Активность

  • Андрей Петрович Прохоров сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 3 года, 5 месяцев назад

    Эпиграф
    А приговорить их к пяти
    годам, верности друг другу.
    В.И. Ленин (Ульянов)

    Качели.

    В декабре 1944 мы вошли в Румынию. Румыны все хмурые и угрюмые. Смотрят на нас исподлобья. Все у них наглухо закрыто и спрятано. Даже из колодца не попьешь. Женщины и мужчины выглядят одинаково мрачно и зло. Затем Болгария, тут тоже не вспомнишь, были тут женщины или нет. Но это из — за вина. Тут оно вместо воды. И все окунулись в него с головой. Дома у них двухэтажные. На первом этаже винная лавка, на втором живет хозяин с семьей. Заходит наш солдат освободитель в лавку, колокольчик динь – динь. Никого нет, касса выдвинута, в ней лежат деньги. На полках стоит вино. Наверху заскрипел пол, это хозяин одевается, чтобы спуститься в лавку. Наш человек не мог вынести этого беспорядка. Через три дня болгары завели замки. Пришлось ехать за ними в столицу. Приучили мы их к порядку. Катюши были секретным оружием. В полк брали только коммунистов. Комсомольцами были только мы семнадцатилетние. Зато теперь за спиной хозяина лавки, всегда висело красное полотнище. На нем сверкая золотом и серебром, висели ордена и медали. Мы с другом ходили отгадывать, где чья. Это наши военные, сдавали в залог, за вино, под получку. Долго болталась чья-то звезда героя. Один сержант – водитель авторемонтной машины – будки, закачал вино в камеру запаски. Колесо висело на задней стенке будки, у дверей. Выйдет он из кабины, зайдет за машину, отсосет винца, и снова едет. Офицеры в кабине, никак не могли понять, почему вином пахнет. Потом его раскусили. Но ломали

    голову, как он это сделал. Русский человек из-за выпивки готов на любые изобретения. И не все еще они проявились. Но вот война окончилась и мы в Германии. Части стоят плотно, одна на другой. Одно КПП следует за другим. У каждого несколько пар немок. Фланируют туда – сюда. Только выходит, какой — то военный за КПП, к нему сразу подлетает такая парочка.
    Берут его под руки, что — то лопочут на эсперанто. И уже ведут его в сторону парка. Все улыбчивые, приветливые и разговорчивые. Вот и мы с другом вышли за КПП, с метлой и лопатой. Но уже через пять минут шли без них, ведомые и ошеломленные, в сторону парка. Вот мы уже на качелях – разбиты на пары. Немки щебечут, а мы глупо улыбаемся и еще не сказали ни одного слова. Стоим на лодке – качели парами, напротив друг друга. Немки раскачивают нас. Влетаем в часть. Старшина сразу все понял. Снимайте все. Бросает мокрое белье в печь. Дает нам по ведру воды и чистое белье. Обливаемся, обтираемся, одеваемся. И вот уже построение. Патруль идет вдоль строя. Он ищет мокрых, но тут все сухие. Уходит от нас и идет к соседям. Там уже слышна команда: Строиться!

    Да немки не то, что румынки или болгарки. Добрые и приветливые. И понимаем друг друга с полуслова. Вот тебе и враги.
    Как же их звали, тех немок?
    Германия 1945-1951
    Челябинск 2011 А. Прохоров
    p.s.
    В.И. Ленин о А. Колантай и матросе
    А. Железнякове (Железняк)
    за отсутствие на заседании ЦК
    в период медового месяца их романа.