Техники

(сказка)

Пришёл немецкий ученый фон-дер-Кваке в своё военное министерство. Перед дверью солдат стоит в полной амуниции, как приклеенный.

— Чего надо?

— Изобретение принёс,— сам на узелок показывает.

— Проходи. Сто тридцатый сегодня. Эк вас носит!

Поднялся фон-дер-Кваке по лестнице, сюртучок обдёрнул, из ушей вату вынул и пошёл прямо к полковнику, который этими делами заведовал.

— Здравствуйте, господин полковник! Вот принёс.

Поднял полковник голову — плотный такой, щёки, как окорока,— и смотрит на узелок.

— Что там?

— Изобретение. Порошок такой. Пустишь по ветру в неприятельскую сторону, сейчас же у всех у них всё тело чесаться начнёт… Три дня чесаться будут, всю кожу с себя сорвут… Здорово?

— Что же, хорошо. Сколько?

— Сто марок. Очень дёшево, господин полковник. Я ведь для отечества.

— Семьдесят. Больше нельзя… Много вас уж ходит.

Вздохнул учёный, с завистью посмотрел на жирные полковничьи ляжки и пошёл к казначею получать деньги. А по лестнице навстречу другой учёный подымается. Пыхтит, под мышкой какую-то штуку тащит, вроде швейной машины.

И тоже к полковнику.

— Вы с чем?

— Машина, господин полковник. Беспроволочным током работает. Заведёшь её — у неприятеля за десять вёрст глаза повылезают.

— Так,— зевнул полковник и по столу толстым пальцем побарабанил.— Испытание делали?

— Как же. На бельгийских пленных. Комиссия была — вот и свидетельство. Чистая работа: корова за двенадцать верст паслась и та ослепла.

— Как же вы так неосторожно? Ну, ладно. Полтораста марок.

— Прибавьте, господин полковник. Жена у меня, дети. Младший такой симпатичный мальчишка — на вас похож, господин полковник. Всего три года, а уже изобретает: вчера кошку керосином вымазал, серой обсыпал и в печку…

— Ладно. Десять марок прибавлю. Больше ничего?

— Орден бы мне какой-нибудь; ночей ведь не сплю, в кирхе не был два месяца, всё изобретаю.

— Орден? Можно. Вон там в углу, в корзине, выбирайте. Следующий!

Перед дверью стоял хвост изобретателей. Тянулся по коридору, по лестнице, изгибался, как пожарная кишка, по улице и терялся далеко за углом.

Предлагали разное: отравленные сигары для братания; прокламации на русском языке, пропитанные составом, от которого люди три недели должны ходить, как очумелые; водку, разбавленную слюною бешеных собак; гранаты, начинённые ржавыми иглами,— чёрт его знает, чего только не приносили!

К восьми часам вечера полковник мокрый, как утопленник, заглянул в коридор и хрипло скомандовал:

— Баста!.. Четыреста тридцать пять номеров. Никогда ещё такого дня не было. Завтра же доложу военному министру, чтобы хоть таксу ввёл. Невозможно, господа… Этак скоро Германия без рубашки останется.

— Господин полковник, господин полковник!

— Ну что ещё? Завтра в шесть утра. Читали внизу объявление?

— Господин полковник! Изумительное изобретение! Полный переворот в военном деле!.. Мировое владычество Германии! Выслушайте, господин полковник…

— Закройте двери. В чём дело?

Маленький толстый немец оглянулся вокруг, потёр руки и вынул из кармана небольшой чёрный ящичек.

— Вот. Двенадцать лет работал, господин полковник. Видите клапаны? Если эту проволочку соединить вот с этой, да с этой, да нажать вот на эту штучку — то за тысячи вёрст отсюда взлетит Нью-Йорк, нажать вот эту — Париж, вот эту — Петроград, вот эту — Лондон… А? Здорово?

Полковник крикнул:

— Сколько?

— Десять тысяч марок.

— Слушайте… — полковник подошёл к изобретателю и, сверкнув глазами, взял его за глотку.— Слушайте вы, толстый идиот, слушайте вы, несчастная собака! Вот вам двадцать тысяч марок, ступайте сейчас же домой, сожгите ваш проклятый ящик и чтобы я больше об этом не слышал! Поняли?..

— Да почему?.. Господин…

— Почему?! Он ещё спрашивает почему… А что же мы, военные, будем делать после твоего проклятого изобретения? Галоши заливать? А? С войной что будет? А? С пушками? А? Ремесло наше уничтожить хочешь, армию перекрасить, маршировки лейтенантов прекратить!.. Понял, что ты изобрёл, понял?

— Понял.

— Ну так вот. Никому ни слова. Вот двадцать тысяч марок, ты ничего не изобрёл, я ничего не слышал. А впредь не в своё дело не суйся, чёрт этакий…

Пересчитал изобретатель деньги, посмотрел на свой ящичек, вздохнул и на цыпочках пошёл к дверям.

1917

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *