Книга стихов

   
  1 • 50 / 114  

[1 мая 2007 года  17:04:03]

Нелли Гришина

* * *

    Листаю страницу, на пальце мозоль,
    Поэмы идут вереницей.
    Комп прочно завис, написав мне: доколь?
    Пойти, что ли, блин, застрелиться?

    И мышь озверела и сдохла совсем,
    Придётся искать ей замену.
    Поэму читать? Нет, я лучше поем
    И перелистаю Сэмэна.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[1 мая 2007 года  17:22:25]

Семен Венцимеров

Когда она с улыбкой ясной лжет...

    Когда она с улыбкой ясной лжет,
    В десятый раз, что ей вояж в Анталью
    Подарен турагентством, то не жжет
    Уже мне душу ложь – и отметаю,

    Что ложь и грязь касаются меня...
    Опять, ей дозвонившись в понедельник,
    Я слышу: в ходе выходного дня
    Был сломан телефон ее... Отшельник,

    Пустынник, связи с прочими порвав,
    Я с нею также связи обрываю.
    Пусть, по привычке, в сотый раз солгав,
    Считает: я поверил.... Я киваю,

    Что означает только: вижу ложь.
    Она во лжи, как в грязевом окладе.
    Конечно, ей не верю ни на грош.
    А кто поверит вечно лгущей б... и?

    Она-то мнит, опять солгавши мне,
    Что лгать и ######### – умно и мудро...
    В трясине лжи извечной, как в дерьме
    Погрязла глухо, старая лахудра...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[2 мая 2007 года  14:35:05]

Семен Венцимеров

Не бывает богатых поэтов...

    Не бывает богатых поэтов —
    Да когда им и как богатеть
    В круговерти высоких сюжетов?
    Им бы главное в жизни успеть.

    Жил поэт, поцелованный Богом
    Вдалеке от мирской суеты.
    Обладал незатейливым слогом —
    И стихи его были просты.

    Но при всей простоте и наиве
    Перед теми, кто чутко читал,
    Представали немедленно вживе
    И цветок и волшебный кристалл.

    И душевные струны легонько
    Тот поэт невзначай задевал.
    Кто-то плакал над строчками горько,
    Ну, а кто-то вовсю хохотал.

    Вне наград туповатой державы
    Он творил свое дело в тиши,
    Не искал ни богатства ни славы —
    А Всевышний позволил:
    -- Пиши —

    И, поверьте, что все олигархи,
    Даже вместе богатства сложив,
    Опечатки не стоят, помарки
    В той строке, что века пережив,

    Донесет до пра-пра-пра-пра-пра-пра-
    Пра-пра-правнуков слово любви.
    И простая наивная правда
    Встанет с веком чудес виз-а-ви.

    Не беда, что творцы небогаты.
    В океане житейском они —
    Легкокрылые птицы-фрегаты...
    Их паренье в душе сохрани...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[3 мая 2007 года  12:12:59]

Dozmor Bents

Тоска по Родине, навеянная прогрессом в машиностроении

    Я по городу еду семьдесят
    И за городом тоже семьдесят,
    И быстрее не то, чтоб не хочется,
    Просто боязно, что развалится...
    Владелец ВАЗ-2106 1992 г.в.

    Я смотрю на неё, кургузую,
    Вроде новая, вовсе не ·юзанная¦,
    Из салона моя 110-я,
    А как будто у неё уж десятый я...
    Владелец ВАЗ-21103 2006 г.в.

    Вот задался вопросом я:
    Почему ЭЛЕКТРОусилитель руля
    И багажник, что вмещает барсетку,
    Кузов, словно эскиз табуретки;
    Интересно мне, что за скотина
    Разработала ·Ладу-Калина¦?!.
    Владелец ·Лады-Калина¦

февраль 2007

Andreas | andreas@beraz.de | Nuernberg | Germany


[4 мая 2007 года  01:07:49]

Семен Венцимеров

Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за далью....

    Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за далью....
    Где ты, звезда добрых снов и надежда пути?
    Ля-до... По нотам я имя твое угадаю.
    Только звени мне, звени и свети мне, свети
    Сотни препон между нами судьба положила
    И завлекла в лабиринт, где кругом – тупики,
    Смерчем кружило меня, белой вьюгой пуржило...
    Только сияли вдали милых глаз огоньки...

    Верю, что все впереди: и любовь и отрада.
    Верю, уже позади все утраты и ложь.
    Верю, что все будет в жизни, как должно, как надо.
    Ты прилетишь, приплывешь, ты однажды придешь..
    -- Здравствуй! – промолвишь,— - ты звал? Я пришла, я успела.
    Есть еще время друг другу сказать о любви
    Все, что копилось в сердцах, что в душе накипело,
    Только б теперь до конца – виз-а-ви... Се ля ви?

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[4 мая 2007 года  11:20:55]

Семен Венцимеров

Журфак-16-3. Тома

    Журфак-16-3. Тома

    Поэма вторая. Тома

    Сданы экзамены – и вот
    Семен берет командировку.
    Увы, не каждому везет —
    И милого сынка головку

    Поцеловать я не смогу:
    Мы обеднели подчистую.
    А Сенька на большом кругу
    Заедет в Киев, Львов... Такую

    Программу утвердил декан...
    И Черновцы вписались славно
    В деканом утвержденный план.
    Задача: записать исправно

    Рассказы бывших партизан
    Об их словацкой эпопее.
    Зеленый свет Семену дан.
    Он укатил, а я тупею

    Над темой трудной детворы.
    Искать другую тему поздно —
    Такие правила игры.
    А с этой я душою розна —

    Не интересна мне она.
    У нас Клековкина Ольгушка
    Той темой шибко голодна
    И Хилтунен Валерий, душка

    В нее с ушами погружен
    Душой и всем тщедушным тельцем.
    Ну, а вот мне какой резон
    Тем малоинтересным дельцем

    Себя жестоко нагружать?
    А впрочем, есть материалец
    По «Комсомолке» -- и пищать
    Уже нет времени... Скиталец

    Семен из Киева звонил.
    Он, как всегда, живет у Зои,
    Кузины. Он ее ценил
    За образованность и злою

    Ее не видел никогда:
    Воспитана по-ленинградски.
    Она военные года
    Пережила в Ташкенте... Краски

    Не знает женщина иной
    Для немцев, кроме самой черной.
    Она ограблена войной.
    Ничем души той обожженной

    И никому не исцелить...
    Войной отравлены и все мы...
    Смогли нам в гены перелить
    Отцы всю боль военной темы

    И гордость: все превозмогли,
    Все доблестно преодолели,
    Жизнь поколения спасли...
    У автора достойней цели

    Не будет и не может быть,
    Как словом озарять победу,
    Ей славу снова вострубить...
    Меня же потянуло к бреду

    Педагогическому... Что
    Подвигло, до сих пор не знаю,
    Из тем, которых было сто,
    Ту выбрать, с чем теперь сплошная

    Морока, головная боль...
    С досады, право, чуть не плачу...
    Назвался груздем – все! Изволь
    Лезть в кузов. Не переиначу

    Судьбу. Осталось лишь терпеть,
    Сердиться на плохих детишек,
    Над «Комсомолкою» корпеть —
    И из макаренковских книжек

    Крупицы мудрости добыть,
    Чтоб, хоть и не своей любовью,
    Плохих детишек полюбить...
    Диплом дается потом с кровью.

    Из дальних странствий воротясь,
    Семен рассказами о сыне,
    Весь впечатленьями светясь,
    Дал жизнь описанной картине

    В воображении моем:
    Кружат бобышки «Репортера»,
    Поставленного пред сынком —
    И он не отрывает взора ---

    Как это чудо оценить,
    Что перед ним являют близко?
    -- Клютить, колесики клютить! —
    Сынок в восторге.
    -- Папа, киска! —

    Сынок спешил благодарить
    Отца за явленное чудо.
    Сам тоже чудо сотворить
    Сумел для близких:
    -- Не забуду

    Его сиявшие глаза
    И монолог мальца спонтанный.
    Весь извертелся, егоза —
    Потрогать дайте, мол, желанный

    И неизученный предмет...
    -- Нельзя, мой маленький, ударит... —
    В семейной памяти сюжет
    Отныне присно светозарит.

    -- Клютить колесико, клютить! —
    Мы повторяем между делом
    Как если б нас закоротить
    Сумел Димуська тем шедевром.

    Пошла горячая пора.
    Семен кропает очерчишки,
    Я – свой трактат... Но – вечера!
    В сторонку «Репортер» и книжки...

    Несемся на восьмой этаж
    Смотреть про Штирлица картину.
    Неслыханный ажиотаж!
    Забыв учебную рутину,

    Дыханье хором затаив,
    Все Тихоновым восхищались.
    И мигом возбоготворив,
    Его героем насыщались,

    Как кислородом... Броневой
    Являл нам умного фашиста.
    У Табакова с головой
    Порядок... Евстигнеев чисто

    Провел трагическую роль,
    Лев Дуров – умного подонка...
    В подтексте миллионов боль,
    Боль старика и боль ребенка,

    Сметенных огненной волной...
    Картина острую подпитку
    Дает корпящим за стеной,
    Нам, что обречены на пытку

    Дипломом... На седьмой этаж
    В иные вечера ломится
    Народ – и здесь ажиотаж,
    Пункт притяженья всей столицы —

    Студенческий театрик. В нем
    Душой – Селянская Ирина...
    «Медея», что любовь со злом
    Смешала, будто все едино:

    Любить ребенка – и убить...
    Кучборская собой премьеру
    Здесь освятила – не забыть
    Ту горделивую манеру

    Богини! Как она несла
    Главу величественно-строго,
    Как труппа с трепетом ждала
    Ее суда, что воле Бога

    Равнялось в мнении ребята...
    И как гордились одобреньем!
    О новом детище хотят
    Рожновского разжиться мненьем.

    Негр, убегая от толпы,
    Укрылся на балконе белой,
    Поставив жизнь на грань судьбы,
    И вот вошел в покои беглый —

    Его играет эфиоп.
    Он из приятелей Мулату.
    Что ждет беднягу? Пуля в лоб?
    Спасенье? За какую плату?

    В спектакле сыщик (Тохтамыш,
    Наш однокурсник) – за плохого..
    Сидишь, за действием следишь...
    Поставлено вполне толково.

    И динамичен стиль игры
    И выпукло психологичен.
    Актеры – не хухры-мухры!
    Рожновский здесь демократичен,

    Не пафосен. Ему игра
    И режиссура «сен подоба»...
    Ребята раза в полтора
    Прибавили в игре... Учеба

    И для актеров и для нас
    Идет и здесь – виват журфаку!
    Но пролетел потехи час,
    И время – делу... Спать не лягу,

    Пока не завершу главу...
    Выстраивается структура...
    Уже я в полусне плыву...
    Вся собравнная мной фактура

    Уже смешалась в голове...
    На курсе у девчат забота:
    Как выйти замуж, чтоб в Москве
    Подзацепиться хоть за что-то?

    Хоть полудурка подцепить —
    В столице только б удержаться.
    А вот любить ли – не любить —
    Не важно. Лишь бы прописаться...

    Кравчучку чуть ли не до слез
    Замужества волнует тема.
    А Ренжин девушку всерьез
    Не принимает... Да, проблема...

    Мосфильмовская... Там овраг.
    Его неспешно замывают
    И окультуривают так,
    Что взгляд невольно восхищают,

    Газон, дорожки, фонари...
    А вдоль Мофильмовской – посольства
    Построили – не два, не три,
    А много... У столицы – свойство

    Преображаться на глазах...
    Мы на Мосфильмовскую ходим
    Звонить сыночку... Добрый знак
    В тех обновлениях находим,

    Прогресса видимый аспект...
    В те дни активно расчищают
    Столичный Ленинский проспект —
    Заблаговременно встречают

    Так призидента США,
    Что вознамерился визитом
    Нас осчастливить... Где, шурша
    По мостовым, давно разбитым,

    Промчит сиятельный кортеж,
    Безликие дома порушат,
    Газонами заделав плешь...
    Крушат вовсю дома, не тужат,

    Что рушат прошлое Москвы...
    Открылся от Пашкова дома
    Вид интересный на мосты
    И Кремль... Та трасса нам знакома:

    Нас сто одиннадцатый вез
    По ней сто раз туда-обратно...
    Подобострастья перекос
    Пред иноземцем неприятно

    Нам наблюдать... В Москве – весна.
    Для нас – последняя в столице.
    Диплом – на финише. Должна
    Без опечатков исхитриться

    Его отстукать на «Москве»...
    Боль предстоящего отъезда
    Бьет молотком по голове...
    Нет лучше и желанней места

    Для каждого, кто здесь провел
    Пять лучших лет, чем этот город.
    Здесь пик судьбы, ее престол,
    Где каждый счастлив был и молод ---

    И славно бы остаться здесь,
    Но только не корежа душу,
    Не продаваясь...
    -- Даждь нам днесь... —
    Я перед будущим не трушу,

    А просто начала грустить
    По тем годам, что отзвенели...
    Москва, прошу меня простить
    За эту грусть... На самом деле —

    Ведь я в Москве! Вокруг – весна,
    На сердце – радость, хоть и с грустью.
    И жизнь моя любви полна,
    Что стала истиной и сутью

    Пяти московских жарких лет.
    И я отныне не остыну...
    Апрель дает зеленый свет:
    На праздники помчались к сыну.

    Наташка пленочку дала,
    Чтоб зарядить старушку-«Смену».
    Цела ли в Черновцах? Цела...
    Семен велел на авансцену

    Мне с Димкой выйти – и снимал...
    Я в светлом плащике и брючках...
    Сынок вприсядочку шагал
    С флажочком первомайским в ручках.

    На детскую площадку вел.
    А там качели, карусельки
    И теннисный корявый стол...
    Щелк! Щелк! – Доносится от Сеньки...

    -- Да будет ли от съемки толк?
    Ведь проявлять ты не умеешь...
    -- Кравчук проявит! – Снова – щелк!
    -- Сынок, как быстро ты умнеешь!

    Вчера лишь только показал
    «Собачку» муж на стенку тенью...
    Вот: сын два пальчика разжал,
    Копируя сегодня Сеню,

    Встав так, чтоб солнце на земле
    Его «собачку» рисовало.
    О выходках его в семье
    Порассказали нам немало.

    Он хулиганит не со зла,
    А часто от непониманья.
    Золовка утром спать легла,
    Придя со смены... От вниманья

    Димурки это не ушло...
    Трясет с азартом раскладушку,
    Лицо восторгом расцвело:
    Придумал славную игрушку:

    Баю-баюски-баю,
    Не лозися на клаю,
    Придет селенький волчок —
    И укусит за бочок!

    -- Димуся, я же спать хочу!
    -- Так я баюкаю зе, Фофка! —
    Эх, жаль, не я его учу
    Заботе о родных... Золовка

    Расплачивается за деньки,
    Когда сынка качали в люльке...
    Запоминают все сынки
    И возвращают нам... К Димульке

    На улице – поговорить
    Идут – улыбчиво – соседи..
    -- Димуля, чем тебя кормить?
    -- Понятия мамею! – Эти

    Приколы развлекают всех.
    Сынок на улице Гайдара
    Имеет бешеный успех.
    Ведь свертники такого дара

    Живого слова лишены...
    Уже живет в нем чувство стиля,
    Что мы уважить в нем должны.
    Меня родные известили,

    А он позднее подтвердил:
    -- Не называйте Димкой хлопца,
    А Димочкой... Вот так-то! -- Был
    Последователен: ведется

    И тапки – тапочками звать.
    Иначе – сердится ребенок.
    Нюансы стал воспринимать —
    Вкус от природы точен, тонок.

    Родители поражены...
    Мы ждем прихода в гости Светки --
    Еще покуда не жены
    Сирийца аль-Вади... Конфетки

    В коробке Светка принесла.
    Пьем чинно чай...
    -- Ему не надо! —
    Бабуля ловко убрала
    От внука горку шоколада,

    А внуку объяснила так:
    Что это, Дима, дескать, краска...
    Наивный покивал простак...
    Прошел денек – и будто маска

    На умном личике сынка.
    Вдруг подитожил:
    -- Нет, не краска,
    А куська... Хоть и мал пока,
    А лгать емк не надо... Ласка

    И правда вырастят бойца,
    В ком честь и разум будут слиты.
    А ложь в итоге даст лжеца.
    Ко лжи пристанут в виде свиты

    Безволие и эгоизм.
    Едва ль таким смогу гордиться.
    Старинный наш девиз-трюизм
    «... Честь – смолоду», здесь убедиться

    Смогла, нуждается в такой
    Решительной корректировке:
    «Честь – сызмальства!»... Подать рукой
    Еще до маленькой головки.

    ...Один сынок не засыпал.
    Сажусь тесней к его кроватке.
    Он моего прихода ждал —
    И говорил со мной, мой сладкий.

    -- Исё, исё,— - просил. Давай,
    Рассказывай ему хоть сказки,
    Хоть наизусть стихи читай,
    Покуда не устанут глазки.

    Заметили, что у сынка
    Чернеют зубки... Непорядок!
    Не плачет маленький пока,
    Избавимся от неполадок.

    К дантисту повели мальца.
    Ребенок в шоке – плакал горько.
    И боль и страх с его лица
    С обидой не сходили долго.

    Я искупала пацана.
    Он с малости любил купаться.
    Я с этим справилась одна.
    Он рад с игрушками плескаться.

    Проблема в том, что нет пока
    Воды горячей на Гайдара.
    Воды нагрели два бачка,
    Раскочегарили до пара,

    Разбавили – и принесли
    Ребенка в старом одеяльце.
    Бултых! – и быстренько пошли
    Головку мыть шампунем... Пальцы

    В его кудряшки заплелись...
    Волосики – белесым шелком...
    Намылила – и коком ввысь,
    Помыла, сполоснула с толком...

    Теперь немножко поиграть
    В воде сыночку можно с рыбкой...
    -- Гляди-ка – и не стал орать! —
    Малыш на бабушку с улыбкой

    Глядит. Ее оасшифровать
    Нетрудно мне: умеет мама
    Меня так здорово купать —
    На личике восторга гамма...

    Занятно: на ходу сынок
    Шагал точь-в-точь как баба Женя,
    Для правки плоскостопых ног
    Сынок в порядке упражненья

    Приучен с пола подбирать
    Ножонками свои игрушки,
    Карандаши... Не потерять
    Момент, поставить лжи заглушки.

    Еще и честный взгляд на жизнь
    Нам в ней сформировать не поздно.
    Сама, мамаша, воздержись
    От лжи, не то ударит грозно

    В тебя отдача от сынка...
    Нет, я хочу правдивой жизни.
    Ищите, как же, дурака,
    Кто пребывая в полном шизе,

    Для сына пожелал бы лжи...
    Я честно обсуждаю с мужем:
    -- Семен, ты маме подскажи —
    Уж как бы нам не сделать хуже.

    Пусть уминает шоколад,
    Но больше лгать не надо сыну..
    Ведь это с мудростью не в лад...
    -- Согласен... —
    Только ту картину

    Я увезла с собой в Москву,
    Что повторяется упорно
    В моем растравленном мозгу...
    Воображение тлетворно

    Сынка рисует – и опять
    Звучат слова про краску с куськой —
    Ни есть не можется ни спать...
    В столице с широтою русской

    Встречают Никсона... Июнь...
    Пошли последние недели.
    Что можно сделать? Дунь да плюнь —
    В обложку твердую одели

    Мой опус и переплели.
    А сверху золотом названье
    Красивым шрифтом навели.
    Осталось супер-испытанье —

    Защита. Мне назначен день.
    Комиссия и оппооненты.
    И бестолковая – пнем пень —
    Руководительница... Ей-то,

    Что мне ничем не помогла,
    Держаться бы сейчас подале.
    Но с гордым видом у стола,
    Как именинница... Видали?!

    Аудитории раек
    Заполнен. Там – моя команда.
    В ней первый номер – муженек,
    Мулату с ним... Ребята, вам-то

    Что волноваться? И Кравчук
    Наталья со своим «Зенитом» --
    Надежный мой и верный друг...
    Не суетитесь сильно, вы там!...

    Перед защитой добрый час
    Кравчук мне делала прическу.
    Наташка – чудо, просто класс!
    Прическа – вклад в мою зачетку.

    Возможно, что не так сильна
    В усваивании предметов.
    Перед экзаменом она
    Всегда так волновалась. Это

    Ее сбивало результат...
    -- Куда бежать, кому отдаться? —
    Шутила, страх глуша...
    Велят
    Мне пред комиссией подняться --

    И позволяют говорить...
    Я речь продумала дотошно.
    Здесь главное – понятной быть
    И убедительной... О том, что

    Мне разонравилось самой
    В несладкой теме ковыряться,
    Сказала б, но тогда со мной
    Все б захотели разобраться.

    А тема вправду ведь важна,
    Что отмечают оппоненты
    Как плюс работы... Да, грешна,
    В ней есть отдельные моменты,

    Которые недоучла —
    Я признаю все замечанья,
    Благодарю... И все? Прошла
    Без нервотрепки испытанье...

    Пришлось, конечно подождать,
    Пока за дверью совещались...
    Позвали, об. явили: «пять»!
    Понятно, мы пообнимались.

    Наташка свой диплом поздней
    По фотоделу защищала.
    Волненье злую шутку с ней,
    Как было много раз, сыграло.

    Ей ставят только «хорошо».
    По-моему – несправедливо.
    -- И ладно. Стану я еще
    За баллы драться суетливо! —

    Успешно защитил Семен
    Свой творческий диплом, отлично!
    Хвалил Панфилов мудрый. Он
    Культурно и демократично

    Снял с плеч Семена тяжкий груз...
    Но впереди остались госы...
    Непросто тоже, но боюсь
    Не так... Ответить на вопросы

    Привычнее, чем защищать
    Работу, в коей не уверен...
    И госы сдали мы на «пять».
    Был виноград когда-то зелен —

    А вот он полностью созрел.
    Осталось выдавить винишко,
    Как результат грядущих дел...
    Порадуйся за нас, сынишка!

    Мы позвонили в Черновцы.
    За нас с Семеном все там рады:
    -- Вы оба с Сенькой молодцы,
    Отличники! -- Сильней отрады

    Нет – разговора с малышом.
    Он узнает нас – и хохочет...
    Мы к Ломоносову идем
    Наталья напоследок хочет

    Нас возле Миши поснимать...
    Здесь Райка, Светка с Мухаммедом...
    Щелк! Щелк! – Мы будем вспоминать,
    Как Миша нас привел к победам.

    С ним пробежало день за днем —
    Пять чудных лет... Теперь, Васильич,
    Придут другие. Мы уйдем...
    Со всеми нами путь осилишь?

