К 1-100

Риф мой взят рифмой

Портрет. Увидели они осла в раме, не с сеном, а с лаврами.

У, рожь денная — дождём урожденная.
У спеха — нет успеха.

Лозунг в парилке: «Пар нас возносит на Парнас».
Выходят из веры, только изуверы.

Билет в баню покупает, там его банщик помоет, покупает.
Они что спят или!? Или спятили?

Садовник и беглец говорят, что всё началось с побега и что
побег побегу рознь.

Побег растения это не побег с тюрьмы.
Крепче чемпион по бегу, чем крепость пиона побега.

Ждёт нас ловушка — проверка на словушко.
Кто ищет зло, которое исчезло?
Тоста арена — то старина.

Чужая славушка, для глупца лишь словушко.
Разве я умнею, если полон ум нею.
Вас Илий, назвал Василий.

Неуместное словушко, для глупца ловушка.
Искусали вола осы даже через волосы.
В мир иной сойду я с Инной.

Спеть реквием стакану ли? В нём миллионов сто канули.
Открыли код вору и он, пришёлся ко двору.

Она ослушалась и понравилась ослу шалость.
Тора — плюс! Я постичь её тороплюсь.

Можно ли слово квази применить к вазе?
Если слово начинается с квази, ты мимо его сквози.

Что взять с квазимодо, если глупостью его сквозит мода.

Куда кликните вы зов, чтоб не приняли за вызов.
С ложности возникают сложности.

Пришла пора жать, урожаем поражать.
Роже по раже — успокоится пора же.
По раже ни я имел поражения.

Я превращу жизни соль ночную, утром в пыль солнечную.

Нервное состояние вывело его со стояния, когда он потерял
своё состояние.

От стран нести мы можем только странности
Не слышит страна стих это видно странность их.

Странна страна и это странно, и нам от стран нести лишь
только странности.

Не тешит нас стих, может, нас недуг настиг.
Лень и зависть снасти их, чтобы выбить и с нас стих.

Кричали дружно им ура! И началась разруха и мура.
Металлическое колено хорошо калено.

Есть странности у мели, есть странности у мили, но они руки
умыли.

Есть странности у мели, но обходить её корабли умели.
За уши умели, как умели.

Есть странности у пера, есть странности у пира — пить, увидеть упыря.

Способности пера, над пропастью паря, и чепуху поря, всё
выжать до упора.

Кому-то о, пора, где черти то опора!
О, пера суть, о, пера! Наш быт плохая опера.

Странности у чуда есть — я его учу доесть.
Небо! На день облака надень.

Скверну словить, значить: сквернословить.
Худой, однако же! Одна кожа!

Вас в свет выпусти и окажется, что вы пусты.
Лишний глоток и мат летит из глоток.

Те леса бесплатно раздаются и телеса вширь раздаются, и
крики с зала раздаются: — Где брехуны те рождаются?

Никакого уму резона, если даже есть у МУРа зона.
Последний акт риса, его съела актриса.

В одной с тобой он связке! Не рви же голосовые связки!

Не вылезть с болот вязких: не имея причин веских.

Устроили органы затор — выяснил организатор.
Умно жить — богатство умножить.

Заработан барыш нею и этой барышнею.
От барышей не сгибают бары шей.
Барыш нам и барышням.

Чтобы нить протягивать, нужна игла бусам.
А нить для марионеток, чтобы передвигать их глобусом.

Насыпали нагло бусы на глобусы.
Посмотри на глобусы, украшают, когда наг лоб — усы.

Наг раб, залез на граб, но ты денег себе награбь, итак хватит
на гроб. Наг раб и ничего не имеет на гроб.

За жизнь с меня вылетело столько сопель наверно величиною
с Опель.

Смеялась со маразма Инка: — И это у думы саморазминка!

Ждала одна кобыла лета, но не имела, однако билета.

Была, однако, белей и ждала одна кобелей.
Она ли том читала летом?

Да, это, однако, было летом, читала одна кобыла ли том.

Кабы не там сидеть по кабинетам.
А каково в кабине там, читать кабы не том.

Кабы не то нетто содержимое кабинета!
Мадам кабы не та крыса кабинета.

Кабы не те сидели в кабинете. А вот что делали в кабине те?

Похоть те сеяли по хате, но не замечены были на пахоте, ведь
слабые на пах о, те.

По хате не порхать пехоте. Пехоте не погрязнуть в похоти.

Она тащила с угла силос, однако согласилась.
Прок — ура! тура: знает прокуратура.

Он смотрел по сторонам, он кричал пастора нам.
Не сложат Гали цены, как и Голицыны.

Почем мучило? Гадость зло почём учило и на почемучило.

Училось по чему чело, что его почемучило.
Лови лассо ловеласа. Гав ловил ас, он был ловелас.

Кара нам идти к Аронам. Не сиять над ним коронам, а махать
глупцам Кораном.

И пока Арону читать не по Корану.
Пока рану открыли по Корану.
А корону пронесли к Арону.

Молотком он рис куёт и по пальцам попасть рискует.

Дан язык, увы, по милой — господи меня помилуй!
Идёт как по мылу дело и она помолодела.

Идёт дело как по мылу — язык её подобен помелу.

Зачем-то она помол одела, верно, от пудры мучной, побелела
и помолодела.

Крутятся с нашей — сто не знающих сна шей.
А кот с нами изошёл снами.

И песня выла с нами! Не владеющая снами.
Всё пелась песнь ямы, эта песня мы!

И выл пёс с нами — пел-выл песнями, и как будто, исходила
спесь — не мы…

Воет пёс на, это песня? Не знает пёс сна, это песня?

Когда овощ спел — хозяин песню спел.
Просторы взглядом окинем и ты от рани Оки нем.

Шорох кто навёл асом, что писал он новеллу сам?
Ибо сам не веришь ворам и боссам.

Выпустила община лжи Обь с чина.
Если конь чин — твой путь кончен.
Мол, чином молчи нам. Мал чином — молчи нам.

Привязал шар до рога я, так праздную я дорогая.
Ручкою на кране, не касайся к ране.

Сама с ада привезла самосада.
И до сада там вела досада.
И он кричал там сам осада, и боялся он МОСАДа.

Опытный человек, это человек, полученный в результате опыта.

Ох, это пряник, это пряник прямо в сердце мне проник.
Смеркается и он с мер кается.

Я выйду за ржу и лошадью заржу.
Табак он принял за ржу и выкинул с ним саржу.

Обрабатывали вы сотки, а теперь жильцы высотки.
А то высотка ли, а узоры вы соткали?

Лететь на вал осам, рассматривать вал асам и разлетаться по
ветру волосам.

Идёт как по мылу дело и она помолодела, язык её подобен
помелу.

Зачем-то она помол одела, верно, от пудры мучной, побелела
и помолодела.

Он был богат не чаем и мы в нём души не чаем.
О, слышишь! Получат ослы шиш.

Вопли Доры гаем: «Попьём и дорыгаем!»
Дорыгаем как Доры гаем.
А Содома все Аса дома.

Воет пёс на это песня. Не знает пёс сна это песня.
И с нашей — сто не знают сна шей.

И песня с нами! Она владеет снами.
Пелась песнь ямы эта песня мы и пел пёс с нами.

Имела язык дама Клава, который капал на мозги не хуже меча
дамоклова.
Над ним висит дома Клава, как тень меча дамоклова.

У, жест ока! Набрали силу уже с тока.
У, жестоки! Кровью заполнены уже стоки.
Грань уже сточена и цензура ужесточена.

Сказал поп росту жена! Попросту малого поп росту.
Попросту жена по простужена.

И у дамы — мужики, все на одно лицо, были Иудами.
И у Дали полно удали, а дамы восклицали: «Не Иуда ли».

Вот теперь и удали последствие удали и ты это удали!

До горизонта маки, аж! Они лица природы макияж.
Ветер по городам летит, по горе дам.

Подлить медка миссии, чтобы пропускали на медкомиссии.

А комиссия права ли, если памяти провалы?

Хотел всем рассказать про валы, но в памяти провалы.
А лица от водки, ты права, алы!

Не носил зам очки, знал и так, как открываются замочки, к нему ходили самочки и дёргали его за мочки.

И он присваивал сам очки, и ними толок семечки в скучные дни
нашей зимочки.

У моряков импорт и снится им порт.
И снятся им портные, и штучки импортные.

Скучает река Инд по Шиве, как портной над брюками в
индпошиве.
Афёры низ мы вот такие афоризмы.

Мы реже сэрами их называем, чем — режиссёрами.
Заработал режиссёр балл за то, что реже сёрбал.

Крыша текла — дом! Хотя заведовали те кладом.
Ну и дела: крестила крыс тела!

Тумак не при-ка словить, ведь сержанту лучше не прекословить.

Таков армейский устав: На приказ ослов не прекословь!

Заканчивается маршрут целевой там, где устраивают цели вой.

К столу гадость вы подали и со смеху выпадали, как все
кривились от падали, от которой куски отпадали.

А скучали вы по дали и приснился вам Дали.
И медаль вам дали, но дождались худшей вы доли.

Вам такое выдали! Худшего вида ли? Хорошего и не видали.

Это следует со слов: — Не берите слов с ослов.
Им внимание удели, тем, кто рыбку удили.

Плохи их уделы и худели, и худели — не пускали их у дело.

И посещался бар Боссом — злобным барбосом.
Босс им говорил — ходить босым.
И был слышен злобный бас им.

Уже закрыт Бар Борисом. Давай закусим барбарисом!

И ты со сном борись сам!
Коль полна была б арба рисом.

Не распространяй ложь окна ту и не корми с ложек Нату и не
перекладывай на ту.

А что говорят, что у неё как слёзы, так истерика.
Значит: воду для слёз она пила из Терика.

Не прись ты ж не престиж!
Престиж жены, когда все пристыжены.
Пресс ты жены.

Имеет ли вес слух, а ключицы у лодок веслух?
Имеет ли вес лох идущий на вёслах?

Они навострили весь слух.
Они обошли весь луг — желая многих выслуг.
Видали вы слуг? По заслугам — поза с лугом.

Всё у каст страдою! Указ страдаю — у костра даю.

Попа страда вшей, прыгающих по пострадавшей.
Видно по страдавшей, этот пост страда вшей.

У величины деньги увеличены.
И её увели чины — глаза увеличены.

А они не вылечены и о том выли чины первой величины.
Где совесть у величины! Увы, это личины.

Их не учи они неучи! Совестью мучены, все они мужчины и
этим не смущены — летит грязь с мужчины.

Век сел на вексель, а урка на век сел, где пьют век кисель и
мир топок как сель.

Вы мысль или вымысел? Не имели вы, мы сил.
И что Бог с нас вымесил! Теперь вы месс ил.

И это беса замысел. А многое дают за мысль?
Потому зам и сел. Зам шёл и замшел.

Живописные ярки — от соцветий ярки.
Над ними радуги арки и красных маков чарки.

Танцевала б Рита танец — танцевал бы с ней британец.

Яр Костью баловал яркостью. Яра курс — знаю его я ракурс.
А яр костей — яркость ей!

И рад яр кусту увеличивая яркость ту.
Ах, яр костей! унесённых смертью яркостей.

Зачем нужна яркость ей.
Может, ждала она гостей и не нужна была такая гадость ей?

Да мир полон затей, так сказал зять ей.
Не любил Кость Юмора и костюм мора.

Помнит яр касту как яркость ту.
Костюм эра костюмера.

Где же явью дежавю, где же вью и где живу.
Где же вьюн увился в июнь и вы юн и воин.

Се живи-ка и ешь ягоду с ежевики. Еже Вике дадут ежевики.
Ежи Вике напоминают о ежевике.

Он руководил нами шало, может это нечисть травки, в пищу,
ему намешала? Ты, может, примешь? Алло!

И не улыбайся приме шало, она говорят, травки режиссеру
примешала. Ша Алла не крутись шало.

Ша, лопай! Свой шало пай последний шалопай.
Мы знаем, куда Обь следует, так пусть её обследуют.

Смотри Инн! те рисуют гадости, что тебя интересуют.
Что он Инн тире суёт тебя интересует?

Инн тире, сова ли тебя интересовали.
Инн те риса овалы тебя интересовали?

Я открыл у Галки потаённые души уголки.
Дары дали — до рыдали.

Из куса не далеко до искуса. Из куска искус СКА.
Искус СКА имел из куска. Искус силы искусили.

Имела искус та — зелени, как листьев из куста.
Имела искус та — таскала плоды с дерева и с куста.

Два иска с тела — два из костела.
Кости ли дробят костёлы и ты у касс стели.
У костёла указ телу. А она у, кости ела!

О слова рык — зла словарик.
Ума стили дьяволу умастили и стояли у мести ли!

Говорит про то арена, что эта дорожка до нас проторена.
Выражаясь пошло, оно оделось пошло.

Дураком не будь Дима эта тёлка не будима.
Инн те рейс сует интересует?

Крив путь с перепоя санный, и кучер наспех перепоясанный.

После перепоя с Анной он вышел её трусами перепоясанный.

Видел рас тени я, их оставляли растения.
Делёжка, где ложка.

Гордо Марина обняла гардемарина.
Зачем же объявил он гарде Марине?

У него перегар-гарь, дымарь арены, там горе, где мора ионы.

Чудо, гордым арены! Чадом, гарь дыма ринет.
В углу курят, гардемарины и ставят гарде Марине.

У барда борода. Что за порода, что за бурда, ну просто
белиберда или бели бурда.

Забыта Нирвана, словно забетонирована.
Про свой запой песенку запой.

Согласен я с ним. Он был ясным.
И снились сны им, и Бог был с ним.
Радости в нём май и ты ему внимай.

Вот если б жизнь не была постылой, а сладкой была б пастилой.
О, черепа! Не видали очи рэпа.

Для подбора дочек выдвини подбородочек?
Она сказала за бором да и у него затряслась борода.

Заорали из-за забора, да, так что у него затряслась сразу
борода. Из-за забора дочку взял бес за бородочку.

Пищит обод дрянно, роет в земле обод рану и страна ободрана,
и никем не ободрена.

Кто мог героям подражать, а кто от страха подрожать.

Бард очки носил в бардачке, открыл он бар дочке.
Не дал ладу бард дачке и так и оселв бардачке.

Кланялся бард очку после ужина в бардачке.
Барды вы и песни бордовы.
С неба орда носит во сне барда.

Нас по две селили. А кровати вам к потолку подвесили ли?
Нет! Нас гармонистом под веселили.

Говорили оба да, что крутились обода, говорили оба даме,
что крутились сплетни ободами, крутились сплетни об Адаме,
не видать бы ада мне.

Молодому — мало дому. Её ведому отдали, как Еву дому.
Не хватало Еве дома и она несчастна, и ведома.
Без ведома она ведома.

Разве писал порт Моне, но носил портмоне.
Нравился порт Мане, но не пустое, жалкое портмоне.

Наблюдать люди стали: серы крысы — цвет стали, но добыть
ли с крыс стали? И тормозами стали.

Польза с них как с креста ли?
Глаз сверкают кристаллы, их зубов зла оскалы…
Расшибёт, как о скалы.

Дама рвёт и злится — некому излиться, пудра сыпется из лица;
ох она кислица!

Тони сам реклама Тониса.
Какие страсти! Сошёл с трасс ты.

Лопнули трасты и начало трясти.
Под висок ударил подвесок.

Рассказ про сто филе, плохое просто филе продали
простофиле.
Там просто та была простота.

Библия нас жить учила века, но памяти нет у человека.

Усоп прут и награбленное сопрут.
Мысль у медика плясала в уме дико.

Под ёлкой стояла поделка и выглядела как подделка.

Кто о душе беспокоится, если в ней бес покоится?

О десерты! Вас кушали в Одессе рты.
Спи ралли! Пусть отдохнут твои спирали.

Мотала на ус Кать, кого бы на кого науськать.
Не иди к амбалу, он сделает с тебя камбалу.

Казалась странность у мысли ей, почему, чем выше умы —
злей?
С порта начался этот вид спорта.
Спор-та оспа рта — несёт матом с порта.

Это слышно по рту, в пору ту, грузчиков в порту.

Стадион величиною с порт, а на нём идёт великий спорт.

Ты настроение не спорть и со мной не спорь ты, ведь ты
мелочь в спорте.

Глотнула коза ком, заблеяла казаком.
Снесла коза ком, а он пахнет казаком.
Сказ за ком, сказ о ком?

Мириться глупо с казаком.
При водке зачином — привод казачине.

Новь явилась — начало века! Навалилась на человека.

Если стул хромоног, то сколько у него из хрома ног?»
Дон Отелло не любил Донателло.

Говорили о великом ученике, как о великомученике.
Пора хоть на медь ума иметь!

Его в школу привели и там ему культуру привили!!!
Разве день злобой разведен?

Сочиняла она коллажи, а получались, однако лажи.

Сколько б не сочиняла одна коллажи, а спать за деньги,
однако ляжет.
И считают за сор ламы — бумажки с орлами.

Не выносят из избы сор ламы и плывут к ним бумажки с орлами.

Помазана медком миссия, дело для врача — медкомиссия.
Меткая миссия, врачу — медкомиссия.

Характеристика:
И с мужем нежным она лежала комом снежным.

При сателлите присесть элите. Присядь элита при сателлите.
Зачем соте лито в тарелку сателлита?

Осла деяния — о, злодеяние! Не осла деяния, а злодеяние.

Осла блеяние от ослабления.
От озлобления и осла блеяние.

Вершины облака таскали. Сидеть за окнами тоска ли?
Смотреть на злобные оскалы.

О скалы, о скалы зубов ваших оскалы! А пропасть узка ли?
Страх с мозгов снискали.

Зачем зари ты краску лил, ветрами жалобно скулил.

Зачем же краску лил зари ты, когда вот мы во тьму стихий
зарыты.

Она пыль с икон мела — время сэкономила.
Если голову не пригнёшь, высоко не пригнешь.

Кто утаил день жёнки и от неё деньжонки?

Кто повторяет: — Надо есть, надо есть! Так и еда может надоесть.
Делёж, где ложь.

Разозлил на уборку заказ Зою, она не хочет убирать за козою.
И злом бьёт излом.

Смеялась из Пепи Люся, кричала: «От смеха испепелюсь я!»
Выньте трюк в винте.

Эх! пошёл Союз в раструску это видно даже в растр узкий.
Гада мы видим годами.

Он упал в лужу полуживой — распространяя по луже вой.
Кайф в Инне как в вине.

В темном лесу много сов есть, но отсутствует совесть.
Ужа сны наверно ужасны.

Он от того и злится, что не может душою излиться.
У, мерзавец! Умер за овец.

Фашисты мир вразумили — кровью его враз умыли.
Вините грации в интеграции.

Любила множество икор она и хозяина Корана.
Крыс то носцы — крестоносцы.

Вначале века пропела эра звуком пропеллера.
Не отмыли вы ручки от выручки.

Они с неба росу ждали и о Боге рассуждали.
Слова вы вески — не для вывески!

Забасили, коль басы — им не надо колбасы.
Мутят азы — муть не видно азимут.

Уснув по полкам, солдаты едут по полкам.
Кака дрель закадрила как кадриль.

Не знает бизон тика и ходит без зонтика.
Олухи спели про то, как огурцы спели.

Смеркается. И кто там с мер кается?
У, секи! Так, это усики.

Напились враз чаем и теперь, из любопытства, глазами
вращаем.
Любили мы и стерео это наша мистерия.
У него и стерео звучит как истерия.

И стёр и я, и стерео, ведь у него из стерео несётся истерия.

От того и серая там любая серия, и пропали там сэр и я.

Спеты попурри им, с кого, чтобы задобрить папу римского?
Ах, попы не женятся!
Не надо ли попу-зад обрить, чтобы папу задобрить?

Ость роли, ость ролик, исхудал остро лик, а страх поселился
в астрах.

И отношенье к астрам, как к пылающим кострам.
Остра ли астра в астрале.

Ах, это Кастро разжёг огонь костра.
Огонь костра ты агония — кастраты.

И касс траты, видишь пламя костра ты.
И то остроты юмор ость роты.

Наши пили — жизнь меняя на шипы ли?
И плыли — пускали в глаза наши пыли.

Наши пели: друг на друга нашипели.
Душу пнули, словно дьяволу шепнули.
«Нам бы сад» — ныли, словно раны саднили.

Бельё чужое вы трусили, а своё трусить, вы трусили.

Ото лжи набирать ветру силы.
А ложь и зло, то вид Руси ли?

Облака снежинки белые трусили… а пол литру съели трусы
ли?
Ад Руси ли с одежды отрусили?
Путь в ад, холод душ — вы струсили!

Не нагла жена и не наглажена. Как смотрела на вора та!

Не подымай рубахи ворота, не раскрывай рот на ворота!

На них такие навороты, смотреть придут их снова роты.

Не убережёшь ворота от ворон, лишь только рот ими отварён.

И сплетнями мир их отварен, и сплетня отвар арен.
О твари без ума от Вари!

Шёл звук лавиной, а ты звук лови иной и это ставят ему виной.

В ноги раз кланы вались, потому и раскланивались.
Зло вредно и очень зловредно.

В селе Нина! вспоминают все Ленина, там была его вселенная.

Публика была вся ленная.
Любить их устали и работать без устали.

Вот и Ленин от народной лени, а Сталин от нервов из стали.

Человеку инстинкты даны на дело ли?!
Если матом и злобой в душу наделали.

И не я, и не я сделал перья из инея.
И от того синея пугаю сына не я.

Летит с Синая дымка синяя, меня этим осеняя дрянь осенняя.

Жужжит стая осиная жужжит под осиною.
А в храме, та, мозгов хромота.

Слова вы вески, когда сказаны не для вывески.
Для зоны вески чистые занавески.

Наступил раз день, ты глаза от сна раздень!
Не дроби день спешки дребедень!

И в место нитки в ушко вдень скорый поезд хоть раз в день!
Что дробит день, так это дребедень!

Прочитай требы день и улетит дребедень, но как прожить по
Тебе день, когда мешает дребедень.

День от дроби беден это смерти бредень и она гробит день.

Поменяет столько мод эра, но льётся в горло та же Мадера.

Ох! эти кокетки платья на них, что этикетки.
Эльдорадо — иль дар ада?

Мозги «Экстра» полирует так, что пьяный экстраполирует.

Такое влияние на Костю мецената, что изменилась на костюме
цена та. В уме цена та у мецената!

Прогнутся ли тавры, когда прозвучат литавры.
Все лета ври, что не гром литавры.

Столько дождя и грома, словно доверху влит овраг, столько
грозы в литаврах.

И будет закон тогда, когда яблоко голову Ньютона ранет, и будет зваться яблоко — Ранет.

Есть дела, а почему не ездила? Есть дети? Вот к ним и ездите.
Ль вице отдался львице?

Сказала, его уволь та и начала искать недостатки у вольта.
Под Анной её подданный.

Если зол — ногою топнешь, то в мирской клоаке топнешь.
Нечисть пёрышки не чисть.

Содержимое этих стопочек, не выдержит и сто почек!
Назар его повёл на зарево.

Слову по слову виться, чтобы сложилась пословица.
Я с этим знаком был знаком.

Они смеялись над ралли, пока им уши не надрали.
Проходят мимо, только мимы.

Не дотронешься до носа: получил после доноса.
Вой и стену сокрушит воистину.

Вначале века пропела эра звуком пропеллера.
К озеру рагу принесли козерогу.

Летит слово языкастых, словно язык касты их.
Ось калёная, пасть оскаленная.

Не знают азы коты!? Их не знаешь языка ты.
Истину не вой, как пёс над Невой.

Купола парашютов, а под ними пара шутов.
Мы изучали гимн Азии в гимназии.

Тонны ваших вкусов не положишь в кузов.
Ну, мы с матом отшили нумизмата.

Пасть тирана пеной от злобы постирана.
Настала, пора дам править парадом.

Я такое сочинил, что течёт в Сочи Нил.
Это же надо было, что жена добыла!

Едет воз до я, не я: ищет сострадания.
Крутил с кручи вал — ветры скручивал.

Небесный уют, где не бесы снуют.

Я не дождусь мою надежду, а с нею мне всегда надёжно.
Я не божусь сняв одежду и плавая её в воде жду.

Я не дождусь когда ты дашь Дусь!
И ты не станешь розой Дусь и я от крика разойдусь

Достал кол босса под названием колбаса.
Не лезь в колбу сам, отдавая предпочтение колбасам.

Помыта колба асом, который привык к колбасам.
У, колбаса! Из-за тебя укол босса.

Вновь бес, но в отца и он будет бесноваться, по избе сноваться,
этот бес новь отца.
Если без сна Ватсон, то будет бесноваться.

Смерть и бокал — тебя заполнит, ибо кал.
Ибо кал не льют в бокал.

Я в бокал дую, я на «колу» дую, ибо колдую, я вам наколдую.

Ибо кала цветок не для бокала, ушибла бок Ала, а кала любит
удобрения из кала, те, что Алла искала.

А бакалавр толкал в бок Аллу, пододвигая её к бокалу.

О, кала! Я сидела, окала, сидела около кола, стучала им о
колокола.

А видит око-око ли, когда внутри болит колит?
Когда ужас слезою в око лит.

Околица о кол отколется и заиндевеет око лица.
У подлеца — упад лица.

О скала! Я сделал вывод с твоего оскала.
О скала! Я твоего не выдержу оскала.

Через гору горе таскали, а за горою там не тоска ли?
Да! То зубы скалит тоска Али.

Вышел со спора хам, красный, как взорвавшийся заряд с
порохом.
Не знал, что такое спора хам.

Но занимался спором хам и вспыхнул как заряд с порохом.

Эти скулы напомнили мне про тёску ли?
Зла вещи действуют зловеще.

Была странная волокита, когда приволокли со склада не вола,
а кита.

Сначала верёвки с осла вить, а потом ославить.
Слышно осла блеяние: — Дисциплины ослабление!

Бывает у ос лик, — спросил ослик.
Бывают ли у ос лица, — спросила ослица.

Сказал художник это ваша ось лица, а на холсте портрет
«Ослица».

Дай ослу пить и он будет ос лупить.
Вот кнут, им лупят, пока мозги воткнут.

Просторы России простирались, а мозги от ума простирались.

Из Канн засекли мат, говорят, в Канзасе климат.
Прост торнадо ему простор надо.

Молодые с неги пока тают, пройдут снеги, потом коляску
покатают.

Идут белые пока снеги, ты в постели тянешься, греешь бока с
неги.
Знаете, почему пришёл конец Союзу?

Это потому, что комсомольцы беспокойные сердца всё доводят
до конца, и довели.
Если ты сделал пол дела — не беда.

Ибо даже Бог сделал пол дела, потому, что дело у Бога был
человек имеющий пол.

Могли пасти же мы! И эти цели были постижимы.

Занять могли посты же мы и эти цели были постижимы.

Людей гоняли по стуже мы, стояли на посту же мы.
И посты жены были им постыжены.

Беги, если взялся за кал до ванны и все пути твои заколдованы.

Издавал звук пёс сто ватт и его, будут пестовать.
При лае издавал пёс пусть сто ватт, но лай его пустоват.

Улыбались мило пасти, их языки работали как лопасти.

Не говори о клике, а то услышишь оклики.
О, клика! Где слышны твои оклики?
Плохие от клики идут отклики.

Эх, страда — жива эстрада! Есть рады, для нашей эстрады.

А враг попал в овраг.
Пёс может так скулить и этим тоску лить.

Снятся пасторам церкви по сто рам, у них небо голубым
простором, а с чаши льётся просто ром.
Просто ром потёк простором.

Слёзок по сто роним, для показухи посторонним.
Пастор он им этим посторонним.

Капли, капли… в труде, в поту сто роним, здоровье угробим и
мы в миру потустороннем. Пасторы нам по сторонам.

С ними одежду сними и об этом фильм сними, и узнаешь, какая беда с ними.
А ну-ка злобу умы слей!Забери её у мыслей.

У сэра бра из чистого серебра и все рёбра, но оказалась в сере бра.
Увы! зло счастье увезло и на зло у, везло.

Разве с Еленою развеселённою, плохо слетать раз во вселенную.
Оно не им, но — анонимно.

Созвездьем крестом осеняя, наступила ночь южная, осеняя.
Пили гримы и пилигримы.

Расскажи, однако, мне как русалка сидела одна на камне.
Бот смоли твой с молитвой.

Не отдавай пасту роже и веди себя на посту построже.
Язве не вой, что я звеньевой.

Все реалии за Валей, когда товар реализовали.
С волей ты дурака не сваляй.

Что рассказать вам о Синае это гнездо осиное.
Нет! Рублю славу я не трублю.

Она пресса выкупила и себе присовокупила.
Утром ранним любовью раним.

Не раз в редакции узнавал я вред акции.
Этот лох, Неси искал в Лохнесе.

Идёт повар от… и делает поворот, открывает повар рот, и
поверь, поверь, орёт.

И делает повар отливы и вы поворотливы, ведь у повара чай,
иди глаза поворочай.

Попурри им, с кого, чтобы усладить папу римского?
— Спеты попурри им, с кого?
— Из молитв папы римского.

Падает вниз и скала, которая славы искала.
Видела сны скала, что славу себе снискала.

Вымазался об манну ли или его обманули?
А ему по белочке было до побелочки.

Очкарик по белочке побил очки.
А ну-ка войте! Не дали мне войти…

Сталевары смотрят пристально. Где они стали воры?

Пристал но, смотрит пристально, ведь получила приз та — льна.

Трусил бесик три сажи и приговаривал: — Это биссектриса же.

Если бы не биссектриса, с риса гнали бы сект риса.
Любила беса актриса, делила с ним угол, как биссектриса.

Ночью чело похоже на чучело.
Отобрала ясность ночь у чела и боялось оно чучела.

Человек от веры гнут, а без веры отвергнут.
Он соло вёл, но выпил и осоловел.

Ты мотивчик на веды воешься и ты как будто к богу
наведываешься.

За билетики они забили этику.
Не знает дебил этики, на всю улицу кричит:
— Где билетики?
Сочиняли были этики, собирали деньги на билетики.

По этике, только поэтика.
Изюм лени в изумлении.

Сказал знаток: — Быстрый сон — сна ток. Это ясно без оснасток.

О! с нас ток он выжимает при помощи оснасток.
Он мозги запеленал ей и все запели — налей.

Женщины знают, кого жалеть, а кого жалить.
Нет лица у жали! Задавили ужа ли?

Такой закон у серебра, за него переломают вам усе рёбра.

Не долетает ко мне с гор блюз, и я от старости сгорблюсь.

Был у вас по лени я, а у вас воспаление.
И со старицей можно состариться.

О чём воркуют в Воркуте, что сидит в своём там вор куте.

Почки отбили Ване, а теперь в печати его отбеливание.

Запеленали так, что запели ноли.
Каково содержимое — с одержимого.

Наше вам, по этике, с кисточкой! Ведь он в поэтике скис точкой.

Даст уже отдохнуть до стужи? Она до стужи даст уже.

Это кара акулы, писала зубами по воде каракули.

Напоминали тёску ли мне те скулы, и ты в кабинете скули.

Атом манна для атамана?
Говорит о том манна, что хороша, для атамана.

Ах, матом вы крыли Ахматову, потому что нечем было крыть.
Ах, мата вой не услышан Ахматовой.

Я вместе две же не ем одним движением.
Раз таяние значит: время прошло расстояние.

Он говорил раз сто я, не я и отошёл на расстояние.
Раз стояние, надо уменьшить расстояние.

Неси дело, чего родня не сидела?
Наст уже возник на стуже.

Заставляет песню петь нас туже, вспоминать Настю же.

На стуже жить, то заставляет нас тужить и пояса затягивать
нас туже.

Пара шей обросла порошей. Хорошей от хора шей.
Пара шей облитых парашей.

У, скобу зим узко бузим.
Не нас те бросили в ненастье.

Это счастье не Насти упечёшь не нас ты.
Упрекала она нас, что съели без неё ананас.

Горе же стоит там в гараже.
И напали в гарь ражи это с гор рожи.

Ого рожи требуют огорожи.
Он воскликнул о гаражи. Гора же не стоит в гараже.

А напросилась рассказать она про силос.
Злобу раз таят льдам не растаять.

На вождение нашло наваждение.
На ваш день и я смотрел, как на наваждение.

Нева образ зим — мы это невообразим.
Несу образ зим, а мы не сообразим.

Очищаю очи с чаю.
Снилось — переплыл с Нил лось.

Просочилось — не мечтал про Сочи лось.
Просо силос ПРО просилось. Вы просили и выпросили!

Обечайка — обе шайки, обе чайки обещай-ка!
Чревом шайка ос вещай-ка, ос ищейка освещай-ка.

Удушай-ка! Гонят в шейку. Этих вшей как продать шейху?

Наше ей-ка! Вопрошай-ка ты про Швейка! Шейка-шейка красна
шейка, на кармашек чек нашей-ка!

Сведут шайки в дела шейха. Хорошей-ка хора шейка.
Навяжем шалашей -ка, прям в танце шейка.

Подсунули каку Листу, послали к окулисту.
В Оку лист бросал окулист.

Ой, как сильно Лист скуласт! Не иметь акуле ласт.
Как те лопасти прошло тело посты.

Скулил с кулис, краску лил, красу с кулис.
А кулисами плыли акулы сами.

А культы, а культы — видел акул ты.
Не мозги, а культи таких видел акул ты!

Ах, акулы лисы, ах, а кулисы!
А кулисы, а кулисы обманули акул лисы!

И мысли как у лисы — прячут каку кулисы.
Раба потчуя — его пот чую.

Скормил ас пираньи тура, то его аспирантура.
Пусть туфли отдыхают, а спи рант ура!

А с пира антураж, там аспирантура аж.
Ас спи ран тур раж — аспирантура аж.

Полон осп Иран тура, там своя аспирантура.
Результат что пара Ноя — глупостью порадует.

Вышибает паранойя, эта пара — дуэт.
Эта пара стопоря дело мира стопоря.

И пришла стоп пора — обошлись без стопора.
Хотел падре сдачу и попал под раздачу.

Не мажь пасту пенькам и также по ступенькам.
В углу пеньки, у, глупеньки!

Пророк узнал про рок и слово веское прорёк: — Имея порок от
стольких порок.

Долго я искал. И за день я успел находиться — не зная где, что
полезное находится.

Беспокоил не ус Тайку, а то, что не уплатит тот неустойку.
Изе грыжа из игры же.

В душу проник, да напрямик, тем и велик — кнут и пряник.
Я смог разогнать смог.

У него была кака позиция — он выступал как оппозиция.
Но чего даёт ночь его?

Устроил и русак вояж — заставил носить Иру саквояж.
Тут сидело Тутси дело.

Жаловалась брошь лому: «Я скучаю по прошлому!»
Раз танцы не расстаться.

Несёшь чепуху ли бреда, а говоришь это либретто.
Сап эры излучают сапёры.

Увы, чья дослужилась до увечья!? У вече увечье.
Пав Лиина любила павлина.

Приду на ваш день и я устрою вам наваждения.
По старине дали пост Арине.

Открыла уста — вша я, что от работы уставшая.
Раз на рядку нашли разнарядку.

А марокканец, плачевный увидел омара конец.
Цветы дарили и могилу дорыли.

А второкурснице деяния автора кур снится.
Но чью ничью сыграли мы ночью.

Что попалось ей и ты то, что попало сей!
Душою горю я, по любимой горюя.

Смеялась с тебя та, что родом с Тибета.
Поза веска — надоел нам по завязку.

Иры гать заставляла кривится и рыгать.
Из-за планшета получила бланш эта.

Мазки там понравились москитам, маски там воздействовали
на мозги там, и вылся намаз гидам — на мозги дам.

Москитам не брали мазки там. Нам брали мазки там и капали на
мозги китам.

Нов аж день и я и то от наваждения. Ходил друг на вождение, то
было наваждение.

О птичках не мечтала аптечка. А псина не мечтала об течке.
А такую — я атакую.

Не подведёт лишь ум осла, он недостатки найдёт у масла.
Загадкою за гадкую.

Дары Лале до рыла ли? Его послали, чтобы он пас Лали.
Ярка от росписи арка.

Он взялся сам овец пасти, но сам боялся волчьей пасти.
Как меч та остра мечта.

Камни стеля — камни стиля, то вело его к амнистии ли?
И зло мило его изломило.

Мозги не пудри ты, а то получишь жидкий пуд Риты.
Сове ты не давай советы.

Растратился зам и сел не осуществив замысел?
Яда мой принёс как я домой.

Проект курсовой: как оплодотворить кур совой.
Ев Нюха смотрела на евнуха.

А ты дурня полови-ка на просторе половика.
Он раз ел то, что хлор разъел.

Выпачкал кал литку — не выходи за калитку.
Не прись я галл, там не присягал.

Смеялась с тебя та, что родом с Тибета.
Благо гаду шея, вот и благодушие.

Был неверен пёс духам и лизал … хам.
Довёл бизнес меня до бизнесмена.

Растут ша! рога, ведь здесь шарага.
Он нёс купол и дождь его не скупал.

Помнит Ганг Рину боится как гангрену.
Ну, не пой мне арии ну!
Коллегу отвели к Олегу.

Не имеет небо раны и, вроде люди не бараны!
Не барана неба рана, бороздят их не борона.

О, борона, о, борона, это не барона оборона.
Не ходила в бор она, а ходила в бар она.

Вышла в бар она посмотреть на барона.
О, бараны! Обе раны вы какого-то барона.

Была красавицей бара она, хотела увидеть барона, а увидела
барана.

О, бараны, о, бараны вы министра обороны, в место быков вы
тянете бороны.

Где же ход дали вы боронам, что-то не видно из бара нам.
О, бароны, о, бараны вы министра обороны.

Совесть оба роняют, когда вора обороняют.
Совесть за бором не растёт забором.

И то не забор, а собор — тёмен, как аса бор.
Ты поишь особ о, ром! А пудрят мозги не ромом, а собором.

Очень прост, не бар ты, не заглядываешь в неба рты.
Очень прост, не бар вы, переступаете через неба рвы.

Совершая обор ты — восклицаешь: — О бор ты! Повеса, о бар ты!
Жаль, твоя мать не делала аборты!

Движенье ветра не оборви! Не ударьтесь, как ветер, о бор вы.

Тьфу боровы стали выше бора вы.
На чужое позарились и в дерьмо позарылись.

На тело пока дело — дымит пока кадило, голова черепок одела
и хорош глава отдела, он ведь матом всех отделал.

Хорошо пока телку — дали всем по котелку, приведут пока тёлку, а пока нет толка и пустое толкут, пьяные в стельку.

От зависти-то алкать и пустое то толкать, притащила тол Кать
и начала речь толкать.
На трибуне пусть стоя, но толкали пустое.

Встань по раньше! Живее! И не порань же веи.
В оранжерее и варан жиреет.

Варан живой в реке, в оранжевой.
Раз ада росла рассада.

На пляже до чернею и займусь судьбою дочернею.
Ещё до черни её разворовано предприятие дочернее.

Да чернее предприятие дочернее.
Дочерь ныла и картину до чернила, может это дочерь Нила

Лентами его сан овитый, он сановник сановитый.
Теракт кота — разбита терракота.

Собака в Майями лая брешет, как моя милая.
Она в май ямы копала в Майями.

Ой! попа рыло она попарила. Попа — ар ила над небом парила.

Три пацана то — любит трепаться НАТО.
Не мечтает поц о НАТО — затравили пацана-то.

Меньше трепаться надо уже пропели три пацана до.
Оп па! Цена. За па цена — за пацана.

С трас ты несёшь страсти, а их как пыль нельзя стрясти.

Как тебе нравится вид рачка, когда за баром выдрочка.
Ври, но знай меру — не пей в Рено.

Выросли зубы в пасти рано, не клади руку в пасть тирана, уже
вся нация в блевоте постирана.

И понимаются посты рано, ведь дьявол пас тирана и проверял
посты рьяно. И это пост и рана — пост Ирана.

Женщины вид рою представился выдрою.
Беспокоил вид Раю и она погналась за выдрою.

Давай я ей задницу выдраю, мне тоже нравится вид рая.

— Видел во сне вид рая. — Что во сне ты себя выдрою видел?

У кого там соло в ушке, что дань не отдаёт соловушке.
А у кого там сало в ушке и братва его вся в ловушке.

— Что значит слово абракадабра?
— Это, значит: не жди от брака добра.

Не жди от брака добра — вот такая абракадабра.
Женщина от брака добра, вот такая абракадабра.

Вот абракадабры: не становятся люди от брака добры.
Абракадабра! Не жди от брака добра.
У галки смеются губ уголки.

Он не был бухгалтером, но выяснил, что бухал ты ром.
Пропил пробу галл тира и то рассказ про бухгалтера.

Ты водку бухал, те ром — вместе с бухгалтером.
Не пилил бух галл тиром, он просто был бухгалтером.

Ходил с дыркой во лбу галл тиром и представлялся
бухгалтером.
Галл сыпал сор тиром и он вскоре стал сортиром.

Он в дверь стучал: Бух-бух. Галл тёр шею, потом ушёл бухгалтершею.
Поставили бюст Галь тиром, прямо с бюстгальтером.

Что бы занимал бюст Галь, те рамы, его сдерживали
бюстгальтерами.
Занимал там бух Га ль тиром вместе с бухгалтером?

Потели визири смотря футбол по телевизору.
Утили визиря лежат у телевизора.

В Поти лев и зорю смотрел по телевизору.
— Приснился! — казали те, лев визирю.

Любит свист Улька в руках её свистулька.
К Ульке что-то принесли в кульке.

Ношпу Ульке передали в шпульке.
Немного нити на шпульке, готовит позолоту наш пульке.

Пропел полк аминь — пропил полк камень.
Полка мне поставлена на пол камне.

Полком не установлено пол комм.
Кто двигает полками, а кто солдат полками.

Как киты, как и ты — ешь каки ты.
У, литки облизали улитки! С литок не выплавишь слиток.

В конденсатор слит ток, его бумага как листок, ух и запах коли сток. И отметок кол исток.

А ну, давай, не компостируй мозги ты, разве это потому
сдавала мазки ты, что тебя покусали москиты?

Пусть нам скажет ум о том — чистота в стекле умытом.
Не возносится ум мотом, написали мы о том.

Не забыть бы нам о том, что несёт нам атом.
Да не кричи о том ты матом.

На гимне оттоптали ноги мне.
Но гимн нравится многим. Кланяется в ноги им. На гимны километры ноги мни.

Сказал малышу ты, что малы шуты. Наелись икры шуты — сдви-
нул и крышу ты.

Петь си ль вам на радость Сильвам. Се львы — радость сельвы.
А тор Вале оторвали.

Проба сны писать про басни. Проба с ним писать про басни им.
Грише сказали — греши.

У нас всегда говорят коллегам: «А ну, давай пошёл к Олегам».
Утоп и я, ведь то утопия.

Что получишь с гордыни? Это тоже, что собирать с гор дыни.
А слух уже, что ослу хуже.

Речь пропета и сказана, про то, как хороша — уха из казана.
Кашель не заменит кошель.

Сколько выпустила пуль Сара, что долетели до пульсара.
Панк репей, его как рэп пей.

Что можно узнать из лая? Что собака добрая иль злая.
Эта манна шик, для монашек.

Профуру Инку ли? Заставили писать про фурункулы.
Проб ас, говоришь ты про бас.

На осла ли привороты наслали, отослали нас Лалле.
Смотри, та щит на корыто тащит!

Занесена в нору шалость и связь с ней нарушалась.
Суть теля — он не сделан с утиля.

Начал такое ветер петь, что невозможно вытерпеть.
Он речь пробасил, у него проба сил.

Он был толст и очень грузен и к тому же не грузин.
Смеюсь из пани я, как и вся Испания.

Сделали выводы? И напустили кругом вы воды.
Он к педику лез и заработал педикулёз.

А на том спектакле ты такую липу спёк, так ли?
Его пить повели чай и ты его повеличай.

Досталась Библия Ватикану и глас её, как в вате канул.

Он поверхность пор трёт — не дождётся когда будет готов портрет.
К оде обращался в коде.

Локон довит — режиссер давит, он как царь Давид на меня давит.
Из ком боль валит иском.

Могли нас запахом носки морить и заставляли нас кимарить.
Под ними парус подними.

Нужен код, но образному, для перехода к однообразному.
Близь тела гадость блестела.

Он заставил сапёра жевать и начал ему сопереживать.
Стряпня — спотыкач с три пня.

Он отреагировал на замах, что отразилось на замах.
Мы лени ум и наш миллениум.

Я скуку тру дней, но с каждым днём мне сё трудней.
Под цвет дня ли флаг подняли.

Я всё передумала и выяснила, когда переду мало.
На гамме стучала одна ногами.

Укол Иры в ванной, как у яблони, у колированной.
Пожалуйста, хватит, пожалуй, ста!

Нарисуй на! По пятну «ю» и пойдём на попятную.
Вот чаяние: не попасть в отчаяние.

Говорили аналитики, что собирала она лютики.
Вы слушали, что нужны веслу шали.

Рожать пора — дуйтесь и на детей порадуйтесь.
Говорит код об разном и о образном.

Лавина Ливана, это ли Ваня и его вливанья!
Она те лифоны вешает на телефоны.

Ген Италии был спущен, через гениталии.
Он у воза был, а что делал, увы, забыл.

Реагируя на гам, она давала волю ногам.
Плохими словами разносится зло вами.

Выдвигает сколько ссор рок, когда тебе сорок.
Ах! мёд, а, душа Ахмеда?

Она такой вид имела, как будто сигару, увы, дымела и не
пугают её виды мела, теперь мы видим: она дым ела.

И пускала она дым мило и на белый свет дымила.
И имеет цвет дым ила.

И не имеет цвет дым мела, и злоба чёрным дымела.

Видела публика: воскрес пуп блика и на него лила воск республика.
У вас крез у воскрес

У дамы не лицо, а реклама — теней, духов, в общем: река хлама.
У, секи, это не усики!

Всё то в виде Алы переходит в идеалы. В идеале введи Але.
При Вите все привиты.

Ума ли шутам, ума лишу там. Умали шута, а то ума лишу та.
Испытание из питания.

После того как вас издали, люблю смотреть на вас издали.
На таре ус вёз нотариус.

Слёзы в дом отчий слили, когда их со школы отчислили.
Запад дня — ночи западня.

Ты дом оставь и сядь в состав и план составь со ста в…
От иска жён смысл искажён.

Были вы, на вы с Али и как гора над нами нависали.
Об мороке говорят обмороки.

Она просвиристела — не создана просвира с тела.
Вов ли Кать хотел вовлекать?

Вампир кричит, пей заживо, глядя на пейзаж его.
Объект Ива в фокусе объектива.

Само в углу блядство будет самоуглубляться.
Всё подряд чик — режет подрядчик.

Ох, эта возня кала! От него вонь возникала.
Одно, ходок застрахован от находок.

У тебя такая тирада, что вроде бы ты рада.
Положили в носки нули и нас кинули.

Не хватило ума Ляле, как её не умаляли.
Мычи тать, что продолжаем мы читать.

Пусть пожертвуют все ребром. Будим серить серебром!
Противоядие сере б ром. Иди поболтай с сябром.

Таков среды раствор, что идёт в рост вор.
Где темень — квадро ад пройдёт Малевича квадрат.

Ветер будет флаги развивать, а человек будет мозг развивать.

Не уходи за ширь ворот, хотя мы тебя не держим за шиворот.

Радости гнуты и цели Ра достигнуты.
Ахни сюда — ах ни сюда!

Не видать ни зги тары и отшибли низ гитары.
Сел на тарах Тит и зубами тарахтит.

Овен не мечтает о Вене, овен не мечтает о вине, он мечтает о
овине и он не там не по его вине.

И звоны из Вены, из вони язв они.
Я звонил и говорил, что язва Нил.

Звени, звени колокольчик свиньи.
Извини и звони из вони!

Ты меня извини и звени, и звени, все ведь звоны из вины, из
вины.

Как урок так и сломан курок, а взвод считает курок.

Палец трётся о курок, а в зубах торчит окурок, это казак
придурок, я тебе читать приду урок.

Кто тянет домой окорок, а кто окурок.
Воспринимает око рок и худеет от него девиц окорок.

А наши рынку отстегнули на ширинку.
А наши на поводу у анаши.

Ему сказала: — Ш… Иринка, у тебя расстёгнута ширинка!
Слышишь! Заиграл оркестр тушь, Иринка!

А ты заглядываешь в ту ширинку и говоришь: — Нет уж, здесь
сметана, а не тушь.

Станет шире ночка, только расстегни шириночку.
Плохо когда при всей шири рынка негде расстегнуть ширинку.

Мы обед отъели и поехали в отели — позаботились о теле.

А мы от ели свежие побеги отъели.
О тело имеет Отелло!

Он был с завихрением, всё время отвечал: — Меня в гости зови
— хрена не ем! Зав их хрен, он головой завихрен.

Имеет зав их Рено, а в голове его завихрено.
Зови хреном план в его мозгу завихреном.

Рассказ зови хреном, родившийся в черепке завихренном.

Лилась утра охра нам, но спать пора идти охранам.
Старцы ох… роняли, но мораль стойко охраняли.

О храм! Отдай долг солнечным охрам.
Про Машку и про её промашку.

Заливает охра мели и корабли не плывут словно охромели.

Рады солнечным охрам ели и ветры стали словно охромели.

Что думают о храме ели: — На храм ушли леса!
Чтоб они гады охромели!

Он получил по иску сало, а меня собака искусала.
Не так шикарен шик арен!

Не паве зло, но что делать, если не повезло?
Наложница — на ложь жница.

У них была дочь Лена не безразличная до члена.
А пока Лена искала по колено.

Испытывало пока лень её поколение.
Мане Кены приволокли манекены.

От того пала скала, что волна её поласкала, а непогода
дождём полоскала и осталась от неё полоска кала!

Расплылась Ала в пол оскала, она не видела ещё ос кала.

Зачем рожу воротили этим душу ли воротили?
Кому вы дело вора шили, зачем вы душу ворошили?

Про волны расскажи про мили, как они им мозги промыли.

Достопримечательность гор — лом, базар, каждый брал: криком,
горлом.
Разве скал сор лом, когда за него дают монеты с орлом.

Потому что никто не говорил, что сор лом, когда получал за
него монеты с орлом.

Не надо в край нести свои крайности!
Без крайности нет и бескрайности.
Ты можешь свой край нести без крайности?

Меня бесом учит, бес меня мучит.
Бесы друга мучат и он испортил другому чат.
Открыли мы чат, а там бесы мычат.

Бес злобу мечет, вот и вышла мечеть.
Мечут, мечут злобу в мечеть, они могут бесом мычать.
Крокодильими слезами землю мочат, а свидетели молчат.

Мечеть злобу мечет!
Ну, что вы злобу мечете террористы в мечете?!

Уже бомбы взяли как меч эти и вас благословят в мечете!
И дошли мы до черты религия — плохая дочерь ты!

Плохое слово не черти, пожалей, там живут не черти!
Там не черти, так не черти, не черти оседлости черты.

У нас особые черты все дошли мы до черты, религия — плохая
дочерь ты!
Опять дошёл он до черты и его дочерь ты.

У чёрта невыносимая черта — опять нажрался до черта.

Не открывай же дочерь рта, а то расскажешь до черта.
Да, черта! Дач эра та! Дач эра рта! У черта у чёрта!

Сказал раз чёрт, чуя: — Расчерчу я, резче торчу я, растопчу я, тот раз чётче я — риз счёт чуя.
Дурь раз сто чуя, язык расточу я, раз то чуя!

Изогнулась резче шея и на ней резь — чешу я.
Чума ума — чума чума. Растопчу я, раз стоп чуя!

Нет резче ума, расчёт чуя — расчешу я, растёт чую — ряс чешуя
и язык чешу я.

Тоска. Алла! Нас таскала и натаскала — нота с кала, но та скала была не с кала.

Природа стыла, ветер дует с тыла.
Загрузка стиля, все загрустили.

Там пили кофе тёска Алла! И смеялись не с коала.
Ах, тоска Алла! Натаскала в душу на таз кала.
В аду пение от отупения.

Мы когда надо ели и ему порядком надоели.
Рубить не надо ели, нам они не надоели.

Ели растут еле-еле, но нам они не надоели, мы кашку раз тут
ели.
Сказал чудак: — Отдохну чуток, ведь мир к нам чуток.

Вырвалось из чудака, как вир волос: — Ищу дока.

Сказал йог: — Я видел свет Рамы и я дружил с ветрами.

Нет у дона силы, на него, куда надо доносили.
Не зная о гнете, пропали в огне те.

Эта лента идёт вам ко лбу и голова напоминает колбу.
А лень та не лента, не стройный олень та!

Смотри Лен, та, а на ней лента!
Ощутила плен та, запачкана от лап лента.

Путы — путы нет пути, будем петь, что нет путин, но есть Путин и был Распутин и распутничал раз путь начал.

Каждому попу там дано по путам. Видать их бес попутал.

Далась попу тали? Их там на месте попутали?

Заплелись пути как путы. Иди в попу ты! Нам с тобою не по пути.

По пути хотел поп уйти, а его попутали, путами опутали, ну не
нужны попу тали.

Земля от солнышка парует, весна животину парует.

Привезла фура ром и все это назвали фурором.
Вызывает мечту пение, а меч тупение.

Кричала СОС Улька: — На меня упала сосулька!
Ну, хватить врать, я не верю в рать!

В США каждый потомок любит реку Потомак.
Себя выражение через выражение.

Это ли не черта, что нету не черта?!
На чёрта ли сплетню начертали?

На очи навернулись ночи.
Ночи рта ли сплетню начертали?
У, лики, есть на вас улики!

Очевидное: Россия бескрайняя.
Невероятное: Но у неё много крайностей.

Полыхать угли стали и раскраснелись углы стали.
Хлопает оконце, не думая о конце.

Его вода скупала, та, что хлынула с купола, а жена продукты
скупала. Ой, скупа Алла!

Смотри, душа не просыхает!
И тебя кто попадя и не проси, хает.
Оконце зазвенело о конце.

У неё в машине фар сила и от того она форсила.
Ну и закончик! Судят за кончик.

Растение называется Алое, но оно зелёное не алое.
Разве оно алое растение Алое?
Разбирали игру стиля — шлялись и грустили.

Пили жидкость текучую алкоголики те кучею.
Собрались алкоголики те кучею и пили жидкость текучую.

Тех учую я, потеху чуя.
Текст учуя — тест учу я. Текст, учуяв, я учу явь.

О, бес кураж жены и мы этим обескуражены.
Если бес куражится, любой обескуражится.

О лень! Ты не быстрый олень. Увы, лень ты увалень!

Содержит год дни, но куда они годны! А дни бегут одни!

О, дни, куда бежите одни? О дни! Куда бегут одни?

Не чистили дно и куда оно годно?
Что говорить об этом дне мы давно уже на дне!
По дню бес снова увёл у поднебесного.

Посмотри на капитель она силы колонны накопитель.

Вандалы! Так злобой кипите ли, что разбили те капители силы
накопители.

Искусства вы копители и капители похитили.
От злобы кипите ли?

Вы неба коптители.
При чуде — причуды.

Сопел сын их с апельсины, напуская сопель синих, цветом с
опал синих и напустил этих сопель размером с Опель.

Невинные люди — выпившие не вино, а водку.

Пояс затянем потуже, по метку, по метку — по ту же и лбы уж
наши в поту же и там не вопль, а шёпот уже.

Мы с тобою потужили, мы с тобою в поту жили.
Плохо работать по стуже, а начальник на посту уже.

Жить не по средствам, это быть непосредственным начальником.

Непосредственный начальник это тот, кто живет не посредствам.

У нас все начальники непосредственные, потому, что живут не
по средствам.
Он был посредственным начальником непосредственным.

Пришли раз до сада Вани, очень раздосадованы, они вынесли
раз до сада ванны и были этим раздосадованы.

Я хорошо притёр плюс и к неприятностям притерплюсь.

Зашли в бар они как барины, а вышли, как бараны зализывать
бара раны.

Намек кассирши об чести тих, это подвох, чтобы обчесть их.

Но она споткнулась об честь, не смогла невинных обчесть.

Берут в армию всех без различия, чтобы повесить знаки
различия.

Берут в армию всех без различия, потому что в ней бытует
безразличие, для того и вводят знаки различия.

Воскликнул: — У душ я, там признаки удушья!
И нашёл у душ я признаки удушья.
Смеялись от души на… театр нам отдушина.

Сам во душе в лени я и никакого воодушевления.

Лечь, во! душе в лён и я этим воодушевлён!
В лени я увидеть суть явления.

Что там во душе в Лены, что все так воодушевлены.

Лень в душу вселённая, есть души вселенная.
Эта Кэт соблюдает этикет.

Он воскликнул: — Во площадь! Здесь проект мы будем воплощать.
Сын тезы — синтез.

Говорила кобра за Ванею — как он относится к образованию.
Спор ада с парада.

Беспокоил не ус Тайку, а то, что не уплатит тот неустойку.
Не она сестра неона.

Достали тётю Этю дни иками и художники с этюдниками.
До зорь ходил дозор.

Сидит бес, столько в нём лет, что ему природа внемлет.
Отдушина — от души на!

Его друг поддел, за то, что он тёплые штаны поддел.
Вызови на дуэль визави.

И мира их, и дружбы оплот ударился как лёд о плот.
Есть это желание эстета.

Я пошёл по следам, но там, было грязно после дам.
Ужом я вился и бес явился.

Трубач подъём оттрубил и сон как будто отрубил.
Ты смоги дышать, где смоги.

Начальнику грубо отруби и будешь есть отруби!
Сказано в прок, ого! Про кого?

Матюгается народ! Ему намордник бы на рот.
Дочь аса была с нами до часа.

Куда сован этот саван, может в озеро Севан?
Зови щами — очередь за вещами.

Ты рада? Открыт тир ада и это твоя тирада.
Взгляд поэтики — взгляд по этике!

Синяя мордочка, идёт с Синая мор дочка.
Это молва да, несётся как вода!?

Наличие пробочки намекает про бочки.
Лень, я прав, линия всего правления.

Грёзы — сна снасти и не смейся с нас ты.
Нашёл у сна я, где сказка течёт устная.

Не смейся с Насти! Её влекут сна снасти.

В руках куль туристки у культуристки и ты культ истки из
культуристки. От культуристки дал раз дёру.
Она любя сказала: — Я тебя раздеру.

За явление отвечает ваше заявление.
Выступал я за явление, а они мне пиши заявление.

Чарку выпил индус, три я и рухнула индустрия…

Какое дело вам до вида, когда он читал, на виду, притчи
Давида? Давид на нас давит.

Удави да, его у Давида. Река плохого Уда вида.
Удавы да? жили у Давида.
О, Давиде ода в виде: «В центр ада веди!».

Последний виток довит и глубь веков давит и убил Голиафа
Давид. Мазок до вида похожий на Давида.

Да вид имел Давид, он этим видом на всех давит.
Звезда до вида у Давида.
Да, вид имел Давид! Да, вид! — сказал Давид.

Удави да, его у Давида. Синь до вида с индивида.
Не буду тебя я давить, ведь я не ядовит.
И я не царь Давид, который всех давит.

Он сказал, что над ним я довлел, и настроение ему испоганил,
будто в душу яда влил.

Ядро метательница сказала: — Я дрожала, когда ядро жала,
словно яд рожала.

А ты как свиньи колокольчиком звени!
Брали кровь свиньи, брали кровь с вены, одной цепи звенья.

Ты об этом не звени, что ввели кровь свиньи, нас за это извини.

Твои друзья языкаты. Не прикусишь язык и ты!
Видел и я закаты, а зэка ты. Не знают азы коты.
На закате грустью аз окатит. Путь короче о, катет!

Рисунок покажи и разрисуй по коже.
Покажи пока жив, что на что похоже, а похоть же видна по роже.

Только переступи порожек и очереди с тех пор рожек.
Как это жарко, когда в огне горит этажерка.

Пот от пор болезням отпор.

Что там может печь урка? Ишь! как горит его печурка.
И пылает в печи чурка, греется при ней дочь урки.
И горохом всем до чурки, где штампуются дочурки.

Вам знакомо знахарство дочерей?
— Мазь прикладывать до чирей.
Дочь арки не безразлична до чарки.

Слышишь! Пройдена дочь черта, наплодили там зла до черта!
Я капусту дочищу, я в капусте дочь ищу.

Дочерь ты! Жизнь свою дочерти до черты.
Испугалась и не открыла дочь и рта.

Иногда дочери каются, когда дочирикаются.
Не ели дочери еды до очереди.

Эта дочь эры-еды обратилась до очереди: — Вы дочери дивы!
Привыкли до очереди вы.

Развела дочь чары, теперь она дочь ары.
Дочь эры — все дочери.

До черна лежала дочерь на… Дочерей приставили до чирей.
Чья дочерь ты, если дошла до черты?

Дочерь Ниццы обратилась до черницы: — Правда, до черепицы
напекли дочери пиццы?

Дочери каются, когда дочирикаются. Дочь ты дошла до черты.
Дочь и рты довели до черты.

До последней, до черты всё отдавал дочери ты.
Дочь и рты докатились до черты.

Не нажимай на сна стык и не выделяй край — гимна стык с
музыкой своих гимнастик.
С Насти не делай снасти и не смейся с нас ты.

Дочь аса была с нами до часа.
Порют зад кнуты, а рты заткнуты.

Секс по ртам с экспортом. По рту слышно грузчика в порту.
Секс портом — махаться с экспортом.

А после я дремала и снилось, что мне ядра мало.

И льётся, льётся яд Рамалы, у араба ядра малы, и у кого там ядра малы — пьёт яд Рамалы.

Чтобы сплетни добывать не пытали, а наливали и от пьяни
пополнялись скрытые анналы Вали.

Путана бесом путана. О, путаны, о, путаны бесом опутаны.

Обратилась до финна Алла: — Мы дойдём до финала!
Познакомился финн с галлом и ходил с фингалом.

Водочки финн налил и потом хорошо финалил.
А финн не приехал с Афин.

Кто говорит о бутоне, кто о Бутане, а кто, кажется, обут Тане.

Надо сказать директору, пусть использует не для дырок тору.
Устроил в «дыре» кто ор? Так это директор.

Напоить — нет поступка подлей и ты падло ей вина подлей.

За трещину дали маляру затрещину. Затрещинка за три щенка.

У столбов останавливалось сто лбов и водка у стана вливалась
в уста лбов. Уста лбов молчали у столбов.

У ста молчали уста.
Учить и Будда устал бы, ведь упрямы у ста лбы.
Уста лбов отбили у ста любовь.

Говорю, забыта нирвана — я и лазейка к ней забетонированная.

Стран жир выходит в транжир.
Пугают нас стран жиры, а нас транжиры.
Пугают нас стран шеи, а нас траншеи.

Подарил розы обе Тане я в месте её обитания.

Разве город мод Дели? По нём шастают модели.
В нём отличные мотели, не бывают там метели.

Ну, а там, а там, в мотеле, все сплошные моты ли?
Извращаются как мотыли и вам там до моды ли?

Расскажи ты им о деле, расскажи-ка им о Дели.
На всех выгоду дели, никого не обдели.

Нам освещает бард Дели, но разве дело в барде ли.
Успокоить барда как, когда вокруг него бардак.

Вдруг слетело что одели, выпили пошли бордели, вот какой то
бар Дели!

Даже на опушке не, об ушки не, бьется слово о Пушкине.
Опушки не знают о Пушкине. А пушки не пилят опушки.

Ходило столько телес скопом — знакомилось с телескопом.
Может ли эпископ сказать им: Лепи скоп!

Арлекин и скоп, словно на орле кинескоп.
В городе Орле кинескоп в котором ходил арлекин и скоп.

Слепит фар луч на повороте, даже если поёт Лучано Поворотти.

И я случайно на повороте увидел плакат с Лучано Повороти.
И ты быстрее домой повороти.

Пела рок и диско Тина и кричала: «Иди скотина!» — Пела рок и
диско Тина. — Куда это ты скотину посылаешь?

Носишь с меди камень ты, хреновину и медикаменты.
Но не любят медика менты, скажи: «Мне дико — аминь ты!»

А строителю тёс снится. Где снится десница, мы будем
тесниться. С тиснения стеснения.

Да, ему можешь и ты сниться, и в голове множество мыслей
будет тесниться и будет грозить рока десница.

Кому сны сняться: команда с якоря сняться.
А ты хочешь в кино сняться.
Она кота щекотала и по лицу щи катала.

Страшны хулиганов ножички — раздвинешь свои ножечки.
Что люд винить! Жизнь любви нить.

Да не сука я! Но начальнику, сказала: «Донесу -ка я!»
Слава — демон та же на демонтаже.

До чего дошла дочь его? Довели нас до чего!
— Воскликнула дочь его. Дошли да чего вы!
Довела вас до чего — дочь его: церковь дочь Иеговы.

Расплодила ос трава одного острова и он был вида тупого, а
не острова.
Стояла сука за ним с номером, с указанным.
Фунт да мент создают фундамент.

Свои я забиваю сваи. С воителя сделали свои теля.

Какие недостатки у массажа — текут при нём не светлые мысли,
а ума сажа.

Это ли вша или это левша, или это лев ша!
И бокалы доливши, щупали бок Аллы.
И бокалы доливши доли вши дошли до левши.

Слухи дошли не до слуги, а до левши его одолевши.
За слуги вышли их заслуги.
Не боится ода левши, свой путь одолевши.

Знаете вы Конт роль, изображали вы контроль, словно играл
Виконт роль и теперь век он тролль.
О, тролли от роли! Верь в те роли в Тироле.

Быть награде на граде.
И она то что он наг рада это для неё награда.

Наг ребе ли или чужие вещи нагребли, те, что были на гребле.

При езде по полосе соринка в глаз попала осе.
С Оринки будет большая соринка.

С орания добыл сора ни я.
О собрании, на которые собирал особ ранее.

Лепи сток лепесток. Лип исток с семенем лепесток.

В неприятность попал ас придя в четверг по палас.
Пропал ас забыв про палас.

И она попалась, придя по палас. И она пропилась.
Ась-ась! Пропил ась? Что пилы пропил или штаны пропил?

О, пииты — тратил опии ты. О, Пий изобрёл религии опий.
К опию не прикладывают копию.

Ой, вы крут ас! Что за дьявольский выкрутас? Кто запачкал в икру таз? Кто запачкал во лжи ТАСС.

Что, то аз в выкрутасе, кто запачкал таз в икру Тасе.

У него для всех были укоры, значит: у его мозга недостатки у
коры. У королевы их всегда укор о левых.

Ты не будешь ходить в королевах, если мужу от тебя последует
укор о левых.

Клар нет пищал кларнет.
Не ел кларнетист кал и Клар не тискал.

Едок от плохой еды едок.

С проса можно добиться спроса?
Желал вопроса и как курка лез во просо.
Не зная истока не добудешь силу из тока.

На полу черти ли кружки чертили.
Ах! лица то черты ли, то очи, очи, рты ли, что они очертили?

Пил не чай я, но напился нечаянно.
Соке, не чай оно смотри напьёшься нечаянно.

Не любила Муська меди и поэтому устраивала всем театр муз
комедии.
Набросали, уже полным-полна мыска меди.
И тогда сказали нам, что мы с комедии.

Пока выучишься во всех вузах и станешь с высшим
образованием, за это время, твой член станет свисшим
образованием.

А некоторые получают высшее образование, пока оно не
переходит (внутри) в злокачественное образование.

От похоти далеко до пахоты. Пахало тело, пока не похолодело.

Ну, погоди! Дам бой похоти!
Ты погоди, походи, дай остыть похоти!

Можно на героя походить, не зная, куда похоть деть, а можно
по камере походить.

А куда добро в паху деть, если сильно похудеть и не зная куда
эпоху деть.
Это была похоть или на кого люди походили.

Походили, полежали просто похоть или поле жали.
Но поле ведь они не жали, видно нет на людях жали.

Смотрит Марк в очки — растут морковочки.
И Марко в очках чах на морковочках.

Предупреждал нас Марк всё идёт на насморк! У Марка ума арка.

Ярма арка — ярмарка. Смотреть на яр морок как на ярмарок.

Отражалась нам арка в очках — стоял напротив Марко в очках,
обвешанный, весь в собранных морковочках.

Собирал я у нас морковь, нахватался насморков.
Ну, достал нас мор ков.

При подаче закуски к пиву из рачков, видно много увеличенных
зрачков.
Я ещё не видел у него таких зрачков, как после подачи закуски
к пиву из рачков.

Лапшу судьба развесила на уши раз весело.
А город это разве село?
А за город солнце разве село? Оно в небе этот раз висело.

Это кружка нашего кружка. А то кружок для кружек.
Последствие се стружек — имел сестру ЖЭК.

Эта кружица по кругу кружка кружится.
Ах! напились до черта ли и характера то черта ли?

Навалились ночи рта ли?
И сплетни на судьбине начертали.

Сказали однако ректору, что любит одна корректора.

Спрашиваю! Э! Мальвина я, что такое эмаль львиная?
Спрашиваю! Мальвина я, что такое моль львиная?

Спрашиваю я Мальвина: «Что там полна яма ль вина?»
И разве я Мальвина, и разве яма винна, что полна яма вина!?

У, Мальвина, то ума ль вина!
У мало вины от ума лавины и выдержат ли то ума ль овины.

О, вина, о, вина была у овина.
Какие черты овина, и разве то черты вина.

Ну, а вот метеорит, взял в Баку упал.
А чёрный неба купол дождями нас купал,

Устроил звонкую капель и грязь, и слякоть, и купель,
И сплетен грязь никто там не скупал.

И от капели лужи все кипели!
И звонницу копили звонкие капели.

И пели-пели, ну как капеллы,
И капелью, и капелью приставали к Опелю.

У касты создал указ ты, создал очередь у касс ты.
Указ тыла у костёла. И красивы у кос тела.

Ещё немного постою и вас замажу пастою, ведь я не пас стаю.
И не иду по стаю.

Смотри на жизнь проще и вылетишь как камень из пращи.

Слабое место прощупал и он от пращи упал.
Хотел жить проще ты, если б не просчёты.

Эй вы шевалье! Эй выше вольеры, эй вы шевалье эры.

А он вышел в вольер, где вы вышивали, где набрались вы
швали?

Не пороли шва ли, а ну мозгами шевели?! Кто выше Вали?

Утром кашу баба греет, утром небо багровеет.
Баба кашу полбу греет и глядишь по лбу огреет.

Баба варит полбу и огреет по лбу.
Любят полбу телки и молока пол бутылки.

Орден ары — орден нары. Нары Гали нарыгали.
Орде нары описали ординары.

Орд динары — корды, норы не ординарный орден нар.
И ордена тор крутит орденатор.
Орд день на то вам орден. О день орден одень.

По каким каналам течёт история к анналам?
По каким каналам приблизиться к анналам?

А к анналам кто прокладывает каналы.
Как анналы эти каналы.

Анналы Вали — спросите: — А наливали?
Это анналы Вали знать: кому и сколько наливали.

Служанка тискала пану гири, и написал пан панегирик.
Просчёты это не разговор про счёты.

Юг ославь, — сказал югослав, ведь это юг ослов.
Страшная ох! рана, не поможет охрана.

Искали происки врага забыв про иски народа.
Он его раз трогал и его растрогал.

Бамбук отрос и трётся о трос, и мокро от рос, и мокро от гроз.

Смеялась с кого Родина, лица у них как сковородина.

Не тешит ум мороз, от века угроз не требуй игр роз.
У, Родина! Уродина.

Она читала от перла до перла и так ни до чего, и не допёрла.
Она была не дочь его и ей было не до чего.

Ему было не до перла — ведь публика до сути стиха не допёрла.

Вот лечили так, что больного от не больного не отличили.
От личности были отличности.

Не надо подбирать ключа к воде прозрачного ключа.
Ах, как зло пали! Те кто чужое слопали.

Он подбавил пару сам, верен был с тех пор усам, выбирая
пару сам.
Был один в ту пору сам, ветру веря, парусам.

Ты скорчил мину сам-характер твой с минусом.
Мин усы — здоровью минусы.

С воды торчали мин усы и это были здоровью минусы.

Зачем же корчил мину ты?! Когда нам дороги минуты!

Сказал он баба с минусом и скорчил такую мину сам!
Словно увидел мину сам и не поверил мин усам.

Ты тоже был бы с минусом, когда б увидел мину сам.
Ужас мина лежит у жасмина.

Чужой кусок я слапаю, я версию осла пою.
О, зла версия Осло, это версия осла.
Осло она ославила в никуда осла вела?

А общество с липою, казалось бабой слепою.
Она говорила: Я осла пою, что не с ушами, а с лапою.

Что делать, когда к опытному доходит, как к длинношеему
копытному?

Говорят проводники: — Мы не едим, пока не едем.
Видел канал я, там купалась каналья.

На ярмарке раз ряженый вынул пистолет разряженный.
Раз зря жена смеялась и была разряжена.

И красотою роз сражена, другая стала заря жена.
Любовью она заряжена, в пух и прах разряжена.

Испугалась раз зря жена, но обстановка смехом была
разряжена.

Тот, кому народ венец натёр новый, разве согласится на
терновый?!
Нет, у выдры жала, но при виде его она, увы, дрожала.
Хотел картошку брать я, но не дали братья.

Пой гамму по до снова — тренировка это подоснова.
Не падай снова это его подоснова.

А сказы сами с казусами.
Вы видали сказ с усами, что видали козу сами.
Вопрос кажется казусным: — Кто видал козу с ним.

Организовали, орган низа Вали. Оргии низа это организм.
У, роком, ура! ком упал уроком с упрёком.

Вопрос Гены к олуху: — Мне ли надо к гинекологу?
А у Гены талия, как у слона гениталии.
Ген эколога найден у гинеколога.

Нас порази ты — пришла пора Зиты кругом лишь паразиты и с
ними по разу ты, а люди нищи по разуты.

Зачем надел же ризу ты, не знаешь ты раз сути и не даешь им
рису ты, а розу зуда.
И рассуди ты рас суды! Раз судок унёс рассудок.

А что хотел Дали от дали, а чтоб судьбу ему отдали, ты эту
мысль отдали и ложь от правды отдели.

Овечью шкуру волки одели, давай же говорить о деле, что там
творится в твоём отделе.

Кругом слова с точками вот: деревья с веточками, с листочками, речка с уточками, мосточками.

По мосточку деточки с шуточками, прибауточками, на одежде
выточки, на клумбах цветочки, в парках кусточки.

Уютные куточки, где старушки разложили пряжи моточки.

А там для баскетбола сеточка, а вон дачи соточка.
И торговая точка, там зубная щёточка.

И на эту тему алеуточка спела оперетточку.
Но то не оперетточка, а переточка.

Почему-то лучи отражаются, а люди отлучаются, матери детей
от груди отлучают, а весною собаки случаются и хорошие люди в
жизни случаются.

— Мы кушать выпи дали и от смеха выпадали.
— Что крутили вы педали или кушать вам подали?

Любили, чтоб вам кушать подали, не крутили вы педали, с
велосипеда падали, как кусок падали.

Не влазьте в дебри власти, а то власть потешится над вами
всласть.

Не хорошо сразу заразу знать, надо противоядие от заразы
разузнать.
Раз азы знал — всю науку разузнал.

Сразу и медь можно иметь, если науку уразуметь.
Ура! Азы — медь, а золото азы уразуметь.

Если без подготовки сразу красить можно самого себя
разукрасить.

Вы себя блюдите! Чего по переулкам блудите?
С ним будут тесны в кровати те сны.

Всегда стоит ум за разум, а если сойдёт с места, то заходит ум за разум.

Выступал на трибуне ум — за разум, а с трибуны сошёл, зашёл
ум за разум.

Шёл выступать на трибуну ум — за разум, но пока взошёл,
зашёл ум за разум.

Бог с нами он заведует снами.
Бог делится с нами волшебными снами.
Бог делится с нами, он через сон беседует с нами.

Погибает от жары Африки саванна, ей жара, как смирительная
рубашка из савана.

Его звали Сава, её звали Анна, в сумме получалась саванна.
Вся Ване дичь в саванне, но его вынесли в саване.

Если вы можете отрицать любовь, то вы можете отрицать и
Бога, который есть любовь.

Бывает от вращения, только отвращение.
Из вращения в высших кругах возникают извращения.

Граффити: сделать рукою надо мах и нарисуешь гадость на
домах.

Полон афёр — ум и все говорят, что у него не голова, а форум.

Летало эхо по форуму и кричало дайте фору уму.
А на форуме одна афёра на уме.

Министр обороны! Рыхлят землю не солдаты, а бороны.
Министр обороны! у вас не гвардия, а бараны.
А барона не устраивала оборона.

И поднялись оба рано, и получили оба раны.
Им кричали: — «О, бараны! Вы министра обороны».

Зачем таскали борона?! Да ещё барана местного барона.

Я его разув верю, что идти туда его разуверю.
Чёрствый кус сайки сам кусай-ка.

Куда не ступни наши ступни.
Летающих ступ нет и каждый по земле ступнёт.

Стоит Майка у мойки в расписной майке, говорит: — Лицо умой-ка.

Горизонт бы разъяснился, если ей хоть раз я снился.
Начали резвиться не успев развиться.

Вспоминается: май, Орша и знакомая майорша, что намекает
мой ерша.
Портили раз кожу и я об этом расскажу.
Приз военный кем присвоенный?

Письмом родителей почти! Они состарились почти.
А ну задай работу почте!

Она в сутки столько раз ела, что пузо разъела.
А там у дела ли и его уделали.

Сказал бес: — Я заразы гривою игривою мир разыгрываю.

Если знамена войны развиваются — люди развиваются?
Любовь не мёд лить и не медь лить, главное не медлить.

На пальце нежится пыльца.
Как жёлтую нить иголкой умелые пальцы кладут на пяльцы.

Ну, чего на пяльцы пялишься?
Листом жёлтым ты опалишься и заскорбишь: — «Опал лишь я».

А сталевары что при стали все ко мне пристали, говорят, ты
видел, где стали воры.

Видали умника советует: — Еду за раз умни-ка.
Еду за раз умни-ка заповедь умника.

У макарона ума корона. Нужен мак Роме, ну как макраме и
ничего он не смог кроме, как кричать мокро мне обращаясь к
раме. Пришит мак к раме это макраме.

Мысль лукавая, горе луковое, ведь не даром Лука воет.
Чует раз Лука идёт разлука.

И желает Лука море, едет в Лукоморье.
Результат горя лукового разве от лукавого?

Не стой не с той дамой! Слыхал!
Не стой, иди домой и хорошо его домой.

Привлекала их травка душистая, в ней не чаяла души стая.
От вер стили в отверстии ли?

Может всё дело в этаже? Он опять вступил в это же.
Из Шумер ли ишь умерли!

Не мигай передачами ты перед очами.
Не мелькай перед дачами не пасуй пред удачами.

Это телевидение прыгает перед очами своими передачами.
Сэр с передачей не пасуй перед дачей.

Помню это Колыма гроза и увядшая от колымаг роза.

В этом мире неподсудном — кабы не оказаться под судном.

В этом мире неподсудном надо быть не под судном.
Не спасут днём тех кто оказался под судном.

Чертячьи да маски — ублюдки Дамаска. Дам оскал Дамаска ал.
Уроды да маски — бесы Дамаска.

Дам оскалы разбилась доброта дам о скалы, где оставляет
демос калы. Да маска ли? Дамаска ли?

Плывут до мазка ли и пасть дом оскалил, плывут до масс калы.
Это калы Дамаска ли?

Эти грузчики с порта они дошли до спорта, устроили спор-то.
Этих грузчиков в порту отличаем мы по рту.

Пар выходит с пор-то от такого спорта, на бегу встречали
мастера спорта.

По арабу ли пора боли?
Ушла пора бы улики — писать по арабу лики.

Он получил за прозу брошку, была та проза про зубрёшку.

Смеётся в один зуб ряшка, озяб барашка, переполняла зоб
бражка и дополняла бузу б рожка.

Брось Шура ту читать брошюру.
Зияли бреши, туда упали броши.

Изображала, какую позу брошка, что ты забыла про зубрёшку.

Какие бреши — не бреши. Какую прозу бы — про зубы.
А им орёл бы — решка, до своего то бережка.

Ведь пробует зуб решки, а там вершки и корешки, зверушки
прочие пирушки. О, решки крепки твои орешки.

Она сказала искренно: — Не выйдет страна из крена.
На корде нация, то чья координация.

Страшна не оспа Риму, но и это неоспоримо.
Не те сани, когда доски не тёсаны.

Прибаутка на базаре: — Это мой лоток, а продавец-то молоток!

Пора бы Оле лететь по параболе.
Пора боли растёт по параболе.
Роды пора боли, торчат животы как параболы.

Валить пора дом! А ну командуй парадом!
А мы порадуемся, но придёт пора дуемся.

И я это не передам, своим передом, на пире дам, устроенный в Анапе Иродом.

Ох и Сашенька от него бы убежать на саженьку.
Раструсили саженьку, а ветер ёё разнёс на саженку.

