Немного о птичках

Представь себе самый, что ни есть обычный украинский, провинциальный городок. С одной стороны река, с другой гора, посредине базар, ну и кафешки да помойки на каждом углу, как же без того. Тем не менее, хороший городок, живописный, с богатой историей, если есть сомнения, приезжай, сам убедишься.
В городе жили птицы. Самых, что ни есть разных видов, пород, вероисповеданий и национальностей. Вороны, голуби, воробьи, последнее время появились лебеди, /не лишнее сказать, в стране война третий год/, вот и поналетели со степей донецких да луганских. Была ещё разная мелочь, без нации и национальной идентичности. И поскольку городок маленький, да мирный, жить можно, вот только субординацию соблюдать, и никакие проблемы жизненные тебя не коснуться. Возможно.
Именно так, потому как в этом мире, всё-таки, всё возможно. Или невозможно. В зависимости от того в какую сторону ветер подует, да от того как обстоятельства жизненные сложатся.
Так вот птицы, они же не просто так летают, у них свои дела птичьи, у кого рабочее время, кто на руководящей работе, кто по мусорным бакам, да помойкам территорию застолбили. Большая часть конечно базарные, у этих свой мир, своя особая каста, эти не только себе, но и всему цену красную знают, но не скажут, потому, как свой интерес соблюдают.
Были ещё и перелётные, гастарбайтеры, как говорят на Украине заробiтчане, те больше по тёплым, а кто и по холодным странам, кому как повезёт, или проще у кого какое счастье.
Были, конечно, и такие, что и птицей не назовёшь, по утрам кофе в постель, пардон в клетку, трёхразовое питание, новости по телевизору круглосуточно, тепло вне зависимости условий погодных, полный социальный пакет.
Так вот жили они себе, не тужили, а может, и тужили, но не жаловались, любили свою землю, жизнь и просто были счастливы, ибо другой жизни не представляли.
А жизнь, ты же сам знаешь каково оно, дни складываются в годы, мы стареем, дети подрастают, что у людей, что у птиц одна история. Вот только что жили птицы без зависти, злорадства и прочих нехороших, недружественных чувств, по отношению друг к другу. Были и у них сложности, и горести, и беды, но встречались по утрам, чирикали о делах своих птичьих, потом летели опять же по делам своим птичьим, а там и день переходил в ночь. А проще самая обыкновенная жизнь. Птичья.
Но мне хотелось бы не столько о птицах, сколько о птичках. О самых, что ни есть незаметных, на которых иной раз и внимания не обратишь.
Так вот жила в этом городке, птичка, невеличка, точнее жил герой нашей истории, а звали его, как в том фильме Чито, что и значит птичка.
Жил Чито, ибо рассказ свой мы ведём о нём, как все, или почти, как все. Гнездо недалеко от помойки, не центр, но и не пригород. По состоянию души, больше отдыхал, чем работал, потому как, сколько маленькой птичке нужно для пропитания, ну и для счастья птичьего.
Это я к тому, что и пернатые любят иногда оттянуться, так вот работа Чито была связанна с этим профилем. Как бы по нашему официантом в ресторане, конечно не совсем так, если буквально, но если приблизительно, почему б и нет.
Так вот, жил Чито, как все, я имею в виду сородичи. С утра работа, правда. Что и не каждый день, ну и почирикать с друзьями о жизни, потом домой отдыхать. Характеру он был общительного, но старался держаться не вызывающе, и по большей части при всей его публичности до него никому не было особого дела. Иногда в голове его крутились интересные, весьма даже философского склада, мысли. Тогда он впадал в меланхолию, сидел с прикрытыми глазами, и казалось, чего-то ждал.
При том, что до него никому не было дела, недостатка в собеседниках не ощущалось, ибо у всех было дело к себе, и всем хотелось получить бесплатный совет, а то и руководство к дальнейшей жизни. Собственно общение тоже входило в работу. Не работе же Чито зарекомендовал себя с самой лучшей стороны и что касается этой стороны, то замечу работа как работа, рутина, никаких духовных интересов. А он мечтал о другом.
Чито тянуло в небо. В глубину и бездонность. Ему и во сне снилось, что он летает. Где-то там, далеко, за морями глубокими, да горами высокими. Там где нет помоек да кафешек, а лишь вольный ветер да синь небесная. Его крылья и дух обретали силу, он видел в своём полёте не только радость, но и смысл и это переполняло его душу счастьем.
И просыпаясь утром, он чувствовал необъяснимый прилив сил, приподнятость настроения и неуёмную жажду жизни.
Но стоило ему посмотреть на себя в зеркало и увидеть своё сгорбленное, с обвисшими крыльями отражение, как настроение падало, и жизнь втягивала его обратно в своё устоявшееся русло.
Что ж до женского пола, не до того как-то было. И не то чтоб не было в пернатой братии на кого внимание оборотить, какое-то недовольство собой мешало, обстоятельства разные, ну как оно бывает. Но всё в жизни нашей, как говорится до поры до времени, появилась, впрочем, она давно была, но на ней не задерживался взгляд, птичка. Небольшая, можно даже сказать элегантная. Звали её Брита. Такое вот совпадение, или, /принимая во внимание условность всего и вся/, закономерность. Ну и Чито, как говорится запал. Ему даже сон приснился, как они вместе парят над уставшим за день городом, над базаром, кафешками и помойками, над суетой жизненной, которая где-то далеко там, внизу. Скажешь, над суетой не воспаришь, ну во сне то согласись, и не такие чудеса случаются.
Конечно, это была любовь, и все мы знаем, каково оно и что в этих случаях бывает. Брита ответила взаимностью, а как иначе, и в жизни Чито появились новые краски. Период медового месяца я упущу, ибо это личное. Ну, счастье и счастье, как говорится, а остальное, как-то не до того.
Новая жизнь, новое гнездо, общим советом решено было свить поближе к помойке, тут тебе и пища и связи нужные, впрочем, ты сам знаешь каково оно.
Материал на гнездо, собирали где, и как придётся. Дизайн гнезда придумывали вместе, путём мозгового штурма. Веточки, сухая трава, листья, тряпочки, получилось неплохо. Скромненько, правда, но уютненько. Что до запаха, так, то издержки цивилизации, что поделаешь, за комфорт надо платить.
По соседству с молодожёнами располагались и другие обитатели мегаполиса. Но ни Чито, ни Брита особенно не интересовались их личностями. Ну, живут и ладно, у них своя жизнь, у нас своя. С какой-то стороны это правильно, с какой-то нет. Но у каждого своя жизнь, каждому за свою жизнь отвечать.
Ну да ладно, жизнь шла, дела хозяйственные перемешивались с делами семейными, вот уже и птенцы подрастают, и вроде втянулись в ритм и всё в ажуре, но…
Где-то в глубине души, где-то в подсознании Чито зрело неудовлетворение жизненное, и это при том, что логически он всё понимал. Понимал, что лучшего, большего ему от жизни не сорвать, что птице нужно для счастья. Но внутренний голос упрямо и настойчиво звал его в небо. В бездну без конца, края и без тёплой помойки.
А потом Чито смотрел в глаза подрастающих, ещё ничего не понимающих в жизни птенцов и понимал всю глупость своей мечты, всю хлипкость авантюры, всю бессмысленность, соотносительно реалий жизненных. А потом жизнь обволакивала его своими бытовыми проблемами, чтобы всосать и выплюнуть его день следующий. А потом в следующий и следующий.
А потом птенцы выросли. Выросли и разлетелись, кто куда. И Чито с Бритой остались одни.
Иногда вечерком они чирикали о былом. Чирикали, чирикали и так засыпали.
Чито снилось небо. Бездонное небо, в котором и смысл, и радость и счастье.
А потом он просыпался и видел рядом с собой Бриту. И понимал, что это тоже счастье.
Счастье реальное, в отличие от счастья виртуального.
________________________________________________
Скажу честно, хотелось написать немного о другом, а получилось, как говорится, то, что получилось. Думал написать притчу, а написал сказку для взрослых.
Ну да ладно. Всё что делается, всё к лучшему, или ни в чём смысла нет. В любом случае…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *