К 101-200

Раз рядом трахнула разрядом, и испугался раз зря дом летящих
молний ряд за рядом.

Стриптиз ерша изображала стриптизёрша и несла спич,
величиною с треп — ты с Оршы.

Получила приз Орша — завезли в магазины ерша.
Призёрша получила приз — ерша.

Отдавай предпочтение пиву, чаю — будет жизнь певучая.
Говори, я везу чай и будет жизнь везучей.

Телепать как те лопату телепату.
А телепат любит языком телепать.

О, день! Ты меня обуй одень.
Прошёл раз день — спать ложись, штаны раздень.

Юмор! истеки из юмористики. Юмор исток — юмористок.
Греет луч шею и всё лучшее.

Смотри, какая заря жена! И знахарем не заряжена.
Испытание из питания.

У него коленки раз дрожали и соседа раздражали.
Я за почту его почту.

Это был приказ Пия о делах при Каспии.
А лиман Каспийский вода тёплая, как с писки.

И поступил приказ: Письки не полоскать в водах прикаспийских.

Ведь мою там назвали ведьмою.
Сказали женщины ведь мы это просто ведьмы.
Ведь маме снились сны с ведьмами.

Проруб ль расскажет про рубль?
Всё летит в эту прорубь ль и что рассказывать про рубль?

Ещё сидел в избе живой, тот, кто пил из кружки, из бежевой.

Как при лаже НИИ, может быть, суть в приложении.
Был при лаже не я, от приложения.

Подло то, что под лото! Ибо лото и топь, и болото.
Ибо Лота не страшат топи и болота.

Съедены три пищи мир трепещи, грязные тряпищи — треп ищи
и треп пищи.

Лозунг на ворота с наворотом: «Здесь идти снова ротам!»
Напала на вора та кричит: — Его прибить бы на ворота.

Не открыты сна ворота и не спит снова рота, где сновали там
снова ли сна валы, ах, сеновалы! сынов вали.

И идут снова ротами, идут с наваротами, открыт ад сна
воротами.

Пришёл снова мор до ворот и людям идти, когда мор до ворот,
так объявил мордоворот.

Во до ворот пришёл толпы водоворот.
А до ворот водоворот — адов во рот.

С наворота на ворота, здесь прошла снова рота — сна ворота.

Для ссоры, нет ничего подлей, ты только масла в спор подлей.

Растёт слава по летам, какие звёзды пали там!
На пути кровью политом.
А поле там нужно полётам.

Парил летом, верил перелётам.
Перлы там украдены прелатом.

Дымит ладан — путь на лад дан, жить в мире злом налитом, вот
только пали ноли там и на колени только пали, иль яму рыли,
толь копали, и на мозги всем капали.

Наши перлы летом готовились к перелётам.
При латах прелаты. От чего прела ты узнали прелаты.

От лета не болеют отлеты, у них прилёты и отлёты и не таится страх от Леты.

Им чаша жизни отлита, затем им статуя отлита это наша элита.

От лета петь отлету и готовится к отлёту.
Бокс сделает с него котлету, а он мурлычет, как кот, летом.

Проповредник! Хоть всей ври лигою, я не ударюсь в религию.
Что скрывают были, это то, как морду били.

И боль ада — стоны баллады, и бал ада это баллада, ибо лады
формируют и баллады. И бал ада несёт баллада.

Повесть про чело деньги прочило, но мало её прочло и дело не
упрочило.

Пей до дна или зови дно, а другому станет завидно.

Как бутылки не зови дно — мне всё равно не завидно.

Сказал инспектор: — На помощь зови день и я посещу ваши
заведения.

Зови нощно, зови денно — может так заведено?
Зав идёт — свою пластинку заведёт.

Девушка из заведения, на эстраду заведенная, пела как
заведенная, может так заведено.

Он учил гомеопатию и к музыке у него, и к гамме — апатия.

Пожелай зав — вели, чтобы девицу завели и пластинку завели,
и вы под любви зов ввели… великомученице –вели, кому учиться.

Продавала одна ковёр и прознал однако вор.
Его мутило и он отнёс в омут тело.

Загадка: Море и Город получившие название от славянской
буквы?
Ответ: Буква Аз и это город Азов и Азовское море.
Азов начинался с азов.

Что, уходя в рейс, снится, что в душе твоей теснится, дрожащая
от слёз ресница? А тебе какая разница?

Врали вы день, а ей конец не виден. Кто врёт день, тот вреден.

Клоун лёг ковёрный потому, что легковерный.
Про запас выдавала проза пасс.

Любил стрелять курочек и нажимал на курочек.
Однако, раз ошибся, это было, как урочек.

Подло тать собиралась бюджет подлатать.
Пал атом и несдобровать палатам.

Злобою уста велись! Ну, чего уставились.
Удивление — у ста отвисли уста.

Слушай Вера не верещи, подадут и тебе Вера щи.
Веру ищи, а найдёшь, не верещи.

Вы решите! Есть ли раки в решите? Врёшь!
И то не положишь в решето.
Враки нет ума в раке.

Лик. О блик! Чей облик за глупость облекает, кого облик акает.
А блики гуляют как облики.

Ну, пошлая пошла публика на радость республики и облики
плывут как облака, мечтающие об лаках.

Первый врежь публике задача босса республики.
Кровавый врез публике диктатура в республике.

Следы Распутина, на раз Путина, на раз путина, на раз путана.

Дорожка путана, мы на распутьи и не распутали то, что не раз
путали, не раз плутали вместе с плутами.

На раз плоти и расплата, на раз пятые шли на распятие.

Очевидное, но невероятное — наш колу променял на школу.

Тот, кто при кассе, тот и даёт приказы.
О, вода опасна для овода.

Везут все тачки, а он в сеточке. Поставили все точки?

Нет ума там — забрал ум атом, вот и сказ о том и скис азотом.

И эскиз азы там, о том написан аса том, да о том пузатом.
заполнили иски том с акулами, и с китом.

Скиты, скиты скитаешь пишешь иски ты, на размеры ската
величиною с кита.

Говорю: — С кита! — я им, а они да скитаем!
А я то, что с кита ем?
Повторяю Китая им! Да-да и мы скитаем.

А тут молний раскаты, к раскату лили краску ту. Что придавало
красы куту.
Куда негу деть и в ресторане не гудеть.

Есть ли рассказ в Ремарка? Называется: «Ври Марко».
Не врём! Арка описана не в Ремарка.

Всячины разной привёз раз Ной.
Раз зной — пришёл конец всячины разной.
Ври дно не вредно, ври день, не вреден.

Не чуди-ка ночь у Дика, в ночь уйди-ка, ночуй дико.
Хочу дико, хочу чудика.
Я точу до, я то чудо.

Гуляла одна при парке, теперь нужны от беременности
припарки.
Мёртвому припарки — читать мораль при парке.

На землю пали сами тени полосами.
Совы запели лесами, а люди храпят пылесосами.

Пилигрим — пыль их Рим.
А эти пилигримы на галёрке пили гримы.

Что взято от оперетт русскою?
Что занята, не учением наук, а перетрускою.

На лице пилигрима столько пыли и грима.
Говорят, там пили грим и пил с ними пилигрим.

Звучит так приторно до, как инфразвук торнадо. И какой ему тор надо?
Как вол торнадо, взяла валторна до.

В рань её за враньё, вручил приз Ване я и он сказал: — Врать
моё призвание.

День на вечер кивал: — Что там, в вечёрке вал?
Что там редактор вычёркивал?

Их Лорочка едка, как хлорочка. Их Лорка едкий, как хлорка.

Зачёт, что — то за чёрт? Его черты довели его до черты.
Ведь, он сказал плохая дочерь ты.

Он выпил в гостях у Белы триста и говорил что был в гостях у
беллетриста.

А тот выпил у беллетриста и говорил, что видел, как убили
триста.

Чтобы войти в науку смело, исписать надо груды с мела, чтобы
знания в мозг смело, а не тискать груди с милой.

Стали марки-монетки с орлом, после реформы, что сор-лом.

Сочинила комикс Сара про комиссара.
От подарка Канн, артист попал под аркан.

Был паводок, а сказала пава док, сделал мне поводок.

Не удержит пьяницу поводок, как берега реки не сдержат
паводок.

Не умалишь Киев, ума лишки ев.
Нет ума, лишь и его не умалишь.
Хитрили умы ли, что руки умыли.

А умы ли, что зады в мыле, бежали вы милю, а зады вымыли?

Юрист был при правах, он разбирался в приправах и при левых,
и при правых, и при прочих при оравах.

Из уст Ноя послание устное. И Ноя соблазнило иное.

На фирме у Мишки работают умишки.
Парторг — торговец облаками пара.

С книгой рейсовою рей совою, соверши рейс совою.
Падающая — надежды подающая.

Отдавали предпочтение в ту пору блику и собирали за это по
рублику, дурили публику.

Плыли в ту пору блики, а он собирал тупо рублики.

Нравился топору блик и что хозяин шёл с ним по дрова, а то по
рублик.
Рейс публик по базарам республик.

Не делай с топора — стопора. С той поры топоры как стопоры.

Та пора для топора — бесов то опора и не надо стопора, пот и
так течёт с тапёра. Тапёр матом то пёр.

В застое стоит меди ум, чего и стоит медиум и удостоен его
меди ум.
Не серебро, а меди ум имеет медиум.

Лезет песня, как мура в ушко, под названием: «Трава
муравушка».
Что на уме тёлки — полетать на метёлке.

Разбил планки камень таре, вот какой комментарий.
За такие номиналы мы бока им наминали.

Ты поёшь в купе ночку изображая птичку пеночку.
Насладился я б Олею, но я болею.

Горох! Эхо вышло за ряд, видать, огромный был заряд.

Кусаться не смей, ты ведь не змей!
Как дело ему — кадило.

Сколько нужно проб Леди, чтобы отнести её к пробляди.

Разве пол чище, если прошло по нём полчище?
Красавец! Ты нам не карась овец.

Новому рад поп лицу, пусть марширует по плацу, видно по
пловцу, где преткнётся и чего он мается.

И вашим гороскопом проходило горе скопом.
Медь цена там меценатам.

Права «Акация», это провокация!
В голове от вихря воронка.

Толстая Варька как варёнка, за баранкой чёрного воронка, а
штаны на ней «варёнки», потому что кушает вареники.

Что же мысль так не нова ты и измеряешься не на ватты.

Это потому, что в голове нет ваты едва ты не два ты, твои
наветы квоты.
Квотам квотум к ватту ум, к вате бум.

Сидела в земле низко ванна и потому лёгким морозцем вода
не скована.

В тот зад верь! Если не набьют, то, выставят за дверь.
Выкинут за двери ли, хоть в толстый вы зад верили.

В запах зада, верите и что выступают за доверие те.

Задав веры те, задав эры те, слухи с ада варите, в варьете
их отоварите.

О, товары о, то воры за товары зада Вари, соты веры — сот
воры. Вы круче воры, кручи.

Встретили сапёра туры, потом снимали его с аппаратуры.

Совершали с Саппоро туры, там всех снимали с аппаратуры.

Произошла встреча с опорой тура, её снимали с аппаратуры,
те, что завершали с Саппоро туры.

Ширь рынка, к рынку крынка.
А ширь рынка — как расстегнутая ширинка.

Одному дали полбу, он поле засеял, другому дали по лбу, он
снял мед экспертизу.

В семнадцатом началась буза конная, грязь непролазная без
оконная.

И «законы» стали беззаконные, а люди стали зэки оные.

Души без оконные — поступки беззаконные.

Напор Сони на персону. Запер Соню за персону.
На спор сонна у нас персона.

Попри-ка сука зэка по приказу казака.
Знает казак: кому нос закапать, кого закопать.

Налетели музы кальные, трубят зады музыкальные.

Светит лампочка в пол накала, а в туалете полно кала.

Нет бумаги. Стена от пальца калом — бура, простите за такой
ход каламбура.

Что за выкрутасы? Запачканы в икру разы. Ой! Вы круты асы!

А лень не выносит олень. О лень не скачет как олень.
Ого лень! Заболела голень.
Ого! ленная баба оголённая.

Ты кто суд вершишь, получи-ка с вер шиш.
Ты получишь с вер шиш, если даже суд свершишь.

С веры выходят — мракобесы звери, закрыты высшие сферы.

Во мудило! Его мутило, кануло в омут дело, видно, нечисть он
от дела нашего отдела.

Мода так его одела, что зовут его Отелло из последнего отёла.

Ну, хоть, поди и раз завой! Подло завой под Лозовой.

От од Нора завой. В обстановке грозовой летит сплетня уткой
розовой, с бабой одноразовой.

Вести б июля слушать в вестибюле.
Ввести б Юле прямо в вестибюле.

В обстановке грозовой лил он фальшью розовой, шуткой
одноразовой.

И от поры той раз завой, закричи от поры совой, заскучай по
кашке по рисовой.

У! до Львова! Проехал на крыше, проявив удаль, Вова, страну
проехал вдоль Вова.

С моря дует бриз-бриз, говорит: — Домой брысь.
Он был на гране — ревизор нагрянул.

Он был всегда на гране гранённого стакана.
У стакана грани и душа на грани.

У стакана грани и душа у стока на гране.
Какие грани у стакана — отмывала уста Канна.

Весь сток Канн не сольёшь в стакан.
Его душа переливалась за грани стакана.

Наши оргии низменные, наши оргии — организменные.
Наши оргии неизменные, оргии измен иные.

Ему узы — воздействие стиха и музы, мат ему зэка — лучшая
музыка.

И от этого хора Нила жаба дурня хоронила.
Нам бы июля тень и не пошли б на бюллетень.

В голове как в вестибюле тень, заработал за вести бюллетень.

Разве плохие вести бюллетень, это на плетень наводили в
вестибюле тень. Вести б Юле выдали б в вестибюле!

Лозунг: «Правитель страной заведуй!
Её зови и дуй и ни кому не завидуй!

Кто наступил на мазь ту, что разлита на мосту?
Затупил кто, нам ось ту?

Кто выбирает нам масть ту, сиди лучше на месте, если не
знаешь что такое «Намасте».

Он сказал нам: — «Намасте». — Что наступили на мазь те, что
разлита на мосте? — Не на мосте, а на мосту.

— Кто выбирает нам масть ту, больно бьёт по месту, выбирая
помесь ту? Наверно мастер эту мазь тёр!

Древние, раз Веды дали, значит: мир разведали.
Я росту, что вызывало ярость ту.

Те масти — тема ста! Видать не видели те моста.
Те моста, о них тема оста.

Смеялись с тел лица.
Смеялся с тел лицей и считал, кто был с телицей.
И будет пот с тел литься, но они продолжают с ней стелиться.

Гранки свои правили, не зная как правили, своих на тот свет
провели и левели, и правели не знали прав Авели.

А меры как приняла Америка? А мы реки засорили Америки.

А мы рыки Америки! А мы реки любили Америки.
Вами рыки издавались в Америке.

Вами реки засорены в Америки.
Вам меры река не имела в Америке.

Испоганили сами реку, а сплетню пустили величиной с Америку.

О мере конца? Спроси у американца.
А меры к Анке приняли как к Американке.

Это не измена прёт из меня, когда жизнь низменна это низ меня.

Эта шутка низменна, эта шутка низ меня.
Вид неизменный — низменный.

Афёры измами сыпались афоризмами.
Летят афёры измами над афоризмами.

То не глаза, а фары из мамы, речи полны афоризмами.

И смеются афёры измами, а форум из имама.
Изи мама смеялась из имама.

А форуму давать афёру уму.
Говорили о форуме, а имели афёру в уме.

Дали фору умам всем форумом. А фора у мамы — афёра умами.

На Украине даже от «Руха» сыпется труха.
О! труха на Украине даже от «Руха».

А по утру в башке палитра, если выпита пол-литра.
Каждый день по литру как… «как» в голове политрука.

Выпил бы я за политрука, но от стольких рюмок заболит рука и
мозги осыплются, как труха.

Осталась в поле труха от политрука и не болит рука от этого в
поле трюка.

Пора нам вешать ордена по ранам.
Не имеет ветер ран, тех, что имеет ветеран.

И летает ветер рано, прилетает к ветерану, остужает ветер
рану, как благодарны вы тирану.

Высь тирана слезами выстирана. Выкладывать вести рано.

Ветер странный! Ветер с раны, то ветер страны, где вы тираны.

Охота была — охота била. Охоту отбила, время отбыла

Охота бича или рассказ про Хотабыча.
Хотя бича она приняла за Хотабыча.

Хотя обычай прогонять тех хотабычей.
Хотят и бичей делают с Хотабычей.

В вагоне на полу станок, отправленный на полустанок.

Суженые нам негу дали, они на суженых не гадали.
Чем космы политы у космополита.

Покрыт льдом в осте клён, словно клён тот остеклён.

Я не пара дам и не командую парадом.
Гриш, розы! Розы Гриш, значит: розыгрыш.

От пыли образа мелись — верующие образумились?

Ты к этому образу молись, увидишь как они образумились.

Кто хочет на базаре за сто порыться, а кто хочет погулять за
сто по Рице и его дело не застопориться.

Добывается стихов из ума руда, сверкая гранями изумруда.

Ума то нет у мата! Не имела ума та ли — у неё деньги умотали.

Перспективы у мота алы, перспектива ума та Аллы.

Мы в космосе на Аполло стаем, а может только книгу
полистаем, о том как хорошо в поле стаям.

А по лесам скучал Аполло сам, скучал он по лосям, скучал по
лисам, и по городам-полисам и по посадочным полосам.

Среди жары, словно приз ванна — облегчение принести
призвана.

Ноги в разброс — вверх враз б рос, понял враз б род и мысли в
разброд. Нашёл ли враз брод? Сорвался враз зброд.

От боли развал — катится раз вал, так он узнавал, где уз навал.

Осень листья полистала, что-то пусто в поле стало.

Проводов ныли стали и у века нули стали, ночи стыли и остыли.
А земная ось ты ли?

Стоп Ира! Слезай с тапира. Пришёл этап пира.
С тапира ушки — деликатес с той пирушки.

Я замаскирую отношения зама с Кирою.
О прелести жары опрелости!

До Пушкина дума белела от ста париков, а сейчас пьяна от
стопариков.

Раньше в театре лица белели от ста париков, а сейчас
краснеют от стопариков.

По мерке поморке, виски пьём Йорка, души померкли и день
померкнет, за чужие помарки.

Обошёл все пом. арки, это дела поморки.
Делить надо ли — целое на доли.

Зама нули — заманули, а за манну ли, холодна зима, а ну ли?
За манну тебя заманю.

Лучше бегать желудок опорожнив, ведь удобрение опора жнив.

Есть город Хали и мы его чертыхали, не хорошие имел черты
Хали.

В зале пленный мухами залепленный.
Враг — мент это фрагмент.

Всемеро увеличь все меры.
Хороша всем эра, но вырос террор всемеро.

Приняты все меры, но зло выросло всемеро.
Хотя корчевали его всемером и всем миром.

У чёрта странная черта не знать порою ни черта.
У чёрта вина всякая чертовина. Чур рта вина!

Храма та хромота.

Упала на голову Гале рея, наверно это была галерея.
Хорошо Гале там, где негде упасть галетам.

Бросала болезнь, как в топку, в вас поленья и началось
воспаленье.

Нам передавали фотографию переда Вали.
Дома раз мы дошли до маразма.

Была пышка дома розовой, такой и была до Морозовой.

Скоро льды Невы растают, а крылья за спиной не вырастают.

Вы росы таите, а вы выра-стаете.
И какую тайну вы расы таите?

Что как пёс ту ешь, что же в душе ты пестуешь.
Съел пёс треть и начало в глазах пес-треть.

Наелось общество наше велюра, оттого такая стала шевелюра.

Руганью и грозою напугала игра Зою.
Те кучи были очень текучи и ты по ним тёк учи.

От времени текучего и образ текуч его, и не увидели больше те
куч его.

Попала рыбкой в Иру чайка, теперь её от Иры выручай-ка.

Лился кич до кичей и тот поток не знали доки чей.
День настал и от солнца наст ал.

Мягка Иды мочка, не выдерживает и дымочка.
Пресс ты же увидел в престиже.

Имея перо с крыл, он его и скрыл.
И его мозг искрил, отбивая иск рыл.

И бежала в низ кобыла и шла к нам вниз кабала?

Она уж очень низка была, но у неё там рыбок низка была.

Свободу дали Коле, а с ним уехали далеко ли?
Дали ковы и не уедите далеко вы.

И увидала низ кобыла, там крепление не из скоб было.

У него рыбок низка была.
И хата у него низка была.

Пили мы краску скопом и владели микроскопом.
И давали мы кросс скопом туда, где владел Мик раскопом.

На работе его запри делами, чтоб не шлялся за пределами.
А стрелы астре ли?

Любил искру чин, добывая её из кручин и был ею и скручен.
Но чего темна ночь его?

Напоминает ус коренья и не требует роста ускоренья.
Но беля заслуги Нобеля.

Есть возможность у сомнения ворочать усом мнения.
Перс анальный компьютер.

Требовала Галя актика, на неё смотрела галактика.
Я понимала, что пани мало.

Платил тех налоги я, это была особая технология.
Повели теля до повелителя.

Что же вопи с ней, разбирайся, что живописней.
И шёл зам и сел — то замысел.

Он от бабы, от вёрткой избавляется отвёрткой.
Поймала духа — пой молодуха.

Я простуде воспрещу подставлять вас прыщу.
Вижу я сны, что трезвы и ясны.

Слёзы оба роняли, когда страну обороняли.
Гром один несётся от громадин.

Надо летать и не пенять: «Время ли тать!»
Шёл ко сну лис, а его коснулись.

Он залез под лавочку, а его подло в очко.
Док умен ты, портить документы!

На блюде не я проводил наблюдения.
А те сто Вале самогон аттестовали.

Он повторял часто: «Прошёл час то!»
Запись содержимого с одержимого.

Он реагирует на воспитание, когда у него навоз питание.

Он написал строчку с тире гуще. Но его поправил нравы стерегущий.

Спросонку он думал про Соньку.
Про Белу у него в памяти пробелы.

Про Валю в памяти провалы. Не знаем она права ли?

А может камнем ему голову провалит и ему сидеть в
провале. Знает он свои права ли?

Вспоминал про Гулю и свои прогулы. С ней ездил в Прагу ли?

Думал про Катю из проката и про кота.
Думал про Веерку и её проверку.

Избранное из бранного.
У поэта ею избранного она много читала из бранного.

А в России ещё голь, а по Москве гуляет щёголь.
Он пэр хоть, а сыпет перхоть.

За вора жевала и всех завораживала.
У зава раж оживала, для чего те ражи вала.

Эти всадницы пошли в сад Ниццы, проветривать свои задницы.

Ура, дела — нечисть уродила!
Не говорила об язве Ницца.

Говорила, что о букве об «я» звениться как об язвеннице.

А вот брошь Юра о ней написана брошюра.
Лап ту, лап ту — так он играл в лапту.

Ты можешь посторониться перед пастором Ницца.
Не зналась с Торой Ницца и других она сторониться.

Ловил сома ара и то место, стали называть:
Самара и получать бульон с омара.

Коробка тара пиццы и надо с ней торопиться.
Не выносит Тора пиццы.

Летели года ли, а они всё гадали.
С чем смесь чины, что смещены?

К истине я не применял кистеня.
Слышишь! Скис тень я и всё с кистеня.

Нем и ну ты! Боишься не мину ты, а то, что не останется жить ни минуты.

Такие травы, что и ног да! не видно — иногда.
Вот при дуге дали вы предугадали!

Заняли пост те лица, желая с начальником постелиться.

Этот пост — те лица, желают постелиться и не выдержала пост
телица.

Донор! Вы поедете до Нарвы? По мосту проедите вы Дон, а рвы?

Но не лазьте там до нор вы и не прибивайте ручек до нар вы!

Если судьбу свою искривите, то, получая иск — ревите.

Началось сов падение или это совпадение.
Требу ха! испачкает требуха.

Требовали требы хари -ка и суть вся требуха река, а в ней
утопли три бухарика.

Видел инока пленный и отдал ему запас неприкосновенный и
накопленный.

Сортир истом с артистом. Сорт истом с артистом.
Сад истом с садистом.

У тебя лицо, оно не ряха, хуже, когда лицо неряха.
Невы думы вал не выдумывал.

Вызывало большое панно гам, там было нарисовано чудо, что
болталось по ногам.
Шёл от пана гам, когда болталось по ногам.

По всей видимости, дорогу ей веди, мости.
Веди мосты — трудись, для видимости.

Крутил Коля сам болты колёсам.
Что бывает старее шин? Языки старейшин.

Мы видели в машине повара там, он задел сигнальным
поворотом по воротам.

Ты мне весточку пришли: «Откуда они пришли?»
У Ку дата и она шла куда-то.

Реки от солнца блестят и переливаются, а от дождя через верх
переливаются.
Звуки музыки тонами переливаются, когда бокалы шампанским
переливаются.

Что там висло в воду не весло?
Кому-то, верно, не везло, ведь засело Неве зло.

Круг озёр, что кругозор. С трёх зорь сделал лай пёс Трезор.

От цен зори сума сходят цензоры.
В отце заря лучит от цезаря.

Откройте карты, теперь откройте-ка рты.
Открой те карты и летишь как Икар ты.

Спирт запри — метил, а то его он заприметил.
Запри водку, а то обменяют её за проводку.

Запри быль, а то уйдёт за прибыль.
У него на заду уж латы, когда ушла ты.

Не говори про тестя, про те сто и про тесто, а то слышны его
протесты, ему напишешь ты про тесты.

Запачкан слив Вовою, он перепил сливовую.
Или просто озоруя про азы заору я.

Где сидят в памяти азы — роясь? И в памяти по азы роясь.

Что такое бочка Аши? Не знаешь!
А вот что такое ошибочка знаешь.

О, гнидою огни дою. Огни-огни да — о, гнида!
О, гном не балуй с огнём.

С огнём мы всё согнём. С огнём мы быстро сохнем.
Показали, раз дули и на сериал раздули.

Без зебры Азия всегда хранит безобразия.
Бес — зебра Азия всегда творит безобразия.

Этим его не разжалобить, раз жалу быть.
Ты праведен, но вокруг пальца проведен.

Дали по лбу Ханке за то, что спёрла пол буханки.

Гор манальное средство, это что-то гормональное.

Женщина не плоха её судьба не плаха, но она мечется, как
блоха, изыскивая блага.

Как же движется история по спирали, если всё историки друг у
друга посперали?

Это не игра, а бой Дуся и без тебя Дуся обойдусь я.

Ох, у тебя и попа Дуся и на неё глядишь попадусь я?!

Успокоила Машка Ленку, приказала ей: — Мажь коленку!

Был он неба голубей и любил он голубей.
И кричал: «Коль гол убей, но не трогай голубей.

Про резвость рассказывал прорез в ость.
Что прорез в ось ты дума про резвости.

Я под рясою вещами потрясаю.
Ната? Скучала Ната о ком, но не повела оком.

У Наты было с пол комнаты и она была с полком на ты.

Был с полком на ты и обделал с пол комнаты.
О, комната! Скучала о ком Ната!

Не любил Петлюра дам, говорил Петлюра: — Дам петлю Радам.

Растёт трава-ус луга, её скосить старцам услуга.
С пинка сломалась стула спинка.

Собачонка о, истце лает — наверно это его исцеляет.
Истцы лают — должника исцеляют.

Целую я тебя целую. Как собаки истцы лают этим душу, верно,
исцеляют.

И заняли пост вы, и выпили по сто вы, и был пожар, от здания
остались, увы, остовы.

А поп с паствы, делал то, что с паст вы.
Ты говоришь, что полип нет, а пол липнет.

А все, потому что ас то вы! Истово летели маты из того.

И ощипал он отчих уток, под прибаутку, что не подвластен чиху
ток. И он чуток больной от чуток.

И скажи, что я лезу из кожи!
Без ума от иска Жени и не я нёс искажения.

Ими палец припух гнутый, но малец не кричал ими припугнутый.

Джин гад объявил джихад.
Шут! Тки свои шутки.

Пыталась художников триада изобразить три ада.

Спич прёт чей прямо притчей. Прёт чьё выражение притчею.
Он портил дерево, он.

Я отношусь ко рту, как до сита, никогда не наешься досыта.
Пыль июля это пилюля.

Испугала Тома совку — ну, кто в лесу проводит массовку.
Так выходят из акул лисы.

Высокие он спас особы демонстрируя новые способы.
Зам нем, а почему замнём.

А это требуха-река, что в ней и ловят три бухарика.
Вот это темочка — тема очка.

От рода её отродие, от вала отвоевала до отвала.
Просто филе для простофили.

Слёзы мы, где лили, там, где лук резали, делили.
Финти клюшкой винтик Илюшка.

Тот, кто властью заведует — народ зовёт и дует.
То ж детство радости тождество.

Зелёным был огурчик, болтал как балагурчик.
Вы круче Вали руки выкручивали.

Может каждый врать, сколько вложено в рать.
Она у лажи вала дела улаживала.

Как при лажи в отца к кресту прилаживаться.
С ветлы, зимой, все ветви светлы.

Поговорил о том, о сём и как мы атом сосём.
Пулею из девки вылетели издевки.

Мы его не обижали — его руки мы обе жали.
Печи прокалены в этом прок Алёны.

Были люди сильные, были люди ссыльные.
Утомил пир Инну, уложил на перину.

Порочный круг это круг любителей порки.
Устроил хор актёр, показал характер.

Норму фан дозирует он так фантазирует.
Пригож Жан для прихожан.

Учил ты одному утят, что бесы одно мутят и рад одному ты:
«Полна жизнь одно — мути».

Куда одному уйти? И в голове полно мути — не смог в туфле
одном уйти.
И выпал путь нам уйти, и выпал путь на мути.

Мы стадию минём «ум» и ума будет минимум.
И у всех минимум, и у всех мини ум.

И минимум и я как мини мумия.
Пора одному мая, но спит одно мумия.

Из завести хотел машину завести и с ним беседу завести, за
прошлые за вести.

А вы глаза свои завесьте и против, и за взвесьте, несёшь
ответственность за вес ты.

Что следует из вести? Кого-то надо извести?
Кого-то надо известить?

Готов раствор из извести, пади, его и взвесьте, на острие известий.

Сказала дама: — Я владею ха-ха! чудом, тому, кому хочу дам и купить хочу дом.

И тема тар, тар, словно тартар.
О лени не говорят олени. Олени не говорят о Ленине.

Но Оле и Нине пришлось остановиться на оленине.
И хорошо на воле Нине — нет недостатка в оленине.

Какую скорчил мину ты, текли последние минуты и ты, заметил
мин усы, и это были нам минусы.

Нас тучи гулять отучат. Ты только настучи! Чему учат нас тучи?
Ты на лыжах наст учи.

Ша гнули и в ад зря шагнули. Как шаг нули так и шуганули.

Боссы ногою топнут и в болоте дел топнут.
Ой, клоуны! Ныне я, не клон уныния.

Ну, клоны штампуют нуклоны. Ну, клоны они, ну клоуны!

Ну, клоны их, ну, клоуны их — нуклоны их, принимают вид ну!
клоуних.

У тебя глаза широки, но ты ими не окинешь ширь Оки.

Учи теля! — лозунг учителя.
Резка им со звуком резким.

Принимали вы шкалики, а за то получили вышку лики.

Разлетелись канцлера гены и явились канцерогены.
Сёрбали, а хвалили серба ли?

День был влажен, загнивал в лаже, был в неделю вложен и в
ложь жён.

Сказала змея: «Наше пение похоже на шипение».
Есть табель, а есть та бель.

Глаз подбит, он, стал цветом под бетон.
Об этом ты говори обетом.

Ах, восстанье это хвастанье?
Слушать пора дуэт и дуэт нас порадует.

Волк, по округе рыская, говорил: — Не люблю риска я.

Ус коренья, для роста ускоренья.
Я Нелю била, я её не любила.

Застелю тропинку я дёрном уже — она ведёт к реактору
ядерному же.

Камни мнёт удаль, ну а мне туда ль, лучше дайте мне ту даль.

Этой особочке расскажи о собачке.
Как телке запечь пирог в котелке?

Призывали мы к порядку: каждому полоть по рядку.
Это мыс его — смеялись мы сего.

Всех «Утя» жалела и неизвестно от кого утяжелела.
Ум «акулы» туры на макулатуру.

Краски выньте рисоваться и ними будете вы интересоваться.

Ну, идею «за» подали, чтоб глаза не западали. Идея запада ли?

Чему пол учится, если пол лучится и что с сего получится.

Как грибные зачались зла споры и начались бестолковые
споры.

И возопят попы рая истину попирая.
От великого отвели кого?

Нет прока Лене, говорить про колени, это был прокол лени.

Не знали прок олени и камни зноем прокалены.

И кол лени ним колени проколоты, но рассказ ведь не про
колонны!
Шла, пела оды колонна — наверно от одеколона.

Свита алкоголика, была Алка голенька.

Венец святого лика, конец свитого лыка, зад свита оголи-ка.

Пил алкоголь Лёнька и при нём Алка голенька.
А ль кагала пьяна от алкоголя?

Вот ор лика летит от орлика и краснеет о, тор лика!

Вот как орлика опьянила водка карлика, а может, водка орлика,
опьянила вот, карлика.

Терпела и от карлика, терпела и от орлика, теперь то отвали-ка
от мала до велика, смотри! довели как.

Никто не просит гола сов и с голых сов не просят голосов, но
ждут гол асов.

Эти промыслы — разговор про мысли.
Эти пром. ослы — разговоры про мослы.

Пром. ослица вспоминала про маслице.
Упрямо ослица желала прямо слиться.

Но потечёт впрямь мазь лица, как рассказ про маслице.

Идёт часто там всё по частотам.
Девиз продавца пива: «Вся вода чай, чай.

Льются от смеха слёзки с очинят и чего только не сочинят.

Не настанет жизнь певучая, если даже подлить к пиву чая.

Для красоты добавим к пиву чая и будет жизнь певучая.

И ты не одичай, сочиняешь оды чай?

Эти калы — этика ли.

Не считать: судьбу за рок и встречать чистоту зорек, и прохладу
из-за рек. Он был зорок и взял зарок.

Кому на лице прыщи мыть, а кому палец прищемить.
Какой имеет вид рать, если её выдрать?

Игру видели! Игру выдели! И граф Итили писал графити ли?

А тебе сдирать граффити ли и тушить игры фитили.
Собирает бес козырьки в своей бескозырке.

От любви рецепт партийцу, рекомендуют — парте яйца.
Горло нетерпением певец натёр пением.

А вот к женщине пристав, руку к фуражке приставь, пусть
думает, что ты пристав.

Беспокоят нас роли, беспокоит нас ролик, какую играет у нас
роль лик?

Как привлекают нас ралли, но машины везде газом на с ралли.

Ой, да это яма ралли! Не читаю я марали — души там свои
марали.

Нам орали о, марали, а принесли омара ли?
Нам орали, сажей морды намарали.

Рассказали нам о ралли, там всё замешано на морали.
А я уздечку видел на марале.

Всё рассказали нам о ралли и сыграли на морали.
А у морали умора ли?

Как воздействуют на мор ралли воздух сажей намарали, что
отсохли рога на марале.

В крови мы руки омарали и нечего судачить о марали!

Но якуты судачат о марале: — «Смотри какие панты на марале».

И чукча едет на марале, и ни какой ему морали.
Есть мораль у мира ли?!

А он жить умора ли, у холодного, у моря ли?
Как любили умы ралли.

Как там асов умиряли.
Ну, а глупые умирали.

Есть эффект у дали, слишком много удали, её как опухоль ты
удали.
А виноват Иуда ли? Глупость эту и удали.

Спроси ты это у Дали.
Как беспокоили ту — дали! А послали вас туда ли!?

Заработал на буме ранг, но зло возвращается как бумеранг.

Ох! эти кабаре, а этика бара.
Вылетал яро мат как особый аромат.

Заучил мерзавец, как попка-ара мат, теперь у его слов особый
аромат.

Не несёт вину ж день, что ты пить вынужден.
Отдавал вину ж день, а говорил, что вынужден.

Не несёт за тобой вину ж день и ты не говори, что пить
вынужден.
Он вынужден отдавать вину ж день.

Можно душу школить!
Можно даже шкодить — исказил Яшка лик, наполняя шкалик.

И он водочки казашке лил так, чтоб мозг зашкалил.
Как ноли очки блестят от наливочки.

Она ли в очках, которая говорила о наливочках?
О ноли в очках говорят о наливочках?

Носил он её на руках.
Но разве от ношения возникают отношения?

Ощущаешь кайф точки, сидя в модной кофточке.
Кайф точкам диктующим силуэт модным кофточкам.

И я вижу, силу эту создают силуэты.
Кто кого насилует, накинувшись на силуэт?

Я тащу насилу эти силуэты, силуэты.
Ощущают силу эти силуэты, силуэты…

Сила эта в модных силуэтах.
Отрази силу эту в модных силуэтах.

Сила это мы, сила это атомы.
Расскажи о том, как сияет атом!
Это атомы, а то мы!

Сказал пли ты и стрелял в плиты и не требовал палаты за
бракованные платы.

И из древесной плоти вязал плоты.
И за плоть ту плати.

И те плоты требовали теплоты, но был трепло ты, и пропали
те плоды.

Он как водится, журчит как водица и были поводы, ходили по
воду, и ходили на поводу.

Любой повод дурь — сказал поводырь.
Пустота повод дыр — сказал поводырь.

Был повод им и мы глазами по воде поводим. И не наслушаться пав од им.

Ушла под воду подвода, а под водою не поедешь подводою.

А плот, чей то оплот? А плот везёт чей то плод?
А плот хранит чью-то плоть.

И плот может даже плыть, и может отплыть от плит.
Кругом плиты и командуешь пли ты.

Плети-плети как сплетни про плиты их хорошо проплети.

В гранитные в плиты память вплети, скомандуй плиты.
А мысли как плети, за память их плата.

О, плита! Ты жизни оплата.
И вопли там — вопль летам. В лета эти вы влетаете.

И капли в ухо как оплеуха, а я плыву ха! пока лавуха.
От оплеух он в воду плюх.

А я сплю с чем? Я сплю ни с чем, я сплю нищим!
Да сплюнь ещё! От зла добра не ищем.

Глупость даже за плату, не наложишь на неё заплату.

А ты сочиняешь куплеты, за каплей капля кап-кап лети.

А ну давай сплетни плети! Сплетни это наши плети.
Капли бьют как плети, ледяные капли эти.

А дерево спит обвившись с плющом, а мы спим о подушку нос
сплющим.

Как она заметила, все неприятности из-за метила.

На бале маскараде маски там и музыка жужжит москитом.

И барышням кружили мозги там, а после бала брали мазки там.

Ну, не прописывают мазь китам и скитаются умы по скитам.

И забивали мозги гидам, тем, что досталось от масс китам.

Кушают пасхи там и отдают там пас хитам.
И то скиты полон там тоски ты.

Видели мы скиты, как дно мыски ты, кусали нас москиты и
сдавал потом мазки ты и заказывали мазь скиты.

Не требовали ума скиты и люди были не скоты, имели ум
аскеты.

И бьёшь под зад только с носка ты, такая сноска — бить с носка.

И имел ты с нос ков, потому что бил с носков.

Он, у, строен! Он сел в Ситроен, а друг пил ситро эН, так друг
устроен.
Да в Ситроен, воткнул все трое эн, тройник там встроен.

Пост строен, по одному построен.
Хорошо они устроены — накрутили те на ус трое Йены.

И чего они удостоены? То Удо ста Йены.
Плати, уехав в неуд о, сто Йены!

Разбились, ударившись о пол очки, как теперь читать о
полочке?
Рассказ о полке, лёжал на полке.

Ибо пахаря помещик бьёт и бонза по харе.
Тащил он провод с ЛЭП — охранник видно слеп.

Говорят: «С липой та приходит слепота». И это лепота!
То лето пота.
И говорил он слепо той: — Что делать с слепотой?

Если человек говорит, что он слепой, то он может быть и с
рябиной, и с берёзой, а не только с липой.

Человек с липой всегда слепой.
Слеп он с лип.

Не быль месса не понял не бельмеса.
А тоска по опере «Тоска» А кому игра то СКА.

И то скалы и таскали. И тоска ли? С кем таскались?

Задета до писка — такая дописка, а может от писка такая
отписка?

Мы жизнь изучаем, мы тепло излучаем, надоели и злу чаем.
Говорил босс им: — Я пойду босым.

Смотрю на лик, он по форме нолик.
Напоили Изю чаем — ёмкость Изи изучаем.

В цирке он увидел на шарах отца и потому начал шарахаться.

Тошнило от жира фу! Ты увы похож на жирафу.
Заполни ниже графу и документ отправь графу.

Для жизни это минусы, когда торчат мин усы.
Ой! поют как они и ржут как кони.

И мир кипит от них как улик, и нам охотится — акулить, и на друг
друга каку лить.
Я вижу лик, он в яви жулик, ему хватило уж улик.

Женщина хороша на лик, но что делать если в кармане нолик?

Расскажи об единице!
Не пора б объединиться, чтобы кушать объеденице.

Боль Лота жизнь-болото.
Проба Лота рассказать про болото.
Выиграл за балл лото.

Идёт нам с Канн дыр уют, об этом и скандируют.
Его проза бал, он в ней и прозябал и жил прося балл.

Диплодок. Это что тип лодок?
Пузатый ноль мечтал об единице.

И стоило им объединиться — не жизнь стала, а объеденице, и
эта сплетня объедет Ниццу.

Видел во сне ту, а вас нету.
Эти странные снеги его мутило с неги.

Снились во сне гаммы, сыпались снегами, вились во сне йогами
с томными с негами.

И мы поорём упаренные паром, где же наш паром, не описать
пером.

Кто-то стал там пэром, а кто валит лес топором, кто рыщет
тапиром, а кто с бывшим тапёром топит ром.

А он спит с пером, бредит Шекспиром, У кого шок с пира?
У простушек с пэром?

Языком плети, то что сдвинул плиты, язык свистит как плети
им ложь свою ты оплети.

У собаки калы белы, аж от самой колыбели, может быть от
колы белы эти Коли бели, если с колыбели эти Коли бели.

А из тенька два аистёнка, а с бука упала азбука.
Ложь втирай же в тираже.

Есть улики, что он ограбил улики.
От разинь рот разинь.

Смотри как люди валют в обменный пункт валют.
Она делала на Паску дела и всем напаскудила.

Увы, годки вы не ягодки, увы годки вы гадки!
Море марко? Мор — ремарка.

Не стели попону по коне ту, если её пока нету.
Суп с танцами — субстанция.

Он стоял гол у бочек, голубой мой голубочек.
Утром осветило ос светило.

Сука! Но мила, потому что деньги сэкономила.
Путь врага согнул в рога.

Нужен ли купле тест, как свинье куплетист?
Увы! едим, а там увидим.

Что сказать про бочку — надо вынуть пробочку.
На шару та наша Рута.

Всем благо приятные, если дела благоприятные.
Вот я с ним утром ясным, это уясним.

Испугала нас чета, клавши деньги на счета.
У Вицента нет, увы! цента.

Чистилища чище леща?

Расскажи же нам о Чили. Что краска жиже на моче ли?
Нет! Кисти в краску намочили.

А открыли истину нам очи ли? Ты можешь мочь или…

Надо Оле поставить крест на доле.
Надо, долей и не молись над долей.

Не ломай судьбу на доли подумай, а надо ли!
Красотою надели, дай земле её наделы.

Глупости ты не наделай — её богами не наделяй, задумайся на
долей и горы если надо одолей.

Красотою судьба её наделила и водочки Наде лила.
И она упала в надел ила.

У пса с луны не капают слюни и люди как поют слюни не
капают, пока им яму не копают.

Да и он не как поёт: ямы не капает, на мозги не капает.

Беру канистру я и подставляю туда, где у коня струя.

Выпил пиво канистру я и такая, что удивляются кони — струя.

Держали кони строй, пока сержант бегал за канистрой.

Закон и строй малыми станут за канистрой.
Законы строй, но их не спрячешь за канистрой.

Город из домов строй, само собой возникнет кап. строй.

Всё начиналось здесь с азов и Пётр, ехал на Азов.
Народ откликался на зов, аж до самых низов.
Ай, ваза кого — Айвазовского.

Христа личность — истины кристалличность, но слишком видно
церковных крыс столичность.

Сказал я дровам: — «Раскалить печи ядро вам».
Займусь я дровами, а пусть будет сдвинуто ядро вами!

У неё это принято за правило и она с утра кровать заправила.

За Рубиконом думал купить счастье за рубль эконом.

Из-за Рубикона привезена за рубль икона и купили за рубль бекона.

Приказ убей Рите уберите.
Её за ногу берите и быть на губе Рите.

Призрите приз Рите.
Тор жест твоим, что торжество им.

За торжествами как затор жест вами следует за торжествами.

Как затор жест твоим и всё за торжество им.
Этот тор — жест вам, по вашим торжествам.

Наваждение на вождение.
Заново ж день и я голосовал за наваждения.

Снова ж день и я смеюсь с наваждения.
Снова ж день и ем вместе с наваждением.

Растёт у хора шея, артисты от жира хорошея, поют только
хорошее.

Разве поёт хор о шее, да ещё хорошее.
Беспокоились за чело которое зачало.

На чело сошло начало и ерундить начало.
Она наложила руки на чело и это было начало.

Она говорила: — Непонятно как зачала, — и беспокоилась за чело.

А ты ведь знаешь чело? И чтобы это значило?
С ночи ли начались сны Чили. Да с ночи ли всё начали?

Да сыночек виновата синь ночек. Зло за чело заразу зачало.

Наши, увы, доли и мы увядали.
Наша, увы, доля что жизнь увядала.

Увы, дали мы увидали, но мы увядали, ему увы дали.

Ах! вы дали, что видали, то выдали, кому вы дали счастья-доли.

Кому команду дали: — Его удали? Выполнял приказы Исуса — Иуда ли! И у написанного нету удали, и ясности нету дали.

Они пили чай на Лиле, потому в кровать налили.
А чай то попе ли? Говорят, его попили.
А мы уже чай налили, полежали на Лиле.

Вот растёт поле жали, вы ленились, полежали… ну, а поле —
поле жали?!

Какие строит виды рай, ты их с души не выдирай.
Боже истиной веди рай, а плевелы выдирай.

Грядку сам полит замполит, он лучами славы полит и салют
псам палит.

Знаете ли вы! Какие они львы.
Лучше не лезть во льва, лучше лезть в Вольво.

Не называй на вы долю, что напоминает на вид Олю.

Видишь, доля сидит в идоле, вы что такого не видали?

О как прекрасны Невы дали и как жалко, что не вы Дали, но и
хорошо, что вас не выдали.

Её не взять нахрапом!
Ах, рапа солёна, для арапа и не поможет от храпа.

На деле — плащи надели.
Как пьянит водка тёлок, что не варит котелок.

Впечатления на троих, увы дели, они такое увидели!

Много у нас морок, к тому же насморок.
У нас мерка в Руре жижа насморка.

Когда смеркается он с мер кается.
Не дара аз умение, а недоразумения.

Не дар азу мини я.
Она не выбрала не разу меня и это её ситуации неразумение.

Её не раз имели, но не разумели, а торт сразу умели, это они
сразу умели и оказались у мели.

Что он мог не раз уметь, так не выиграть не разу медь.

Он признавал приз на вал.
Замы Колымы — историю замыкали мы.

Замокало, замыкало, приставал зам и к Але, а она у него
перстень замыкала.

Верьте ли, не верьте ли: девки задницей вертели, как будто
жарились на вертеле.

Верьте ли не верьте ли у нас украли вертели, на которых мы
шашлыки вертели.

О том мания, что был у атамана я.
О том мания, чтобы жила страна атамания.

Знала о том она, что есть любовь у атамана.
Слетала лести с Ата манна как мат с атамана.

Темень гор ночная у гор Ниццы и с гор лица говорят вкусная
горлица.
Вкусная, вкусная — почувствовал вкус сна я.

Шишки вас производит ель — сказал звуков разных
воспроизводитель.

На заре той — Назарета, на Торе на зарытой, пляшут люди
изуверы.

Крутятся азы сферы и всё без веры, и все без веры.
Из уверенности на плечах изуверов нести.

Если осеняет, то небо синее, не босс не её, небо осеннее, это
не Босния, да и босс не я.

У телеги оси ноют и часто мелодией осиною — осеняют.

Почёт Веркам по четвергам и чёрт вверг в гам, сел верхом,
проехал фейерверком — чёрт вверг нас в четверг.

От нагара же нага ража на гараже, у него рожа у шлема в
огороже во власти горя уже.

Имеете визу вы? Нет! Так вызови своего визави.
Посла вызовите, потому что нужна виза Вите.

В вине гроты, видали остатки вы нег роты, распарены вы
нагреты, а в голове то винегреты.

Зови негра там застанешь за винегретом, он за вину взгретый.

Это вина града, что нет винограда.
Получили вы награду — гроздь винограда.

Она, что вы наг рада, для неё вы награда и это творит сок
винограда.

Ясно с доклада — не хватит оклада доехать до клада.
Ясно с доклада — не любила дока Лада.

Кто говорит, что мир одно — розовый, а кто говорит, что мир
одноразовый.

Перешли три степенных через три ступени, за кусок кишки — за
триста пени, пускают пену степени трастов пенных.

Нельзя стоять Коле у колыбели, ведь пошли у Коли бели.

Про цэ дура сказала — процедура.
Не имеют ума «хорьки», находя вкус у махорки.

От махорки вдаль блевают и другим курить вдалбливают.

Какие запахи у махорки в чане, такие запахи выделяют не
имеющие ума харьковчане.

Называйте на вы Катю, у неё ведь брошь на выкате и привейте
вы Кате — навыки те.

Обратитесь вы к Кате, у неё от ожидания глаза на выкате.

Удивила нас эра, упала на сэра, а сер был очень сер.
Удивила дама нас с Ирака, у неё такая…

К Лёве Вера вынырнула с клевера и подумал Лёва, что клёва
Вера.

Бес тешится ног сверкою, задницей сверкая с Веркою.
Есть чертячьи сферы, так выходит с веры.

Я тебя целую и хочу видеть целую.
Он колбасу купил целую, за это я его целую.

Во рту не сыро у нас от сыра — любил присказку вор ту.

Отдавал предпочтение актёр пению, но слушать это относилось
не к удовольствию, а к терпению.

Этот демон стран акция или силы демонстрация.
Портит сев эра, когда ветер с севера.

У зелья не развязал узел я. Брюки ужу ль я у жулья?
Не развязал узел я! Какая власть у зелья!

Завидовали инока шёлку и променяли на кошёлку.
Больше Вика не любит большевика.

О! какое око надо, чтоб судачить о Канаде.
Дано такое око Наде, чтобы судачить о Канаде.

Она выла-выла: «Зять» теперь черти, увы, лазят и схватился за
вила зять.

Что-то внутри у зама икало, видать замыкало, после того как
она, его перстень замыкала и набрались замы кала.

А она за мак ала и построила замок кала и на винах замокала и
как зам окала.
За деньги привыкал, что прав и кал.

От кала Риты такие колориты! Во, кал! устроил вокал.
Лакал и алкал.

Чтобы душа в мирское болото не грузла, не вливай в себя груз
зла.
Как увидел нас Марк, а у нас насморк.

Какая жалость, она к другому жалась.
Можно узнать и злобу у знати.

Собираем мы вокруг нашу знать и хотим её правду знать.

Какими свойствами вы их наделяли, что в штаны наделали.

Пошли они, надело ли и в штаны наделали?
У Валентины наелся увалень тины.

С рассказа, с выдуманного, сыпалась мука — с виду, манная.

Не нужна Наде Вяточка она села на Девяточку, а на деве точка,
где делать надо выточку и вставить надо веточку.

Как вы рачки заработала Вера очки.
Это вера очка утверждала Верочка.
Вы рачки вдули Верочке.

Сначала задницу прощупают, по морде дам, прощу, поют.

Раньше девушки были барышни, а теперь — барышницы.
Барышни любят барыши и барышников.
Взят барыш ней — барышней.

Достал пот Ольку — мы на верхней полке, по потолку попой
потолку.
Не имел папа толку, так чего гарцевать по потолку?

Кому сан дали, кому сандали.
Кому награду от Канн дали, а кому кандалы.

Ему имя Иван дали, за ним бегут скинхеды и вандалы.

Шуруй Иван до Аллы.

Ты слышишь зубов лязг Инка, это мы пляшем лезгинку.
Он к ней лез и сгинул от рук лезгина.

Он целовать лез Генку, чтоб танцевать с ним лезгинку.

Вымели сор Бонна из университета «Сорбонна».

И всё на радость Бурбона, в голове трещит бур Бонна.

Они пришли пажи Вани, а морды пожёваны и принимали они
позже ванны.
Я с Иркою глазами зыркаю.

В монастыре поговорим об этом, об этом поговорим с аббатом.

Что не хватило обета им и мы теперь там обитаем, и наши души
обе тают.

Рассказывали по три о том, как атом был патриотом.

И пели каждый час по трио там, пели славословия патриотам.

Как выпила бригада политуру, замычало поле, стало подражать
поле туру.
На сельхоз. работах.

Быстрее стадо погони, уйди быстрее от погони, ведь мире
полно погани…

Не играет Паганини. И души перепоганены, в погоне за нами и
за погонами.
Бога запоганили и под сапогами ныли из-за погани ли!?

От сапа гомонили, била сапа и слышен гомон Нила.

Под тамтамы гамма ныла, на тот свет она манила, испугалась и
Манила.
Вот и плоть ума ныла, ту манили туманы ли.

Добро Нила, добро Нила — вся Европа до бранила.
Вам рассказ о брони ли, там где совесть обронили.

Расскажи будь добр о Ниле, там где мир весь до бранили.

У беса дуэт или он с кем беседует?
Теперь бес в аду мутит там воду!

Я к тебе бес еду, записать беседу, кушал бес еду, не вникал в
беседу.

Не всегда судьба все за и против взвесила, но поспешила
сказать: — Зови сила! Я от тебя зависела и глаза завесила.

На собрание зови село, выберут кого — от них зависело.

Не чисто там и рады нечистотам.
Она ему не чета и он ей не черта.

Чертог- чёрта итог. В сквере дочерь та послала до черта…

Кому карту, кому пирог ко рту, кому муки арта, кортит нам и
карты нам — картинам.

Когда мечта тельная — община мечтательная.
Мои дела все свершены и я недавно слез с вершины.

По давлению сверь шины, а то ехать нам с вершины.
Вид у султана — зверь жены, дела султана свершены.

Бедность на черты ли бледность начертила.
О, чертило — бедность круг очертила.

Мы всех зарежем, кто за режим и проблемы, дружно за! решим,
и может быть согрешим, если из-за чего-то там сох режим.

Отче ты прими отчёты, отчёты эти от четы.
От чётных чисел, по чётным числам.

Почётное место, почтенные лета.
В общем по чётным числам занимал почётное место.

Пром. эра устроила промеры. Впрём эру в премьера.
К примеру премьеру показывали премьеру.

Не стреляй глазами по поездам, даже ели в окне увидишь по
пояс дам.
Он увидел по пояс дам разъезжающих по поездам.

Шёл по меридиану мерин Дианы, с ним помири, иди Анну и
спроси: — «Кто мэр Индианы?»

Лестница — девица льстящая начальству.
Лестница использовала для восхождения иерархии лестницу.

У святых там совет — кто гнездо в раю совьёт.
И на что сове то, что делать с советом.

В кофточке свитой ходит святая со свитой, радуется молитве
свытой.

Душилась с мала духами и бесилась с молодухами.

И не считала смолу духами училась смолоду хамить.

Смолоду хамы общались с молодухами и могли смалодушни-
чать и потом как смалу начать.

Эти что матёры издают мат эры.
Я её целую смело целую.

Целую смело дикую, да ещё с мелодикою и ветром смело
дикую.
Напой смело оды ей с мелодией.

Клоуны не я образовали калан уныния и наяву ныне я в унынии.

Вьюга как по мелу по снегу помела, ей не нужно помела, ну как
она посмела, от кого пасс имела?

Я носом соплю глотая соплю. Я ноту си пел и носом сипел.

Я пойду по милую, кого надо того помилую.
Скучаю по холоду, по милому, ну дай помело ему!

Все косточки перемыл им, но показался им премилым.

Но не страшны игре мели, тарелки бились и гремели, а души, и
грех мели икс, и игрек имели.

Прибавилась к игре медь, теперь будет шуметь и греметь.

Она лежала в позе лень — она вчера ходила по зелень.

Жар у измора, а не прохлада из моря.
Допускают много измы ора, так орут, что до измора.
Изм плюс ор получается измор.

Пьяны бандиты с винца и бросают взгляд свинца.
Тут маки и у девок тумаки.

Светились кристаллы — на вас нет креста ли?
К ристалищу добавь кристаллы ещё!

И водку хлестали, по морде хлыстали.
А книг не листали, пылать угли стали.
И тени в углу ста ли, а слизь как с глиста ли?

На поверхности стали, заглохли уста ли, что болтать устали, о
количестве стали?

Вижу босса ножки, вижу босоножки. К чёрту босса ножик!
Прах остался от босоножек, их искромсал беса ножик.

Но это не босс он, а ЖЭК. Снятый босоножек.
Счастье ибо сон ножнам — отдых босоножкам.

Слышь, пискучая! Просил чая и сахара песку чай я?
Пёс кучею — вывел из себя пискучую.

Я с далека писку чую, давай её сюда пискучую.
И эту, ту, в паху чую, эту — ту пахучую.

Что там пишут папирусы, что надоели папе русы?

Он полирует по перу усы, так разве скучают по Перу русы.

Папиросы, папиросы надоели папе росы, он желает пира сам,
но не папиросам.

О, кавалерия! Услаждала око Валерия.
Говорили о кавалере, что подбил око Валере.

Бочки винные за пьяниц не винные.
Думал иначе лось, тут и началось.

У них такие страсти! На друг друга могут пепел стрясти.
Такие страсти сошёл с трас ты.

Бурлят как закон страсти, выдавая муть за контрасты.

Когда собачью морду вижу на обложках, я сразу думаю о
блошках.

Он зубами стучал об ложку, изучая страшную обложку.
И руки вытирал об ляжку.

А сколько в пузе рек течёт в пузырёк?
А сколько в попе рек течёт поперёк?

А в попе рок стоит поперёк и что пророк, прорёк про рок?

А слово «Рык» слилось в арык, как песня со слов Варек.

Даже слово рык записано в словарик.
Устроил вор рык, тот, что попал в арык.
Под аркой рык, не быть яркой варке аркой.

И зачем соседу варку устанавливать под арку, какого ждать от
того подарку!?

Кричал на парте ты: — Ура! Парте тура, парте тура…

Вот такая партитура.
Дочь и ты, ехали до Читы.

