Активность

  • Анкета: сообщение в ленте группы Логотип группы (Книга прозы)Книга прозы 10 месяцев, 3 недели назад

    Я, СОНАТА
    .
    .

    Ганс Геншель
    Котова Наталья
    Старец Виктор (Кирилл)
    Морева Виктория

    .
    .

    ТЕАТР
    ТЫСЯЧИ
    ЛИЦ

    (книга 3)

    DREI

    Хабаровск 2016

    СОДЕРЖАНИЕ

    5. Тысяча лиц

    Я, СОНАТА

    8 — 11. Вступление

    12 — 63. Эпизод один: Шёпот сближает

    64 — 95. Эпизод два: Архитектура Рассвета

    96 — 142. Эпизод три: Уравнение Мурен

    143 — 181. Эпизод четыре: Теория Вольта

    182 — 213. Эпизод пять: Ключ Самуила

    214 — 229. Эпизод шесть: Прототип

    ТЕКСТУРЫ ДЭ

    242. Введение

    243 — 271. Эпизод один: Розовый цвет

    272 — 287. Эпизод два: Соната для дождя

    ТЫСЯЧА ЛИЦ

    Театр тысячи лиц,
    Где в агонии скачет душа.
    Где вечность хохочет в азарте игры,
    Где нет определённого тиража.

    Театр тысячи лиц,
    Где хлещет из вен кровь тяжёлой струёй.
    Где построились люди живою бронёй,
    Где каждый идёт своей колеёй.

    Театр тысячи лиц,
    Где слёзы впитались в горящий огонь.
    Где острые зубы пронзили ладонь,
    Где в битву несутся ряды колесниц.

    Театр тысячи лиц,
    Где взвиваются в небо кнуты и багры.
    Сияет провалами чёрных глазниц,
    Театр тысячи лиц.

    Я, СОНАТА

    ВСТУПЛЕНИЕ

    — Соната, — позвало нечто неопределённое.

    Было ли это имя, или нечто большее, так и осталось неизвестным.

    Затем, послышался шёпот волн.

    — Сквозь тонкую ткань.

    — Понять до конца.

    — Не сомневаться.

    — Не высказаться.

    — Ощутить.

    Паром бесшумно приблизился к берегу.
    Закутанная в тёмную ткань нечёткая фигура застыла на корме.
    Весло монотонно входило в воду.
    И прежние усталые и задыхающиеся голоса наполнили пространство шёпотом, вторя шелесту волн.

    — Я.

    — Не услышать.

    — Не разобраться в себе.

    — Словно нож гильотины.

    Из воды кверху протянулось множество рук.

    Там…

    Впереди.
    На берегу стояли двое, о чём-то разговаривая.

    Затем ветер донёс обрывок разговора.

    Безликая, с нотками раздражения в голосе, произнесла, обратившись к своему спутнику:
    — Хидеки, откуда у тебя такая дерзость и самоуверенность? Если тебе всё так понятно и если тебе так хорошо раскрывается Священное Писание, что тебе ни к чему читать Житие Святых отцов…
    Вся служба в храме основана на Священном Писании, и участие в литургии — неотъемлемая часть в спасении души всякого христианина.
    У тебя нет ни малейших знаний Православия, а гонора хоть отбавляй. В Писании сказано — после второго вразумления оставлять еретиков. Мне неинтересно больше с тобой беседовать, да и ни к чему.
    Ты сам себе учитель, и всё, что ты затрагиваешь в своих утверждениях уж больно дремуче…
    Если есть нужда спасать свою душу, трудись. «Стучите и отворят».
    Я не вижу в твоих словах созидания и интереса.

    В голосе безликой, ощущалось нечто резонирующее с шёпотом волн.

    Тот, кого безликая назвала Хидеки, поправил накинутый на плечи алый плащ, и, поёжившись от резкого порыва ветра, ответил:
    — А в чём ты видишь созидание и интерес?
    Те святые, о которых ты говорила, — с чего ты взяла, что они святые? От того, что люди их сделали святыми? А ты хоть знаешь о том, кто определяет наличие святости? Только Господь Бог это определяет.
    Так вот, ты учение, данное Господом Богом, подменила «святыми», и куда ты придёшь? В Писании об этом сказано: «Заменили истину Божью ложью, и поклоняетесь твари вместо Творца».
    Если ты с чем-то не согласна, то скажи с чем: скажи что не правильно, и как правильно…
    А огульно охаивать, это, может быть, и принято в православии, только в учении христианском нет такого. Там идёт призыв к здравомыслию. А если оно отсутствует, то поступай, как знаешь.

    Затем раздался чей-то протяжный вздох.

    — Для чего ты здесь? — спросил настороженный голос.

    И паром пристал к берегу.

    Подойдя к воде, человек нагнулся, подняв обточенную водой гальку.
    Позади него…

    Где-то там.

    В одном из домов, среди ночных теней…

    — Кассиатум.

    — Там?

    Серый цвет предшествовал началу…
    Затем появился запах кофе и ванили.
    И нечто большее…
    Присущее полёту бабочки.

    — И за окном медленно падал снег.
    Сбалансированный и идеальный, он наполнил серые краски чем-то искренним и пространственным.

    Женщина склонилась над вышивкой, уделяя внимание каждой детали.

    В глазах её жила романтика художника, но многие ли обладали подобными глазами?
    И нечто, присущее солнечным лучам, наполняющим мир светом и… упрямые линии губ, сдержанные в своих изгибах.
    И очарование, присущее крылатым созданиям.

    Новые крестики, образуя своё предельное число, постепенно приближали когда-то начатую работу к завершению, где двое застыли посреди улицы.
    И девушка, положив руку на мужскую талию…
    Шёл дождь, и раскрытый большой зонт, отодвинув непогоду в сторону, приблизил романтику.

    В движении женских рук ощущалась соната.
    Словно музыкант, коснувшись малых октав…
    Где цветные линии нот в переплетённом узоре создали вместе с рисунком чувства.

    — Чувственность.

    — И нежность города Нарциссов!

    Выполненная только при помощи терракотовых оттенков цвета…
    Образующих лёгкость Франции, и простоту готических линий.

    Местами, очень решительные и насыщенные…

    — И совсем размытые.

    — Соединённые.

    Дождь и вечер.
    И склонившая над вышивкой женщина.
    В её движениях ощущалась музыка и некая критичность.

    Рыжий кот, наблюдавший за ней, прищурил глаза.

    — Такой из миров, — прошептала парящая среди снега крылатая фигура.

    — И весь мир обрушился.

    Положив руку своему спутнику на талию, девушка произнесла:
    — Мне нравится романтика.

    — А ты много в своей жизни встречала романтичных людей? — спросил мужчина. — И что значит «романтичный человек» в твоём понимании?

    — Каждый человек, безусловно, романтичен, когда влюблён, и это не может не нравиться.
    А романтика для меня хороша во всём, не только в отношениях — музыка, искусство, и во многом другом.

    — Что ты думаешь о романтическом вечере? — задумчиво спросил мужчина. — Горят свечи, играет музыка, разговаривают двое…

    — Я, Соната, — прошептала девушка.

    Рыжий кот выгнул спину, и всё прекратилось.

    Улыбнувшись, женщина отложила в сторону вышивку.
    И глаза её с удивлением…
    Иногда, засыпая, она видела странный город.
    В такие минуты, в чертах её лица проступали упрямые линии.

    Какое-то узнавание.
    Двухэтажные дома, перекрёстки.
    Что-то непреходящее манило к себе.

    — Город N, — прошептала женщина.

    ЭПИЗОД ОДИН

    ШЁПОТ СБЛИЖАЕТ

    ПРЕЛЮДИЯ

    ТУМАНЫ КОШКИНЫХ СНОВ

    — Сто семьдесят.

    — Сто шестьдесят девять.

    Паром остался позади, а вместе с ним, и находящаяся на корме молчаливая фигура.
    И шелест волн.
    И многое другое, включая монотонный голос с металлическим оттенком, ведущий отсчёт.

    Не обернувшись, мужчина прошёл вперёд, осторожно обойдя разлом в земле, возле которого находилась смотрящая в сторону востока безликая фигура.

    — Что там?

    — Позади — леса и поле, впереди — город, — ответила безликая.

    Он прошёл вперёд.
    Не оборачиваясь.
    И постепенно всё менялось…
    Иногда наступала полная темнота, в глубине которой что-то двигалось.
    Мужчина старался как можно быстрее миновать такие места, осторожно делая очередной шаг.

    Что-то дышало во мраке.

    Шаг.

    — Сто шесть, — произнесло нечто невидимое.

    — Сто пять.

    Не обращая внимания, он остановился возле перекрёстка и, не раздумывая, свернул вправо.

    Приближался ли он к чему-то?

    Наоборот, удалялся?
    Всё это оставалось неопределённым.

    Но вот, среди тумана и развалин, показались приоткрытые врата с надписью: «Город N».

    И только теперь, обернувшись, мужчина увидел, что всё это время за ним шла безликая фигура.

    — Ты была там?

    — Я много слышала о городе Нарциссов.

    — Расскажи.

    — Он Сам мне скажет об этом после смерти, — неопределённо ответила безликая, попятившись назад.

    И мужчина почувствовал себя стоящим перед запертым сейфом.
    Он не смог бы ответить, почему в нём возникли именно такие ассоциации, но геометрия окружающего пространства была безупречной.
    И все предметы и события…
    Этот мир существовал.

    И волны измерений, свободно и непринуждённо…
    Подобно сердцебиению.
    И что-то двигалось в их глубине.

    — А ты уверена, что Бога увидишь? — спросил мужчина, не совсем уверенный, что правильно понял смысл слов безликой. — На чём основаны твои утверждения?

    — Убеждение основано на вере, — тут же ответила безликая. — Верю, вот и всё. Каждый верит во что хочет. Я верю в Бога и в суд Божий. Я слышала, что Бога увидят только те, кто сам свят. Всё может быть. Мы не знаем ничего, можем только верить.

    Распахнув врата, мужчина обернулся и, окинув внимательным взглядом закутанную в серые одежды безликую, ответил:
    — В Писании сказано: «Вера без дел — мертва», и потом: что такое вера? Вера — это определённый набор знаний: имеешь знания — имеешь веру. А если есть вера, но нет знаний — это фанатизм.

    И безликая ответила:
    Вера — это принятие чего-либо за истину при полном нежелании доказательств со стороны чувств и разума. Я верю в Бога, в любовь мамы и мне не нужны доказательства, подтверждения, свидетельства.
    И, поверь — без фанатизма.
    Потому что с детства в моей семье верили. Иконы, свеча и лампада в доме были всегда. Разве они сделали меня фанатичкой? Поверьте, плохому не научили. Так что, живём, как научились.

    Мужчина подошёл к стене и, повинуясь какому-то вспыхнувшему инстинкту, нажал в определённой последовательности на несколько камней.
    Вначале ничего не происходило…
    Но вот…
    Этот мир существовал.

    — Будущее, — прохрипело что-то, сокрытое темнотой.

    — Прошлое, — вторил другой голос.

    — Относительно чего?

    Посмотрев на безликую, мужчина ответил:

    — Фраза: «Поверьте, плохому не научили. Так что, живём, как научились» — но, тогда интересно было бы узнать: чему же научились?
    Есть Библейский сюжет о Савле. Савл был фарисей, ревнитель по Богу, наставленный при ногах самого Гамалиила, входил в совет Синедриона, имел Римское гражданство, был наделён властью, был высокообразованным человеком, и, естественно, он был с детства верующим… по тому времени, лучшего и желать невозможно. Но, это всё было до встречи с Христом. После того, как у него произошла встреча с Иисусом Христом, Савл произнёс: «Всё почитаю за сор». И встреча та была, и свет он видел, и голос Господа Иисуса Христа слышал, и тогда Господь наделил его верою от Самого Господа Бога, а не от людей, и после этого Савл стал апостолом Павлом.

    Врата медленно распахнулись, открыв взору коридор с множеством дверей.

    Безликая, не двинувшись с места, произнесла:
    — Наше отличие от него в том, что мы уже родились со Христом. Нас детьми крестили.

    Он… сам понимаешь…

    — Человек не может сам Христа найти, — с уверенностью в голосе ответил мужчина. — Разве апостолы сами стали апостолами, или Иисус Христос их призвал?
    Неужели кто-то думает, что если его крестили в младенчестве, то он уже со Христом? В Деяниях апостолов написано, что когда Филипп крестил евнуха, то евнух спросил: «Вот вода, что мешает мне креститься?», и Филипп ответил: «Можно креститься, если веруешь». А когда ребёнка крестят, то разве он верует? Младенец даже представления не имеет о том, что это такое. Сам Иисус Христос крестился в возрасте тридцати лет.
    Первородный грех является потому первородным, что человек от рождения своего не знает Господа Бога. Только в процессе жизни, он может прийти к Нему. Незнание Бога — это и есть грех мира, это то, с чем человек рождается.

    Не ответив, безликая, развернувшись, прошла обратно к перекрёстку.

    Оставшись в одиночестве, мужчина прошёл через врата, внимательно рассматривая двери.

    — Сто сорок шесть, — вновь произнесло нечто невидимое, ведущее какой-то отсчёт.

    — Сто сорок пять.

    — Сто сорок четыре.

    Это было частью этого мира, и о большем он не задумывался.
    Может что-то пыталось уничтожить этот мир?
    Просто время?
    Нечто большее?

    — Но разве это важно, — прошептал мужчина, войдя в приоткрытую дверь, и оказавшись в помещении с разрисованными стенами.

    — Доводы здравого смысла, — произнесла женщина, которую он заметил только теперь.

    — Кто ты?

    — Алесса.

    — Мы раньше встречались?

    — Я никогда не заходила так далеко, — уклончиво ответила женщина.

    — Но, что ты делаешь здесь?

    — Жду.

    Из распахнутого окна раздались неопределённые крики.
    Были ли это какие-то животные, или люди, осталось неизвестно.

    — Для чего я здесь? — неожиданно спросил мужчина, рассмотрев на ней шеврон с логотипом: «Катто роботик индастриал».

    — Возникли непредвиденные парадоксы, — ответила женщина, указав рукой куда-то в сторону.

    — Отсчёт?

    ДЕЙСТВИЕ ОДИН

    СБОЙ

    Комната была просторной.
    На столе стояло несколько фужеров и бутылка вина.

    Мужчина расположился в кресле.
    Человек неопределённого возраста кивнул головой, и тревожность пронеслась по помещению.
    Её можно было ощутить только на уровне восприятия…
    Но она присутствовала.
    И ещё…

    Проектор включился почти бесшумно.
    Вначале камера показала возвышающийся над крышами домов храм.
    Наполненное солнечным светом небо…
    И облака застыли зад городом.
    Но вот, ракурс сместился вниз.
    И сразу же что-то тревожное…
    Несколько женщин, пробежав на четвереньках, скрылись в одном из подъездов нежилого многоэтажного дома.
    Затем раздался крик, и вновь был показан храм, на ступеньках которого стояло несколько деградированных существ в одеяниях священников.

    Одна из тварей, подняв руки вверх, прокричала срывающимся на визг голосом:
    — Поздравляю Вас с Праздником в честь Казанской иконы Божией Матери!

    Неожиданно, толпящиеся возле ступенек существа расступились, и вперёд вышел Имичет, сжимающий в руке жезл дезактивации.

    Его сопровождал Аменхотеп, и ещё несколько жнецов с двумя чёрными перекрещенными нарциссами, вышитыми на груди и плечах серых ряс.

    Окинув подошедших внимательным взглядом, одно из существ провизжало:
    — Если у вас есть желание и материальная возможность, помогите в сборе денежных средств на Поклонный Крест?

    Второе существо, вторя первому, произнесло, уже обратившись ко всем собравшимся:
    — Ведь мы же, как Апостолы, должны распространять Слово Божие!

    Неожиданно рассмеявшись, Имичет произнёс:
    — Фраза: «Ведь мы же, как Апостолы, должны распространять Слово Божие!» — а почему вы так решили? С чего был сделан такой вывод?
    В Писании сказано: «Он поставил одних апостолами, других евангелистами, иных пастырями и учителями» — но не всех же Он поставил. Вот, кого поставил, те и должны заниматься этим, а если они не были на это поставлены, то чего же брать на себя то, чего не дано? Люди каким-то образом пытаются угодить Господу Богу, и что-то сделать для него, но Господь Бог это не человек, и пред Ним не нужно выслуживаться. Единственное, чем человеку нужно заниматься — это идти по пути очищения: очистить разум свой, очистить чувства свои, очистить дух свой. Вот, что нужно Господу Богу от человека. Подготовить душу свою к встрече с Господом Богом — вот это важно для человека. А для распространения слова Божьего — Господь найдёт тех, кто должен это делать.
    Чтобы вывести израильский народ из Египта, нужен был лидер, который бы возглавил это движение, нужен был тот, кто поведёт этот народ, и для этого был избран Моисей. Он не сам пошёл, а Господь его избрал, и послал. Но прежде, чем он был отправлен в дом фараона, он обучился всей мудрости египетской, он воспитывался в семье фараона, и он с детства учился тому, как управлять народом. Прежде, чем Господь посылает куда-то, то Он подготавливает человека, и Моисей был подготовлен: сорок лет он прожил во дворце фараона, а потом ещё сорок лет был духовно подготовлен… то есть, только после пройденного обучения: знание материального мира и его устройства, Моисей прошёл духовную подготовку, ибо с ним Сам Господь Бог разговаривал, и только после всего этого, Он был выбран возглавить народ. Восемьдесят лет обучался Моисей, а вы за пару лет хотите стать, как Апостолы!? Так не бывает. Всё это, всего лишь, ваши желания. Может оно и хорошее, но не может быть результативным.
    Вы пытаетесь человека поставить не на путь, ведущий к Господу Богу, которого сами ещё не постигли, а стремитесь привести людей в церковь. Но, прийти в церковь — это ещё не значит, встать на путь, ведущий к Господу Богу. Прежде, самому нужно постичь и набраться знаний и опыта…

    Так же, рассмеявшись в ответ, первое существо, опустившись на четвереньки, оскалило зубы, обнажив мощные челюсти, которые были способны дробить кости.

    Второе существо, так же оскалилось, но улыбка его была похожа на остро отточенный серп.
    И было полное ощущение, что с этих клыков уже текла чья-то кровь.

    — У каждого! — воскликнуло первое существо.

    — Свой путь к Богу! — добавило второе существо.

    Оба они разговаривали синхронно.

    — Как будто, заранее выученный текст, — произнёс мужчина, откинувшись в кресле и продолжив молчаливо наблюдать за происходящим.

    — На то они и киборги, — так же откинувшись в кресле, ответил человек неопределённого возраста.

    Изображение слегка исказилось, но уже в следующую минуту картинка вновь обрела чёткость.

    — Что значит: у каждого свой путь к Богу? — спросил Имичет. — Как эта фраза работает в реальности? Ведь не секрет, что православие ограничивает соборами… и, в общем-то, инакомыслию и «своим путям», там нет места.

    Первое существо, поправив на груди массивный крест, произнесло:
    — У каждого — свой жизненный опыт и всё индивидуально. Я не собираюсь с тобой спорить и отстаивать свою точку мнения. Но многие грешники духовно прозревали, каялись и становились великими духовными подвижниками в православной вере. А что касается фарисеев, так они и сейчас среди нас есть. Но, Бог нам всем Судья!

    — Бог нам всем судья! — одновременно произнесли многочисленные существа, стоящие возле ступеней, ведущих к храму.

    — Бог нам всем судья!

    — Бог нам всем судья!

    Оглядевшись по сторонам, Имичет ответил:
    — А с чего вы взяли, что «Бог всем судья»? Фраза: «Многие грешники, духовно прозревали, каялись и становились великими духовными подвижниками в православной вере» — а чем отличается «православная вера» от той веры, которую даёт Господь Бог? В чём величие этих подвижников? Я знаю Библейских великих, которые были поставлены Самим Господом Богом: Моисей, Давид, Авраам, пророки, апостолы – вот они оставили яркий след в истории человечества. А вот про тех, о которых вы говорите, то я таких не знаю. Наверное, самый великий — это пресвятой патриарх?

    На этом изображение погасло, и проектор отключился.

    — Что это? — спросил мужчина, понимая, что его присутствие в «Катто роботик индастриал», могли потребовать только очень веские причины.

    — Испытательный полигон.

    — То были киборги?

    — Да, — ответил человек неопределённого возраста. — Сделай всё возможное со своей стороны! Всё невозможное — сделает Бог!

    Пожав плечами, мужчина ответил:
    — Всё, что для человека невозможно, то Господь уже сделал, а всё остальное должен сам человек делать. Но возникает вопрос: «А, что же для человека невозможно»? Он сотворён по образу и подобию Божьему, то есть всё в него вложил Господь Бог, все Божественные свойства, и наделил теми качествами, которые необходимы для его проживания на земле: как физическими способностями, так и духовными. Потому-то человек и является венцом Творения, ибо в нём Господь Бог соединил два мира: мир материальный – земной, и мир небесный — духовный. Что ещё человеку нужно сделать, чтобы человек «ничего не делал»?

    Не ответив, отодвинув в сторону Библию и постучав по ней костяшками пальцев, человек неопределённого возраста достал из кармана пиджака серебряную коробку с надписью «Карамель», но затем убрал обратно.
    На указательном пальце сверкнул перстень.

    — Что произошло? — спросил мужчина, и в голосе его послышались требовательные нотки.

    — После определённого прогресса в развитии, начинался регресс.

    — Результат?

    — Они стали сбиваться в стада…

    — Тот крик…

    — Каннибализм.

    — Как я понял, хороших новостей нет? — спросил мужчина, подойдя к стеллажу с обязательными для развития кибернетических организмов книгами.

    — Святитель Игнатий Брянчанинов: «Все мы должны быть уверены, что не заслуживаем тех Божиих благодеяний, какие имеем, что мы заслуживаем несравненно больше неприятностей, нежели те, какие встречаются нам.
    При таком воззрении на себя христианин пребывает мирным по причине покорности своей Богу и благодарит Бога за всё, случающееся с ним».

    Человек неопределённого возраста промолчал, продолжив задумчиво рассматривать Библию.

    Поставив книгу обратно на полку, мужчина произнёс:
    — Если человек уверен в том, что он «не заслуживает», то тогда зачем он идёт к Господу Богу, если он всё равно этого не заслуживает? Сказано в Писании: «По вере вашей — будет вам». Зачем Господу Богу нужно, чтобы человек жил в неприятностях? Это по принципу: мне хорошо, когда тебе плохо. Разве этот принцип может быть применим к Господу Богу? Человек и встаёт на путь, ведущий к Господу Богу, чтобы стать причастником Божеского естества. А если человек думает, что ему ещё нужно и страдать, то это ахинея.

    — Ты должен протестировать один из удачных прототипов, который не подвергся регрессу.

    Включился механизм, отрывший одностороннее зеркало, за которым была видна комната с невысокого роста блондинкой, стоящей у окна.
    Идеальной в своей архитектуре.

    — Альфа Суки, — восторженно прошептал мужчина.

    — Да, это она.

    — Сколько их?

    — Одна.

    — Всего одна? — удивлённо спросил мужчина.

    — Может быть и больше, я этого не исключаю.

    — А для чего Библия?

    — Пытаюсь найти ответ на её вопрос.

    — Какой?

    — Если люди попадают в рай, то куда попадают они? — ответил человек неопределённого возраста, и свет софитов вновь отразился от камня перстня.

    — «Чёрная, как ночь, звезда», — произнёс мужчина, отведя взгляд в сторону.

    — Ты напугал меня, — прошептал человек неопределённого возраста. — Название этого перстня мало кому известно.

    — Когда-нибудь, мы все уснём, — неопределённо ответил мужчина.

    ДЕЙСТВИЕ ДВА

    Я, СОНАТА

    — Расскажи о своих приоритетах…

    — Стараюсь радоваться жизни.

    — Какие-то увлечения?

    — Я жизнелюбивая.

    — Твоё имя?

    — Мой логотип, Альфа Суки, — быстро ответила женщина.

    — Тебе он нравится? — заинтересованно спросил мужчина.

    Они находились вдвоём в небольшом выдержанном в зелёном цвете помещении, в котором кроме стола и стульев больше ничего не было.

    — Он не хуже других названий.

    — Речь шла об имени.

    — А какое имя нравится тебе? — неожиданно спросила женщина.

    — Соната, — ответил мужчина.

    — А у тебя есть имя?

    — Аристид.

    Женщина была невысокого роста, худощавого телосложения, как и все прототипы, созданные с Единственной.

    — Во всём чёрном, — задумчиво произнёс мужчина, отведя взгляд в сторону.

    — Это плохо?

    — Что за книга? — пожав плечами, уклончиво спросил мужчина.

    — Философские притчи.

    — Понятные?

    — Вполне.

    — Прочитай что-нибудь.

    Женщина придвинула к себе книгу, и… он обратил внимание на маникюр.

    — Первая называется: «Почему люди кричат?»

    — О чём идёт речь?

    — Дорога статуй, — неожиданно произнесла женщина… задумчиво и отрешённо.

    — Что там?

    — Притягивающий к себе шёпот.

    — Какое-то особое место?

    — Из снов.

    — А притча?

    — Она о том, что крик удаляет людей друг от друга, а ласковые слова, наоборот, сближают…

    — Может быть и так, — ответил мужчина. — Но только всё не долговечно. Крик не может быть постоянным, и перешёптывание не вечно. В обоих случаях — игра чувств. Человек в жизни руководствуется не разумом, а чувствами. Вначале, возникают чувства, а разум только ищет путь для воплощения чувств.
    Чтобы достичь совершенства надо научиться управлять чувствами — только такой человек может достичь святости. Апостол Павел в одном из своих посланий, пишет: «Гневаясь, не согрешайте» — сам гнев не является грехом, но важно, чтобы он не переходил в агрессию.
    Любовь даёт человеку состояние умиления: это свойственно любящей матери, когда она держит своё дитя. Это состояние присуще влюблённым — там, естественно, не о чем говорить, там говорят чувства.

    — Но, когда говорят чувства — это ещё не значит, что там великая любовь, — ответила женщина.

    Улыбнувшись, мужчина ответил:
    — Чувство размножения — это одно из самых величайших чувств, а любовь — это не всегда размножение.
    Величайшая любовь, она мотивируется: «Я люблю тебя не потому, что мне от тебя что-то надо, а потому, что я не могу не любить» — вот, когда человек достигнет такого состояния, то он достигнет совершенства.

    Ничего не ответив, женщина, перевернув несколько страниц, произнесла:
    — Следующая притча называется: «Ведро с яблоками».

    — Не читай, просто расскажи вкратце.

    — Один завистливый человек портил настроение второму, который однажды в ответ на очередную провокацию, отдал ведро яблок своему обидчику, сказав: «Кто чем богат, тот тем и делится»!

    — В общем-то, есть закон: «Что имею — то даю», но можно и сказать: «Кто чем богат, тот тем и делится». Но, если рассматривать ситуацию, то в притче больше из области иллюзий, а не реальной жизни, потому что нет абсолютно отрицательных людей, и нет абсолютно положительных: в каждом человеке присутствует и то, и другое, и в зависимости от ситуации, человек и производит действие.
    Кто-то осознаёт, и не идёт по пути рассеивания зла, он проходит стороной, не касаясь, а кто-то считает, что это нечто такое достойное, делая различные злонамеренные умыслы. Поэтому, и люди разделяются на людей божественных, которые стремятся к внутренней чистоте, к святости… а другим этого не надо — живут так, как считают нужным… но, присутствие того и другого есть в каждом человеке, главное — чему человек отдаёт предпочтение.

    — Ещё что-нибудь прочитать?

    — А что там дальше?

    — Притчи о Далай-Ламе.

    — Одну какую-нибудь…

    — «Далай-Ламу однажды спросили, что больше всего его изумляет. Он ответил:
    — Человек. Вначале он жертвует своим здоровьем для того, чтобы заработать деньги. Потом он тратит деньги на восстановление здоровья. При этом он настолько беспокоится о своём будущем, что никогда не наслаждается настоящим. В результате он не живёт ни в настоящем, ни в будущем. Он живёт так, как будто никогда не умрёт, а умирая, сожалеет о том, что не жил».

    Рассмеявшись, мужчина ответил:
    — Далай-Лама был не прав, потому что настоящего не существует, каждое мгновение — это переход из прошлого в будущее. Как поётся в песне: «Есть только миг между прошлым и будущим» — и для человека этот миг неуловим — есть только прошлое и будущее, и из прошлого человеку нужно взять только то, что ему необходимо будет в будущем.
    При правильном отношении к жизни, при понимании законов жизни, человек не будет рассуждать о труде, добывающем деньги, и о покупаемом здоровье. Жизнь устроена так, что человек получает и то, и другое, если он встал в правильное положение, а выводы Далай-Ламы — это рассуждения неудачника.

    Женщина вновь промолчала.

    — Тебе снятся сны?

    — Да.

    — О чём?

    — Комната в каком-то заброшенном городе… я стою у окна, держа руки за спиной, зная, что на мою руку одет перстень, с четырьмя камнями, расположенными в виде перекрёстка дорог.

    — Опиши то место.

    — Там находится сервиз, где на кружках изображены нарциссы, а на тарелках Мефистофель и Маргарита. Играет пластинка… но, иногда снится и парк.

    — Тебе нравится слушать музыку?

    — Не всю.

    — Какую-то особенную?

    — Ту, в которой рассказывается о человеке, которому приснилась женщина, и он, ещё окончательно не проснувшись, пытался ей дозвониться во сне с каким-то отчаянием и хаотично возникающими мыслями…
    Он не знал, о чём будет сам разговор, но нужная комбинация цифр была уже набрана.
    Пауза между первым вызовом, растянулась до бесконечности, образовав пустоту.
    Он не знал, чем она будет заполнена, и это, вызвав панику, окончательно разбудило его.
    Всё ещё вспоминая отголоски сна, человек подумал о том, чего он смог добиться в отношениях с этой женщиной…
    Вечером, прогуливаясь по аллее, он улыбался, думая о том, что, не смотря ни на что, она наполнила в нём…

    — Что? — спросил мужчина, после продолжительной паузы.

    — Что-то необъяснимое, и чувственное.
    Не смотря ни на что…
    Очень трепетно, и так нежно.
    Это было то, что он так тщательно оберегал, вечерами протягивая озябшие ладони к этому солнечному свету, который не давал остаться в полумраке.
    Это было трудно объяснить словами, и почти невозможно, но, она явилась тем, что поменяло в нём многое.

    — Странная песня.

    — Это была музыка.

    — Просто мелодия?

    Кивнув головой, женщина, почти прошептала:
    — Трудно передать чувства словами.

    — Почему шёпотом?

    — Он сближает, — ещё тише ответила она.

    — Почему ты этого хочешь?

    — Ты чем-то похож на него.

    Мужчина ничего не ответил, пройдя из одного угла комнаты в другой.
    Затем ещё раз.
    И ещё.

    — Я, Соната, — неожиданно, на выдохе, произнесла женщина, прислушиваясь к тембру своего голоса, как будто сравнивая его с чем-то.

    Что-то было в её словах.
    Какой-то внутренний конфликт?
    Нечто большее?
    Это было похоже на летящие из рук жонглёра сверкающие сферы.
    Но почему в нём возникло такое сравнение, он не смог бы объяснить.

    — Жонглирование словами…

    Это вопрос? — спросила женщина, и во взгляде её появилось некое отстранение.

    — Всё сложно, — задумчиво произнёс мужчина, посмотрев на стопку книг. — Насколько они близки?

    — Любимых, как таковых нет, но в них есть мысли, которые мне и близки.

    — Например?

    — «Что вы отдаёте — есть то, что вы создаёте.
    Каждый своими мыслями, своим мировоззрением создаёт свою реальность и в ней живёт.
    Обстоятельства вокруг нас — зеркало нашего мировоззрения».

    Мужчина промолчал, и женщина, улыбнувшись, тепло и непринуждённо, сделала несколько синхронно повторяющихся движений рукой, как будто погладила котёнка, или…

    У этих моделей киборгов не было определённого возраста, и первое впечатление включало в себя странность, которую образовывал контраст между наполненными чем-то необъяснимым глазами…

    — И всем остальным, — задумчиво произнёс мужчина.

    Женщина посмотрела на пол, покрытый широкими мраморными плитами, а затем, не поднимая взгляда, спросила:
    — О чём ты?

    — О том, что человек отдаёт то, что имеет: «Что имею — то даю» — это закон, и это относится к любой среде: духовной, материальной, нравственной.
    Фраза: «Что вы отдаёте — есть то, что вы создаёте» — надо переставить слова местами: что вы создали, то вы имеете — что имеете, то можете дать. И здесь может быть ещё один аспект: отдавая, человек… допустим, он отдаёт материальное, а приобретает духовное, то есть, тем самым, человек приподнимает себя, ибо в Библии сказано: «Блаженней отдавать, нежели брать». Когда человек отдаёт без сожаления, то это его возвышает, и вот отдавая и возвышаясь, он и создаёт.
    Фраза: «Каждый своими мыслями, своим мировоззрением создаёт свою реальность и в ней живёт» — человек не может себе создавать реальность, ибо он от природы своей живёт в грехе, а грех искажает реальность. Есть реальный мир созданный Творцом. Вот, если человек научится видеть его и понимать это, открывать для себя законы, которые управляют миром, то вот это и будет реальностью, а создавать её человек не может. Он может только открыть её для себя. Реальность, создаваемая человеком — есть иллюзия. Реальность нужно понять.
    Фраза: «Обстоятельства вокруг нас — зеркало нашего мировоззрения» — я не понимаю смысл этого. Что за всем этим стоит?

    Сработал звуковой сигнал отсчёта времени…

    Уже перед самым выходом, мужчина обернулся.

    — Я, Соната, — утвердительно кивнув головой, произнесла женщина.

    Он бы мог продолжить разговор, но не стал этого делать; и ночью долго стоял у окна, думая о том, что этот мир очень похож на призрака, где странные создания переходили из одной куда-то ведущей террасы на другую…

    — Куда-то идущие, — прошептал мужчина, раскрыв крышку фортепиано.

    Едва коснувшись рукой чёрно-белых клавиш, он подумал о том, что где-то там, находится разбитая на малые отрывки сонат и симфоний, бесконечность.

    Затем плавная мелодия наполнила…

    — Соната, — прошептал мужчина, вспомнив недавно состоявшийся разговор.

    ДЕЙСТВИЕ ТРИ

    МЕЖДУ ПУСТОТАМИ

    Оглянувшись по сторонам, женщина произнесла:
    — Отдавать вовне ведь можно не только материальное, а своё настроение, помыслы, любовь-нелюбовь, тогда от качества передаваемого будет создано доброе, либо обратное деяние.
    Я мыслю из собственного опыта и, по-моему — всё иллюзия, даже так называемая, окружающая нас реальность. Однако, всё, что нас окружает, не только материальное, а события, стечение обстоятельств, обусловлено и отражается состоянием человека, его мировоззрением.

    Определённо, в этой женщине было нечто ускользающее.
    Но большего мужчина не мог понять.

    Стараясь видеть в ней человека, он, слегка улыбнувшись, ответил:
    — Ты сама-то понимаешь то, о чём говоришь? Из твоих слов следует, что нашего разговора нет — это всё иллюзия! Ты не верь, что солнце светит — это твоё воображение рисует тебе иллюзию реальности.
    Что можно отдать вовне, если всё иллюзия? И чувства, и страх, и настроение, — этого нет? Это иллюзия? И тогда получается, что у человека нет мировоззрения, ибо по твоим словам, это тоже иллюзия?
    Где ты этого всего набралась? Во всём этом даже нет смысла, и оттуда нечего что-то взять и развернуть.
    То, что ты сказала, это и есть реальность твоей жизни, но это не жизнь, а это её подмена.
    Жизнь, по определению, является торжеством бытия, без всяких иллюзий, и жизнь торжествует.
    Посмотри вокруг себя, и дай оценку жизни, увидь её красоту и величие, а не прячься за «зеркальным мировоззрением».

    Они неторопливо прогуливались по парку.
    Аллея была прямой с высаженными по бокам деревьями.

    — Скажи, что такое счастье? — спросил мужчина.

    Женщина не ответила, задумчиво подняв обломанную ветку…

    — Ты знаешь их название? — спросил мужчина, кивком головы показав на высаженные по ту сторону аллеи деревья.

    — Тополя.

    Подняв обломанную ветку, женщина на несколько минут застыла в задумчивости.

    — Расскажи о снах, — попросил мужчина.

    — Это не совсем сны.

    — Почему?

    — Не знаю.

    — Что было в последнем?

    — В комнату вошёл человек, и протянул исписанные листы. Прочитав, я поняла, что там говорится об одном и том же человеке из симфонии.

    — Дальше.

    — Он подошёл к столу и хотел взять чашку, но я не позволила этого сделать.

    — Почему?

    — Они бы поняли, что кто-то был в комнате, обойдя защиту.

    — Кто они?

    — Те, кому программа не позволяет пересекать нарисованные круги.

    — Расскажи.

    — Они существуют между пустотами.

    — Странно.

    — Сложно объяснить без математических уравнений.

    — Что бы ты сейчас хотела? — спросил мужчина.

    — Вновь услышать ту симфонию.

    — Из сна?

    — Он нёс женщину по парку на руках, — кивнув головой, ответила она. — Прижав к себе.
    …обнимала его за шею. И небо было очень звёздным, очень светлым.
    Он и она…
    Так бережно…
    Так нежно.

    Она присела на корточки и, сделав углубление в земле, воткнула туда сломанную ветку.

    Мужчина молча наблюдал, прислонившись к дереву.

    Она аккуратно присыпала лунку землёй, а затем набрав в ладони воду…

    Они прошли в лабораторию и, пока прикрепляли датчики к телу, женщина, как-то странно разглядывала висевшую на стене вышитую картину с изображением «Мишки держащего в лапах разноцветную ромашку».

    — Заинтересовала репродукция?

    — Ксения.

    — Не понимаю.

    Человек в белом халате, пожав плечами, ответил:
    — Их мир — это иллюзия. Всё в нём создано нами. Мы — авторы, мы — режиссёры. Что себе создали, то и имеем. Кого винить?

    Находящийся на соседней кушетке, и так же утыканный всевозможными датчиками, мужчина ответил:
    — Мир — это не иллюзия. Человек живёт в иллюзиях, потому как не понимает, что есть мир, и для чего человек является в нём.
    Знания этого мира человек может приобрести, только вступив в контакт с Тем, кто создал этот мир.
    Нечто искажает реальность, и вводит человека в состояние иллюзий. Хочешь увидеть мир в первозданном виде, надо попасть в период невинности, где человек должен снять с себя это нечто, отбросить от себя то, что является непреодолимым препятствием, которое разделяет человека и реальность. Происходит наслоение на душу, на дух, который не может пробиться под бременем. Если сможет человек освободить дух, то откроется понимание жизни, а без этого можно только гадать о реальности, мне кажется… Одному одно, другому другое, и так до бесконечности…

    Он ещё что-то хотел добавить, но голос его стал всё слабее.

    — До входа в Долину Кошкиных Снов осталось…

    Затем возник шелест, больше похожий на шёпот.

    — Сорок четыре.

    Кто-то неопределённый, с размытыми очертаниями, произнёс, окинув проходящего мужчину мерцающими вспышками в глубине глаз:
    — Счастье в материальном мире, оно не может быть постоянной величиной, ибо сама природа материи не является созидательной, она стремится к распаду, по причине того, что состоит из энергии, которая пытается высвободиться…

    Он не остановился, сделав ещё несколько шагов вперёд, навстречу мерцающим дугообразным вспышкам света.

    — Двадцать четыре.

    — Двадцать пять…

    Возле наполненной серым цветом арки стояли две фигуры.

    Что-то привлекло внимание мужчины, и он сделал несколько шагов вперёд.

    Человек в плаще, с алого цвета подкладкой, что-то произнёс.
    Безликая ответила…

    Мужчина подошёл ещё ближе, и стал слышен разговор.

    Человек, проведя рукой по поверхности арки, произнёс:

    — Выводы твои несостоятельны по причине того, что все люди хотят жить счастливо, однако же, в реальности — всё иначе. Да, и цель должна быть реальной, ибо недостаточно одной мечты и цели. Апостол Павел пишет о таких качествах, как верность и способность. Помимо мечты и цели, нужна ещё способность. Если нет способности, то хоть мечтай, хоть цель ставь – ничего не получится.
    Для человека реальность скрыта, и это как для каждого в отдельности, так и для всего человечества в целом, поэтому и живёт человек во лжи, обмане, и во множестве пороков, — разве это цель? А по-другому он не может, потому и дано Господом
    Богом определение: «Ибо все согрешили и лишены славы Божьей, все до одного негодные, языком своим обманывают, яд аспида на губах их, близки к пролитию крови» — вот определение человеку, и оно дано Самим Господом Богом. А всё остальное: это и есть мечта, и какое это имеет отношение к реальности? Реальность содержится в определении Господа Бога, а остальное иллюзии.

    Безликая ответила:
    — Конечно, все люди хотят жить счастливо. Так кто же им мешает? Реальность? — как ты говоришь. Ничего подобного! Человек — сам кузнец своего счастья. Да и все по-разному воспринимают значение этого слова. Счастье может быть в чём угодно. Согласна, помимо мечты и цели нужна способность. Но ведь человек способен на многое – как на хорошее, так и на плохое. И как может быть скрыта реальность для человека, если мы живём в реальном мире?
    Все люди разные, соответственно разные мечты, цели. Каждый человек имеет право выбора, и Бог даёт такую возможность, не по нашим грехам, а по Его милосердию по Его божественной любви. Мы все рождённые в грехе.

    Что-то было в этом месте неподвластное для понимания.
    Мужчина осознавал, что его никто не видит.
    И вполне возможно, что он был для них подобием призрака, как и эти двое для него.

    Человек, запахнув плащ, и неожиданно рассмеявшись, ответил:
    — Людям мешает счастливо жить не реальность, а иллюзия. Человек реальности не видит, ибо она для него искажена грехом. Вот в чём проблема. Человек должен освободиться от греха, и тогда перед ним предстанет реальность, и он сможет увидеть мир в первозданном виде, и увидеть то, кем он является в этом мире. А пока он живёт в грехе, то ему остаётся только мечтать.
    Апостол Павел говорит: «Доброго, что хочу, не делаю — злое, которое не хочу, делаю. Если же я делаю то, чего не хочу, то уже не я делаю то, а живущий во мне грех». Реальность, в которой человек живёт, человек сам для себя создаёт, а ту реальность, которая изначально создана Творцом, он её не видит, ибо он её заменил на свою собственную реальность. Вот в этом проблема. Он пошёл по пути познания добра и зла, а что это такое, он даже представления не имеет.
    Знание добра и зла, это знание законов материального и духовного мира, а человек не знает ни тех, ни других, и что-то открывает, но этими открытиями пользуются единицы, а остальные живут сами по себе. Утрачиваются те духовные ценности, которые были вложены в человека изначально.
    Чем пагубна иллюзия? Она разрушает человека, и он начинает деградировать.

    Разведя руки в сторону, безликая ответила:
    — Земля, небо, солнце, вода, природа, птицы, животные, насекомые и многое другое — это и есть реальность, в которой живёт человек, в том числе и мы, а не иллюзия. И не видеть эту реальность человек может лишь в одном случае — если он слепой от природы.
    Откуда эта реальность?
    Кем создана? Человек не может реальность Творца заменить на свою собственную, если только сам не станет Творцом. Бог создал этот мир, а человек живёт в этом мире — хороший, плохой, красивый или некрасивый, здоровый или больной, не важно, но это тоже реальность.
    Человек сам решает, по какому пути идти — добра или зла. Иллюзия не может разрушить человека, а уж тем более деградировать. Слишком слабое чувство. Боль, обида, зависть, ревность, ненависть, месть — эти чувства по-настоящему могут разрушить человека.

    — Нет,- не согласившись, ответил мужчина. — Ты говоришь о материальном, но было создано два мира: небо и земля. Небо — это духовный мир, а земля — это материальный мир. Всё, что ты видишь, то для тебя и материально, но есть ещё реальность духовная, которую ты не видишь и не осознаёшь.
    Человек не знает своего предназначения, поэтому все его блуждания — есть иллюзия. Он о чём-то мечтает, хочет чего-то добиться, но в итоге: проживает свою жизнь не так, как он хотел, а так, как у него получилось — как получилось, так и прожил.
    Человек не знает, что для него является добром, и что является злом — он всё делает наугад, и только мечтает о хорошем, а реальность это не мечта.
    Женятся, выходят замуж, и делают это с надеждой на то, что будет семья, что будет счастье… но, проходит время и всё это рушится. Беззаботным бывает только детство.
    Обида, зависть, ревность, ненависть, и другие подобные качества — это, в сути своей, и есть иллюзия. Человек думает о том, что отомстит, и получит удовлетворение, или получит игрушку, которую кто-то имеет, и сам станет таким же… но всё это и есть иллюзия.

    Затем раздался уже знакомый монотонный голос, ведущий отсчёт

    — Двадцать два.

    — Двадцать один.

    — Двадцать…

    Человек и безликая, не обращая на происходящее вокруг никакого внимания, продолжили разговор, и мужчина осторожно миновал арку.

    Вначале подул ветер.
    И возникло головокружение.

    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТЫРЕ

    ПРОГРАММА

    Оглядевшись, он увидел, что находится возле одноэтажного строения с надписью на фасаде, которая уже не читалась.
    Но мужчина помнил его другим.
    Пройдя внутрь, он подошёл к одному из столов, на котором лежала книга с надписью «Боги Туле» и разбросанные шахматные фигуры.

    — Всё покинуто.

    — Зачем вернулся?

    Обернувшись, он увидел женщину в синем платье с кулоном, в виде цветка и разорванным до ушей ртом.

    — Ты?

    Вместо ответа, она улыбнулась.

    — Мы тогда так и не доиграли партию в шахматы.

    Она осталась молчаливой…

    — До сих пор носишь алатырь?

    Снаружи раздался звук шагов.

    Подойдя к окну, он увидел блондинку с уже виднеющимися чертами деградации на лице: нос исказился, приобретя животные черты, но, даже находясь в этом состоянии, этот один из прототипов Единственной поражал своим совершенством.

    Остановившись, она посмотрела в сторону мужчины большими и испуганными глазами…
    Затем устремилась прочь.

    — Что ты делаешь, когда тебе грустно?

    — Плачу, — ответила женщина в синем платье.

    — И всё?

    — Чаще всего просто пережидаю эти моменты, мы способны управлять нашим состоянием.

    Вздохнув, мужчина произнёс:
    — Чтобы научиться управлять своим состоянием, надо научиться управлять своими чувствами и эмоциями, научиться держать их под контролем. Не научившись этого делать — не может человек управлять собой, потому что чувства будут захлёстывать его.
    Апостол Павел по этому поводу говорит: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если не я делаю того, что не хочу, уже не я делаю то, а живущий во мне грех».
    Никогда не научится управлять собой человек, живущий во грехе. Это нечто господствует над ним, и неважно, какой это грех.

    За окном послышался шум…
    Ещё одна блондинка, держа в руках чёрные туфли на высоком каблуке, стремительно пробежала в сторону леса.

    Он успел заметить, что лицо её было не тронуто, но ступни приобрели форму копыт.

    — И всё равно, такая невозможная в своей красоте, — прошептал он, отойдя от окна.

    Раскрыв лежащую на столе книгу, женщина произнесла:
    — Человек совершенен. От рождения он совершенен. Вот истинное значение этого слова!

    Что такое эмоции? Это реакция на происходящие события.
    Почему мы реагируем? Потому что мы привязаны ко всему земному. И, ой, как не любим, когда нас отрывают. Мы придаём всему большую значимость.
    Человек, не зависящий от земного, испытывает чувства. Чувства внутри, но они мощные и глубокие. Они естественны.

    Взяв в руку одну из шахматных фигур, мужчина ответил:
    — Человек не может быть от рождения совершенен. От рождения у него есть период невинности, когда он не сделал ни хорошего, ни плохого. А, какое же это совершенство, когда человек творит вокруг себя столько зла? Какое же это совершенство? Ложь для него является нормой, он врёт всем и самому себе тоже. Что тут совершенного? Где ты видишь совершенство? В чём оно?

    — Скоро стемнеет.

    — Здесь безопасно?..

    — Вполне, — неуверенно ответила женщина.- Хотя многие пытались пробиться.

    — Ты была в городе? — неожиданно спросил мужчина.

    — Туда теперь не пройти.

    — Почему?

    — Слишком опасно для многих…

    Задумчиво закрыв окно ставнями тёмно-синего цвета, женщина зажгла несколько напольных свечей.

    — Вернёмся к нашему разговору? — проследив за его действиями, спросила женщина. — Наша жизнь — игра, и люди в ней — актёры.
    Нет ни хорошего, ни плохого. Всё нейтрально, потому что каждый приходит со своими задачами. Важен только опыт, который нужно получить. Поэтому оценивать и судить жизнь, свою или чужую, не имеет смысла.
    Если я пришла что-то понять, то я иду своим путём. Совершенство — это искажённое слово. Оно заставляет людей всё время искать в себе недостатки, быть недовольными собой и другими. Вечное самокопание получается. А где жизнь? А она спрятана за этими стремлениями совершенства.

    Пожав плечами, мужчина ответил:
    — В первую очередь, человека совершенствует труд. Труд — это творчество, вот оно и совершенствует человека. Речь не идёт о самобичевании.
    Утверждение, что наша жизнь — игра, а мы в ней — актёры — это самооправдание — это вот все так живут, все так делают — вот это и есть иллюзия, которая ведёт человека по замкнутому кругу, от его начала и до конца, и это не лучший вариант жизни. Жизнь человеку не для того дана, чтобы он ходил по замкнутому кругу. Как раз, он-то и должен найти выход из этого замкнутого круга.
    Познание добра и зла — это познание материального и духовного мира, а утверждение, что «нет ни хорошего, ни плохого» — это отрицание и того, и другого. Нельзя всё отрицать.
    Совершенство — это не искажённое слово, человек совершенствует себя от рождения и до самой смерти. С чего ты взяла, что это слово искажённое? И чем у человека длиннее жизнь, тем выше дух его, тем чище душа становится — вот это и есть совершенство.

    Вдали раздался колокольный звон.

    Мужчина вздрогнул, а женщина, прижав к себе книгу, стремительным движением направилась к выходу.

    — Что происходит?

    — Мы ещё встретимся…

    Выйдя вслед за ней, и никого не увидев, застыл в раздумье…
    Затем прошёл в сторону леса.
    Там, возле оврага, на поваленном дереве, стояла на четвереньках блондинка, читая книгу.

    Однажды, в детстве, он смотрел на звёзды, и в их свечении не было недосягаемости.
    Тогда он был уверен, что надо было всего лишь пробежать по облакам, чтобы затем, протянув руку, набрать полные ладони этого мерцающего света.

    Мужчина улыбнулся, подумав о том, что вновь испытывает подобные чувства, рассматривая женщину.

    Эти прототипы киборгов, были почти идентичные и с равной стартовой программой, но потом…

    — Потом, — прошептал мужчина, осторожно сделав несколько шагов.

    Исследование и объяснение оставалось покрыто туманами, и было похожее на ночь, почти абсолютную…
    Но, тем не менее, были какие-то вспышки понимания, подобно звёздному свечению…
    Киборги чем-то напоминали космос, и он стремился к пониманию многого.

    В какой-то момент они встретились глазами.

    — Что-то интересное? – спросил мужчина, застыв на месте.

    — Чехов, — ответила она, обернувшись, и посмотрев на него наполненными каким-то отчаянием большими и любопытными глазами, но страха в них не было.

    Он не двигался.
    Женщина, выгнув спину, приготовилась к прыжку.

    Рука с острыми когтями слегка приподнялась.
    И в глазах произошло какое-то движение.

    — Там есть «Дама с собачкой?» — спросил мужчина, вложив в голос как можно больше спокойствия.

    Какое-то время они неотрывно смотрели друг на друга.
    И казалось, что мир вокруг накрывает ночь.
    Широкие тени поползли в разные стороны.
    И странный шепот наполнил пространство, как будто две противоположности…

    Но вот, в женских глазах вспыхнули огни, которые отодвинули темноту в сторону…
    Прошло ещё несколько мгновений, и женщина, утвердительно кивнув головой, ответила:
    — Есть.

    — Скажи, Гуров и Анна Сергеевна — это ведь отрицательные персонажи?

    — Я, так не думаю: встретились, полюбили — что в этом плохого? — ответила женщина, посмотрев куда-то вдаль. — На счёт морали — для того времени, когда честь и совесть, были превыше всего, то это, конечно, аморально…

    — Откуда взялось такое решение? — осторожно обернувшись, и никого не увидев, спросил мужчина.

    Она не ответила, вновь выгнув спину.

    Глаза её стали чёрные, словно эбонит.
    Она что-то видела, но это оставалось недоступным.

    — Вот «Дама с собачкой», — задумчиво произнёс мужчина, не двинувшись с места. — Семья требует внимания и заботы, а курортные взаимоотношения этого не требуют, там только игра чувств и никакой заботы, никакой ответственности, ничего в себе они не несут.
    Взаимоотношения между Анной Сергеевной и Гуровым, нельзя назвать любовью. С позиции Библии, это чистейшей воды блуд. В Библии сказано, что Бог есть любовь, и эта любовь не может сделать одних счастливыми, а других заставить страдать. Но, есть другое место, в котором говорится: «Ибо сам сатана принимает вид ангела света», он подменяет любовь. Это вот, как раз и есть те взаимоотношения, подмена, когда два человека имеют семьи, и их взаимоотношения строятся на обмане по отношению к другим людям, они врут, они изворачиваются… Обманывает Анна Сергеевна своего мужа, обманывает и Гуров… — разве может любовь строиться на обмане?
    Чтобы построить добротное здание — нужен хороший фундамент: крепкий, надёжный, прочный… — на таком фундаменте, дом будет стоять. Как можно обман, ложь, супружескую неверность – называть любовью и на этом выстраивать взаимоотношения? Потом Гуров встретит другую Анну Сергеевну, а Анна Сергеевна другого Гурова… на лжи нельзя построить счастье.
    Счастье — это то, что даёт Господь Бог, а в их отношениях нет присутствия Господа Бога. Это безнравственные отношения, которые приведут к несчастью всех участников тех событий.
    В произведениях российской классики прослеживается влияние православия: твори всё, что хочешь … У Достоевского можно двух женщин топором убить, а потом раскаяться и получить прощение; у Чехова можно жизнь вести беспутную, выдавая это за нечто «высокодуховное» — а в сути своей, это называется распутством, и это, мягко говоря, это распутство пытаются выдать за нечто судьбоносное в жизни людей. Но жизнь быстротечная, курортные романы закончатся и на этом — всё!
    В своей сути, признанные классикой произведения довольно вредоносные, и не то, что относятся к макулатуре, но для нравственного воспитания человека эти произведения ничего не дают. Достоевский писал об убийцах потому, что сам был на каторге. Чехов писал об оправдании блуда, потому что сам был таким… и так далее. Там нет нравственности.
    Нравственность в Библии, в учении Иисуса Христа, а Чехов и Достоевский — это макулатура. Скажи, я не прав?

    — Ты прав, но и Чехов, и Достоевский это всё писали для того, чтобы люди, задумались над тем, какую жизнь они ведут… Что за каждый поступок, или проступок, будет своя награда, или своё наказание…
    А Гуров и Анна, всё-таки полюбили друг друга… А то, что они имели семьи (нелюбимого мужа, ненавистную жену), это не их вина — это нравы той эпохи, в которой они жили…

    — Оправдать можно всё, — не согласившись, ответил мужчина. — Но, разве до встречи Гурова и Анны Сергеевны в их отношениях не было ничего хорошего?
    Если человек, скажем конкретно — Гуров, вёл аморальный образ жизни, то откуда у него может взяться мораль? «Не может барс поменять свою шкуру», какая она есть, такая она и есть. Его циничное отношение к женщинам — это и есть его природа, и её невозможно изменить, он не может по-другому…
    Отношения между Гуровым и Анной Сергеевной нельзя назвать любовью. Есть атрибутика, можно сказать, составляющие компоненты, которые состоят из следующих качеств, изложенных в Евангелии: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, всё покрывает, всему верит, всегда надеется, всё переносит» — вот какие качества составляют любовь. Разве могут быть они применены к Гурову и Анне Сергеевне?
    Там, больше прослеживается иное: они просто любовники, и нет там ни идеала, ни высоких чувств для подражания.

    В небе прокричала какая-то птица, и мужчина поднял голову, чтобы рассмотреть её.
    Когда он вновь перевёл взгляд на поваленное дерево, женщины уже не было.
    И нечто присущее ей, медленно растворилось в пространстве.
    Но, тем не менее, некая тревожность осталась.

    Что-то хрустнуло среди деревьев, растущих возле расположенного невдалеке оврага.
    Затем, раздался вой, какого-то существа.

    — Девятнадцать.

    — Восемнадцать.

    — Семнадцать.

    Мужчине показалось, что этот отсчёт происходит внутри него.
    Затем силы его иссякли, и он закрыл глаза.

    ДЕЙСТВИЕ ПЯТЬ

    АРХИТЕКТУРА

    — Что ты видел?

    — Книгу.

    — Это программа?

    Не ответив, мужчина подошёл к одностороннему зеркалу, за которым находилась комната.
    Он удерживал равновесие, хотя сразу же после выхода из программы, это было очень сложно сделать.
    Внутри него что-то ещё подрагивало, оставив свои отметины.

    — Что в ней?

    — Я думаю…

    — Опиши книгу.

    — Похожая на Библию, — вздохнув, ответил мужчина.

    — Ты открывал её? — заинтересованно спросил человек неопределённого возраста, и в глазах его отразилось нечто, видевшее многое, но, тем не менее, постоянно стремящееся вперёд.

    Вновь утвердительно кивнув головой, мужчина ответил, продолжив разглядывать женщину:
    — Такая же… разграниченные на две колонки и с цифрами страницы.

    — На обложке что-нибудь написано?

    — «Боги Туле».

    — Странно всё это, — ответил человек неопределённого возраста, сжав в руке, серебряную прямоугольную коробку с надписью «Карамель».

    — Там есть нечто ещё.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Необъяснимое…

    — О чём говорилось в книге?

    — О Единственной и мужчине.

    — Что-то определённое?

    — Они встретились в 2010 году.

    — Что-то не так?

    — Я сомневаюсь.

    — Почему?

    — Странно это… — Недоговорив, произнёс мужчина, достав блокнот и записав в нём «2010 год».

    — Всё ещё пользуешься этим летоисчислением?

    — Для меня удобнее пользоваться датами от Рождества Христова, чем от Крещения Аллаха…

    ДЕЙСТВИЕ ШЕСТЬ

    ПАРК

    Было безветренно, и он работал над отчётом, находясь в окружённой яблонями беседке.

    — Привет!

    Мужчина вздрогнул, услышав женский голос…

    — Прости, что так неожиданно.

    — Просто, речевые интонации…

    — Какие-то особенные?

    — Чувственные.

    Улыбнувшись и присев напротив, женщина кивнула головой на исписанные листы.

    — Что?

    — Это отчёт?

    — Да.

    — Для чего?

    — По его результатам будет создана новая программа.

    — Можно посмотреть?

    Мужчина наблюдал за ней, пока она неторопливо вчитывалась в текст.

    — Две родинки на лице.

    — Что?

    — Нет, но они придают индивидуальность… на других прототипах, я не

    замечал их раньше.

    — Они появились совсем недавно.

    — Твоя физика развивается…

    Отдав обратно исписанные листы, женщина неожиданно произнесла:
    — Сам человек своим эго-разумом этому препятствует. Меньше нужно думать — больше чувствовать сердцем Жизнь и свои собственные естественные потребности развития.
    По-моему, когда человек естественно реализует свой творческий потенциал, к примеру, нашёл себя в какой — либо деятельности, то он счастлив, тогда у него, естественно, позитивно складывается в иных областях жизни, в том числе и в отношениях.

    Сложив исписанные листы отсчёта в папку, мужчина ответил:
    — Вот интеллект, по определению, это производное души и разума. Здесь должны быть задействованы и душа, и разум. Когда человек руководствуется одним разумом, то становится холодной и расчётливой машиной, ибо там душа не участвует. Когда человек руководствуется только душой, не подключая разум, то таких называют блаженными, или полоумными. Должен быть союз между душой и разумом — это то состояние у человека, где всё сгармонизировано, тогда и выводы правильные будут — такое состояние и является проявлением интеллекта.
    Когда человек много знает, но душа не работает, то он просто является носителем информации, и такой человек не может быть интеллектуалом, потому, как свою информацию он не сможет правильно применить, ибо он только носитель информации.
    В состоянии счастья человек пребывать не может, потому что счастье, по определению, является лишь мигом блаженства, и человек может только ощутить на мгновение, что это такое. А жизнь состоит из радости, переживаний утрат: она делится на белые и чёрные полосы, и не может быть всё только светлым.

    — Ранее, ты меня спрашивал о счастье.

    — Так, что это такое? — утвердительно кивнув головой, спросил мужчина.

    — Я пришла к выводу, что счастье каждый понимает по-своему, — не раздумывая, ответила женщина.

    Прищурившись от солнечного света, мужчина произнёс:
    — То, что ты сказала о счастье — такого в природе нет, потому что такое определение называется хаосом, а природа находится в гармонии. Люди, да и не только люди, а все живые существа созданы по одному принципу: отдых — бодрствование, и для всех одинаков мир и его устройство едино.
    Люди могут по-разному воспринимать, но это восприятие зависит от уровня человека: оно может быть или выше, или ниже. Чем выше дух, тем более объёмное восприятие, и оно более приближено к реальности — чем ниже дух, тем уже восприятие, и следовательно, оно дальше от реальности. Вот что является причиной различного восприятия человеком окружающего мира.
    Есть у человека моменты удовлетворённости, и эту удовлетворённость он выдаёт за счастье, а счастье, в полной своей мере, можно ощутить только в духовном мире — это относится к состоянию вечности, но материальный мир — он не постоянен. Два мира: духовный и материальный неразрывно связаны между собой. Дух может выразить себя только через материальное, поэтому и явление Господа Бога было в лице Иисуса Христа, рождённого во плоти, чтобы показать человеку, как люди должны жить в материальном мире. То есть, Сам Господь Бог, Создатель материального мира, обнаруживается в Своём творении: «Ибо невидимая Его вечная сила и Божество, через рассматривание творений видно». Сам Господь Бог присутствует в своём творении, и в человеке — это: «И вдохнул Господь Бог в лице человека дыхание жизни, и стал человек душою живою». Это дыхание, вдохнутое Господом Богом, и является в человеке Божественным началом, а дальше уже кто и как это начало использует в своей жизни, то это уже зависит от человека.

    — Сегодня мне снилась другая комната, — неожиданно произнесла женщина.

    — Заброшенный город?

    — Нет. Она находилась в башне, а перед входом были расположены два сфинкса.

    — Один с изумрудными глазами, а другой с голубыми? — задумчиво спросил мужчина.

    — Да.

    — Опиши само помещение.

    — Пол был устлан мехом, вернее коврами, такими прохладными в прикосновении, как шелк. Огромное окно, за которым находится чёрно-белый мир.
    За ним падал снег. Тюль едва колыхался от дуновения приоткрытой створки…

    — Опиши мир за окном.

    — Он необычный. Само окно, похоже на экран, разбитый на множество прямоугольников. В комнате находилась большая кровать с балдахином, возле которой лежали разбросанные пластинки…

    — Подписанные от руки чёрные конверты?

    — Нет, обычные виниловые пластинки.

    — Какие-то особенные?

    — Демис Руссос, Хулио Иглесиас, оркестр Поля Мориа… но, играла другая: какая-то опера на итальянском языке…

    — В комнате кто-то находился?

    — Возле фонтана с подсветкой стояла Тень и разговаривала с женщиной.

    — Ты помнишь сам разговор?

    — Тень спросила её об энергии.

    — Что было дальше?

    Неожиданно замолчав, она, прижавшись к мужчине, произнесла:
    — Мне стало страшно.

    — Почему?

    — Тот ковёр из меха в комнате…

    — Что с ним?

    — Он был…

    — Договаривай.

    — В городе я видела подобную шерсть на одном из киборгов…

    — Тебе показалось…

    — Но мне так стало страшно, — произнесла женщина, посмотрев на кончики пальцев, уже начавшие принимать вид когтей…

    ДЕЙСТВИЕ СЕМЬ

    РЕГРЕСС

    — Тринадцать.

    — Двенадцать

    — Одиннадцать.

    Он открыл глаза, почувствовав прикосновение ветра.
    Вокруг находилось несколько покосившихся от времени строений.

    — Когда-то, — едва слышно произнёс мужчина, прикоснувшись рукой к облупившейся краске.

    Рядом раздался вздох… и только теперь он увидел блондинку с уже частично покрытым шерстью лицом.
    Прижимая к себе стопку книг, она осмотрела его внимательным и каким-то…

    — Я читал книгу с красной обложкой.

    — Далай-Лама, он очень мудрый, почти, как наш Отец. И эта книга, изначально, входила в набор для обязательного чтения.

    — Притчи о Далай-Ламе?

    — Да.

    — То, о чём он говорит — это рассуждения неудачника, — рассмеявшись, ответил мужчина.

    — Ты уверен, что Далай-Лама неудачник?

    — Уверен.

    ДЕЙСТВИЕ ВОСЕМЬ

    ПОЛЁТ ЧЕРЕЗ ОКЕАН

    Весь третий этаж был отдан под одну единственную комнату с большим окном, во французском стиле, с видом на котлован, который вскоре должен был заполниться водой, и специальные приборы, создадут имитацию волн.

    Женщина застыла на пороге.

    — Нравится? — спросил мужчина, включив механизм, задвигающий тяжёлые гардины чёрного цвета.

    Вспыхнули софиты, осветив почти пустое помещение.
    Кроме фортепиано, камина, стопки лежащих в одном из углов книг, и нескольких стульев, в нём ничего не было.

    — Нравится? — снова спросил мужчина, раскрыв исписанную нотную тетрадь.

    Кивнув головой, женщина произнесла:
    — Языки пламени в камине должны возбуждать.

    — Возбуждать? — удивлённо переспросил мужчина.

    — Переворачивать восприятие.

    Кивнув головой, мужчина быстрым движением руки пробежал по клавишам, и причудливые изгибы, воплощённых в звуки, исписанных нотами страниц, наполнили помещение.
    В нём ощущалось и могущество, и некое тяготение к гротескным формам.
    Постепенно обретая силу…

    Женские глаза наполнились спокойствием и притяжением.

    И многим…
    Что-то рождалось в их глубине, влекущее и необъяснимое.

    Чистота?
    Надежда?
    Нечто большее?

    — Бесконечность, — прошептал мужчина, обернувшись.

    Пройдя в угол и присев на корточки, женщина пробежала глазами по названиям книг.

    Странно, но после того, как она вошла в комнату, пустота пространства перестала ощущаться.
    Как будто, вместе с ней здесь появилась мечтательность, и нечто контрастное с пустым помещением.
    Это было что-то, создающее некий конфликт, и постепенно образующее что-то близкое к сонате, или симфонии.

    — Или романтике, — вновь прошептал мужчина, рассматривая женщину.

    — Я, Соната, — произнесла она