Что мог, с мала, нос нести, от соплей смолоносности?

Усы зав ершит, когда работу завершит.
Он усы сказав ершит, когда работу завершит.

Он инструмент свой доводил, мастера до слёз доводил.

У него есть довод — дело, оно его до инфаркта доводило.
Новый у нас да! водило?

Ухватил то набросок, как готовится пантера на бросок.
Путеводитель, чтобы знал пути водитель.

Пригласила нас леди, но ты у неё не наследи.
Милан холл и я — моя меланхолия.

Разговорами тебе досажу, может садик тогда досажу.
Деньги просажу разговорами про сажу.

Я вытрушиваю сажу, в тюрьму вора сажу.
Не кричу, пей сажу, не темню пейзажи.

Олень играет, бьёт копытом.
А лень-то лень, то поза быта, когда забота позабыта и чепухой
жизнь позабита, и морем пива позапита.

И ветерок бежит по зяби там.
И прозябай! Дал пасс я битам.
И верен я как пёс обетам, и мне увы не по себе там.

А здесь берёзовый лесок! В течёт с берёз ли сок?
Была идея высока — попили кровушку как вы сока.
Тёк сок Вите, он не платил и ему сказали: — Всё квиты.

Сидя на корточках, он что-то писал на карточках.
Пошла Машенька в лес и… заблядилась.

Рэп не музыка, а обман уха!
Это что не мытая мануха, это то же что из манны уха?
Это что потеря от дерьма нюха.

Вот и рассудите ей, как определить расу у детей.
Кто рассудит ей, сколько рас у детей.
Пытался рассудить я, какую имеет расу дитя.

По партам рассадите и начнём рассуждать какую расу ждать.

Сказала, однако, Люся: — Одна колюсь я.
Стояла у колодца, хотела уколоться.

Двое, в углу, мылись и шутками друг над другом глумились.

Не трать нервы Анна, это твоя нирвана.
Пусть не дрогнет не один твой нерв Анна и ты познаешь, что
такое нирвана.
И жизни нить не рвана, когда уходишь в нирвану.

Все мертвецки спали, хоть вокруг всё спали.
Нас обкурило с боку рыло.

Он порвёт голосовые связки, потому, что нет других слов для
связки.

Слеза текла по кале. Беда! Растёт в душе пока трава Лебеда.

Чем круг святей шествия, тем больше видно святейшество Вия.

Чем тесней круг — святей шествие, тем выше святейшество Вия.

Успокаивала она лоха, говоря: — Ты не имеешь аналога и не
платила она налога.

Мы поехали раз до Вали и там гостинцы раздавали.
Голоса там раздавались, что девки вширь раздавались.

Смеюсь и я со слов, что вырываются с ослов.
Смеюсь с ослов и я, у них свои сословия.

Устроили не послы шалость и вам это, не послышалось.

Это сна шалость! Я во сне с ним сношалась.
Устроили ослы шалость, или я ослышалась?

Себя пока белим мы, мы не покабелимы.
Пока любимы мы поколебимы.
Скучал не по Коле Бим и был непоколебим.

Пой мадонна о пойме Дона.
Пой мать, чтобы не смогли сына поймать.

Месть от мести не сможет зло отмести.
И будет язык сплетни зло мести на гребне у мести.

Пока язык сплетни будет мести, не пройдут стороною мести.

Его образ в душе вмести, так чтобы грязь нельзя было вмести.

Слёзно реви зоре, ведь пришли ревизоры.
И слышен рёв и зори, когда пришли ревизоры.
Плачут зори, ревут зори — набежали ревизоры.

Выброшена рёва за рамы этими ревизорами.
Слезами не криви зорю, катись удача не к ревизору.

Души пока рану режут по Корану.
Наделала водка ран, а ещё больше вот — Коран.

Закрути быстрей… эй!.. кран, а то вода зальёт нас скоро по
экран.

Закон кур. Закон кур Санта доходит до курсанта.
Закон ВОИРа пройдёт за конвоира.

Майна закон сэр вира Вале, все дела законсервировали.
Закона веды, знают законоведы.

Закон ода теля — трюк для законодателя, закон од отеля.
Закон ода тельная власть законодательная.

Закона мерин всегда закономерен. Как закономерен? А разве мерин из-за окон мирен? И вопль мирян, чем мерян?

Знаком закон Апачи Вали, как что, так в бочку законопачивали.
Закон учи теля у законоучителя.

Как закон тур выходит за контур. Закон туры выходить за контуры.

Работа закончена и умывать руки — закон чина.
Как закон веер упал за конвейер.

Соблюдает закон версию за конверсию.
Закон вер тел так всем вертел.

Закон воем шёл в след за конвоем.
За конвою шёл закон вою.

Знает закон Дора — печётся за кондора.
Закон овала всегда за коновала.
Закон сэр вы продали за консервы.

Закон силы ум восстает за консилиум.
Закон соль гласит за консоль.

Украшает как закон стан ту и он сойдёт за константу.
Взялся за конспекты и закон спёк ты.

Закон стебля не говорит ничего за констебля.
Как закон текст выходил за контекст.

Как закон такт выходил за контакт.
Закон Сержа беспокоится за консьержа.
Как закон тракт выходит за контракт.

Изобрели закон трасты — прятаться за контрасты.

Как закон траст выходит за контраст.
Как закон тролль выступает за контроль.

Закон спек ты Ира Вали.
Такого добра навалом.

Не позволяет закон чину говорить за кончину.
Закон тракта — борьба за контракты.

Закона текст сойдёт за контекст.
Кон за коном он занимался законом.

Закон нюха говорит за конюха.
Охранники закипятились, аж зеки пятились.
Законы пяти или законопатили.

За шпиль за конусный выходит закон устный.
Закон цен трат вышел за концентрат.

Закон цен и трат сойдёт за концентрат.
В конце эн трат получили концентрат.

В конце рта соло для концерта.
В конце рты слились в концерты.

Раз право вызвало расправу.
Кричат вам враз: — Браво! А в памяти провалы.

История права ли?! Раз правило крылья расправило, то
мерзость правила и что хорошего привила?

В сенате мерзость провели и то левели, то правели, так миром
правили.

По радио провыли — мозги вправили.
Они земли привели Геи — к привилегии.

Ты прав! Диво! Когда ложь выглядит правдиво.
Ты прав! Дева не всегда правдива.
От прав диво стало правдиво.

В космос отправь диво, там оно будет выглядеть правдиво.

Носом не в своё совалось сообщество: Сова — лось.
Не подымет сова лом, даже если он с овалом.

В норе сова ли? Такое нарисовали!
Дева узнавала, что в мире уз навалом.

Она о, в алом, и денег у неё навалом, но круги у глаз овалом.

Всё ей виделось в алом: ходило море валом, продукция шла
валом.
Разве новь в алом?

Царю кричал дико: » Брысь! «- каждый декабрист.
Царю кричали, дико «Брысь ты!» — это декабристы.

Не смотри на регалии!
Эти нарыгали и… ехать, на Ригу, Нине лёжа на рыганине.

Жёны декабристов за ними последовали и им после, целовать
давали ручки и довели страну до ручки, после довели, когда
овдовели.

Синь ссоры наводят сенсоры, а может сенсоры это сон ссоры,
нет наверно сенсор это сын сор.
Нет! О сенсоры! Это осень ссоры.

О! сеньоры началась осень эры и ты им на всю улицу — осень
ори.
Не любила лака Ала, она другое лакала.
Выли Канны, а слёзы кем вылаканы?

Просто студия страдаю от простуды я.
Попросту — студия страдаю по простуде я.

Не скучаю по простуде я, но сквозняками сквозит просто студия.
Попросту да… там простуда.

Говорю попросту маленького поп росту.
Говорил поп росту, а сам маленький попросту.
И сказал поп: — Росту!

Не всё равно ли, какого поп росту, а я забеременела от него
попросту.
Просто ту имел поп простоту.

Затратил попросту день ты, нам рассказывал про студень ты.

Говорил: — Полноваты студенты, а сам как студень ты.
Видно по студентам стоят на посту день там.

— А студенты полноваты?
— Точно у них в башке полно ваты.

Ну, пойте фа уста наподобие Фауста.
Открыла Уфа уста и фразы как у Фауста.
Застряла нота фа у ста при виде Фауста.

Он обратился к ошалевшему, горячую кашу ли евшему!

И потому левевшему и очень нашумевшему, петь музу нашу
умевшему.

Плохо дело, когда плаха дело.
Время быстро проходило, начиналось праха дело.
Однако дело! Спёрла одна кадило.

Разговор прост о вате и мысли о ней пустоваты.
Трюк его простоват: просто ватт, говорит про сто ватт.

У электричества просто ваты и ответы на суть его простоваты.

Заполняли нами прорехи, те что забыли про грехи и получили
себе на орехи и намордник на ряхи.

Между ножек такой просвет, что забудешь ты про свет.
К рису не направляйте крысу.

Не смеялся я с Мотри и ты на неё не смотри.
В мотель ком летел мотыльком.

Смеюсь я ржу они железо перевели на ржу.
Не ржавеет только хевиметалл.
Скучает по макрели аж глаза помокрели.

Вспомнил он на ком про мисс, что пошёл на компромисс?
Мы истерию приняли за мистерию.

Вы выпили щи кота ли и они в желудке щекотали?
Обечайки на обе Чайки.

Сексом заряжает, перегаром зоря жарит и видения взор
рожает, может страхом заражает.

Что виденье зорь рожает, когда приливом счастья заражает.

Искусство нас интимам заряжает, а секс в кустах СПИДом
заражает. Какие краски зоря рожает, нас красками поражает.

А масса боссу подражает, который время «опережает».
И всех подряд о, пережарит, как жарит в опере жюри.
Нас любовью заряжает; любовь же СПИДом заражает.

Не смеётся небо с краба, а смеётся с небоскрёба.
Не бас к рабу, а гром к небоскрёбу.

Пока лечился — покалечился и про лыжню говорит: — Пролежни.
Пролежал дни вот и пролежни.

Нас случай с ведьмами не случай! Всё в порядке вещей!
Мы в плену молвы вещей, загробным голосом не вешай, ещё
выпит не весь чай.

Случай описала проза в опаску, да, и завершила резко: — Во паскуда!
Словами про запас, выдала проза пасс.

Прозрачна и худа графиня, ну как стеночки графина.
Восемь сот собирало пчёл восемьсот.

Ты окно проруби до воды в проруби. Не говори про рубли!
Там чёрная прорубь ли? Ору, блики, о рублики!

У берег ада! Убери гада! Носит убор бригада.
У берега ада баб бригада пришла брить гада.

Не прись в тайну непристойно, не прись в тайну непрестанно.

Не учат люд тысячелетия, коль нули, верою в мозги кольнули.

Ты упри Тоне в том притоне и будет приторно, притворно…
Притворно брит вор но… кричит бравурно, что упала бра в урну.

Упал ком в грязь в воронку и стал подобен воронку.
Стоять на посту шок — сказал пастушок.

Светилось гало одно и казалось оно голодно, и ударилось оно
о дно, потому что было одно.

Пророк! Про Лету прореки, про загробные, про реки…
Лица пуст овал, когда мозг пустовал.

Гнёт лох маты и он не всегда лохматый.
Лох Мотя увлёк её в лохмотья.

Во времена застоя, такое, покупал за сто я, а теперь ищи свищи лишь на заднице свищи.

На заднице свищи, лекарство иди-свищи, не смейся с вещи
этой зловещей, настало зло вещей — на сто лоз лови щей.

Мне бы полежать во льну сполна и вольно.
Пригласили меня ко льну ли, или больно тебя кольнули?

Я проведу рукою по льну и глазами на цену пальну, небрежно
деньги продавцу пульну… Ты что опупел ну!

Он на себя клал позолоту сам и любимая его осанна была поза
лотосом.

По скульптуре ногою Иван дал — так появился новый идиот и
вандал.

Вопрос, куда девать воск, решён, но кем-то снова воскрешён.

Когда же мы будем пить у вас крюшон или вопрос этот чернее
вакс грешён?

Если я еще в Бутане пробуду, то заговорю с вами про Будду и
мы с вами станем Свами, и устроим пробу Тане.

Вижу я сны они ярки и ясны. Я с ним хочу быть ясным.
Бес всякую заставит быть бесякою.

Что говорить про «бывшее» в мусоре пробывшее, лётку гною
пробившее и колос слёг дыру пробив шее.
Вытолкать были пробы в шею тех кто говорил про бывшее.

Я узнал про «бывших» с нею долго пробывших, совесть свою
пропивших.
Мол, вой идёт молвой.

Апостолы ли Иисусу опостылели?
А по столам больше не стучать апостолам.
А посты ли или саны раздавали те что опостылели?

Стреляют гады по котам и от смеха валятся покатом, нет
справедливости пока там, всё катится в ад покатом.

Пуп ли циста у публициста?
Паб — лиц истом обрисован публицистом.

О времени текущем говорят те кущи им.
Раз зверь — злись! Небеса разверзлись.
На момент текущий разверзлись те кущи.

По бликам глаз публики видно: публика желает бублика, желает
рублика — такая рубрика, брыкание кубрика, заполнила куб река.

Не вяжет «Пуп» лыка — напоила публика.
Блестел пуп, пуп блика, так хотела публика.

Не вяжет паб лыка, такая публика.
А попу б ликовать и книгу опубликовать.

А надо пуп ли ковать и в газете публиковать и за пуп ликовать?

Пуп личный отдали в дом публичный.
Она на публике демонстрировала на пупу блики.

Согнули публику в бублики — были б улики и сияли баб лики, для публики.

Сколько выпустила пуль Сара, что долетели до пульсара.

Величиною с пуп ли циста закрыла талант публициста.
Пала Гала, а возвышаться полагала.

Прошу уметь над Парижем прошуметь.
А я в подворотне прошу медь.

С вина ослы! Вы так выносливы. Пейте вино с сливы!
Будете выносливы.

Есть сливы для Вани, есть сливы для ванны.
Варились с час сливы и вы счастливы.

Вас собирают до кучи… Всех дока учи!
Ел вор сою и баловался её ворсою.

Боялся вор синьки, у него от неё поднимались ворсинки.

Издаёт пером Маня скрип, переписывает Маня манускрипт.

О, рос! Твоя сила землю кровью оросила.
Оросили слезами о России ли.

Спрос с Лушай прослушай.
Говорят про осла: «Уши ли» или вы прослушали.

У, шали! Вопрошали! Больше ли спрос ослу у шали?
И почему вопрос ль у шали, вы прослушали.
Изучен спрос Лушей и ты это прослушай.

Крась козу к рассказу. К азу не плюсуй козу.
Не нужны послу шали. Вы бы это прослушали.

Над послом нависли сна шали, и видели его с ношей ли.

Есть нацисты — сокращённо наци, а в Германии есть наци —
анальная гвардия и наверное, всё что она не делает, всё через
анальное отверстие.

Милиционер остановил нас знаком, который был нам знаком.

Тот знак был всем знаком, но он не был препинания знаком.
Точка была знаком, с которым он был знаком.

Цены снижены это сны жены. Засни жена, сединой заснежена.

Ты смотри! Он уже слез с Мотри.
У Снежаны усни Жанна.

Сидят музыкантов туши и играют туши, прямо хоть свет туши.

Кому шик, а кому по голове камушек.
А кому шок как по голове камушек.

Я тебя целую с ног до макушки исцелую.
За морали совесть замарали.

Говорил отец то Вале: — «Надо чтобы тебя аттестовали».

А этот тип салом измазал как и ты псалом.
Он на лодке вёз лом, управлял веслом.

От масс к вою путь проделан Москвою.
Маска «Вой» над Москвой.

Выкрикивает шах маты, но не играет в шахматы.
Однако зэкам блеять казаком.

У нас очи были направлены на Сочи.
И он зачах в тех Сочах не разбираясь в сволочах.

Так что с тех Сочей текут слёзы с очей.
У корнета вызвала укор не та.

От слёта до слёта нет следа с лета, простыл и след, где был
тот слёт.

Шёл с леди, оставляя следы на наледи.
Лежал на леди как на наледи.

Правы три Вали, что вам мозги проветривали.
Из горла Моти ком вылетел матюком.

У доминошников пустословить это значит: пусто словить или
Дупель -пусто.
Кто будет пустословить, тот пусто словит.

Потому он пустословил, что из кучи пусто словил.
Я снова славословлю, я слово словлю и слово славлю.

Я с Веркою задницей сверкаю, занимаюсь ножек сверкою.

Пойман от иска в аркан…
От иска Верки день исковеркан.

Есть молча проще обед, не думая про щебет.
Молча проще обитать, чем в аду прощебетать.

А Бет ещё спала, но в обет не спала и съел ящер Бет, так как
я щербет.

Когда пища — варение, хорошее пищеварение.
Кто курит табачок, тот пуст как тот бачок.

Хозяин боялся информации утечки, а пёс искал удовольствия
у течки.
И у точки крутились уточки.

Ему зола снилась и он так ёрзал, что рубаха залоснилась.

Не пахали и борозду ли — дело, ибо раздули.
Упрям и ком — летел у! прямиком.

Ему подстроен нами шок, он был обменян на мешок.
Испытывали мы шок, когда у нас украли мешок.

Рассказ про Тоську и про тоску, и про тёску, и про доску.

Виден блеклый воск лица, ну чего уж восклицать.
Вопрос куда девать?
Воск решён, он ли будет воскрешён.

Боялся вол осы — ещё вплетётся в волосы. Не знал вол азы.

Матом в избе гнуть и подзатыльника избегнуть.
Есть штат Юта и есть вал Юта это валюта.

Говорят, у Юта ни какого уюта, там нет мне приюта, не готова
каюта и говорю я: — «Пока Юта», в общем каюк там по каютам.

Хотел я к ней поближе стать и подержать её за стать, но может
муж нас застать.

Хотел я дома её застать и подержать её за стать.
Он хотел Поли стать, как книгу полистать.

Формула простая не разглашается про стаю.
И это просто Ю, я в очереди простою, фигурой простою.

Дождичек кап-кап в Каннах сидим в квартирах как в капканах.

Гудят те скоты, что мне тёска ты.
Про плиту я вам басню проплету.

Проплети нам басню про плети.
Они исцелованы водой из целой ванны.

Про милостыню я вспомнил про пятак, а сосед с той подачки
пропит как.

Ври редактор, что помер от вреда актёр.
Ври, да! Что — то не имеет вреда!

Не видала альта Ира, хоть и прилетела с Альтаира, и не
крутила сальто Ира.

По отчётам сумма шедшая была большая сумасшедшая.

У кого точка зрения, у кого торговая точка, у кого болит пятая
точка и это цвет точки.

Маты наши ли сток, завядший листок. Выражается лис так.

Ещё цветочки, смотря у кого, на кого зубов точка, уже готова
катафалка тачка.

Завистью полон нахала дом и жена полна холодом.
С начальником нахал ладил и пива ему нахолодил.

Холодильник нахал ладил, а он потом не нахолодил.
Зима нахолодила и пропало нахала дело.

Спокойно спи Таня, им решён вопрос с питаньем.
Кабы уста, кабы устав читали устав.

К мирским карам Зин посочувствовал Карамзин.
Даме дали мешок до медали.

Вот дамы плещутся водами, идут за водами, кого зовут дамы
править заводами.

Вложил он в Олю насладился в волю, оставив в Оле львиную
долю.
Это мудрости ли исток?

Наши ли кресты нашили?
Наши ли сток, падший листок?

Поваром ли стать, чтобы книгу поварённую листать.
Книгу полистать, чтобы первым в поле стать.

Это чёрт бьёт-бьёт копытцем, там, где правда оскопится и
будет водка питься, и ложь на злобу не скупится, не пойти за
рубль не скупится.

У прав лени стоит управление.
Я прав в лени всё правление.

Но разве у прав лени я?

При Варе Ник мечтал про вареник.
Даны права Арону рассказывать про ворону.
Права арены в слезах проварены.

Каркая права ворона, своё проворонив и свои права выронив,
о права беды оправа, ведь ворона вор она.

Если у принца в руках пиала, то это принц принципиальный.
В принципе Ала помыла принцу пиалу.

Не любил принц цып и пошёл на принцип.
Что за вещь на цыпочке? Это крестик на цепочке.

Знает принц цепи это его принципы.
Не разорвёт принц цепи, а цепи это принципы.
Вот и прицепи принца при цепи.

А цепи это принципы и боится принц цепи, обвязан принц
цепями-принципами.

Выпивают принцы пиалы, но! и это принципиально.

У Шрёдера наци почки, они у него как псы на цепочке.
Все у него встали на цыпочки.

Сказал хакер: — Для меня Интернет-сеть, ха! чудо-юдо ночи.
Я её, когда хочу, дою, хочу — дою иначе.

Хохочи до чего охочи. Возьми, а ну очи и разуй онучи.
Песенку он она учи!

Украла одна кошель мой, была однако шельмой.
Шельма в ванной осталась ошельмованной.

Наличности написаны на личности.
Лежит на личности то, что в кармане в наличности.

Хорошо когда при личности, всё делается, для приличности.

Вы меня не обессудите тем, сто как о личности о бесе судите.
Это нас необес судит, он нас не обессудит.

Нас в свои сети необес удит и он нас не обессудит.
Разве необес суть? Ты нас не обессудь.

Официантом я служу и за тобою я слежу, ты выпил водки с
лужу.

Я хорошо в армии служу — выпил водки с лужу. Ослу ужу я не служу!

Говорю об еде не я, говорю об беде не я, доходя до объедения
у нашего объединения.

Словами обыденными за столами обеденными, сидело
объединение и ело объедение.

Абы ночь, абы день и мир обыден.
Говорю об еде не ни я в стенах нашего объединения.

Быт абы денный и обед обыденный, перерыв обеденный,
временем обеднённый.

Абы ночь, абы день и мир объеден, и в еде своей объединён.

Абы ночь, абы день и мир о, беден и вокруг еды объединён.

О, бедная! Съел её обед дна я! О бедно! Ест обед дно.

Карманы обедняя пришла пора обеденная, нас за столом объединяя,
ведь блюда это объедение, ест всё объединение.

За столом объедение объединяет объединение.
Разве говорю об еде не я у этого объедения данного
объединения.

Объеденный быт обыденный, в перерыв обеденный.
Мир о! беден, мир объеден и Вокруг еды объединён.

Вокруг объеденица можно объединиться.
Говорил об еде не я, это результат объедения.

Испытали оргии низ мы и наши организмы.
Стареют организмы, но желаем оргии низ мы.

Кто организовал орган и завал? Кто организовал оргии низа вал?

Какая опора с мысли? Над этим не смейся, а поразмысли.
А у кого бывает опорос мысли?

После работы проси жевать, нечего штаны просиживать.

Ел пасту хам и намазывал остатки пастухам, он чувствовал
нужный пост ухом, а Нюха чутким нюхом.

Ой, вы лишь ал, ой вы ли жаль?
Кого кто куска, увы, лишал.

Кто вылежал, кто вылизал, а кто из норки вылезал.
Носили вы ли шаль?

Там кругом иди ковыли и шакалы тявкали, и дико выли, и
зайцев давили, и доругательств довели.

Свиную он пас тушку и завлекал пастушку, а маньяк пас тушку
пастушки.

Век сел на вексель. И только смерть на век селя забирает
векселя.
Как противен грязный противень.
Я против, но сказать противно.

Кору задери вода и спрячься за дерево да?
Круче чина есть кручина.

Славя Нину, не рассказывай сказки славянину.
Шёл по темени, ударили по темени.

Навалило снега метра три с кучею, никуда не пойти, надоела
зима трескучая.
Даже если зима трескучая, я не ем треску с чаем.

Утверждают ибо хамы, что знавали и Баха мы.
Они в двери ногами бахали, а двери Баха ли?

От бесовских ты уз ори, не ищи правды у ссоры.
Какие узоры пошли у зори!

В пасти жжение это горечи постижение.

Слышит босса контора бас, что звучит как контрабас.
Ну, что нам до монет, когда их дома нет.

Только в век овечий, волка могут увековечить.
Попона с тех пор осла мхом поросла.

Человека при помощи зависти, как игрушку можно завести и в
такие дебри завести, и всё за глупые, за вести.

Нас осведомили, что ось вы домыли, а может насос ведам или…

А с виду метель, так поклёпами метёт осведомитель.

О свет ведом и теля, под башмаком осведомителя.
Ас видом — теля, а исполняет роль осведомителя.

Роем ос ведом теля, что следует из доноса осведомителя.

Кем за роем ос ведом теля? Глупый донос!
Зароем осведомителя!

Каждому по доле, а попу принесли в подоле.
Носил папа долю, носил по Подолью и я масла подолью.
И принесли ему в подоле, такая попа доля.

Они попадали — ей в мужья попа дали, соскучились по падали, да не в ту цель попадали.

Нравилась Гали попа Дали, и его взгляды на неё попадали.
Она сказала Гали мать я или это галиматья.

Мне сумма и сто мила, но ожидание её, меня истомило.
Мне доход и сто мил. Ты ожиданием себя, меня истомил!

Мёд Лена ела медленно.
Разве можно узнать по Мадлене, сколько нужно помад Лене.

Не вспахать ар Мадлене и не видеть армад Лене. Армаде Дона
не плыть до Армагеддона, так исследовали ар маги Дона.

Великая идея велика нам, её разрешить под силу лишь
великанам.
Эй вы лики! Идеи были велики!

Где вед исток для ведисток?
С востока Веды так говорят востоковеды.
Ведь не ударит вас током если дружить с востоком.

Ты поешь и поёшь. И всё повторяется опять нами.
О! сколько уничтожено опят нами!?

И море кричит не светом, а пятнами.
О, пятна лиловые! Опять налило выю!

Видишь опять ноли ты и рюмки опять налиты.
Охочие они на литры, а претендентов на литр три.

Пошёл на попятную зам, как трамвай по пятну юзом.
Кто советовал спать нам и туфли снять с пят нам.

А брюки с пятном, чтоб быть в виде опрятном?
Украли, сверкают пятки и материю опять тки.

О, рать! Не надо орать, а надо землю орать.
Присказки, для них приз сказки.

Ансамбль имени Александрова — наломал Александр дрова.

Возить, имел Алик сан, дрова и так пел как ансамбль
Александрова.

Е знает хор Омы. Греха хоромы — все храмы мозгами хромы.

Пылают нихромы, о, храмы, о, храмы залиты охрами.

Стоит охрана забота о, храме. Зияют ох, раны сияют охрами.

О, Боже охрани! Сохрани людей с охраны! Ох, раны охраны!

И ты быстрее свет туши, а то доберутся до твоей души, и будут её душить, и саван тут шить, и свет тушить.

По поводу коровьей туши играет оркестр туши.
Укоров ей у туши, у коровьей, полон укоров ров ей.

Мы не называем Памир раем, мы во льдах его помираем.

И мы пол мира прошли из-за Памира и это чуть не пустило нас
по миру.

Но богатели мы по мере. По мере эти, не помереть и…
Бьёт по времени возни кнут и проблемы возникнут.

Памира рать не хочет помирать.
Стала столпами рать, когда мир стал помирать.

Она на коленках ползала — за ней следило пол зала.
Она ползла изображая пол зла.

Тот, сказал аз — ас арен? То, что унитаз засорен.
Мель по мене и Мельпомене.

Дадут молот чину он убьёт молодчину, но молот чина учёл
молодчина.
Оран жиреет в оранжерее.

Завернул ветер пару синих, нахлебавшихся воды в парусину, а
ну пройди по Руси ну и подыщи пару сыну.

На пару с Инной раз поору иной и проведу с ней ночей пару
синих лёжа на парусине.

О, слон, о, гора живая! Я тебя огораживаю.
Ого! рожи Вали её решёткой огораживали.

Путь долог Мотьев, всё износилось до лохмотьев.
О пусто — шиш! Если всё опустошишь.

Он обозначил верх на гамме и смеялся, когда учитель взял её
вверх ногами.

Картошки обе спеченные и ртами обеспеченные.
Картошки обе с печи ли им готовность обеспечили.

Ты Изя мой любим и зимой. Суп нравится Изе мой и зимой.

А вы как Нефертити задом не вертите.
Я рус пошёл на ярус.

У крокодила узко рыло и смерть оно ускорило.
Раз зверь злись, ведь небеса разверзлись.

Прилезь к Але, чтоб тебя приласкали.
Прямо к Але потолки промокали.

О, в одном человеке ВУЗ овец и его зовут вузовец.
Они питаются и жизнь постичь пытаются.

Стоя слушал росса вой от дубины стоеросовой.
Ты их добей Русь, а я уж до тебя доберусь.

Ты их побольше набей Русь!
Тогда только матюгов от тебя я наберусь.

Дурное не буду в голову брать я и люди будут мои братья.

Может ли фара мух лепить, не знаю, а вот ос лепить может.

Загадка: что тухнет, но не воняет?
Рыба тухнет, мясо тухнет, а свет тухнет, но не воняет.

Если посуда загрязнена надо удалить грязь.
Если дом захламлён надо удалить хлам.

Почему, если народ затравлен ничего не даёт, если удалить
траву?
Если говорят: — «Надо удалить пыль!»
Это значит: поверхность запылена.

Если говорят: — «Надо удалить хлам!»
Это значит: поверхность захламлена.

Если говорят: — «Надо удалить грязь!»
Это значит: поверхность загрязнена.

Из-за трав Лена большая часть человечества затравлена.
Из-за трав Лен народ затравлен.

Но почему не удаляют с поверхности траву, если говорят:
— Народ затравлен.

На крике не лететь к реке, быть может ты на крюке, приятен и
тенёк руке. К руке прилетела деталь на крюке.

А мы вокруг то дали крюки и мы готовы делать трюки, так
одевайте ваши брюки и ползите к нам на брюхе гнилые бирюки.

Не позволяй искажать фас шизам, а то люди думают, что
пришёл фашизм.

Полна софа ш-ш… истом! Не подталкивай фа шестом, а то
запоёт эта нота фашистом.

Фашист стой пусть не будет нота фа шестой.
Не укрепляй ноту фа шестами и не пой ноту фа с фашистами.

Им маршрут ужесточили и они туфли уже сточили.
Они душу ужесточили и в упадке лет уже сто Чили.

Говорят что совершает шар лото таинство, но для Шарлоты
это шарлатанство.

Ой! стоит та Инна с твоим, наверно: не известно таинство им.
Та Инна словно тайна.

От катастрофы возникли у «Кота» строфы.
Результат катастрофы дурацкие «Кота» строфы.

Мысль высказана, что мясо выловили вы с казана.
Анну сказани, что ты с Казани.

О тоске той об ложной шумел дождь обложной.
Шумел: об ложке на обложке, о кусачей, о блошке.
О блестящей бляшке, о попках и об ляжках.

Не учи баб ложности и незачем эту блажь нести.
Спотыкаешь нас об ложь или нас ложью обложили.

Понятий ложности куда ложь нести?
А с ложностью приходят и сложности.
С ложью нести можно только сложности.

За ложь жили и хату заложили.
Зал ожил… Там кто-то бомбу заложил.

Походи по ближе, листая, пальцы поп лижет, попляшет, по
пляжу, загорать поп ляжет, таков ля-ля-ля жест.

А ложь всё ближе, о ближе, слюнявит языком об лыжи, а ты
лишь слюнки оближи.

Есть дела и я к нему ездила.
Куда вы ездите на выезд дети?

У вас просили не есть дети, а спросили, куда вы не ездите.

Устроили бал Ване, где он рассказывал всем о болване.

Передаётся о, боль Вани — Вале и то, как их оболванивали.

О боль Ване разговор о болване.
О боль Ване Нева ли, как их оболванивали и бал Ване не Ваел…

Скажи: «О брас!» — и возникает пловца образ.
Этим б расам плыть брасом.

Уронена бра асом, который плавал брасом.
Об рубчик осёкся обрубщик.

Мат изверг из себя изверг. И всё из вер тот изувер.
И церковь стала из уверенности изуверов нести.

Есть принцип, но не у веры, нести свои неуверенности.

Боже, где твои персты?! Но не говори, что перс ты.

Мочу не граждане, а посты лили и тем опостылели.

Нас сдали скоты! Рассказали, что мы сдали скаты.

Не было у неё ума феи, просила защиты у мафии.

Вот впущу я волка в пущу, а сам оттуда припущу.
Сама волку советовала самоволку.

Тискали с ним мочки и так и остались на снимочке.

Но не видно кто на снимочке, ведь ушли с ним очки.

По мере снега расставания идёт с зимою расставание.

Весною снега расставание, идёт сзимою расставание.

Несла воды Обь тяжко, по берегу шла девочка брюки в обтяжку.

Вздохнули вы тяжко: опять понадобится вытяжка, опять стоять
на вытяжку и напоминать на вид Яшку.

Заставили выть Яшку и стоять на вытяжку, а пить из трав
вытяжку.

У Люси три плюса, один из них — с ней треплюсь я.
Натёр плюс, теперь я натерплюсь!

Не нужна вобла китам и то, что в облаке там.
Копать не вели ров для нивелиров.

Ответ Руси: «Тот вид Руси в штанах вытруси!»
Таймер изверг нули и век низвергнули.

Зачем ты нам икала? На что ты намекала?
Что мало нам и кала, что козочка намекала.

Много в мире препон и танцевал пэр рэп он.
И это пора гама, и эта пора гимна…

У него с утра запой и никто не просил его запой.
Не смейся с Верушки — имеет и зверь ушки.

Любопытные прости ушки и чужого белья простирушки.

Я голубой оттого, что падре из штанов мой зад вынул и туда
задвинул.

А мы с Пальмиры с мешками обошли пол мира.
Кто спрыгнул с пальмы мира?
Ему родина Пальмира и родня ему пол мира.

Плати за удовольствия плоти!
Плоти ил всё поглотил и ты за это всё, плотил.
Натерпелся, браво, плотил, но рай на земле не воплотил.

А за это платьице очень много платится, а потому надо чек на
дочек, отведите их в садочек и назовите его сад дочек.

Шли оба с Рима и говорили: — Будущее необозримо!
И будущее не обоз с Рима, и оно не обосримо.

И воткнула смерть жало в отца, но кому на смерть жаловаться?

Болели оченьки, но, нравилось очень кино.
Там нет ума ль вины — спроси у Мальвины.

Америка вытерла нос о знамёна Вани и это было перестройки
ознаменование.

Нужен ли запор роже, если от мата пухнет Запорожье?

С тоски мой друг на ТАСС кивает, учеников натаскивает, вот
чем от тоски веет.

Не драма ли когда недра малы? И они не дремали.
Говорили: — Ты его на одре моли.

Не давали недру жить… Как же с бесом не дружить?
Это не драмы, что познали недра мы.

Они не драны — недра Анны. Недра Ань! это не дрянь.
Те недра или и другие не драили?

Имеют недра кон и это не драка, не дракон.
Познал недра мат ург, теперь он не драматург.

Не драма мат изма не изнывает от не драматизма.
Не другим, а недру гимн.

С ним видела, когда спала сны, когда проснёшься её сполосни.

Разве были с полос сны, а всё равно ты её сполосни.
Снимки, но с ним кино!

Давай с неё сними! Тебе говорим: — Её сполосни! — мы.
Ведь ты спала с ними.

Раз в боре были разборы.
Собрались на сборы отдали нас Боре.

На раз Боре, то что досталось на разборе.
Шумел раз бор и это разбор.

Если муж твой фараон, то под глазами тебе повесит фары он.

Не солнце фараон, если только фара он.
Форма зон тот фармазон.

С ума сошла сума, в ней пропала сумма. Гам придавал весу
матам, да имела вес сумма там.

Думали про полосу мы, в которую пропала сумма.
И сумма свела нас с ума.

Пока ковырялись в носу мы, а те увели у нас суммы.

Были деньги с орлом и ушли в сор, лом.
Для вас силки те васильки.

Увидеть вы вид алкали, а вас вытокали.

И потому Тома — сидела дома, читала тома.
Из Томы пёрла истома.

Говорили одни, восклицая: — «О дни».
Восклицали: — О день, ты нам платье одень!

Говорили о дне, а другие о дне…
Восклицали: — О, днями обнаружен ад нами!
Говорили одно и вздыхали: — «О дно».

У Тоськи от тоски разболелись соски.
Требует Тоська ласки за красивые за глазки.

За изящные мазки, труд ума скис, не хватает замазки ведь
мажет зам маски.

Копил Ширак жирок и был жирок широк и был его в параше рок
и виден тот по роже рок, и трусить его пора жирок.

Бурлит вода порогами, а жизнь полна пороками и петь нам
пора гаммы, получим по рогам мы.

Разносили не прямо, а криво тёлки и криво толки эти
кривотолки.

Дева та чистая говорит: — «Ножи точи стая».
Запор на графа, а фею за порнографию.

Она многих не раз познала, а его не распознала.
По знанию приходит познание.
Раз по знанию устроили учёных распознание.

Раз с Познани девицы были распознаны из них некоторые раз
познаны.

Раз плюс сну, нос о подушку расплюсну и разосплюсь ну!
Про Нину доложили Пронину.

Движется тот с порта — чемпион от спорта.
Пар валил прямо с пор, таков спортивный спор.

Ну, кто первый в спорте здоровье ваше спорте.
Не спорте дело не в спорте.

А вы спорте о, том, что случилось с портье?
То, что случилось с портье — такого, не бывает в спорте.

А ну! давайте не спорте, может дело не в спорте.
Кровь не суп аорте, зачем повис на суппорте!?

Да-да! ковырял в носу портье и вы с ним не спорте, особенно о
спорте.

А два кота романсы пели у адвоката.
А три кота аж дали шерсти на трикотаж.

Мявчали раз коты, а тут грома раскаты.
Ишь губу раскатали!

Он сказал, обращаясь не к доллару, а к центу: — «Быть всегда
там нашему акценту!»

За Лесей — залейся, за Асей засей.
За Машей замашки, за Олей заалей.
Поле засей, ведь оно за Асей.

Луч это солнца нить. Но он тогда сон ценит, когда солнца нет.

На провода ах инею набросало!
Да! Не клади на бра сало не гони ахинею.

Слышал он, издавались ахи нею и об этом он нёс ахинею.

Ждал хорошего из вести, а это может извести, вы это взвесте.
Из плохой, из вести горе — горечь извести.

Улыбки его пропал оскал, когда начальник ему мозги
прополоскал.

Она кричала: — Пропала скала! — и криком всем мозги прополоскала.

Кто говорил про Пола: — «Скала»? — ведь бывает скала с
замёрзшего, с кала.

Про удобрение нам и кала намекала, прямо с кала нам икала.

На много же частей делись, великолепный торт Делис.
Раз Делис они и разделись.

Сладкий привет Китаю! Я как инжир, при ветке, таю.
Полежу раз с кисою и душою раскисаю.

Вода не караул, вода не спирт — не требует развода.
Лишь от нефти разводы по воде.

Река жизни не сияет при разводах, но сияет всеми цветами
радуги река при разводах нефти.
Раз вода — не требуется развода.

Ты человека охладишь, не разогреешь, если по голове не раз
огреешь.

Абиссиния — Эфиопия, где груди обе синие и продаются эфы
Опия и это э, ФИО Пия.

Мир бесись тёмный — мир бессистемный. А разве бес учёный — бес си-с тёмный?
Наши девки с исками, затмевают с сиськами.

Всё в бесе, конечно, бесконечно, а мир наш конченый — конечно
и всё в нём конечно — конечно.
И всё в нём в колечках и калеки, и калечки, всё в нём– калечно.

Что они совершили? Сплетни со вер шили?
Щетину усов ершили или перья у сов ершили?

Кто-то может сов ершить, а кто-то подвиг совершить.

Они побег совершили и пробегая по лесу, страхом, сов ершили.

Шоры на глаза надо до вер шить, чтобы глупость довершить.

Специалисту доверь шины, а то не доедешь до вершины.
Клич возносится до вершины: — «Специалисту доверь шины!»

Он делился так долго с ней впечатлениями и поддерживал
этим в душе, как в печи тление.

Он раз делил с ней радость, он раз делил с ней грусть и на
конец с ней судьбу разделил.
Заполнил он раздел, тем что её раздел.

Уйди в лени я и без удивления!
Гостей явления, когда я — в лени я.

Людям люб, говорю: — Люди лени я! — и потому люблю деления.

В грязь мир влит, эра туре! Люблю деление в литературе.

Там можно делиться словами, впечатлениями, мыслью, идеями, радостью, грустью и горем, что не твой горем.

Её толкнул раз задев Али и приказал, чтобы её к свадьбе
разодевали.
Кого там только раз задевали и к свадьбе разодевали.

Пришлось ему, раз задев Валю, приказать, чтобы её к свадьбе
разодевали.

С Канн до листка придралась скандалистка.
Усижены усы жены.

На шее, о! цепи Нели, прохожие оцепенели и на себя в конце
пеняли. Если ветер, о конце кричит оконце!

Дадим карлу дотронуться к орлу. О, горлу не кричать: — Ого! — орлу.

Идёшь ты ко мне и дашь втыка мне, ну не лей воду в те камни,
не оставив камня на камне.

Хорошо, однако, мне и придёт одна ко мне.
Да не тащи от дна камни, камни стиля дорожкой стеля.

Ведут к амнистии камни истые.
Кричат ноты гам — не истые, а гамнистые.

Потоки дум тяжёлых засыпают.
От тяжких дум и люди засыпают.

А в зоне весело с доз, асы поют, вопросами охрану засыпают.

Сколько курицу должен удав лет варить, чтоб аппетит
удовлетворить?

Выросла из каш Маара, как из кошмара.
Ты прав лень и я вот и штат правления.

Говорит главное бес — еда, а для человека — беседа.
Мышь убей-ка — подпорчена нею шубейка.

Не даст ладу поп лану, хотя всё у него по плану.
План — наверное, наркотик?

Какие аргументы, когда толкнули каргу менты?
Плыть на Арго, умён ты, но есть другие аргументы.

Что делать с притчей? Если «утку» подаёт с ней бес, что манна падает с небес. Не бес владел системою небес.

Кому рассказ об лечении, а кому врага обличение.
Врача уличение, нашли недостаток у лечения.

Покой не чек! Покой это, когда покойничек.
Покой ночек искал покойничек.

У мыши Лена оторвала хвост умышленно.
Умы шли Лена, умы шли ленно и делали это умышленно.

Некоторые депутаты при личных мнениях имеют приличные
мысли.

Интересен вид точек на краю веточек. Не получишь на вето чек.

Не крути локона виточек, не поглядывай на округлость выточек.

Что ответить на вето, когда это наветы, когда замешана она в
этом, ну, навет наветом и не новь это, а старые сказки навиты.

Петь в ухо, петь туго — закон петуха.
Закон пет уху, а вышел петуху.
Стало пииту хуже, а больно петуху же.

У кого какой завод, а у часов был на 24 часа, рабочий же не
покидает до пенсии завод.

Пришли машины обе с печением и это названо хорошим
обеспечением.

Оставляет след копыто — лист, значит: здесь был капиталист.
Копи и ты лист, но всё равно плохой с тебя капиталист.

У неё язык как оба жала, её родня не обожала, она стадион не
оббежала и тренера не обижала.

А вы целители в болезнь целите ли?
Вы в карман целите ли, или в болезни целители?!

Плачут по саже жёны, их мужья посажены.
Не жди пасса жена раз посажена.

Ходят по саже иные и до сих пор не посаженные.
Чертит сажа линию — чёрную к сожалению.

Об лаке не говорят, что он в облаке.
Я в царское тебя облачу, нарисую картину и облачу.

Мебельщик думает об лаке, крестьянин об облаке.
А кто не думает об лаках, а просто парит в облаках.

Что там ветры в бесе дуют или призраки беседуют?

Принесите пару сов, пусть создадут ветер, для моих парусов.

Волны бились об ласты где-то в южной области.
Сладости ел сластёна, словно гусь с ласт тину.

Летит вода с ласт ионами, словно сахарная пудра сдутая
сластёнами.
Если бы весь мир был сластёнами, не стали бы сладости зла
стенами.

Сквозь кристальное стекло видит Астроном, ещё трезвый как
стекло, видит гастроном.

Видно свинья выходит с вина, значит: вина вина, что это
свинья.

Чудеса обетованные принимали обе то ванные.
Хищники занимаются хищением.

Плодим мы ражи, превращая жизнь в миражи.
А миражи то мира жизнь, главное: машины и гаражи.
И это наше горе же, что стоит сияя в гараже.

О, беда — пропустил время обеда.
О, беда пропустил во время обеда.
Оббиты ванные это чудеса обетованные.

Раскрыта маска та Васи, а! И началась катавасия.
О спорте все доводы оспорьте!

До второго семестра вы были, а потом выбыли.
Мозгов растряски не вызывают рост ряски.

Не строй дом на песке, а на перьях стройка это перестройка.

Не тужи! Затяни пояс туже и пой песню туже!
И говори: — «Я морально росту же, пояс раз туже».
Сказал мороз: — Раз стужа, значит я росту же.

Растут цветы там саженные через шаги саженные.
Дуб сажен через сажень.

По вам пробежала вошь ли, когда вы вошли.
Вала вой — продукт валовой.

Дни суда нам как буря над Суданом.
Нет суда от бури пропали суда.
В дни суда Ты придёшь сюда.

Отбивал он па — оробел ум, когда на него гость наставил
парабеллум.

Он сказал: — С нар в три слазь. И от страха ты тряслась.

Несёт Свету в края несусветные.
Несу Свете галиматью несусветную.

Несу свет Ною и его пара Ноя станет (а там ведь точно ста нет) несусветною.

— Можно заводить собаку, можно кошку заводить, можно
заводить машину, а можно дружбу заводить.
— А что у вас дружба заводная?

Ад минус трата — ром, вот что такое знакомство с
администратором.

Хорошо зав одет, он и знакомство по одёжке заводит.

На завод идите там знакомство заводите, вот так и делают
заводы дитё.

Нарком, а не я кричал наркомания, а там мол, норка Манина.

Слезли с нар «коты» охочие до наркоты, уж эти с нар котики
глотали наркотики.

Пришла пора Зиты или её загрызли паразиты.
Тунеядец пара Зиты, ну в общем вместе паразиты.

Та скатёрка, а на ней как тоска терка.
Тоска Тина! Воет как та скотина.
Нет, Русь я к тебе не трусь, ты не трусь!

Сферы бить, когда свербит.
Рассказ Иры Вале раскассировали.
Бить умён ты и потому подался в менты.

Тара рассола и Тараса соло. Та раса любит Тараса.
Та раса препоны Тараса.
Поёт Тарас соло, пьяного поэта рассола.

Та раса действует на Тараса как действует на него пьяная та
роса, а на террасе те расы, что любят Тараса.

Укусила папашу ты ли или это шуты попа шутили?
Укусила Пашу ты ли или дуры с ним пошутили?

Со крепнувшего не выдавишь фрукта сок репнувшего.

В небо взмыли ли, а коней взмылили!
А я их раз злю без него — беса разлюбезного.

Зима землю за то сковала, что за морозом затосковала.
Мороз реки за то сковал, что за хрусталём затосковал.

Кто заводит мотор, кто любовниц, а депутаты в дебри заводят.
Говорит о куше эра и благодарит акушера.
То порта нашла топор та.

Укусила папу оса и он запрыгал, и стал похож на папуаса.

Вышла с холла дочка, вышла с холодочка.

База арта — базар то. База арт — бабы азарт.
А за ртом азы азарта выходят азартом.
А за ртом грешки матюгаться с азартом.

Когда идёшь по дороге по длинной понимаешь что не бывает
вера подлинной. А подле иной сидит тень под луной.

А подле неё сидел по длиннее, друг подлый не её.
А он подле ноет: — А оно подлинное?

Об этом гром не гремел, что едят негры мел?
Расти ряха у растеряхи.

К ране не надо крана, не тулии к ней и лист Корана.
Посмотри на свет экрана, там икра на, там боль икр рано.

Сказал цыган: — Бабу надо раз стегнуть, потом уж ширинку
расстегнуть.
Говорит история: — «Вся из торы я».

«И зоб разил всех на повал» — сказал Эзоп и фигу изобразил.
Художник, изобразил, как баснями всех Эзоп разил.

Что такое женское обезоруживание это когда не отдают обе
зорь уже Ване.

Подружки не проводят обе зорь у жены, они мужем от сплетен
обезоружены.

Поори же по Парижу, по Парижу попа рыжа, попа режут!

Папа! Жуть! Что такое нам покажут? Всех порежут.
Паря жуть, это той поры шут.

Богиня с тех пор Афина утопает в парах парафина, тает-тает в
парах финна.
Может, выпила пару графинов?

И понравилась игра финнов и содержимое графинов.
Вот такая пора Афин, пили финны парафин.

Заминка вышла тут с ценой и вылилась экстравагантной сценой.

Торговля закончилась сценой, никак не могли разобраться с
ценой.

Слышен опять с креста вой — начался новый поход крестовый.

Едят с народа крем ля! Правители кремля.
Я лежу, не жуя, но мысль об этом нежу я.

Ведь мы над ареной, как ведьмы, летали на ступе, на дареной.

Пара держала пари, и ты в облаках пари, и ты на них по ори, и чепуху с ними пори.

Стоят девки под арками с парнями подарками.
Кто помог тому подарку утащить Одарку под арку?

Попа Дарьки получила свои подарки.
Нужно попа Дарьке и от бога подарки.

Говорили за теиста затеи ста.
Сказал Теист очник, что религии те источник.

Требуют силу, а не ума тюки и труд выливается в матюги, а
этих матюгов уйма тюков.

Упадут, смотри… ой мама!.. тюки! И будешь гнуть матюги.

Цветы дарили оба Яне, такое было у неё обаяние.

Рассказывали оба Яне, о певце о Баяне, наводили на неё своё
обаяние, а как понесла, говорили оба я не я.

Идея бредовая — песнь бардовая не красная, а бардовая.
А у бардов, что цвет бардов?

Ах! ты жизнь моя ослица — маяки-синяки с лица, что песня
боксёра.
Хотят капли пота слиться. Ах ты жизнь моя кислица!

Есть от стати дохода статьи, как только стать им.
Ах, что за стать! Её можно со всеми застать.

Она знала, где топнуть ногою и в перине хотела топнуть нагою.

Она знала, куда ногою стать и как нагою стать.
Надо учёным ли стать, чтобы книги листать?

Хвостом кругом верть, устроила Верка круговерть.
И верьте на верьте пропала Верка в круговерти.

Пытались тору истолковать и головою в молитве и стену за
истину и стол ковать.

Обоз Вали стадом обозвали.
Смеялись оба с Вали, нехорошим словом её обозвали.

Мальца садила и на кол Лена и на стул и на колено.
Стала и на колено, а села и на кол Лена.

Говорила Инна ко мне: — Ты чего намалевал на стене и на
камне?
Сидеть инако мне на ступеньке и на камне.

Она дурила: цветы дарила, колодец дорыла, ей шло всё до
рыла.
Не знал Витька пароли и за это его пороли.

Затем забыл слова по роли и заявив не пора ли!
Загремел мотором по ралли.

Взявшись по кругу руками как хордами, организовали хор дамы,
в хороводе меж гордыми.
С гор дамы стали гордыми, как с гор дымы.

С гордыми текут с гор дымы.
Снизошло горе ордами, кругом гарь и хор дамы.

С депутатом спорив, с народным, не давали сна родным.
Они с ним были с нар одних с мест лихих, с народных.

С дам смеялись с нарядных, не сосчитал снаряд дни их.
Так увели с нарядом их.

Неслись маты с нар ядом, рвались в душе они снарядом.

Сон ветерана: Тянулись грёзы сна рядами, взрывались
снарядами.

Кто занят с нарядами, а кто со снарядами, а кто пилит и лежит сосна рядами. СОС нарядами со сна рядами.

Сведения рассказываю, нагло тайны я, брать икру ложками на
глотания. Выиграв на глотке, дай отдохнуть глотке.

Разве глоток не для глоток? Век нагло тёк, намекая на глоток и на хор глоток.

Лишний глоток и заревела сотня глоток.
Сколько в мире глоток в сей час делает глоток?

Он упустил, споткнувшись о порог, лоток и от смеха заревела
пара глоток.

С калача Ване и денег сколачивание.
А я деньги сколочу и открою школу чувств.

С калача, с калача начиналась школа чья.
Кому школа, кому шкала, а кому шкалик.

Оседлала эка мушка лик. Её хоть камушком коли.
Кому школа, кому ж кола.

Срезанный камыш колом, у камушка Оля, вот кому школа, в
общем: водка, муж, кола.

Со щетиной колючей, встречал отпрыск Колю чей?
Вследствие проволоки колючей или чёрствых калачей?

Кому кол лучший, кому зона проволоки колючей.
Кому репьёв колючек, а кому брелочек от ключей.

И к жизни лучшей летят много лучей.
У жизни лучшей чистота как у лесных ключей.

А тут укол лучей, у проволоки колючей, правы волки — правит
коль Кощей.

Сна толкую с НАТО, сна-то толку-то снят.
Алкаю, на тол акаю, что на то калякаю?

На токах я не каю, не мелю и не кую.
Вспоминаю дуру некую, но толку-то с Наталку.

Я вам с Наталкою уйму сплётен натолкаю.
Семечек в ступе натолку и вспоминаю я Наталку.

Но что толку, что толку! Всё равно оно без толку.
Знатоку хорошо на току, и я наблюдаю небо, Оку, лёжа на боку.

Имели пай отцы, теперь они паяцы.
Смех с паяца, чтобы в коллектив спаяться.

Дотронулась за щеки та ли? И повариху защекотали.

Говорю: — Не прись я! дочка — танцевать в присядочку и не
прись в ад дочка, пусть сбежит вода очка.

Пример вы подали — в осадок выпадали!
И это было по Дали, тучи ползли по одали и тёк запах падали.

Такое мясо вам подали, от запаха все падали. И вы слегка поддали!

Я видел в окнах по пояс дам, разъезжающих по поездам.
У тех полно утех.

Дымок градусов при ста вился и пожарник преставился.
Гарем убит горем.

Есть то тебе положено, что в тарелку тебе положено.
А форум афёры ум.

Низ окна, низ оконный — кому-то был не законный.
Ого, вор! это оговор.

Мы покажем заре бусы и спросим, что за ребусы.
Я исключу иск к лучу!

Он затянул пояс потуже и работает в поту уже.
Весь сезон был сиз он.

Пошёл к калам бы Ур, если бы не каламбур.
И грива на ветру игрива.

Ну, ас! Ты пенишься и когда остепенишься?
Пой мало, когда поймала.

Несу доходного до канала не судоходного.
Гадостью у ста полны уста.

Куда не прись ты, жуя — тебя пристыжу я.
Мистик видел как и мы стык.

Жизнь налаживается, аж на лаже воется.
Ли тромбы лечить литром бы?

Белая нитра зимы! Её утра неотразимы.
Кыш Танька у тебя кишка тонка.

Пишу с чая со мной машинка пишущая.
Строить пора дом всем парадом.

А здесь по даме дружба с деспотами.
Ушло на копи теля из накопителя.

Курил Димочка и помер от дымочка.
На ум и рация звуков и нумерация.

С той поры всё стопорят стопоры.
Купались раз дети, то были раздеты.

Кто мисс тёр? Это мистер.

Он руку тряс Инны, что вытащила его с трясины.
И сходили с трасс сыны, не вытащив авто с трясины.

А утром лились трасс сини, но получили транс сыны.
С утра сын их у трасс иных.

Каст рясы и нам и дым от костра сынам.
Лоботрясы-лоботрясы не оторвут лоб от рясы.

Скользкий сан у зла, ну как дерьмо из санузла. Какой сан у зла?
Оно лезет какой из санузла.

Показал изверг нули и на него из вер гнули.
Изверг из себя слово изверг.
Из вер гаммы добывались извергами.

Проба ль тали, все проболтали, про болт Али.
А проба ль та ли? Говорил про боль ты ли? Где сутки пробыл ты?

Опять закручены болты и не протащишь быль ты и лаешь как
кобель ты, мир такого не видал балды.

Самара зря да! Ждала саморазряда.
Стояла сама раз рядом и дивилась саморазрядом.

Ждала сама раз зря дом и слова били саморазрядом.
Сам о! мор раз рядом, то не уходит саморазрядом.

Почерпнул я с Амор аз ряда вон выходящего саморазряда.

Боялся я сам мора, а зря яда-водки не принял, для
саморазряда.

Черпнул я с мора раз зря яда, что привело до саморазряда.

Беспокоила любовь сама раз зря дом, но весь дом занимается
— саморазрядом.

Беспокоила любовь сама раз зря дам, ведь дамы занимаются —
саморазрядом.

Стали раз рядом и убиты разрядом.
Вон среда — выходит вон с ряда.

И зря да? Я выехал из ряда.
Сам мороз зря да? Желал саморазряда.

Снегурочка не клала сама роз рядом, когда сидел сам мороз
рядом.

Сказать по совести по сове и вести.
Хорошо всё взвесьте, кого на суд совести взвести.

Куда асов вести говорить о совести.
А совести не всё равно куда асов вести.

Право вправе мозги вправить, право правит мозги вправит.

Видишь! В лесу на корне ты сидят корнеты. В корнете корни те!

Вы лица в бюсты желаете вылиться и хвалиться, что власть их
валится.

Бились о сваи валы — берег осваивали.
Пеки не пеки! Ты не в Пекине.

Что почитать тебе из вед дать, чтоб мог ты всё изведать?

Что такое день световой?
Это когда слышен целый день Светы вой.

Слышен Светы вой — день световой.
По душе в свете прелом мление это светопреломление.

Когда встаёт зоря светозарная, светится Света озорная.
Света озорная как зоря светозарная!

Света! Представь в лени я, а мне пророчат светопреставление.
Света точь-в-точь наша светоч!

Стояла за ним Алла, потому что деньги занимала, за проценты,
за не малые.

А это начало века плохо действует на человека.
Ноты си, ля это музыки сила.

При порядке, при стальном все смотрели за друг другом
пристально. Он пристал, но смотрит пристально.

Ты постой! Он дал пасс той, у ней он стал на пастой и
обляпался её пастой.

Ответ не тот важен — кто отважен, а кто от пьянства отважен.

Если небо свет льёт, значит: светлеет.
О, пятаки заработал опять таки.

Как увидишь: сколько т чего летит в пасть, то можно и в
депрессию впасть.

Я буду с Витой как святой и с песенкой свытой пойду с её
свитой, в клубок свитой.

По старине сдали пост Арине и теперь ори не ори.
Съели часть тушки начались частушки.

Пароход бас Сейна с его водного бассейна.
Свой бас сей на поверхность бассейна.

Не увидите вы дно, ведь там темно и ничего не видно.
Издавались ахи нею и несла она ахинею.

Как улыбки цвели среди гнили и цвели, там гнездо хапуги свили и страну с ума свели.

Текут цифры сквозь, а нули сквозь века сквозанули.
Прёт вода сквозь нули, а нули сквозь века сквозанули.

Ох! и каки нули нас кинули и в пучину канули.
Не приписывай к буквам К, А нули, а то напрасно минуты канули.
Приведите приму к нулю — уберите тех, кто к ней примкнули.

Не тупи в зад очи, а карандашик заточи.
А то они плохо карандашик заточили и их в тюрьму заточили.

Плохо люди язык заточили, в наговорах, за то Чили и их в
тюрьму заточили.

Не за то людей заточили, что язык плохо заточили.

Хорош пост тирана и рубашка постирана, и не надо овец пасти
рано.
Ну, а сами засели на вилле и не реагируют на вилы.

Начальники постановили, чтобы птички гнёзд по сто навили.

И справки навели: Сколько волки звука навыли.
Кого дрёма мучит, он в лесу мыслей дремучих.

Кто там сквозь дрёму учит?! У него в мозгах лес дремучий.

Пришла примочка, а при мочке у неё примочка.
Перепалка — когда язык длиннее палки.

В горнице ко мне моя горлица горнится.
Навоз или гору навозили.

Отче ты пришёл писать отчёты, но от четы мы уже получили
отчёты.

Если корабль к пристани пристал, то пристань ему не скажет,
отстань.
Корабль к берегу пристань, ведь это твоя пристань!

Трудно пышным попочкам, когда спиртное бьёт по почкам.
Как рад поп очкам, теперь не уйти попочкам.

За слепок получил шлепок. Шли пока не получили шлепка.
Кино налог платил в кино кинолог.

Слыхали про зимы, в стихах и в прозе мы.
Мороз ударит по озимь -ка, бежит гудит позёмка.

А лёд — покрытие озерка, как зеркало.
Отражение на небо созерцало, смотрела в небо с озерца Алла.

В мире истом не осталось истом.
В мире золотистом — салат с истом.
Слышен коней топот, а с него капает то пот.

Построенный этим методом, получается мета дом.
И методом построен ими то дом.

Променял профан то Азию, вот тебе про фантазию.
Вот летит фант Азии он полон фантазии.

Шесть терний у шестерней, значит: пять терний у пятерней.

Можно по ночкам ходить к панночкам. И рад пан очкам.

Бил фонтан тезы роем, и мы от того фантазируем.
Фан, таз и я, вот и фантазия.

Затянули по весу носки нули или нас кинули?
Ох и каки нули нас кинули, а весили носкинули.

Во, трюк! — Отбился от рук. Так однако рыло одна корила!

Муську ли туру? У него мускулатура.
Дали Муське лат ура! — вот и вся мускулатура.

Нам акулу тура променять бы на макулатуру.
Прицепили маку лат ура! И новая макулатура.

Он заявил ему тет-а-тет: — У меня на тебя иммунитет.
Привил ему не те ты иммунитеты.

С прямотою с уверенной говорили стране ты станешь
суверенной.

Держи по три сайки и перед носом потрясай-ка.
Прикрывала пудра сайку и ты ей не потрясайка.

Сплетня пуста: пусть та закрыла уста, но не закрыты они у ста.

Сплетня уста ты ста: — Не стать артистом судьба статиста.

Сплетня — уста ты ста! Что не вызывает эмоций у статиста.

Не найдёшь у ста ты ста, таких недостатков, как у статиста.

У статиста: не ели уста теста, наболтали уста текста, но не
выдержали уста теста.

Открыты уста из ста ещё и у статиста.
Не относись к устам как к зелёным кустам.

Платочком прикоснувшись к устам, он высказывал злобу кустам.
Не надо ль куста вам как приложения к уставам?

Что говорят уста вам: — Мы всё кустами уставим.
Уста тиски у статистки!

Хотел статист у статистки устами уста тискать…
И получил от ста ты иски.

Слюнявчик на уста ты истки, какой спроси у статистки.
У ста устали уста.

У ста ли уста не из стали, болтать уста устали, а у других
трепятся без устали.

Без устали болтать бузу стали, о качестве стали, а заводы
стали.
К стати разговор пошёл о стати.

Статистика ли? Кого раз сто тискали.
Статистика ли! Кого раз сто тискали.

Сколько синяков набили, кстати, стыки — обратись к статистике.

Статистика ли! Чего там стену пальцем, кстати, истыкали и
чего там кровью стати истекали?

Девку кстати тискали… Она не статистка ли?
Ковер кстати исткали, а на нём такие кстати скалы.

Каков он сам увидите, а сейчас его уведите. Набирается того у Вед дитё.

Слёзы о чуде лить и не с кем не хочу делить.
Учу дело, что общество учудило.

Идут чухаться в сено те, ну как ослы в сенате.
Годны все на то… и чухаться идут в сено то.

Да им не туда! Да им нету да, да и мне туда. Да им не ту да?

А с Синая осеняет гнездо осиное, жёлтый цвет осенний.

О Синай нас осеняй, липой завали осиной.
Мозги осени ей порой осенней.

Всем отделением охрана занималась Фанов от артистов
отделением.

Он занял банное отделение и вызвал мойщиков отделение, и
началось шкуры вениками отделение.

Денег не брал! Сказал: — «О, проверь!», — жене я.
Карманы пусты, вот они мои опровержения.

Говорю ему: — «О, проверь Женя!», — я!
Он ли писал опровержения.

Отец сыну: «Давай гарцуй по Томке, чтобы были потомки!»

Сладкая как сахаринка, кушает сахар Инка.
Мы хотели в Поти снятся, а пришлось нам, потеснятся.

Что же в Поти снится, что пришлось нам потесниться?
Заработать пост и снятся, но случилось постесняться.

Надо разве дать, чтобы мужа разведать?
И кому увы дать невозможно увидать, чтоб потом не увядать.

Плохи увы дела это она увидела.
Одни выделаются, другие выделяются.

Какой сок в таком виде лить, чтобы потом спирт выделить.

Вы такой вид ели видели, её среди других выдели.
А соседи выйди, лаются и тем, и выделяются.

Вот эпоха ж, день и я, и мои похождения, и похож день и я на
мои похождения.

Что эпох каждения эти наваждения, что новые правила на
вождение.

ПАГОДА Кто на пагоде молится, а кто о погоде.
Залез на пагоду, где по году молятся на погоду.
Погоди не жди погоды и не лезь на пагоды.

Туда сюда походи, на ламу внешне походи.
Пропадёшь в этой похоти, ну и ходи по хате.

По тайным — по ходам идёт она походом эта похоть дам.
Узнаю по гадам, что жульничают по годам.

Выглядела нелепо хата, так и для Нели эпоха та, а за хатой
то пахота, но кому тащить этап охота.

На пахоте нет похоти, иди, иди и походи.
Эпоха там отдана похотям.

А маршрут похода требует погоду, погоду просит пахота,
залезу я на пагоду и сделаю погоду.

А что за поход по году, кто делает погоду?
Молился по году, делал погоду и возвёл пагоду. Ну, погоди!

По гаду, по году учился узнавать погоду, не влезая на пагоду.

А лама в любую погоду лез на погоду, узнавать погоду и там
сидел по году. Ну, погоди!

И ты нам погадай, с какою мы погодой!
Не занимались вы года — какая в этом выгода?

Он сидел, не имея выгоду, не зная в каком вы году, какому
предпочтение отдали вы году, но отдались вы гаду.

Видно по гаду — покорит пагоду.
Видно по году делают там погоду.
Это всё похоть дам призывает к походам.

Я тебе погадаю, что будет с погодою, над твоей пагодою.

Наврали вы гаду! Вы не имели выгоду и не прожили вы году.

Сколько ему за гада дали мы загадали.
За гада Алла число загадала. Погоди!

По гаду не делают погоду, а живут по году и оживут по гаду.
Иди, походи на поводу у похоти.

И мелькала попа гада, когда он, по хорошей погоде, лез по
пагоде.

Индеец пропах Андами, нет, не заняты мы пропагандами.

Ещё спит лицей, он не знаком с петлицей.
Хотят спеть лица, но могут снять звёзды с петлицы.

И скажите, что вы исказите? И сказитель был сути исказитель.
Боялся иска житель. И скажите как лезут из кожи те?

Какую воду Наде лить, чтоб злобой людей наделить?
Надел он парку, гуляя по парку.

Устроил нам парку, подав парку под арку, мир не видал такого
подарку.

Есть ли польза с пятна, если все спят на…
Все в доме спят или спятили?

С гор ручьи те лились и стада телились, и стада делились, и
мычало стадо как сто до.

Судьбы затор жест вам при погоне за торжеством — затор ржи есть вам.

Устроил, их мир затор же, с твоим и это было за торжество им.

Как ты к этому относился, что товар шабашкою домой
относился?

Что вам сказать про Била, его время пробило, что сказать про
были это жалкие пробы ли… его клика у руля пробыла.

Войду в стаю, узнаю чего стою, но почему стою?
Я от страха стаю, как бы не встретится со стаею, с тою.

Пахнет такси нам, каким то токсином и шофёр итак синий не
называют его просто так сыном.
Так сынами, угнано такси нами.

Заказано такси нами, оно пахнет токсинами, испоганено так
сынами… не водились бы с иными… все стали итак синими.

Может смысл повести не туда повести, и по этому может
не повезти, ориентируйся по вести, и не слушайся повес ты.

И ты не ходи по вести, замок на них повесь ты, и бойся тех
повес ты, по весу не выбирай повесу.

Знает давно про погань дама, что пожирает от неумелых проб
огонь дома.

Мессии ли тесто месили для теста. Что там делали те сто?

Наверное, месили тесто.
Не трата деньги на нитраты?

Организовали вы бы ралли, а мы бы депутатов выбирали.

О чём бы вы орали? Наверное, о ралли!? А поле не орали!

С него не выпросишь снега.
Идут снега, которые зимой не выпросишь с него.

Диплом дока получил от диплодока.
Источал тепло дока, что привлекало диплодока.

Видели вы храм? Он молится вихрям и непокорным вихрам.

Не ходите вы в храмы, а то будете в голове с вихрями и на мысли хромы.

И покинули вы храмы и ходили с непокорными вихрами.
Иду до храма. Сделал вдох Рама и играет дуда храма.

Высокому слава о, храму, что солнцем заполняет охра — раму.

Ветром… бах… рама… теперь кругом осколков бахрома.
И хромой играл с их рамой.

И сказал играм мой, что и грамм мой, он ударился об раму и
отнёс её Абраму.

Ну, а срамы пышут наши срамы.
О, драмы! Идут пути от рамы одрами.

Ну, а в раме отражение Аврама.
Но не пил Бах рома, молил: — Не была бы баба хрома.

Принял грамм, не лезь в храм. Храм мой на добро хромой.

А в раму не биться Авраму, об раму не биться Абраму.

Не любил Бах Рому, выпил, раз Бах рому и носил он бахрому.

Вот бы не ржавчины, вот бы хрому, подбавьте охру ему!

Он ударился об раму и разбил Бах раму и о том сказал Абраму.

Это обрамление, а на то сказал Абрам — мление, на то сказал
Абрам и лень её.

А рыки летят из арыка и ты меня озари-ка, да гляди не разори-
ка за озорника.

Не обижайся на быт, когда он дурнями набит.
И ума в них нет на бит и от этого знобит.

А ты знал бит? Не говори, кто бит, когда череп пробит, не
говори, про быль и где ты пробыл.

И не всегда при были ходят прибыли, если банкира камнем прибили.

Рассказал бы ты про пыл, или как деньгу пропил, где пилой
вершил пропил?

Чип транзисторами набит, а ими кто снабдит, не обижайся на
Быт, как он обижается на Бит.

Кто его такой способностью снабдил, что он во время сна бдел?

Надо ночью сюжет сна бдеть и руководством к снам людей
снабдить.
Какие увы годки — такие и выходки.

Вы гадки наши годки и наши выходки, увы, гадки.
Не видать увы, выходных! Ушли они у вывих одних.

Женского пола жена, ну как положено и к мужу положена, как
положено.

На сухую хлебом давиться и смотреть куда ходит девица, а
туда плющ сможет довиться и песенка может довыться, а Бин
Ладан гад удавиться.

Нет габарита, если толсты Габи и Рита.
Утомляет нас нега, борет, если жира негабарит.

Его дебют, его где бьют. Где бьют, там его дебют.
Кому дебют, а мне найти, где б уют.

Интернет — вязкий битум им пробит ум.
Ловит бит ум, он как вязкий битум.

Расскажи про быт ум, расскажи про быт дум, быт как вязкий
битум, им пробит ум, от него пропит ум.

Пройдёт за леди Неля, от неё все мужики заледенели.

Мороженое в зале день ели и заледенели.
Водка Кая, вот какая.

Как посетил раз Лукоморье, так и полетело дней разлук комарьё.
Не беспокоит Аллу комарьё, а беспокоит лукоморье.

Хулу комарья — провозглашают, что у Луки Марья.
Слёз от лука море и это Лукоморье.

Всех начальник разносил, это всё от разных сил, кого только
раз носил, а всех, как обувь разносил, ну, а ей букеты роз носил.

Гулять по Майями и брызгать сплетнями-помоями.
Погуляю по Майями, сплетен запасусь помоями.

Заработать проба очки на одной пробочке. И не забыть про бочки!

Душ — шарада от него душа рада. Да! Шарада ей Даша рада.

Два шара да, а по середине — шарада, но ей Дашина душа рада.

Читал притчи Тане я, она сказала: — Это сплошное причитание.

Притчи Тани сплошное причитание.
Притч читание — сплошное причитание.
Прочит тайное — прочитанное.

Какая пышная у вас стать. Почему он называет вас тать?

А мы можем восстать, а можем хвастать.
Женщин можно как книжку листать.

В зависимости пышная ли стать.
Сошёл с ума сброд, решил сумасброд.

Были Минин и Пожарский. А если б сей час был Минин гид,
заработал бы от простуды он менингит.

Тех водка разбирает, кто аппаратуру разбирает, раз Бира это.

Ты зава зови лис! Мысли в облака завились, а на кухне
тараканы завелись, а соседи в драку завелись, с пол оборота
завелись.

Как себя вести имея плохие вести? и куда зла груз везти, и
куда член ввести, вы это сначала взвесьте.

Разве в стане достатки, когда сто недостатков?
Он остался ни с чем и стал нищим.
Про гулкое эхо на прогулке.

Отняла сигаретку от уст Алла и сказала: — Я стояла у стола и
устала.

Указано вам сколько дано Казановам?
Указы новы, только у Казановы.

Только у Казановы мозги Казановы.
Любил Казанова — Хазанова.
Ухо заново оторвали у Хазанова.

А в ковчеге пара Ноя, а у Ноя паранойя.
А в ковчеге пара Ноя, да и в церкви паранойя.

Он не прочь кобылку впрячь, так что ты её не прячь.

Видишь ты, как он горяч и обиды льётся горечь, и хулы полна
его речь. Разве горячи горя речи? От горя только горечи!

В Русском языке много шишей, например: спешишь, душишь,
смешишь, утешишь, опустошишь и т.д.

Пуст Емеля пустомеля. Пусть ослов пасёт пустослов.

Шёл барон в костюме жёлтом и я что он наг решил, этим самым
нагрешил.

Как дела? — Как у кадила, в печку угодила, ему не угодила, с
другим я уходила, шли туго дела, всё нечисть угадила.

Где быль Ноя, там быль ноет, где боль ноет, место было там
больное.

Там-то зло дебильное на злобу обильное, и нам то ль ново,
вспоминать того больново.

Издаёт пером Маня скрип, переписывает Маня манускрипт.

Жители Дели все дельцы. Вот скоты украли скаты.

И кого там пучило в пучине прочего, так быстрее прочь его.

Расскажи мне про то чело, что мыслью бездны проточило.

Мысли вид ума они, но всё же они выдуманы.
Ну и вид у Мани, словно она в Умани.

Все сюжеты выдуманы и всё ввиду манны.
Вы думы Вали, чего только не выдумывали.

Расскажи мне про чело, что гибель миру прочило и заклинание
прочло, но хорошо всё не учло и злобу дня упрочило, и над всем
тем почило.

У кого работа по долгу, а у кого стоять подолгу.
По долгу не стоит, а по любви стоит подолгу.

Постовым стоять у него по долгу, ну а дома жена и не стоит
подолгу.

У космонавта по долгу, не быть дома подолгу.
Я не думаю подолгу, а я думаю по долгу.

Сказала ложь: — Я по долгу подолгу и будут следователи по
долгу, с ним беседовать подолгу.

Наверно неприязни подолью, если заполню рассказ падалью.

Детей приносили в подоле и это было в Подолье.
По доле гады падали и полна земля падали.

Каждому дано по доле, чтоб принесла ему жена в подоле.

И зомби скучают по дали, им кости трупов подали.

И пьяницы падали падалью и пример подали, как скучать по
дали.

И я ещё вам подолью — по всему Подолью и крути педали, то
тебе по доле, то тебе Подолье.

И я по долгу подо лгу, жду подолгу, про Подол лгу.
Падал подол Гали или её подолгали?

Не течёт из-за осла Нил, может, он его заслонил.

Была рада за осла ночка, у него на заднице заслоночка (хвост).

На заре ведь, можно только зареветь.
На заре его только зарево.

Я за рёву зареву и отдамся зареву.
Девы заревели, куда их на заре вели?

Заревом заревела, так концерт заря вела.
Обращаясь к зареву, я только зареву.

Его с пьянки на заре вело и на него старуха заревела.

Зла то главы, когда макушки златоглавы. Да то зла итог лавы!

В воде быль Ноя, о свободе билль Ноя — расплодил человечество
больное, дебильное.

Песенок пара пета лёжа прямо у парапета.
У пара пята кипят опята. И песня с парой пета.

Не с чая смеётся нищая. И мы нищая смеёмся не с чая.

И почему любят суда чат и почему дошёл сюда чат, они сидят
— судачат.

Летят те му на коровью тему, затем мой ушёл за темой.

И му ему в посольство затем нотой, летел за темнотой.

Павел был великий богослов, он объявил, что Иисус бог
ослов.

Кто ниже в БУМе рангом — летают бумерангом.
Нам не принять за кота жёлтый луч заката.

Если за каждую ту пить, можно ум затупить и тупеть, и
песнь ту петь.

За сколь зим мы по льду заскользим?
За сколь зим мы в пропасть заскользим?

Людей в тюрьмы заточили, карандашики заточили, расспра-
шивают за то Чили, плакали за то очи ли?

Началась та мура от Тимура — тьма ты МУРа, тем ура!
Тьма ты МУРа от Тимура, тема Ра и те моря.

Кто мотор заводит, кто любовниц заводит, а кто в дебри
заводит.

Сопелька висла с сопелки. С опилок не сделать сопелок.

Сопелка по-русски дудочка. Я соплю, глотаю соплю.

Иди данные сверь к Але, чтоб ясностью они сверкали.

Вы видали придирка как выначивается пред уркой.
Если весело за то Чите, в тюрьму её заточите.

Ко мне приди Ирка, мне ясна твоя придирка.
Говорят, и ты при дырке, но не согласилась на притирку.

Из-за толка ли за то алкали, что кляп в рот затолкали?
Плакала за то Алка ли, что кляп в рот затолкали?

Вокруг тренера спортсмены сплочены, когда векселя все
сплачены.

Кал и мы из Колымы вот и все калымы, и стали цветы калы
алыми. Мы в сердце уколимы, сносим уколы мы.

А кто помоев в душу нальёт, не улетишь в полёт, сердце так и
колит, его тактика колит.

Да нет то не колит, а у неё пади колье, папа ездит в Падекале и вхож, пади-ка, к Але.

Ах! то дождь — асфальт полит, Марфа грядку полет, теперь там
поп как замполит.

Там в ад его э! полёт, под рясой сиянье эполет.
Вот к чему она призвана! Её приз ванна.

Теперь он зам по литру и он есть политрук, и выделывает в
поле трюк, и это не трюкачество, а борьба за качество.

Ему ума лишь не хватает и звёзды он с неба не хватает.
И летит снег ватою, а я невесту сватаю.

Вот белый снег — она природа с фатою, как ретушь сделанная
с фото тою.
Да снег ватою — беру лопату, сражаюсь с ватою?

И фужер уже с водою и флаг над сводами, готовы законов
своды, под небес свободами.

Беспокоили призы Раю и я за то её призираю.
Имела призы рать, чтобы за ними презирать.
Имела такие призы рать, чтобы её призирать.

Воздадут приз аду — говорят: — Молись при заду.
Уж раком призадумались, и ты при заду молись.

И арабы призадумались — им сказали: — При заду молись.

И они молятся первым задам, прям среди улицы, наверно, за
дам.
И ты тоже при заду молись, увидишь, чего люди призадумались.

К ним обращайся на ты и отправляй тем ноты, они ведь пухнут
от темноты.

И не требует тотем ноты!
Не там тесно ты, где тянут нити с ноты.

Опустилась низко ты, но друзья твои не скоты, за собой их не
скати.

Этот крик — азы, это крик козы, этот крик к азам, этот крик к козам.

Не любит крика зам, этого крика про козу, этого крика проказы.

А при козе, да при косе, ещё при кассе всегда приказы, это беса проказы.

Говорил нам пророк, говорил он про рок.
Засосал зла порок и не пройден порог.

И души мокр порох слезами от порок, им не взорвать порог…
сыты этим по рог.

Э! мы грацию послали в эмиграцию.
У Эммы грация прославилась эмиграция.
Признанная ими грация это эмиграция.

Деньги ушли, от шока латки, а всё оттого, что ел шоколадки.

Нашила ему латки портниха мулатка, так что не хватило
расплатиться ему латка.

Получили пажи те кому, по мокрому, по жидкому, не уйдёшь в
рай с пожитками.

Не дали пожить кому и собирать пажити кому?
Тебе не урок бред урок, значит ты придурок.

В бреду рачки бредут придурачки.
Видели придурка! Он преклонялся пред уркой.

Учи и впредь урок придурок.
По утру приду рачки — напоили придурочки.

А при дурачке одни придурочки!
И при дуре столько придури.

Претензия к Осману в том, что он не хочет быть космонавтом.

На голове у мулата кос масса, а в голове пустота космоса.

Звёзды в космы навтыкаю и займусь космонавтикою.

Запуталась в дебрях косм оса, как корабль в бездне космоса.

А косы косят откосы, и даже те, что косы носят косы, а жужжат
как осы, падают кокосы, и боится кок осы, спеют абрикосы.
Вам обрить косы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *