Активность

  • Андрей Петрович Прохоров сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 6 месяцев, 4 недели назад

    Инструкция к Матросову
    Андрей Прохоров
    Эпиграф: Командир давай до израсходуем личный состав и отойдем на переформирование.
    Инструкция к Матросову.

    Сидим за столом, отмечаем встречу, Разговор начинает переходить на войну. Тесть 1927 г.р. – Это последний военный призыв. В 1944 г. Забрали 16-17 летних пацанов. Служили они дольше всех, до 1951г. Их одноклассников стали призывать только с 1948 г. Для заграницы с 1950 . Это был 1928 г.р. Одни попали на войну, другие нет. За 6 лет послевоенного бытия для них открылись все тайны и полу тайны войны.
    Тем более он попал потом с Катюш в отдельную автороту. Они возили наших министров – инструкторов для будущего правительства ТДР.
    Информации, конечно, почерпнули достаточно. В книге Суворова – Резуна этого нет. Конечно, он многое повторял. Но я поддерживал разговор, создавая вид интереса. Выслушав очередную тираду о затопление Берлинского метро. Поддакнув пару, раз я выложил ему привезенный документ. Это была «Инструкция по доведению личного состава до состояния А.Матросова». Согласитесь звучное название для учебного пособия военного училища. Это шедевр военного отдела ЦК КПСС.
    Тесть затих – чувствовалось, что он подавлен. А у нас ест свой Матросов, вдруг сказал он. Пойдем его спросим. Это оказался стройный мужчина среднего возраста. У него была одна рука. Это второе ранение сказал он, поймав мой взгляд. Из — за нее я и стал бухгалтером. Посмотрел инструкцию — улыбнулся. Стал рассказывать – Залегли под пулеметом. Атака захлебнулась. Тишина. Ждем. Командир командует Иванов пошел. Меня вызвали четвертым. На спине вещь – мешок, там только два чистых вафельных полотенца. Это научили старые солдаты. Если вываляться кишки при ранении, то их брать только через полотенце и заправлять обратно. Пока будешь в сознание. Это мне и пригодилось и спасло.
    Обычно дот с пулеметом охраняют два снайпера по бокам. Слева и справа. Обошел троих, что уходили до меня. Лежат готовые. Выполз на рубеж. Лег на бок, прикрываясь одним из них. Отвел руку назад, примеряясь для броска. Пуля ударила в тазовую кость и срикошетила по животу. Вспорола живот. Кишки вывалились. Отвалился на спину. Достал полотенца. Заправил кишки. Потерял сознание. Очнулся уже в лазарете. Лежали прямо на полу вдоль стены. Вбегает солдат: Немцы! Уходите. Раненые стали подниматься, кто мог, и выходить на улицу. Осталась небольшая группа. Двое подползли ко мне – подняли меня и сказали, иди, только не садись. Или стоя или лежа. Они идти не могли. Остались. Вышел на улицу. По дороге отдельными группами шли солдаты. По одному или по два брели раненые. Иногда проскакивали машины не останавливаясь. В некоторых были свободные места. Это отступали остатки разных частей. Мне повезло. Прошел немного в одиночку, и передо мной застряла грузовая машина.
    Солдаты спрыгнули выталкивать. Потом сказали мне садись. Не могу, говорю. Только стоять или лежать. Они положили меня, и на меня же и сели. Так и ехали до станции. По дороге мы обогнали, многих кто, ушел вперед меня. На станции я их так и не видел. Погрузили в вагоны раненых и отправили. Здоровые еще оставались, многие были без оружия.
    Потом перевели в санитарный поезд. В разных городах снимали раненых. В зависимости от характера ранения. Мне предстояло выгружаться в Челябе. Солдаты из переписки знали, что там главврач сволочь. После второй перевязки посылал раненых работать на ЧТЗ — местный тракторный завод. Давали сухой паек и отправляли на подсобные работы. Целый день без процедур. Ни прилечь, не сесть. Шум, грохот, пыль. Все стремились избежать этого. Совали что — то санитарам, и те выгружали совсем тяжелых и бессознательных. У меня была трофейная бритва. Отдал ее и поехал в Камышлов, это была уже Свердловская обл.
    Вот так я и побывал у Вас на Урале, сказал он мне.
    Челябинск 2012-05-01
    А.Прохоров, Ветеран ВВС
    P.S. Стандартное обращение замполита полка к командиру в годы войны 1941 — 45 г.