Активность

  • Андрей Петрович Прохоров сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 3 года, 11 месяцев назад

    Пилерман Самарского уезда
    (От Пилермана до Пилермана)

    Недавно нас снова охватило чувство гордости, радости и общности.
    Наш россиянин, правда он еврей, но НАШ еврей!
    Решил не решаемую задачу! Вот вам буржуи — получите.
    И тут я вспомнил, что такое уже было. Было время, когда с общностью у нас были проблемы. А вот у иудеев общность стала нарастать и расползаться. Они стали отъезжать из всех стран на историческую родину. И даже из нашей, где так вольно дышит человек.
    При этом они увозили с собой не только знания, но и конфиденциальную информацию, которую они получили в разных областях. Наши компетентные органы решили предотвратить это и упредить. Контора и сама решила очиститься, но сделала это мягко – без репрессий. Целые отделы из состава конторы перевели в политотделы. Так в Тбилиси, пересадили отдел пропаганды. Тогда и появился в штабе округа новый капитан.
    Позже, при создании новой партии, я увидел его по телевизору. Ее название состоит из заглавных букв. В нем я и узнал того капитана. Теперь он вождь и снова вернулся в контору. Интересно, один, или со всем отделом?
    Было негласно введено ограничение на поступление в ряд Вузов, военных училищ и академий. На поступление в адъюнктуры был наложен полный запрет.
    На сборах в Ебурге наш армейский конторщик всегда говорил: «Тормозите, тяните, как только можно. Если уже нельзя и будет заметно, отправляйте нам. Дальше будем над этим работать мы».
    Над этим трудились разные специалисты, особенно усердствовали медики, хотя там и преобладал один этнос. Находили мнимые болезни, ставили заумные, не существующие диагнозы. Если не помогало это, то подсовывали специально составленные задачи. Эти задачи не имели решения. Руководили этим врачи психологи в тандэме с конторой.
    И вот прибыл один абитуриент из Самары. У него была не проходная национальность. С ним приехала и мать. Парень был одержим поступлением, он рвался в штурманы. Видимо математика и геометрия были его любимые предметы. Он прошел все; медицину, подстроенные; драку и, воровство. Еврея заставили драться, т.е. пошли на крайность. Парень выдержал все. Он был целеустремлен.
    И тогда в бой вступил Сережа Талеев, наш подполковник от медицины — психолог. По совместительству провокатор от медицины. Слово врач я опускаю.
    И тут произошло событие века!
    Парень решил задачу, над составлением которой работали лучшие умы. Это было совместное детище конторы и научных работников. Серега рванул за консультацией в контору, но там развели руками. Отбивайся сам, нас тут не стояло. Мать потребовала объяснений. Серега начал что то гнуть ей из якобы медицины. Но она ткнула его носом пару раз. Серега открыл рот и по моему до сих пор не закрыл. Женщина представилась всем, этим сатрапам. Видели бы вы читатель их рожи. Я видел. Немая сцена из Ревизора. Это была главный врач – психофизиолог, кандидат нескольких наук, без пяти минут профессор — города Самары (тогда Куйбышев). Стали готовить очередную провокацию. Подговорили двоечников затеять драку. Уже засовывали в сумку «Пилермана» чужие вещи (опять не его размера и менталитета). Не хватило интеллекта даже на это. Советский гуманизм был в действии. Мать была в отчаянии и ужасе. Видя эту действительность Советской России воочую. Наши женщины из штаба приема попросили меня: Андрей Петрович, поговори с женщиной, помоги. Они считали меня единственным порядочным человеком в этой системе. Я уже несколько лет привлекался для работы в штабе приемной комиссии.
    В кабинет вошла женщина благородного вида. Старше меня лет на 15. Еврейского в ней было только фигура и хорошие черные волосы. А вот глаза и нос выделялись не очень. Может от смешанного брака – подумал я.
    «Что же Вы, не понимаете?» спросил я.
    «Неужели…» сказала она не договорив.
    «Да» сказал я.
    «Мне намекали там в Самаре»
    «Но не хотелось верить» «Теперь вижу»
    «Но сын этого не понимает». «Он еще ребенок»
    «Для него это будет удар»
    «Зовите его» сказал я.
    Парнишка оказался типичный еврей, в отличие от мамы.
    Я обратился к нему «Ты видишь, что происходит?» «Они все против» «Нас только трое; ты, твоя мать и я»
    «Ты умней их, лучше. Но надо немного отступить, а потом обхитрить их. Иначе они испортят тебе анкету».
    «Поступай в Лесотехнический институт в Питере. Там, на военной кафедре, готовят штурманов запаса».
    «Они попадают в армию на 2 года и желающие остаются в кадрах. Получишь две специальности».
    Парнишка немного ожил.
    «Но помни, тебе придется служить с этими людьми и летать в одном экипаже. Их много и на каждом километре. У них может расшириться кругозор, но интеллект будет const».
    Потом я свел их с одним капитаном, евреем-штурманом, который прошел по этому пути. Попросил его поддержать соплеменника. Мать и сын немного воспряли. Вскоре они уехали. А меня вышибли из штаба приема. Не очень то и хотелось.
    Зато я видел живого Пилермана I-го.

    P.S. У нас много задач
    Не имеющих решения.
    Может привлечь обоих
    Пилерманов
    Челяба 2014
    Октябрь
    А.Прохоров.
    Ветеран ВВС
    28 календ.