Активность

  • Андрей Петрович Прохоров сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 8 месяцев, 3 недели назад

    Велосипед и человек в капусте
    Андрей Прохоров 4 В
    Эпиграф
    Губернаторам жалования не платить
    Петр 1 – указ.

    Велосипед и человек в капусте.
    После окончания девятого класса химичка заявила, что мы отстали и нам нужно догонять. Целую неделю, мы еще ходили на занятия по химии. Приходили мы не в школьной одежде. И было необычно видеть друг друга, особенно девчонок. Нас не спрашивали, и это уже было хорошо. Химичка что — то рассказывала. Но ее слушали не воспринимая. Из этих занятий, я запомнил только одно ее высказывание. Говорила она о производстве спирта: Делают его из древесины, и обходиться оно государству в две копейки. А во сколько нам, спросила она. Кто–то из пацанов выкрикнул 2р. 87 к. Вот видите, как оно нас дурит. Было ей под 60, высокая, статная.
    Больше походила на какую – то великую артистку, чем на химичку.
    Она закончила Ленинградский университет, и была эвакуированной.
    У нас много было учителей, выходцев от — туда. Зачем она целую неделю держала нас. Сказала бы это сразу и все. Но я понял, она признала нас; еще не пивших и не куривших – взрослыми. И показала, что верит, что мы не заложим ее. А фразу эту я запомнил на всю жизнь и цену на водку того 1967г.После занятий я прочитал объявление, что для отработки надо ехать в трудовой лагерь. Позже я узнал, что это для тех, кто состоял на учете в милиции.Но так как я был законопослушным и дисциплинированным. Мы с мамой заняли у соседей рюкзак, и я оказался в лагере. За 40 км. От города.На берегу речушки стояли палатки, штук семь.Одну занимала учетная шпана и там был мой одноклассник, Валерка Замесов. Хохмач, баламут, веселый и добрый парень. Валеркина палатка играла в карты, ходили купаться и спали.В нашей палатке я, Женька из 10-А с племянником лет шесть и еще три пацана из 6-ого класса. Один рыжий, играл в духовом оркестре на трубе. В двух палатках были маленькие девчонки 6 – 7 классов.Вот они и мы ходили на прополку.
    Мне с моим ростом 181, полоть было трудно. Я всегда уходил последний.
    Кормили плохо! Эта работа плохо оплачиваемая. Да и шпана не работала, а ела. Были два рабочих – вожатых. Мужики крепкие – отдыхали от завода. Какие-то две поварихи лет по двадцать.
    Медсестра — они жили своей группой. Один раз пришли деревенские, лет 18 – 20. Вожатый подошел к ним, поздоровался за руки, и больше они не приходили. Я их понимаю, я тоже с ним здоровался. Очень впечатляет — слов не надо. Кое — как отвели мы срок и засобирались домой. Здоровый вожатый уговаривал нас остаться ещё. Но мы ушли. Надо было идти пешком 10 км до трассы. Нам дали один рубль на всех. Подошли грозы и ливни. Стояла жара, потом ливень, жара, ливень. Дороги развезло, идти было невозможно. С дороги мы ушли в поле. Шли по каким — то посадкам. Хуже всего было малышу. Женька тащил его; свои и его вещи. Кто – то разделся, кто – то снял обувь. И вот мы вышли в овощное поле. Группа женщин и девочек сбились в плотную кучу. Над головой они держали прозрачную пленку. Это полеводческая бригада, занимавшаяся прополкой капусты. Поодаль стоял грузовик, двери были открыты. Из- под него торчали ноги. Под ним лежал и спал пьяный мужик, видимо водитель. Мы были мокрые и до колен в грязи. Но сесть и отдохнуть было негде. Кругом вода, грязь дороги.Через 10 шагов мы наткнулись еще на одного мужика. Он лежал пьяный на спине, прямо в капусте. Видимо это был руководитель среднего звена колхоза. Ливень хлестал по его лицу, но он спал.Тут Женька и говорит своему племяннику. Видишь, я же говорил тебе, что людей в капусте находят.А почему он такой большой? Спросил мальчуган. А его мама долго найти не может. Скаламбурил я. Мы засмеялись, и нам стало легче.А мальчуган серьезно замолчал.Он наверно до сих пор верит, что людей находят в капусте.
    Такой наглядный пример, шок на всю жизнь. Вскоре ливни ушли. Остались лужи и грязь. А через поле прогнулась радуга. Мы снова сошли на дорогу.
    Лужи были теплые и глубокие, даже мне до пояса. Мы их просто переплывали. В этом было что – то не обычное, получился настоящий марш бросок.Женька тащил на спине племянника, который теперь знал, что людей находят в капусте. Я тащил Женькины вещи.Впереди нас ждало еще одно испытание. Ни столько физическое, сколько моральное. Сухие до пояса, мокрые от пояса до колен, грязные от колен до ступней, мы поднялись на холм. Наступила немая сцена, как в «Ревизоре».
    Внизу перед нами, за огромной лужей, лежал велосипед. В те годы это было большое богатство. Видимо какой – то пацан, тащил его по грязи в ливень и бросил. Шестиклашки бросились, переплыли лужу и упали животами на велик. Рыжий толстяк из оркестра оказался первым. Они начали тянуть велик к себе каждый, орать, пинаться. С великом остался рыжий. Он отстал, пыхтел, и тащил, грязный велик. Тот все больше облипал грязью. Колеса не крутились и велик отнимал много сил.Рыжий догнал нас уже без велика. Очередной бросился к нему. Жадность толкала снова и снова.Раза по 2-3 каждый из малолеток принимался тащить велик.
    Измотавшись, бросали снова. И вот мы поднялись на вершину очередного холма. Внизу, в метрах 200 была трасса. На остановке стояли люди.
    С молочной фермы подъезжали молоковозы. Люди садились по очереди и уезжали в город. Мы все оглянулись, назад на велик, который лежал всего в 5 метрах. Дружно отвернувшись, быстро пошли вниз. До города было 30 км.В молоковоз с великом не сядешь. Первого посадили Женьку с племянником. Потом я по очереди отправил пацанов. Сел и сам. И поехал бесплатно. Тогда водители, еще просто подвозили, попутно. И я застал эти времена.
    К – Уральский
    Ст. Перебор – Челябинск
    1967 – 2011
    А. Прохоров
    P.S. Может велик все еще лежит там?!
    P.S.2 В 1968 г., через год, на выпускном в школе — мы пригубили шампанское за школой, загубили красное. Может химичка специально отвратила нас от водки?…
    С 1969г. водка стала стоить 3р.62к. Потом 4р.12к.; и понеслось, теперь уже и не остановишь.