Х стихи

Ха халтура
И при чине быть причине

Вы ли этот улей — чины? Во всех грехах уличены.
Потому мозги порчены, лгали ведь на спор чины.

От грехов не вылечены, смех был — не выли чины.
Ковры на полу чинам, оттого, что лучше нам!?

И из вас получены тьма мозгов — полу чины.
И пути в ад ним мощены, у него вся мощь — чины!

Свет в мозгу ваш пол лучины — бучу миру учини.
И летят к ним демоны, ведь пускали дым они.

Клан тот чёрная дыра. Он готовит яды Ра.
И всё для него задаром. От избытка «с зада ром!»

У хором стоял с укором, ведь пила та сука ром.
В общем, то была халтура и кричали «Хальт, ура!»

Халупа

В танце этом пара — пьяна от нектара
Танцу пара рада, танец для парада.

Это что обряды или воле рады —
Рэкета бригады им здесь нет преграды,

И им нет ограды, ну, держитесь грады. (города)
Ах, как будем грабить приготовь награды.

Трупов видим груды — атаман бьёт в груди: —
Пусть читают требы! — заиграют трубы.

Ужас небоскрёба, террориста роба,
Зла запала злоба, рада злу Европа.

Злоба зла запала. Искру для запала!
Началась опала искрой от опала. (камень)

Чьё же соло люто? Там подстать салюта.
Сыплет солью та, сыплет зло то люто.

Уж ума палата, нагребли там злата,
Будет и расплата за дела магната.

Кич от абсолюта — длинная валюта.
Хвалят волью лета , вали ты, в валеты,

Что глазами хлюпать, глупа та халупа,
На славе налёты — грехами Европы.

Харчи

Падок чин и прыток так, он мирского зла приток.
Собирал потом он мак. Плюй потомок в Потомак.

Сними кепи не кипи, ты ж в бараке не в степи!
Там спустили зло с цепи, зло не сложит се цены.

Деньги сыпали паны — в удовольствие шпаны.
Поп водою их кропил, вроде, грех их искупил.

А народ от иска пил, перешёл на опий Пий.
И хватило тех крупиц довести во власть тупиц.

И народ стал нетерпим, стал и крик их нестерпим:
— Как мы грех ваш искупим, палачам злым и скупым?

Натворили вы делов, напалили вы костров
Мир от тех смертей кричит. И кого, то, огорчит!?

Это мир ты зря кипишь, поднимая кипишь ишь.
Исламизм, то тот фашизм, то совсем идиотизм.

Только ты, и только ты! Рожу корчишь дико ты?
Засмеются идиоты, мракобесов пойдут роты.

Там и глупости посты — закрывают верой рты,
Зрячи — полны слепоты, души полны глухоты.

Там могила нищеты, все гороховы шуты,
Разорвут вас на шматы, там лишь в ад ведут пути.

Харю Потёр

И хохотом по хатам вам и Гаврикам, уж тем, пахать там!
Ну, что расселись по бортам, не видите, что вот побор там?

Не чтят Сказку пока и там! Там катится всё-всё покатом.
Мы совесть этим укротим, что матом веским вас окатим.

Он о метлу харю потёр и он теперь, как Гарри Потер.
И говорят они: — «Ведь мы, на мётлах, сущие мы ведьмы!»

И ведьмы наполняют дом, не пахнет тут и тут уютом.
Топор тот лечит перхоть там, страдать уверенно пехотам.

Сколько родин мыслит один!? Завянем лишь от шума родин.
Там мата вяжет глубина и где та дури середина!?

И ты себе греби, греби. Сгребая мусор в сора груды.
А там заказывай гробы — пошли такие, было, пробы.

А это вам там похоть дам, идёт на вас лихим походом.
А там такая лепота — других же прихотей охота!»

И там увидишь, виден Ной, по дали яркой плыви денной.
И предсказал одной ад Ной. Ел мёд и Ной той ложкой медной.

И хоть заказывай гробы — дрались-дрались за мир микробы.
И мусор ты греби, греби, и разгреби трудов те груды.

Хатки

Собирай пожитки и несли убытки,
Наши хатки шатки, хлад зимы те шутки,

Щели — промежутки, лопнули и жутки.
Пусто, раз в желудке, пели прибаутки.

Разлетелись чутки, может, это утки.
И стоят там метки, на язык голь метки.

Жизнь — крутые горки, от того дни горьки.
Власти отговорки или оговорки.

Банд лихих разборки, в стране мародерке,
Ходят отморозки, действия их жестки.

Шутки эти плоски от бандита Оськи,
Книжек тех авоськи, напились как моськи.

Ну, а суть пример зла: где там плоть примёрзла,
А ведут развязно или несуразно.

Спёрли вот мы розки, рады отморозки,
Дарим виртуозке сердца той занозке.

Сон не мышь и Алле — спать, чтоб не мешали!
А на ней спят шали, ей цветы от швали.

Этот сон мышь лени и всё от мышлений.
От ночных молений и всенощных бдений.

Нас она случала, рада с луча Алла.
Весела в ночь Алла и на всех начхала.

Имела стаж Нила, но и ей стошнило.
Гнили то могила — ада-то горнило.

Хвастуны

А уж к раю, к раю, к раю, не пройти у бездны с краю.
С нетерпенья я сгораю, может быть, он за горою?

Мысль казалась уж крутою, а была лишь ерундою,
Скрыто всё там за бедою, где тропа наша с тобою?

Говорят, что временами правит-правит время нами.
Закрывает за стенами и пугает нас тенями.

Полон мир тот брехунами, и попами ведунами,
Прочими там крикунами, и панами — хапунами.

Мир, оплеванный шпанами, заколдован колдунами,
С мракобесами чинами, с прочими величинами.

А теперь года, не те ли? Передачи толи теле.
И течёт то не годами, передача — Нега дамы.

А дано и не годами, всё течёт и нега дамы.
Заполняясь хвастунами, тоннами летя тонами.

Хватает малости

Представляешь с ложности, одни только сложности.
Иногда век сложности к нам приходит с ложностью.
Грязь в умах и ложь нести, может, век тот ложности.
Чем за пазухой нож нести — нам бы чуть-чуть нежности.

Полон мир потомками, а мозги потёмками.
Играми жестокими — полны мозги стоками.
Населенье жизнь ямы — усложняло жизнями.
Эта в общем слизь ямы полна была слизнями.

Дополняли её кознями, сеяли и рознями
Были дни грёзами — спели сплетен гроздями.
Не пошли породою, стали все юродами,
Вера им отрадою, от попа тирадою.

Им рубли наградою, их, то их отрадою,
Истине преградою, нечисти оградою.
Веет с душ прохладою, станет ль церковь ладою?
Стали бредни Бредами и накрылись бедами.

Эти веры с чудами стали их причудами.
Много ли причуд даме? Они станут ядами.
И там люди разные: праздные заразные.
За дела за разные шли разборки грозные.

Мысли были редкими — тяга их за предками.
Не внять гласу едкому, слову тому меткому.
Изошли все бредами и покрылись бедами
А пути их дебрями, разлетелись в дребезги.

Сплетня в оба жала бы, не хуже, чем обе жалобы.
Весь мир оббежали бы — стяжатели, обожатели.
Кровью там по желобу прокачали жалобу.
Ложь качает жвалами сплетен тех кружалами.
Текут лжи без жалости — цветом залежалости.
Не хватает малости, это от отсталости.

Хворь ума не для форума

У, тромбы ли! Утром были? Гекатомбы века тромбы.
Ризы блёски, гроба доски… Палача час, крики плача.

Суть ума нам, сутру маннам! Суть ума том. Зло магнатом.
Суть ум атом — ругань бредом.
Стал ум вредом — злом ведом дом.
Плач — плачь градом! Дом стал адом:
Зла разладом, душ надсадом.

Смерть там — рядом, пышет ядом, Всё под блатом, даже атом.
Синь — дик атом с синдикатом. Плачу мотом. Плач — ума там.

Плод ума там: пласты матом. Чтит она том — друг анатом.
Низ ума там, низ у мата — Ум — палата, за то плата.
Счёт в счёт сумма, долг — долг — дума.
Тьма — лжи тема — страны схема.

Шок при матов, прям с приматов. Ком про маты — компроматы.
Примы эти, то приметы. Что примеры — примы эры.

Что в Дне пятом все с приветом? В мире этом — в Дне отпетом,
Зло ответом, зло наветом, Бьёт набатом — вас ест атом.

Квот ум — квотум, вот ум — вотум. Лить вам воду под зевоту.
Рад банк нотам и банкнотам. Балла лотом — с бала ботом.
Плач ума там — плачь ум матом! Обор мотом — обормотом.

Хвосты

Роки-роки-роки на хвосте сороки.
За другие строки получали сроки.

Ночи утром зреют, дали зла сереют,
Холода звереют, хладом с неба веют.

Зреет ночь зарёю, солнечной игрою…
Есть дни — озоруют, и нас озаряют.

Тьмой их не закроют, и прочей мурою.
С радости я строю, рожицы зла, строю.

К опыту быть быту — с быта да в обиду,
Терпенье копи ты, от горя обпиты.

Злобой нас питали эти капиталы?
Кровь и капиталы, следы ж копыт алы.

Где от зла кипите — пиит на пиите.
Слава на бандите — паразит на паразите.

Было всё в позоре, по зоре то горе.
Радость — быль Авроре, пало всё в терроре.

Дни они как розги, может, дело в мозге!?
Жизни передряги — люди бедолаги.

Вышла злая свара — злых она афёра.
Злоба — от масс сфера, или злая свора. (злобы атмосфера.)

Хвощ

По ноге, плесневой, статуи волевой,
Цветом он палевый, — вьётся хвощ полевой.

И светился сквозь дождь обмороженный хвощ,
И ему не помочь — морозец выдал мощь…

Иней утром опал, засверкал как опал,
Он морозца блеск-перл, опалил со всех жерл.

Листья отжили срок, это видно, их рок,
То времён кувырок — не при чём тут игрок.

Дурень ветер вальс вьёт, лист, окрашенный в йод.
И печаль оживёт, ни к чему хоровод.

Дрогнул ус полевой, засвистал в поле вой
И туман пылевой стал на лужах плевой.

Перелив как опал — в лужу лист, глянь, опал!
Он хотя цветом ал, его срок веком мал.

Хип Катет как дед

Не туда кадет тот катит? У него короткий катет.
Что там думать об откате, ведь кругом тут тать на тате.
И магнат тут на магнате, что там им, что знать на знати!
У них тоже всё на блате! Ты напомни им о Кате.

Босс, по миру вы, катали и повадки, то кота ли?
Оттого душа-то та ли? Иль распалась на детали?
Красота — там рать на рати, но всегда любовь некстати
И глаза вот эти кстати — все на выкате у Кати!

— Ой, на выкате у Кати? — Декольте, то, а не выкат!
— И глаза на декольте те? Может, грудь на катапульте!?
— Во, мозги, ну как культи! Помешались все при культе?
— Кто приставил кота к пульту, нахватались ката пуль те?

В Акапулько иль в Калькутте, баламут на баламуте,
Террористов там дебюты, ни кому не быть в уюте.
А раскаты, враз, раз грома и дошло там до разгрома.
В тучах небо лоскутами, тать наводит лоск кутами.

Краску ту добавь к раскату, расцветать там синдикату.
И всё то на раз коту, тю! Пока Том лежит покатом.
Трек кота же в трикотаже, наболтали три кота же.
— А что может-то нести гром? — А я с котом! Я не с тигром!

И громи, отдай нас, играм. И нас тигром, и настиг гром.
Граммами и игра маме. Виноваты тут не граммы!
Сорвались такие шквалы, что зашкалили все шкалы.
Вот, а волны б рокотали. Исполняли рок кота ли?

Нас на гребнях прокатали! А дождалась прока та ли?
Держат нас той лжи оковы. От оков и тайн покровы.
Насухо нас прокатали — нам таков уж прок от Аллы?
От стыда все, юмор — алы и всё то уж вне морали.

Там не знают прока воры, с подлецом переговоры.
Не вдавались и в детали — всё под властью вертикали.
— Волны там пророкотали. — Что убил пророк кота ли?
О том волны грохотали, что к порту ведут порталы.

Издевались, хохотали: — Что не знает греха та ли!?
Тьма заняла пьедесталы и достали — дурь до стали.
Как питали тьму капиталы — тьма заняла пьедесталы.
И у тьмы, тьма — капиталы, их питали клерикалы.

Хит К опыту

Под дождь Аполо снись — дождём ополоснись.
К нам блеском вниз опало, а поло то опала.

Не знают то — азы? Расширились тазы!
Увы, круты и асы, то ваши выкрутасы.

Вы заперты в куты и держат вас плуты.
Да, к чёрту опыты и ваши аппетиты!

Не убежишь в кусты, у зла везде посты.
Вы слез не накопите в том чёртовом копыте,

Где райские те кущи хозяином — кощей.
Ты злобу не копи — попадёшь на копи.

К чему же те костры и боли что остры
И всех сожжённых кости, и камни на погосте.

Вот веры мракобес, он в лжи повис словес.
Вот веры монстры папы и деградации этапы.

Вот веры те остры — горят с людей костры.
Условие есть к опыту, есть, где стучать копыту.

Ах, как они круты! Откройте только рты!
И все вокруг обпиты, и все вокруг пииты.

Слетела дверь с петель, а хлад кладёт пастель.
На снежную постель, идёт зима воитель.

И робко в ад вы канете, враз, в эту канитель.
Где вы то зло копите, и где та зла обитель.

А вот, где морды бьют — то есть ослов дебют.
Кто занят ерундою, ты думай-то балдою.

Где смерти атрибут, а где отребья бунт.
Запахло ли бедою — той травкой лебедою.

Хит три

Аз давай хитри — ставь ты хит, хит три!
Стороной хитрой, ой, обошёл хит рой.

Рой — злоба внутри, страх их от зари
С злобой кобзари жгли око б зари.

Зло тьмою пари, заключи пари: —
За грош те хмыри сожгут псалтыри.

В душах пустыри, прёт зло изнутри.
Зла то звонари, с злобы попурри.

Исполнял хит рой, насладил игрой
И назвал гид рой — классной гидрой, ой!

Звон и звон — хит край, хитрый тот — хит рай.
Знает ли гид рай? Им мозги хит драй.

То зов Ому, рой! То зову мурой.
Пахнет то хандрой, временной дырой.

Тёк за кадром ром — виден зэкадром.
Счёл грехи и ты, той игры хиты.

Не досталось крох, близится их крах.
С комара гнёт рог, беглый скоморох.

У страны морок — в душах только мрак.
Не учтён урок — церкви там порок.

Шли в тупик пути, как ты не крути.
Кобла и куты — перешёл грань ты.

Знаешь! Назад в рай не введёшь ты край!
С совести сгорай, средь тех злобных стай.

Хм К увы рок

Раннею весной так ярок цветами цветов ярок.
Весело пляшу я рок — тем сменю судьбы я рок.

Разве выбор наш широк? Иль, зависит от широт?
Очень узок наш мирок. И играет нами рок.

Выпишут нам номерок, доведут и до морок.
И не стало жирных марок, так танцуй ты дома рок,

И душой, если широк, запасай терпенье впрок.
Ведь увидишь, катит крах, на надутых лжи шарах.

Ты познал их кувырок, то и был ковы урок —
Всё не без тех заковырок и судьба, увы, рок-рок!

И имел, и наш пророк — тот же странный наш порок,
И был счастлив так от порок — был себе на уме наш пророк.

Хмарь

Суть ты, суть листа — истины ли ста?
Это толи ста, суть та у листа?
Босс же не масс ты — касты не мосты,
Пусть ты, пусть-то ты — гений пустоты.

Он стоял — устав, он читал устав.
Смерть сложила стиль, вера как костыль,
Это в небо шпиль, а на нём то свиль. (цвель)
Глупости состав — с рельс сойдёт состав.

И мы не клесты — песни клеветы,
Всем дадут кресты в мире пустоты.
Головы пусты, глупости посты…
Чья же масть ты? Наводи мосты!

И чей глас горласт, горя он балласт.
Не затронь, зубаст, вот такой контраст.
Там от папских каст — скользким вышел наст.
Паразитов штаб — там раздутый штат,

Срам торчит и с рам — всё трещит по швам.
Там шумит бедлам, всё, там тарарам.
Путь в тартарары — гниль антимиры,
Болтуны круты — всё им до муры.

Злобу, раз ли стай, ветер разлистай!
Разозлись и ты, роза злись и ты.
Это раз листа, этот раз слизь та,
Тратам тра-та-та, это трата та!

Хмурь недели

Осени лучи алели, золотились и аллеи.
Листья в вире карусели, мажут в осень, акварели.

Закрутили хмурь недели — переходят на пастели.
Средь недельной канители, в дождь, разверзлись их купели.

Песенку блатную пели, все собрались в купе ли.
Все сидели в том купе ли? Откупались мы в купели.

Ведь туда, где мокли ели, добежали ели-ели.
Так дожди там постарались, что не вышли пасторали.

Завершает пастор ралли, тайно выехав от крали.
Что ему святые Граали! Вера, верно, то игра и…

Капли пели пав в купели, то дождя слышны капели,
Радость так они копили… капли — радости копии ли?

Радости напой-то, или, землю соком напоили.
А теперь здесь серость стали, упустили радость стили.

Если мокрые и стелы, то суши одежду с тела.
Не спасут тебя костёлы — они неба костыли и…

Хо Ка тать

Запрет был и котам — нет икотам то там.
То тема как тотем. Набор, каких-то тем.

Не тать вам угнетать, ведь это как пить дать!
Тут чтобы обитать — чудо надо опять.

Учти! Не взять, не дать! Учти! Ведь это тать.
Умела стерва тать, чужую сорвать часть.

Ой-ой! Куда ты влип, здесь ложь и столько лип!
Что сочинили клип, что вызвал только всхлип.

Глазами луп, да луп — тать ловит тех, кто глуп,
Продажных тёлок клуб, он очень бесу люб.

Могучи все — как дуб, плохих ребят дебют.
Но не хотел и шут, средь них искать уют.

Молчат. Во рту их кляп, страх волосатых лап,
Вспотевший лысый лоб, как что — по нём и хлоп,

В правительстве ох, лох, ко всем совсем оглох.
И зло — его оплот и чин его холоп.

Ходок

Зло — потеря нервных клеток, всюду крики нервных глоток,
То, увы, поток не паток, не записывай их в свиток.

Но ассортимент слов ходок, потому что мир тот гадок.
Не слова им, а свисток, ну, не мир то, а освисток.

Потеряешь нервов клетки — не сбежишь с его ты клетки.
Сети спрута там оплётки, его щупальца как плётки.

Ой, прогнило всё в серёдке — голова гниёт селёдки.
Камни, плиты, кому плитки, подставлять друг друга прытки.

Ты из нервов плети — плети, на штанах уж эполеты!
Проплывёте сэр по Лете, это не во сне полёты!

Заказали в рай билеты — вот журчат там воды Леты.
И мочили всех в клозете, и на всех лили секреты.

На них сведенья сведу! Джентльмены вроде с виду.
Что тут делать индивиду, может, говорить браваду?

Всех, имея там ввиду, или просто лить там воду.
Просто-то нести браваду, иль кричать там, браво аду?

Ходу дали

И сидит он там по году, делает на ней погоду.
Посещает пагоду и жуёт там ягоду.

Сочиняет там легенду этому земли агенту.
Станет воеводою с этою методою.

И мутит там гадам воду, от восхода до захода.
Вылилось всё шкодою, стало и невзгодою.

Улучшая там породу, не прожили там вы году.
Как желали выгоду, а получили пагубу.

Плохо думали балдою, занялись-то ерундою.
То сошло обидою, прочей волокитою.

Вылилось на вас бедою — жуткой злобою, враждою.
Стало пирамидами, злом от пира МИДами.

И смотрю там по восходу, выступать за взводом взводу.
С нашею природою — стало зло свободою!

Понеслось белибердою, за кровавою звездою:
Муштровали вы года, что там, в том, есть выгода?

Погоди! Они по гаду, нам не сделают погоду,
И ушли от пахоты, и погрязли в похоти.

А маршрут того похода требует от нас погоду,
Чтоб, имея тяготу — собирать сласть ягоду.

А что за поход по году и кто делает погоду?
И подлили бы вы воду к нашему-то выводу!

Ходуном

Дать ли ходу нам — мир там ходуном.
Веет колдуном — всё он при одном.

В мире том хмельном — встал день бодуном.
В мире том больном — слава с брехуном.

Хают посты дно, им и не постыдно.
На уме одно головой о дно.

Слёг без ног одром, заманил ад — ром.
Тёк ведь ром в дне вёдром, так черпай ведром.

Скука там от дрём, входит эра дрём
И вопрос ребром: — Кончим день добром?

Рок в краю родном в месте мы одном.
Сколь, а, эр одром вис аэродром?

Мрут мечты юнца — сгубишь мудреца!
Мир от подлеца, гнить из-за лжеца.

Мир крестами жат — злоба их вожак.
Смерть из-за деньжат, все там на ножах.

Не сдержать в межах — мир на грабежах.
Вязнет во враждах, блудит в кутежах,

Вздорны все труды, где полно беды.
Средь гнилой среды — плен той ерунды.

Холл ура! холл Луи

Ой, видали гада ли? На него ли там гадали.
От стыда там бары рдели, по ним строились бордели.

С ними пива бар дели и — много дури, той, у дали.
А кому нужны скандалы, с ним дели ты зла уделы.

Там мотели и модели, татуировочки на теле,
Личности одни серели, не поют и птиц свирели.

Может, кто их там обидел, может, это зла обитель.
Смерти мчаться канители — всё зависло на пределе.

Будет гибель нервных клеток, от расставленный ним клеток.
И он был довольно меток, от поставленных ним меток.

Он выходит на простор и, и теперь он видно пастор.
Ах, наверное, он прыток! Его слог — поток, тех, паток.

Он наверно нужный критик и он в Думе нужный винтик!
Хоть, никто его не просит — крестом в лево, в право косит.

Этот пастор, видно мистик, перебросит к богу мостик,
На другой ли звёздный кластер, ну и врать он видно мастер.

Рад был этим только гангстер, что его дружок-то монстер.
Он включил-включил зла миксер, этот самый мистер-твистер.

Он такому чуду мастер — мастер-мастер он ламастер.
Он кричит на микст ура! — ждёт его приём микстура.

Так, вернулся и микст с тура — мастеру нужна микстура!
И то вам, не для обиды, разработаны пептиды.

И кричал весь холл ура! Была радости халтура.
Налетели злые беды — пожинайте плоды гады.

Холла кости

Слышь, оставь! Не хули кости, жуть какая холокоста.
Мракобесам радости, что людей им тягости!

Не мети, из холла кости, жуть какая холокоста!
Ох, набрались гадости — с острия жестокости.

Искры — гало ли костра-то, нимбы папского кастрата?
Помнишь смерти-то покос ты! Так не делай пакости!

Возникает, сей клик касты, эти касты как клыкасты.
Их со смертью шалости, нет ума, ну, малости.

Где прохвост там, на прохвосте — ложь, там даже, на погосте!
Папа словом омыл кости — ждали его милости.

Видел ты и суть коварства? Так прими-прими лекарство.
Зло сползло по плоскости — спало зло в той полости.

Там и грязь о-го-го, лилась, там и правда оголилась:
— Языки-то при лести, подхалим жнёт прелести!

И стыда уж краска лилась — кого совесть раскалилась?
Трудны правды поиски, это злобы происки.

Где пни жалили без жали, церкви там, нацизма жала.
То с церковной святости и её предвзятости.

Обожала-обожала — власть змея те оба жала
И пришла к жестокости в своей глупой ярости.

Оба жала клерикала и наелся клер и кала.
При своёй трухлявости и своей слюнявости.

Холодный век

Когда приходят холода И зуб о зуб стучит стаккато,
Летят пришельцы кто куда, И жизнь зимою жутковата.

Не спят холодные ветра, Зверей, баюкая в берлогах.
Строками снежными парят, Снежинки. Скатертью дорога!

Закрылась панцирем вода. Снега страну запеленали.
И вот лютуют холода. Тут нужно нервы, как из стали.

За вихрем вихрь. Не видно звёзд. Бредёшь один тропой холодной.
Никто к тебе не подойдёт, Не даст вам нити путеводной.

Ну что, что ты ещё живой!? Кому ты нужен человечек,
Но мужество пока с тобой Ты победишь! И будешь вечен.

Хоп К роли

Это да-да, что за ролик — приложенье к роли?
Это, это кара ли, нам слепые короли?

Как людей они карали, это лишь за прихоть крали.
Сущность краля от нас скрыла, как, то, пёрышко с крыла.

Дождик, с неба кары лей — крокодильих слёз от кралей!
Эх! теория ролей не для наших королей.

Не пора ли их по роле? За пароли чтоб пороли.
Может, действовать пора — и пришла уж та пора?

Но на болтунов опора, вот и нет от слов отпора.
Языку нет стопора, вроде суп тот с топора!

Не настала та пора, а настал этап топ ора,
В головах шумят ветра — шла та ночь, ночь та пера.

Что же то обозначало? Начинаем всё сначала.
Жутка та ночь сна чела, числа виснут от числа.

Темнота темнила тени! И подвластны все смятенью.
Кто там правит той страной с ненастроенной струной?

Говорю: «Прочь!» тени я, суть зависит — от прочтенья.
Ох и будем мы стенать — здесь прочтению стена.

Хор дам

Не приставай к орде — привяжут, ведь, на корде!
И побежишь по хорде, хвальбы играть аккорды.

Там глас аккордеона, то ясно для долдона.
Плывут аккорды, Донна! Аккорды он дал Дона,

Звенеть-звенеть аккордам, и кукол дергать кордом.
Задача, видно, лордам и станет ложь рекордом.

Поёт и хор дам к ордам, чтоб ставить рога лордам.
И полон бар дам — бардам, бардак тот держимордам.

Ответы есть к кроссвордам и быть большим рекордам,
Босс в рай несётся фордом и уж на зло тем гордым.

И всё там по свободам — быть лжи там хороводам.
А в этом круге хор дам — расставлен уж по хордам.

Отдали-то кого ртам под сплетни тем когортам,
Не их лечить курортам, то будет нам кроссвордом.

Милордам врать и лордам, как тем продажным мордам,
Устроили мор-мор дам — по Гиннеса рекордам.

Ох, странная та морда! Устроила там мор да?
А жизнь под чехардою — полна белибердою,

Дошло-то до милорда, что дама эта горда,
Теперь она уж бодро, пред ним там крутит бёдра.

Хор ржи держи

Пары дам,– с рам тот срам. Дрянь день драм, он бедлам.
Едем дам! Был сад дом! Стал вредом — то Содом?

Дрём одром от хондром. Был синдром, то дурдом.
Был бал дам — бал балдам. Пышет с рам лишний грамм.

Рам пора — там парад, Маскарад пляшет ад.
Передам по родам Горе дам городам.

Пора дам чехардам, Быть враждам, быть врунам.
В доме жизнь до межи. Смейся ржи лёжа в ржи.

А хор же ест коржи. В ширь рож и — кутежи.
В кут те ж и — дележи Вира жизнь — виражи.
Да, не ржи с вида ржи. Ешь коржи, как ханжи.

Хора воды

Пора не делает погоды, загнили верой эти годы.
Мы правим-правим хороводы попу тому, попам в угоду.
Они источники невзгод, от них и напасть непогод.

Несут нам чушь ту — ерундою, залив мозги святой враждою.
Не думают попы балдою, что выльется, то всё, бедою.
Не накликаем ль мы беду? Мы просто в мире как в бреду.

О, бестолочь! Уж тянут нервы, и нет, ведь, тут на них управы.
И донор вы, и прям до нор вы, такие видно ваши нравы.
О качестве печётесь нар вы? Наверное, ветеринар вы?

Обдул тут чудо ветер нары, то видели ветеринары.
Вниманье ваше все на рвы, а рвы кривы, как ваши, нравы
И боли, слёзы — на, реви! Мол, пригодятся на ревю.

И чьи же злобы-то манёвры и слабые на то трать нервы.
Везде там выживают стервы! И кто отдаст концы-то первым,
тот и не будет там вторым. Пройдя-то с дуру Крым и Рим.

Но это дурь! Открыли вы — подставили вас эти курвы.
И те плетут из вас те верви и ваши сгинули резервы?
Увы, не сэр, а серы вы! Набрались ада серы вы!

Мечты пустые только родим, а править же хотим тем родом
И страхом станет ложь для родин, которые плодят уродин.
И полон той заразы дом, он будет подлости гнездом.

И путь, запутанным, неведом. Живется только казнокрадам.
И дом наш стал тем гиблым адом. И кто там движет этим стадом
и обладает ль он стыдом? Скрыт в нём наверное Содом.

Всё стало там запретным плодом, где день запутан этим бредом.
Где люд не знается с добром и путь другой ему неведом,
Он дуростью сплошной ведом и мир вокруг, что тот дурдом.

Хора шея

Грады пали и на грады и за это вам награды,
Быстроте они ног рады, не преграды им ограды.

Рады-рады ого! Роды… вам пахать и огороды.
Закапаться вам по роды, но не изменить породы.

А дом дышит, там на ладан, дом давно уж там стал адом.
Знать начало кона надо, он гремит как канонада.

Это песня моно ада, это вещая монада.
Лик её икона ада, голос как канона ада.

Зла кумиров вопрошая, говорила: — хороша я!
Ворожея хорошея, к ней тянулась хора шея.

Там листочки вороша, бьёт по улице пороша,
Вороньём вокруг кружа и не выбежишь наружу.

Где же там другое русло? Что течет по нём за сусло.
А во рту у вас так кисло, а в глазах нет света — тускло.

Навалилась темень — грустно, она действует искусно
И когда покажут ножик — не жалей своих ты ножек.

Нервы Лели обнажили, резали об нож и жилы.
Наслоились этажи ли, жили тут, тянули жилы.

Горе же то, в гараже, хуже этой веры — кража.
Выпадут на вираже — знайте же цену куража.

Крутят, где шары о, воры, надевая шаровары.
И там всё шпане на шару и поймали наши ару.

Дали жару на Стожары и пошли недель кошмары,
Химии лихие чары, да и прочие всем мары.

И в добавку дней крученых, замысловато перчёных.
Нет надежды у дней чёрных — злоба давит и учёных

И закручен мысли краник, очень странен этот странник,
Прямо в сердце он проник, для него и кнут и пряник.

Хочет

Если вечером скоп хочет — степь стрекочет, степь хохочет.
Пролетает низко кочет, а трава меня ласкочет,
а под ней цепь скрытых кочек.

Если вечером лох хочет — налетает словно кочет.
На девицу бочку катит и щекочет, и щекочет.
Вот-то чёты, пусть даст отчёты.

Язык сплетнями отточит, а на нём чирье наскочит.
Может быть, тогда расхочет и опустит скромно очи?
Завязался то клубочек!

Ропщет он на образочек — требует ещё б разочек.
Ропщет он на пузырёчек: — Пролилось сквозь пузо речек!
Что вести речи? До встречи!

Ну, а степь чему нас учит? И репьями швы насучит…
Делать, правильно — учёты, и писать туда отчёты.
С кучи чище-то скучище.

Подведут, однако, клячи, не идут дела иначе.
Ну, а хочется удачи или счастья то тем паче
и в придачу ещё дачу.

Хочу утра

Мне на земле Лишь случай бог.
Меня несли Потоки прочь.

Под солнцем я Летел, пострел,
На крыльях дня Прожить хотел.

Но бог мой чёрств. Не смог помочь.
И я, как перст, В глухую ночь.

Один, как волк! Один, как перст!
И душу рвёт, И память ест:

Былая боль, Былых утрат…
Развейся ночь! Хочу утра.

Хрип

И не тут до зорь, шёл тот прочь дозор.
И там вам позор, всё за тот террор.

Вот и круг озёр — вширь шёл кругозор.
Озорник позёр и с ним не позор.

И летит та пыль, запылилась быль.
С пыли ас слепил? Бум нас ослепил.

А то после пыл — не берёг ты тыл.
И мир тот постыл — ум-то им костыль!

Слёзы с таз пустил — века тот кость стиль,
Бил набат костел, крест торчит — кость тел.

Мир тот опустел и упал пострел.
Мир дерьмом пестрел и издал пёс трель.

Там кутил бордель и с ним весь картель,
Мир и озверел, и хрипит свирель…

Хруста лик

Дожди-дожди хлыстали — как кожею хлыста ли?
Дожди-вожди хлыстали — похож хлыст на глиста ли?

Дождись, дожди хлыстали, серее стали стали.
И града те кристаллы. Они то зло креста ли?

И града-то кристаллы — глазами крыс и стали.
И слышны трески стали. Нейроны-то устали.

И глаз, через хрусталик, увидел там Христа лик.
И он еврей: спаситель, он мессия — учитель.

И зло несли во имя, и смерть творилась ними,
— Жгли плоть руками чьими!? — Попами зла твоими!

Творили зло — во имя и плоть сжигало пламя.
«Не убей!» — Христа знамя, стирали эту память.

Дошло и до истерик — до папских тех мистерий
И веры той потери — закрыты правде двери.

Как ломят, дрянь, суставы. Болтливы уста и вы,
Болтливы-то, у ста, вы! — помогут ли уставы?

Преступлений составы, вер мир прогнил — вы правы!
Сотрёте зверств ли главы? На погань нет управы!

Хрустальный балагур

Свисали ветки колкие Ещё вчера черневшие.
Сегодня всё оклеилось В прозрачную глазурь:

Дремали рощи пенные, Сверкали травы лунные
И рассыпался струнами Хрустальный балагур.

И по нарядным россыпям Нога шагает — боязно,
Испорчу, вдруг, нечаянно Сверкающую рань.

Ты жизнь такая хрупкая! Весы природы шаткие.
Нарушишь равновесие Попробуй только рань!

Хрущ

Сам там грущу, виться хрущу В эту-то рощу, в эту-то пущу.
Сидя ропщу, очи вприщур. Душу ту ражу — вопли наружу.

Дожил вещун — Бог не дал ум! Воду лей с каску, нам скажи сказку.
Зло ощущу, мести пращу. Этот поп в роще был-то попроще.

Краски сгущу, свесив лапшу. Слухи пущу в самую гущу.
Вырази же зла виражи. Где за гроши сдали и души.

Беса вы раж или кураж. Показух туши, вянут аж уши.
Образы мзды — злобы бразды. Гады о, рожи! Это же ражи.

Ты не дыши, на витражи, Ражи там ражи или куражи.
Ветра-то жизнь, пей же за жизнь
К каждому к ражу, видим мы кражу.
Ржи-то пейзажи, смехом и ржи! Путают грёзы, вянут и розы.
Путы нужды — путы вражды. Мести то грозы, дурости позы.

Ты всех души — мир без души. Там свет туши, громкие туши.
Много у тех, много утех. В славе грехи — ваши огрехи.

Хула

Путы клубочка не распутать дочка!
Там хулы бочка, уж то, заморочка.

Узы — сеточка — лов тут голубочка.
Курева пачка, воздух — дым садочка.

У него во «тачка», баксов водокачка.
Белочек тех скачка, в бриллиантах мочка.

Это, ну и штучка — мощная грёз тучка…
Вам Чита ли та ли? Нам мораль читали,

Нас-то отчитали — воет «Отче» та ли?
Церковь — капиталы, злобы той кристаллы.

Вер параграф вреден, мир наш добром беден.
Пущен злобой бредень — сплетен он из сплетен.

Дабы и те в теле, съели все тефтели.
Путали пути ли, это путы или?

Путы — смех ехидин, что и так обиден,
Тащат, те, идеи эти прохиндеи.

Те грехи, э, хит дней — вехи дней ехидней.
Хит, хи-хи, един и… и вруны едины.

Вере злоб угодней править преисподней,
Иметь свод дней — сводней, видно так свободней.

А кто всех ехидней, тот стоит у злыдней,
Палачами сотней — правят подворотней.

Зла вот та натура, культ «Ура!» — культура.
Лезет та культура, прёт как диктатура.

Босс и рад диктату, сняв язык — лопату.
В общем-то холл тура, или же халтура.

Звук — клавиатура, клёво нам от тура.
Скрипнул: — «Альт, ура!» То халтура-дура.

Дурость веселится, может в нас вселится.
Веселы тем лица, что вокруг темница.

А кому-то Ницца, мира как столица.
Она просто цаца, треплется тупица.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *