. Увы, кинжала выкинь жало!

Куда брели и добрели, когда до цели до брели.
Идут, однако, Брыли, видела там одна кобры ли?

Пейзажи вот пей заживёт. Держись за живот, пой адажио.

Со маразма жёванную межу само размежёванную.
Сказал он умудрено: — «От вина уму дрянно!»

Где совесть наскрести — хочешь нас крести!
Муки нас крестили гнусные кресты ли.
Не видел ас ламы, он её спутал с ослами.

— Какой стих ума яковского? — Наверно у Маяковского.
У маяка нет ума яка.

Силлаботонический стих, сила ботаническая, сила аббата ни чешского или сила бота ни чешского.

Съела сила батон и чешский и родила стих Силлаботонический.

Гармония силлабическая, это Маяковского сила быческая.

Шёл по прозу тащил поп розу. Прозу бы про зубы.
Не выбирают принцы пыли и это принципы ли?

Молотки были молодки и плыли мол, лодки.
Смола Аду донимала смолоду.
Смола оду чернила смолоду.

Был фильм об разине, был фильм об Разине, а где фильм о
образине.
К образине обратилась кобра Зина.

А куда несло
жён, их квартет не слажен. Чепуху несла жена и жизнь не слажена.
Горки от слёз горьки.
Рад одному
ты: муть одно мутит. И муть о дно метит — пылью фраз метёт.
Рокотали — рок катали.
Хотя,
под водой, он был у, маске, ля, но много сняли мы его ума с киля.
От воды ручьи отводы.
Не
богами составляются неба гаммы, не богам слышать неба гам.
Черно Вике в черновике.

Нашёл страх и на одре, на Лиину из-за недостатку адреналину.
Аллегория — Алле горе я.

У, мрак! Имел ум рак. У мрака ум рака. Враки нашли ум в раке.
То чело платьице тачало.

Всё проще там быть просчётам. Права шутам — про вашу там.
В юных, в руках, вьюны их.

Отрок циан это не аттракцион. Отрок Сион не аттракцион.
Цыплят на шампур цеплять.

А сумерки? Достали осу мерки. Померк и день по мерке.
Это ли пою, обладая липою?

Тычинка упала с калы (цветок) это вам не кусок скалы.
Бум мага выдержала бумага.

Показывал мышь лене я, это хорошо для мышления.
Ложь в Коми черпают ложками.

Накопили мы жиру с кем и, были мы же русскими.
У, маска ли, создала ума скалы?

Чтобы волна не смыла — не будь пеной с мыла.
Говорили те плэй и станет теплей.

Да ну его к артисту! Отдать ему кортит сто.
За хор ранение, вот и захоронение.

По воду на поводу. А нонсенс анонс сен-с.
Построил я дом, а он заполнен ядом.

Были очи кары то — огромны как корыто.
Укоры та, оставь у корыта!

Под воду унесло подводу.
По виду я её поведу.

С кустов ракиты брали стручок, выбрасывали семечки,
отрывали с одной стороны часть и получался пищик.

Как сейчас помню: Шурик учит меня пищать и говорит мне:
— Клади язык под пищик!
— А я ему, это тот, кто газету выписывает.
— Какую ещё газету?
— Ну, ты говоришь: — «Клади язык подписчик!»
А подписчик спрашивает: — Куда я должен класть язык? —
Ведь подписчик, это тот, кто газету выписывает.

На заре ли нас зарыли? То был Назар или?
Назар это с Назарета или просто с лазарета.

Озарили «О» зарыли. Озоруют, озаряют. Озарило как азы рыло.

А зарыло, враз, за рыло.
Я рыло сказало Ярило. И давай наяривать.

На ближайшем на деньке спой песню Наденьке.
И костюмчик надень-ка будет рада Наденька.

Зарю Лемм провёл за рулём. Свет на зарю льём сидя за рулём.

И всех она матом крыла — мат подходит к рылу, как перья к
крылу.
Ева наверно скрыла, что не с ребра она, а с крыла.

Рука на кнопку нажала, словно нажала на жало.
Любил адепт танцы — у него была адаптация.

Прикрыл он либо ранку или лаборантку? Или крутил баранку.

Ковру либо рант тку.
Игла с и глас, и глаз — иг лаз.

Не лаборантов, а лаборанток не выдержал Алла баран ток.

Либо ранты не имеют лаборанты, либо баран ты.

Что это за рыло жёлуди зарыло. И не озарило, только разорило.

Видно озорует, а не озаряет — просто разоряет.
Раз зоря эта разоряет та.

И ты покори то. Вот и кары то за корыто. Вот Икару то.

Когда народ расступиться: раз тупица, два тупица и ножик
острый тупиться, и путь ведёт тебя в тупик цаца.

Златую нить учую — английский учу я. и что крадёт вор чуя, и запах роб чуя — на мир ворчу я.
Обижались
все на Гогу, затолкали в сено Гогу, что не ходишь в синагогу?
В три плата там трепла та!

Идея льна — идеальна. Я прыгнул ко льну и тебя щетиной кольну.
Пепси-кола — пьёт псих Коля.

Во, дурило! опустил в воду рыло. Во, дурак! уплыл в воду рак.
И где вор чуя, на всех ворчу я.

Не знала она аса — не знала ананаса. И вышла с лона НАСА.
Об мороке говорили обмороки.

У кого кашель полон денег, а у меня кашель полон мокроты.
Грёза — сна рода течёт с народа.

Поза была, а какая она позабыла. Поза быта ей позабыта.
Конь деда ты готов в кандидаты?

С тучки молнии штучки громом стучат, не дают скучать.
С мыслью с ложной жить сложней.

Надо водой обливаться, если пришлось облеваться.
На поде лица, а душа их падалица.

С цен ночка — сценочка. На нём очки и на немочке.
Смотрели с мела очи, но это мелочи.

Когда проблемы возникнут, возникает возни кнут.
Стоит как явор она, а рядом я ворона.

Смертельный воск лица — ну что тут восклицать.
Послушай-ка, что наделала полу шайка.

Знает идиш Алла и как двигалась, и дышала!
Он так и спит Алла, как ты его испытала.

Елочку украсьте, которую хотели украсть те.
Гарантия к оптике — путь твой к аптеке.

Был ты приток и строен как пруток.
И крови приток был как проток.

Тёска ты ну как те скаты? Да, продали их скоты.
И зажат теперь в тисках ты.

Суть идеала не одеяло, к нему иди Алла!
В идеале — введи Алле.

Приме чаяния — примечания.
Каша Элки в кошельке.

Не приходится, однако пировать, когда пришла одна копировать.

Тёр о трос ли, что рога отросли?
Если дело спорится, то можно спариться.

Аптечка не говорит о птичках. Оптика это не аптека.

Обтекает оптика и свет копти-ка.
Два стакана выжуя — сатану увижу я.

Поговорим об этом. Обручён он обетом.
Он сидит за обедом, где пропили обе дом.
Обе да у них обида. О беда не до обеда.

А шёпот это не шапито, и ты на меня не шипи то.
Выгнали вообще пиита с общепита.

Не имеют умы скелета и мы застряли у мыски лета.

Пришёл я по лета на час орлиного полёта.
Но чем земля полита у Ипполита.

В песке ли это закапались два скелета.
Нужно Ваське лето и не беспокоят вас скелеты.

Дуешь ветер по скале ты — в песке зарылись скелеты.

А с кеты празднуют аскеты. У, маска Леты — ума скелеты.

Не сплюнь очами — не сплю ночами.
Вот это плюс сну, вот это сплюсну.

Синь ночам, синь очам. Нету сил очам — вредить силачам.

Боитесь ли вы мышь Лена или эта проблема вами вымышлена?
Мыс лена представила мысленно.

Ох! и выл у лажи вал, как он дела улаживал. И аул оживал.

Грибок край угла жевал, а кто пряник с угла жевал, дурость эту
сглаживал.

А там, в мозгах хула живала, но ничего не улаживала, а всегда
была у лажи вала.

Что в глазах тех рябит? Субъект кепи теребит.
И он будет, тире, бит и него в сортире быт.
Для него тетери сбыт.

Да что это за ражи вала, пришла она разжевала.
Миражи вала мира живала.

Мир оживал или это строил миражи вал.
О, тридцать, что тут отрицать.

На сны жены я пошёл на снижения.
Сны жжения после снижения.

Эти цены сны жены, когда они снижены.
Сны жены– цены снижены.

Выделили и зло мы это судьбы изломы.
Не делай тормоз из лома.
Нагребли соломы на ней запоём и соло мы.

Воротник из ламы, отступник из ламы, правило из леммы, вот и
все проблемы.
Как устриц пей заживо, это будет пейзаж его.

По поводу, что говорил поп Оводу: — «Смотри не ударься о воду».

И выпил стакан Фет, и съел сто конфет.
Закрывала сток она донышком стакана.

И стакан выпил истукан и на месте застукан. Уличён за стакан.

Асфальт каблуками истукан, асфальт каблуками истыкан.

С портрета глядит истукан, он приготовил бутылку и стакан.

Сопи там соответственно с опытом. А потом всё выйдет потом.

Ход — наст волка была б хоть одностволка.
Как правило Ленца у него ленца.

За дубликаты за дуб лыка ты.
Приняли за дуб ли коты эти дубликаты.

Ушли за дуб блики. Близко зад у блика ты — пройдёшь за дубликаты.
Нужны ли заду блики кота?

С тех осен я не вижу сосен. С осин не сделать сосен.

Промежуток с осень среди сосен.
Мы сели о пяти Том и всё съели с аппетитом.

Ничего не знал о Пети Том, но ел с аппетитом.
Аппетит то мах о пяти томах.

Прочитал и я там написано прочь Италия.
Прочитала я течёт вода прочь и талая.

Не пугай нас осами, не качай насосами.
Не видели насос лики, испугали нас ослики.

Насос не висит на сосне.
Мал чуни украл у молчуньи.

Ты ещё носить мал чуни, те, что спёр ты у молчуньи.

Он сказал: — «Расту пись, ты только расступись!»
Дуракам по пачке, а горшок попочке.

Голод они имели, имели и мели.
Под чистую всё мели. Ну, как они посмели!

Чепуху не мели! И метели имеете ли?
Те мели тем ели, тем мели.

Мечтают про трубы ранцы, а с солнца бьют протуберанцы.
Лик туп иранца, он не знает про протуберанцы.

Учительница музыки ученику: — Это до или ми? — Нет, не доили мы.
В рай тары навезли вратари.

Шьёт иск раба въявь из краба. Мы крабы не микробы, а миг рабы.
Алла гики отпускала о логике.

Любила перила мать, держалась — боялась ноги переломать.
Смета сметана вот и сметана.

Какие сны тебе Алла снятся, что юбки не чисты, а лоснятся?
Прессы мы прессуем прессами.

Чтобы стал цвет точным — займись горшком цветочным.
Бог Ра дуется, а народ радуется.

По спинке Инн три Гою, пусть это будет твоей интригою.
За Варной готовят крем заварной.

Он наступил на кал и у него случился страстей накал.
Гола вешки — полетели головешки.

Надоели штучки Наде эти, то есть сидеть на диете.
Шлю за Ваней — нужно шлюзование.

Молодка продана с молотка, а плывёт, мол, лодка.
Квоту маг рядками взял ума грядками.

Мысли всех у ничто жать или просто уничтожать.
Раздают им фантики, прочие фанатики.

Не различить то, что доктор хотел не раз лечить.
Беспокоят льды Иру, беспокоят ль дыру.

Обе зуб речной точили из фигуки безупречной.
Лишилось кос тело, чтобы петь в костёле.

Вату при ряд уши и пиши поклёп при радушии.
Узнаешь у нас цену — не полезешь на сцену.

Беспокоят папу листки, что для популистки.
Мат слюной по губам в радость всем пагубам.

У нас кибер Лиина съела все носки Берлина.
Наде рули, её надеру ли? Шур шало шуршала.

Он во с ним мается, ведь он в кино снимается.
Попу лист принёс популист.

Приснился ров Нине прямо на равнине.
Нора в Нине, увы, не на равнине.

Всё поросло полынью и летал горький запах над полынью.

Жало бы вытащить из жалобы.
Она душу жала бы на фоне жалобы.
С жалобы сердце сжало бы.

Она столько ржи сжала бы это всё донос с жалобы.

Раз же жалоба разжижала желоба.
Раз же жало кровь разжижала.

Не поранил бы пяту хам, если б не ходил к петухам.
Петь ухом прислушивался к петухам.

Ты не пой мёд-мёд, если горько, кто тебя поймёт?
Летела к арке струя как к оркестру я.

На Синай ведёт нас иной, хочет познакомить нас с Иной, на
гладе на синей.

Носи Ной песок на Синай с одинокой осиной, мыслю себя
осеняй и тучей осиной.

Поёт ветер, словно си Най, освисти нам Синай.
Поспорь ветер с тьмою синей и завой жёлтой псиной.
И простился поп с Иной, и ушёл, в синь, иной.

Имеем мысли мы — зачем дымят муслимы?
Вывих одной чувствуете вы в выходной.

Стой-ка! Вот летит снежинок стайка, а ты с Тайкой на углу
стой-ка.
Из тока цивилизации истоки.

Может, позовёт вас бара стойка, и вечер там ты выстоишь
стойко.
Пока не скажут: — «А ну отсюда стай-ка!»

Сток лет очных от шахмат стоклеточных.
Сток ли точных амёб стоклеточных.

Стол лети и через столетие.
Парсек сто лети и ты через столетие.
На столе ты и я застыли на столетия.

Не говорю наст лети я, разве говорю наст о лете я.
Но если лёд, то наст на столетия.

Мои углы обошёл Маугли. Ма! Угли не ест Маугли?
Досталась цепь кому — самому цепкому?

Сад и сто в них садистов.
Не садись там, то место отдано садистам.
Сад истом придуман садистом.

Дай отдохнуть коленям, не подпускай волка к оленям.

Терпение излучаю налью и злу чаю. О, случай! И пить ослу чай.
Пара шутит на парашюте.

Уже бы у жабы отняли ужа бы. Ужа ль в зад ужаль, какая жаль.
Гид ров лика это гидравлика.

Можешь выть, хоть зарычать, все равно не съесть зари часть.
Наш топор пошёл на штопор.

Пришла пора Зиты — изгрызли паразиты. А Гита пара Зиты.
Знаю Азы я, выше всех Азия.

Пареньки с бородою и с усиками называются Исусиками.
Леона орда боялась Леонарда.

Цветы стояли в вазе и в Азии. Эвтаназии — э! в тон Азии.
Как я Нину вижу, так и ненавижу.

Лео нарды довинчивает и как Леонардо да Винчи воет.
О, бал галла! Его жена оболгала.

Был он внешне не дурён, но доставал его гнёт урин.
Он дракон предводитель драк он.

Прокурор говорит: — Неси дело той, что не сидела!
Усы, щека — должны быть у сыщика.

Белоснежке было, снилось оттого бы и лоснилось.
Выдали черты Хаю и я её чертыхаю.

Им фокус сотворён — он вытаскивал из сот ворон.
Есть и закон не выглядывать из окон.

Есть ипподром, есть автодром, а есть за кадром.
Ибо гадство стоит рядом и богатство.

Не говори о добре дня, дотрагиваясь до бредня.
Дева с волосами слазьте с вола сами.

Как вспотели эти лица и пот с них будет литься.
У тех налоги и гнёт согласно технологии.

Всем запретам вопреки я услышал вопль реки.
Это охра пиит, а то художник — о, храпит!

Запачкаете вы ручки от этой грязной выручки.
Потели визоры от программ по телевизору.

Вершин я достиг и от яда стих, на радость их.
К очкам стремительно приближаться кочкам.

И в тундру, пока, к оленям, всем поколеньям.
Белым каленьем, да к белым коленьям!

Вас содрали не с одра ли?
Он меня бесил и оставил без сил.

Ты залпом выпали, что зубы выпали и как герой вы пали, за то
грядку выполи.
Видали мы шутку, видали и Мишутку.

Кто трусы Асе меняет и кто её осеменяет?
И кто в машине оси меняет?

Уши по затыкаю, кричать поза такая.
От этого ли бред-то — написал либретто.

Или расизм из-за рас, или исправить всё за раз.
За разы можно набраться только заразы.

Или от красного заря и мы краснеем всё за зря.
Напилась не зря чая незрячая.

Коляску на заре катать и басом зарокотать.
Зарёю я тебя зарою.
За роем мы мир зароём.

Папа из дам смеялся по поездам.
И говорил: — «Попа издам, того, что любил по пояс дам».

Было дурно от роз, олухов девиз отрос.
Ветка трётся о трос. Не пьяней от роз.

Права док тянуть проводок. Права дочка не для проводочка.

Расскажи про водочку. Что задымилась проводочка?
И тут права дочка — права не для проводочка.

Проходит неделя — на троих не деля.
Не беспокоит нагар мошку она села на гармошку.

Не удовлетворяет загар мошку — она спряталась за гармошку.

Засорили эфир мы так, что не разберётся и Ферми.

Э! Фирмы! Засорили эфир мы.
С ними фильм сними.

Пора алычи — разбили их параличи, да пришла пора лечи эти
параличи.
По ралли чьи параличи?

Выехать из здания, где было издание, это не так как из Дании
— указ издан НИИ.

А бит ха! овен, обед х овен, а Бетховен, с обид хаван.
Бит умный — пирог битумный.

И бит ума добыт из битума. Избы ток — избыток.
Упал в низ биток.

Если по столу щи катали, значит: стол щекотали.
А вам понравилось щи кота ли?

Не может быть, чтоб из-за рос пустырь бурьяном зарос.

И бури рьяно из-за рас прекратились и за раз.

Срамим, что смотрит с рам мим. Буза с рам это срам.
Войте, прежде чем войти.

Кто подле чина под личиной? Толи чина та личина.
На клоны Нина наклонена. Наклоны на клоны.

Астру нам принёс астроном и рассказал о странном.

О струнах, остр, ост рунах, сюжет ост рунам и он острит нам, и
я язык острю.

Как ост трюма Ра, так остр ост юмора.
А струнам? предоставят астру нам?

Обличье где тьмы — дом полон детьми.
Не знаем куда их деть мы.

Не хотим прозябать и тлеть мы и орудовать плетьми.
Были мы детьми — страх не знали куда деть мы.

Не знали логово где тьмы, и где бьют плетьми.
Но хотели дуреть мы и хотели дурить мы.

Лихо тело, несут Лиду ритмы. И бури тьмы — хотим бурить мы.

Страну полу имя объяло полымя. Ты не ври, что это нервы.

Заполнены кровью не рвы.
А что если минёр вы, а вокруг Минервы?

Вы ему душу не пораньте это видно по рантье.
Распоролось не по ранту и ты мякоть не порань ту.

По аресты твои мозги были пористы.
Я рангу показал ярангу.

Цыплят не цеплять. Исцелять — не истцы ль ять.
Облако катилось, на закат облокотилось.

А в топор трёт он автопортрет. Авто портит автопортрет.

Сними с карла тину он подхватил скарлатину.
Шёл газ троном там, где гастроном.

И смеётся с карла Тина — тоска орла ты Инна.
Он требовал с карла па, а с него свалилась скорлупа.

Малыш надел папаху и она ему по паху.
Папа хуже он надел папаху уже.

Моя ком катила маяком. Пустила Маня ком вдогонку за маньяком.
Плохо тёщам с тощим.

А это то с чем, с таким тощим? За то чувство ли заточу стволы.
С четы сводили счёты.

То не дамы вой это домовой. Устроил дома вой этот домовой.
Сусло выем с условием.

Процесс — заря — фильм про Цезаря. Спроси зоря про сизаря.
А дверь ведёт в ад — верь.

Она кривая нас на стольник накрывая, кричала нарыв — воя.
Крабом он бросал к рабам.

Имел и зоб брожение и красноту в качестве изображения.
Он посев записал в пассив.

А он поверхность пор трёт, для того чтоб писать портрет.
И в ритме учить иврит тьме.

Ты же вой когда ты живой. Ход и сна живой и с наживой.
Иранцы побросали и ранцы.

Конь чина — кончина и дело кончено. Это лаконично.
СКА тушки слетели с катушки.

Поют про фа нации это профанации — права нации.
Пара, ша! Кричит, что параша.

Взбудоражил пасс лужи — ты футболу уж послужи.
А такую не хочешь? А я атакую.

Какую басню так изображают, будто, Эзоп рожает.
Такие мозги, что не видно ни зги.

Нужны ли заду бели, тем, кто во льдах задубели.
С гор ранее несла лава сгорание.

На шар, на воздушный не похож навоз душный.
Наш иголочки прописал и Галочке.

А я сплю на распашку, зазывая на раз Пашку.
Полениться и не сложена поленица.

Он был артистом от арен и талантом одарен.
До мочки дам очки. Чадили дымочки.

Он нам сказал я Вили и мы ему такое явили.
Пастора нить се — надо посторониться.

Кровью бежала, кровью бы жила, бы жила!
Испортили вы, мы рай, теперь вымирай.

Имела вид Кать на небе узоры выткать.
С этой замашкой они гнались за Машкой.

Держит цепко эта зацепка, как в глазу щепка атомная кнопка.

Атомная топка — грязь топка.
Взорвав тол, каюсь, то в очереди за ним толкаюсь.

Не может быть, чтоб из-за рос пустырь бурьяном зарос.

С далека лилось с доли калилось.
А язык при нём нем, это значит: при ням-ням.

Чему ты рада? К чему тирада. Словес тир ада.
Кому тор надо, кому торнадо.

Она сказала ночуй лох, а ночью лёг он на чулок.
Пьяница — индикатор болезни общества.

Собирает удав в лёт ворон и я этим удовлетворён.
Жужжала оса по гамме и топала сапогами.

За сев эр выступает север. Се вера — севера.
Это сэр вера вашего сервера.

От реки там отроки, о треки, отрекусь. Отрекаюсь! О, три каюсь!

Вот раки застряли в отроке. От рока к отроку.
Строг гном, но мы его стругнём.

Бежал от рек лось и население от него отреклось.
Отроки что-то ждали от реки.

Ему заруб ли поставят за рубли. Зорю б ли купить за рубли!

Не хотели мыть мы, ведь часть мы тьмы.
Заросли уж заросли. Заросли их ушли за рослых.

Заросли им заря — ясли. Зарычать, что вышла зари часть.

Ты зари чиж на нас зарычишь.
А я в строю встряю в Австрию.

Не попал в растр мазила, когда она растормозила.
И морду растёр мазила.

Полёт по летам. За душою лёд там, не тёчь в спять летам.
Скелетов поле там не готовое к полётам.

О, бал! Гало тебя оболгало. Оба ль Гале лгали и всех оболгали.

Дебилы эти спросили: — «Где билеты?»
Он у колодца желал уколоться.

Небыль замом течёт не бальзамом.
Учтена не боль замом. Небо ль не боль?

В зарю дитя зарядите. Ушли за ряд и те. Идею зародите.

Пришла заря жуть — и вас зарежут.
Заря жена — любовью заряжена.

И он не впервой был у первой.
Устроили игры массы — баловство и гримасы.
Доводили Шура пала и больше не шурупала.

Да он может у вас тут пить, и башку свою тупить.
Может правду оскопить, может просто вас купить.

Может кваску пить. Может просто Ваську бить.
Говорил зэк Ваське — быть закваске.

Ты не путай карты ночка! Слышишь ты картиночка!
Раз врат не видно — разврат обидно.

Приписка у страницы: — «Тебе не устраниться!»
У страницы вид потрёпанной странницы.
В случае очередном будут очи эре дном.

Был берег крут и скалист и площадку искал лист.

Беспокоил Муську лист — он был совсем не мускулист.

А этот окулист крутился около кулис.
И видел окулист, как пал в Оку лист.

А пока калы псиса ведут до апокалипсиса.
А пока липси сам танцевал за апокалипсисам.

Вся трава перекосилась, вся изба перекосилась.
И плыл по реке силос.

К хорошему ли то привело, хорошее ли то привило?

Душою большинство кривило, и душу тем отравило.

Ведёт куда след дамы то, туда где всё домыто.
Как влияет начало века на человека?

Вы ослышались! Не готовят ослы шалость.
Вам послышалось!
Не готовят послы шалость.

Несётся ветер по луже воя. Он слёзы вытер и всё полуживое.

Не вы ли копоть, не вы ли чад и вас не вылечат.
И не будут величать и не возвеличат.

Славу воздам — выручил воз дам.
Пала малость и поломалась.

Был библейский город Ур, а за ним гора дур.
И пропах калом б Ур, если бы не каламбур.

Где направление Коломбо — Ур.
У меня есть, что есть.

Зав ли Кать и может завлекать. Зав ликует, но вряд ли куёт.

Зав лечит и завлечёт, а зав ли чёрт?
Большие чьи рты — основные черты.

Ты так долго просидела! А ну, давай проси дела!
А какое прессе дело у неё под прессом тело.

Кто там иглы калит и ими колит. У него колит? Или он скулит?

Не гляди на дам и не веди их на дом.
С тобою поле жала с тобой и полежала.

Имеет Поля жало — собака убежала.
А с лажи видать осла же.

Я в строю попал в струю, теперь антенну встрою.
Я рад острию и в Австрию ощутить там ост рая.

Жизнь острая это ост рая. Сав с три ею и с Австриею.

Подав с три ею. Предав с три ей, он улизнул пред Австрией.

Пошлые вы мысли или вымыслы. Рады вам ослы.
Дамы зад мыли и солнце затмили!

Серёжки к ушам им, а яблоко кушаем.
Надо куша им и мы с ними кушаем.

Говорил про хам и рассыпался прахом
Но верою вооружена не даст проходу вору жена.

Играет в игру жена, у кучи что выгружена.
Пришла пора жена — ты ею поражена.

Навострила ухо жена и вся братва ухожена.
Проверяла посты жена и этим постыжена.

Ой, лопнет скоро бок — он дерьма наелся с коробок.
ФИО с коробок — потерпел фиаско — робок.

Кто самый хитрый был меж лис?
А тот кто попал у них в меджлис.

Конь деда тура — твоя кандидатура.
Осени или дни осенили.

Стояли у нор мы не чувствуя нормы.
Куда наладились, куда ноли делись?

Атрибут: шляпа да маска, для ротозеев Дамаска.
А он за маску принял замазку.

Дамаска ли дам оскалы?
Обошла дама скалы, а Дамаска ли?

Удивляла дама с Камы, шляпами да масками.
Там мим да маска зала, так дама сказала.

Гадость, одна кобра ту, подсунула, однако, брату.
Они пока лечатся все умом покалечатся.

Самогона — избы точки, там его в избыточке.
Из быта жизнь избита.

Из быта — испита.
Паха тали пахота ли.

Паха та не пахота — похоть та не пахота. Это с ЦИК пехота.

По хате в похоти это вам не на пахоте.
Хотели прелести паха те, а не пахать на пахоте.

По-украински стыд называется сором.
Но не сор ром и кто перепил не называют сором.

Сор лом и монета с орлом.
Как повелось, новости читает Павел лось.

Вот куда мы влили водку даме.
Не говори: «Вот куда влили водку, да!?

Глядя, на шлам пой: «Зачем размахивает наш лампой?»

Есть Дамаска зала, где слово дама сказала.
Принимая за ось три — их внимание заостри.

Кому снится небо Лондона, а кому мыслится лон Дона.

Не делают людей носами, но сами вы крутили носами.
Деньги, дав Лене, я — попал на пик давления.

Кому что рожь дала? Ира ждала и слёзы рождала.
Это сна шали нас сношали. Шли с ношей ли.

8 ноября 2000 г. Можно было назвать выборы «Горбуша», но
не победил Гор Буша.

Беса бесил ли я — упал от бессилия.
Упал без сил и я, со мной обе синие.

Объяснились — оба снились. Обе снялись — с кем объяснялись.

Понравилась ночь Лене — скакать верхом на члене.
Не устраивает осла лом, а слалом.

Нужна кола дочке, когда голова в колодочке?
Обода ободочки — нужны оба дочке.

На кладочки накладочки — смотрели на клад очки.
Ну, а наша луна похожа на шалуна.

Почитали прозу бы и забыли б про зубы!
Толи мысли тают, толи сны слетают.

Не держат берега воров, им не надо переговоров.

Какая польза от уговоров? Заговоров и отваров?

О твари пьют отвары, но черепок свой отвори.
К чему притворы, затворы — набили зад воры.
От ворья выпил отвар я.

И падре с ней шёл по дресве. Записали адрес все.
Напугал пса лом и он завыл псалом.

Нега длиться не годится, та негодница божится.
А её ягодица говорит на что годиться.

По потёмкам по потомкам, по котомкам, смех покат Томкам.

Потёмки, потомки, по Томке.
Приз не лось, хотя приснилось.

Если сам поп начал иконы мыть, значит: начал экономить.

Ох, рада ограда воспринять шум града.
Груда, гряда, отрада. Рода ада.

Чепуху городить, стишки вшивые родить.
Себя от них не оградить, а только душу гробить.

Зачем же негра бить, нельзя и грабить.
И морду негру бить, нельзя и грубить.

Игру убить и грубить. Вру, бился, в правила врубился.

Это Врубель — обойдётся в рубель.
Пошла вру — бель — не вложусь в рубель.

Я пас идею, я поседею. Я по Сиднею простуду сею.
Обеты в ванной обетованной.

Пусть то было, пусть то было. Кому пусто было? Кого пусто било.

Застолбили и приглашены за стол были.
Пол земли ползём ли — поза ёмкая позёмкою.

Поза ямкою полз заимкою, стань заикою, трусись заинькой.

Не несут с гор ласты, если в хоре мальчики горласты.
Если станок станет, значит: ста нет!

Существовали — существо.
Сущий ствол вали, а существа выли.

Как естества ли пляшут стволы. Ты ветер с ног не вали.

Познал ты много воли, но нету сил у Вали.
От Вали отвали.

И мела она в достатке имела.
И мела, и мела и его на зло им ела.

Просили они мела, а у него рука онемела.
По лысине поле сини.

Она не чувствует за ним отца, ведь он с ней не хочет заниматься.
Сквозь зону сквозану.

Выторговал столько мер мэр рылом, что это стало его мерилом.
И Дума как — иду макак.

Заплесневели, но выйти за плёс не вели. Инка гни то инкогнито.
От нагрузки наг русский.

На вираже не я мастак на выражения. Вит! Ражи это витражи?
Взять точку за взяточку?

Вопрос так: — во простак? Пропустил мосток и лгать мастак.
Низ чую — жизнь нищую.

Узнаю я остановку, ясли, дом, ведь детства иду я следом.
И градом побила игра дом.

Ось ты ли — слова остыли. Слова о стиле, что костыли.
Свет лица — твоя светлица.

Несколько сот рудников и тысячи наших сотрудников.
Невезучая я ей не везу чая.

Подняли занавес и увидали, что тут имеет зона вес.
От горя чей, тот, что горячей?

Занимает пост Илью: По стилю постелью постелю.
Конь, сэр вы едите консервы?

Бык крупный — яд трупный. Я тру дно мне трудно.
Оды радости — о, дыра, достиг!

Одежды сняли вы слой и грудь стала вислой.
Приступ лени есть преступление.

Верил удав в лёт ворон и тем удовлетворён.
Нам с Рамадана много срама дано.

Осень дырки залатает, потому что золотая.
А черти сзади ржали и нас задержали.

Синяка по два ли заработали в подвале?
А может, вам везло и пережили вы зло!

Финт и клюшка — финтифлюшка.
Финн тиф шлюшка финтифлюшка.

И пот от вёсел весел. А там век сел на вексель.
А там всё тот же атом, не думают о том!

И шкафом дурень высил, не тратте на него вы сил.
Прокурор про кур фурор.

Писал пейзажи мая и говорил: «Туалет закрыт — пиво пей
зажимая!»
Заря дочку позвала на зарядочку.

Палестина по лести на, там, где пала в поле стена.
Дёрнули — дерзнули. До стола достала.

Тропинка к концу суженная, на ней стоит моя суженная.
Настойка с мирты и сомкнут СМИ рты

Сколько она весила, но жила она весело и была всегда весела.

Видели вы село над ним небо высило и жилось там весело
имело вес село.
Село что выселки поймались вы в силки.

Вас не было и всё во сне было. Как было дело — кобыла бела.

Не беспокоит ту зов. Она во власти тузов.
Её не беспокоят те узы и даже французы.

Я думаю не надо яду маю. Тю, макак стал от тумака.

Не заставишь съесть много ту мака, даже от тумака.

Ангелы пока лечатся — умом люди покалечатся.
В больнице пока лечишься — душою покалечишься.

Про пилотов, кто костюм пропил Лотов.
Пропил лото то про пилота.

Пропел эр над ухом пропеллер.
Пропел Лер у тебя над ухом пропеллер.

А сказать на деле же, все его наделы же, отобраны на
дележе, так его надели же.

За облом за полымя — дал им пол Имя.

Вот месяц, глядь, на рог нанижет, ну, что за дьявольский
сюжет и показали ныне жест.

Анну шофёр давай гони же. А Сириус? Его огни намного ниже.

Его мера суть Гомера, его мера и галера, как сказала:

— «Внутреннее иго!» — Лера. Смерь дитя и не смердите.

Жуткий свет ниша лила, а говорят, сиянием не шалила.

И фаза наша алела и шалела, и шалела.
Карапуз — кара пуз.

А он был как шар надут, они после его найдут.
Это был его недуг он его недруг.

Перо Ге
застряло в пироге, когда он плыл в пироге. И отказался от пира Ге.
А рыками как арыками.
Выли
вы, мы ранее, готовые на вымирание. Нас то обдурили на сто!
Выли ли? И что такое вылили.
А
театры! Те ары ямы, вместе с теориями террор ямы с теориями.
Если не поешь, то и не поёшь.

У, величина так увеличена. Куда увели чина на нём увы личина.
У сыночка навесила усы ночка.

Сказала: — «Сохну то!» — спина уж согнута. Башка вывихнута.
Пульс Сары переняли пульсары.

Звук на каждом этаже отдаётся, когда молодуха отдаётся.
Его Люция — старости эволюция.

Пыль сыпется не сменяя ли — правителей не сменяли.
На бегу к берегу я любовь берегу.

Кола надо и будет колоннада. Колон ада колоннада.
Из-за Кошек ветер дует из окошек.

Говорили ему наши стой, а он нашёл её на шестой.
И ты бред бери сказками Брэдбери.

Эти люди с Пермазенса это точно сперма Зенса.
Мало денька, когда дама молоденька.

Начудили ночью дело, ночью дели, ночь удили.
Матрёну я виню, что вышла на Авеню.

Хвостом бес, чёрт верти, когда без четверти.
Там затор, мазила! Дама на затормозила.

Она ела в Анапе сало и об этом она писала.
Лягушонка к арабчонку едет в коробчонке.

Варите воры те? О ворьё те все в варьете!
Прямо кал — промокал.

Полети в высь ну, погляди на весну.
А она полновесна или это навес сна!

У пяди сядь раз пятьдесят.
А по сене я вижу опасения.

Зятья до рыгали, это были дары Гали.
Зятя Гали дочек в суд затягали.

Рад птичке сове ты, рад принимать советы.
Ты находишь всё в этом. И кажется СОС в этом со светом.

Борта, о, мили шторма их омыли и про мыли. Туда ли мы прём или?
Знамя не то знаменито.

Видел в нём мани я, и хотя в нём мания, но он достоин внимания.
По моложе — помело же.

Он всюду матом её поносит, а для прессы на руках её поносит.
Наврали, что новь ралли.

Тон костей у твоих тонкостей. До тонкости он изучил тон кости.
И звук вдруг тебе не друг.

Он вступил в кал босой, который по форме был колбасой.
Это не гром вопит негром.

Не включайся в игру Зина, если видишь русака и грузина.
Она суеверна и всуе верна.

Ты деньги-деньги вымани, за них спойте вы мани, мани.
Постижения в пасти жжения.

По доходу сочинял, под ох, оду и сочинив, подох, оду.
Пойми вкус ты дороги в кусты.

И писал он мемуары, что оторвал хвост мим у ары.
От пира та влюбилась в пирата.

Есть или по морде съездили. На части съезд дели.
Пастор Ониска — посторонись-ка.

Не видел Сократ ила, это жизнь ему сократило.
Заражён мозг ВИЧ и это москвич.

Не переведёшь в дары ты судьбы твоей удары.
А эта матрица несла как мат Рица.

Вспоминают наши зону та и как она шизанута.
Девочка с училища целая сучилища.

Пока рыскали демонстрировали риск скалы.
Очистили вы пэр рвы и были первыми.

Забрал чёрт очки и в глазах всё чёрточки.
И пошёл в ад вор, только выйдя во двор.

Какие тёлки то телисты! И белые, что те листы.
А гармонисты затеисты, не то, что атеисты.

Он в пучинах вод варился и на трон водворился.
Ну, зады шалы как задышали!

Ты столько за день ешь, что душу заденешь.
Мало духа имеет молодуха.

С этим сытым не выдержит дерево ситим.
И мы его посетим, дадим ему пассэтим.

Заранее — заря не я, сгорание — с горя не я.
Князь нуля — грязнуля. Грязь ну ля! Грызнули.

Смерь рыло! Мерка с мерила его не усмирила, она только ус мерила.
Может, ус мерило?

Заглянули в окно пачки и пропели: «О, кнопочки!»
Весной распухшие смотрели в окно почки.
А севший на стул учитель, завопил: «О, кнопочки!»

Что хорошего у вас при вести? Что в пример можете привести?

К нему ещё слов привесьте. Ну и каков получил привес ты?

При в Эстонию, при в эсты. Ну и дерьма привёз ты.
Испытали мы шок, когда на нас упал мешок.

Что-то глаз слезится скоро сброд слезится.
Мама! А, А. Пушкин жил на опушке.

С тени стены. Поле с тины Палестины.
Пали с тины, по листы они.

Имеешь полис ты?
Пропали стены проб Аллы с тени.

Прополис с тины про Палестину. Пропал есть и ну.

Поле стынет, по листы нет? Поле с тыну в поле стыну.

По лесть Инны. Полезть с тыну.
Пели стены, пели с тени.

Рейтинг пал истины из-за арабов палестины.
Палец Тины пол истины.

Там полистать на поле стать. На поле с тать.
Хотел на поле стать я, а там статья.

Не то чтоб рожь полить, а в воробьёв палить.
И пусть будет пылить и зуб его болеть.

Разомнись ты я раз амнистия.
Лампочки напоминают лам почки.

Что не видали скал Баски, но что они делают с колбаски.

У него не было зацепочки и он продал за цепь очки.
Объедают зайцы почки и встают на цыпочки.

На цепочке наци почки — держать умы на цепочке.
День жёнок на меже деньжонок.
Персингом
он всю мочку превратил в сумочку. Кто занимается персингом,
а кто першингом.

Ни какая женщина не будет для тебя сладкою, если увидит
твои штаны с латкою.

До зимы приняли дозы мы. До зимы набрались доз и мы.
У идеи были иудеи.

Проба, тесты — проба теста. Пробудись ты про буддиста.
А рэкетир он реки тир.

Церковное учение нас тупит, а конец света не наступит.
Строк ком стал сроком.

Чтобы отошло от сна чело, надо кофе попить сначала.
С тех пор Тит всё портит.

Она сказала: «Видно будит!». А кого видно она будит.
Как ту приспособить к акту.

Про баптиста — про баб тесты. Атеисты как те аисты.
Право думаю про воду мою.

Боль в шее — удовольствие в три раза «большее».
Вьюн Насти болел в юности.

Ой, как ты рано поднялась и теперь пол дня лазь.
У примочки на лице примочки.

А в купе олух оглох, палок сполох, в песку полог.
Поруки по руки, пороки по роки.

Расскажи, иди о том, как дом устроен идиотом.
Очи счастья начали очищаться.

О, храпели! Охру пили. Икра пиво и крапива.
То, порно, что сделано топорно.

Они бились, бились, потому что влюбились.
Шумеры воспроизводят шум эры.

Боль оков бурлаков, бурлит кровь чудаков.
Есть пчелиный рой, а есть Ге рой.

Налетело моли на — наверно там малина.
Возник возни кнут и идеи возникнут.

И трутся те о тралы, а другие театралы.
Право дитя — линией черту проводите.

Странная у Била тень, гляди, уйдёт на бюллетень?
Я у Жени хохочу, я же жениха хочу.

В конденсаторе скопи ток — сорвет всё с копыток.
Не выдержал скоп пыток, так изобретали скопы ток.

Любит результат скоп пыток, кипит ток как кипяток.
Не выдержали носки пяток, не нюхал нос кипяток.

Не клади на виски пятак, если ожидаешь удар от пяток.

Что, если дам тебе в пятак, то, увижу сверкание пяток?
Ты где запас сельдей пяток?

Ток опять не для опят. И они вопят — цвет не тот в опят.
И.О. пять, прихватил с собой и опят.

Застрял комбайн в крае угольном, не найдя смысла в камне
краеугольном.

Какая муха укусила или нечисть искусила.
Это всё же иска сила мысли духа искосила.

Как дневное око село, так толпа и окосела.
Не говори, что кокос ела, это кока села.

Бандиты грабили магазин.
Полицейский крикнул: — А ну не грабить.
И бандиты кинулись негра бить.

Город сих дней, город сидней, город — псих дней это город
Сидней.
Злоба дней обидней.

Она убежала в лес и он на неё не влез.
Это же лес болит от желёз.
Жили за! И с ними железа.

Это сна шалость — с кем во сне сношалась?
Я же не галл один, потому не голоден.

Как завижу, так и завизжу и платочек завяжу.
Как завижу — зови жуть.
Скажут — сказка жуть.

Очень белы три стиха, это беллетристика.
А для Беллы три стыка.

Пора сиять ваше сиятельство. Пора сиять и пора сеять.

В росе Яны россияне все рассеяны.
Сегодня всё годно и родня угодно.

Угодила, уходила, ох одела ух дела.
Посудим о деле?

Посуду, где дели. На этой неделе ми вафли не делим.

Кто ноги приделал? Кто барьер преодолел.
Пределы при деле и все на приделе.

И приток был прыток. Звенел как пруток. Бра ток — читал браток.

Шёл пророк сквозь проток. Знал про то кол — вёл протокол.
И был прокол и всё проклял.

Удобней приспособится к косе, чем к Асе.
Стал перпендикуляром к оси, так глазом не коси.

К азам не подходи как к козам. А зам не даст ладу азам.
Как роль играл король?

Мы с ля, ми — обзавелись мыслями.
Нормальные люди всегда имеют в запасе две ноты.

А именно ля и ми, они так и говорят, что обзавелись мыслями.
— Странные эти ноты ля, ми.

— Почему, если сказать — она с ля, ми — ничего не получается.
Он с ля, ми — тоже ничего. А вот мы с ля, ми!
Это хорошо, что с мыслями.

— И я с ля, ми! — Ты что, в ясли ходишь?
Мыс двух нот — мыс ля, ми. Есть и мыс ля.

Любила игру щука. И я о ней грущу как.
И я теперь игру ищу и грущу, и грущу.

Твоё право думать про воду мать!
А псу ждать, когда будут обсуждать?

Тебе, по Дарвину, хорошо рассуждать, что надо (науку подорви
ну) высшую расу ждать.

Ну и дела у идола: она легла и дала.
О, как вы высока! Пили много вы сока?

Мы занялись их раем — теперь в карты играем.
Раззявили как рты — мы играем в карты!

Он считал кур сам и шёл своим курсом.
Не знал кур сом, они не шли его курсом.

Цифра сто в словах: 100г — стог 100н — стон, 100л — стол,
100рож — сторож, 100к — сток, 100па — стопа, 100ю — стою, 100я,
100п, 100лб.
Смеялся сброд с кого — с Бродского.

Начался мор с чина от того у него морщина.
О воздух зада чина — администрация озадачена.

По-немецки «бир» это пиво.
А вот если биржа это ржавое пиво или бир ржа?

Бред с азами, с проказами, не знают прока сами.
Прим азарт — с приказами.

И спрятала прима чек от своих примочек.
Ой, примочка! Тебе нужна примочка.

И бриллиант при мочке, и третья рюмочка.
Я чепуху порю мочке: «Пора по рюмочке!»

Прима тай к себе примотай. У примы тайм.
И если прима та — ей подходит прямота.

Прямо та ей подходит прямота.
Прямо тайм — примотай и там прямо тай.

Прямо мота прямота. Чего прима примята та.
Примета приме эта. Она всегда при мотах.

Говорила прима Нюхе: –»Стриги волосы при манухе!»
Приме ты расскажи приметы.

Имеет шарм Анка, когда поёт шарманка. Окружает шар манка!

При Маньке всегда приманка.
И там где прима Анка всегда приманка.
Прима та видела примата.

Приваты при вате права ты — права то. Приветы привяты.
При ветках привитых.

Сперва ты спёр ваты. Спёр маты — сперма ты.
Приматы при матах и прима та ах!

Приметы — нужен приме ты. В тур меты в тюрьме ты.
Слова прима те гнула при мате.

Промеры примеры — пром эра при Мэри.
Премьера примера, премьера премьера.

Закурила прима ты и пьяные приматы.
Стало всё при матах это язык приматов.

Помора жену прокатили по морожену.
Прима рожа на — приморожена.

Примерка приме ярка. Примотали — прима та ли?
У примы меры прими.

Долетел до Канн атом и застыл канатом.
Как время канет там, когда тянется канатом.

Ты смотри пока на ту, она там ходит по канату.
А ну-ка кинь канат ему и пусть идёт к анатому.

А может, понравилась она тому, да ну её к анатому.
К анатому тащить канат ему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *