Книга стихов

   
  1 • 50 / 90  

[1 сентября 2007 года  15:41:00]

Семен Венцимеров

...Он никогда не ездил на слоне

    ...Он никогда не ездил на слоне
    И он шестого сентября родился.
    И за него так горько, горько мне...
    Геннадий Шпаликов трагично завершился.

    Но, каждый, кто шагает по Москве,
    На пароходе битый лед встречает
    И «Рио-Ритой» душу озвончает,
    Его невольно держит в голове.

    Он верил, что поплачут по нему
    Товарищи, но время так жестоко...
    Поэты исчезают одиноко,
    Навечно уходя в ночную тьму.

    Свет жизни в их стихах, бессмертный свет
    Он в душах тех, кто по Москве шагает...
    Но пусть никто из них не забывает
    О Шпаликове: ЕСТЬ такой поэт:

    «Ах, утону я в Западной Двине
    Или погибну как-нибудь иначе,-
    Страна не пожалеет обо мне,
    Но обо мне товарищи заплачут.

    Они меня на кладбище снесут,
    Простят долги и старые обиды.
    Я отменяю воинский салют,
    Не надо мне гражданской панихиды.

    Не будет утром траурных газет,
    Подписчики по мне не зарыдают,
    Прости-прощай, Центральный Комитет,
    Ах, гимна надо мною не сыграют.

    Я никогда не ездил на слоне,
    Имел в любви большие неудачи,
    Страна не пожалеет обо мне,
    Но обо мне товарищи заплачут.»

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[1 сентября 2007 года  18:30:07]

александр

* * *

    Я отказался быть рабом у Бога,
    Мне захотелось воли без границ,
    Куда хочу, туда мне и дорога,
    Чем хуже я, парящих в небе птиц?

    Я просто верил в завтра золотое ,
    Мне наплевать на быт и недород,
    В чужих домах живу как на постое,
    И мне не важно, что там за народ.

    Я не терплю любого господина,
    Претит мне мысль о барщине земной,
    Толпы людей, похожих на скотину,
    Идущих добровольно на убой.

    Я ненавижу общечеловеков,
    Гламурных ######### и дебил,
    Потомков римлян и великих греков,
    Сменил убийца деток-педофил..

    Я вою от бессилья и позора,
    Что миром правят твари, а не Ты,
    Смотреть плоды вселенского разора,
    И наблюдать как множатся скоты.

    Вам легче жить в ярме, или болоте,
    Остатки человечности губя,
    Как крысы, все вокруг сожрете ,
    Потом, конечно, и себя.

александр (Алекс Родионов) | alex-berlin46@mail.ru |


[1 сентября 2007 года  18:34:30]

александр

мысли с похмелья

    Я отказался быть рабом у Бога,
    Мне захотелось воли без границ,
    Куда хочу, туда мне и дорога,
    Чем хуже я, парящих в небе птиц?

    Я просто верил в завтра золотое ,
    Мне наплевать на быт и недород,
    В чужих домах живу как на постое,
    И мне не важно, что там за народ.

    Я не терплю любого господина,
    Претит мне мысль о барщине земной,
    Толпы людей, похожих на скотину,
    Идущих добровольно на убой.

    Я ненавижу общечеловеков,
    Гламурных ######### и дебил,
    Потомков римлян и великих греков,
    Сменил убийца деток-педофил..

    Я вою от бессилья и позора,
    Что миром правят твари, а не Ты,
    Смотреть плоды вселенского разора,
    И наблюдать как множатся скоты.

    Вам легче жить в ярме, или болоте,
    Остатки человечности губя,
    Как крысы, все вокруг сожрете ,
    Потом, конечно, и себя.

александр | париж | франция


[3 сентября 2007 года  21:04:02]

Гитара

    Ты спой мне, гитара, испанская гостья,
    О звёздных ночах, что сияют над сьеррой,
    Об огненном взгляде красотки неверной,
    О синих заливах и горных отрогах,
    И что на сухих, каменистых дорогах
    Спасения нет от небесного жара.
    Ты спой мне, гитара, подруга гитара.

    Ты спой мне, гитара, забудь про усталость,
    В бессонной ночи ты поющее сердце;
    Что дни пролетают, и сколько осталось?
    Что мир так велик, только некуда деться.
    Далёкие звёзды, в пустыне колодцы,
    На млечном пути, словно искры пожара.
    В пустыне ночи так безудержно бьётся
    Твоё лишь поющее сердце, гитара.

    Так пой же, гитара, играй же, гитара!
    Ты спутница верных, подруга свободных;
    И голос аккордов твоих благородных
    Звенит серебром драгоценного дара.
    Ты спой мне, гитара, ты спой мне, гитара...

Кайса |


[3 сентября 2007 года  21:22:27]

Отражения

    В комнате, где воздух
    Был пьян от поцелуев,
    Живут чужие люди.
    На балконе,
    Где ночью мы курили,
    Теперь растут цветы.
    Зеркало, что видело нас вместе,
    Теперь в другой квартире,
    Висит на стене,
    Только наши отражения,
    Обнявшие друг друга,
    Останутся жить
    В зеркальной глубине.
    Поезд не тронется в путь,
    Самолёт не видит неба.
    Дверь не откроется, нет,
    Только песнею ветер
    Прозвучит по весне,
    Только наши отражения,
    Обнявшие друг друга,
    Останутся жить
    В зеркальной глубине.
    Я не забуду о тебе,
    Просто это невозможно.
    Я буду помнить о тебе,
    О единственном в мире,
    О единственном дне.
    Только наши отражения,
    Обнявшие друг друга,
    Останутся жить
    В зеркальной глубине.

Кайса |


[4 сентября 2007 года  14:38:28]

Семен ЦВАНГ

Черный стих

    На черном небе черный знак,
    На черной ветке черный ворон.
    И в черном замке черный маг
    Окно зашторил черной шторой.

    И черный домик вдалеке
    Над черной крышей дым колечком
    И Пушкин в черном сюртуке
    И черный снег над Черной речкой.

Cемен ЦВАНГ | zvang@mail.ru | Ашкелон | Израиль


[4 сентября 2007 года  14:47:29]

Семен ЦВАНГ

ЧЕРНЫЙ СТИХ

    ЧЕРНЫЙ СТИХ

    На черном небе черный знак,
    На черной ветке черный ворон.
    И в черном замке черный маг
    Окно зашторил черной шторой.

    И черный домик вдалеке
    Над черной крышей дым колечком
    И Пушкин в черном сюртуке
    И черный снег над Черной речкой.

Cемен ЦВАНГ | zvang@mail.ru | Ашкелон | Израиль


[4 сентября 2007 года  15:41:25]

Щома Микола Опанасович

Колись ревіли гармати, а тепер говоримо ми!

    Колись гармати гомоніли своєчергово
    бо ж люди словом не володіли тими часами
    й червона кров текла, малюючи трави зелені;
    під гаслом страху покоряля право людини.
    - Така була законна дія... І то було віками!..

    Співав Тарас у своїм творі як було колись в Україні
    -- тоді гармати ревіли, а запорожці панували...
    Добували собі славу, та славу яка мала волю
    що навіть могили високі не покрили їхню почесть
    й аж досі говорить, про славу минулу, широкому полю...

    Було колись -- ревіли гармати! Може й гомоніли
    пісеньку щоб спати, у своїх бідних хатинках,
    прості люди та й мала дитинка, спокійно уміли...
    Ось так було колись в Україні -- були люди,
    й чорна хмара з-за Лиману небо закривала
    тоді коли дівчина, під калиною, свого милого чекала.

    А тепер усе іначе. Не гармати, а люди говорять
    -- свої думи висловляють і слуханими бути хочать!
    Козаків немає щоб їм довірятись. Тепер сила є в народі
    -- депутатський його устрій. Голос виборчий це воля...
    Не втрачаймо його надаремо — він є сила і є вільність!

    Бренить слово немов шпага, а його-ж слухають всі
    і сильніше, чим будь який кулемет вогненний,
    воно розбиває всі яремні кайдани та пута неправди
    -- показує не могутність та безсилля глумної брехні.
    Слухай уважно з ким розмовляєш — щоб не був пошкодений ти!..

    Колись ревіли гармати, а тепер говоримо ми!
    Маєм голос збудувати, скасувати а також і подолати
    все що для нас невигодно і що не бажаємо вже ми...
    Часи нові настали -- люди світ новий побудували...
    Ото-ж живімо в нових мріях, в новім устрії землі!..

4 вересня 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[5 сентября 2007 года  11:45:13]

Щома Микола Опанасович

Надворі світанок

    Надворі світанок і сонце вже сяє
    яскравий день хоче землю обгорнути
    а місяць зморився темряву плекати
    в спочинок віддався -- у свої домівки...

    Серце ж моє не радіє й не знає
    в чім справа та що його нудить...

    -- Чи скука його захопила,
    а може й на завди його утопила,
    в таємному стану сховала,
    надію на віру в майбутьне буття.

    Серце ж моє не радіє й не знає
    що птахи надворі свівають як завжди...

    Там сонце весело гуляє й святкує
    -- промінням своїм усе обнімає,
    освітлює пісню веселу пташинок
    та смілість боротись від всіх вимагає!

    Серце ж моє не радіє й не знає
    що хтось, у куточку якомусь, також плаче...

    Не знає про мене й не знає що сонце надворі
    яскраво сіяє та місяць уже заховався
    -- пішов спочивати, від нас удалився...
    Нас двоє осталось сумувать наші дні!..

    Серце ж моє не радіє й не знає
    що хтось, у куточку якомусь,
    нічого про мене не знав і не знає...

5 вересень 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[6 сентября 2007 года  14:47:04]

Лилия Клименко

ПЕЧАЛЬ НЕВЕДОМОГО САДА

    Не привыкай ко мне, не надо.
    Пусть будет все, как в первый миг,
    когда со мною ты постиг
    печаль неведомого сада.
    Там, помнишь, музыка плыла,
    и листопад кружил, танцуя,
    и ангел пел нам: "Аллилуя... "
    в лучах заката и тепла.
    Не приручай себя ко мне.
    Что может быть свободы слаще,
    Миг счастья? — Он не настоящий,
    Как свет в мерцающем окне.
    _____

Лилия Клименко | Запорожье | Украина


[6 сентября 2007 года  14:47:43]

Лилия Клименко

День расставанья чист и непорочен...

    День расставанья чист и непорочен,
    как белый лист нетронутый строкой.
    И мир на трех китах надежно прочен,
    на встречи и везения – скупой.

    И мы с тобою сор не выметая
    из наших судеб, делим два крыла.
    Возьми мое, тебя зовет другая,
    сильней, чем я когда-то позвала.
    _____
    1988 г.

Лилия Клименко | Запорожье | Украина


[6 сентября 2007 года  14:48:20]

Лилия Клименко

Любовь, не ставшая судьбой...

    Любовь, не ставшая судьбой,
    судьба и жизнь длиной в разлуку.
    Кричат ветра наперебой,
    что мы с тобой нужны друг другу.

    И пробивается трава
    сквозь панцирь холода наружу.
    Так и во мне твои слова
    болят, вычерпывая душу.

Лилия Клименко | Запорожье | Украина


[7 сентября 2007 года  03:28:50]

Семен Венцимеров

6 сентября 2007 года

    Сыну Дмитрию с благодарностью за праздник

    Над Ниагарой радуга подковой,
    Под радугой подковой – водопад..
    Сынок устроил праздничек кайфовый,
    Привез меня сюда потешить взгляд.

    Взираем сверху, стоя у ограды,
    И снизу вверх с шального катерка...
    Зачем Господь устроил водопады?
    Грохочет буйно грозная река.

    Над водопадом облаком белесым
    Разбитая в падении вода..
    А чуть в сторонке – грустные березы
    Молчат о том, кто их послал сюда.

    Сентябрь в Канаде теплый и спокойный,
    А городок, как детский мультик, пестр.
    Аттракционы с выдумкой прикольной:
    То вурдалак то инозвездный монстр.

    Ждет казино куражного угара,
    В ломбардах проигравшимся кредит...
    А мы не сводим взгляда: Ниагара,
    Гипнотизируя на нас глядит...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[7 сентября 2007 года  09:19:36]

Семен ЦВАНГ

Аккорды осени

    Лето в Израиле жаркое, жгучее.
    Сто сорок восемь безоблачных дней.
    Здесь долгожданным аккордом озвучены
    Первые капли осенних дождей.

    Осень, порадуй нас грозами, ливнями,
    Музыку эту продолжить сумей.
    Чудо — мелодия, нотки счастливые —
    Первые капли осенних дождей.

    Затрепетали листочки и травушка.
    Певчие птицы и души людей.
    Пальчики неба стрекочут по клавишам —
    Первые капли осенних дождей.

Cемен ЦВАНГ | zvang@mail.ru | Ашкелон | Израиль


[7 сентября 2007 года  10:02:42]

* * *

    (типа сказочка на ночь)

    в потоке смутного сознанья
    решил Вам сказку рассказать —
    однако, знаки препинанья
    самим придётся расставлять!?

    «~~~!? ~~~»

    и так,
    в далёком государстве
    в каком не помница году

    с тремя коронами на царстве
    терзал двуглавый булаву

    в обрЕзовании – клоака
    в здравАхрЕнении – прогресс

    нефтянка там – первей ирака
    и самый главный – эмчеэс

    гибэдэдэ – добрее нету
    таможня – худосочней нет

    всех холоднее ихне лето
    народ по-своему согрет

    строительство – везде урюки
    торговля – чернота кругом

    у эфэсбэ длиннее руки
    весь стронций выведут вином

    банкуют в банках толстосумы
    натянут каждый на кредит

    слуги народа правят в думе
    газпром газует, не смердит

    всё – от столицы до окраин
    приватизируют подряд

    лесов, полей и рек – хозяин,
    когда – чей надо брат иль сват

    всех повязали евросети
    мобилы даже у старух

    как на игле там в интернете
    моральный поднимают дух

    там однорукие пираты
    залезут в собственный карман

    там – хоть медведи, хоть приматы
    порой способны на обман

    страховщики нагнали страха
    закон протащат – ценник есть

    из инженера – в олигарха
    эпоха – совесть, ум и честь

    трехкратно прибыль увеличат
    удвоят вэвэпэ за год

    всегда на кАйманах отличный
    казённых денег оборот

    бензин – дАрьмо, цена – достойна
    автомобили не чадят

    на кухне митинги спокойны
    минобороны – авангард

    война закончена – победа
    у ветеранов нет проблем

    боевики ушли – обедать
    госстрой жУлью убавит цен

    там жэкэха – сплошная дырка
    дороги – вовсе не беда

    воры, бандиты – по бутыркам
    а в кране – чистая вода

    экологична ихня пища
    и дети счастливы вполне

    у всех есть крыша над жилищем
    рожают истину в.. овне

    на отдых – в турцию родную
    родимый боинг донесёт

    там по карелии тоскуют
    там мирно лодочка плывёт

    там рыбка и песочек чистый
    палаткой встанут у ручья

    прорыв трубы – поток душистый
    забавно там – труба ничья

    икры подводные потоки
    есть в каждой школе наркота

    все контрафактные вещьдоки
    приложат к делу опера

    оброком каждый там обложен
    и бизнесмен и ветеран

    подсчёт остатков сумм не сложен
    кому – бабло, кому – банан

    культур-мультур досуг их красит
    разнообразием своим

    в спортивных достижений массе
    фигурами неотразим

    стройней пенсионеры стали
    малаховплюс рецепт изрёк

    закалка воли – крепче стали
    к разумности – один упрёк

    тиви покажет и освЕтит
    под нужным ракурсом подаст

    купившему входной билетик
    в другую жЕсть, а там – Бог даст

    водоворот судЕб, событий —
    всё перемелют жернова

    о, сколько новых там открытий
    несут другие времена

    «~~~!? ~~~»

    рука держать перо устала —
    не перечислить всех чудес
    в сей сказке небылиц немало...
    а тот, кто слушал – молодец!?

    13.08.07

    © Copyright: Доктор Дрюкер, 2007

Лапоть | Москва | Poccия


[7 сентября 2007 года  21:02:37]

Семен Венцимеров

4 сентября 2007 года

    Когда наш самолетик, взяв разгон,
    Карабкался на небо Вашингтона,
    Я бросил сверху взгляд на Пентагон —
    Не бог весть что, коль смотришь с небосклона.

    Да и внутри, увы, не бог весть кто.
    Один лишь плюс – не матерятся матом
    И горькую они не пьют. Зато
    Едва ли есть средь них «отец солдатам».

    Мне жаль их, сухопарых, чей погон
    Двумя и больше звездами украшен.
    На дачу взвод содат, подобно нашим,
    Послать они не могут – чтут закон.

    Да и построить дачу им слабо
    Из оборонных стройматериалов.
    И в заповедник – пострелять маралов —
    Ни-ни! Ну, просто куклы в бибабо!

    Такие точно нам не подойдут.
    Да и не выйдут эти в генералы
    У нас – им горлохваты не дадут —
    Ведь дедовщина не ушла в анналы...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[8 сентября 2007 года  11:24:10]

Семен Венцимеров

Канада

    Не Днепра и Терека
    Перегибы берега.
    За рекой -- Америка,
    Ей рукой махну.
    Долю неудалую,
    Тусклую и вялую,
    Здесь, пред Ниагарою,
    С памяти стряхну.

    Мелитон Кантария
    Не видал Онтарио.
    Осень ярко-каряя
    Зеркалу – каймой.
    Что-то сердцу близкое,
    Вольное, сибирское,
    Высверкнуло искрою,
    Кликнуло домой.

    Как по сердцу розгами —
    Встретился с березками,
    Смуглыми, неброскими,
    Наши – побелей...
    Думушка печальная...
    Рюмочка отвальная,
    Ах, чужбина дальняя,
    До краев налей...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[8 сентября 2007 года  20:14:01]

Щома Микола Опанасович

Народ Свій Сон Прорвав!

    Не так давно було поставлене питання:
    "Чи має Україна волю вибирати собі урядування
    стосунку чесного й також правдивого стремління"?.

    І сталось що народ вибрав кому довірити бажав
    уважити свої потреби... Підняв свій голос, так і підписав
    нову сторінку історичну. Отже, нарешті, народ свій сон прорвав!

    Але ж не всі так розуміють. Є люди що не такого мріють
    -- вони віками остаріли, та розум свій ганьбою отруїли...
    Їм снятся дні минулого падіння -- для них нема уже спасіння.

    Усе і збунтували... Народну волю та хотіння скасували.
    Забрати, під свій старий кожух, виборче слово заволіли
    -- брехнею, без велечини моралі, палату народу освоїли...

    Але ж народ має свій розум і має свої розумні мрії!..
    Не піддається злим подіям. Народ покаже свою силу,
    яка підніме, аж до блакитного неба, оранжевого впливу...

    Не так давно — вже рік тому назад, було поставлене питання...
    І сталось що кожний громадян свою відповідь для нього дав!..
    Отже, нарешті, піднявши сильно голос, народ свій сон прорвав!

08 вересень 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[9 сентября 2007 года  22:55:13]

Щома Микола Опанасович

Червона калина

    Козаченки заспівали іще одну пісню
    й подалися долиною шукати калину;
    що зхилилась з-за під вагу листя свого
    -- спочивати, на траві зеленій, аж до дня якогось...

    В переді Богдан Хмельницький,
    та шляхтич Іван Виговський,
    також син Богдана — Юрій Хмельницький,
    та Павло Тетеря правобережний;
    Іван Брюховецький з лівобережжя,
    Степан Опара з правобережжя,
    Петро Дорошенко правобережний козак з Чегерину;
    Суховенко p кошового роду,
    Демян Многогрішний лівобержного сходу,
    й Михайло Ханенко правобережного броду,
    та й Іван Самойлович з лівобережного плоду;
    Іван Мазепа Степанавич, також Скоропадський;
    Пилип Орлик діяспорний українець градський,
    Павло Полобуток бувший полковник і наказний,
    Данило Апостол та й Кирило Розумовський.

    Ось такі сини козацькі будували нашу Україну
    -- одні вірні в своїй праці, а другі лиш дали її руїну,
    збунтували аж до смерти, та зовсім не подолали,
    малоросів долю, зганьбували немовби червону калину.

    Розпрягали свої коні в степових просторах,
    грались шаблями, дівчат розважали; ніби діти
    воротились кругом себе -- все було радіти...
    Куріні їхні оселі, разом отаманові давали звіти.

    Курінна козацька рада -- ось така була їх влада.
    Та й шукали калиноньку що погнулася додолу
    -- посумніла, свій корінь засушила, воліти не вміла...

    Червона калино підніми свої галуззя, зацвіти іще раз
    -- нехай ягоди пахливі соловейка до себе притягнуть
    щоб гніздо собі він збудував на твоїй вершині...

    Козаченки заспівали іще одну пісню
    й подалися долиною шукати калину...

9 вересень 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[10 сентября 2007 года  12:39:13]

Кузьменко Владимир

Здесь не рвут речами глотки

    Здесь не рвут речами глотки
    Фанфаронство не в цене
    Не читают прессы сводки
    Каждый замкнут в трудаке

    И работа как в штрафбате
    День летит весь на ура
    Понимаешь на лопате
    Как коварны, севера

    Но на грани фола яро
    Покоряют севера
    На морозе люд устало
    Верит есть в пути звезда

Владимир | tarsanenma@narod.ru | Хабаровск | Россия


[10 сентября 2007 года  17:16:05]

Владимир Тугов

МОНТСЕРРАТ

    Божественный свет над горой Монтсеррат...
    Здесь камни молчат и деревья молчат.
    Испанию видно — почти полстраны! —
    давно залечившую раны войны,
    но в душах людей (эта фраза стара)
    еще далеко до победы добра.
    Незримая битва идет в тишине,
    невидимый ангел висит в синеве,
    волшебные трубы беззвучно трубят,
    и ноты любви над землею летят...
    Я руки ладонями вверх протяну,
    я пригоршню света для нас зачерпну —
    пусть будет побольше божественных нот
    в стране моей бедной, живущей без льгот.
    ...Еще бы лет пять на горе Монтсеррат!..
    Здесь птицы молчат и монахи молчат.
    И льется из крана, которого нет,
    сияющий, Богом ниспосланный свет.

2005 год, после посещения Испании

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[10 сентября 2007 года  17:33:39]

Владимир Тугов

Памяти Нефтегорска

    1

    Если ты Нефтегорск
    не пытался согреть своим телом
    в заскорузлой палатке,
    ободранный в тесных ходах,
    то каким же тогда
    ты был занят "особенным" делом
    в голубых и зеленых,
    в спокойных своих городах?

    Если вы Сахалин
    позабыли уже через сутки,
    после тысяч смертей
    и зажатых камнями детей,
    то идите-ка вы...
    Нет, вы лучше летите, как утки!
    От беды, от себя,
    от наполненных жутью вестей.

    Наше горе-гора
    так огромно и так многолико,
    больше всех островов и огромнее материка...
    Ни одна еще мать, обезумев, зайдется от крика
    одинокой души
    в ожиданье другого толчка...

    2

    Здесь в апреле, вчера
    был рабочий поселок — как город.
    Магазины, кафе.
    А под вечер крутили кино...
    Миг — и нет ничего.
    Лишь могильный пронзающий холод.
    Нефтегорск, Нефтегорск,
    лишь названье осталось одно...

1998 г.

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[11 сентября 2007 года  12:36:42]

Семен Венцимеров

Учим испанский

    Развалился по–пански
    В мягком коконе «Форда».
    За окошком – Канада,
    Пестрота сентября.
    Учим с Димкой испанский
    И снимаем на фото
    Верх и низ водопада,
    Лучший ракурс беря...

    Сын рулит капитански —
    Лучше сможете вряд ли.
    Ас в искусстве шоферском
    В зависть прочим отцам.
    Для чего мне испанский?
    В исполнение клятвы,
    Той, что дал сальвадорским
    Партизанам-бойцам.

    С серебристого диска
    На наречии гордом
    Оглашаются фразы,
    Повторяем вдвоем.
    Совершенство не близко.
    Фразы мчатся за «Фордом» --
    Промежуточной фазы
    Мы экзамен сдаем.

    Нас небесная туча
    Огорчить не стремится.
    Дни чудесной погоды,
    Век бы бури не знать...
    Грянем «Бэса мэ мучо... »
    Песня – легкая птица
    С нею даже глаголы
    Легче запоминать...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[11 сентября 2007 года  19:43:12]

Ицхак Скородинский

Вирус поэзии снова в сознанье проник

    Вирус поэзии снова в сознанье проник
    нету лекарства от этой заразы весенней,
    вновь становлюсь туповатым, безвременной тенью,
    тенью великих, их строк, что зависли в мозгу
    как-то спасаюсь, бессонствуя…. Чувствую – снова,
    преодолев ипохондрию, чувстствую, – снова смогу,
    снова смогу я услышать дыхание слова….

    Вот – семафорствуя – дышит, машинами дышит шоссе,
    и голубями вскипают весенние крыши,
    слышу, как корни деревьев шуршат, обвивая гранит,
    чувствую, как наливаяся соком
    древесная кожа звенит….

    Через себя пропуская всю эту вселенскую блажь,
    я понимаю, что я никакой не поэт,
    а всего лишь, весны метран-
    паж,
    буйства её в моем теле – зараза.
    Она
    снова стихами, моими стихами
    Бере
    мен
    на.

Ицхак Скородинский | izskor@mail.ru | Беэр-Шева | Израиль


[11 сентября 2007 года  20:27:52]

Щома Микола Опанасович

Хай журба нас не турбує

    Хай журба ніяк нас не турбує
    -- в нас надія на майбутьне все сильніє;
    навіть як земля з під ніг снується
    то серденько все радіє та сміється...

    Люди ми з походу й роду степового
    -- покоління ми слов"янів в собі носим
    та коли нас запитають хто були ми,
    в нас знайдуть русин-народів риси ...

    Наша мова, не яка-будь
    -- це балачка українців усесвіта:
    говірки полтавські, гуцулів розмови,
    та другі що порядкують всі такі говори.

    Племена степів з"єднались,
    в історичному поході;
    забажали будувати велику державу
    та в майбутьнє запустити її славу!

    Хай журба ніяк нас не турбує
    -- покоління ми бравих людей:
    в серцях наших кров горяча
    й сонце відбиває з наших очей...

11 вересень 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[12 сентября 2007 года  08:15:11]

Семен ЦВАНГ

Остров Робинзона

    Уйду без тени сожаленья
    В тот мир, где нет плохих людей,
    Где нет ни зависти, ни денег,
    Ни похороненных идей.

    Где нет ни черствых, ни упрямых,
    И не прижились грязь и блуд,
    Где гонорар, как детям пряник
    За послушанье не дают,

    Где нет драконовских законов,
    Где вдохновенье ждёт меня.
    Найти бы Остров Робинзона
    На карте завтрашнего дня.

Cемен ЦВАНГ | zvang@mail.ru | Ашкелон | Израиль


[13 сентября 2007 года  20:20:47]

Владимир Тугов

* * *

    Он ехал с нами до Могочи,
    кондовый сибиряк, рабочий,
    словоохотливый не очень,
    зато по пуду кулаки.
    И мы бессонными ночами
    слова — за чаем с калачами —
    тащили из него клещами,
    так, что ходили желваки!

    Чалдон. В артельщиках. Женатый.
    Артель "Ключи" — его пенаты.
    Вот, ездил — для себя, для хаты
    купить нездешние блага:
    крутой движок заморский "Супра",
    ружье-двустволку на изюбра...
    - Да ну вас!
    За окошком утро —
    Тайга! Родимая тайга!

    Мы все ж его разговорили,
    горячим чаем разморили,
    и анекдоты растравили
    его на собственный рассказ:
    как друг его — хмельной дубина —
    стакан дерябнул пантокрина...
    - Вот это, ребя, стал мужчина!!
    Трех женщин обошел пять раз!

    Мы хохотали до Могочи
    и не было чуднее ночи.
    Два мужика рвались из Сочи
    увидеть град Владивосток;
    я — из Москвы в Сибирь дал тягу,
    а этот... здешний работяга
    судачил с нами без напряга
    о всем, что только знал и мог:

    о золотой своей артели,
    о ледяной речной купели,
    о снеге вкуса карамели...
    А мы смотрели из окна.
    Нам ближе стала глушь, дороже.
    Вот поезд резко встал.
    И что же?
    - Приехали. Могоча.
    - Боже,
    Богиня!.. Ах — его жена!..

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[13 сентября 2007 года  20:29:41]

Владимир Тугов

НА ОБОЧИНЕ

    Первопоселенцам г.Оха
    40-х годов

    Сезонный городок и "Фибролитка",
    "Дамир" — невыполнимая агитка,
    почти полузабытая сейчас...
    Усатый вождь на простеньком портрете,
    и ламповый "Байкал" на табурете,
    и первый обогревший кухню газ...

    Как быстро годы юности летели,
    как многого вы, первые, хотели,
    осваивая "красный" Сахалин...
    Казалось, вот еще совсем немного,
    и нашей революции дорога
    втемяшится в Америку, как клин...

    Простите нас, родные!
    Не сбывалось...
    Все быстро предавалось, продавалось,
    растаскивалось — Господи, спаси!
    И в этой низкопробной эйфории
    забыли мы не о периферии —
    о славных продолжателях Руси!..

1996

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[14 сентября 2007 года  04:15:19]

Любимая

Любовь зла...

    Ну, вот сейчас ты и уйдешь...
    В холодной дымке грусти ты растаешь...
    Не обнимешь меня, не подойдешь,
    Не позвонишь и словами слух не поласкаешь...

    К тебе беги, беги-не добежишь,
    Тебя зови, зови-не дозовешься,
    К тебе лети, лети-не долетишь,
    Тебя ищи-ты не найдешься.

    Судьба столкнула нас,
    Должны сказать за это ей: "Спасибо"
    Но ты боишься этот час,
    Когда в меня ты влюбишься насильно.

    Не нужно страхов! Прогони их прочь!
    Страданья тоже ни к чему!
    Ведь я незнаю как тебе помочь...
    И дать ответ тебе я не могу...

    Мы мучаемя оба... И давно...
    Ты не веришь в то, что есть на самом деле.
    Боишься ты, как маленький Пьеро,
    Который прожил без Мальвины и до селе.

    С тобою вместе нам не быть,
    А без тебя я жить не буду!
    Ты утверждаешь: "Время есть.
    Со временем Я позабуду!.. "

    Ты тот, которого искала я всю жизнь,
    Ты тот, которого ждала пятнадцать лет я.
    И судьбы наши ведь пересеклись...
    Но ты сбежал... Ты лишь мелькнул моментом...

    Господь поможет мне-я знаю!
    Ведь ты судьба моя на век!
    Ты тот, которого я обложаю,
    Ты-мой любимый человек.

    С годами позабудем друг о друге,
    Но после смерти встретимся мы вновь.
    С годами... Впереди лишь годы-мука,
    Надежда, вера и любовь.

    Ну вот сейчас ты и уйдешь...
    В холодной дымке грусти ты растаешь...
    Как я тебя люблю-ты не поймешь.
    Как ненавижу я тебя-ты не узнаешь.

Zaj4onok | zaj4onok.90@mail.ru | Хабаровск | Россия


[14 сентября 2007 года  17:22:26]

* * *

    Когда ты в сорок,
    вдруг, влюбился,
    и бросил всё,
    уйдя к другой,
    ты думал, что
    почти добился
    какой-то жизни неземной…

    Ты вообразил:
    в смазливом лике
    есть «гений чистой красоты»,
    и водрузил
    с восторгом диким
    в мозгах знамение мечты.

    Казалось то,
    что ты подарок,
    вдруг, уловил с пустых небес,
    пусть ты – никто,
    и путь не ярок
    твоих потрёпанных телес,

    но ты опутал обаяньем
    жар-птицу эротичных снов,
    венец своих крутых желаний
    и жить с принцессой ты готов

    до гробовой дубовой крышки,
    любить и нежить до седин,
    она прекрасна и престижна
    и для неё ты лишь один

    герой, и мачо, и сексмонстр,
    она, изящный идеал,—
    теперь твоя…
    Вот так вот, просто,
    небрежно ты завоевал

    всевластье над изгибом попки
    прекрасней всех, что ведал ты,
    что ты такой вот, с виду робкий,
    так просто воплотил мечты

    в реальность телообладанья
    владелицы роскошных форм,
    осуществились все желанья,
    и страсть бушует, словно шторм…

    Но, вот, с годок
    пожил ты с нею,
    деля совместных будней быт…
    Её ты нежил и лелеял,
    потом, вдруг, понял, что убит

    открытий новых откровеньем,
    что, например, умчались вдаль
    куда-то «чудные мгновенья»,
    и жизни яркая эмаль

    и посерела, и пожухла…
    её желанья – вредный вздор,
    и как наждачка с нею сух ты,
    и расстрелять готов в упор

    её за вечное туфтенье
    на тему матерьяльных благ,
    за идиотское пиленье
    тебя, как будто бы ты враг,

    лихой злодей, а не любимый,
    как будто лузер ты и лох…
    За то, что ты увяз в рутине,
    и от тоски стал вял и плох…

    Принцесса оказалась сукой,
    и с удивленьем понял ты:
    принцессы тоже могут пукать
    и гадит «гений красоты»,

    подчас, похлеще, чем не «гений»,
    водяру пьёт, смолит табак,
    тебя винит в дремотной лени
    и матерится в так-растак…

    Банально всё и очень просто,
    сюжет типичен и избит;
    нам мужикам наш средний возраст
    порою очень жёстко мстит.

    За что? – пусть каждый сам рассудит…
    за то, что мыслим мы порой
    своей «неверхней» головой…
    За то, что мы всего лишь люди,
    страстишек мелких множим рой…

    Пусть это нам не в оправданье,
    но, как же жаль, что идеал,
    подчас, лишь в мыслях и желаньях,
    на деле ж часто твёрдость скал

    тупого будничного быта
    вдрызг разбивает утлый плот
    слепой любви, плющом обвитой
    обожествления красот…

    © Copyright: Грязев-Князев, 2007

Лапоть | Москва |


[15 сентября 2007 года  18:38:10]

Владимир Тугов

ДУХ ОХА

    - 1 —

    Я летел к тебе в ночь, Оха!
    Рядом чукча чесал меха.
    Местный идол — шаман и бог —
    Упирался мне локтем в бок.
    Ну, куда меня понесло —
    Расстояньям седым назло —
    Сквозь туман, как кефир густой,
    По-над вечною мерзлотой?
    Самолет чуть летел, ленив.
    Там, внизу, где-то был пролив,
    За которым — мой Сахалин,
    Словно вынырнувший дельфин...
    Проклевав от ноля до двух,
    Я уснул.
    Мне приснился Дух...
    И на туче — как из свинца —
    Отпечаток его лица...

    - 2 —

    Я влюбился в тебя, Оха!
    В голубые твои снега,
    в красоту невысоких гор,
    В необычный сквозной простор.
    Я у свахи здесь жил, как пан.
    Обходил каждый день Кайган.
    И, взобравшись на сопку, всласть
    Материл несвятую власть...
    Здесь могилы пустых идей.
    Нефтепромыслы — без людей,
    Ветры вольные — без оков,
    Разговоры — "без дураков".
    Сам себя я не узнавал.
    Все вещички — пораздавал,
    Старожилам стихи дарил,
    Сокровенное говорил...
    ...Глядя ночью в лицо стиха,
    Понял я, что мой Дух — Оха.
    И уж если погряз в грехе,
    Значит просто — застрял в Охе.

1996

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[15 сентября 2007 года  22:21:57]

Ицхак Скородинский

В метро врываясь, злясь, толкаясь

    В метро врываясь, злясь, толкаясь,
    остатки стряхивая сна,
    мы попадали в эскалатор,
    быстрей, еще быстрей….
    ОНА!!!
    Стояла возле этой речки,
    и, разделяя нас на лица,
    будила в каждом любопытство….
    Мы всё оглядывались, но
    завороженные движением,
    проскакивали в поезда
    и уносились кто куда….
    .. .. .. .. .. .. .. .
    А взгляды бились о стекло….
    А лица морщились, кривясь….
    - Помочь, помочь бы!
    Но, невольники….
    Все дальше уносились злясь….
    .. .. .. .. .. .. .. .
    Мы, …отходили понемногу,
    глядели, забываясь, вдаль, и….
    И каждый, каждый вспоминал с любовью,
    с наилегчайшею печалью
    её протянутые руки,
    её заплаканные очи….
    .. .. .. .. .. .. .. .
    Мы вскакивали посреди….
    Мы спрашивали про себя….
    Что это было? Смерть любови?
    …Глаз жгущих и звериной боли
    не вытерпеть…. И не найти,
    и не найти нам было боле
    её,
    ушла….
    Ушла….
    Ушла, …как будто умерла….

Ицхак Скородинский | izskor@mail.ru | Беэр-Шева | Израиль


[16 сентября 2007 года  08:01:43]

Семен Венцимеров

«Наташи»

    Лорд Портман, наверно, сегодня напьется —
    Опять прибавленье в богатой семье.
    Он радостен, весел, он звонко смеется
    В счастливом, богатом своем бытие.

    Неведомо лорду понятье «работа».
    Сегодня всегда у него выходной.
    Вот скука – вседневная лорда забота —
    И он путешествует с русской женой.

    Она в ипостаси серьезной модели —
    В таблоиде каждом портреты ее.
    Сто раз: то одели ее, то раздели —
    И блицы сверкают – такое житье.

    Наташа Водянова – русское чудо.
    Из тысяч одной ей в судьбе повезло.
    Иным, кто нередко и краше, тем худо:
    Судьбой в проституцию их привело.

    Красавицы русские, милые наши!
    Да что ж с вами сделала Родина-мать?
    Уходите через кордоны в «Наташи»...
    Мне жалко и горько – не стану скрывать...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[16 сентября 2007 года  17:38:30]

Владимир Тугов

БЕРЕНДЕЙ

    Калмык Иваныч начал жить на Музьме...
    На Сахалине — новый берендей!
    Он по-английски говорит: "Эскьюзьми",
    и я, сраженный, спикаю: "О кей".

    Весь день здесь ветры с моря верховодят
    и хилое бельишко в клочья рвут.
    На озере два леших колобродят
    и с Духом моря песенку поют.

    А то вдруг мишка взвоет, как корова,
    и росомаха влезет на крыльцо...
    И новосел в окно кидает снова
    свое степное, ржавое лицо.

1994

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[16 сентября 2007 года  17:45:26]

Владимир Тугов

НА МОНГИ

    Мой товарищ качает нефть
    на далеком "проклятом" Монги.
    Он и мне говорит: "Не дрейфь,
    не до плавок же мы промокли,

    Потерпи! Вот вернемся в дом,
    я тебе, щелкопер столичный,
    дам рефлектор и джин со льдом,
    а себе — пузырек "Столичной"... "

    Поднимаю я руки "за",
    но видок мой, ей-богу, жалок.
    Мне заглядывают в глаза
    семь десятков стальных качалок,

    ком земли из-под ног — в кювет,
    всюду топь — впору плыть на лодке...
    Запоздало кричу в ответ:
    - Все в порядке,
    мне тоже водки!

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[16 сентября 2007 года  17:49:58]

Владимир Тугов

НА КОЛЕНДО

    Мы закружимся в Колендо...
    Где три речки: одна — как ДО
    опрокинутых страстью дней,
    русло быстрой второй — ЛЮБОВЬ,
    камни красные в нем, как кровь.
    Ну, а третья — что ждет ПОЗДНЕЙ.

    Мы заблудимся в Колендо.
    Перепутаем после, до,
    и не будет ни до, ни после.
    Будет только одна любовь,
    что окатит нас вновь и вновь
    золотистых листвянок возле...

    Нам бы встретиться — в Колендо!..

1994

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[16 сентября 2007 года  19:35:21]

Семен Венцимеров

Журфак-9-9. Лариса Лабарова

    Журфак-9-9. Лариса Лабарова

    Я – Болотовна по отцу,
    А Болот схож с булатом смыслом.
    Мне математика к лицу.
    Пристрастье к вдохновенным числам,

    Похоже, у меня в крови.
    И мать – Сэсэг – (цветок – по русски) —
    Оставшись с цифрой визави,
    Не испытает перегрузки,

    Преобразит её скорей,
    Не оставляя дольки лишней...
    Мне родина – село Торей,
    Джиджинского района – Нижний.

    В сиротстве вырос мой отец,
    Чья родословная сокрыта.
    На сердце – горьких тайн рубец.
    И каждая – слезой омыта.

    Сопротивленьем -- душ ловцу —
    Молчанье. Тайны – всесердечно...
    Кем были предки по отцу?
    Страх замыкал уста навечно --

    И неизвестно, кто кем был
    Из прадедов в семействе нашем.
    Страх родословную сгубил.
    Что ведаем, о том расскажем.

    Те, что по линии отца,
    Предтечи, посылались в ламы,
    Что псевдоним для мудреца,
    Ученого – стояли храмы,

    В них ламы постигали суть
    Духовного миропорядка,
    К самадхи пробивали путь,
    Нирване... Это, если кратко.

    Один из братьев их в семье
    За батрака был оставляем,
    Семьи кормильца... Ясно мне:
    Дед по отцу таким был. Знаем:

    Он в Красной армии служил,
    Стал председателем колхоза
    К несчастью, он недолго жил —
    Ведь из лекарств – одна глюкоза —

    Болезнь лихая унесла,
    Война, тяжелая работа
    И хизнь в тревогах помогла...
    И повседневная забота

    О Болоте, моем отце,
    Сперва на бабушке лежала,
    Потом на брате... И в мальце
    Судьба -- печали отражала

    Всего народа, всей страны...
    Известно, что подвиглись в ламы
    Другие прадеда сыны...
    Сиротство долей и у мамы...

    Ученья школьного лишен,
    Отец пробился самоучкой.
    Необразован, но смышлен.
    Сперва с трудом карябал ручкой,

    Но в арифметике силен —
    Сперва пробился в счетоводы —
    И в совпартшколе после он
    Уже в немаленькие годы,

    Имея пятерых детей
    Дополучал образованье.
    И в клан райцентровских вождей
    Допущен... Обрела призванье

    С ним мама рядышком. Она,
    Не дотянув до аттестата,
    Пошла в учетчики. Жена
    Вождя райсовпартаппарата —

    То он начальник в ЦСУ,
    То в комунхозе самый главный —
    Еще и холила семью,
    Чтоб детвора ходила справной.

    Рассказывала, как росла.
    С одной лепешкой в бедной школе...
    Все горести превозмогла.
    Потом она в колхозном поле

    У огородников учет
    Вела, потом взял Болот замуж...
    Семья окрепла, ей – почет.
    В ней, крепкой, подраставшим, нам уж

    Отцовых трудностей не знать...
    Я – старшая. За мною – Бато,
    За ним – Баир... Я им – как мать.
    Семейное единство свято.

    А младшим нашим – вообще —
    И Соне и Дамдину славно.
    Житье – сплошное игрище...
    Перехожу к рассказу плавно

    О том, что помню с ранних лет.
    Отец мой, отслужив в Китае,
    Семейный начинал сюжет.
    Мы жили в Нижнем Бургалтае,

    Покинув временно Торей —
    Райком всевластен над партийцем.
    Бурятии известен всей,
    Причислен к самым важным лицам,

    Колхоза тамошнего босс.
    РаднА свет Николаич, с фронта
    Жену хохлацкую привез,
    Став Родионом... Впрочем, он то,

    С ее подачи называл,
    Себя охотно Родионом...
    Он и в делах не сплоховал:
    В соревновании районном,

    Республиканском «Мир»-колхоз
    Был неизменный победитель.
    Отец нас в Бургалтай привез.
    Он -- Яковлева заместитель

    По части счетной. Мать пошла
    Сперва трудиться почтальоном.
    При почте с ней и я была
    Глашатаем неугомонным:

    -- Зайдите взять газеты! – всем
    С порога громко возвещала.
    В газетах – буквы. Я поем —
    И почитаю... Начинала

    Образование с газет —
    Так получилось символично.
    С шести пошла учиться лет
    Умеющей читать отлично.

    Еще о именах бурят.
    Русифицируют по моде.
    Баир назваться Борей рад,
    А Болот, например, Володей.

    Я в детстве думала, что я
    Владимировна в бессознанке.
    Бурятской сути не тая,
    Мы носим имена в огранке.

    Отец купил просторный дом —
    Венцы из неохватных бревен,
    Полы из мошных плах. Скребем
    Их проволочной щеткой. Тронем —

    Смолистый поднимался дух.
    В хозяйстве – куры и корова.
    Зимою в дом с мороза – ух!
    Поем – и убегаю снова

    Играть на улице в снежки...
    Я в школе в русский класс ходила.
    В нем разных рас ученики,
    Национальностей... Любила

    Учителя... Серьезных лет,
    Опрятный, ростом невысокий
    Содном Найданович... Рассвет
    Судьбы души питали токи

    Учителя... Он добр, умен
    И к малышам имел подходы.
    Бурятскую одежду он
    Не надевал. Уже в те годы

    В ней ходят только старики.
    Он – в пиджаке, рубашке чистой.
    К учителю ученики —
    Как к Богу. Почитаем с истой

    И страстной верой, что дано
    Учителю знать все на свете.
    На генном уровне оно
    Заложено: Завидят дети

    Учителя – и перейдут
    Чрез улицу – респект полнейший!
    Дни школьные мои идут.
    Отличница я... Путь дальнейший,

    Когда уже четвертый класс
    Я в Бургалтае завершила,
    В Торей обратно кинул нас.
    Теперь райцентр расположила

    В моем родном селенье власть.
    Отец пошел на повышенье,
    В номенклатуру – вышла масть.
    Теперь мне продолжать ученье

    В торейской школе. Пятый класс.
    Предметники, другие дети.
    Внимательно глядим анфас
    И в профиль друг на друга. В свете

    Постановлений, что мудрей
    Буддийских мантр, позакрывали
    Нац. Школы. В русских тяжелей
    Ребятам, кои начинали

    В бурятских. Папа угадал,
    Меня отправив в русский мудро.
    Врасплох внезапно не застал
    Маразм начальственный.
    Вот утро

    В Торейской школе. У меня
    Любимая – математичка.
    К ней на уроки семеня,
    Я радуюсь. Мала, как птичка,

    Но в классе лучшая всегда.
    Учительница Антонида
    Михайловна такой горда.
    Науку трудную Евклида.

    По правде, если б не она,
    Я б числа вовсе не любила.
    Наставницей вдохновлена —
    И потому, что важным было,

    Усваиваю лучше всех.
    Вот с физкультурой незадача.
    Ведь я мала – и смех и грех.
    Расстраивалась, чуть не плача,

    Когда меня на левый фланг
    Учитель отправлял упорно.
    Стоять в хвосте – обидный ранг,
    Отличнице весьма зазорно.

    Я резво бегаю, в лапту
    Играю ловко и с задором.
    Мой голос слышно за версту —
    Не заглушаем детским хором.

    Бурятия... У нас – Байкал,
    Прекрасное земное чудо,
    Что в котловине между скал
    Лежит – загадкою для люда

    И местного и всей Земли.
    Байкал – он одухотворенный,
    Живой... Когда живу вдали
    Его сияньем озаренной,

    Байкал в мои приходит сны...
    Невыразимый дух Байкала —
    Буряты им вдохновлены —
    Не позволяет вполнакала

    Вершить лениво бытие.
    Он властвует над всей Сибирью,
    И, пребывая в забытье,
    Волшебном трансе рядом с ширью

    И глубью, далью, высотой
    Чистейшего на свете моря,
    Омоем душу чистотой
    Во избежанье лжи и горя.

    Байкал изменчив каждый миг
    И до конца непознаваем,
    Хоть прочитай три тонны книг...
    Вдали – прийти к нему мечтаем,

    Вблизи – не в силах отойти.
    Над сердцем власть его безмерна.
    Он жизни смысл и цель пути.
    Хранит бурята, чтобы скверна

    Не тронула его цеки...
    Байкал – он властелин погоды
    И триста тридцать три реки
    Байкалу в дань приносят воды.

    И целых полторы версты
    До дна у острова Ольхона.
    Байкал – источник красоты,
    А загрязнять его – греховно....

    Шесть сотен верст его длины —
    Как меж Москвой и Ленинградом.
    В Байкал буряты влюблены
    И счастливы с Байкалом рядом.

    Бурятия... Суровый край —
    Тайга и тундра, горы, степи.
    Здесь соболю и белке – рай,
    Байкальской пресноводной нерпе.

    Хамар-Дабан и Селенга,
    Улан-Бургасы и Саяны,
    Хребты укрывшая тайга,
    Морозы, снежные бураны.

    Святые горы... По весне
    К ним ходят старики молиться.
    Вот Бурин-хан, знакомый мне —
    На весь район Джиджинский, мнится

    Святая главная гора,
    Где завершается молебен,
    Где славят жизнь – ет цетера,
    Где даже воздух был целебен.

    В Бурятии Джиджинский наш
    Боргойским овцеводством славный
    Район... В Москве ажиотаж:
    В столице великодержавной

    Всегда ценитель продпочтет
    Баранину с Боргойским брендом,
    Что на солончаках растет,
    На шашлыках и за обедом.

    Глубины вечной мерзлоты,
    Богатства, брошенные щедро
    На и под горные хребты,
    В бурятские леса и недра.

    Моя родная сторона,
    Бурятия, моя отчизна
    Однажды стала мне тесна.
    Звучит, я слышу, укоризна

    В унылом говоре боров:
    -- Неужто нас вдали не вспомнишь? --
    В осеннем рокоте ветров.
    Так было. С правдой не поспоришь.

    В Торейской школе – пятый класс
    Закончила – и вновь подвижка.
    Шлют в Петропавловку сейчас,
    Большой райцентр... Уже привычка

    В семействе к перемене мест.
    Равнинное село в распадке
    И горные хребты окрест.
    Чем репортаж дополню краткий?

    Здесь агрофирма, АТП,
    Река Джида, вполне большая.
    Случившийся изгиб в судьбе
    Ведет, души не разрушая,

    Вперед... Раскинулось село
    Вдоль асфальтированной трассы
    В Закаменск. Город был зело
    Серьезен: тонны вязкой массы

    Руды, в которой молибден
    Он добывал для обороны...
    Я – между новых школьных стен —
    В шестом... А в классе – как иконы —

    Портреты Пушкина с Толстым.
    Друг с другом рядом вперемежку
    Буряты, русские... Простим
    Друг другу легкую усмешку,

    В которой вовсе нет вражды,
    Над непривычием обличий...
    Еврей, эвенк, татарин... Жди,
    Судьба, рожденья двуязычий,

    Многоязычий дружб детей...
    Бурятии известна школа
    Как сильная – и без затей
    И в ней я отличаюсь скоро.

    Сложны предметы – не букварь.
    Но я учусь на все пятерки.
    И математикой, как встарь
    Увлечена... Учитель зоркий

    Из Средней азии со мной
    Особо занимался, Ричард
    Доманович – давал одной
    Задачи потрудней – и тычут

    В меня соклассники перстом
    И дразнят Софьей Ковалевской...
    О Пушкине и о Толстом
    С русачкою Таракановской

    Могу я вдоволь рассуждать.
    А романтическая Анна
    Свет Николаевна подстать
    Тем образам, что я туманно

    В душе построила из книг,
    Сложив из героинь любимых.
    Хотелось походить на них,
    Прекрасных и неповторимых.

    Учительница молода,
    Подтянута, глаза сияют,
    Приятный голос... Нас всегда
    Ее рассказы вдохновляют

    О том, какие города,
    Театры летом навещала.
    Немало ездила тогда,
    Везде музеи посещала.

    И мы узнали от нее
    О третьяковке, Эрмитаже...
    Воображение мое
    Включилось... Постаралась даже

    Добиться, чтоб меня взяла
    Зимой в Москву со старшим классом...
    Поездка та в душе зажгла
    Мечту: Ленгоровским террасам

    Сумели выделить часок —
    И постояли у высотки.
    И греза клюнула в висок:
    Хочу здесь жить, учиться... Четкий

    Еще не складывался план.
    Но образ здания-ракеты
    Открыл воображенья кран —
    И все дальнейшие сюжеты

    Пристраиваемы к нему...
    Мы в школе ставили спектакли
    По классике и потому
    Произведения запахли

    И засверкали во сто раз
    Живее, ароматней, ярче
    Для исполнителей – для нас.
    И чувства в нас острей и жарче

    Способны сопереживать
    Татьяне Пушкинской и Анне
    Толстовской... Правда, класс принять,
    Учительницу, что к нирване

    Меня журфаковской вела,
    Был не готов. В нем Валентина
    Даниловна допрежь была
    Любимой всеми. Укатила,

    Но класс ее не позабыл.
    Энтузиазм Таракановской
    Ее не сразу победил,
    Встречалась с неприязнью острой.

    Но постепенно все пошло
    Как надо – при моем участье.
    Элитный, гордый класс зело
    В пристрастиях упорен.... Счастье —

    Быть в фокусе прекрасных глаз.
    Я выразительно читала,
    Негромко... Успокоив класс,
    Подходит, слушает... Соломка

    Прекрасных солнечных волос
    Пронизана лучами света —
    И вдохновляющий вопрос...
    Ее улыбкою согрета,

    С воображением в ладу,
    Я отвечаю вдохновенно —
    И я ее не подведу...
    Рассказывала нам, что ценно,

    Не скучно, вовлекала нас...
    Я постоянно ощущала,
    Что на урок приносит в класс
    Лишь дольку от того, что знала.

    Библиотека у нее
    Богатая – читала много.
    Мировоззрение мое
    Выстраивала... Педагога

    Такого, право, поискать...
    А мне досталась по везенью
    Такая в школе благодать.
    Ее таланту, вдохновенью

    Благодаря, мой интерес
    К искусствам несравнимо вырос...
    Учебы напряженной пресс
    Мой организм несильный вынес

    Лишь одному благодаря:
    Преподавали интересно.
    Ты физику не любишь? Зря.
    Наверное учили пресно.

    Георгий свет Михалыч нам
    Ее, как детектив, представил.
    Внимала пламенным словам,
    Он физиков великих славил —

    И фокусами удивлял
    Физическими, тем азартно
    И тугодумов вовлекал —
    И вдруг я чувствую внезапно,

    Что физика понятна мне
    И даже очень интересна...
    Муруев-химик был вполне
    Умелым ментором... Известно,

    Как важно, чтобы педагог
    Способен был увлечь ребенка
    И сложное бы сделать мог
    Простым... Вмещала головенка

    Моя немецкие слова
    С подачи строгой Валентины
    Владимировны... Кружева
    Немецких фраз сплелись в картины.

    В них Веймара и Бонна жизнь,
    Страны приэльбской и прирейнской...
    Ты с географией сдружись —
    Объемной, выпуклой и резко

    Контрастной станет для тебя
    Планеты зримая картина.
    Предмет свой искренне любя,
    Учительница им, Галина

    Никифоровна души нам
    Им наполняла, просвещала...
    Но ученическим делам
    Не все деньки я посвящала...

    Партийный лидер, мой отец
    Повадился возить доярок
    В театры – радость для сердец...
    Букет переживаний ярок.

    Когда наметится вояж,
    В такие дни «заболевала»...
    К нам подъезжает «экипаж» --
    В автобус тотчас забегала —

    Мы едем в нем в Удан-Удэ.
    -- Юматов Ленина играет...
    -- Юматов, сам? Георгий? Где?
    -- В театре русской драмы... —
    Тает

    Сердечко. Ведь большой артист
    Московский радует талантом,
    Что, точно радуга, искрист,
    Сверкает ярким бриллиантом.

    У нас, конечно, не Милан,
    Но оперный известен так же.
    Бас Линхавоин Лхасаран
    Порой звучал в «Ла скала» даже.

    Да где он только не звучал!
    Он приглашаем на гастроли
    В Нью-Йорк, и Вену, и Париж...
    Я партии его, и роли,

    И голос не могу забыть...
    В балете примою Лариса
    Сафьянова... Как не любить
    Балет? Мне ни одна актриса

    Театра драмы не могла
    Доставить столько вдохновенья,
    Как балерина, что светла,
    Легка – летит от дуновенья

    Разбуженного ветерка...
    Директор школы в Бургалтае --
    Туда семью судьбы река
    Партийной волею кидает,

    Был Линховоин, но Лодон —
    Отец артиста Лхасарана.
    Я к ним захаживаю в дом,
    С детьми певца дружу... Органно

    Звучал их папы гулкий бас,
    А девочки звонкоголосы,
    Лыгжима и Дарима... Час
    Потехи с ними радость нес и

    Незабываем... Сонм подруг...
    Вернее всех и ближе – Зина
    Из Будажаповых. Был круг
    Семьи ее велик. Картина

    Пестра: девятеро в семье
    Сестер и братьев... Зине, младшей,
    Доставшейся в подруги мне,
    Быть звездочкой... А дружбе нашей,

    Я верю, не страшны года.
    Она умела слушать чутко,
    А я болтушкою тогда
    Была. Разборчивая жутко.

    Была подруга развитой,
    Принципиальной, был характер
    С мировоззреньем – непростой,
    Но сильный – дружбы важный фактор.

    Интеллигентная семья
    Сестер учила в музыкалке...
    Дорога школьная моя
    Так быстро завершилась... Жалко...

    С медалью завершила курс
    Серебряной. Ты жди, столица!
    Я от мечты не отрекусь,
    Буряточка Москве сгодится.

    Ориентиром – МГУ
    Был неизменным. Почвоведом,
    Стать, биохимиком, могу,
    Но план судьбы о нас неведом.

    И я – в Москве. Земляк в МИСИ —
    Чувакин Женя дал приют мне.
    -- Ты документы отнеси,
    На тамошней приемной кухне

    С ребятами перетолкуй,
    Сориентируйся толково,
    А сдашь – устроим сабантуй... —
    Но первый блин выходит комом:

    Экзамены уже прошли
    Для тех, кто метил в почвоведы,
    К профессии мосты сожгли...
    -- Да ладно, разве это беды?

    Ведь ты редактором была
    Всегдашним шольной стенгазеты.
    Возможно, что судьба вела
    В писатели. Есть факультеты

    Гуманитарные... Журфак —
    Один из них – сдавай бумаги...
    -- Есть публикации?... Коль так,
    Бумаги не берем! —
    В напряге:

    Неужто мне и здесь – облом?
    К приемщикам взывает Женя
    И умоляет их добром
    Принять:
    -- Войдите в положенье:

    Бурятки-девушки мечта
    Прорваться в коллектив студентов
    Так вдохновенна и чиста...
    Возьмите и без документов

    -- Без публикаций можем взять
    Бурятку только на заочный.
    Экзамены сумеет сдать?
    -- Сумеет. Есть фундамент прочный.

    -- Коль сдаст – полдела. Ей тотчас
    Придется отыскать работу
    Про профилю...
    -- Согласна! Вас
    Я точно не введу в заботу.

    А год был шестьдесят восьмой.
    Экзамены сдала успешно.
    И литсотрудницей зимой
    Устроилась в районку спешно.

    Условье выполнено. Я
    Теперь заочница по праву,
    Студентка МГУ-шная.
    Район, гордясь, поет мне славу.

    Программы по предметам мне
    Прислали. Я читаю книги
    И адекватные вполне
    Пишу контрольные. Вериги

    Заочной жизни тяжелы.
    Роль литсотрудницы районной
    Мне нравится. Со мной милы
    Коллеги из редакционной

    Семейки – старцы, мудрецы
    Ко мне относятся, как к дочке.
    По селам мчусь во все концы
    И приношу в газету строчки,

    А в них – доярки, чабаны,
    Привесы... Для «Джиджинской правды»
    Моим заметкам нет цены,
    Хоть достаются не в напряге.

    Но наши бури и мороз —
    Враждебный репортеру фактор.
    Порой промерзу аж до слез,
    Но надо выдержать характер.

    Ни разу я не подвела
    С редакционного заданья
    Вернусь из дальнего села,
    Заметки сдам – сажусь за знанья...

    Зимой мне вызов не пришел --
    На сессию не отпустили.
    Злой чей-то умысел, прокол?
    Не знаю... К счастью, разрешили

    Весной мне и за зиму сдать.
    Я второкурсница, но сразу
    Решила снова поступать.
    Заметок много – и отказу

    Теперь уж точно не бывать.
    Меня в высотке поселили
    С Мироновой. Ей исполать
    Со старшекурсницей делили

    Мои тревоги. Поддержать
    Умеет Люба честь-по чести.
    С чувашкой Любушкой сдавать.
    Экзамены ходили вместе.

    С поддержкой легче поступать.
    Я прорываюсь на дневное.
    Велят немецкий продолжать.
    -- А я хочу английский! – ною,

    -- Немецкий ваш совсем неплох,
    Есть смысл овладевать им дальше. --
    Никто с английским не помог,
    Никто меня не слушал даже.

    Миньковская... Суровый взгляд...
    Мы перед нею, как младенцы...
    --Да, все в Америку хотят,
    Но Родине нужны и «немцы»... —

    И началась другая жизнь.
    Я сразу для себя решила,
    Что главное – Москва... Свершись,
    Ее над сердцем власть и сила.

    Мне семинары не страшны —
    Я подготовлена заочным.
    Манкам столичным нет цены —
    Я словно под гипнозом прочным.

    Театры, Пушкинский музей,
    Манеж, Кузнецкий, Третьяковка...
    В литинституте сто друзей —
    И я к ним пробираюсь ловко

    Сквозь все заслоны. Там читал
    Джамдинов страстно зарубежку.
    Там Сулейменов выступал,
    Лиратов разбирал вразбежку

    Студентов опусы при мне...
    Душа моя цвела, лучилась.
    Образованием вполне
    Довольна: лишь тому училась,

    Чему хотела. Остальным
    Манкировала. Пропускала
    Всех больше лекций. Не ценим
    Истпарт был мною. Улетала

    С него билеты добывать
    К Любимову, Эфросу... Встречи
    Нельзя с великим пропускать...
    Истпарт, нам нравственность калеча,

    Сух, как солома, тускл и лжив
    В театре чуть не каждый вечер,
    Что, вдохновенье предложив,
    Был сказкой и народным вечем.

    Пусть – на галерке, пусть гляжу —
    Из-за колонны краем ока.
    Я в мир искусства ухожу,
    Что поднимал меня высоко...

    А сессии сдаю легко —
    Соображение вывозит...
    Кучборская... Ей далеко
    До мэтров горьковских. Наводит

    Обычно скуку на меня...
    Татаринова элегантна
    И женственна. Ее ценя
    За то, что празднично и внятно

    Она читает свой предмет,
    Я к ней на лекции ходила.
    Средь прочих – предпочтений нет...
    Я «Современник» полюбила

    В Большой ходила белым днем,
    Купив билеты в переходе.
    «Спартак»... Царят Васильев в нем
    С Максимовой, Лиепой... В моде

    И Алексанлр Годунов,
    Красавец, идеал мужчины...
    От восхищения нет слов...
    Лиепа... Верю, нет причины

    Чтоб не найти. И я найду
    Такого же – для жизни – друга...
    Сижу в галерочном ряду...
    Лиепа гибко и упруго

    Взлетает, кружится, стоит...
    Неповторимо, невозвратно.
    Мужской прекроасный индивид —
    На прочих и глядеть отвратно.

    А впрочем, есть один, Семен,
    Кто интерес мой вызывает.
    Жаль, сильно в Томочку влюблен
    И та его не отпускает

    Из-под контроля ни на миг.
    Боится – уведут спортсмена.
    Он день-деньской в завалах книг,
    Но говорят, что вдохновенно

    Кропает славные стихи.
    Но не подступишься. Тамара...
    Ох, наши тяжкие грехи
    Порой доводят до угара...

    Я на Плисецкую хожу
    В большой балет, на Семеняку,
    Тем вдохновеньем дорожу,
    Что дарят женщины... Однако...

    «Шопениана»... Глазунов
    И Фокин музыку поляка
    Пришедшую из страстных снов
    Перевели в балет... С журфака

    Сбегаю, чтобы вновь и вновь
    Прекрасноликого Лиепу,
    В душе рождавшего любовь
    Увидеть... Наполняет «репу»

    И душу музыка... В мечтах
    Я тоже возношусь над сценой.
    Лиепа в грезах, светлых снах,
    Невероятный, несравненный...

    Пожалуй, я люблю Большой
    Сильнее даже, чем Таганку.
    В мир музыки здесь всей душой,
    Всем сердцум погружаюсь... Планку

    Атлантов держат высоко
    С Архиповой... Их слушать рада.
    Вплываю в музыку легко
    Хоть из галерочного ряда.

    Еще один кумир – Муслим.
    На все хожу его концерты.
    Где б он ни пел, я в зале с ним.
    Ему сердца людей отверсты.

    Когда Высоцкий и Шарко
    Играли, с ними Золотухин,
    Пусть на галерке, далеко —
    Я в зале. Вспыхнув, не затухнет

    Сиянье вдохновенных душ
    В Вахтанговском и малом тоже
    Есть те, кто дарованьем дюж.
    Ты смотришь – и мороз по коже.

    Был Плотников таким Борис.
    Борисову я выделяла
    Как лучшую из всех актрис.
    Она – подобье идеала.

    И Яковлева хороша
    В театре, что на Малой Бронной.
    Вот с этими моя душа
    Грустила и цвела синхронно...

    Экзамены... В таких делах
    Осечек допускать не станем.
    А на картофельных полях
    С Бояркиной рекорды ставим.

    А вольный выдастся часок —
    Сбегаем в сельскую лавчонку.
    «Муму» -конфеты на зубок
    Порадуют в трудах девчонку...

    Мне небывало повезло:
    В высотке со второго курса
    Я поселилась – и пошло:
    Все старшекурсницы толкутся

    В моей каморке. Нарасхват
    У старших, опытных девчонок.
    Воспитывают, норовят
    И накормить... От них, ученых,

    Я многое переняла,
    Что надо знать о профессуре...
    Бывало, Скоркина вела
    Меня в кино... Отнюдь не всуе

    Уроки старших по судьбе
    Доброжелательных наперсниц
    Записываю в ум себе.
    У старших больше, чем ровесниц

    Житейской мудрости уже...
    Миронова, две Валентины
    И прочие моей душе
    Близки – они серьезны, Чинны,

    Шабанова с Цветковой. Мне
    Со старшекурсницами славно.
    Но нашей группы я не вне —
    Общаюсь ровно, полноправно...

    Томлюсь в журфаковской деже...
    Лопатников, наставник группы,
    Поставил нас на рубеже,
    Где можем доказать: не тупы

    И к журналистике годны.
    Он наставляет в ремесле нас.
    Потом на практике должны
    Продемонстрировать не леность,

    Не неумелость, а вполне
    Оформленный и четкий навык.
    Лопатников по нраву мне,
    А Киселев – с носярой набок

    Мной изначально не любим —
    По оформлению газеты...
    Физвоспитанье... Как-то с ним
    Не подружилась... Эстафета,

    Гранаты, брусья, и прыжки —
    К ним плоховато приловчилась,
    Однако не пошла в «сачки» --
    И плавать все же научилась.

    Физрук мой школьный Шишмарев,
    Да, Александр свет Николаич,
    Увлекся мною – будь здоров.
    Пятерки ставил... Вспоминаешь

    Теперь то времечко тепло...
    Сводил с «великим и могучим»
    Нас Вакуров. С ним повезло:
    Преподавателем был лучшим.

    Заметен результат тотчас:
    Мы стали грамотней в диктантах
    Сверхсложных. Поднимает нас
    Владенье русским. При талантах

    Любых писательских – не знать
    Правописание – постыдно.
    Мы будем мэтра вспоминать
    Всю жизнь с любовью очевидно.

    И Шведов был, шекспировед,
    Звезда средь профессуры серой.
    Ему ответить тет-а-тет —
    С баталией сравнимо целой.

    В немецком повышаем класс
    А Миловидова Раиса
    Васильевна приводит нас
    В кондицию... Всегда грозится,

    Но, в сущности, она мила.
    С Бояркиною приглашала
    К себе домой, а там была
    Простой, сердечной – и без жала...

    Философ Селезнев, ценя
    Мои ответы в семинарах,
    Серьезно приглашал меня
    На философский... Я на парах

    По диамату – Цицерон —
    И Селезнев меня заметил.
    -- Н философский надо,— - он
    Твердит перевестись! —
    Но эти,

    «Философы» -- ходил слушок —
    Все шизики... На самом деле
    Из их общаги – просто шок —
    До нашей в час ночной летели

    Такие вопли... Погожу
    Я на шизфак переводиться,
    На наш спокойно похожу,
    Где, в общем, нравится учиться.

    Военка... Вот еще один
    Сюжетик, нагонявший скуку.
    Но ходим, делаем, глядим,
    В уколах набиваем руку...

    А после сессии лечу
    В Улан-Удэ – практиковаться.
    Я в «молодежку» прихвачу
    Все знания... Поудивляться

    Пришлось. Здесь только из ИРГУ
    Выпускники – они ревниво
    Следят: а что и как могу?
    Порой со мною некрасиво,

    Неправедно себя вели.
    Я трудности преодолела.
    Статьи на полосу пошли
    Мои – на первом плане дело.

    Была отмечена не раз
    За них на коллективных сходках.
    Не акцентируя рассказ
    На тех изюминках, находках,

    Что прочих ставили в тупик,
    Отмечу: практикой довольна...
    И снова мы в завалах книг
    И группа продолжает войны

    И с профессурой, и с собой...
    И обстоятедьства, и время
    Нам осложняют трудный бой.
    Но доблестно учебы бремя

    Несем мы виз-а-ви с Москвой...
    Землетрясения и льдины
    Эпохи фоном, но гурьбой
    В учебе мы до середины,

    До перевала добрели.
    Пойдем без колебаний дальше.
    А лучший город всей земли
    Обязывает жить без фальши...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[16 сентября 2007 года  21:39:58]

Семен Венцимеров

Убили любовь

    Разбитое сердце у разбитого корыта.
    Тоска входит в сенцы, а любовь, любовь убита.
    Жестоко убили, растерзали, не жалея.
    Ушли и забыли. Сердце плакало, болея.
    Любовь схоронили и присыпали земелькой,
    Метели завыли, понеслась поземка змейкой.
    Сугробы укрыли, не найти следа к могиле,
    Никто и не вспомнет, кто любил, кого любили.
    Любовь погубили не мечами и не дробью,
    Изменой убили, задушили черной ложью,
    Ей нет воскрешенья, возрожденья, нет возврата.
    И нет утешенья, что была любовь когда-то...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[17 сентября 2007 года  16:17:13]

xxx

    Мне никогда не достигнуть известности —
    все придумано в русской словесности!
    Ни новой рифмы, ни нового слога
    - от книжной новинки до нового блога.
    Значит, судьба — по восемь часов
    быть сотрудницей евроофисов.
    Далеки от поэзии, литературы
    дебет и кредит, счета-фактуры.
    Отчеты, печати, факсимиле
    гораздо важнее в моем ремесле.
    По мнению старого друга Сашки,
    лучше тогда уйти в монашки,
    погрузиться в духовную атмосферу.
    Но с бухты-барахты — где взять веру?
    Икона Христа, фигурка нэцки
    - не спали самолет, упавший в Донецке...
    ...Что остается, как ни крути?
    Счета, общенье с друзьями в Сети.
    ...Жизнь идет чередом, я стою в сторонке.
    До свидания, слава! Превед, падонки!

МБ | feu59@yandex.ru | Нижний Новгород | Россия


[18 сентября 2007 года  07:48:57]

удинкан юлия

звезды взорвались

    звезды взорвались..
    земля уплыла..
    милый, я буду с тобою всегда..
    ты самый нежный.. ты только мой..
    самый желанный.. самый родной..
    нежность и ласку что в сердце храню..
    я лишь тебе одному подарю..
    будем с тобой неразлучны всегда...
    лишь только ты... лишь только я...

2004

юлия | хабаровск | россия


[18 сентября 2007 года  10:37:13]

Семен Венцимеров

Буковинський смак. Мамалига

    Що хата має, тим гостей i пригощає --
    Снує у кухнi господарка, наче дзига...
    У вишиванцi i киптарику стрiчає.
    Чудова страва – золотиста мамалига.

    На рiзний смак: хто полюбля з вершками бануш,
    Хто просить тiльки ледь пiдсолену кулешу.
    Токан iз бринзою негайно дайте пану ж
    I срiбну викладiть йому виделку, легшу...

    В окремих чашах хай лежать духмянi шкварки
    I помiдори з огiрками у сметанi.
    Напевно знайдеться що-небудь i до чарки:
    -- Здоровi будьмо!
    -- Будьмо! Хай життя не тане! —

    Не вiдокремити нiяк вiд Буковини
    Цей смак, насичений добром, кукурудзяний
    Вiд давнини їдять цю страву i донинi,
    Ласують кашею i шляхта i селяни.

    I я cьогоднi мамалигу приготую.
    Бо старовиннi назiбрав собi рецепти...
    I запрошу когось i смачно нагодую,
    Як знак поваги, визнання в любовi, цебто...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[18 сентября 2007 года  13:38:50]

Перевод части из Слова о полку Игореве

    Что мне шумит?
    Что мне звенит?
    Что там далече?
    Игорь полки
    Свои повернул
    В поле для сечи.
    Билися день,
    Бились другой,
    В полдень на третий
    Пали знамёна Игоря в прах;
    Разлучены братья на берегах
    Быстрой Каялы.
    Пили до дна;
    Крови вина
    Им не достало.
    Храбрые русичи кончили пир;
    Сватов они напоили
    И сами в горячей степи и пыли
    За Русскую землю они полегли.

    Тишина великая настала.
    В чёрном небе звёзды далеки.
    С берегов чужой реки Каялы
    Не вернутся русские полки.
    Кто посеял урожай кровавый
    В поле, где вчера звенела сталь?
    И от жалости поникли травы,
    И склонила дерева печаль.

    Братие, время зла наступило!
    Уж запустение силу прикрыло.
    Зависти полны к соседу и другу,
    Русские чинят обиды друг другу.
    Дева Обида на землю вступила,
    Чёрные крылья свои распустила,
    Плещет у Дона, где волны морские,
    Так и ушли времена золотые.
    Время прошло, когда во поле бранном
    Наши князья гнали орды поганых.
    Русские! Братьев корысть одолела!
    Чёрное те называют уж белым,
    Малым — великое, правде не внемля,
    Сами себе замышляют измену.
    А орды поганых толпою пришли;
    В раздоре- погибель для Русской земли.

Кайса |


[18 сентября 2007 года  16:54:02]

Щома Микола Опанасович

Індійська легенда

    У вічне мучіння,
    безжалісно,
    Кандала був укинутий.

    І так століттями,
    отказно та байдуже,
    Кандала усе терпів...

    Алеж, одного дня,
    світлова промінь
    ума його торкнулась:
    -- Кандала попросив прощення
    за кожний гріх,
    який зробив він,
    тоді як був ще на землі.
    І співчуття було до нього.

    Явився один ангел
    й такі слова проговорив:
    "Коли би ти зробив був
    якусь добру подію,
    тоді як був ще споміж живими,
    то зараз мав би ти собі прощення.
    Отож, немає скарги,
    все що в житті посіяв,
    тепер і получив... "

    Почав роздумувати Кандала --
    чи може спогадати якусь добру подію.

    В своїх записках-мемуарах
    чогось подібного не бачив.

    Невжеж-то не зробив добра ніякого
    -- не дав шматок хліба нікому,
    або не підтримав нікого добрим словом?

    Кандала, в своїм минулім,
    поведінок добрих не пам"ятав...

    Але, раптово,
    роздумався тай спогадав
    -- перед собою він побачив:
    "Одного разу,
    як у лісу бував,
    по гільці тонкій,
    лазила тварина маленка...
    Був це павук.
    Жаль почув я в собі
    тай не задавив павука тоді
    -- він був дуже маленкий
    і тако слабкий, що не було в мене
    рації, аж ні трохи, позбутись його".

    І більш нічого не було треба.
    Кандала дорогу вільно получив до неба
    -- по нитці павутиння мусів піднятись
    і так назавжди від пекельної муки відірватись.

    Коли вже був на пів дороги,
    Кандала поглянути задумав в низину
    та, для свого нещастя, зауважив
    що всі друзя неудачі та страждання
    почепились на те саме павутиння
    по якім він вже доходив у вишину.

    Злютований Кандала,
    як грім, свій голос відпустив:
    "Лишайте, нещасні!
    Ця павутиня видержить тільки мене.
    Як ви не згодитесь зі мною,
    то всі разом загинем!..
    І так буде усе... ".

    Такеж і сталося.
    Розірвалась павутиня...
    Кандала, та всі друзя,
    потопились у низину.

18 вересня 2007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія


[18 сентября 2007 года  19:34:42]

Владимир Тугов

ГЛЯДЯ НА НЕБО В ОХЕ

    Все в Охе по-Тарковскому —
    ежеминутный "Солярис".
    По-над мерзлыми крышами низко летят облака
    и густеют, клубятся...
    Но мы их уже отбоялись,
    и теперь это небо — заманчивее видака.

    Каждый видит свое:
    мельканье дороги пред взором,
    дочку Аню и маму,
    будущих сына и дочь;
    а бессменный водитель,
    промучившись утро с мотором,—
    голубой "Кадиллак",
    без проблем уносящий в ночь.

    Весь подзвездный "кагал"
    шевелится, колеблется, дышит...
    Как бы счастлив я был,
    если нам он и правда не врет.
    И как будто другой
    кто-то рядом стихи мои пишет
    и бормочет, и шепчет,
    и дух его — по небу — вброд...

1995

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[18 сентября 2007 года  19:46:20]

Владимир Тугов

ВОССОЗДАТЕЛЬ САХАЛИНА

    Совершенно ирреальный,
    марсианский пейзаж:
    по салатовому с белым —
    желто-красный карандаш.
    Сахалинская палитра!
    Море, мос из рыбьих кож
    вместе с шикшей и морошкой,
    выпьешь чашку — бросит в дрожь!
    Даже ягель здесь по кругу
    вздыблен валом, весь — порыв.
    Это след полуземлянки,
    называемой торыф.
    Нивхи, может быть, эвенки
    в ней вольготно жили встарь,
    а теперь сидит художник,
    пишет стойбищу букварь:
    АЛС — так ягода зовется,
    БУКВА — Б и борода,
    ВАМК — две варежки оленьи,
    ветер, весла и вода...
    Под ногами жар брусники,
    ветки стланика — коллаж.
    Кто бывал здесь, тот узнает —
    сахалинский пейзаж.

1995

Владимир Тугов | tugov.53@mail.ru | Москва, Зеленоград | Россия


[18 сентября 2007 года  21:38:43]

Посвящается Сергею Бодрову

    Обрывается дорога — и боль
    Тяжелее, чем горячий свинец.
    Твоё сердце бьётся сейчас
    В миллионах наших сердец.
    Это значит, что правда одна,
    Это значит — ты смерти сильней.
    Мы даём тебе слово, Брат,
    Мы не бросим своих на войне.
    Ты вернёшься; пускай это слышит небо.
    Не для нашего Брата могильная трава.
    Это значит, что день твой последним не был.
    Это значит — ты жив, пока Россия жива.

    24.09.2002

Кайса |


[18 сентября 2007 года  21:52:44]

* * *

    Ты по улице идёшь.
    Рядом люди и машины,
    Ветра северного дрожь,
    Магазины и витрины,
    Дождь и запах сигарет.
    Неужели тебя нет?

    Вы не покидайте нас,
    Оставаясь молодыми.
    Неужели Бог не спас?
    И твоё ищу я имя
    Средь журналов и газет.
    Неужели тебя нет?

    И осталась пустота,
    Та, что сердце разрывает.
    У далёкого креста
    В небе солнце остывает.
    Новой раною рассвет.
    Неужели тебя нет?

    Не могу сказать прощай!
    Не могу поверить в это!
    Боль земная, или рай —
    Не могу найти ответа.
    Если б верою людской
    Ты вернулся бы живой,
    Если б так оно и было;
    Дрогнул вечности покой,
    Смерть лихая отступила,
    И блеснул надежды свет.
    Неужели тебя нет?

    10.2002

Кайса |


[18 сентября 2007 года  21:52:58]

* * *

    Ты по улице идёшь.
    Рядом люди и машины,
    Ветра северного дрожь,
    Магазины и витрины,
    Дождь и запах сигарет.
    Неужели тебя нет?

    Вы не покидайте нас,
    Оставаясь молодыми.
    Неужели Бог не спас?
    И твоё ищу я имя
    Средь журналов и газет.
    Неужели тебя нет?

    И осталась пустота,
    Та, что сердце разрывает.
    У далёкого креста
    В небе солнце остывает.
    Новой раною рассвет.
    Неужели тебя нет?

    Не могу сказать прощай!
    Не могу поверить в это!
    Боль земная, или рай —
    Не могу найти ответа.
    Если б верою людской
    Ты вернулся бы живой,
    Если б так оно и было;
    Дрогнул вечности покой,
    Смерть лихая отступила,
    И блеснул надежды свет.
    Неужели тебя нет?

    10.2002

Кайса |


[18 сентября 2007 года  21:52:58]

* * *

    Ты по улице идёшь.
    Рядом люди и машины,
    Ветра северного дрожь,
    Магазины и витрины,
    Дождь и запах сигарет.
    Неужели тебя нет?

    Вы не покидайте нас,
    Оставаясь молодыми.
    Неужели Бог не спас?
    И твоё ищу я имя
    Средь журналов и газет.
    Неужели тебя нет?

    И осталась пустота,
    Та, что сердце разрывает.
    У далёкого креста
    В небе солнце остывает.
    Новой раною рассвет.
    Неужели тебя нет?

    Не могу сказать прощай!
    Не могу поверить в это!
    Боль земная, или рай —
    Не могу найти ответа.
    Если б верою людской
    Ты вернулся бы живой,
    Если б так оно и было;
    Дрогнул вечности покой,
    Смерть лихая отступила,
    И блеснул надежды свет.
    Неужели тебя нет?

    10.2002

Кайса |


[19 сентября 2007 года  14:25:29]

Щома Микола Опанасович

Немовби-то флеші

    Реактивні двигуни та жмути фотонів,
    у форматі світлових клунків,
    бомбардують усе що на їх переді --
    і мене всіляк досягають,
    через вікно стекляне хати моєї,
    малюючи світлом не остережне тіло моє...

    Та я бачу ось блиски сліпучі,
    немовби-то флеші страшної війни,
    та простори повітря обгортають --
    руками своїми всю землю обнімають,
    дорогу мені протягають далеко
    -- а я то й не знаю куди нею йти...

    Ось так і прийду я скоріше
    до прекметів реальних істот
    -- правдивих і такими подобних.

    Тоді буду жити спокійно!
    Очима своїми дивитися буду,
    знайти щоби те що погідно для мене
    -- із наявного набору та різних умов...

19 вересня 007 р.

Щома Микола Опанасович | mszoma@uol.com.br | Сан Кайтано до Сул | Бразилія

  1 • 50 / 90  
© 1997-2012 Ostrovok - ostrovok.de - ссылки - гостевая - контакт - impressum powered by NAGELiX
Рейтинг@Mail.ru TOP.germany.ru