    Оставим новым кутерьму,
    Что стала незабвенной былью.
    Мы по совету твоему
    Решили «прирастать Сибирью».

    Уже определились мы
    И мой Новосибирск избрали
    Без суеты и кутерьмы..
    Уже подъемные прислали

    Семену – радио зовет...
    Там вроде даже комнатенка
    От радио нас с Сенькой ждет —
    И есть, куда везти ребенка...

    Но это позже, а сейчас
    Поток собрался в светлом зале.
    Все вместе мы в последний раз.
    С энтузиазмом поздравляли

    Декан и все профессора.
    Дипломы синие вручили.
    (А красные вручал вчера
    В высотке сам Хохлов)... Шутили...

    На мне – мой розовый костюм,
    Наташка в беленьком кримплене.
    Носительница мудрых дум
    Раиса – в рбшечках, как в пене...

    Шагали к Вечному огню
    Где Клятву верности от курса
    Сказать велели Кривчуну
    Володе... На ветру толкутся

    Товарищи прошедших лет...
    На чьем-то ярком макияже
    Слезинки оставляют след.
    И у парней отдельных даже

    Глаза сейчас увлажнены.
    Момент торжественный не только
    Для нас, но и для всей страны...
    С Москвою расставаться горько.

    Наташка, верный друг, ревет..
    -- Я не хочу в свой Севастополь...
    -- Пойдем-ка, староста зовет... —
    Наш курс толпой нестройной топал

    В Дом архитекторов. Банкет
    Назначен в здешнем ресторане.
    Засурский с тостом. Пиэтет
    К нему не менее, хоть странен

    Декан с рюмашкой за столом..
    Салаты, шпроты, заливное...
    -- Ну, будем!
    -- Будем!
    -- Повезем
    То неподдельное, живое,

    Что за пять лет внесла Москва
    В сердца, до самых до окраин...
    До сплетен жадная молва
    Шептала, что Молодкин ранен

    Сердечно: Конторер ему
    Дала отлуп... Демонстративно
    Борис, понятно по всему,
    Сусанке в пику, агрессивно

    «Снял» Ирзабекову и с ней,
    Считай, в обнимку, удалился...
    Так много выпивших парней...
    -- Семен, и ты б хоть раз напился! —

    Подначивал его Грицько —
    Приятель Сенькин, Медведовский.
    Семен в ответ:
    -- Напьюсь легко.
    Но разбуянюсь, дам по соске,— —

    Поди, обидишься, дружок?
    -- И вправду, оставайся трезвым....
    -- Ну, что, возьмем на посошок —
    И по домам? Виват – помпезным

    Дворцам столичным... Впереди —
    Мирок провинциальных хижин...
    Такое колотье в груди —
    Москвой возвышен и унижен

    Здесь каждый, кто не из Москвы...
    Нас замечает Рыбакова,
    Инспектор:
    -- Погодите вы! --
    Дожевывает, рот толково

    Скатеркой вытерла... Меня
    Поцеловала на прощанье...
    И баста... Всю судьбу ценя,
    Я вдруг все поняла про счастье.

    Его нам подарил журфак.
    Как сохранить его подольше?
    Не растерять бесславно, как?
    Потери той не будет горше...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[4 мая 2007 года  19:49:02]

Нелли Гришина

Не разрушайте замков из песка

    Не разрушайте замков на песке.
    Воздушных замков тоже не касайтесь
    Мой мир – мираж, где всё – на волоске,
    Мой беззащитный мир не разрушайте.

    Пройдите, не заметив, замок мой,
    Я буду благодарна вам, поверьте.
    Ведь скоро вечер, я вернусь домой,
    В мой вечный дом, где не бывает смерти.

    Мой замок-эфемер, мираж и сон,
    Песчаный замок, где ночуют феи.
    Он из мечты с надеждой сотворён.
    Я замки строить больше не умею...

    Не разрушайте замка из песка,
    Он простоит лишь до луча заката.
    Живёт там счастье, не живёт тоска,
    Я тоже в замке том жила когда-то…

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[4 мая 2007 года  20:35:41]

Нелли Гришина

Мне снилась жизнь

    Мне снилось то, что может лишь присниться,
    Приснилась жизнь в зеркальном отражении.
    Приснилось мне: с небес упала птица,
    Приснилось мне великое сражение.

    Приснился вой сирен и скрежет стали,
    Малыш осиротевший на развалинах.
    Приснилось, что сильней заполыхали
    В вечернем небе рыжие подпалины.

    Сады мне снились красоты божественной
    Волшебных птиц небесных песнопения.
    Приснилось, что идём с тобою вместе мы,
    Приснилось: нет земного притяжения.

    Мне снилась песня ветра над утёсами,
    И небо, словно озеро глубокое.
    И девочка идёт с тугими косами,
    Не знавшая, как буду одинока я…

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[4 мая 2007 года  23:07:59]

Семен Венцимеров

Гром гремел, гроза была ужасная,

    Гром гремел, гроза была ужасная,
    Сполохами молнии цвели.
    Вдруг одна – кругла, как солнце ясное,— —
    Рядышком возникла – не вдали...

    Шаровая молния шарахнула --
    Да по мне -- подобно булаве.
    По душе растерянной царапнула,
    Отдалась сияньем в голове.

    В голове сгустилось и зашоркалось
    Через электрический пробой.
    Нечто полудремное расшокалось —
    И ведет надежду за собой.

    Вдохновленный, в путь пошел покорно я,
    А ведет меня по всей стезе
    Негасимая лампада горняя,
    Что меня настигла в той грозе.

    Молния, судьбу мою наполни... Я
    Не сиял, как должно, не сверкал.
    Озари мне путь по жизни, молния,
    Я еще любовь не отыскал.

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[6 мая 2007 года  20:10:16]

Семен Венцимеров

Журфак-17-3. Тома

    Журфак-17-3. Тома

    С тех пор промчалось много лет...
    Осталась в золотом тумане
    Вершина «Университет»...
    На жизненном меридиане

    Возникли и сошли на нет
    Иные творческие пики...
    Но только Университет,
    Журфак был истинно великим.

    Всю жизнь со мной мой МГУ.
    То, будто крылья за плечами,
    Мираж, к которому бегу,
    То в сны мои летит ночами

    Напоминаньем о моем
    Сияющем и звонком счастье.
    Проснусь – и снова в горле ком:
    Жизнь пролетела в одночасье.

    Мой университет внутри
    Меня стоит несокрушимо
    В сиянье утренней зари —
    Моя счастливая вершина.

    Опора для моей стопы,
    Исток моей духовной силы,
    Меридиан моей судьбы,
    Возвышенный маяк России.

    У каждого своя стезя.
    А над моей сияет ярко —
    И погасить ее нельзя —
    Звезда над острым шпилем... Марка

    Высокая – на всей Земле,
    Во всей Вселенной не найдете
    Достойней школы – и в семье
    Ее посланцев, что в полете

    В космическую взмыли высь,
    Есть и журфаковец сегодня.
    Мы разлетелись, поднялись...
    Так вышло, так судьбе угодно,

    Что я под брендом МГУ,
    К высокой не стремясь карьере,
    Стране известна – и могу,
    Журфака оправдав доверье,

    Себя причислить без стыда,
    Ко всем, кто в жизни состоялся....
    Жаль, Стикса черная вода
    Иных взяла... Курс продержался

    Не слишком долго без потерь...
    Из близкиз мне ушли Раиска,
    Кравчук Наташка – и теперь
    Две даты в черной рамке, риска

    Меж ними – горестный итог...
    Но мы друзей не забываем...
    И ты, всемилостивый Бог,
    К которому в душе взываем,

    Воздай за дружбу этим двум
    И всем, что рядом с нами жили,
    Наполнив нам сердца и ум
    И с нами искренне дружили.

    Чаковской Кати больше нет
    И Миловановой... Алиев
    И Спирин с Левиным в рассвет
    Ушли и Генка Кулифеев...

    Храни, душа их голоса,
    Улыбки и простосердечье...
    Воздай, Господь, ребятам за
    Все их живое, человечье...

    Воздай Учителям, чей свет,
    В пространство мира отражаем
    Своей душою столько лет.
    И если голос возвышаем,

    В нем интонации звучат
    Татариновой и Кучборской...
    Ах, если б можно бы назад
    В ту осень, и в толпешке бойкой

    Подняться на амфитеатр —
    И ожидать с надеждой чуда...
    Увы... Но в памяти стоп-кадр...
    Моя душа взросла оттуда,

    От первых лекций, первых встреч
    У филиальского порога...
    Я все еще стремлюсь сберечь —
    И сберегу по воле Бога

    И вкус и дивный аромат
    Студенческой столичной жизни...
    Воспоминания томят,
    Казнят в печальной укоризне:

    На факультете так давно
    Я не была, не навещала...
    Утаскивает нас на дно
    Обыденное... Но с начала —

    И бесконечно предстают
    В мечтах и снах часы полета —
    И свет высокий в душу льют...
    И можно привести без счета

    Примеров, как меня потом
    В судьбе поддерживало мощно,
    Что я из МГУ... Диплом
    Был не «корочкою» модной,

    Надежным парусом, крылом...
    -- Из МГУ! – скажу начальству —
    Немедленно в ответ:
    -- Берем! ---
    Да, марка! Места нет бахвальству:

    Но с первых дней моей крутой,
    Длиною во всю жизнь, регаты
    Ни дня мне не сулил простой,
    И безработица, подкаты

    Злых ненавистников... Была
    Всегда – заведомо – над сплетней.
    И это свойство мне дала
    Впрок наша альма матер... Мне с ней

    За все, что по судьбе несу,
    Чем дорожу, не расплатиться.
    За состоявшуюся всю
    Мою судьбу... Могу гордиться....

    Жила несуетно... Меня
    Сегодня знает вся Россия.
    Начальство строгое, ценя,
    В утиль не списывает... СМИ я

    И вдоль и поперек прошла
    От венгеровской газетенки,
    Где первая моя была
    Заметочка на треть колонки

    Опубликована – и до
    Эфира Радио России.
    А я в нем дольше, чем хоть кто,
    Но в моде все еще и в силе.

    И я большой авторитет
    Для молодых теперь – мэтресса.
    Ко мне – начальства пиэтет
    И часто поминает пресса.

    И я теперь сама учу
    Студентов... Время для отдачи.
    Пришло... По тайному лучу
    Пересылаю им, а дальше

    К их будущим ученикам
    Те витамины взохновенья,
    Что мне навяливали там,
    В моей столице в дни ученья

    Великие профессора...
    Их эхом я звучу сегодня
    В аудитории... Пора
    Мне возвращать долги... Угодно

    Судьбе мне предоставить роль —
    И не подставлю режиссера.
    Всю пьесу поперек и вдоль,
    Порою в ходе форс-мажора,

    Так изучила, что теперь
    Без оговорок и запинок
    Исполню наизусть, поверь...
    Моих закрашенных сединок

    Не замечает молодежь —
    И мне, как равной поверяет
    Секреты... Словом, мир хорош.
    Он, как и прежде вдохновляет.

    А МГУ-шный идеал —
    И оселок высокой пробы —
    И знамя, чтоб не затихал
    Накал, нам данный в дни учебы...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[6 мая 2007 года  20:21:41]

;-)))

Время дорог

    Пойдем встречать рассвет,
    Мне ничего не страшно,
    Пусть мрак и пустота на улицах царят,
    Важнее дела нет,
    Забыв про день вчерашний,
    Смотреть, как в небесах рождается заря.

    Пойдем встречать рассвет,
    Мне ничего не нужно,
    Пускай проходят дни, недели и года.
    Зачем искать ответ,
    Где все навеки чуждо,
    Где наши имена исчезнут навсегда.

    Пойдем встречать рассвет,
    Мне ничего не мило,
    Среди кромешной тьмы я отыскал свой путь.
    И словно тяжкий бред
    Забудем все, что было,
    Из глубины веков вернемся как-нибудь.

    Пойдем встречать рассвет,
    Пусть на дворе ненастье,
    Мы тысячи невзгод сумеем превозмочь.
    Пойдем встречать рассвет,
    Ведь больше нету счастья —
    Смотреть, как светлый день одолевает ночь.

    Пойдем встречать рассвет...

Arlecchino |


[7 мая 2007 года  11:20:19]

Нелли Гришина

Сто тысяч раз

    Сто тысяч раз скажите мне: забудь.
    Он в твоей жизни никогда и не был.
    И, как всегда, я молча соглашусь:
    Не у меня его отняло небо.

    С другими был, а я его любила,
    Как одуванчик солнце любит в мае.
    На ваше «не было», я отвечаю: было.
    Но только я одна об этом знаю.

    Не говорите: прошлое безлико,
    И в прошлом жизнь искать совсем не надо.
    Мы были не на расстояньи крика,
    Мы были с ним на расстояньи взгляда.

    С закатом солнца я к нему вернусь,
    Мы вспомним с ним, что в этом мире были.
    Что нет его, сто тысяч раз мне пусть,
    Пусть скажут. Но мы были! Мы – любили!

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[7 мая 2007 года  12:16:52]

Нелли Гришина

Выбери меня

    Хвалился дядя: я могу
    Догнать оленя на бегу.
    И мухе попадаю в глаз,
    Стрелок я, парни, высший класс.

    Я сто кило беру на грудь,
    Могу подкову разогнуть.
    Душой и телом я здоров,
    Не посещаю докторов.

    Я – о-го-го, я – хоть куда!
    За наш народ я завсегда!
    А как люблю работу – страсть!
    Кайфую я от слова «власть»!

    Я – кот-Баюн, я – говорун,
    Я, чуть коснусь кредитных струн,
    И тут же мчатся на поклон
    Дельцы ко мне со всех сторон.

    Кто низко кланяться не смог,
    Тому пускай поможет бог.
    А кто мне ручку целовал,
    Тот, ясно дело, процветал.

    Моих достоинств – пруд пруди.
    Да и не вам меня судить!
    И трон не смейте отбирать,
    Я так люблю на троне спать.

    За неподобострастный взгляд —
    Куда Макар своих телят,
    Упечь могу вас без проблем.
    Рога я обломаю всем.

    Я — высший суд для вас, я – власть,
    Как в масле сыр, живу я всласть.
    Четыре б годика ещё,
    Чтоб вырос мой валютный счёт.

    Послушай, что скажу, народ.
    Запомнит пусть любой урод.
    Ты в курсе, я теперь какой?
    Богат и с длинною рукой.

    Команду слушай: всем молчать!
    А то придётся отвечать
    За нефильтрованный базар.
    Не ваше дело: крал, не крал!

    И свой не суйте всюду нос.
    Пусть не волнует вас вопрос,
    Кто, сколько и когда украл.
    Ша, мужики, я всё сказал!

    Я снова буду на коне.
    Пенсионеры верят мне,
    Проголосуют, как мне надо,
    А я им – шиш опять в награду.

    Скажу я им: озолочу,
    Расходы ваши оплачу.
    Мне не впервой народ дурить,
    Могу красиво говорить.

    Я – всем известный говорун,
    Я – старый, хитрый кот-Баюн.
    Ах, как люблю я слово «власть»,
    Ведь с ним рифмуется «украсть».

    Заткну за пояс супермена,
    Не стоит мне искать замену.
    А песнь любимая моя
    Вот эта: выбери меня!

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[7 мая 2007 года  13:43:41]

Нелли Гришина

Жар-птица

    Посмотри, твои руки пусты!
    Не сумел удержать и синицу.
    Ты, когда за собой жёг мосты,
    Упустил, не заметив, Жар-птицу.

    На руках позолота блестит,
    Что осталась от дней золотых.
    Ты надеешься, вновь прилетит
    В твою сеть обещаний пустых?

    Ты не веришь, ведь только была,
    Улетать никуда не хотела.
    Оглянулся, в лицо – взмах крыла.
    Убежала, ушла, улетела.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  02:05:02]

Лесси Мишина

Пастушка не справилась

    Кисть руки ты сжимала в кулак,
    Но судьбу, всё же, не удержала:
    Убежал от тебя старый хряк,
    И свинья от тебя убежала.

    А в ладони – лишь шерсти клочок,
    Из очей – сорок три водопада...
    Не мечтай, что залётный бычок,
    Приблудившись, вдруг вырастет в стадо.

    Ты не веришь, но лучше бы ты
    Стороной обходила животных,
    Рыб, рептилий, деревья, цветы,
    Плюс: стихи и всех птиц перелётных.

08.05.07

Лесси (Шуточка Базарова) | Тётково | Широкая


[8 мая 2007 года  13:12:49]

Нелли Гришина

Сниму порчу

    Сниму порчу и безбрачия венец,
    Всё, что приросло и прикипело.
    Я по этой порче – ас и спец:
    Я на ней уже собаку съела.

    Сделать стопроцентный приворот
    Дело двух минут: и всё – с патентом.
    Или – отворот наоборот
    И лечу с успехов импотентов.

    Мне болезни нервов – плюнуть раз,
    Станешь ты спокоен, как статУя.
    Приходи лечиться хоть сейчас,
    Я в соседнем доме практикую.

    Ауру латаю между делом.
    Штопаю или кладу заплаты.
    Примирю в два счёта душу с телом,
    Но за дополнительную плату.

    Если кто дитя принёс в подОле,
    Папу отыщу и жизнь налажу.
    И от головных избавлю болей,
    С чакрами могу работать даже.

    Биополе враз восстановлю,
    Уплотню или подправлю карму.
    Предскажу судьбу, сведу к нолю
    Неудачи и добавлю шарма.

    Бизнес направляю на успех,
    И алкоголизм лечу по фото.
    Позвонки вправляю, энурез
    Вылечить – пустяшная работа.

    Стопроцентный в сущности эффект
    Гарантировать могу в делах любовных.
    Пробуждаю спящий интеллект
    У Тельцов, у Рыб, Стрельцов и Овнов.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  14:55:26]

Нелли Гришина

Пародия на Пастушка не справилась Лесси Мишиной

    Не ради смысла иль корысти
    Она зарифмовала кисти.
    Не те, которые в цвету,
    А те, что из локтей растут.

    Чтоб не подумали двояко,
    Она зарифмовала хряка.
    Свин нынче часто на слуху
    И плюс – другую чепуху.

    Кистями ловит что-то баба,
    (Больна на голову не слабо).
    Возможно, тут виною глюки,
    И вместо рук у бабы крЮки.

    Быка обрисовала тушку,
    С ним рядом – некую пастушку.
    Того-сего намалевала,
    Стих вышел ровно на пол-балла.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  15:41:27]

Семен Венцимеров

Журфак-9-14. Послесловие к книге девятой

    Журфак-9-14. Послесловие к книге девятой

    Сверкал семестр и вот – погас
    Мы – «лесенкой» -- взошли на корку.
    С нее потащит дальше нас
    Сама учеба. ... Груз на холку

    Уже не будет так давить.
    Уже мы ко всему привыкли.
    И на зачетак нас ловить
    Не станут на незнанье... Циклы

    Учебные почти что все
    Мы выучили до средины
    И «васистдасом» с «кескесе»
    Овладеваем... Нас со льдины

    Теперь и ветром не сметет,
    Не сбросит штормовой волною.
    Еще один семеср пройдет,
    Потом еще, еще... Весною

    Для нас распустятся цветы,
    А осенью набухнут сливы...
    Сияют смелые мечты —
    И всех симфоний переливы

    Торжественно звенят -- мечтам
    Весомым аккомпанементом.
    Мчать за мечтою по пятам,
    Так славно быть в Москве студентом!

    Москва! Столица! Центр Земли!
    В ней и о ней моленье наше...
    Пред сущностью судьбы замри:
    Мы не смогли бы жить иначе.

    Нет выбора. Дается нам
    Такое счастье – альма-матер!
    Прижмем уста к ее стенам —
    И вот он впереди – экватор...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[8 мая 2007 года  15:52:58]

Нелли Гришина

Я обратно вернусь волчицей

    Когда день для меня исчезнет,
    Навсегда растворяясь в бездне,
    Когда всё для меня свершится,
    Я уйду и вернусь волчицей,

    За невинных, за убиенных
    Через огненную геенну,
    Через ад проползу кромешный,
    Я скажу: дай мне, Господи, грешной,

    Наказующей стать десницей.
    Я уйду и вернусь волчицей.
    Когда небо пошлёт грозу,
    Я им глотки перегрызу,

    Беспородным вонючим псам.
    Будет рад, кто подохнет сам.
    Когда свет расцветёт зари,
    Сгинут нелюди-упыри.

    Я приду из выси небесной,
    Я волчицей в ночи воскресну,
    Тварь дрожащую растерзаю,
    А потом в темноте растаю.

    По следам её красться буду,
    Я настигну её всюду.
    Острозубой сверкну пастью,
    Будет смерть упырю счастьем.

    Станет вечная жизнь пыткой.
    За исчезнувшие улыбки,
    За оборванный их полёт.
    Но душа в небесах живёт.

    Проведу по кругам ада,
    Стану огненным звездопадом
    Сгнившим заживо душам тварей.
    Я когтистой лапой ударю

    По их звероподобным мордам.
    Встанут тварей земных орды
    Силой тёмной, ощерив зубы.
    В небесах заиграют трубы.

    И на землю сойдёт Архангел.
    И вернётся зло бумерангом.
    Всем воздастся и всё свершится.
    Я за это буду молиться.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  17:38:05]

Нелли Гришина

И вновь

    И вновь победа зла очередная
    Рвёт чью-то жизнь, как тонкую бумагу.
    Короче шаг и мы всё ближе к краю,
    Осталось до него всего полшага.

    И рвётся свет оборванных созвездий
    На миллиарды крохотных осколков.
    Награда, что сменяется возмездьем,
    И правда, что в отрепьях кривотолков.

    Из мёртвой тьмы вдруг расцветает пламя,
    И пляшет отблеск на красивых лицах.
    Творец Великий да пребудет с нами
    И всё потом однажды повторится.

    Дитя, родившись, крохотной ладонью
    Твоей груди коснётся неумело.
    Что было раньше, до меня, я вспомню,
    Как женщина младенцу песню пела.

    И будем мы стоять у водопада,
    И радуга над нами – семицветьем.
    И разлучаться нам уже не надо,
    Нам жизнь дана и нам дано бессмертье.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  19:11:13]

Нелли Гришина

Ты мой

    Ты мой самый главный, ты мой самый важный,
    Ты мой самый нужный, с тобой мне не страшно.
    Ты разный и новый и всё-таки прежний.
    Ты самый надёжный, ты мой самый нежный.

    Простой и понятный и непостижимый,
    И за руки взявшись, по жизни бежим мы.
    Мы спаяны накрепко, неразделимы,
    Мы вместе должны пережить эту зиму.

    Ручьи сумасшедшие мчатся и плещут,
    И смотрит на нас кто-то мудрый и вещий.
    Друг друга в глазах-зеркалах отражаем,
    Ты любишь меня, я тебя обожаю.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[8 мая 2007 года  20:01:51]

Яна Зарембо

Сонет 68 В.Шекспира

    Времен изношенных он выражает сущность,
    Когда краса от красоты родилась,
    Пока не родилась ее подделки гнусность
    И в выраженье смысла жизни поселилась,
    Пока с умершей локон золотой,
    Могилы право, не состригли ловко,
    Чтоб над другою он завился головой,
    И тешилась им наглая воровка.
    Античности он выступил отсветом,
    Орнаментов ей лишних не добавил,
    Ее не красил он заемным цветом,
    Нарядов ей у прошлого не грабил.
    Природы сущность он вместил, и ей ему дано
    Псевдоискусству показать Искусство, бывшее давно.

Яна Зарембо | zerkalo5@narod.ru | Россия


[9 мая 2007 года  00:44:56]

Илья Гутковский

Подборка стихов Чайка-Робинзон

    Чайка-Робинзон

    Где громоздятся берега провисших скал,
    И Посейдон взбивает пенный омут,
    Прибоем, Одиссея дух витал,
    И тень Ясона разносили воды.

    Где ветра свист, как Прометея стон,
    Где царь Аид разит проклятьем тлена,
    Гнездо ночлега Чайка-Робинзон
    Нашла под сенью сумрака Селены.

    Где в молотах Гефеста кузня звезд,
    И Дионис вдыхает бодрым хмелем,
    Ютилась Чайка-Робинзон, Борея хвост,
    За крыльями воздушными лелея.

    Вольница

    Воскресай степное братство,
    воскресай,
    Загоняй коней ретивых, диким ветром,
    в дикий пляс,
    Хмель душистый лей на сердце,
    разливай,
    В добрый час, душа степная,
    в добрый час.

    Разлетайтесь путь-дороги кучей стрел,
    скорых стрел,
    Заряжай огнем свет-солнце, в вольну ширь
    заряжай,
    Обгоняй скакун проворный, свою тень,
    смуглу тень,
    В добрый край, душа степная,
    в добрый край.

    Весна-сестрица

    У сестры-весны распускаются
    Косы зелены, моложавые,
    У сестры-весны умываются
    Лужами дороженьки ржавые.
    Словно заливает соловушка
    В радости светила яичного,
    Теребит капелью на солнышке
    Душеньку сестрица тепличная.
    Озорных ручьев-перебежчиков
    Трескотня разносится по́ миру,
    Словно моя тяга беспечная,
    Что цветеньем сердца исполнена,
    Вместе со сестрицей, посыльною
    Желтоперых дней, ночек ласковых.
    Эх, весна, весна, блажь весенняя,
    Захлебнулся свет твоей краскою.

    Переверните небо

    Переверните небо,
    Чтоб черпать ладонями звезды,
    Как кристаллы замерзшего снега,
    Как проросшие инеем слезы.
    Я мечтатель, мне нужен воздух,
    Не оплеванный гарью серой,
    А прозрачный и светлый, как звезды
    На земле, искрящейся мелом.
    Чтобы в пальцах воспрянула яркость,
    Чтоб в ногах трепеталась легкость,
    Кто-то скажет – глупая радость,
    Но, а мне – сердца бездонность.
    Я хочу сверкать вместе с ними,
    Я желаю зрелищ, не хлеба,
    Гладя огнь их мерцающей гривы.
    Переверните небо.

    Значит, вечность моя задышала весной

    Если светел мой взор, если прост мой слог,
    Значит, вечность моя задышала весной,
    Если сердца рубин кровь елейную пьет,
    Значит, вечность моя задышала весной.
    Если востер мой слух, если разум пречист,
    Значит, вечность моя задышала весной,
    Если сито души, как нетронутый лист,
    Значит, вечность моя задышала весной.
    Если строен мой шаг, если верен мой путь,
    Значит, вечность моя задышала весной,
    Если в мире моем преисполнена суть,
    Значит, вечность моя задышала весной.
    Если в небе звезда златом славит любовь,
    Значит, вечность моя за весной влюблена,
    Если в вере моей меня ждет мой Господь,
    Значит, вечность мою окрестила весна.

    И я вернусь с крылатой колесницей весенних гимнов

    И я вернусь с крылатой колесницей
    Весенних гимнов, талою водой
    Я разольюсь по солнечным страницам
    Поэмы лета, чтобы быть с тобой
    Моя надежда, ветреная дева,
    Мое спасенье имя тебе дам,
    Забудем все, что было, это небо
    Отныне сердца любящего храм.
    Ничто не станет смутою пред нами,
    И смоет дождь слезой ручьев печаль,
    И обнаженный ледяными небесами
    Воскреснет в вере мой Святой Грааль.
    Сомкнуться бреги в мост благословенья,
    Протопчет землю истина пути,
    И я вернусь с крылатым провиденьем
    Весенних ветров, чтоб тебя найти
    Моя надежда, блудная невеста,
    Мое прощенье назову тебя,
    Пропой мне светом утреннюю мессу,
    Гранатом зорь день новый претворя.
    Летите ангелы навстречу откровеньям
    Души голодной до бурлящих нот
    Морей соленых, штормовых течений,
    Слепящих видов девственных свобод.
    Степенностью не дайте захлебнуться,
    И не жалейте таинств для мечты,
    Ведь я вернусь, я обещал вернуться
    В весенних маршах призраком воды.

    Серебро дождя

    Серебро дождя на мольберте окна,
    Водный хор муз небесного братства,
    Размельченная стужа сырого угля
    Облаков, мокротелая паства
    Луж стеклянных на стрелах размытых дорог,
    Колпаки громовых перекличек,
    Седовласостью скрученный воздуха смог,
    И сердечная клеть безразличья.
    Хмурь мирского холста, песни сорванных струн,
    В оцеплении насыпи бледной,
    Ночь крадется лисой, светлячков-звезд изюм
    Спрятан в ватные рукава бездны.
    Липнет сон на глаза, и дождливая дробь
    Все стучится погодным неврозом,
    Я стою у окна, я считаю до трех,
    И плююсь одичалостью в грозы,
    Облепившие сетью шипов небеса,
    Липнет дождь простыней, сон съедает глаза,
    Серебро застывает во взгляде кристаллом
    Мертвых улиц, усталых домов и кварталов.

    Отпускает ветер затрещины

    Отпускает ветер затрещины,
    Обривает щеки румянами,
    Хлад-морозец, луною просвеченный,
    Застывает одежей каляною.
    Заплетаются косами снежными
    Вдохи-выдохи зимнего говора,
    Заплывают белилами нежными
    Деревянных избушек коробы.
    Нарезного инея фрески
    Стелют окна фрактальной мозаикой,
    Завывают протяжною песней
    За калиткой метели развязные.
    Я забьюсь в теплый плед, словно дитятко,
    Опрокину головушку грузную,
    Положив себе бремя сытное
    Завещаньем дыхания южного.

    Солнца спелого яблоко

    Солнца спелого яблоко
    разгорается полднем
    лета пышного, лета знойного,
    на небес синих пашенке.
    Валит зелье цветочное
    с плеч дурманную голову,
    облаков гребни сочные
    в луже неба полощутся,
    размалеванной золотом.
    Пудра света осыпала
    сердцевину заросшую
    леса тучного, взбитого,
    продирающей свежестью
    хвойной окрошки.
    Солнца корж пропеченный
    хорохорится, тужится
    стоком огненным, кружится
    над землею запруженной
    желтокрылой пыльцой,
    лето, двери открой,
    на пороге стою я, твой суженный.

    Свет мой, Александрия

    Свет мой, Александрия,
    Вспыхни со мной жаждой прекрасной,
    Выйди ко мне, ливни косые
    Путь тебе выложат лентой атласной.

    Свет мой, Александрия,
    Вспомни молитву нежности легкой,
    Выйди ко мне, ветры босые
    Взгляд твой направят поступью ловкой.

    Свет мой, Александрия,
    Спой мне любовь созвучием тесным,
    Выйди ко мне, тени лесные
    Тебе подскажут, где мое сердце.

    Лилии губ твоих распускаются сахарной ватой

    Лилии губ твоих распускаются сахарной ватой,
    Колодцы глаз наполняются винным отваром,
    Милует слух течь соловьиной плеяды
    Голоса твоего.
    Истинно верую в жизни награду,
    Когда смотрю на создание нерукотворного чуда,
    Когда рукой провожу по чертам совершенства,
    Это ль не счастие, коего всюду
    Я отыскать порывался.
    Вот оно, в сердце,
    Вот оно, греется в теплом углу чувственных ласк,
    Вот оно, пышет зарницей доблестной страсти,
    Не повинуюсь себе я отныне, твой, лишь наказ
    Слышится, как приговор колдовского участья.

    Тайная вечеряя

    Пейте это вино, возьмите эти хлеба,
    Это тело мое, апостолы-братья,
    Сегодня случится беда.

    Иуда, готовь поцелуй,
    Иуда, делай, что должен,
    Голгофа уж жаждой крови
    И плоти невинной полна.

    Возьми же свое серебро,
    Отдай мне мой крест и гвозди,
    Вбивая их в тело мое,
    Грызи его мясо и кости
    Предательскими устами.

    Домой меня отпускаешь,
    Прощаю тебя, о, незрячий.

    И небо зайдется плачем,
    И рухнут о землю громы,
    Так выйдет Отче забрать
    Сочащие язвы мои.

    Но, истинно, свидимся снова,
    Чтоб словом моим благодать
    Нести вам по весям земли,
    Сияя Заветом Новым.

    Созревший плод

    Обозначен ли скорбью,
    Или радужным светом исполнен,
    Перекован ли страстью,
    Или сухостью бью себя в грудь,
    Я смотрю на себя постороннего,
    И я спокоен,
    Ибо это, не суть моего,
    Ибо это, лишь путь.

    Наречен ли апостолом,
    Или отступником веры,
    Облекаем в познание,
    Или пустому проник,
    Я смотрю через плоскости жизни
    Без граней и меры,
    В созерцании сердца,
    Которое цельность хранит.

    Разбуди меня поутру

    Разбуди меня поутру,
    С первым вздохом зари огнепалой,
    Когда вскроют свою наготу
    Переливы небесные храмов.

    Отведи меня молча к ручью,
    Смой сонливость хрустальною влагой,
    И я сердце свое отпущу,
    Кочевать по полям златоглавым.

    Воротится когда оно в дом,
    Приюти его сытным обедом,
    Разведи в камине огонь,
    И согрей теплотою беседы.

    Песня казака

    День пройдет, и то, славненько,
    Ночка пролетит, и хорошо,
    Я приду к моей маленькой
    Со распахнутой душой.

    Саблю зачехлю и на́ стену,
    С сапога осядет пыль,
    Посмотрю в глаза ясные,
    Сказка ль это, али быль.

    На столе хлеб-соль румянится,
    Теплая постель в углу,
    Мне ль от жизни щедрой маяться
    На пригожем берегу.

    Эх, судьба, лети реченькой,
    Напои моих братьёв,
    Утопи врагов отмеченных,
    А казака нашла любовь.

    Голгофа

    Там где ангел спустился с небес,
    С белоснежным крылом-самолетом,
    Над землей он возвел себе крест,
    Искушая кровью народы.
    А она прозрачней воды,
    В ранах билась чистым ключом,
    И дожди смывали следы
    Под распятьем, сбиваясь на гром.
    И кричало сердце его,
    И взывало имя Отца,
    Но, лишь грешник, просил за него,
    Полный света глаз мудреца.
    Там где ангел роняет слезу,
    Плач Голгофы слышен в дверях,
    На пороге, Богом разут,
    Ветер носит солнечный прах.

    Зеленоглавых сосен частокол

    Зеленоглавых сосен частокол
    Волною чистой свежести мне шепчет,
    Пройдись по моим стежкам вековечным,
    Где воцарился солнечный престол
    Дневного действа, во хмелю цветущем,
    В распеве заливающихся птиц,
    Где преломляется душой небесный ситц,
    И бьется сердце ветром вездесущим.
    Мне здесь приветлив каждый сладкий вздох,
    Что мироточит грудью полноводной,
    И обступает дикая свобода,
    Маняще зазывая в свой чертог.

    Нанизывают гроздьями дождя

    Нанизывают гроздьями дождя
    Испарину небесные каналы,
    По толстобрюхой смуглости скользя,
    Сливают наземь влажную усталость.

    Строеньем облачным ползет небесный стан,
    Гонимый рыком грома ломового,
    Слезятся локоны кудрявых икебан
    Прожженных туч и воздуха дневного.

    И взвеется озябший дух воды
    По всем окрестным взгорьям и ложбинам,
    Протяжной тенью небо заследив,
    Под россыпь легковесности дождливой.

    Разлетелась весточка в округе

    Разлетелась весточка в округе,
    Соловьиной песней по ветвям,
    Прокатился ароматной вьюгой,
    Изумрудных крон цветной дурман.
    Всколыхнул настил камыш упругий,
    Пробудился топкий мир болот,
    Солнце вдалось в сеть лесной дороги,
    Орошая сласть медовых сот.
    Полевой чертог лоснится златом,
    Облака кудрявятся вдали.
    “Мы богаты… как же мы богаты”,
    Рвется сердце в тесноте своей груди.

    Все как прежде

    Все как прежде,
    машин перебег за окном,
    нагоняя циклон размышлений,
    в ритуальный процесс,
    перед облачным сном,
    день к закату клонит постепенно.
    Все как надобно,
    шагом крадется луна
    по перине ночного убранства,
    свежий воздух глотком затяжным,
    вязь вина,
    оплетает хандру постоянства.
    Все как издавна,
    издали видели мы,
    покидая сегодня с капризом.
    На дороге опять
    пляшут грустно огни,
    растекаясь мечтой по карнизу.

    Кони

    Ах, вы кони мои распригожие,
    Кони резвые, кони дерзкие,
    Натяну задорные вожжи,
    И пущусь, словно вихрь по пролескам
    В дикий пляс за попутным ветринушкой,
    Быстрокрылым весельем, да радостью,
    С мигом солнечным, с прытью в кровинушке,
    Без помех, без преград, без усталости.

    Оскал рубиновый заката

    Оскал рубиновый заката
    Зардел над мглой морской гряды,
    Хотел я день и ночь сосватать
    Чтобы с тобою быть, увы,
    Ты с первой звездочкой растаешь,
    Оставив мне ночную грусть,
    Все исчезаешь, исчезаешь,
    Когда, лишь страсть воздела грудь,
    И ложе знойное готово,
    Разостлано желаньем душ,
    Но исчезаешь, снова, снова,
    Мотивами дурацких нужд.
    Оскал рубиновый угаснет,
    Сойдет ночное бремя сна,
    Где я так счастлив и несчастлив,
    Ведь ты со мной и нет тебя.

    Как приятен у камина, треск поленьев, крас углей

    Как приятен у камина,
    треск поленьев, крас углей,
    пламень золотоигривый,
    Когда вечер гуталином
    тьмы густой стучится в дверь.

    Обрамляет теплотою
    стен окаменелый дух
    жар огня, скользну ладонью
    по его искрящей кровле,
    смолкнет часом все вокруг.

    И останутся, лишь двое
    в этом мире, я и он.
    Тот кто сердца ждал покоя
    подпалит истомным зноем
    дня усталый небосклон.

    По инерции время катится

    По инерции время катится,
    В воду канет едва ли заметное,
    Моментальное, вечным хватится,
    Пожиная плоды многолетнего.

    От кичливого до посмешного,
    Пробежавшись полоской изрезанной,
    По разбойничьи вспомнит грешное,
    И, дай Бог, простит бесполезное.

    Затвердеют смятенья бывалые,
    Оттрубят стремления пылкие,
    И останется только малое,
    А от малого, до великого…

    Змеиный яд — в орлиный клюв, и с богом

    Вобравши случаем орлиную свободу,
    Влачусь опять склоненною змеей,
    По лабиринтам повседневных кодов,
    По узилищам терны бытовой.

    В унылом жанре вечных расписаний,
    В минорном игрище непреходящих тяжб,
    В коловращении бессрочных состояний,
    Так просится неистовый пассаж.

    Неисполнимая охота мчит за мною,
    Настырным вожделеньем наводя,
    Размерность вздернуть ветреной петлею,
    И подковать шального скакуна.

    Змеиный яд — в орлиный клюв, и, с богом.
    Над скалами раздастся моя песнь,
    Созвучным эхом, всем мирским дорогам,
    С пристрастьем на бродяжничаю честь.

    Морская песнь

    Перст провидения час улучит,
    В коем отбросим швартовы к нечистой,
    Вскинем ветрила за Эос лучистой,
    Трюмы сполна и в сольну́ю пучину.

    В хляби рифленой морского творца,
    Волны срубая, пробьем горизонт,
    Курсом открытым нордовых звезд,
    Крепкой кормой, вослед беглецам.

    Шлейфом полнощным отринем шторма́,
    Лютых обставив проворным узлом.
    Гладь распростертая — отчий мой дом,
    Шири лазурь — отрада жена.

    Блудная тень прошлого лета

    Блудная тень прошлого лета
    Носит прощанье,
    Рьяно дрожа милым секретом,
    Кадров сакральных.
    Крепкой десницей бережно ловит
    Лики истекшего,
    Знай моя дальняя, время все помнит,
    В сердце утешном.
    Глаз благодарных не скинуть в забвенье.
    Подлинно знаю.
    Взора безбрежье не высушить тлением.
    Правда родная.
    Истово ширится мера контрастов
    Яви и были.
    В зимней сторожке, завтра угасло.
    С летом остыло.

    Пилигрим

    Сумасбродная блудница,
    Моя тропка средь трясин,
    Ты куда ведешь сестрица?
    Под знаменами осин,
    Под распаханной землицей
    С трудолюбцем ветерком,
    От границы до границы,
    Рея ливнем-босяком,
    На простецкое убранство,
    Пилигрима пут лесных.
    Дай же, право, мне добраться,
    Без подвохов ков твоих,
    До искомой, до сторонки,
    Что отмечена душой.
    Соловей, что скажешь, звонкий,
    “Я с тобой, с тобой, с тобой…”

    Танки после заката

    ***
    Шаль звездных осколков
    Ночь немая сестра
    Мне хорошо с тобой
    Слиться в одном мгновенье
    Давай прогоним рассвет

    ***
    Месяц бледный склонился
    Вздрогнули волны как струны
    Мирно сижу на песке я
    Ветер вдыхая морской
    Счастья другого не надо

    ***
    Нежно мерцают звезды
    Небо крупой осыпав
    Кто потушить посмеет
    Эти свечи вселенной
    Вечность живет над нами

    ***
    Веки прикрыв устало
    Сном безмятежным забывшись
    Вспомни ночного гостя
    В сердце несущем разлуку
    Слез не жалей он услышит

Илья Гутковский | gut_zone@home.tula.net | Тула | Россия


[9 мая 2007 года  03:19:34]

Сниму порчу, полная версия

Поэтесса по непонятным причинам опустила концовку к Сниму порчу ( см.: 8 мая 2007 года 13:12:49 )

    ........
    Оживить могу столетний прах!
    (нахваталась знаний понемножку)
    Жаль лишь, что хромаю я в стихах —
    Я на них не съела даже кошку.

    Клаузулы путаю подчас...
    Не дружу с хореем пятистопным:
    Лишняя стопа в который раз
    В строчку просочилась расторопно..

    Критикам порву на ветошь рот!
    Пусть мой стих – ценою в четверть балла,
    Я ценю его на "восемьсот"!
    И на все каноны я плевала.

Лесси | Тётково | Поищи на глобусе


[9 мая 2007 года  06:34:47]

Нелли Гришина

Для Лесси, не путать с Нэсси

    Это что за зверь такой
    Появился над рекой?
    Не ошиблась если,
    Это снова Лэсси.

    Кто тут путает хорей,
    Объясните мне скорей,
    С ямбом (это ж детский сад)?
    Это Лэсси наугад

    Слово ищет для рифмовки.
    И не шейте мне концовки.
    И добавлю напоследок:
    Я пишу и так и эдак.

    Как хочу пишу я, Лэсси,
    Ты, подруга, пишешь если,
    Мысль вставляй в свою стихиру.
    И иди, подруга, с миром.

    P.S. Ямб, хорей – какая драма!
    Девонька, тебе бы замуж.
    Ты связалась в этот раз
    Зря со мною: я бью в глаз.

    Чтоб не портить шкурку, ясно?
    Бочку катишь ты напрасно.
    Я желаю тебе, чтобы
    В мир смотрела ты без злобы!

    (А какие у меня баллы, можешь посмотреть на Литсовете и Стихи. Ру. Адреса захочешь – найдёшь)

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[9 мая 2007 года  23:57:19]

Семен Венцимеров

Журфак-10-14.Послесловие к книге десятой.

    Ах, лето – чудная пора.
    Не отдохнуть ли друг от друга,
    Учители, профессора?
    Кого – Донбасс, Кого – Калуга,

    Кого зовет Улан-Удэ...
    Мы покидаем ненадолго
    Те комнатенки в зоне «Д»,
    В которых по веленью долга

    Так трудно строили себя...
    Сияет солнце над столицей,
    Нас озаряя и слепя...
    В толпе стоглавой и столицей

    Выкатываемся на свет...
    Рокочут аэровокзалы...
    -- Пока, Москва! Страна, привет!
    Нам альма матер приказала

    Себя достойно проявить
    И всей стране без промедленья
    Свои таланты предъявить
    Совместно с качеством ученья...

    В азарт впадаем, как в недуг.
    Клянемся, что не оплошаем...
    Удачи, мой веселый друг.
    Мы улетаем, уезжаем...

    А любопытная страна
    Сейчас произнесет впервые
    С надеждой наши имена...
    Талантливые, молодые —

    Еще в нас знания свежи
    И высоки ориентиры —
    Не гипсовые муляжи
    С собой в дорогу прихватили,

    А свет возвышенных идей,
    Чтоб ими напитать творенья
    И донести до всех людей
    Духовное – в благоговенье...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[10 мая 2007 года  02:32:02]

Незабвенной Нелли посвящается :)))))))

В ответ на её шедевр от 9 мая 2007 года 06:34:47

    Мадам, мало смысла в заносчивых жестах,
    Пусть Бог Вас обидел, – не стоит брюзжать.
    Вы даже в своих неуклюжих наездах
    Не можете ритм стихотворный держать.

    Пытаетесь бойко сваять эпиграмму,
    Но плод Ваших тщаний скандально червив:
    Позорно рифмуете "замуж" и "драму"!
    А прочие фразы – сплошной примитив.

    Что ль, пару винтов не додали к комплекту?
    Иль в детстве Вы ели одни сухари?
    По возрасту – бабушка... По интеллекту —
    Трухлявое чучело с ватой внутри.

    Мадам, согласитесь: Вы мыслите узко —
    Совет "выйти замуж" слегка глуповат.
    Щадите мозги, им вредна перегрузка! —
    Ведь я, десять лет как, удачно женат.
    :)))))

ссылаться на стихи.ру просто стыдно. Это уже давно - просто дремучее логово всяких Ленусиков и Светиков, которые пишут муру, и друг друга хвалят.

Лесси | Тётково | Поищи на глобусе


[10 мая 2007 года  05:38:45]

Олег Есин

Старой собаке не быть гончим псом.

    Старой собаке не быть гончим псом,
    В гоне не вырвется, радость из пасти,
    Рык не встревожит на пашне ворон,
    Хвост не приманит, всех сук пестрой масти.
    Клык не вопьется в того, кто бежит,
    Пену роняя на траву, как лошадь,
    Сердце не будет по ребрам стучать,
    Это товарищ, последняя осень.
    Грусть убери, и зверей, помяни,
    Тех, что порвал на опушке ты в клочья,
    Силы свои пред прыжко собери,
    В Вечность, которую мысленно просишь!

Олег Есин | Воронеж | Россия


[10 мая 2007 года  05:40:14]

Олег Есин

Буратино не дурак, да и вовсе не простак/

    Буратино не дурак, да и вовсе не простак,
    Как мы в книге прочитали, да и думали не так,
    С родословной от полена, с деревянной головой,
    Все подумали, тупой!
    Нет, ошиблись и попали все в просак.
    Не иметь образованья и поддержки от семьи,
    Обвести всех вокруг пальца и свой бизнес завести,
    Ни один дурак не сможет, Буратино не простак!
    И конечно не дурак!

Олег Есин | Воронеж | Россия


[10 мая 2007 года  06:55:42]

Нелли Гришина

Для Лесси, который оказался не Она, а Он!

    Я лажанулась круто, мамочки,
    Считая Лесси некой дамочкой.
    Здесь парень, чем-то озабочен
    И я жалею его очень.

    Сказала я про импотентов,
    (Что стало отправным моментом
    Его шизоидной агрессии).
    Но ведь считала дамой Лесси я.

    Но стоит так, дружок, корячиться.
    (Жена, видать, подругам плачется?),
    Болезнь подвластна эскулапам.
    Положишь денежку им в лапу

    И станешь выходить на улицу
    Не как заносчивая курица,
    А так, как ходят петухи.
    А всё грехи, мой друг, грехи…

    Он открывает снова книжицу
    И мне опять читает ижицу.
    Бежит по строчкам с сантиметром,
    Изобразить пытаясь мэтра.

    Не стоит так уж сильно тужиться,
    Случится от натуги лужица.
    (Как мужики порой звереют,
    Освоив ямбы и хореи).

    И смотрят как-то странновато
    На дам других не их формата.
    И, алфавит освоив с буквами,
    Становятся презлыми буками.

    И свирепеют, словно дамочки,
    Что не вмещается в их рамочки
    Не их формата чьё-то кредо.
    Мужчинам хочется победы.

    Мужчины грезят об Олимпе,
    Чтоб флаг в их честь и в руки вымпел.
    Мужчинам хочется успеха,
    Мужчинам вовсе не до смеха.

    Они доходят вплоть до Склифа,
    Пытаясь путь пройти Сизифа.
    И катят в гору каменюку,
    Задействовав все ноги, руки.

    Весна, период обострения,
    И не приносят облегчения
    Цветы сирени, земляники
    Мужчине Лесси с женским ником.

    (Да, парень, с нервами тебе что-то нужно делать и срочно. Чревато последствиями. Я обожаю остроумных добрых, талантливых людей, а когда из человека прёт агрессия, я обычно обхожу его стороной. Я в самом деле думала, что Лесси – это скандальная экзальтированная дамочка, а тут – мужчина, хотя это сейчас модно, менять одежду или ориентацию сексуальную. Мне смешно, честное слово, но давай уж вести дуэль в реальном времени, а то тугодумы вроде тебя для меня скучны.) И Стихиру обижать не надо, там просто невозможно вывалять другого человека в кем-то вроде тебя накопленном внутри себя дерьме: это запрещено уставом. А здесь ты, я вижу, можешь это сделать и делаешь с ущербным удовольствием.

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[10 мая 2007 года  14:49:54]

Дмитрий Кедрин

Кофейня

    У поэтов есть такой обычай-
    В круг сойдясь, оплёвывать друг друга.
    Магомед, в Омара пальцем тыча,
    Лил ушатом на беднягу ругань.

    Он в сердцах порвал на нём сорочку
    И визжал в лицо, от злобы пьяный:
    "Ты украл пятнадцатую строчку,
    Низкий вор, из моего "Дивана"!

    За твоими подлыми следами
    Кто пойдёт из думающих здраво?"
    Старики качали бородами,
    Молодые говорили: "Браво!"

    А Омар плевал в него с порога
    И шипел: "Презренная бездарность!
    Да минет тебя любовь пророка
    Или падишаха благодарность!

    Ты бесплоден! Ты молчишь годами!
    Быть певцом ты не имеешь права!"
    Старики кивали бородами,
    Молодые говорили:"Браво!"

    Только некто пил свой кофе молча,
    А потом сказал: "Аллаха ради!
    Для чего пролито столько жёлчи?"
    Это был блистательный Саади.

    И минуло время. Их обоих
    Завалил холодный снег забвенья.
    Стал Саади золотой трубою,
    И Саади слушала кофейня.

    Как ароматические травы,
    Слово пахло мёдом и плодами,
    Юноши не говорили:"Браво!"
    Старцы не кивали бородами.

    Он заворожил их песней птичьей,
    Песней жаворонка в росах луга...
    У поэтов есть такой обычай-
    В круг сойдясь, оплёвывать друг друга.

Кайса |


[10 мая 2007 года  14:53:33]

;-)))

* * *

    Гм,
    море крови,
    горы трупов...
    :-(
    и ничего веселого... :-(

Arlecchino |


[10 мая 2007 года  15:51:34]

;-)))

* * *

    "Да, парень, ... "

    [10 мая 2007 года 06:55:42]
    _________________________
    Сдается мне, Нелли, что "парню" этому,
    стиляге и знаменитому камасутристу
    лет шестьдесят...
    Нетрудно догадаться, кто это.
    ;-)

Arlecchino |


[10 мая 2007 года  16:33:24]

Семен Венцимеров

Журфак-11-1. Предисловие к книге одиннадцатой

    Журфак-11-1. Предисловие к книге одиннадцатой

    Ну, с Богом! Воссиять велят
    На практике... Твори, писака!
    Страна прищуривает взгляд:
    -- Какие вы, сыны журфака? —

    Мы разные на все лады.
    Кто мягкий, сладкий точно персик,
    Кто острый, жгучий – жди беды —
    Рисковый, словно красный перчик.

    Такие и нужны стране —
    Любого сорта и масштаба.
    Да только в подлинной цене
    Лишь честные... Душой не слабы,

    На риск готовы и на боль.
    У нас – великие предтечи.
    И мы исполним с честью роль
    В той ипостаси человечьей,

    Которая избрала нас
    Для исполненья Божьих планов.
    Мы – творческий рабочий класс —
    И ненавидим всех тиранов

    С любой окраской... Мерзкий культ
    Партийных «личностей» нам тошен.
    Мы завершили третий курс,
    Подпитываясь всем хорошим,

    Что искренне профессора
    Передавали по наследству.
    Теперь нам отдавать пора
    На практике... Крутому средству

    Тому взаправду нет цены
    При подготовке журналистов.
    Сто книг прочтя, теперь должны
    Неумолимо бросить вызов

    Известным рыцарям пера,
    Акулам радиоэфира,
    Китам экрана... Всем пора
    Понять: трепещущая лира

    Не киксанет у нас в руках...
    Держитесь, зубры репортажа!
    Хана всем вашим штампам, крах,
    Протухшая бодяга, лажа!

    Мы вам покажем, как писать
    Положено в двадцатом веке,
    Что говорить и как снимать —
    Уймитесь, скучные калеки.

    Теперь вам можно на покой,
    Раз мы в редакции приходим.
    Прочь, с вашей тусклой чепухой!
    С приходом нашим – непригоден

    Стал весь ваш опыт, устарел...
    Мы – свежий ветер, мы – отвага
    В решении назревших дел,
    Послы московского журфака...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[11 мая 2007 года  00:07:21]

Семен Венцимеров

Журфак-11-14. Послесловие к книге одиннадцатой

    Итак, мы практику прошли!
    Свершилось – побывали в деле.
    Все трудности превозмогли —
    И сотворили, что хотели,

    Умножив творческий багаж
    С неслабым стрессом чутким нервам.
    А искрометный репортаж
    Объявлен даже был шедевром.

    И даже в чем-то удалось
    Редакционным ветеранам,
    Что лепят штампы вкривь и вкось,
    Дать фору... Правда, было б странным,

    Когда бы вытолкать в утиль
    Нам удалось за этот месяц...
    Но мы оттачивали стиль.
    И те, кто нас читал, заметят,

    Кто на экране нас смотрел
    И слушал в радиоэфире,
    Заметят: явно поскучнел
    Без нас их город в три, в четыре

    А кое-где и в десять раз:
    Газеты стали пресноваты,
    В эфире нехватает нас...
    Лишь эха гулкие раскаты

    Хранят московский говорок...
    Мы нашу карту разыграли,
    Потом шагнули за порог,
    Чтоб ностальгично вспоминали

    Всеместно одаренных нас,
    -- Вы помните, что был здесь летом?... —
    Детализируя рассказ,
    Слегка присочинят при этом,

    Кто в эту сторону, кто в ту,
    Что нас отныне не встревожит —
    Мы взяли эту высоту...
    А впереди у нас, быть может,

    Наш вдохновенный Эверест
    И многие иные пики
    Уже вдали от этих мест,
    Где мы взлетели... Не из книги

    Тепеь мы знаем, как она
    Ответственна, работа наша.
    А нас заметила страна
    И продолженья репортажа

    Ждет с нетерпеньем... Мы еще
    Подучимся, себя покажем.
    На чем и строится расчет
    Страны. Ей нужно репортажем

    Сенсационным угождать
    Сегодня, завтра – и вседневно.
    Чуток ей нужно подождать...
    Мы соглашаемся: плачевна

    Картина и в центральных СМИ,
    Тем более – в провинциальных...
    Но мы на старте – ты прими
    Нас во вниманье – эпохальных

    Недолго остается ждать
    Стране программ и репортажей...
    Готовься, Родина, воздать
    Признанием работе нашей!

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США


[11 мая 2007 года  05:25:02]

Дэнни

* * *

    Когда сомкну глаза,
    Закроют крышку гроба,

    Признаюсь я тогда,
    Каким я был убогим.

    И попрошу Творца,
    Ты подожди немного.

    Не одевай венца,
    А покажи дорогу.

    Ты покажи мне путь,
    Не тот, что Я прошел,

    А тот, что был предчертан,
    А тот, что к счастью вел.

    Ты покажи мне путь,
    Ты покажи дорогу...

Дэнни | isemskow@rambler.ru | Москва | Россия


[11 мая 2007 года  05:32:53]

Дэнни

* * *

    он назовет тебя любимой,
    и будет
    для тебя
    стихи писать,
    он назовет тебя красивой,
    и будет только
    о тебе
    мечтать.
    до губ дотронется губами,
    и до сосков дотронется рукой,
    и будет вожделеть
    тебя глазами,
    И счастлив будет
    от того,
    что он с тобой.

Дэнни | isemskow@rambler.ru | Москва | Россия


[11 мая 2007 года  05:36:01]

Дэнни

* * *

    Когда раввинов убивали,
    Когда насиловали вдов,
    Когда детей в огонь кидали,
    ГДЕ БЫЛ ВАШ БОГ?

    И черносотенцы кричали —
    Спасай Россию!
    Бей жидов!
    А вы все тору изучали,
    ГДЕ БЫЛ ВАШ БОГ?

    Когда лакеи зализали
    Германский кирзовый сапог,
    Скажите мне евреи,
    ГДЕ БЫЛ ТОГДА ВАШ БОГ?

Дэнни | isemskow@rambler.ru | Москва | Россия


[11 мая 2007 года  05:39:13]

Дэнни

* * *

    ты помнишь жаркий знойный май,
    и купола Кремля, и шумный гул Арбата?
    и речь чужую, словно лай,
    у вечного огня у неизвестного солдата?

    а помнишь, как цыганка нам гадала?
    и деньги не взяла,
    она тогда врала,
    что ты моя судьба,
    что я талант,
    она тогда сказала,

    что ждет меня большой успех,
    а ты детей мне нарожаешь,
    что деньги брать с меня — великий грех
    а, если будешь ты умна,
    меня не потеряешь.

    В тот вечер я узнал,
    что ты меня ревнуешь,
    А ты сказала — влюблена,
    А ты сказала, что тоскуешь.

Дэнни | isemskow@rambler.ru | Москва | Россия


[11 мая 2007 года  05:47:45]

Олег Есин

В саду нам пели соловьи.

    С тобой гуляли до утра,
    И сенокосная пора,
    Дарила, запах лета!
    Кукушка, куковала где-то.

    В саду, нам пели соловьи,
    Закрыв глаза, от упоенья,
    Конечно, пели о любви,
    Все им внимали с восхищеньем!

    Луна, заслушалась на небе,
    А облака, уплыли прочь!
    Как хорошо, на этом свете,
    Гулять, с любимою всю ночь!

Олег Есин | Воронеж | Россия


[11 мая 2007 года  05:49:07]

Олег Есин

Откуда ты прелестное созданье?

    Откуда ты прелестное созданье?
    Садись со мной, налью тебе вина,
    И в этом не твоя вина,
    Что ты скитаешься по свету.
    Тебя все гонят, надежды паруса.
    Не заблуждайся, по миру больше
    не скитайся.
    Остановись, живи на месте,
    Где родилась и где росла.
    Ты лучше жизни не найдешь,
    И попусту здоровье потеряешь.
    Ты не согласна? Нет?
    Ну ладно, когда поймешь,
    Что никому ты не нужна.
    В полете крылья поломаешь,
    И упадешь, как до тебя,
    Прелестные созданья без ума,
    С небес попадали на землю.
    А может я не прав? Тебе видней!
    Тогда лети, но будь поосторожней!
    В полете крылья не теряй,
    И обо мне не забывай,
    Кто знает? Может и вернешься!

Олег Есин | Воронеж | Россия


[11 мая 2007 года  05:49:39]

Олег Есин

Свеча.

    Свеча горела не коптила.
    Она сияньем говорила,
    Не все потеряно поверь,
    И если хочешь, то проверь,
    Когда горю, несу я свет,
    А значит пользу, а не вред.
    Бери пример с меня, и не копти,
    А чистым пламенем гори!

Олег Есин | Воронеж | Россия


[11 мая 2007 года  07:27:14]

Нелли Гришина

* * *

    Он широко шагал, всех удивляя в мире,
    Был шаг его велик и величав был взгляд.
    Он глубоко вздохнул и сделал шаг пошире,
    Но треснули штаны и оголился зад.

    Но собственного он не замечал конфуза,
    И на трибуну лез, сжимая микрофон.
    Прикрыв рукою рот, смеялась тихо Муза
    И суть его была видна со всех сторон.

    Рукоплескал народ трибунному паяцу
    И хохотал до слёз, схватившись за живот.
    Он речь произносил, внизу болтались …ца,
    В конвульсиях почти смеющийся народ.

    Он широко шагал…

    (Под женским именем скрывается он, она или оно – это выбор данного индивидуума. Я свободна от комплексов, я не пытаюсь предстать длинноногой блондинкой, я – не просто бабушка, а трижды бабушка, у меня трое прекрасных, любящих меня детей, у меня есть мой самый верный и преданный друг – мой муж. И я не привыкла к оскорблениям, я могу вести спор, но конкретно по делу, не переходя на личности. То, что было написано Лесси, в морально-этические рамки не вкладывается. Я стала писать стихи в 46 лет, когда вырастила детей и мне не стыдно ни за одну мной написанную строку. И для меня решающим является моё мнение и моя оценка себя или другого человека.)

Нелли | grishina@032.ru | Дятьково | Россия


[11 мая 2007 года  10:07:56]

Олег Гаврилюк

Давно умолк последний выстрел

    Давно умолк последний выстрел
    Далеких лет сороковых,
    Летят года безумно быстро,
    Все меньше строй солдат живых,
    Земной поклон за наши жизни
    От всех кто после мирно жил,
    Кто защищал свою отчизну
    В потомках вечность заслужил.

Олег | info@gavriluk.com.ua | Киев | Украина


[11 мая 2007 года  10:08:41]

Олег Гаврилюк

6-ой десяток

    Ты так стройна, красива, молода,
    А мне, увы, уже шестой десяток.
    Несутся, как безумные, года,
    На теле оставляя отпечаток.
    Несутся, как безумные, года,
    Жизнь вырвалась из замкнутого круга.
    Любимая, ах как ты молода,
    Ах как мы поздно встретили друг друга.
    Любимая, ах, как ты молода,
    Дышу одной тобой, твоей улыбкой,
    Себе не веря, что ты шепчешь *да*,
    Боюсь, чтоб это не было ошибкой.
    Себе не веря, что ты шепчешь *да*,
    Хочу с тобою просыпаться рядом,
    Хочу не расставаться никогда,
    Друг друга нежить обнаженным взглядом,
    Хочу не расставаться никогда,
    Любить тебя и снова быть любимым,
    Одну тебя любить и навсегда.
    Ах, как же это мне необходимо.
    Одну тебя любить и навсегда
    В судьбе твоей оставить отпечаток.
    Ты так стройна, красива, молода,
    И мне еще всего шестой десяток.

Олег | info@gavriluk.com.ua | Киев | Украина


[11 мая 2007 года  10:09:15]

Олег Гаврилюк

О, Боже, как ты хороша.

    О, Боже, как ты хороша,
    Твоя улыбка, свежесть тела,
    И как грешна твоя душа,
    Твоим проступкам нет предела.
    Грешишь неистово в ночи,
    С утра становишься святою,
    Игрою мучаешь мужчин,
    Не знающих, чего ты стоишь.
    Себя замучивши собой,
    Себе же ищешь оправданье.
    Но лишь очередной ковбой
    Твое нарушит ожиданье.
    Ты, как красивый паучок,
    Свою распустишь паутину,
    В которой этот дурачок
    Как сотни предыдущих сгинет.

Олег | info@gavriluk.com.ua | Киев | Украина


[11 мая 2007 года  10:10:00]

Олег Гаврилюк

23ч.30 мин.-00 ч. 05 мин.

    Ночь играет златом в небесах,
    Мы лежим с тобой в одной постели,
    Порвана резинка на трусах,
    Это мы друг друга так хотели.
    Так хотели, что свихнулся мир
    В искушении сладострастной плоти.
    Ты в постели неземной кумир,
    Что рвет связки на последней ноте.
    Ты в постели сумасшедший зверь,
    Зверь, что лижет, когти выпуская.
    Хочешь — верь мне, хочешь — мне не верь,
    Зверь, что раздирает и ласкает.
    Хочешь — верь, а хочешь — и не верь,
    Только мы уже с другого мира:
    Я тебе в него открою дверь,
    Сотворивши песню для кумира.
    Чтобы пела ты ее в ночи,
    Разрывая в клочья мое тело,
    Чтобы я молил тебя, молчи,
    Чтобы ты молчать не захотела,
    Чтобы златом усмехалась ночь
    Рваными трусами на постели,
    Чтобы мне никто не мог помочь,
    Чтобы мы друг друга так хотели.

Олег | info@gavriluk.com.ua | Киев | Украина


[11 мая 2007 года  10:21:04]

Я - твое проклятье

    Я — твое проклятье,
    снюсь тебе ночами.
    Вспоминаешь часто,
    как с тобой молчали.
    Вдоль по краю света,
    набережной долгой,
    мы с тобой гуляли.
    После письма комкал.
    В гневе рвал и комкал,
    поджигал и плакал.
    Знал, что не забудешь,
    тихо верил знакам.
    До сих пор не знаешь,
    где я в рваном платье.
    По ночам рыдаешь.
    Я — твое проклятье.

Элла Сердцеедка | nefffersha77@mail.ru | Москва |


[11 мая 2007 года  10:24:34]

* * *

    Посвящу тебе сердце,
    для тебя оно бьется
    долго, муторно, сладко
    и несколько лет.
    Отдаю без возврата:
    слушай, как оно рвется,
    жмется, плачет... храни его
    Забираешь? Бери навсегда.

Элла Сердцеедка | nefffersha77@mail.ru | Москва |


[11 мая 2007 года  10:31:51]

Семен Венцимеров

Журфак-12-1. Предисловие к книге двенадцатой

    И вновь Москва – и зона «Д»
    И золотая Моховая...
    Сентябрь... Вернулись мы... Кто – где
    Творил, к Всевышнему взывая,

    Когда, случалось, невпопад,
    Вразрез с обыденностью строки
    Рождались, с разумом не в лад...
    А все ж мы извлекли уроки.

    И нас «разбор полетов» ждет.
    И снимут стружку побратимы.
    Та практика пойдет за год
    Учения... Необратимы

    Дни нашей жизни... Навсегда
    Они уходят... С Ленским вместе
    Не пойте зря: «Куда, куда... »,
    А тихо поразмыслив, взвесьте,

    Что совершили, что теперь
    Свершать нам на крутом подъеме?
    Еще для нас отверста дверь
    В любую ипостась – и кроме

    Прямой ухабистой стези,
    Куда выводит альма матер,
    Есть и другие... Повези
    Нам чуть в пути, чтоб не лохматил

    Нам шевелюры ураган,
    Смертельная не била вьюга.
    Пусть всем подонкам и врагам
    Не удается нас из круга

    Удачи вытолкать... Вперед —
    К открытию все новых истин.
    Четвертый курс журфака ждет...
    В сентябрьской позолоте листьям

    Звенеть монетами у ног...
    -- Михайло Ломоносов. Здравствуй!
    Мы возвратились на порог...
    Ты с нами этот миг отразднуй!

    Нам тайны жизни раскрывай,
    Те, что тебе в трудах давались.
    И нас тихонько наставляй,
    Чтоб на беду не нарывались...

Семен Венцимеров | ventse56@mail.ru | Нью-Йорк | США

  1 • 50 / 114  
© 1997-2012 Ostrovok - ostrovok.de - ссылки - гостевая - контакт - impressum powered by NAGELiX
Рейтинг@Mail.ru TOP.germany.ru