ЕвВа. Часть третья. Филипп — ветерок разногласий. (отрывок из романа)…

Эго — источник чужих желаний.
Эго — источник твоих проблем.
Эго — источник своих проблем именно потому, что оно источник чужих желаний. Эрнест Цветков.
Глава 1. (Вместо предисловия).
Девушка сидела на берегу. Теплый утренний ветерок играл с ее прической, нарочно наводя творческий беспорядок, обласкивал все тело и уносился, чтобы опять вернуться, а нежное, прохладное море звало за собой, торопливо подплывая, голубило ее стопы и игриво отбегало назад. Розовый горизонт разрывало утреннее солнце, выходя из водной глади, чистым и пока еще добрым.
— Как хорошо! — подняв очки и вдохнув полной грудью, проговорила Ев, облокачиваясь на сидящего рядом мужа. — Боже мой, как же хорошо быть свободной! Дышать этим воздухом… Видеть этих двух взрослых детей, на фоне величественной природы, и ощущать твое плечо, крепкие руки, горячие губы….
— Надеюсь, я сам, так же радую тебя, как и все остальное? — тихо вставил Дэн, не пошевелившись, не посмотрев ее сторону, даже не опустив голову подарить скромный поцелуй. Просто сидел, подняв лицо к небу, прикрыв глаза и старался, во всю старался, не думать о вчера.
— Глупый! Мог бы и не спрашивать. — она замолчала, наблюдая, как Эдгар и Валери, после пробежки, соревнуются в скорости заплыва к бую, поднимая фонтаны брызг, словно киты и перекрикиваются, смеясь и подшучивая друг над другом, не задумываясь, слышит ли их кто еще.
— Идем, поплаваем? — чмокнув в плечико, Дэн поднялся и протянул ей руку: — Вода теплая.
— Нет, Дэн! Не хочется. Надеюсь, ты помнишь, что в первый день мы с морем любим друг друга — визуально? А ты иди. Я не боюсь быть одна.
— Так могла сказать, только моя Гения! — улыбнулся Дэн. Сказал просто так, а она насторожилась:
— Как долго вы будете сомневаться в своем выборе? — Опуская очки, отгоняя грусть, спросила Ев, а глаза выдавали: страх, обиду и даже собственное волнение.
— Я не сомневаюсь и не сомневался. Я утверждаю! — Дэн присел: — Поверь, Зая, это большая разница! — Поцеловал ей руку, забежал в воду и быстро догнал брата и его жену.
— Ты решился бросить ее одну?! — шутя спросила Вел.
— Она не одна. — ответил Дэн, нырнул и тут же показался, затылком к берегу, прищурено смотря на замершую в непонимании девушку.
— Не понял? — Эд развернулся к нему, искренне испугавшись, что Ев опять вспомнила детские причуды, повлекшие столько неприятных минут, а брат ей подыгрывает.
— Она, визуально, общается с морем!
— Это моя Ев! — воскликнула Вел и обняла буёк, дыша тяжело и шумно.
— А были сомнения?! — Дэн посмотрел на обоих и попросил: — Вы только при ней, пожалуйста, обходитесь без этих слов!
— При ней не буду, — заверил брата Эдгар и продолжил то, что Дэн никак не думал услышать. — Что касается сомнений, то их не было, но и уверенности, после случившегося, в сто процентов, никто не даст.
— Прекрати! — вспылил Дэн. — Я дам!
— Не надо психовать! Я сказал, что сказал, не более не менее. Рад, что ты так тверд в своих решениях. А вот ей, — Эд кивнул в сторону Евгении, — ты не один день будешь вселять и доказывать свою веру! Если ты не заметил, то у нее в глазах до сих пор страх.
— Заметил. — более спокойно ответил Дэн, — что мне теперь, под колпак ее спрятать?
— Не надо никуда и не под что прятать. И бросаться от крайности к крайности не надо. А вот убеждать, что все хорошо, нужно. И в этом можешь рассчитывать на нас! — поучал младшего брата Эдгар, чем задел собственную жену:
— Знаете что, братцы, может прекратите?! Если вы не поняли, то мы с Ев не из робкого десятка. Вы сначала в себе разберитесь. — облила их в сердцах водой и поплыла к берегу.
— Не понял! Что за наезд? — глянул ей вслед муж, подняв брови.
— Вел! — с не меньшим удивлением крикнул Дэн, — Объясни!
Эд обогнав, остановил ее:
— Объясни нам, как ты выразилась, кроликам, в чем наш прокол.
— Да не в чем! Я в общем.
— Нет, уж. — подключился Дэн.- У тебя есть, что сказать, я это чувствую.
— Что вам сказать? — переводила она взгляд от одного к другому. — Что все, произнесенное вами пол минуты назад — философия и разглагольствование?! Или, что все совсем не так, как вы пытаетесь доказать друг другу?!
— По-моему, нам всем надо поставить жирную точку и начать сначала! — предчувствуя тяжелую разрядку, Эд попытался свернуть разговор.
— Не оригинальная позиция у тебя муженек. Поверь — не получится. И не поможет.
— Да почему?! — полностью поддерживая брата, не желая никаких выяснений отношений, уточнил Дэн.
— Да потому, что у вас самих уверенности на девяносто процентов.
— Что? — В голосе у обоих смешалось удивление с легким возмущением.
— Что слышите! Хорошо, я поясню, чтобы вы не ломали голову. Вы жили в своем мирке, знали, что ничего с вами произойти не могло, что ничего вашей жизни не угрожает и проспали эти десять поцентиков. А теперь пытаетесь найти их друг у друга! — и поплыла дальше, дав им время понять, что она сказала. Но выйдя на берег подумала: «И чего вспылила? Хотя, пусть помучаются.»
— Вел! — позвала Ев, наблюдающая необычную картину и непонимающая происходящего:- Что за споры и без драки?
— Да, так! Ликбез для мальчиков, об уверенности. Между нами — сама не пойму, чего на них взъелась. О! Сейчас продолжим! — она услышала шорох песка и даже не оглянувшись, приготовилась к диспуту.
Подошли и остались стоять, но молчание длилось не долго, Эд не выдержал:
— Вел! Давай договорим. Я прошу. Нет, я требую!
— Объясню на пальцах, — она подмигнула сестре, осознавая удовольствие от того, что зацепила их любопытство и теперь выскажет все до конца. — Только без обид, без подвигов, договорились?
— Договорились.
— Вот вы скажите нам, честно, сколько лет мечтали с нами познакомиться?
— Много.
— Вот! А все потому, что не чувствовали уверенности. И сейчас, тоже самое. Вы даже уезжая на день и то боитесь, а вдруг… Не надо мне говорить, что волнуетесь за нас — это я не оспариваю, это очень радует. Вы просто до сих пор не поняли, что нам никто другой не нужен. Поймите, женщина уверена в мужчине до тех пор, пока он уверен в себе! А в нашем случае, пока получается, что мы в вас уверены больше, чем каждый из вас сам в себе!
— Намудрила! — Дэн присел, вытер насухо волосы и привел их в порядок, не торопясь возражать, хотя уже готов был даже спорить, что она не права. Полминуты молчания помогло ему унять собственное эго и отнестись к ее словам хладнокровней: — Попытаюсь разобраться. По твоим словам получается, что все измены происходят от того, что кто-то дал слабину?
— Женщина — да, изменяет только слабому мужчине. Что касается сильного пола, то тут другая песня. Мужчин иногда зацикливает и отклоняет просто так. Да расслабьтесь! Вас это не касается, вы лучшие. И мне другой не нужен. Одно то, что ты рядом, прибавляет мне сил на столько, что любые горы по плечу. — Вел лукаво улыбалась, ее зеленые глаза смотрели на мужа с такой неподдельной любовью, что можно было бы уже и забыть об состоявшемся разговоре, но Эд привык, всегда и во всем, следовать до конца:
— Прости, любимая, но я все таки спрошу. К чему ты все это говорила? Тебе что, не хватает во мне мужской холодности?
— Опять двадцать пять! Только удобно легла загорать, как нате вам! — замотала головой и поднялась, приблизившись к его лицу лицом настолько, что обдавала дыханием: — Я, конечно, признаю, что вспылила, наверное вылезли наружу женские слабости… Но! Я хочу больше самоуверенности в твоих глазах. Вот как Дэн вчера: хлоп, бах, стукнул, грюкнул и финал! Ну, не спрашивай ты у меня разрешения, а просто советуйся. У тебя же через слово — «можно?». Я не знаю, как сказать ясней…. Живи проще.
— Мальчики! Вел хотела сказать, что если вам надо уехать, или еще, какие мужские дела, то просто скажите и верьте, все будет «Ок!». А если хотите подарить дом, я образно, или яхту, то не надо говорить: — «Дорогая! Можно?». Попроще надо быть. Ну и главное, почему ее прорвало — если вы чувствуете тревогу, а я знаю, вы чувствуете, но не всегда понимаете это состояние, не скрывайте от нас, просто скажите. Вел, я правильно перевела?
— Уловила суть.
— И все таки, ты для меня есть и будешь загадкой. Можешь записать на счет тех самых десяти процентов, что ты не заметила во мне, но я иногда от тебя просто в шоке. — Эд наконец-то лег.
— Дорогие радиослушатели! — подал голос Дэн. — Только что мы прослушали первую семейную ссору! Только каким боком здесь я?
— Считай, что у меня критические дни. — буркнула Вел.
— А если серьезно? — не унимался Дэн.
— А серьезно — я хочу, чтобы вы поняли и занесли себе, куда-нибудь — впереди у нас еще будут трудности, давайте их решать совместно.
— Мы это и делали. Но одно успокаивает — первые сто лет скучать не придется. — и «чеширская» улыбка на лице Дэна стала еще шире. — Следуя твоим, сестренка, урокам, сообщаю: скоро годовщина, будем праздновать!
— Здорово! А когда? У нас дата, какая-то растянутая, на несколько месяцев. — осведомилась Ев.
— Начнем со дня знакомства. — подключился Эд. — Если вы не против, отметим на Ивана.
— Мы, не против, — кивнула Вел, -как мы можем быть против такого! У вас есть конкретные предложения?
— У нас все есть! Но это сюрприз. И пытки не помогут! — сообщил Эд и изменив выражение лица на серьезное, добавил: — Девочки! Мы должны уехать, надолго. И это очень важная поездка. Сколько будем отсутствовать, точно сказать не можем.
— Далеко? — внимательно изучая лицо мужа, Вел пыталась понять, не обиделся ли он на ее выпад.
— В этом году, не очень, — обнял он ее и продолжил, — по России. Раз в году цветет дикая орхидея. Она очень важна, для зелья. И цветет, каждый раз в разных местах.
— Орхидея? — удивилась Ев, — Разве это редкий цветок?
— Да, кош. — кивнул Дэн. — Это совсем другой, не культивированный цветок. Они очень редки.
— Сколько мы еще не знаем! И куда именно?
— В Сибирь.
— Ничего себе — не далеко! — присвистнула Ев, а Дэн пересел так, чтобы видеть лица всех, продолжал.
— Мы уедем все, останется кто-то из охраны и ИВ.
— Оставьте нам Игоря! — крикнули обе.
— Кто бы сомневался. — Эд подмигнул брату и взял дальнейшее пояснение на себя: — Николя будет в большом доме, вам же здесь нужно быть наготове, ко всему. Отец пояснит, что и как. Однако, меня лично волнует Ев. — Эд был очень серьезен, даже его медово-горчичные глаза стали намного темней.
— Что так? — спросила та, еще не полностью отойдя от приключения, но прекрасно понимая, что какое-то время будет в центре внимания всей семьи.
— Тебе пора присоединиться к нам, а до новолуния еще две недели. Именно эти недели нас не будет с вами. Вы можете пообещать, что не найдете новых испытаний?
— Я отсюда ни ногой! — заверила Евгения. — За Вел — прослежу.
— Ев! Мы не шутим! — Эд был серьезен как никогда. — Ты же понимаешь о какой тревоге я говорю. Ты уязвима, одна из трех.
— И научена. — ответила она ему. — Мужья! Я не буду искать адреналинчик. С меня, пока, хватит.
— Будем надеяться, что без «набега татар», пройдут эти дни. — взгляд Эдгара оттаял, но все еще был внимателен к обоим девчонкам. — Загораем или выдвигаемся куда-нибудь?
— Вы еще упустили одну вещь. — Вел посмотрела на мужа, затем на Дэна, надеясь, что они догадаются сами.
— Какую, суровость моя?
— Когда отъезд?
— Дня через два! Отец скажет точнее.
— Мне бы хотелось поехать с вами… — честно призналась Ев.
— Мне тоже.
— Это мужская обязанность и не очень приятная. — со свойственным только ему спокойствием, ответил Эд, — Лес, а этот раз, даже тайга. Прогулка без удобств, без возможности нормально поесть и поспать. Прибавьте к этому: насекомых, зверей, змей.
— В Сибири змеи? — с недоверие глянула Вел.
— Представь себе. Сколько добывали, у цветка постоянно клубятся. Наверное оберегают.
— Смеешься?! — не поверила Вел.
— Серьезен как никогда!
— Мы будем за вас переживать. — Ев погладила Дэна по спине, Эду скривила мордочку и положила голову на плечо мужа.
— Так вот зачем вам столько оружия! — Вел посетило озарение и она, на миг забыв о самоконтроле, выдала свою тайну, что хранила уже год.
— И для этого тоже.- кивнул ей Эд: — А в основном — для обороны. Нам приходится быть готовыми ко всем неожиданным проявлениям агрессии. К слову, кто из вас умеет с ним обращаться? — сказав лишнее, Эдгар поспешил сменить тему. Обе замотали головой.
— Вот то, чем мы займемся до отъезда. — непонятно чему обрадовался Дэн: — Ев! Прошу! — поднялся и подал ей руку.
— До отъезда…. А чем их занять в наше отсутствие? — непроизвольно задумался Эд и произнес это вслух.
— За это можете не волноваться. — прервала его рассуждения Вел, — мы наконец займемся шкатулкой.
— Девочки! — раздались два голоса, — Опять?! Сколько можно играть с судьбой?!
— Что вы говорите такое? Мы еще и не начинали! — честно ответила Вел.
— Мальчики! Есть загадка и мы ее решим! — Отмела все уговоры Ев.
— Дождитесь нашего возвращения, пожалуйста!
— Не можем обещать. Если только будет альтернатива.
— Придется, сыночки, вам что-то придумать! — Сказал Жан, услышав их разговор.
— Это трудно, отец, они же все равно сделают по-своему! — Эд пропустил благоверную вперед. — Я прав, женушка?!
— Как знать? Но и отрицать не буду…
****
Девушки сидели на галерее, в тени затемненных окон, которые скрывали длинную овальную площадку от глаз посторонних и прекрасно открывали вид на просторы моря, бездельничая и ожидая обещанное мужьями развлечение.
— Вел! Ты мне так и не рассказала, что увидела, тогда в подвале.
— Не сказала…. Столько всего наслоилось, что я просто забыла. А сегодня вдруг вспомнила.
— Расскажи!
— Понимаешь, я тогда толком ничего и не успела рассмотреть, как-то растерялась. Просто вот этот витраж был приоткрыт, я подошла и увидела лифт, спустилась, а там множество дверей. Дергала все подряд. И одна поддалась. Огромная комната, с множеством оружия. Я сразу вернулась.
— Ну почему, перед тобой открываются замки и двери?!
— Ев! Перестань супиться, будут морщины. Подумаешь замки! Перед тобой не один мужчина устоять не может, я же не завидую.
— Спасибо! Ты всегда найдешь, как меня успокоить. Ой! Вспомнила! Вел, а как ты тогда остановила шкатулку?
— Сама не знаю, наверное, испугалась. А сейчас, — Вел таинственно улыбнулась и подмигнув, кивнула на окно, — видишь, вон тот парень с девушкой в красном?
— Вижу, и что?
— Хочешь развлечься?
— Спросила!
— Тогда смотри внимательно! — Вел подошла ближе к окну и сосредоточившись, уставилась на парочку. Горстка песка легла девушке на живот. Та вскочила и отряхнувшись, что-то сказав парню, улеглась. Две жмени упали туда же. Девушка завизжала, и стукнула его. Он в ответ покрутил у виска. Она ответив поднялась, собираясь пойти обмыться, но в спину ударил песок, девушка не долго думая, взяла горсть и швырнула в парня. Тот ничего не понимая вскочил.
— Жесть, но смешно! — хохотала Ев, — а еще, что-то можешь?
— Не знаю, я только начала понимать возможности.
— Интересно, а во мне что-то будет?
— Конечно будет! Даже не сомневайся.
— А попробуй еще, что-нибудь.
— Давай, все равно делать нечего. — Вел увидела красующуюся на кромке берега блондиночку и ей так захотелось сделать маленькую гадость. Завязочки от купальника мгновенно разошлись и лиф улетел в воду. Девушка заорала, прыгая, то хватаясь за грудь, то протягивая руки вперед, цеплялась к людям с просьбой, достать из воды верхнюю часть купальника. Пара мужиков вскочили и побежали доставать почти потонувшую вещь, а один подошел и прикрыл ей грудь своими ручищами.
Ев практически каталась от смеха, Вел тоже, никак не могла успокоиться.
— Что вас так развеселило? — подошли к ним мужья.
— Блондинка! — ответила Вел и внимательно, прищурив глазик, посмотрела на мужа, он стоял у окна и наблюдал за девушкой. Невдалеке от него находилась напольная ваза с цветами. Одна из травинок плавно поднялась вверх и щекотала его за ухом. Эд отмахнулся, но травинка упорно продолжала свое дело. Резкий взмах руки и веточка замерла в его ладони.
— Вел! Не шали!
— Почему?
— Растрачиваешь силы. Стоп! — до него дошло и он не выпуская травинку подошел к ней. — Что ты только что сделала?
— Пощекотала тебя.
— Подожди! Это как?
— Вот так! — пуговки с его рубашки, одна за другой упали к ногам.
— Ничего себе! — восхитился Дэн. — И давно вы это практикуете?
— С сегодня!
— Да! Это сюрприз для меня… — собрав пуговицы, произнес Эд. — Преклоняюсь. Один вопрос, пришивать тоже будешь взглядом?
— Новую куплю! — смеялась Вел.
— Мое терпение лопнуло, прощайся! — он схватил ее в охапку.
— Уговорил! Так больше не буду!
— То -то! Идем учиться, открывай дверь.
— Кто я? — все еще находясь в воздухе спросила Вел. — как?
— Молча! — Эд подошел к витражу, провел рукой по раме, дверь открылась, — а прошлый раз, как сработала?
— Я не трогала, чес-слово! Она сама.
— Считай, что поверили. –Эд нажал нижнюю кнопку панели лифта и через минуту они были уже внизу. — Ну, давай, хвастайся!
— Почему вы не хотите мне поверить? Я прошла по коридору вправо, все двери были закрыты!
— А что там? — перебила их разговор Ев, впервые увидев цокольные этажи дома, с десятком дверей.
— «Всяко — разно», как говорите вы. Постепенно узнаете все, время еще есть! — муж обнял ее и подвел к самой первой двери у лифта. — Это аппаратная. И ваш любимый Игорь на дежурстве. — Игорь кивнул и отвернулся. На стене висел огромный экран и два дома были как на ладони. Видео постоянно менялось, от десятка мелких картинок, до одной из всех на весь экран. Дэн продолжал, — Как вы поняли, сюда поступает сигнал от всех камер, после определенных событий, установили круглосуточное наблюдение.
— Но как? Тот дом за столько км!
— Девчонки! Но это же так просто! Все технологии доступны. Подведем и к городскому жилью, со временем. Эд освободится от ресторанных забот и сделает. Так я говорю, брат? — Эд кивнул, а Дэн подошел к двери. — Выходим, не будем мешать товарищу.
— Вел, рассказывай дальше! — закрыв за всеми дверь, Эд не пошел вперед, а стал, как вкопанный.
— А дальше, я увидела, что вот эта дверь не заперта.
— Не заперта? — улыбаясь, Эд настаивал следовать действиям того дня, в котором перед ней открылись не только двери их загадочного и технологически оснащенного дома, но и завеса тайны их семьи. Собственно тот день и стал решающим, братья удостоверились, что именно эти две девчонки их избранницы.
— Какой ты противный! — говорила Вел: — Я подходила к дверям, бралась за ручку и тянула слегка к себе. Ой! Опять открылась. — Лицо ее по-детски было наивно и искренне удивлено. Положив руку на дверной косяк, рассказывая, что и как, открыла дверь.
— Ну, если дверь открыта, ничего не остается, как войти! — и первым пошел вперед. — Добрый день, дорогой Эдгар! — проговорил он. — Ну и вы проходите.
— Нифигулички себе! — не сдержалась Ев увидев их коллекцию. Пробежала по рядам разнообразного оружия, висевшего в специальных шкафах, по ячейкам:– Целая база! — Но тут же все ее внимание переключилось на портреты. Эд, в разных убранствах и разного возраста, Жан и еще несколько мужчин. Женщина же была одна — Ольга. Везде строгие одежды, несменяемая прическа, да и выражение лица соответствовало ее облачению — ни улыбки, ни кокетства, ни пылкой влюбленности в глазах. — И это я вижу только сейчас! Дэн, ты говоришь, что откровенен со мной? Что ни одна тайна не лежит между нами? Мне обидеться? — Дэн лишь обнял ее, целуя ушко. — Не подлизывайся! Твоя работа? — Он прикрыл глаза, изображая стеснение и легкий румянец коснулся его щек, но лишь на миг. Сразу поднял голову, меняя тему:
— Так как? Постреляем? — подошел к столу, взял небольшой, предназначенный для женской руки пистолет.
И понеслось: азарт, нервы от отдачи в руку и падения оружия на пол, ликование когда одна из них попадала в молоко и топот сердитых ножек, если промахивалась сама. Парни сидели на диване, сложив руки на груди, и спорили, кому из двух это быстрей надоест.
— Ой! Опять! — Уронив в очередной раз, потерла руку Ев.
— Зая! Это механика, он дает отдачу, держи его крепко, не как зеркальце!
— В лоб хочешь?
— Лучше по лбу, но чтобы был положительный эффект. — Дэн взял кисть жены и боль стихла.
Вел держала руку крепче, но всю обойму отправила в молоко.
— У тебя кривое ухо, хоть и меткий глаз! — поддразнивала ее сестра, отвлекая всех от своих неудач.
— Кажется, мы нашли им занятие, на все дни?!
— Не кажется, а нашли!
****
Все было готово к отъезду мужчин. Дэн, в сотый раз повторял:
— Котенок! Пообещай еще раз, что будешь осторожной!
— Еще раз обещаю — буду! Не волнуйся, я не одна!
— Звонить часто не получится, там глушь.
— Это понятно.
— Я привезу тебе цветочек.
— Цветочек Аленький! Лучше вернись сам в целости и сохранности. И не рви его, если рядом будет чудовище, а то мне придется его полюбить!
— Это ты мое маленькое, очень красивое, просто обалденное чудовище! Ой! — вскрикнул он от неожиданности, ее острые зубки сладостно впились в плечо. — Вампиренок! — страстные губы жадно целовали ее. Тело Ев затрепетало и она прижалась к нему.
— Так, что ты там говорил о волшебном цветке? — Отдышавшись, спросила она.
— И нечего смеяться! Роса, снятая с него на заре, делает нас зоркими.
— Поэтому Вел стала лучше видеть?
— И поэтому тоже. Капли росы очень редки, мы их собираем и храним годами, а пыльца, делает кожу бархатной.
— Это все, что надо для эликсира?
— Компонентов очень много.
— И вы часто гоняетесь за ними?
— Нет, только в начале лета, но каждый год. Ев, давай не будем терять на это время, я все расскажу, по приезду.
— Прости, я не подумала. Поспи, у тебя будут трудные дни.
— Не хочется, а ты засыпай! — он провел рукой по ее щеке, убрал с лица непослушные волосы, коснулся губами глаз и просунув руку под шею, обнял и положил голову на ее подушку.
— Размечтайся! — весело заявила она и уткнулась носиком в плечо.
— Чуть не забыл. Зая! Думаю Ви и Вел в курсе, но тебе скажу — в башне есть книга, ты ее сразу увидишь, самая большая, на нижней полке, за столом.
— Как та, что была на венчании?
— Она самая. Мы возим ее за собой, чтобы случайно, не попала в чужие руки. Так вот, в ней все ответы, на любые вопросы. Только не трать ее на то, чтобы узнать почистил я зубы, или что кушаем.
— Я похожа на блондинку? Хотя… — Ев села и насупила бровки, — как я забыла, именно так ты обо мне думаешь!
— Глупышка ты моя! Можно я скажу, что хотел, а потом буду вымаливать прощение? Может быть так, что связи с нами нет, а у вас проблема, задай ей вопрос, думаю ответ вы сможете понять.
— Так она еще и загадками отвечает.
— Ну да, аллегориями.
— Это не интересно. Так думай и с ней думай! Нам, блондинкам, много думать противопоказано.
Но Дэн уже не слушал ее обвинения, оголил плечико и покрывал поцелуями.
****
Было около двух, когда, не обращая внимания на мотивацию мужчин, женщины проводили их к машинам, помахали красным огонькам, растворяющимся в ночи, а с утра окунулись в прозаичную жизнь.