Так носилась по пирам Ида, что взобралась на пирамиду.
Папу раем мы попираем.

Нет, папе рам, он ходит по пирам.
Не установили папе рамы, с ним ходили по пирам мы.

Грозили папе раем мы и теперь мы им попираемы.
Идёт за валом вал и это сплошной завал.

Кто забастовку организмвал, тот их и в органы завёл.
Морга низа вал, но кто оргии организовал?

Хоть врач от больного не отходил, он больного не отходил и он
постепенно в лучший мир отходил.

Они одежды его поносили, а потом его поносили.
У них понос или говорит пан о силе?

И будет Неман литься и будут лица не молиться и на безобразия смотрят немо лица.

Отнесём до Капицы, где докаптится доки птица, а позже
принесёт дока пиццы.

Чепуху нёс об разных — несообразно и то не особ раз но…

Ухажёр не обнимает, а лапает, в то время, когда Алла поёт.
Низко Алла пала вся шпана её лапала.

Но раскрыла Алла пасть, а язык не пальчик у неё, а лопасть,
ведь Алла поэт, стихи не пишет, а лопает.

Это приняла за клей Мила, а потом его заклеймила.
Не принимай за клей мыло, так она его заклеймила.

Больше в нас метану, чем денег на сметану.
Смета нам с метаном не даёт течь сметанам.

Смета сметана — будет завтра коту сметана.
Хозяйка смет она и бела как сметана.

Не нужна лести мастика! Зачем сор нам мести -ка?
И кричим свет туши — мистика.
Заварили души мы стыки.

Бились волны о перекаты, мяукали в опере коты и шипела как
река ты, от рэкета издавала рыки ты.

Погряз в русском мате Реал — в нём он искал материал.

Мы приехали почти, не забудь: родителей почти и почтальона
с почты, для того готовил спич ты.

Разве может сов вещание проходить на совещании?

Может только совещание решить: кого с кем совокупить, а кому
совок купить.

И что может асов окупить, не водить же асов в Оку пить.

Мир надо с вод начать, а потом уж сводничать.
Я души с вод не чаю, волну с волной сводНичаю.

Чтобы иметь закус с водочкой, надо обладать утешительной с
водочкой.
Обладает свой дочкой, если подошёл к отцу с водочкой.

Плод вышел с вод дочкой… Я же говорил: — Не балуй с
водочкой!
Закон траста плата за контрасты.

Создаёт на контрабасе нота ре гул, а Иван на звездолёте летит
на Регул.
Ушла в Ригу лира Вали её там регулировали.

Набил на заре гули ров Алле, так движение регулировали.

В жертву голубей пара давалась и она этому порадовалась.

Он сказал: — Если можно порадоваться, значит: пришла пора
даваться.
Порадоваться — выстраиваться на парад.

Ему сказали: — Не греми. А он ответил: — Негры мы.
И получаем приз не Греми.

А это не гром, это стук издаваемый негром.
И я негру мил, он меня не громил.

Его спросили: — На лице у вас не гримы?
А он ответил: — Негры мы.

Произнёс слова и оба бранные, когда пришли друзья бандита-
ми обобранные.

Дочь у Дика небезразлична до чудика. Да чудика дочь у Дика.
Хочу дико дочь у Дика чудика.

Пить виски со льдами, сразу увидишь соль дамы и что
положительное сольдо мы. Соль дом со льдом!

И музыка соль, до, ми, и развратные Содомы, и убитые Садамы, и фурии террора летят садами, и наполнен Земли сад адами.

У Марины юмарины, у Маринки юмор рынка.
Асу б Марину променять на субмарину.

К асу принесли бы кассу, а не какого то там бекаса, надоел бык асу, потому что боится бык осу.

К асу принесли косу, воздействовать на асу, которая ковырялась
в носу. И ас сказал: — Закон внесу! — а внёс осу.

Ему сказали: — «Хоть в облаках пари, но не держи глупое пари,
не раздувай пары и не имей глупой пары.

Имеет образ та ли или подробностями её черты потом
обрастали? А когда Обь растает, она легендой обрастает.

Это ли вред актёра — кидать помидором в редактора?
А в Торе поставили крест на авторе.

К чему рассказы о тундре, о марале, когда гады двери туалета
О марали, ну, ни какой у них марали.

Он на того внимание обращает, кого в свою веру обращает.
А имеешь образ ты ли?

Или мифом его обрастили — такой метод, такой имеют образ
Стили и ты начальнику ковровую стели.

Какой чудесный выбор — купили вы бор. При бор на прибор.
Палатку оборудовали, где во бору давали.

Рука у стана вилась и теплота установилась, уста на уста
навились и отношения установились

У стройного стана выправка не полевого стана. — У стана ли стонали неустанно? — Может быть и не у стана!

Где у стана вылаз, может там выл аз, что пялишься неустанно,
а это не уст тайна.

От плача уста навылись и мосты рек у ста навелись, и мысли у
ста навились.

Обоз на чай янтарём обозначай.
Не напускай ос на чай, сеточкой его оснащай.

На каких языках вещая вопрошает задача вещая: — Каков в
жизни вес чая?
Задача вещая — каков в жизни вес чая.

Хорошая вещь чай, ты по радио о том вещай, о природе вещей,
о старухе вещей, зловещей, неизвестен вес чей.

От природы зловещей исходит зло вещей.
По воле случая даю ослу чая, с ослицей его случая.

Что за странность в атрофии?
Да то не странность, а курила «Ватру» фея.

Коридор ось лицея и знаком здесь с каждой ослицей я.
А с лицея шёл с ослицей я.
Изменился в лице я, имея грамоту лицея.

Словесные затупились об босса сабли Вали и её в спец.
комнате обосабливали, а сами на босса блевали.

Пили у босса, у босса блевали, потому от других их
обосабливали. А боса били, тем и обособили.

Думает ли голова о кружении, о плохом окружении?
Находят думы о крушении. Ах, эти кружки, ах эти кружки!

Как с шёлка сплетена кошёлка. Что наелась каш ёлка?
Важна полнота кошелька!

Он мечтал о круче и был он всех круче. Я думала: — Его я окручу.

А он ударился башкой о кручу а его ложью окручу и по нём псалом учу. И задом на сеновале солому мучу.

Ситец сам не окрасится, проводница не окрысится, почернеют
охры ситца, не получишь грош с истца.

Его дама не гадала, его дама негу дала, его дама не гудела, а
пускала негу в дело.

Его дамы спят неделями и годами, вот такое иго дамы.

Тень от ночника пала, чтобы на мозги ночь не капала.
Смотрю огорожа, а в ней ого рожа!

Влита память в лета.

Не ругай директора за мослы это его зам ослы такие их
замыслы, зашли мысли за мысли.

Про фес и анналы! Я думал там профессионалы, но там не
играют по нотам.
Пана там поносили по нотам.

По мерке свет померкнет, а мерок нет — одни помарки.

Жену, но чью!? Вели сегодня ночью.
Мечта теля стать другом мечтателя.

От кого запах парит вином, тот спотыкается по рытвинам.

Сказали вы мэру, что приняли в меру. А как зовут его в миру?
Изменили мы эру? Да не порите вы муру.

Машина выбила… бац… нули… и его по карману бацнули.

Вошли вопли в ухо и вылились в оплеуху.

Ему уход не уделялся и он уделался.
Он у дела своего удела.
Если ты нитку вдела, то пускай иголку в дело.

Слёзы дождя окна до мочили, окна дома очи ли?
Анекдот дома о Чили до мочили, а это им до мочи ли?

Хватить! Ты был всю ночь нем, давай петь начнём!
Но чек был дан через несколько ночек.

Ну, клон! Пустил нуклон. Ну, клоун! Под уклон падёт клон.
На клон нашёл наклон.

Вот подхалим, а вторит это, он под каблуком у авторитета.

Подхалим, а вторит тет-а-тет, если того требует авторитет.

Есть авторитет и автор идёт.
Голод не автора тётка, чего его спрашивать: — Авторитет как?

Сколько надо смол лодке, чтобы не течь от слёз с молодки.
На дело подколола, на деньги падка Лола.

Этот зал от чад душный, этот парень отчайдушный.
Этот дом отчий душный.

Себя обреки говорить об реке. О берегах, о бригах и о тех оберегах.

Ох, у этой ноченьки сексуальные начинки.
Причём: мужчины начинают и женщин начиняют.

Тарахтело на тарах тело.
Разве каются, когда развлекаются?

Вы были и выбыли и не писали вы были. И мозги вам выбили, попробуй это выбели.

Вас увы не семь вас вынесем и вы не суть вас вынесут.
Побывали в Инне семь и мы столько вынесем.

О круге говорит округа. Свой круг они готовили к ругани.
Пухла с пира жена ого! и с пирожного.

Ура! тушу отвели в ратушу.
Не положишь в рот тушу, но посадишь мэром в ратушу.

Славил асом! В слове ль асом?
Словлен ль асом, вместе с ловеласом.

Сказал ему, чтоб он ловил, а сам, пошёл по девкам с
ловеласом.
По весу повеса искал повесу.

Возносилась слава асом, утверждалась с ловеласом.
У ковбоя лове лассо и напоминал он ловеласа.

Молодка всё пустила с молотка. Мол, лодка плыла молодка.

Родила меня мать в сено родная, это была ночь всенародная.

Кто видит в колючках недуг розы?
Не зная, что они для защиты, в них нет угрозы.

Видел недруг розы — в её колючках недр угрозы.
Не дуги вызывают недуги.

Краденых роз гаммы отливали розгами.
Беспокоят масс гамы, тех, кто не думает мозгами.

По Руси совесть ты потруси и забегают Петруси, и польётся пот
Руси. В пору си, не всё так ясно по Руси.

Росы, росы в росах розы, аж не верится, что существуют грозы.
По прозе оторвал шипы поп розе.

У Россов угрозы, у Россов УГ розыск, ты думаешь друг, розы не
боятся грозы?

Боль ночная — койка больничная. Горе ночное — горничная.

Не поможешь горю не чем, хоть лети Горынычем.
Горе иначе у Горыныча.

Крипто — тайный по-гречески. Вот с крипто скрип-то.

Так вот криптограммы — выпитые в тайне под скрип-то граммы.

Любила за бани попа, Рим, там сам хозяин сказал: — Мы тебя
попарим.
Под попа арии ли, там тебя попарили!?

Принесли ноты сыну с Аиды, а он на них чертил синусоиды.

Пока мы строй изменяли, жёны нам изменяли.
Тянули жилы из меня ли?
Спрашивали, боюсь измен я ли?

Но река мира журчала, как нота ре кумира и вот на таре лежит
кум мира.

Я знал кумира ранее и видел его умирание.
И как относишься ты к умиранию кумы ранее?

И протянула Ната руку мира и повалила на тару кумира.
Довольны все мэром и мы всемером.

Хороша всем эра — у неё одна, для всех мера.
И из-за этого все меры не увеличили всемеро.

Слышны вздохи мера, мера, а оказалось она вздор — химера.

Всё Мери к нам не принимает все меры.
Хороши всем эры, но не приняли все меры.

Видели вы село? над ним небо высило.
Разве сила уши развесила?

Раз в селе весело, эхо над крышами весело и чего та сила
весила, когда община весела?

А вот весело и бьёт по воде весло, и радугою красота висла,
ведь это Висла, это Висла.

Разве село уши развесило? Жить в селе раз весело?

Разве сила на чужое губу развесила, разве отвес сила или
поклоны отвесила?

Он вышел в сад ныть, ведь душа его саднит.
Ой, раны души чего садните чего опутывают сад нити.

Бывает ли скрип очей у скрипачей.
Стоял у скрипа чей и ловил скрипачей.
Иск репы чей?

Парк это не пол для паркета. И без совы в лесу крики бесовы.

Подругу в лес завези покажи ей завязи.
Поплачь все дни ка, за дни всадника.

Досталось при тех не куме, что работает при техникуме.

Не стыдно за тех никому, особенно за тех, кто курит по
техникуму.

Досталось за тех не куму, а дежурному по техникуму.

И досталось потех ни кому, невесело было и дежурному по
техникуму.

Как отнесётся техник к уму, если ему дать знаний по техникуму?

Огонь… о ближе… о ближе… гляди: вот пятки оближет.
О, ближе, ближе, ближе те!
О, подхалимы вы и пятки оближете!

Не давал предпочтение отрок Торе и мечтал о тракторе.
Но ты не говори, ври, актеру, не дай вскипеть реактору.

Там кто записан в акте эры? Счастливчики, попавшие в актёры?

А не сидящие унылые вахтёры.
А ты ври-ври-ври актёр, и превращайся в реактор.

Не рассказывай об розе нам как этим образинам.
О, дол лжи — вашей правды одолжи.

И что тут вопрошать и не чего воображать, слюною вашей, что
тут чтоб орошать.

Но что начали вы плошать — спрашиваете: — Выпь лошадь?

В руках крутили они мел. Он онемел, потеряв всё что он имел.
У доски в руках у Ани мел, но язык от страха онемел.

Хотел многое он иметь, хотел иметь он и медь, но смог
окочурится, и онеметь.

Рожи да маски в этом Дамаске, сдавала дама мазки — не имела
дама мозги.
Разве в Дамаске это дом аскета?

Разве вся имеет тварь рыло, разве всех природа с рылом
творила?

Отношение к ругу, когда он идёт по кругу.
Разве от ношения на руках возникают отношения?

В сон впасть — провалится как в пасть.
Продукты припасти — пригодятся при пасти.

Буром не при пасть, что к земле родной мне не припасть.

Можно зло припасти, ведь всегда оно при пасти.
Игру пасти и грубости.

Понимаешь игру босс ты и говоришь глупости и грубости.

Есть вице-президент, есть вице-адмирал, а вот вице — рука, это
та, что в рукавице.

И принесли отрез вице, может вице отрезвиться и не будет по
ветру отрез виться.

Кто загребает жар с топки, а кто на дне вонючей стопки, а кто
считает денег стопки и не вылезти им с болот, с топких.

После третьей стопки — брал руками жар с топки.
Всё сны! Заснули и врезались в сосны.

Не открывала уст троица, думала всё так устроится.
У кого троица, а у кого в глазах троится.

Такое устроим, прилетит уст рой им!
Получила приз троица, сумела хорошо пристроится.

Всех настроения поп лишит, если как леший попляшет.
Лишай его настроения лишай.

Не знали он леший ли, а настроения лишили.
Рубашку ему ли шили, плохо пошили настроения лишили.

Уже давно забыли все об ять, ну как же прошлое то взять
объять.
Забыли оба ять и как обаять.
Оба Яне говорили о баяне.
Говорил Яне я, что я не я.

Говорил поп лешему, что ты гладишь по плеши ему.

Вошь напляши танец на плеши.
Говорил пляши и гладил по плеши.

Он пристал к дочке просто к вашей и вылился на неё
простоквашей.

А я говорил секретарше, про сток вашей, что нельзя ли его сделать простоквашей.

Говорил это простак вашей, идём, зальём горе простоквашей.
Он говорил: «Я просто квашу».

С собой носил он простоквашу. И опозорил дочку простак вашу.

Во время еды он говорил про сток вашей, а он ведь не течёт
простоквашей.

Дочкою баловался простак вашею и запивал акт простоквашею.

Дали пистолет, раз им и они сказали: — Мы на повал разим.

Лапшу простак вешай, лапшу про сток вашей, что заполнен
простоквашей.
Так он обратился к секретарше просто к вашей.

А можно к маме, просто к вашей, прийти с простоквашей.

И пусть то тело пустотело, и называется оно пусть Отелло.
Не знал Отелло пусть отеля.

О, теля! Не знавшее комфорт отеля.
В отеле Отелло, о, тело в Отелло! Вот Элла… о, тело!

Она разбиралась в отёле, она была мастер отёла, об этом не
ведал Отелло.

О, дело от дела крутого отдела, отдел свиноматок — дошли до
Отёла.
А начальник отдела — всегда получает от дела.

И сторож отельный, просил кабинет отдельный, его кто
отделал?
То может начальник отдела?

Они все при деле ли? Шабашке ноги приделали… и это пределы ли?
И как вы это определили?

А любит пока Лена, тех, у кого по колено.
И эта дочь Лена не безразлична до члена.
Но видно по Лене, что на ней как на полене.

Он сделал с пира ралли и давай накручивать спирали.

Ой, что-то снится с пира Алле, а ей соседки, спи, орали.

Чепуху они спороли, брелок сделали с пароля, а шуты его
спороли.
Не разыгрывай, спи, роли!

И пошёл там спор Оли, и пошёл там спор по роле.
Эти роли все в Тироле не ити там в тир Оле.

А ей то снятся с пара Лели, с какой-то розовой, блин,
параллели.
Не пора ли, не пора ли это не пара ли мчится по ралли.

Сказал ветерок: — Мы прохладой рек веем и поём жаре реквием.

Сказал мороз: — Я холодом воду рек выем, чтобы всем была
зима как реквием.

По Гоголю исполненный рык Вием — напоминал реквием.

Рек визит и реквизит, рек лама да теля у рекламодателя.

Нарекла Мирою, так и рекламирую.
Нарекла мода теля и послала на рекламодателя.

Разве нужна реклама, да теля? Спроси у рекламодателя.

Течёт река мен давать и кому её рекомендовать.
Где рек визит, там мокрый реквизит.

Не видел ещё столько рек лама, а это реклама.

У нас весной был рек визит и затопило реквизит.
— Ваши реквизиты? — Какие ещё рек визиты!

Рек визиты это наводнение!
Первый же рек визит унёс вес наш реквизит.

Разве можно реки визировать и воздух реквизировать.
Я видел рек визит!

Река тащила реквизит: доски, щепки — снесла банк, наверно она
идёт ва-банк.

Глаз прорез публики нам рассказал про республики.
Лета ври, что пищат литавры.

Почему говорят, что у нас режим?
Потому что всех кто не выполняет режим, мы режим.

Мы голосуем за режим и если надо вас зарежем.

Что не входит в режим, так это только-то, что мы по сто грамм
врежем.

Изрёк лама, что эта река хлама есть ваша реклама.

Знал много рек лама, но не знал, что реклама это река хлама.

Ходили по этажу лики. Ну что вы это жулики.
Вы жулик, но не вижу улик, но вижу лик.
Бегал странный по этажу лик, наверно это жулик.

Оргии низменные — организменные.
Устроены оргии нами и нашими органами.

Мир простодушный хитрецам — просто душный.
Нас он наводит на сон.

Он так устроен, потому и строен.
С меха вытрусили много смеха.

Чиновники нас раздели, но, между ними ещё не всё разделено.

Была под знаком Люся, сказала: — Познакомлюсь я.

Сохнет во дворе портьера, её хулили два репортёра.
И стал новый порт эрой.

Не порть эру не подсовывай ложь репортёру.
Репортёры не хулите как рэп портьеру.

Не порть эру — не наноси кресты на портьеру.
Открыл рэп порте эру и он открыл это репортёру.

Сначала пули вой, потом след пулевой.
Мор злой шёл по земле мёрзлой.

Хмурь и дождь в лица непогодой могут влиться.
И зря дно он хулил изрядно.

Доставал стакана ты зря дно, ты репутацию тем подпортил
изрядно.

Сказал депутат: — Говорим мы речисто, что никто не остался в
нашем мире чистым.
Он взял голосом ре чисто и заговорил речисто.

Вы попробуйте, решите и при том не нагрешите, сколько дырок
в бюджетном решите.

Тебе Вита аминь — ты не приняла витамин.
Вы там Инна, вы для меня больше витамина!

Боялась Вита мины, восклицала Вита: — Мины не витамины!

Горят вот камины и вызывает водка мины.
Каменный свод каминный.

И собрались у жасмина и кричали: — «Ужас мина!»

Была у попа странная реприза — танцевала без него рэп риза.

Купили водочку да влили и над страной они довлели.
Кому поплачусь, если за содеянное поплачусь?

А я в жилетку вам поплачусь, надеюсь, за это я не поплачусь.

Растила как рожь Киева рожки Ева.
Обнаружена ржа в чине и вся страна в ржавчине.

И сказала, заржав Лена: — Наша страна заржавлена.

Конь не ржи, стоя во ржи! Это вор же прятался во ржи.

Из-за ржи и ты заржи.
Распадом ржа веет и страна ржавеет.
И ты не ржи, если ешь хлеб из ржи.

Когда роботы как кони ржали — сыпалась с них ржа ли?

Зори Аллы — пахать за риалы (она замужем за иракца Риал =
10 динаров).
Им вручили по риалу и приказали: — Пори Аллу.

Споры о! региональные всегда оригинальные.
Выиграл поп ризу по призу.

Телевидение региональное показывало реги анальное.

Ори Гена Алле на русском оригинале.
Это о Риге анналы или оригиналы?
По воду на поводу.

Проститутка говорила просто: — На меня спрос то и намекала
про сто.
Муза! Иск уст твоих — искусство их.

Она испита а не я — не прошла испытания, не вычеркнула водку
из питания.
Говорит она резко и всё о нарезке.

Видно по патриотам, как после гороха, исполняет попа трио там.

Ему до ритма радость дарит тьма. Дури тьмы, да ритмы.

Собирала Африка дары тьмы: дури, да ритмы.
До ритма Алла любви дарит мало.

Подвержено иску сало за то, что Украина его искусала.
Имела искус Алла — всех искусала.

Пори ту Аллу по ритуалу. Акт у Аллы, но, это актуально.
Рита Аллу приобщила к ритуалу.

Паранджою крыта Алла подготовлена к ритуалу.
Про пах Алы и как его пропахали и чем пропах Али.

Не выдержала акт риза, тот, что совершила актриса.
Жизнь — акт, трасса, подлая актриса.

Акт — три сою с актрисою. Акт риса исполнит актриса.
А к трассе хочется приблизится актрисе.

Ого, лавой — бьюсь о стены головой… очищение… акт риса —
жизнь подлая актриса.

Он не один акт три сам демонстрировал актрисам.

Дури дарим мы это ноты до, ре, ми, а ноты фа, соль ля —
последствие от фасоли.
А от фасоли пополнел фас Оли.

С кем установил ты равность стен и был при этом ревностен?

То сказано, что тоска зона в ней не хватает озона.
Не пела ре зона — не было резона.

А добывать его нет резона и началось всё с трезвона — пела
нетрезво она, ворчала язвено, для неё аз вино, для неё аз звено.

Ветер лепестки роз веет и по саду развеет, и всё больше
резвеет.

Сальная женщина это русалка или сокращённо русское салко,
а ещё более полная будет русала.

Естественный дар ум Яны, но он весь ушёл в помады, да
румяна.
На раз Свете сто грамм на рассвете.

Сказал поэт: Сколько я вру лет, но не свернулся лист в рулет.

Сказал повар: — Сколько я вру лет, что не кладу клад в рулет.

Как увидишь пляс Ани, плесни немного плесени и от души
плясани и пошли во пляс сани и летит вопля с Ани.

Пляс Аллы и тени плясали. Пляс сала это Алла плясала.

Пустилась в пляс Алла и это был пляс сала — сто кило его
плясало.

Видел вождя лени я он корчился от вожделения.
И вот дождались вожжи деления.

Воздыхают вожди ленно и вожделённо.
Теперь во, жди лени! Вожди ленные — вожделенные.

Вред акции видят в редакции.
Вред акции — наделали кучи в редакции.

Не колышет вождя Лена, хоть вздыхает вожделенно.
Что увидела в вожде Лена?

Расплавленный металл огненные искры метал.
Ситце сделанное из ситца.

Ощущала, кругом, риск Ала, когда милиция рыскала.

Юноша, а для родителей ноша.
Полон рот вина — вот твоя рытвина.

Дарит вино — вину да рытвину. Зарыть вину за рытвину.

Зарыт виной за рытвиной. В иной вспыхивает жалость виной.

Рукою, по боку, я тру бочку, скоро в тебя я вставлю трубочку.

Что сказать про бочку у меня там есть пробочка.

В его очах отсвечивал родной очаг.
Он не зачах там на очах.

Напои Динки зовут на поединки и ты песенку напой, если выпил
зла напой.

Сделал Сева оборот и открыли оба рот это же севооборот.

Пустили Севу в оборот направив на севооборот.

Дорога всё санная и пыль поднимается ею всосанная.
Вы с осанною с пальца высосоною.

Неудачный смеха прыск и загремел на прииск. На мозги напри иск.

Та раса не хочет знать Тараса.
По игре не устроил тар аса, он звучал, как стих Тараса.

Видели те раса, там, где та терраса.
Собралась тара аса по сто грамм Тараса.

Краска к расе быть красе.
Компании кара сей — они наелись карасей.

Просила сыра Тинка, Тинка сиротинка.
Но какого сыр оттенка?
И ты спроси роту за сироту.

Проси роты, чтоб не плакали сироты.
На множество широт разбросало тех сирот.
Пел си рот и плакал за тех сирот.

В облаке веси зона — любви сезона, а сезоны это Аси зоны.

И лететь Осе за Нил там он многих осизонил.
Рассказал о леди Нил и там всех оледенил.

Се зоны не сезоны, плывут как сазаны, но это не аса зоны.
Си зона — ноты си сизоны.

Издавала нота си фон, словно бы сипел, или про себя, си пел
сифон.
А финны поразили мясо в Афинах.

А финн без ума от Афин. А финка встречалась с афинкой.
И финка финкой угрожала афинке.

К Маше лез Генка танцевать лезгинку и шептал: — Дремучий лес
сгинь-ка, а лес не дремучий недра мучай.

Покорил не драму чай, кругом, однако лес и не досчитается
одна колес.

У Сима фора торчать у семафора. Семь афёр имеет семафор.

Говорили всем о форе и какие цвета в семафоре раздавали
всем афёры.

У семи нар он проводит семинар.
Слышны Сёмины арии в семинарии.

Не нужны Сёме нары и их семинары.
Слышны семян арии в семинарии.

Мама! А семинар о семи нар?
Не смейся с игр рано, им такая роль сыграна.

Сёмы рани! Сёмы грани! Се миг ранний — семигранный.

Устроил в жизнь игру не ты — не тебе тесать и граниты.

Обыграно разыграно выиграно. И грани игр Ани.

В семь игра Ника у семигранника — се миг ранний -ка
К рани -ка к ране -ка водою из краника.

Не знала одна Коран не наносила однако ран.
Сказала, однако, раны несут, одна, Кораны.

Про земли пространные, про страны, про странные.
Не смазанные оси визжат как осы.

Любят в сенате прыгать в сено те.
Отправлены все ноты, так чухаться поди в сено ты.

Постановили все на том, что в сено чухаться пойдём всем
сенатом и закапали в сено том и познакомились с енотом.

Одни прячут в сено том и настояли все на том, что это принято
в сенате, что ходят ночью в сено те.

О, дни! — говорят одни. Ну, штучки! Все на те годны в сенате!

И там поют все ноты, а пойдёшь со мной в сено ты, чтобы
сыграть все ноты.

О, наша осень атом! Что принято сенатом, что наша осень
атом?
Она и осенит и рад осени ты.

Все говорят и сан о том не всем миром, а сенатом и на ослов
полно уж сена там.

Не кори-ка туриста за карикатуриста.
Говорят, мол Люська молится на моллюска.

Расскажи нам о Люське, что прибыла сидя на моллюске.

Гости у нас раз были и посуду разбили и затаскали по суду.

Вот мол, вода начинает через мол литься, а мужик начинает
мол молиться.

Она сказала, голос начинает мол литься, мол лица начинают
молиться.
Пропела, мол, лютня, начало молю дня.

Если имеет сан техник то, это сантехник, а если сан у техника
то, страдает сантехника.

Латыши ли на заплаты латы шили.
Ой! приснилась Лада нам, та, что пахнет ладаном.

Та, что пахнет ладаном шла в халате латаном и считала латы
нам.
И всюду не лад нам в этом мире не ладном.

Разве сип ораторов для сепараторов?
Ссыпь пару торов, для сепараторов.

Летела водная сыпь — пара торов прямо из сепараторов.

Му, да му — бык требуёт даму и всё на дому.
А дамы шли адами и снились им Адамы.

А даму учили Адаму.
Даму учили и домучили, они её дому учили. А дом стал адом.

Выкидывать за плёс не вели, горбушки, что заплёсневели.

Дан этот плёс Неве ли, где камни плесневели?
Плесни немного плесени и от плесени плясани.

Под водочку, а ну-ка плясани, перевернёт, а ну капля сани!?

Пли Сень, на плесень? И вылетит на плёс синь.
И от этих, лестных лестниц, много в небо уходит лестниц.

Их похвалой день лестен, а ними ставлено вам множество ли
стен.
Ох, какая она была лестница и в небо похвалы поставлена ей
лестница.

Спроси роту про сироту.
Что сказать про сироту, о его отце спроси роту.

Проси роту не делать больше сироту.
На множество широт разбросало сирот.

Не проси рот рассказывать про сирот.
Раз с козы писали рассказы.

Я вас уважала, а у вас в душе, увы, жало.
Я думала, увижу лик, ну, а вы, увы! жулик.

Устроила Ягу синь и сказала: «буду пасти тут я гусынь».
Пресс курант это Москвы прейскурант.

Говорили, что дарим мы песенку про до-ре-ми, с ней дорогу
проторим мы.

Вёз лёд — вода бежала во след.
Фон как сетевой — я слышу кассеты вой.

В райском саду на скамейку сяду и выпью за здоровье настойку
с яду. И вам привет с аду!

Эти обе с чёлками фотоаппаратами щёлкали.
И эти обе с чёлками слыли обещалками.

Неба рана не барана. Колесу обод даётся, а баран бодается.
Помоги лам растащить по могилам.

Преимущества у рандеву, что принял Уран деву.
Не рань деву на рандеву, как Иран деву.

Опозорил баран деву — проблеяв оба рандеву.
Амур стрелою рань деву, у меня с ней сегодня рандеву.

Рандеву в сердце не рань деву.
Странность у рандеву, что влечёт Уран деву.

Но рань деву приглашает на рандеву.
Предисловие ко рандеву — не завлёк Коран деву.

Послесловие ко рандеву: «Не завлёк Коран деву».

Волновала не рань деву, а рандеву.
Не рань деву на рандеву.

Кто доложил Пронину про Нину.
Я гусёк — Ягу сёк.

Слышите вы Рита! Вам могила вырыта, открывай ворота,
похоронит вора та.

Они распри делили, а мы всё по совести распределили.
Всё из-за проса это ясно из запроса.

Уже нет стеблей, ушли на силос, а в воздухе всё пыль носилась.

Се пара тестов, для сепаратистов.
Есть сердца вина — гнилая сердцевина.

За сферы гнутые поплатились правительства свергнутые.

Достоинство доспеха — он не приспособлен до спеха.
Все знают о селе, что люди тут осели.

Она мне дарила то, что шло до рыла и яму дорыла, а звали её
Дори ли?

И видно дурили. Налетели дури ли? И видно искали вы дно.

Что ему вы подали, что от смеха выпадали?
Устроил ты же вой, значит: ты ещё живой.

Это выпад Дали? Не видели вы падали и от того вы падали.

Начальник слишком много принял и потому меня не принял.

Марио не тки одежду марионетке. Маар ион не тки, для марионетки.

Ведь это Марьи нитки, а надо знать, что Марье о нитке?

Я думаю взять с этих сидней — поездку в Сидней, это мечта всех
дней.
Ты сиди не слазь, там толпа неслась.
А из готов Ляле, что изготовляли?

Там толпа носилась, носила массу на силос.
Как ястреб насела, как коршун на село.

Не мечтает проститутка о палке, а мечтает о полке.
Ну что там ёрзать по полке — не нужен поп Ольке.

Уснув, в поезде, по полкам, солдаты едут по полкам.
Писал он палкой по воде, значит: полководец.

Мы попали в эту среду в алкоголиков среду, а в четверг нас в
дело чёрт вверг.

У ратуши все кричали ура! туше. Ты ура туши там у ратуши!

Что в мате реально, то и материально.

Я выяснил, от чего шло раз сияние, это спички жгут хмельные
россияне я не я!

Они по земле рассеяны и всегда невнимательны и рассеяны.

— Осмотреть, приди Русь! — Так я к чему ни будь, придерусь.
Пора сиськи доить по-российски.

Говорите, не боитесь вы воды?
Значит: с этого мы сделаем выводы.

Сделали выводы, а в них полно увы, воды!
В аду мутил воду.

На волнах баркас был весел и плясал под всплески вёсел, как
будто ничего не весил, но поднял наверх он весь ил.

В стихию брошены все силы и казался шторм всесильным,
легко ему справляться с баркасом вёсельным, дождливой
осенью.

В ресторане имеют вес лица, что умеют веселиться, будто
дьявол в них, от водки, вселится.

Прибавляют в весе лица и из кабинета не могут выселиться.

Плачет, плачет по ним виселица, и грозят им с выси лица.

Купили водочку да влили и над страной они довлели.
Я у нас тужу выйдя на стужу.

Толи измы изматали, так выходит из мата ли?
Лезут долги из мота ли, или летят как моды Али.

Летит речь слюною из девки бурой, когда на боку у неё висит
издевка кобурой.

Ложкой в рот я рис совал и за одно шарж рисовал.

Был там экс по Нате, представлял он экспонаты.
Была тонна — то, было то на то.

Теперь Коля около Зеи, забыл о Колизее, такая вот коллизия,
будет снег в око ли зиять, ведь не объяснишь что такое Лизе
«Ять».

Сов семь и Ной стал совсем иной.
Пойманы сов семь Инной и мир стал совсем иной.

Все Нате кланялись в сенате, ведь все хотели в сено те и
предпочтение отдавали все ноте.

Годились все на то, чтобы ходить с ней лезть в сено то.

Она свихнулась от лоска, мозги нам стала полоскать, нет, бы
мужа поласкать.

Хоть по ночам ходили в сено там, но предпочтение отдавали
все нотам и всем синодом водили в сено дам и не кидались все
на дам.

Ибо они им говорили: — Пойдем в сено дам.
Из сена дом тот стал Синодом. Сына дом — то синь адом!

Материал силён — полупроводниковый Силен.
На Селене я знаю, нет населения.

Охотился весь холл на тура, а говорят, что — то халтура.
Иди натура выпей водочки и динатура.

Увидала Дина тура, говорят от динатура.
Эта натура похожа на тура.

Над ура! стоит натура, обозлился на ту Ра.
Взглянул на ту Ра и стала видна её натура.

Издаёт МАЗ гаммы, что выходят мозгами.
Она пела у мимоз гаммы, что не постигали мы мозгами.

Я видел вас с Инной или с девушкой иной.
Я видел вас с иными, что с губами синими.

Я был с ней знаком и ему намекал об этом знаком.
И для чего тебе знак Ом, он будет тебе как знак ком.

На деле же, на деле же всё погрязло в дележе.
И не летит он на Дели же, его соратники надели.

А это надо Наде ли, её душою надели.
И он недели, кричал: «надъели!»

Они ему так надоели и он решил спилить тут надо ели.

Все ночуют, все ночь чуют, а ночь сено чует, вся ночь уют и
зона чует, где заночует.

За горизонт дневное око село и деревня совсем окосела.

Окосело эко село! Наверное, нечто каку съело, мечтало о кассе
село пока в зону не село.

Проси Лену рассказать про Селену, проси Лёньку рассказать
про силёнку.

У Симы доля — все: си, ми, до, ля и всё в семи долях это
семидолье.

Семь Сарок уже танцевали «Семь сорок» и сов семь заплясались
совсем.

Из трёх пучков косы заплетались, а у мужиков языки заплетались.

Сов семь плясали аса рок, заполучив цесарок из под аса арок.

Слетело семь сорок, совсем, с арок.
Летело семь сорок танцевать «Семь сорок».

Сим ввёл этот символ. Символ личный — символичный.

Добивался Сим воли как это его символика, а ну-ка Сим вали-ка.

Отдавали предпочтение эти семь позе «Ум» это был симпозиум.

Отдавал предпочтение Сим позе «Ум» готовился идти на симпо-
зиум.

На картине символист изобразил символ — лист.
Семь волов нужны, для символов.

Изобрази семь поз ума, для симпозиума.
Семь по за умом занялись симпозиумом.

Вообрази Сим позы умом и займись симпозиумом.
Всё Симу! Лира Вале, так они делёж симулировали.

Говорят стимул лира Вале — ею её труд стимулировали.

Приснилась с тем Уле Ира, а Вале эти сны жизнь стимулировали.

Приснился с тем мулле ров Али, там страхи бесы стимулировали.

Приснился с тем мул и ров Али это страхи жизнь стимулировали.

И вся зона чует, где фраер заночует. А зона она чует, где она
ночует.

Ходишь с индикатором, а не видишь, что синь Дика то ром.

Читал сын Дика тору и показания с индикатора. Не, говорил Дик татарам, он был диктатором.

Летят от риз лучи — о, сколько их восстает и поп золотом блестит, и хвастает.
Денег хвост тает, а он хвастает.

Оптик оптику пеняет на аптеку.
У оптика Эмма формой обтекаема.

Об течке не говорят в аптечке, а вот, о птичке забыли в аптечке.

Не злись, та написана с листа. И течёт лжи слизь та, и со листа сделали лжи солиста.

Хитрости с Насти это не снасти? Со сна стих не снасти их.

Доставай снасти и не смейся с Насти и не смейся с нас ты.

От растра телись, если растратились.
Из растра та смотрела растрата.
Да, мысли это не то, что домыслы.

Он наступил на рядно, хотя было оно нарядно.
Тырь одно ты рядно!

Заработать хотел Опель сын, но был работой выжат как
апельсин.
Облизал лицо ветер, словно вытер.

Объяснено Вале ею, как превратить куст в аллею.
Обладая волею приговорён вол ею.

Не подходит Тоська Тоське вот и крутится та оська и не
миновать тоске.

Он шёл, сквозь зубы ре цедив, просто у него был рецидив.

Прошёл прозы вал или я его прозевал?
Какой пассаж! Жиры — жирные пассажиры.

Демонстрировал пассаж жиры и пасс аса жиры.
Того, кто пасс аса жиры — обсмеяли пассажиры.

Путы — земные пути.
Пути путаны путаны.
Пути — пути Анны.

Мало роз выращивает малоросс, ведь так мало рос наш хвалё-
ный малоросс.

Величиною с три козы не бывает стрекозы.
Блеяла, отара пела, так что хозяйка оторопела.

Лежала ось танка! И чьи же то останки!
Остался ост Анки или одни останки.

Приснилось много ос Таньке и что от России остались одни
останки.

Отстань кино в Останкино, ведь, московские то останки но…

И вот пою я снова, для дня ясного и это счастья основа.

Ох осёл и упрям мой! У фразы у прямой вид клячи упрямой.

Он сказал, раз умное и все подумали, что будет правление
разумное.

И в том кино, что это всё Томкино.
Раз и сто мою я, и с Томою.

Ночью и с Томою изойду истомою, а потом его я истомою.

Он меня бесил и опять лежит без сил, словно на него бес сел.

Он сказать мне силился, что не раз в нём бес селился.

Бес или «я» доводит до бессилия.
Бес или я умрут от бессилия.

Чтобы девка была мила, ей не обязательно рекламировать
мыла.
Собачьих не переносим мы лаей, и наделаем с них мыла ей.

О, зло блина — публика озлоблена. И злу блин излюблен.

И люди о зло бились и озлобились. И злом был излом.

Крутых предлагал фее эр я и получилась феерия.
Дайте им перья и будет империя.

Не виден им пера тор, но виден император.
Принёс им пират тору и предоставил императору.

Прогресс исток прогрессисток.
Отдача от дачи.

Не зло вещие, но зловещие. Не зло вещее, но зловещее.

А зла вещи действуют зловеще.
Вижу, из Торы я вышла история.

Пусть правитель своенравный, запомнит: нулю итог с воен
равный.

Не гони утру бочки, лучше скажи, сколько дыр у трубочки.

Плюй ядом поэтов плеяда!
Любимое движение при тирании это притирание.

При любом правлении и даже при тирании, любимое движение,
видимо, в притирании.

Мама! А орден на цепи носят?
— На какой ещё цепи?
— А бабушка дедушке сказала: — «Иди орден нацепи!»

Вам пир заказал вампир. Вам пиры перевести в амперы — так
говорили вам пэры.

Потратил много времени отче с Леной из школы отчисленной.

Один верблюд, да кар, это Дакар.
Лез Вий по острию лезвий.

Скажи срочно, беги Моте смотреть, какая шкура на бегемоте.

От любви скоро таю — время быстро скоротаю.
Подл я Тина и кругом подлятина.

Она сказала у бара на, а у него как у барана.
Об манне и об обмане.

Подкинь моде дёрна от модерна.
У модерна терние — дебри ума дёрна.

Кличь у модерниста — «Ум одёрни ста!» Ум одёрни у модерна!

У модерна сполна ума дёрну. Одолжу от него, у мод дёрну!

Вижу, там вожди лени я, полны вожделения и между ними
вожжи деления.
Моду лира вала модулировала.

Не нужна моде лира вала, которую мораль модулировала.
Ума дуля у модуля.

Они друг к другу в опере жались и планы любви опережались.

— Что будет если опережать?
— Восьмёрка будет если посередине «О» пережать.

Как впитал моток росу и накапал мотокроссу.
Моток роз размотал мотокросс.
Летят мотокроссом маты к розам.

Мат окраса мотокросса.
Мотокросс имеет мата окрас.
На колесо мотокросс намотал моток роз.

И вы пили и вопили.
Он вам пел за вымпел и как снег он вам бел.
Не я сыт, а неясыть.

Какие линии у пав шей! Он обратился к упавшей, слезами асфальт купавшей: — Вы вытрусили кипу вшей, от вас осталось купе вшей, возьми иголку, их для блёска, в кипу вшей.

Целибат — течёт молочко, тому, у кого мало очко.
Зло на касты Ляле ей накостыляли.

Мужики поддали и давай писать под Дали.
По следствию выяснилось последствие.

Желали мы мрамора как мымра мора.
Мрак и моры — смрад каморы.
Мрём — мор уходим под мрамор.

У них закаты воют, когда там истерики закатывают.
Закаты вала цукаты вала. Вкусы воли, от сюда вали!

И в мозгу из-за Торы стали заторы.
Закаты Вали ей истерики закатывали.
За кота нам не принять заката.

Соседка соления закатывала.
Её дочь истерики закатывала — закаты в алом.

О, те ли, так хотели закрывать отели, не заботясь о теле? И вот о теле видение готовит телевидение.

Так отели, так хотели — все кричали о коте ли.
И грех отката не от кота.

Как водою окатили — тем рассказом о коте ли, навострили око те ли.

Помята вся Рая и её кофточка в сарае и на лице вся серая, и на
лице написано ссора я.

Кто для сотрудников мест не чает, а кто орёт и местничает.

Месть не чешская — местническая.
Несколько сот рудников он открыл, для сотрудников.

В место имения как использовать местоимение.
Кому местоимение, кому место имения.

У некоторых в место имения осталось только местоимение.

Медсестра — медтёлка язык, как метелка.
В белом халате медтелица — кружит как метелица.

Разливать тоску полами, разливать тоску по ламе, чтоб не были
души полыми из одной беды да в полымя.

Вот и выбрал полу имя. Не полу, не, тащи по луне.

Возилась свита с куполами и казалась та работа скупа ламе.

Казалось скупо ламе работать с куполами.
Громада с тех пор вала все сети порвала.

У купавы они всё скупали. Спросили: — «Она скупа ли?»

А её с ног до головы скупали и поводы иску пали.
Братва её так скупала, что она упала с купола.

Хлынула вода с купола и нас скупала.
Ведь на шутку скупа Алла.

Недотрогу поломай и испортишь Пола май.
Наделили то Оську полами.

Стало что-то с куполами, умножают что, тоску по ламе.

Иди рыбку полови на реке и нам полови ну! отдай половину и
отдери от полов Инну.

Развалили пол овина, но осталась половина это Пола вина.

Укажу на вину — улики оттуда выну.
Я шапку надвину и поеду на Двину.

Посмеюсь над виной, пролетев над Двиной, над рекой над
винной.

И поле по Оле сто ночек, и о лес ты, что говоришь Оле о лести?

О лесть ты, что говоришь Оле о лести? О ночек — она чек!

У него покупал наркоту на вес ты, теперь ты его в тюрьме
навести.
Со вести не добудешь совести.

Ведь ты помог ищеек на него навести, теперь на него ярлык
навесь ты.
Ты, не на вести навесишь ярлык ненависти!

На вести не поставишь навес ты.
Смотришь на вести и пробуешь мост навести.

Не знаешь как себя вести! И взвешиваешь вести на вес ты.

Не обижайся ты на вести! От ненависти мостов не навести.

Ответишь ты за эти вести, будешь знать как себя вести.

Не дашь в дебри завести и пострадаешь от завес ты, собачку
надо завести.
Лапшу на уши навесь, её покупал ты на вес.

Лапшу не весьте жениху и невесте, что плохие вести и как себя
вести.
Порядок не навести, где живут в ненависти.

На Неве село смеётся невесело, ведь ложь ничего не весила, а
боится не вес сила, а хитрость, что лапшу навесила.

Плоховато подкладывать под плаху вату.
Плаха, вата и жизнь плоховата.

Обошла тех Ника — вот это техника, а валила всё на техника.

Уже две эры как закрыты двери.
Падка миссия под комиссию.

Побывал у симпатичной Томы — появились вдруг симптомы.

Смеялись Миша Нина у них в голове от вина мешанина.

Почему нота ре и ГРЭС образуют слово регресс?
Трещину дал быт и поп мозги долбит.

У проводника в туалете мыло видно и сам он выглядит
миловидно.

Молва та верна, что мозги отбирает таверна.
Как верно! Таверна это каверна.
Ну-ка Варна, ну коварна.

Разве чёрта вина, что получилась чертовина?
Увидали, чёрта в чине закричали: — Чертовщина!

Помаши, а ну лирою и я её аннулирую.
Прокляни, а ну лира ванную за помывку аннулированную.

Дорога в ад верная, если объектом преклонения служит не
пишущая ручка, а дверная.

Ты прост ишь! и нас простишь.
Кругом на спрос тишь, но за храп ты нас простишь?

Напала, увы, лень и получился увалень.
Не прись! Бриз не приз для реприз.

Хотела одна ковра ли? Но о том однако врали.
Они врали, что он выиграл в ралли.

Эй ты! Нити ниже не тяни же.
Ну, кто во что там нити нижет, говори, не тяни же.

Он шёл сквозь зубы оды сея, это способность Одиссея.

Вот это одиссея! опять в Одессе я.
О, Дисней! воссел ты одесную и запел оды с ней.

Блёски в воде сияли, то не в Одессе я ли?
Пишу оды, эссе ли я в Одессе сел и я.

Смейся Таня: — Смета сметана — взбита как сметана.
Смета на сметане сметана.

Люди однако злы, их так характеризовала одна — козлы.

Не строгают козы рей и не ходят с козырей, не берут под
козырёк, не переходят козы рек.

Как зарок нам козырёк: — «Не считать кесарок».
Не хватает однако зла — утащила одна козла.

И нам как зоря блеск козыря. Раз козы писали рассказы,
сколько рас козы описали рассказы, к рассказу крась козу.

Не козлы ломают козлы, козни, казни от казны, а козлы
безотказны.

И потому, хотя прошли они посуше, им надо было искать место
посуше. Схлопотали пасс уши и я с ними пасу шиши.

В поле вой — полевой, а по стороне полевой цвет его палевый.
Ас Оля знает о соли.

И открылась нагло пасть, но язык его, хотя он наг — лопасть.
Приснились мне раз

Поездной посещал он ресторан и нанёс ему рейс сто ран.
Обличье облить чьё?

Сто лбов не выше столпов Столпы не торчат с толпы.
Так ты любишь такты?

Может этот просто филей был когда-то простофилей.
Кисти ночки — кистинёчки.

У меня ша башка болит и меня как шабаш кабалит.
Нас поразит этот паразит.

У, в лик отца — луч не пускай, не надо увлекаться!
А, и с точки летели аисточки.

Язык помело Вали, она знает, кого помиловали.
У моря умора набрался юмора.

Сказала дама: — Писца мы променяли на песца.
Сэр вера годна не для сервера.

Должен мета дом отличаться своим методом.
Сом не Вася ты не сомневайся.

В голове то месиво и наверное от месс его.
Нагло азок всё мерил на глазок.

Есть узор у зорь. По зоре ходить в позоре.
Смотри какой — ты не будь какой!

Раз умно жаться, значит: раз умножаться.
У кого детище, а у кого дети чище.

И мне кажется милей ехать этой милей.
На что скор быт, когда он скорбит.

А я радости не вижу потому и не визжу.
Шёл сна вал и он в кровати сновал.

Ха, чудо — хочу до!

Восклицаем: Во, да! когда водопадом шумит вода.
Выводи: разве не видели вы воды?

Вода под дом, с крыши, льётся водопадом.
Во даю, я брызги водою.
Видал! как я брызги выдал.

Обитель не рассказывает о бите ль?
Кто из-за угла прибитый, кто к кресту прибитый.

А кто при бите и вы ним прибиты. А кто при Байтах, а кто при Бите.

Кто думает про бок, кто про бак, а кто о количестве пробок.

Одному дали полбу и он поле засеял, другому дали по лбу, он
снял мед экспертизу.

Вы мол львы это вымолви.
На гребне вы молвы. Хоть что-то вымолви!

Можете вы, мол, выть. Мысли вымыл ведь…
Что там вымолвить.

Говорить про стенку очень простенько, но говорят, есть ещё
простенки.
А есть ещё и простынки.

И есть барышни, очень простеньки, сразу укладываются на
простынки.
И ты с ними не простынь-ка!

Но есть барышни — тёмные, как простенки, всё долбят тебе про
стенку.
С тенька славится стенка.

Эти тёмные простенки набиты требухой — не простеньки, в миг
напомнят вам про Стеньку.

С утра пиццу замотали в тряпицу.
Нет тары пицце и нечего торопиться.

И я от этого трепещу, снимаю тряпищу и принимаю в три пищу.

А на корабле я трап ищу, потому, что пред ветром трепещу.

— А спущусь часа три пищу, не принимая пищу.

Я в лесу следы троп ищу, а найду, так трепещу.
Это трёп, треп пищу.

Папочка получил по почкам, за то что отдавал предпочтение
попочкам.
Папочка завёл на друга папочку и верен ей как поп очку.

Понравились папе росы, но отсырели папиросы.
Всё время рассуждал о папирусе, но не жаль папе Руси.

Правил с дуру Веной — дурой здоровенной.
Много вздору в иной и это ставлю ей виной.

С пятиборья спятил Боря. Все спят и Боря, вернувшись с
пятиборья.

После Чернобыля пелись такие песни: А ночка тёмная, а ночка
томная, а ночка атомная, кому опера «Травиата».

А нас уже травил атом и в каждой траве атом, хоть не
рассказывай о том.

Суда не имеют рога и их не бьёт судорога, суда имеют
локаторы, но не знают лака Торы.

И всю дорогу видел суд судорогу.
Увидел суд рога и его сдавила судорога.

Ты не ври Фиме, но врала она Фиме и дождалась анафемы.

Врезались не в риф мы, а в рифмы.
Поори ж Анка, что выиграла пари Жанка.

Улетела в Париж Анка, теперь Анка — парижанка.
В паре жила порыжела.

Чисть поры же по рыжей, для того поры ж ей, чтоб ровняться
по рыжей.

Чепуху не пори же, чепуха дань не Парижа и не будет по
рыжей, хоть она с тех пор рыжей.

По Парижу, по Парижу всё гуляет попа рыжа и кажется, Париж
ей всё становится рыжей, и не выиграть пари ж ей.

Стал дробен день в голове дребедень.
День гама заполнен деньгами.

Отмывай! Чёрные деньги бели! И это день гибели.

Кто женихов перебирает, кто струны перебирает, а кто через
край перебирает.

Темнота и пусть тошноты, то издавала пустошь ноты.
Пустошь ныла и пусть тошнило! До тошноты дотошна ты.

Есть у мочи вина или бьёт в голову мочевина?
Не ставьте моче в вину, что превратилось вино в мочевину.

Хулиганьё нагло б учило и шапку на глаза нахлобучило, нагло
зарабатывать на хлеб бы учило.

Убирают те плечищи и становится в тепле чище.
Раззявил повар ротик, а тут поворотик.

Я тебя послал по хну, теперь и сам хной пахну.
А ну закрой пах ну!

И я халат запахну и духами запахну.
Поп ахнул, так ладан пахнул.

Книгу с удовольствием почитаешь, если автора почитаешь.

Хозяйка книгу почитает, а уголёк в печи тает.
Так ли то поём и ногами топаем?

А я и то поем, и то поем и называю то паем или вкусом поэмы,
вкусом по Эмме.

И я не то пою, но ногами не топаю. Не дотопаю недотёпою.

Если приложить тепло до Виты, то узнаешь как бабы те
плодовиты.

Это чувство мы освоим, но каждый думал о, своём и песенку об
этом своем. А песенка ли о сове ли?

Для всех он был знаком, он был с начальником знаком.

Да! Видно, люди осовели и на подвиг асов вели.
Пока шли, Валя покашливала.

Пришли бесы до Вали и с нею беседовали.
Где туда, сюда бесы снуются, люди беснуются.

У куклы вид простоватый, когда внутри просто вата.
Прибор простоват, если дело идёт про сто ватт.

У неё вид простоватый! ну, дура набитая, просто ватой.

О, лесом, о лесом — Коля сам приделал ось колёсам и пришёл к
Оле сам.

Зарисовка: Пролетала на заре совка.
На за рис совок он пригодится, для зарисовок.

Натянуты провода тетивой, по которым слышу я тёти вой.

Знакомы, до комы, были с доком мы, а сейчас над ним висел знак комы и мы с его дуростью знакомы.

Направил док лицо к — до клёцок.
Ему быстрее до клёцок языком клацать.

То клац-клац затворы, прикрыли зад воры они затворники —
прикрыли и зад дворники, они задорники продают за два ор Ники.

То может, запах сдобы чей? Когда дойдёт это до головы, до бычьей.
Кому ус иметь охота бычий, что торчит в бороде у Хотабычей?

Хотя обычай плодит Хотабычей, но они станут террористам
лёгкой добычей.

Я руки простираю о, господи! прости Раю, её бельё я
простираю, дорогу упрости к раю!

Сказали не то не сё тёте. Такую чепуху несёте!
А сути не спасёте. И он не спас суть и они не спасут.

Не называйте на вы ручку, если она в кармане, то всегда
придёт на выручку.

Сука ром пила с укором. Слово ухо «Ром», слыхало у хором.

И вы не кричите «У» хором, не пьёт ухо ром.
По тёлке будут потолки.

Европейская стоит вша и кричит мне плохо в США.
Он, в результате — врезал тати.

На клоунах грим — масса, а на лицах гримаса и любит игры
масса.
А что бывает, где тигры месса? Зам, месса это не два замеса!
Уж затеяли дети игры, сбесились где, те тигры.

Мы мыслили, где это липу мы слили!
Пошли мысли: «А это мисс ли?»

И слухи месили и то мессы ли, хватило месс силы? массы вы
массивы.

Доктор в Сеуле говорит, что приходят к нему все Ули.
Он мыл, мол, ложе и был моложе.

Он исполнял в поле роль, он пил там полироль.
Те растения имел, как террас тени я.

Колбасу варёну не вводи в арену. Варе не везло в арене.
Воры не разбираются в арене.

И вороны не верят в арены, потому что они в супах не варены.

Кто же вор Йены? Приговор Йены — все японцы ею приговорены.

В Интернете вынь тернии те!
Всё Инна странное — иностранное!

Пыль тряпочкой Инн терни там и не занимайся Интернетом,
ведь Инн тернии там.

Поэтическим смыслом, по этическим нормам.
Мощи Назар эти видел в Назарете.

И ты не рассказывай Инн те легенды, на что далась Инн телега
Энте.
Винтили агенты ум в интеллигенте.

И искра во тьме ночной скроется и огромный мир ей откроется.

Приходили к нему не тёти и теперь что-то у него в иммунитете.
Были ему не те — те, вот и не порядок в иммунитете.

Правы дамы и сто стариков нет ума у историков.
И слышны и сто рыков этих историков.

А тираны не уважают дам и стариков, и содержат фальшивых
историков.
А тираны и вам эти раны!

Только у Ирана в Натанце (на танце) обогащение урана.
Он на зло не им ел, даже то, что не имел.

Как тонущая муха, мёд — испортил веру Мухаммед.
Визы Вали у нас сомненье вызывали.

Цветы я Вита ращу и на них глаза вытаращу.
Идёте в поход ли вы, что так похотливы?

Он сам выпил половинку и пошёл по целую, ведь я ему сказала,
что за это поцелую.

Аль — аль б отрос! Аль — аль бот рос? То рос торос.

Аль лба отрос, рог аль лба отрос, это следствие удара аль лба
о трос.
Ой, летал над бухтой альбатрос.

А на шхуне у герцога Альба трос.
А кто-то спросил: — Аль бат трос?

Аль бас трос, аль лба трос, аль ба трасс, аль б отрос к Альба
торосу.

Тащиться к Альба тросу, тащить к Альба трассу, коснуться,
коль, лба тросу.

Не портит колба трассу и не относится к альбатросу колба —
кол лба.

К Альба коль бы колбы, ко лбу кол бы, ко лбу колбу хоть бы от
ходьбы.

Филины Феллини, а не сов сем улетели совсем.
Карта Феллини написана на картофелине.

Начальству доносилось, что эхо доносилось и юбка доносилась.

Эхо доносилось: — Иди и ты на силос.
Разозлилась нота до на си, иди об этом доноси.

Дождаться нового утра бы и не стать рабом утробы.
Была б полна утроба бы — задача утра бабы.

Пришло новое утро бы, в котором я не был бы рабом утробы.

Бизнес без нас прост теневой.
Плыли те Невой. И ты прости, не вой!

Завет Рамы — пошёл за верами. Зовёт ром пойти за ветром.

Цена — три фуги за визг центрифуги.
Добивал зэка зной и путь заказной.

С озёр цели — картину с озерца ли мы созерцали.
Из пани и душу вытянут в Испании.

Где бы состоять при личности, соблюдая все приличности.

С операционной, выходили по звонку — делали операцию
позвонку.

Люблю сидеть подле чина, я им подлечена.
Не мерь всех под личину, хотя ты подлее чина.

Ты рассказывал про дол жене или это было продолжение?
Рассказал про дол лжи не я, но будет продолжение.

Скажи при чине, по какой страдаешь причине.
Сколько б ты не весила, всё равно не весела.

У мага Зина сорвала шарф у магазина
Летят ума газы на продавцов магазина.

Что сказал он Емеле что у него руки онемели.
Нет, говорил он, что, то не мели.

Да чепуху ты не мели: спокойно под музыку, лишь только те,
кто нем ели.
Они похлёбку умели, ведь слушать музыку они не умели.

Попробуй ты их умоли!
А он примял крыло у моли и осудил его ум Оли.

Молись под молью, как моль Берта, стоя у своего мольберта.

Мимо водили мима! И проносили панты мимо, была то мима
пантомима.
А время суть летит-то мимо и время пантами томимо.

А там Эмма ль царапала эмаль?
Ушло-то время пан, томимо!

И замотал тюль пан на свой тюльпан.
И вот обидел пан то мима, кругом обрядов пантомима.

И пролетело время мимо, теперь мы пантомима мима.

То пролетело время мимо ль, теперь мы пантомима «Моль».

Маз Оль, ей наехал на мозоль.
И летала на Оби моль, да то не диез был, а бемоль.

И будет бемоль литься, а кто судьбе молиться, уж съела моль
лица, всё рушит смерти мельница.

Охотник всё боль, дробью, всаживал в соболь.
Всё боля, боль входит в соболя!

Не будут черти, на оби жать и не будут обижать и можно их
спокойно оббежать.

Услышали птиц мы раз трели, под фашистские расстрелы их
морды влазят в растр еле.

Летели раз стрелы и умолкли враз трели.
Это муж не Катин придумал никотин.

Ведь навоз там, навоз тем, на воз там.
Сплетни или навоз Тани я вёз для восстания.

А он оказывается ас тыла и она к нему остыла, хотя он всё же
ось тыла.

Дорога с тыла от холода стыла.
Налетело ос с тыла, что душа остыла.

«Снуля» всегда начинает с нуля.
Нашим экспонатом будет на ЭКСПО — Ната.

Всю страну проколеси — будет прок Олесе?
Ну, а той Олесе ты не пой о лесе.

Вы бы могли бы сдвинуть ума глыбы?
Сдвинул маг глыбы, а вы бы могли бы?

Увидишь, где мокро ты сидят там демократы, разводят
мокроты, как дымок роты.

Они ума кроты не видят у мокроты и слышен шумок роты, коды
мокроты.
Как дымок роты — коды мокроты.

Висит дымок рати — курят демократы и знаешь де мокра ты.

Устроили там бал демократы, чего кричишь балде: — Мокро! — ты.

А под дождём кто сзади мок роты и были наши за демократы.

Вы сыты демократы, вы сито демократы, вы там, где дно
мокроты, вы дерьмо кроты.

Мы куш народа доедим, что от кадила даёт дым.
Кади-ка дым, кади-кадим, как дико Дим! Поп Никадим.

Пот рясой жиром потрясай. Пот рясе не нужен по трассе.

Пётр ясный метод потрясный жирок подрясный.

За пышность од наши за, а там одна-одна шиза, то дна шиза, а
наши за!

И он, увы, как звук пустой, его не назовёшь капустой.

Стою, жду стаю, может быть устою, я ведь здесь стоять не
устаю.
И вылетел сказ с уст той, что здесь другой устой.

Говорят депутаты: — Пойдёшь с нами пообедаешь снами.
Спи шиш, чего спешишь?

Конец пришёл парому, когда ударил паромщик по рому.
Неси дела, чтоб не сидела.

Обратились к Васе те с вопросом: — Что вы квасите?
Это толика еды для Толика.

Кто думает про мессу, а кто о качестве промесса.
СКА надо вернуть с Канады.

От грязи зла наглею, ведь очень скользко на глею.
От Вики поэт, весь выкипает.

Проявили гуманизм мы — обшарили ГУМа низ мы.
Навыки приобретают на веки.

Какой вес точки должен быть в хорошей весточке!
Ещё не изжита крупа из жита.

Девки, каждая по доле, приносят детей в подоле.
Выдра? Или её так выдраили?

Илью сиониста заставили быть иллюзионистом.
Газ метан и я — страна метания.

Вам писали из воли те — теперь чего изволите?
Выжимают состояния со стояния.

Всё позови давать и нам можно позавидовать.
Между Варей и Ирою я варьирую.

Открыла зев Ира и говорит: — Хочу зефира.
Уж аренный шипел как ужаренный.

Ковёр Кать, смогла, как слово коверкать.
Тьфу на вас там по вашим новостям.

Не видали пуп зари, но речные пузыри.
Сказал он при Мите: «Меры примите!»
Не видали пузыри мы но видали пузо
Рима.

Около дочек я не увидела колодочек.
Надо люблю я — на долю блюя.

Дует ветер, рано и вытер ветер
раны, но тучи вы тираны — так обличают вас ветераны.
Асы ли говорят о силе?

Разве что дождя дождусь я, когда ты мне дашь Дуся.
У трагички с утра гички.

Пела песни о Каме Нели о том, что души окаменели.
Дела ваши, где лаваши.

Лампочка пусть сто ватт, а дом без людей пустоват.
Оступился — ас то упился.

Развеялся звук с оркестра, как пепел сор костра.
Гусь тот жирный от густот.

Почему нота ре и ГРЭС образуют слово регресс.
Боль широт — больший рот.

Он всегда около бочек и потому как колобочек.
Студён день ты и замёрзли студенты.

Потому куш не сдёр Жан,что был не сдержан.
Кем караулится кара улицы?

Стульчик был заду мал и он другой задумал.
Смоль бою далась с мольбой.

За блатные разговоры получили розги воры.
Не бараны плодят неба раны.

Лицо её порозовеет, кода её порой завеет.
Нагло вы посмотрели на главы.

Толи шалость — она премии то лишалась.
Учи Полина истину у Чиполино.

Я приказ издам создать батальон из дам.
Ноты со листка читала солистка.

Зови село, узнаем, что от него зависело.
Прибавь «утка» смеху к прибаутке!

Нервы ты не рви — канавы это не рвы!
У острова Крита, чем крыша крыта?

Груз не сладок ума и его кума несла до кума.
Вот кума изобрела водку ума.

Не нюхал кот лаванды, не трогал и котла Ванды, не возил
котла в Анды.
Лава! Анды и нам не до лаванды.
Вот доля Ванды, прижаться до лаванды.

Пародисту ли парад из Тулы?
Дали попа радисту ли пусть смотрят парад из Тулы.

Я просил его сахар, а он мне упаковку таблеток даёт.
Написано, гляжу глазами — сорбит!
И думаю, будешь кушать сорбит — глаза вылезут с орбит.

Не распространяю ссору же я и смеюсь с оружия.
С ору же я, что с оружия сделал сор уже я.

Экс по Нате это экспонаты. С экспозиции та секс позиция.

Что сказал лев вшам? «Я подковать отдам вас левшам».

Что вы восклицаете, что от страха, имели воск лица эти.

Певец страдал нетерпением и даже язык натёр пением.
Как душечка чиста кадушечка.

Как писала в эссе Нина: — Дурость попала и в Есенина.

Голова соображала с натяжкою и была от сна тяжкою.
Где Тишка детишек клепал исподтишка?

Принеси, а ну! резины будем устранять анурию Зины.
Лужа там, где рёва спрыгнула с дерева.

Как троллей бусы нанизаны на провода троллейбусы.
Купил бра Тани я и начались братания.

Он чмокнул в конце ртом, также как перед концертом.
Чех ламе предложил вилку с чехлами.

Заработал при были прибыли, а его чуть не прибили.
Нашу знать, может только наш узнать.

Смешалась в груду стая, а в центре девка грудастая.
Ложь оправа Дании ищет оправдание.

Нет, Русь я не трусь.
Нет, Русь не трусь!

Писала раз корячка сидя в раскорячку, писала корячка на листе
корячки.

Командир командуя — орал, но землю носом не орал.
Зачем же высушен Арал, за что Бог нас так покарал.

Пищали раз коты под грома раскаты.
Знаешь! Сколько риска ты, если б ели рис коты?

Слон себя водой обливал, а пьяный себя оббливал.

То пот чуют, то потчуют, то топот чуют как трепач уют.
Сначала был интернат, а потом Интернет.

Ни с того ни с сего он узнал про низ его и понос пронёс его.

Ни с того ни с сего он узнал, что нёс его.
Не спрашивай зама о том, что скрывается за матом.

Приложение до мата — пустые дома там, неряшлива дама там,
в общем разума зима атом.

Пронизывал дома атом, начальник крыл да матом.
Заставляли этих калек чертить множество калек.

Слово не то нет? Хотя оно не тонет.
Не то, не те, но не тоните.

Они спят или спятили?
У них ватка превратилась в нехватку.

Обленился — купил блины. Облинять — капать блинами на мозги.

Пост три жены — там все пострижены.
Пост три гуся и там постригусь я.

Растеряться оттого, что растёр яйца.
Ножницами пас три жены и потому они пострижены.

Пас три гуся, теперь постригусь я.
Они были оба с нами, изошли оба снами.

Он на дискотеке прыгал у Била, а я его после приголубила.

И костюмы те шили и нас тешили.
Сидели в тиши ли и нас утешили.

Кто б накрутил на вред козу бы, палкой лазить в рты, в
редкозубы.

Устали гнать без устали. Люди, что безусты ли?
Начальники у стали и безликими стали.

Звери выли ли, раз их из камня вылили?
Приятны вы Лиле, вы ей своих живчиков вылили.

Выходил в рань я, видел столько вранья…
А враньё, что вороньё и нет вора на неё.

Шатай-болтай — дышал на Алтай, он был шалопай и ел чужой
шало пай.
Давай — давай душа лопай!
Ты шал Алтай! Дышал Алтай.

Мне с ванны не звони, у меня гости мною званы, и не
распространяй сплетен звоны.

Посадил парикмахер клиента в кресло и говорит: — Нужно
чекушку?
А тот: — А зачем?
— А то чик ушко!

Не нужен чек ушку — только наливай в стакан чекушку!

Не пойдёт в прок лето, если всё проклято.
Узко ль зае, если всё от него ускользает?

Ядовитая летит пыльца! И что за рожа пялится?
А в руках не пяльцы, а дюжая палица.

Так она и прозвана — полна проз ванна, и ты прозвони о
количестве проз Вани.

Солдат от всего устав, не читает устав.
У нас много презрения и мало призрения.

Эта поза названа лотосом.
Да! Потому что он раскладывал лото сам.

Ешь око рака и не распустишь окорока.
Много у Мани кур, некогда завести маникюр.

Тождество не торжество, но торжество, когда, то ж детство.

Это ли тело в пропасть летело?
А тело подводит Отелло.

Есть моменты у манежа, когда клоуны смехом извилины ума
нежат.

По следу до Вали все последовали и после давали, их ведь
давили и до ручки довели.

Не ври тьме, от страху всё не в ритме.
Наври тьма, что это новь ритма.

Самолёт. Ври активно в движении, в реактивном.
Реп роду ЦэРУ я всё репродуцирую.

Век остатками вер нулись, а самолёты не вернулись, наверно
навернулись, так к нам новь вернулась.

Играли вы на вере, но, но глупо это наверно!
Существует, увы! лень, потому и увалень.

Ты взял на корт очки и присел на корточки.
Глядь, оставил хор точки, нанося слова на карточки.

Он её приспал и его приз пал.
Она при иске оказалась на прииске.

Надо негра Дусе, а не градусы. Награди усы, выписываешь, наг
радиусы.
При данных надо держать преданных.

Ничего не говорит об еде нить, даже если с ложкой её
объединить.
Видишь, ты стал вникать в Идиш.

По мелочам — в меди ум, утопил медиум.
Стоит меди ум его владелец медиум.

У зла итог — ласки, ослеплены глаза у златоглазки.
Шёл по лучи лось и у него это получилось.

И выли Каны, но слёзы бесом вылаканы, и пели Канны, открывая
рот, как пеликаны, и запили Каны, скрипками запиликаны.

Обратилась она к Анне: — Встречают меня тяжело Канны, хотя у
меня те же локоны.

Пусть стынет ночью вся пустыня.
Бредишь пусть ты нею, но душа не станет пустынею.

И зовётся она пусть Танею, и бряцает пусть тонною.
Сплетню пусти нею, пусть летит пустынею.

Опус ты не пишешь о пустыне, не говори ты не — стене, ум пусть
остынет.

Такая её доля! Она читала Даля и маху видно дала — поманили
дали… Теперь невзгоды с ним дели.

Мы бредим востоком, ударило вас током, пляшет хвост о ком,
пляшет мастаком говорит то масть о ком. О ком говорит оком!?

Безразличны вы к листам и орешков не дадите клестам, а они
поют — класс там, что не нужно коньки к ластам.

Вас ток везёт на восток.
Голодный потужи и затяни пояс потуже.

А кто жрёт в поту уже, что течёт по туше и свет вот-вот потушат,
наберут там пот ушат.

И бесов полон ушат, они на него дышат, они его слышат, ему
это по душе, от этого он не тужит.

Если дом олень, значит: дома лень.
До моления посетил дом оленя я.
Набрался дома лени я до моления.

А мороз зимою у нас лёд давал, а весною город воду
унаследовал.

Росу ждали, рассуждали: кому какую расу ж дали.
Была как бес Инка в глазах бесинка.

Расскажите нам о ралли, не читая нам морали.
Ну, о чём вы нам орали?

Что поля вы не орали, что воды нет на Арале, а на вас за то
наорали.

С коз мы снимали космы. И в космос ты — протянул кос мосты.

Летишь в космос ты наводить коз мосты.
Ты наводил у касс мосты и летишь у космос ты.
Кос масса не для космоса.

Больше любит содержание касс масса, чем просторы космоса.

Вот то поэт! Он так топает, гляди ноги оттопает.
И я то пою ногами топаю.

И как топну — в болоте топну.

Узи — автомат величиною с пистолет и он сказал ему: «Спи сто
лет!»

Охватило волнение ею всею и я ей детей своих всею.
Я Адамов и Ев сею и об этом скажу Евсею.

На улицу! Все на… чухаться идём в сено.
Продаётся… полно…весна и она полновесна.

Любил поп Иру и по пиру вставлял ей в попу по перу.
Он скучал по Пэру — прославлял поп эру.

Слушай! Это случай! Ты тепло излучай! Мы нальём и злу чай.
О, случай налили и ослу чай.

Случается и вы случаетесь. Смехом излучаетесь и злу чаетесь.

А томный редактор урчит как атомный реактор, так тянет ре
актёр, что заглушил реактор.

Ах! Тома боится атома.
А Тома читает тома и прёт из Томы истома, она строит дома.

А кому больше налили, тот нежится на Лиле.
С люти ранена душа слетела с лютеранина.

Говорит бес: — Драконю и злю тирана, а он побьёт всех из люти
рано.

Овечья шкура слетела с лютеранина и душа с люти ранена.

Чего только люди нам сочинят, что слёзки текут с крокодильих,
с очинят.
Хорошего не сочинят, когда слёзки текут с очинят.

Утри слёзы сизой ночкой с Зиночкой.
А вот стоит у яблонь Диночка блондиночка.

Отдал и ночки я блондиночке.
Пообкопал я много яблонь Диночке.

Хороши сны ночкой с Ниночкой.
А ночка хороша и Анечка.
Этой ли ночкой с Леночкой.

США те ночкой, валяют Шута ночкой, с шатеночкой.

Одни ночки я приходил от Ниночки.
Но одну ночку ходил я в одиночку.

Хорошо, когда на блага приличные претендуют люди
благоприличные.

— Кричали депутаты, в споре парились и не забыли — в чужом
белье порылись.

И если в чужом белье порыться, то нужно будет мыться,
париться.

Расскажи ей про ситцы и она в магазины будет проситься.

Как его не нареки, а он будет ходить на реки.
Вышел с Лизы вал и пёс его слизывал.

Сосед сказывал, что вытащил с козы вал.
А врач всё ниже, ниже лез, а там ни почек, ни желез.

Знала Венера, что утонул в вине Ра.
«Наступила вен эра!» — заявила Венера.

Не могу одновременно: лететь по лучу и сморкаться в полу чью.

Выключу, чтобы не приставали вы к лучу.
Тому я женский пол учу.

А я с подругою тебя подругаю.
А у тебя подруга Ань всё всегда под ругань.

Под ругани всегда жила подруга Ани.
Под ругани подруг гони.

Спел и Аллах как спелеолог. Спел и Олаф спелеолог.

Спел Иола гам со спелеологом.
Спели о лохе спелеологи.

И висячий сопель синий он съел с апельсином и сел в Опель с
сыном. Опель сына цветом апельсина.

Я знала как себя повести я писала повести.
Лапшу на уши хоть повесте, лучшей не напишите повести.

Говорил поп лётчику: — Книгу видно по оплётчику.

Говорила шпана лётчику, что орла видно по налётчику.

Зверя ша! Рык слышу на тебе шарик.
А у Томы быль-автомобиль.

И во весь то опор стучит топор, то пора — топора.
И он от опор побежал во весь опор.
О, пора! Упала опора.

Смеялись с Кати скоты: — Ты её на пол скати нечего мозги
полоскать.
И ну, что упёрся как скоты, ну видно скот ты.

Раз Кате послышались грома раскаты.
И пришли раз скоты, и украли от машины скаты.

В общем: три ската, а сырая треска та наделала столько треска
-та, словно лопнули три ската.

— Что ты имеешь в виду под сеновалом?
— Это когда тел навалом и песен навалом.

По сеновалу, по сеновалу — тел навалом и песен навалом.

По Руси ли в ту пору силы кораблики парусили?
И порусело в ту пору село.

Утонуло во тьме село и правила во тьме сила.
И там тёмных мыслей месиво, это была месса его.

Мишанина — мешанина в ней завязли Миша и Нина.
За его, за мессы, вот такие замесы.

Слова пассы лектора по селектору.
Боже упаси лектору говорить по селектору.

У вас и лектор как у Васи селектор.
На селе лектор уповал на селектор.

Стали безбожно завирать, так разбираться зови рать.
Вы участвовали в ралли или только врали?

Вы были опасливы, но ловко таскали попа сливы.
Органы завывают, когда их организовывают.

Раз в день нитку в иголку вдень!
Но я не тку, хотя взял в руки нитку.

Поставили нары Гале, а на них уже нарыгали.
Стояло у норы гало, где стадо нарыгало.

Он обратился и к рыбаку, со словами: — Полон икры Баку.

Во все дела кок сующийся, упал в уголь коксующийся.

При селе журавли присели.
А в селе как приз ели, а в селе каприз зелье, разбирает всех
при силе.
Дрёму чую дремучую! По мысль, по дремучую, падре мучаю.

Я потому живучая, потому, что живу чаем.
Всыпьте песку чаю, всыпите песку чую!

Да уважьте уже пискучую, всыпьте, чай, в чай песку кучею.

Мы в нём души не чаем, но живём мы всё ж не чаем и мы это
отмечаем.

Мы тепло излучаем — надоели и злу чаем.
Напоили Изю чаем и теперь его изучаем.
Я везучая — я тонну везу чая.

Какая наслаждений жила, в этой даме струилась, жила, она
любовью к неге жила и ворожила вора жила.

Она всю сущность обнажила и нас она обнадёжила, и радость
умножила, ведь эта дама умно жила.

Жила была — жилы вила. Жила была — жаловала.
Жила была — жила выла — жизнь усложнила.
Текло сусло ж Нила и ус ложь Нила!

Бьёт нас ложь о ней и убедить нас сложней и жить на сложней:
с идеей — с ложной, с житухой сложной.

О, жила террора ожила! Зло жили — пакт сложили.
Ослы с Осло ж ныли и жизнь осложнили.

Зло ожило чушь сложило! Осло ж ныло — жизнь осложнило.

Тянула ложь жилы или на нас ложили!
Террора ось — ложь это Осло ж.

Как хорош был вам Насер, как хорош вам Насрала, Осло на все
Насрала.

Высидели голуби голубят и любят их голубят.
А болельщики гол любят и юнца забившего его голубят.

Мы им утром нос утрём, мы утро им утроим.

Летели слова с уст роем: — «Мы вам такое утром устроим».

Подари ну! Подари ну! Мне песнью под Арину.
Да не ори ну! Дай Арину, а то я в небо не рину.

Я кого забыла — мучу, я ведь памяти ручьи забаламучу.

И всех из-за бала мучу и мозги вам забаламучу.

Сказала тренер: — Я тебя за баллы мучу, и мастерством твоим —
мозги жюри забаламучу.

Чёртики после половинки и прилетела Пола в венке.

Водит ли усом Ницца или в этом можно усомниться!

У сом не ведёт усом.
Ведёт усом не лис, вы в этом не усомнились.

Осла вычисть, оближи и веди осла о, ближе, его величество
ослабли же.
А у Осло статус осла Ос ли у ос ли? Ось ли у осла или у Осло?

Арабы недовольно, с Европой, забормотали, когда израильтяне,
перед носом у террористов, из проволоки забор мотали.

Европа любит мота ли? У них арабы деньги мотали.
И вырастили о, бор мота, для террориста обормота.

Отели забыли о теле, ведь там Отелло герой от дела.
К нему не равнодушны женщины нашего отдела.

И поп взял кадило и пошёл к отделу и спросил как дело, а
кадило дымом чадило.

И он их чадил, уча дело и всё общество у чадило, и такое
учудило.

Раньше нищий говорил, прошу медь, а сейчас ты с тысячей
можешь как фанера над Парижем прошуметь.
И это вас прошу уметь, и это всё в виду иметь.

Говорил Абдула Абдуле об дуле и ударился об дуло, когда его
ветром обдуло.

Я ли хочу дом — построить лихо, чудом!
Кричал, я: — Хочу дом! — и только неслось эхо чудом.

Рога нёс лось, за ним эхо неслось, неслось эхо чудом, а я хочу
дом. Хочу я сделать лихо чудом… в рай послать ли хочу дам?!

Большая драма — тур, гам это сюжет, поданный драматургом.
Вылил ведро мата Ург — сразу ясно, что драматург.

Сейчас драматургия — ядрёный мат и оргии.
Гостит в театре драма, мат у оргии — это высота драматургии.

Недра — мат у оргии и это талант народа, а не драматургии.

Нужны недра мату — оргии, не подвластные ни народу, ни
драматургии.

Я слышу водки жгучесть, я водкою жгу честь и это надо ж…
учесть оно как нашей жизни текучесть, да, да! оно как те кучи есть.

Мат — орёл, мат — решка, так складывается слов матрёшка.
Кто продаёт матрёшки, а кто говорит: «Дам за мат трёшку».

Не заманишь зама трёшкой, скажи лучше: «Поедем за
матрёшкой».

Он говорит: — У меня, у Вани прямая линия, чтоб не вонять весь
— весь в ванилине я.

Одра мат у оргии вот, что можно сказать о драматургии.
Дамы: — Да мы домой! Да мы, да мой упражнялись с дамой.

Дама советует: — Иди его домой!
А может на помойку сдам мой, ну, что там мыкаться с дамой?

И он будет пробу ждать, а будильник его будет рано пробуждать.

Что такое поп музыка? Это, после гороха, музыка поп.
У языка у музыка — ум зэка.

Был рад побору, гулял по бору. Видно по Боре живёт на поборе.
А на поборе нравится Анапа Боре.

Снимала пробу жена, теперь под забором пробужена.
Хвалила Москва жену, как мы скважину.

Мы дотацию меняем на медитацию. Мёды танцы и медитации.

Он правым пел про вымпел.
Был прав — им пел, песенку про вымпел.

Воз в движении и горизонта воздвижение.
Воз в врата и нет возврата.
Лишь только раз в врата — то линия разврата.

Влезь во власть — накомандоваться в сласть.
Но крикнут, слазь и пустишь слизь, на себя и злись.

Закон закона законней. Разобраться за коней помог закон ей.
Кон за коном и обросли законом.

Нашли в погребочке негры бочку, оттуда взяли по грибочку.
Стекольце размером с те кольца.

О, чём спор та! Выгнали грузчиков с порта и они стали героями
спорта.

Пришёл бум мага у него на то — бумага. Бум Азии заключён в
бумазее.
Изуродован день Гали, а виновата деньга ли?

Во льну ветер волнует волну и я вольно хвостом вильну.
Но что я вол ну! Нет, рады вы льну.

Мама! А спутник это тот, кто с землёю спутался.
Попутчик это тот, с кем вас бес попутал.

Где хворост палится, шарудит его палица.
Видно по лицу пустили палицу.

Палица я — орудие полицая.
Отнесу рогатым — кастрюлю с суррогатом.

Стоять платинам, сиять платинам, быть им во плоти нам — ты
это воплоти нам: плати нам.

Есть рубка корабля, есть рубка леса, а зубы это, при тебе,
мясорубка.

Маг не ты, что изобрёл магниты.
Видно по листу, беспокоил полис ту.

С ними платье сними и фильм об этом сними, и какие видели
сны мы.
Под Леночку подвели подляночку.

Господи! Разве зло, что его так развезло?
А ему, то так, не раз везло.

Радо носку чело — другое ему наскучило, насколько носко учило,
из-за носок был у него наскок, запахом чуть не убил нас кок.

Вывели нас кучи ли? Такие запахи наскучили.
Хотя бы с детства чистому носку учили.

Кон вертит его как конвертик.
Кон вер тик, а тик оттого, что содержит конвертик.

Кон — вер тик его как конь вертит.
Имел кон вер Тит, но им его конь вертит.

Ядро цивилизации это города.
Но все среди ядер ржавы и не увидел я державы.

Для вас не гроздь увы! награда, а дурь от перебродившего
винограда.

Они заняты поп-артом и расселись там по партам — будут
грузчики с них по портам; иди лучше зад попарь там — не указчик
попа ртам.

Вот нелепые создания! Сняли вывеску со здания.
Глупее нет сознания, чтобы смеяться со знания.

Любила цвет яблонь Диночка и утверждала: Я от них
блондиночка.

Иван и Гога не знают Рембрандта и Ван Гога.
Сказал зав Тракаем: — Мы завтракаем!

С ней не смог зав лечь, потому что не смог завлечь.
Он не смог развеять смог.

На паре выиграл пари, теперь в облаках пари.
О чепуху ты не пори, а о любви ты по ори.

Ищи свою пару, чтоб пришлась в пору, ищи свою пару сам —
доверяя парусам.

Могли те шить и клиента тешить.
И я клиента тешу языком слова тешу.

Вот те шут — они тоже языком тешут и тем нас тешут.
Вот те шиш, хотя ты нас тешишь.

Есть у начальника такой приём… Такая секретарша при нём!

А он с утра вершит приём — приём ста грамм, еды приём.
А ты гляди в дверной проём.

И мы дверь ту прикроем, потому что народ на приём прёт роем.

И руганью мы друг друга кроем.
И руганью мы друг другу могилу роем — одежду дьяволу кроим.

Ты так поёшь под луною, что я с тобой под падлу ною, по
вырывала патлы Ною.

Кричит Миша ура! но это мишура.
Сказала: Мы! — Шура, шмыгнула мышь аура.

Меняла за брошюрку брошь Шурка.
У него была даже в аду — способность лить воду.

Нам нужно человека отважного, чтобы требовать отчёт от
важного.

Если в дебри заведу, с пол оборота заведу и кушает зав еду,
не беспокоясь за Веду.

Вдов ершить — несправедливость довершить, как истину до
вер шить.
Э, страда! — пошла эстрада.
По коитус вошёл в покои туз.

Кто на ниточке завис — марионеткою завис.
Разве над адом низа весят и не от кого не зависят?

Нужен ветер для парусов, а мыши, чтобы кормить пару сов.

Не занимался зав лечением, а занимался девочек завлечением.

И при этом, при влечении вышло к суду привлечение.

О, дикий Лёня! Помешался на одеколоне и отдаёт предпочтение
оде колонн, видать деревянный тешет, иди кол он?!

Иди песок на мой и не кричи нам ой! с него и золото намой.
Ну, скажи хоть что, иль ты немой?

И скажи как лезть из кожи.
От иска жена вся искажена и лезла из кожи на.

Он упал в лужу полуживой и распространял по луже вой, наделана лужа на полу же Евой.
Пил зас с лужи и ты такое заслужи.

«Меня река Приголь убила — грязью приголубила» — об этом
говоря, кадык прыгал у Била.
При голуб ила! Она его при голу била, а прыгал убила.

От стыда я заалею — ходил вылить за аллею.
А там встретился я с Олею и покрылся пота солею.

Наг… рождение… миром награждение.
Ох! рождение — от рая ограждение.
Ох, раж день её, где от мата ограждение?

Заканючила: — Я закон учила!
Он с неё слезу слизал, сказал слезу и слезал.

Оковали риском всадника в полку кавалерийском.
Мёды из сот варили и маразм сотворили.

— Он был отважным капитаном — всё повторял: — Кабы не отдать
копыта нам.

Задиры, только то и увидели, что зад Иры и ты им платье
задери.
Нагло тку ошейник на глотку.

И в этот мороз трескучий, отовсюду повалил треск кучей и
навалился стресс сучий трясучий.

Осознаёт ли кардинал вину ли, если при учениях, в своё время
и его зад вынули.

Кардинал из штанов его зад вынул и туда ему задвинул.

При борьбе есть закончик — не хватать борца за кончик.
Нет и да может сказать Ида.

Такая зама нить, чтобы начальника заманить.
Поток это сошедший земли пот-поток.

Спрашивает разве лось: — Сколько людей развелось и сколько
развилось, под знамёнами, что столько развилось.

И хотя в Загсе много семей развелось, всё равно на земле
много людей развелось.

Говорил мне русский гном: — Мы и днём по-русски гнём.
А гнём мы как огнём. А гнём не охнем.

И мы гнём, и глазом не мигнём, ведь при нас даже миг нем.

Зэку лисы смеялись из-за кулисы. Так выходят из акул лисы.
Зэку лис грозил из-за кулис.

Вырвавшись с парада, шли люди, как с пара ада.
И спора ада — красная с парада.

На ветру он с заду белый, а внутри так задубелый.
Злюка питон зло копит он.

Прямая зависимость — от качества работ зависит мост.
Не ищите у главы пятого угла вы.

Перед лицом начальника смех лучше задержать.

А когда он не видит, сколько хочешь, можешь сзади ржать.

На арене он увидел на шарах отца и начал от всех шарахаться.

Посмотри! Ведь это чудно — гиппопотам, чего стоят одни ноги и
попа там!

Я за драп пирую, дыру в бюджете задрапирую, если не получу
в зад рапирою.

С перла она оправу спёрла. О, перлы спёрли оп, эрлы.
Песня с горла ли, песню горлали, песня с Гор Лали.

Иск орла, визг из карла.
На спор орла — она чепуху спорола.
Играли на спор роли и чепуху спороли.

О, снова, о, снова зло кому-то ты основа.
Ты за старое о, снова!

Кровь пей заживо — будут пейзажи во!
Пейзажи Гули под названием: «Пей за Жигули».

Иди с ним на пейзажи молись, но потом не говори, что в кустах
он сказал тебе, пей и зажимались.

В кустах пей за жимолостью, ведь это наши пейзажи молодости.

Зажим мол ости в куста за жимолостью.
У кого кака роль, он лжёт как король.

Радикалы всё делают ради кала.
Разве не слышали запах уроды кала?

Кал пахнет, как слова радикала, от того и Рада икала.
Он рад дика Алла то природа радикала.

Вся сила графини в гранёном графине.
Из стаканов и графинов вытекала игра финнов.

О чары Вали вы меня очаровали.
Во, сколько Дима крат — огрубел как демократ.

Увеличивает отток дым мокрот, но пускает дымок рот и боится
дыма крот.

Директор говорит о лени, а чукча торочит: — Олени! а мы
судачим о Лене, а кто о реке о, Лене.

Что в твоих одеяниях говорит о деяниях?
И деньги были, но пришёл день гибели.

Летит он в нашей нарядной, где нарядчица быть хочет нарядной.

На язык не обижаюсь, на родной, летит он на языке молвы
народной.

На мозги кап-кап Элла — поёт как капелла.
Дождичек кап-кап пел голосом капелл.

Ворон, голуб — пара Ноя и у Ноя паранойя.
Был у юного музыканта один Бах голове.

Но призвали в армию и привезли гробу с тремя Бахами в голове.

Не поняла Нина шутку — перепугалась не на шутку.
Сыграли с ней мы шутку подсадили к ней Мишутку.

И она перепугалась как мышь утку.
Не наш утку потрошил не на шутку.

Вспоминал зэк о ней и как получил куш за коней.
Небывало дело законней, и был понятен закон ей.

В шахматах сразу бралась за коней и не известен был другой
закон ей.
Законы почивают, где правду законопачивают.
Закон апатии это когда чувства законопатили.

Инфаркт со мною будет, так громко меня будильник будит.

До заката дозы катят и хватило дозы Кате.
Эта доза кота действовала до заката.

Они отдают предпочтение ссоре вновь, а не я — ну что это за
соревнования?!

Она сказала: — Царевна Ване я и для меня он выиграет
соревнования.
Говорила Сара вновь Анне: — Я не люблю соревнованье.

Он говорил: — Спать царевна вались, так как в кровати они
соревновались.
Яйца бросала царевна в отца — хотела соревноваться.

Металась рыба по сети, об этом передали по сети.
Иди родителей посети!

Закон сэр виру это, но кто его законсервирует-то!
Это закон сэр вера Вале — её этим законсервировали.

Чем правительство законы сервирует, тем что вклады
законсервирует.

Она консервами стол как закон сервирует и ими его
законсервирует.

Произнёс даже Ара мат, заслышав рома аромат.
А ром ад, хотя у него тонкий аромат.

Вызывает пиво смех, а ром мат, хотя у него тонкий аромат.

С магистрали магистр Оля смеётся с нас как маги с тролля.

Разве троллей бусы возят троллейбусы?
Ласкать стать усом с особым статусом.

Сказала журналистка: — Хороши раз темы, значит: растём мы.

А дам, не любил Адам, от них на земле запахло адом.
Нет в колоде ста тузов, как и ста статусов.

Показать лес бы Янке! — мечтала лесбиянка.
Сколько долей в слове долей.

Он обратился раз к Ладушке: — Давай поиграем на раскладушке.

Не видят, но слышат про клад ушки, а руки хлопали, в прок,
ладушки.

Видели искру вы!? Выдели её из крови.
От вас утаю и скрою, что я балуюсь искрою.

Надо утаить и срыть, что в душе искрит.
Бес затаён и скрыт, он в душе искрит.
Зажёг я душу.
Увидев перспективу из кроя воспрянул закройщик надежды
искрою.

И скрою, что теперь горю искрою.
Он предъявил иск рою, но рой улетел от него искрою.

Хоть обладаю я Божьей искрою, но от вас я это утаю и скрою.

У старост пошёл вниз от ста рост. Один нарост богат на рост.

Другой нарост увидел нар рост, а третий нар ост.

Крутил на астре дамы ус и настрадался Нострадамус.
И на страде муз отдал нас эстрадам уз.

Выглядят топорно граф и я, ведь это порнография.
И то пора союз топорища и топора.

Топор ищет топорище, то пора топора и то порно выглядит
топорно.

Правда обнажилась, а похоть и пошлость на этом обе нажились.

Вся Обь нажилась, когда мель обнажилась.
Когда мешают ядра вам, отдаю время я дровам.

Отдавали предпочтение вы дровам, ведь досталась выдра вам.

Гляди, тюльпаны распустились и депутаты в пляс раз пустились,
и с ними девки распустились, и ты тоже раз пуст стелись.

У праотца будут думы прясться и ты от него прячься.
За тоскою эту книгу затаскаю.

Сказала Даша наша Мане, что скакала на шамане.
Наш ярок от одуванчиков ярок.

Не купаться Гале в Уде, её махают в Голливуде.
Во сне га превратились во снега.

Говорит Марина Вале: — Маму нами мариновали.
Не весь ты глазами зад невесты.

Там, где есть водица, всякая живность водится.
Она в воду не бросала яду в аду.

Друг индейцев Маниту, украл у Мони ту монету.
Он выпил шкалик и его зашкалило.

Приставали до куч ли вы или были докучливы?
Участок мал Инны и колюч от малины.

Они говорили, что она шипела, а наши — пела.
Иди по тверди и что человек подтверди.

Я от вас ничего не таю и при виде вас не таю, но вижу во сне Таю.

Тем цветом дорожи, что идёт-идёт до рожи.
Ноли глиста ли? Налегли стали.

Альбомы подруг листали. Искал яйца падре у глиста ли.

Наглы стали ногой на глиста ли?
Полыхать угли стали и раскраснелись углы стали.

Сталевары занимать углы стали.
Помогают, расплавлять угли стали.

Там возможности выжить у глиста ли?
Мениск туг листа ли.

Им времени запас давали, а они всё равно запаздывали.

Руководил ими татар — прекрасный имитатор.
Упала слива на — дурня с Ливана.

При выключении — привык к лечению.
С копыт скоп опыт скопит.

Сладкие слова за мёд лить, но этим глупость не замедлить.
За мёд лишь выговор замедлишь.

Две речи, а двери чьи. Да в ад верят чьи.
И ручьи, а верят в Иру чьи.

Замора жена была заморожена, не видела зама рожи она.

За горем жена как стеной загорожена, за горе жена теперь
загорожена.
За нарядом плачет зона рядом.

Ушла она за нарядом, за пышные, за наряды попала в зону
рядом.
А зона не пахнет озоном и это азы нам.

Несёшь знамя не ты, а те кто знамениты.
Палач палачку уболтал на палочку.

Выпил один глоточек — лекарство многих глоточек.
и выторговал он на глоточку торговую нагло точку.

И обиделся я на глоток, был пьян и ударил меня нагло ток.

Всё разделили на глотки — не надеясь на глотки.
Эти глотки полезны для глотки.

Вор души не чаял в заводе, он был там, как в тихой заводи.

Когда запад даёт он в душу западает.
Уймём запад лестью, в очереди за подлостью.
Ну, запад даёт! Так что в душу западает.

Облако котилось, на луну облокотилось.
Мебельщики говорили об лаках летая в облаках.

Вобла Оки не висит в облаке, как партия во блоке.
Я блока яблоко.

Кто за пари Вани, кто за пари Вали, а может просто мозги
запаривали.

На мозги кап, кап Ирка — строчит начальнику через копирку.

Видно по Косте — мастер на пакости.
Неси дела, чтобы не сидела.

В кинотеатре: — Голову вберите идиот в берете.
От жира фу! тошнит даже жирафу.

Я крошку запеленаю, чтоб запела Еленою.
Века, а за пеленою какую песнь запели Ною?

Не лечен зуб Еленою и я еле ною, что знаком с Еленою.

С Еленою, что выла под Селеною, с подругой подселённою.

С Еленою, что шла дорогой запылённою под вселенною, где
все ленные.
Бог не ответит за пыл и за пол.

Взгляд твой в себя круто запал.
Куда-то исчез души запал — подан за тысячу или за пол.

А знаете ль вы? Что работники гражданского флота и права,
работают по судам?

И по судам — пасут дам, их не спасут там закуски по золочён-
ным посудам. Нет спасу там и не спасут дам.

Загадка: что объединяет гражданский флот и гражданское
право?
Ответ: его работники работают по судам.

Футболисты брали голосами, и забивали голы сами.
Нет! Они были не лысыми, а были голы сами.

Как и Ван Гог Оля! — не знал Иван Гоголя.
Гога и Оля не читали Гоголя. Гога ля! не читал Гоголя.

Танец мой ярок, когда танцую я рок.
Твой я рок сказал возникший пред машиной ярок.

Было много у единицы нолей и ты, за это, мне две капли налей.

Мусору, где тачки, там ехали деточки.
Одевай дед очки не видишь, где точки.

Препятствие удали!
Удели время удали и не ищи подачек у доли или чтобы денег
пачку дали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *