Активность

  • Андрей Петрович Прохоров сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 8 месяцев, 3 недели назад

    Министерство без портфелей
    Андрей Прохоров 4 В
    Эпиграф: Если в России, начали часто говорить слово патриотизм, значит где-то что-то украли.
    Салтыков-Щедрин

    Наша резервная армия Сталина двигалась по ночам. На день мы закапывались и прятались вместе с техникой. Нашему полку было хуже всего. Приходилось закапывать и Катюши. Бывало, прибегут вестовые из основной армии, нас немцы обходят. Стрельните туда — то. Командир им отказывал. Секретность. Не выдавать себя основная задача. Так и прокрались через Румынию и Болгарию. И только один раз Сталин дал разрешение. Венгры уперлись в Будапеште. Наши не могли ничего сделать. Запросили помощи из резерва. У нас забрали одну батарею.
    Три машины с водителями потом вернулись. А расчеты остались с установками на прямой наводке. Больше мы про этих ребят ничего не слышали. Потом ввели медаль «за Будапешт». Мы уже были предназначены не для немцев. Мы предназначались для USA.
    Но мы двигались пешком — даже техника. USA применили десант. Наш десант всю войну воевал в пехоте. USA спрыгнули на Грецию и мы остались в Болгарии, купаться в вине. Нам придали их артиллерию — видимо для усиления. Она передвигалась на ослах. На бока им были навешены стволы мортир. Видимо еще наша армия оставила на Шипке. Умывальники были открытые, прямо на улице. При +10 градусов болгары завязывали шапки под подбородками. Смачивали палец под умывальником и протирали им глаза. Вот и сателлиты. Мы обливались по пояс и сочувствовали им.
    Весть о победе застала нас в Болгарии. Сталин занялся строительством новой Германии. В тылу нашли специалистов по разным отраслям.
    Присвоили им сразу звание подполковник. Они стали теневыми Министрами. Каждому дали по немецкому товарищу и они стали их учить и натаскивать. Фронтовикам Сталин уже не доверял. Создали отдельную автороту для них. К нам прибыл полковник покупатель. Друг был дневальным на КПП. Первый узнал об этом и дал ему наши фамилии. И мы проскочили в Германию. Ушли из войск от тупой муштры и рутины. Тем более нам 1927 г.р. пришлось служить до 1951 г. Только потом стали призывать 1928 г. А это были наши одноклассники. Началась богемная жизнь. Мы ездили по всему Берлину и стране. Мне достался министр образования. Ели от пуза. У нас был отдельный повар. Если он варил нам солдатскую кашу. Мы вываливали весь котел свиньям. За свиньями у нас ухаживал местный немец. Этим он кормил и своих свиней. Повар специально ходил собирать для нас грибы. Когда я ездил в отпуск в Костромскую обл. посмотрел как три сестры 7, 9 и 12 лет и мать ели кашу из коры деревьев. Вспомнил свиней, которые ели гречневую кашу с тушенкой.
    Самым неприятным занятием у нас было; погрузка вагонов. Водители попадали туда реже. А вот остальным приходилось. Грузили в основном трофеи: одежду, обувь, рулоны материи по 400 метров. Но чаще антиквариат: картины, скульптуры, драгоценности. Руководила отгрузкой и отправкой женщина. Нас она брала из-за благонадежности. Все-таки не армия и не фронтовики. Отправляла она целыми вагонами и составами.
    Однажды, мы повредили ящик. Из него высыпались старинные ружья. «Зачем- это вам, тетя Лида»- спросили мы. У меня муж охотник. Один у нас оказался музейным работником по оружию. Он и говорит : «Да из него уже не выстрелишь, сразу рассыплется»-она замялась. Это была Лидия Русланова- жена генерала Крюкова, друга Г. Жукова. Рядом такие же эшелоны грузили ребятки Берии. Они и заложили потом Г. Жукова И . Сталину, и тот убрал его из Германии. Добра было много и армия, и НКВД схватились за право владеть им. Никто не устоял от искушения. Прибыл Абакумов и арестовал сразу адъютанта Жукова. Потом ещё ряд его приближённых. Сам Г. Жуков пошел по округам. Потом села и тетя Лида. Уж очень она любила бриллианты! Сейчас это всё описано и показано.
    А мы увидели это сами воочую и первыми.

    Услышано с. Парфеньево 1521 и записано, Костромская обл.
    Челябинск 2012, А. Прохоров
    Ветеран ВВС, 28 календарей

    P.S. Сталин присвоил Малиновскому звание маршал. И бросил его на Будапешт. Малиновский попросил 5 дней на подготовку. Сталин приказал брать сходу. Венгры оборонялись 5 месяцев. Операция затянулась. Уж очень они боялись социализма. А вот мы ничего не боимся. Даже первобытного строя. Особенно, если он с человеческим лицом.