© Copyright: Виктория Чуйкова, 2012

Глава 2.
«Мир — это пространство, которое мы наполняем определенным значением. Постольку поскольку все мы — частицы этого мира, каждый из нас получает то, что он вложил…»
Эрнест Цветков.

Все изменилось с приезда Филиппа.
Молодой француз, свободно владеющий русским языком, выглядел лет на двадцать пять — двадцать семь, хотя был старше Жана, отца семейства Гаев. Этакий красавчик-весельчак, мот и гуляка, без ограничений в собственных желаниях. От людей же он требовал пунктуальности, рамок приличия и полной отдачи во всем, естественно в его адрес, а уж как они ведут себя с себе подобными, его мало интересовало. Он вообще интересовался людьми в исключительных случаях, даже можно сказать — исключительно в случае необходимости.
Приехал без предупреждения, на третий день отъезда мужчин, якобы к ним по важному вопросу и, несмотря на их отсутствие, остался отдохнуть.
Женщины его помнили смутно, возражать не стали, разместив в гостевом доме. ИВ, управляющий летним домом и близкий друг всех Гаев, смотрел на него с недоверием, такого раньше не было, чтобы без предупреждения, да еще в отсутствие мужчин, но поставил на довольствие.
Вторые сутки он гостил, постоянно тянул женщин, в их же ресторан, отчего Виен поняла — он не в курсе всех дел. Долго думала и решилась позвонить Николаю. После долгого разговора знала о Филиппе все, что смогла выудить у свекра, то есть- почти ничего.
Школа обольщения началась с первого дня по приезду, причем сразу троих.
— Это же надо! — говорил Фил. — Такой цветник и в одном доме. Счастливчики эти Гаи! Где же я был? Куда смотрели мои глаза? Excellente ! Unrepeatable! … — комплименты сыпались, так же как и ничего не значащие безделушки, у него их был целый чемодан, на всякий случай.
— Нам придется открыть музей, — полушутя — полусерьезно, сказала Ев, на очередной его презент. Филипп залился смехом, а им перекочевали, из его чемодана: шарфики, парео, шоколадки и французские духи. Как не старалась Ви прочесть его мысли, не удавалось, там был полный хаос. В конце концов, он ее утомил и, будучи уверенной в дочерях, она перестала к нему выходить.
— Не боишься? — подошел к ней ИВ и посмотрел за окно. — Кто знает, зачем он здесь и что на уме!
— Конечно волнуюсь, но от того, где я нахожусь, мало что изменится. Ев, конечно, у нас не защищена, но Вел с ней. ИВ! А ты видел, что она вытворяет?!
— Валери? Нет. Что-то интересное?
— Ну, пока шалит, но сила в ней есть.
— Так-то оно, так… — ответил мужчина не отворачивая глаз от девушек, сидящих с гостем на берегу. — Ладно, не буду на пустом месте взбивать волну, возможно покрасуется перед девочками и уедет.
— ИВ, а ты не знаешь, чем он обладает?
— Не знаю, я в это не лезу. А Ник не говорил?
— Ник вообще мало говорит и обо всех хорошего мнения.
— Да, он очень добрый и мягкий. Ольга другая. Я по территории, звони если что. — Иван Васильевич, окрещенный сестрами ИВ, дружески пожал ее плечико и пошел вести дела.
****
Филипп сидел и ждал девушек в беседке, поглядывая на окна. Все его попытки попасть в дом, заканчивались в гостиной первого этажа. Эта троица была первой, кто не поддавался его чарам и на второй день знакомства не открыла двери спален. Соблазняя время от времени женский пол он, как не странно, не испытывал мук совести, поясняя себе, что женщин больше и им всем надо немного счастья. Он же дает им право выбора. А уж если кто-то изменил мужьям, что же, так получилось, значит, он заполнил их мимолетную пустоту.
Сестры увидели его в окно, невольно усмехнулись и посмотрели друг на друга:
— И как тебе этот пижончик? — кивнула в его сторону Вел.
— Баловень, но с ним весело. Хочешь, не пойдем сегодня на пляж и его проигнорируем? Может быть, переключится на кого-нибудь другого.
— Мне все равно. Обижать не хочется, мало ли какие у него дела, с нашими. Но если честно, он мне порядком поднадоел.
— Значит, пусть погуляет. Сегодня он нам не попутчик.
****
— Эге — гей! Есть кто дома?
Виен услышала голос гостя в фойе и не спеша спустилась на первый этаж.
— Добрый день, Филипп! Как отдыхаете?
— Скучаю! Меня все бросили. — обиженно заявил он и сделал два подскока к лестнице, приняв ее медлительную поступь за приглашение подняться, но взгляд женщины остановил его уже на второй ступеньке:
— Тут вы ошибаетесь, бросить можно вещь.
— Как правильно замечено! Скажу по-другому, девочки меня покинули, оставили одного умирать от тоски.
— Филипп! Они не няньки. Мы люди семейные, у нас есть свои обязанности.
— Ну, пригласите меня в гости! — принялся умолять он, игнорируя ее конкретные намеки.
— Вы и так у нас в гостях.
— Но мне так хочется увидеть, как обставлены ваши покои.
— Милый Филипп! Прошу меня простить — мы так воспитаны. Двери в наши спальни, без мужей, закрыты. Я правильно понимаю желанное?
— Вы так строги! — его льстивый, полный обожания взгляд не тронул Вилен, а даже наоборот, уголки ее рта скривились в отвращении и она не спешила этого скрыть:
— Очень! Но вам рады, когда не заняты.
Девушки собирались закончить умело подсунутое мужьями занятие, когда вошел Игорь и сообщил о госте.
— Спасибо, Игорь! А какое твое мнение о нем?
— Он прост, как спичка. Но мне показалось, что он явился с определенной целью. Вот только какой, мы не узнаем, пока не озвучит.
— А говоришь прост. Попробуем пойти другим путем!
Выйдя потайным путем, они вошли в дом и, столкнувшись с Филиппом, сделали вид, что не в курсе его прихода.
— Девицы — красавицы! — воскликнул он увидев их, подскочил, раскланялся, целуя ручки, — mon cœur, mon amour! Где же вы пропадали?
— У нас были дела. — ответила Ев, кокетливо забирая руку. Вел лишь одарила его кивком головы.
— Разве могут быть у таких красавиц дела? Неужели ваши мужья вас не содержат?!
— Это не очень приятно слышать, от друга семьи! — практически перебила его Виен. — Взгляды на семейную жизнь у всех разные, Филипп. Мы не содержанки. А что касается дел, то и они бывают разнообразные. В дальнейшем, если тебе интересно наше общение, будь добр, в словах имей такт!
— Девочки! Ну, что вы так в штыки воспринимаете мои слова! Я ничего дурного не имел в виду. Простите!
— Забудем! — махнула рукой Виен.
— Cupidon! Amour! — промурлыкал он, как истинный француз, картавя. — Какая она разная. И какая феерическая! Любовь…
— Отчего же ты тогда не женишься? — Вел разлила всем холодный чай с лимоном и мятой, Ев поставила сладости.
— Да, как же я могу! Столько бутонов вокруг, как выбрать одну, чтобы не засохла другая?!
— Смотрю на Вас Филипп и удивляюсь. — Виен сегодня явно была не в том настроении и теряла терпение, страдая от ограниченности беседы.
— Что же во мне такого? Я прост и любвиобилен! Не могу безразлично относиться к женщинам. В каждой из них есть своя прелесть.
— С этим я не могу не согласиться! Однако наш сегодняшний разговор наталкивает меня на мысль, что: любовь — это дворец, который надо построить и содержать. В крайнем случае, она — многоэтажка! А твои чувства попахивают бараком. Прости, пожалуйста, за сравнение. — высказалась Виен. — Мне, наверное, лучше вас оставить, без меня вам будет веселей.
— Я не обиделся. Виен! Ты в чем то, права. Только я бы сравнил свою жизнь с гостиницей. Ну, оставим это. Мне нужна ваша помощь.
— Даже так! — Вел поняла, что всплеск мамы подтолкнул его к действию. Он приехал за чем-то конкретно, обольстить не удалось, но с пустыми руками уехать не мог. Она посмотрела на мать и та, услышав ее мысли моргнула. Ев так же их поняла и взяла инициативу в свои руки:
— Конечно, Фил, мы поможем. Говорите!
— Это ваше? — Он достал журнал и тыкал пальцем на фото.
— Да, это наше! А что?
— Мне надо это!
— Вы хотите попасть на обложку?! — Ев увидела, что его интересовало, но нарочно тянула.
— Нет! Я хочу вот эту штучку!
— Какую именно?
— Вот это! — Фил немного нервничал, не понимая, притворяются они, или правда не догадываются. Вел взяла у него журнал и внимательно рассматривала фото. Снимая весь праздник, камера, на фоне фейерверка, захватила и подаренную Ев шкатулку. Она-то, его и интересовала. Они не заметили шкатулки, вернее посчитали одним из огоньков, а он разглядел! Значит дело серьезное. — Спасибо, Филипп, что проявил интерес к нашему изданию. Это очень льстит нам, троим! Но скажи, пожалуйста, что это за пятно? Мы думали это отблеск.
— А где вы это снимали?
— Ну, ты спросил! Это же фото. Мы их таскаем и с интернета, и сами снимаем повсюду, что понравится…. — Вел сомкнула брови, делая вид, что копается в памяти: — Нет, не могу вспомнить, откуда ее вытащили. Мам, Ев, а вы?
— Я тем более. — махнула рукой Виен, Ев пожала плечиком:
— А что? — продолжала Вел.
— Вы знаете, что это?!
— Фил! Ну, ты даешь! Мы только объяснили, что не поняли даже, что тут изображено.
Мужчина смотрел на них очень внимательно, взвешивая все услышанное. Сомневаясь в их словах, ровно на половину. Они же смотрели на него широко открытыми глазами, полными удивления. И они не лукавили, все это было действительно неожиданно.
— Это же ларец самого Тамерлана! — воскликнул он. — Я ищу его не одно десятилетие!
— Так вот зачем тебе нужны наши спальни! — Виен решила добить его своей холодной прямотой, — хочу расстроить, там его нет! Фото вообще могло быть прислано внештатным фотографом. А сейчас, извини, у нас дела! — бесцеремонно намекнула на дверь и даже открыла ее, замерев на выходе.
Ее властный взгляд и быстрота мышления, удивительно сочетались с доброжелательностью лица, Филипп это понял очень поздно, как и запоздало оценил свой промах в подходе. «Теперь все надо начинать сначала, придется затратить немного времени», — подумал он, а вслух сказал: — Спасибо за общество, до завтра!
Проводив его, они заперли входную дверь на ключ.
— Что за ерунда! Как здесь вообще можно, что-либо рассмотреть?! — не выдержала Ви. — Что-то не то… Что-то не так…
— Я, тоже так думаю. — Согласилась Вел.
— Да! Он ехал целенаправленно! — Ев говорила, приподняв бровь вверх, что показывало на ее задумчивость. — Он знает, что она у нас. Вот только откуда?
— Согласна полностью! — Вел остановилась и повернулась к идущим за ней маме и сестре. — Для меня, откуда он это знает, пока не важно. Мне интересно, что в ней, за что такое внимание?!
— А вот это, дочери, вам придется выяснить! Вам надо его раскрутить. Не оставляйте его без внимания. Он думает, что мы простушки. Чуть, чуть, перед уходом, засомневался, и то в своем подходе к нам. Я его вывела.
— Ты старалась!
— Нет, это было легко. Девочки! Постарайтесь поддержать в нем «Наполеона», но чтобы сработало в нашу пользу.
— Муль! Это по нам. Начнем прямо с завтрашнего утра. — весело заявила Ев. — Наполеон! Выдумала же. Он и мой любимый тортик?!
— Наполеон, дорогая, бывает с разной начинкой! — ответила Виен и пошла к себе.
Но на утро Филипп уже покинул их дом.
_________________________________________________________________
Excellente (франц.) — Превосходны.
Unrepeatable (франц.) — неповторимы.
mon cœur, mon amour — (франц.) — мое сердце, моя любовь.
Cupidon! Amour! (франц.) — Любовь.

Глава 3.
Время перевернулось, как будто кто-то нарочно, опрокинул песочные часы. Полностью загрузив себя в вечерне — ночные часы, отдав день отдыху, мужчины достигли цели. Эти места не были для них незнакомыми, приехав сюда в этот раз, они не тратили время на изучение карты и разработку маршрута, а отправились спать. «Охота» начиналась с рассветом. Связи с домом не было. Помучив телефон, обходя охотничью сторожку, Дэн всунул ненужную вещицу в карман, с единственной мыслью, произнесенной вслух:
— Как они там?
— Не переживай! Все будет хорошо. — Михаил, старый друг отца и старший в охране, докурил сигарету и скрылся внутри сруба.
Дэн не спешил следовать его примеру, поднял голову к небу: — « Как ты там, моя звездочка?» — подумал он, сделал вторую затяжку и затушил сигарету, закашлявшись.
— Вот не балуюсь и нечего привыкать! Не съедят комары. А легкие попорчу, такими экспериментами раз в год!
Тайга. Малоизведанные тропы, годами не тронутый валежник, болота — не проходимые, зыбкие, коварные.
Туман стоял плотный. Уже час, как земля пробудилась рассветом, но в гуще деревьев этого никто не заметил. Четверо мужчин, надев на себя камуфляж, сняв обувь, завязав головы бандамами, вооружившись, вышли на «охоту», оставив в сторожке Юрия, охранять транспорт, предварительно спрятав его от мимолетного взгляда, случайно забредших сюда людей. Четверка выстроилась в ряд, двигаясь друг за другом, шаг в шаг. Эд, двигаясь первым, рубил топориком ветки, расчищая дорогу. Не смотря на заросли, двигались быстро, местами цепляясь за ветки руками и передвигаясь деревьями, которые переплелись между собой толстыми сучьями. Зайдя, без отдыха, довольно далеко в глубь тайги, сделали небольшой привал.
— Половина пути пройдена! — Сообщил Жан, — мне надо минут пять, понять куда дальше. — Отошел в сторону, сел на землю и закрыл глаза. Его ноздри широко раздвигались, хотя дышал короткими рывками, очень медленно поворачивая голову слева направо. Остальные мужчины замерли, боясь сбить запах. — Что будем делать? — открыв глаза, подал голос Жан, поднялся и еще раз глубоко втянул воздух. — Я чувствую их на юге и востоке?
— Расходиться! — Уверенно сказал Эд, посмотрел на брата, ища поддержки. Тот кивнул и поднял руку в согласии. — Мы пойдем на юг. — выбрал направление Эдгар.
— Окей! До болота, километров тридцать, дальше разберетесь. Нам остается восток. — Жан открыл массивный рюкзак, достал рацию, отдал сыновьям. Дэн взамен передал ему пару флаконов «волшебного» напитка от всех болезней . — Связь каждые тридцать минут. Мальчики! — окликнул он сыновей, спешивших удалиться. — Если я не ошибаюсь, на пути будут свадебные игры кабанов, обойдите, не режьтесь с ними.
— Пап! Ну, ты сказал! Играть с мужской особью, это не по нам! — Хохотал Эд.
— Брата заменяешь, балагур! Ты понял прекрасно, о чем я. Мне вас надо вернуть целыми.
— Отец, не волнуйся, я сам хочу вернуться домой быстрее. — Толкнул брата Дэн. — И целеньким.
— Что так?
— Душа не спокойна! Вот влипнут куда-нибудь опять!
— Ты преувеличиваешь. Недавно пережитое событие еще свежо, вот и нервничаешь.
— Точно! — Эд подтолкнул Дэна к тропе, — посттравматический эффект страха!
— Сам ты, синдром! Иди вперед, дровосек! — Сделав шаг в сторону, Дэн пропустил Эда на узкую тропинку.
****
Жан и Михаил, были вместе более века. Говорили редко, понимая друг друга по взглядам и жестам. Жан ему доверял полностью и никогда не сомневался в его поддержке и действиях. Михаил был очень силен, огромного роста, при этом быстр и проворен. Имел отличный слух и зрение. Пройдя более десяти километров, услышали характерные звуки, принадлежащие голодному медведю. Жан остановился и прислушался. Косолапый был близко:
— Самец! Опасности поменьше.
— Не скромничай! Поменьше…. А если в брачном недовольстве? — Проговорил Михаил, подойдя к друг и опередив ровно на шаг, принялся осматриваться.
— Будем обходить — потеряем время… — рассуждал Жан.
— Может медвежатины? Давно не ели!
— И когда ты будешь заниматься свежеванием? Хотя, я не против.
— Тогда идем ближе, там определимся.
Стараясь продвигаться бесшумно, они прошли метров триста, может чуть больше, как перед ними вырос двух метровый король леса. Нервничал, закрыв глаза и опустив морду к земле, мотал ей из стороны в сторону, глубоко затягивая воздух.
— Не рассчитал! — Прошептал одними губами Жан. — Поляна. Не проскочим. Надо обходить!
— Подожди! Толку то теперь. Он нас почуял. Я попробую отвлечь. Ты пройдешь поляну и поможешь мне. — Михаил, не отворачиваясь от зверя, стал продвигаться, беря правее.
Медведь топтался на месте, переминаясь с ноги на ногу, все сильнее мотая головой.
Жан приготовился. Медведь шумно втянул воздух, приподнял немного голову, чуя запах, и замер прислушиваясь. Морда поползла в сторону Михаила. Мужчина вышел на поляну, застыл. Расстояние было не маленькое, но и животное не подросток. Медведь пошел на него. Жан сделал бросок к поляне, окаменел, вместе с медведем. Тот повернул голову в сторону Жана. Михаил щелкнул замком на кобуре, открыл пистолет со снотворным. Медведь опять начал раскачиваться, решаясь куда идти. И бросился на Михаила. В этот момент Жан пролетел за спиной мохнатого, достигнув первых кустов, принялся кричать. Но медведь уже не реагировал, упорно шел на Михаила, набирая скорость. Михаил напрягся, сделал два прыжка навстречу, точно поняв, что стал желанным объектом этого великана. Оставалось не больше пяти метров, когда зверь став на задние лапы издал победный рык, совершенно не реагируя на появившегося сзади, кричащего Жана, доставшего свой пистолет. Михаил уже выстрелил. Не ожидая, возьмет ли огромного зверя одна ампула, и когда подействует, мужчина понесся в сторону. Зверь на секунду оцепенел, получив укол в живот, но двигающаяся еда призвала к действию. Сделав два прыжка, когтями правой лапы зацепил ногу Михаила и уснул.
Жан уже подбегал, двигаясь у кромки поляны. Михаил упал, сцепил зубы, схватился за рану руками:
— Вот надо было тебя освежевать! — Скрипел он от боли. Жан достал аптечку, зубами разорвал бинт, промыл не жалея перекиси рану и смочив марлевую салфетку из врученного сыном пузырька, туго наложил повязку. Остальное Михаил допил.
— Стареем! — Сказал Жан, присаживаясь рядом. — Не мог сразу выстрелить, а потом бежать?!
— Не бурчи! Все хорошо. Старик! — Усмехнулся сквозь боль Михаил и замотал головою. — С молодой то женой!
— Вроде бы связки целые. — Пропуская мимо ушей слова друга, Жан пояснял его положение, — раны глубокие. Наступать сможешь?
— Куда денусь?! Он проснется, будет искать по запаху. Надо уйти подальше.
— Тогда обопрись на меня!
****
Братья шли без проблем, подшучивая друг над другом, и устраивая гонки. Если бы жены увидели их скорость, то забыли бы напрочь о всех киногероях! Наигравшись, пошли спокойней и вскорости почувствовали специфический запах болота.
— Не спеши, братишка! — Крикнул Эд двигающемуся впереди Дэну, — оно всегда подходит неожиданно.
— Хорошо, хорошо! — Сбросил скорость, сравнялся с братом. — Скажи, а вы с Вел не наладили «астральную» связь?
— Мы все время рядом.
— Ты хоть пробовал?
— Конечно! Вчера. И узнал, что все отлично.
— Серьезно?
— Шучу! Будет ли эта связь?! — махнул рукой Эдгар. — Сердце спокойно, значит нормально. Думаю, что почувствую, не дай Бог неладное.
— Ты тогда меня предупреждал. А я…
— Дэн! Все ошибаются. По-моему, дошли. Только я не вижу бутонов.
— Блин! Так надеялся, что быстро справимся!
— Может, разойдемся? Или будем, как всегда, страховать один другого?
— Разбежимся! Как далеко? — Дэн был очень возбужден и рвался в бой.
— На тридцать минут в обе стороны. А это значит обследуем удвоенную площадь. Наушники всунь в ухо и помни, скоро связь с отцом. Двинули?! — Дэн кивнул. — Сигналь при малейшем!
Они разошлись, скрупулезно обследуя каждый дюйм. Начинало темнеть, туман над водой сгущался. Дэн достал фонарь. Пройдя совсем немного, луч зацепил, проскальзывая, искомое. Вернул свет в пробежавшее место, присел, обследовал на ощупь и возглас ликования нарушил монотонную песнь цикад. Бутоны были на самом пике раскрытия, на рассвете он возьмет, и не один!
— Эд, Жан! Слышите меня? У меня есть! Я остаюсь и жду. — радостно кричал Дэн по связи.
«Везет же некоторым! — Ответил ему Эд, — поздравляю!»
«Вы что, разбежались? — Услышали они голос отца, — Вернетесь, убью! — сердито проговорил Жан и тут же принялся пояснять: — У нас пока пусто и Михаил с травмой. Двигаемся медленно.»
— Что с ним? — Моментально изменив тон, серьезно спросил Дэн, отойдя подальше от испарений болота и лег на мягкий мох, устилавший землю вокруг низкого дерева, склонившего крону на юг, оставляя открытым участок неба.
«Мишка мишку поцарапал. — усмехнулся Жан, глянул на друга, тот прислонился к стволу, прикрыл глаза, возможно от боли, а может и просто прикимарил на минуту. — Рану обработал, кровь остановил, за ночь восстановится.»
«Это еще кого из нас надо контролировать?! — отозвался Эд, удивившись в случившемся, ведь сколько помнил себя, а Михаил единственный возвращался с похода даже не поцарапавшись. — Лечитесь. У меня тоже цветочки имеются!
«Поздравляем! Связь не отменяется! Если по утру возьмем хотя бы десять бутонов, можем возвращаться. И помните о испарениях! Отбой.» — протараторил Жан и отключился.
— Дэн, ты как там? — выждав несколько секунд, поинтересовался Эдгар.
«Нормально. До связи!»
Эд не хотел бесцельно лежать, не чувствуя и намека на сон. Он принялся просматривал траву, освещая мощным фонарем, раздвигая невысокие кусты, выискивая цветы. Найдя достаточное количество созревших бутонов, успокоился, даже если у отца будет пусто, он нескромно пополнит запас. Туман совсем сгустился и влага увеличилась. Обулся, одел штормовку, отошел на достаточное расстояние и улегся на спальник.
Дэн дремал. От торфа поднимались газы и кружили голову. Распознав зловонные пары поднялся, дал сигнал брату и отцу, оделся и выпив достаточное количество воды одел маску. Взял фонарь, подошел к найденной плантации. Один бутон лопнул. Обрадовавшись Дэн срезал его и определил в приготовленный сосуд. В три утра срезал еще один и в ожидании следующих решил сделать подарок Ев. Достал лопаточку, выкопал небольшую ветку с корешком. Насыпал в пластиковую банку земляную смесь, определил его туда и запрятал в рюкзак. Время ползло, а за ним следом и менялось состояние окружающей среды. Туман начал белеть, а значит, взять новые цветы он не сможет, они распускаются ночью. Оглянулся и заметил приоткрытый цветок, шагах в десяти, пошел к нему и радость переполнила — их было несколько. Срезал один, второй, третий…, понял — идет вниз.
— Эд! Я попал! — ухватившись одной рукой за сухой куст, стараясь меньше двигаться, второй прижал гарнитуру к щеке.
«Не шевелись, схватись за что-нибудь, главное, постоянно говори!» — Эд схватил вещи, без лишних слов, стрелой понесся к брату. — Затягивает?»
— Медленно. Я пробовал вытянуть себя, но ушел по колено. — руку резали травинки, острые как лезвие бритвы. Дэн не замечая этого, напрягся и схватился второй рукой за тот же куст, но услышал, что тот стал высовываться из почвы.
« Я сказал держаться и замереть!»
— Держусь! — крикнул Дэн и поддал себя немного вперед, заметив торчащий корень, схватил его, руки скользили, но он, снова и снова, поочередно, хватался за извилистую корягу корня.
«Молодец! — тяжело дыша и издавая свистящий звук, Эдгар несся вперед. — Я бегу. За что ты ухватился?»
— Корень, мощный.
«Отлично! Не дергая ногами, возьмись двумя руками и подтягивай себя. Вспомни, сколько шел от места расставания?»
— Не долго, минут десять, даже меньше.
« Отлично! Скоро буду. Чего молчишь?»
— Может стихи почитать?
«Да хоть шансон подвывай, главное, чтобы я тебя слышал».
— Концертов бесплатных не даю. — кряхтел Дэн, изо всех сил сжимая корягу. — Пока все по-прежнему, но вот кеды я потерял.
« К… бабушке твои кеды! Я уже не далеко. Блин! Фонарь. Сейчас. — Эд залез в рюкзак, — достаю. Буду светить, как только увидишь луч, скажи и направляй.»
— Понял, пока не вижу. Мой рюкзак остался у дерева, достать фонарь не смогу. Может мне покричать?
«И привлечь живность?! Я минул место расставания, скоро буду. Смотри внимательно, я машу фонарем вперед назад.» — Эд несся с такой скоростью, что не замечал безжалостный хлест веток по телу.
— Стой! — Заметил Дэн пробежавший луч, — по моему я вижу! Поверни фонарь назад, только медленно. Точно, это ты, а теперь опять возвращай его, я скажу как зацепишь меня. Так, еще пять минут по курсу… Вот! Ты светишь мне в ухо, чуть ушел, но это не важно, иди по лучу.
«Да иду я, иду!»
— А ты быстрей, я уже по ремень ушел.
«Не меня торопи, а напрягись и сделай рывок. Резко отпусти одну руку и схватись выше! Я подхвачу! Пошел! Я близко!»
Дэн замер, вдохнув полной грудью, перенес всю силу в руки — рванул себя. Жижа разверзлась, слегка отпустила, но тут же издав вой, втянула его обратно. Дэн схватился правой рукой намного выше и потянул к ней левую.
— Я вижу тебя! Давай еще раз! — Сбрасывая с себя все лишнее, Эд прыгнул в сторону брата, падая на живот и одновременно подхватывая его под подмышки. Рывком тянул его на себя, Дэн в это время тянул руками свое тело. Эд облокотился на локти и колени, одну ногу просунул вперед, затем вторую, сел и, не переставая вытягивать брата, упал на спину. Болото отпустило Дэна и он упал на него.
— Ты мягкий, думаю Вел приятно.
— Сейчас отдышусь, — сбросив с себя брата, Эд задышал коротко и быстро. — И утоплю тебя заново. Дурак, костлявый! Теперь соглашусь с Ев — ты батарея!
« Сыновья! — Услышали они голос отца, — мы выходим! И счастье ваше, что вы уже женаты, я бы вас кастрировал.»
— Подожди, отец! Я проверю, может Дэн с одеждой и достоинства лишился.
— Как же я тебя люблю, изверг! — Дэн ударил в плечо брата, поднявшись подал ему руку. Эд обнял его, а Дэн говорил отцу. — Приму от тебя любое наказание. Пластика сейчас отличная.
В наушниках раздался мужской, сбросивший все напряжение, смех и затем Жан добавил:
«Мы идем к вам, если силы остались и решитесь возвращаться, скажите, скоординируемся о встрече.»
— Окей! — сказал Эд и закрыл глаза, рукой смахнув слезу.
— Ты чего, дурында?
— Боялся, что потеряю тебя. Я не смог бы простить себя.
— А я вот был уверен, что ты меня спасешь! Ты же мой старший брат!
Обнялись и улеглись на солнышке, повисшем над верхушками деревьев. Цель поездки была выполнена, можно смело отправляться назад.
— Я сегодня, там, — Дэн показал на болото, — понял слова Вел. Она как чувствовала, говоря про нашу самоуверенность, нерешимость, сомнение. Поверишь? Они остались в тине. Как же я хочу побыстрее обнять их и сказать, какое это счастье жить и любить!
— Слова не мальчика, а мужа. — Эда увидел красную орхидею с двумя белыми каплями на язычке, рядом с ней несколько бутонов. — Прерву твои речи, на минуту. Хочу привезти Вел аленький цветочек.
— Дерзай, брат! Тем более, что чудовище у нее уже есть! — Осмотрев себя и очистив, как смог грязь, он взял свой рюкзак и показал Эду поклажу. — Мы же братья!

Глава 4.
Ночь добегала конца и спавшая жара давала возможность не включать кондиционеры. Евгения, с самого отъезда мужа, делила постель с сестрой. Обе не хотели прочувствовать одиночество. Сегодня сон пришел не сразу, а как только первая картинка нарисовалась, Ев дернулась и поднялась, проснувшись мгновенно.
— Что случилось? — не открывая глаз спросила Вел.
— Сон плохой приснился. — Ев подошла к сереющему в предрассветном часе окну, отпустила видения в открытую створку.
— Который час? — Вел зевнула, перевернулась на другой бок и поняла, что и ее дрема ушла. Не слыша ответа потянулась за мобильным. — Ну, я так не играю, еще нет шести!
— Ты что поднялась? — Забравшись под одеяло, Ев снова, удобно улеглась.
— Не поднимешься тут. Так что тебе снилось?
— Дэн… Не помню, что именно, просто была опасность.
— Не мудрено. Шесть дней от них ни звука.
— Мама говорит, что у них все хорошо.
— Не слышать их волнения — не значит, что нет опасности. Вот бы уметь общаться на расстоянии!
— Было бы здорово! — Ев взяла книгу, пробежала пару страниц и закрыла. — Я сегодня побегу с тобой.
— Ты?! Шутишь?
— Нет! Захотелось.
— Так давай собираться, сейчас вообще никого нет на берегу.
Филипп вернулся рано утром. В день последней встречи с девушками он почти поверил их словам. Вышел из дому, сел на ступенях и сосредоточился. То, что интересующая его вещь была где -то рядом, он чуял всеми фибрами, а чутьё его ни разу не подводило. Он был знаток и мастер своего дела! Если где-то появлялся артефакт, он чувствовал его, с легкостью добивался, не стесняясь любых методов. Запудривал мозги, внушая владельцам, что вещь ничего не стоит, настойчиво вручал определенную сумму, якобы за услышанную легенду или историю вещицы и исчезал.
Филипп — хитрый, ушлый, скорый. Проработав много лет подмастерьем в тени своего будущего партнера, выбился в помощники, вскорости стал правой рукой и в один день стал полным наследником. Имея немалый капитал от своих идей он отошел от дел, поставлял лишь все необходимое и получал дивиденды. Это дало ему возможность много путешествовать, собирая раритетные вещички, наслаждаться ими какое-то время и продавать в три — дорога. Мотаясь по свету, он слизывал эскизы, отправлял партнерам, которых с легкостью менял, стараясь держаться в тени от служащих, получая прибыль и дивиденды. Филипп был неимоверно богат и не скрывал этого, приобретая самые броские украшения, постоянно меняя машины, скупая все на что падал глаз, даже если этим и не воспользуется. Единственное, что он не приобретал в свою собственность, так это жилье. Он любил снимать апартаменты в лучших гостиницах. Правда он имел особнячок в провинции Франции, квартиру в Швеции и совсем маленький домик в России, но держал э
То в тайне, так что в Роду о его жилье не ведали. Он не приглашал к себе, зато сам приезжал в гости и не на пару часов. Особняк же Гаев, в Крыму, считал своим. Бросал это невзначай, как правило когда Гаев не было рядом.
Как-то в одном из городов востока, он уже и сам не помнил где точно, услышал о небольшом ящичке, который, якобы, в своих недрах держит весь мир. Любое желание, произнесенное над ним, становится реальным. А что может больше привлекать, как исполнение желаний?! И Филипп отдал три года на поиски этого ящичка. Они не прошли зря, за это время он узнал, какой он, из чего и кому принадлежал. Каково же было его разочарование, когда он опоздал в лавку, всего на полчаса! Узнав, что это русские туристы, бросился в гостиницу. Почувствовав определенную дрожь внутри, успокоился, этот ларец был рядом! Но тут столкнулся с Эдгаром в вестибюле и спрятался за колону. Эд грузил багаж в арендованное авто, не заметив его. Фил предположил, что именно он и купил его шкатулку. Мимо прошла Вел и так же его не приметила, а внутри у Фила все зашевелилось. И Фил облегченно вздохнул, с ними-то он сможет договориться! На всякий случай обольстил парочку горничных, убедился, что других русских не было, успокоил себя — это дело нескольких дней и спокойно поехал развлечься.
Два месяца он наблюдал за передвижениями этой пары. Наконец они приехали на побережье, где его визит был бы обычен. Куда-то умчались мужчины, что так же должно было сыграть в его пользу. Он уже видел ларец, слышал его зов, почти соединился с ним и, эти женщины стали на его пути. Нагло, грубо, бесцеремонно! Они — малолетние девицы; Его — мастера обольщения, оставили ни с чем!
« Вени, Веди, Вито!» — было его жизненным девизом. Покорить, обольстить, выманить, а иногда присвоить, еще реже купить, имело один смысл — завладеть. И первый промах. Ларец в руках смертного. Пусть их трое, но они, пока, никто! Как же могут сопротивляться?! А он-то, их считал простыми, как пять копеек. Поверил, ибо слабо чувствовал ларец, вернулся в город, решив обследовать их жилье. Убедившись, что там пусто, поехал обратно на побережье, уже зная, на ком сконцентрирует свой напор.
***
Девушки выбежали и направились вдоль берега. Фил улыбнулся: — «А Ев не часто бегает. Значит завтра, послезавтра будет одна». — подумал он глядя им вслед и ушел, в снятый невдалеке домик. Любуясь собой во всех витринах и окнах домов; а он был красив, любил себя и не считал Нарциссизм пороком. Кто так говорил, были обделены всем, а любовью к себе и подавно! В доме пробыл не долго, взял кое что из своего заветного чемоданчика презентов, подороже, ибо каждый имел свою цену, и пошел на второй заход.
— Филипп! Где вы пропали? — Радостно встретила его Виен, как близкого и родного.
— Простите меня, что не простился. Срочно вызвали, дела, уехал практически ночью. Однако я вернулся!
— Это мне понятно, мужчины — люди обязанностей! — бросила лесть Виен, несмотря на холодный взгляд, но Фмлипп был так восторжен собой, что совершенно ничего не замечал:
— И не говори! А где девочки?
— На пляже. Я распоряжусь насчет комнаты!
— Не стоит. Не хочу вас обременять.
— А мне потом Жан укорит, что его лучший друг был лишен удобного жилья. Нет уж, дорогой, занимайте свою любимую комнату!
— Даже так?! Жан звонил, когда будет?
— Звонил, но когда будут, не знаю. Пока заняты. Мы не суем свои носики в их дела. Если хотите, можете присоединиться к девочкам, их очень легко найти — всегда на одном месте.
— Спасибо! Так и сделаю. А это тебе! — подал ей коробку дорогих, не продаваемых в их местах, французских духов.
— Большое спасибо, но не стоило беспокоиться. — Виен равнодушно поставила их на столик и Фил это заметил.
— Мне просто доставляет удовольствие. Это из новых, пока в эксклюзиве.
— Надеюсь, мне подойдет этот запах.
— Уверен, придаст пикантности!
— Испробую на Жане, когда приедет. На пляж?
— Пожалуй, да!
— Заходите, буду рада. — Виен мило улыбалась, а он сделав несколько шагов спиной вперед, про себя усмехнулся: «Точно говорила с Жаном, тот ей поставил на вид!»
Виен прищурила глазик, слушая его не закрытые мысли и думала: «Вернулся, ястреб! Что же, пообщаемся!» — И быстро поднялась наверх, посмотреть его встречу с дочерьми.
Он, как юнец сбегал по лестнице, играя мышцами, привлекая к себе всеобщее внимание:
— Красавицы! — крикнул с последнего пролета. — Вы как всегда, неотразимы и убиваете из далека. — Девушки поднялись и накинули на себя парео:
— Фил! Приятно тебя опять видеть! Где пропал? Мы успели обидеться и соскучиться!
— Я человек подневольный, пришлось уехать, но вот я снова здесь! Вы домой?
— Хотели, но можем не спешить.
Фил снял майку, оголяя накаченный торс, оставаясь в бриджах. Бросил на песок увесистую сумку и ждал, пока они сядут.
— А чем ты занимаешься? — Лукаво взглянула на него Ев.
— Дизайном! Я, милашки, скромный подмастерье. Создаю милые вещички. А это вам. — Достал из сумки коробочки.
— Спасибо! Очень приятно получать подарки от такого мужчины, как ты.
— Льстите! Но мне, все-равно, ваши слова доставляют удовольствие. Особенно от вас! Вы такие необычные. Эх! Повезло Гаям!
— Тебе от них привет. А вы давно дружите?
— Давно. Но как они не боятся вас бросать? Вы же манящий, лакомый кусочек.
— Зато встречи горячи! — Сказала Вел и поднялась, — кто со мной, жарко так сидеть.
— Я не хочу. — Ответила Ев и кивнула, понимая маневр сестры.
— А я пожалуй окунусь, — он оголил свои стройные ноги, забежал в воду проплыл немного, и не успела Вел еще дойти до глубины, вышел. — Хорошо ничего не делать! — Произнес он падая рядом с Ев.
— Ты так думаешь? Я бы сошла с ума, ничего не делая!
— Нет, вы только посмотрите на них! Мало того, что красавицы, еще и пчелки! Где они вас нашли?
— Ты не поверишь, здесь!
Фил выждав немного, посмотрев как плывет Вел и продолжил атаку:
— Вы так реагируете на комплименты…. Наверное, слышите ежедневно, что вы с Вел красивы?
— Удивлю, мы видим это, по несколько раз в день! — Филипп рассмеялся:
— Ты прелесть! Скажи, а много предложений было сняться на обложку? — Ев молча подняла глазки вверх. — И как, где-то снимались?
— Зачем? У нас свой журнал. Разве не глупо давать на себе заработать?
Он опять рассмеялся:
— А если я предложу, для своего журнала, ты же знаешь, что у меня тоже есть небольшое издание, во Франции?
— Что-то слышала. Но отвечу, нет!
— Почему?! Это же мечта половины человечества!
— Считай меня исключением. Фил! Можно не скромный вопрос?
— Зачем спрашиваешь? Любой!
— Я о том снимке, перед твоим отъездом. Что ты там смог увидеть? У меня зрение не плохое но, сколько не смотрела, ничего не разобрала. И что это за шкатулка?
«Клюнула! — Подумал Фил, — я знал! Знал на кого ставить!» — А вслух добавил:
— Наверное, мне показалось! Давно мечтал о ней, вот и результат. А говорил я о шкатулке Тамерлана.
-Тамерлана… — Протянула Ев, изображая удивление, но именно изображая, чтобы он догадался. — И что в ней такого?
— Ты не представляешь — все! Это ларец желаний!
— Вот как?! — Сделала заинтересованно — удивленный вид, поддалась вперед, — расскажешь?!
Фил посмотрел на нее, раздумывая: «Неужели они действительно ничего не знают?! Нет! Так играть нельзя. Ее глаза, смотрит так откровенно. И так об этом говорить… С иронией, я бы даже сказал, с сарказмом к моим словам. Ни капли испуга. Точно не знают! Рискну»: — Это красивая легенда! Шкатулка обладает неимоверной силой. Исполнит любое желание хозяина, вплоть до оживления умерших!
— О, красиво! Но я не верю в сказки.
— Почему? — Не притворно удивился Фил.
— Да потому! Куча несообразности. Первое: Если бы это было действительностью, то весь мир принадлежал бы ему! А он где? Пыль, прах!
— Ты так уверенно говоришь. А может быть, он еще жив?
— Несостыковочка! Ты бы за ней не гонялся. Даже не знал о ней. Нет! Я не вижу тут логики, обладать такой вещицей и выпустить ее из рук…. А если представить, что он жив, то вообще!
— Ты, пожалуй, права… Твоим доводам и не возразишь! Но признайся, обладать такой вещицей — круто!
— Значит, ты хочешь завладеть миром?! — Глядя прямо в глаза, спросила Ев.
— Хочу! — Охотно признался он, — а кто не хочет?
— Возьмешь в компаньонки? — Не переставала она пудрить ему мозги.
— Возьму! — Блефовал он, — но ее, как минимум надо найти.
— Найдем! — Заверила, не задумываясь Ев, и поднялась — Идем, окунемся, а то становится жарко. И, это… Не говори Вел, поднимет на смех!
— Не скажу. Извини, дела, забыл с тобой о времени.
— Приходи на ужин, а то мы без мужского внимания…
— Обязательно, на днях зайду.
— А я обещаю позвонить, если что узнаю.
— Телефон запомнишь?
— Ты меня удивляешь. Узнать твой номер. Пока! — Жеманно бросила ему воздушный поцелуй и пошла к воде.
Филипп оделся, обескураженный и сбитый с толку, поплелся берегом, осмысливая полученную информацию.
— Ну, наконец! У меня уже плавники начали расти! — Подплыла к ней Вел. — Что узнала?
— Пойдем в дом, там скажу. Мне показалось у него отличный слух. А еще почудилось, есть у него тайна, вам с мамой надо с ним основательно поговорить. Чувствую, затеял какую-то гадость.
— Шпионка моя! Выходим, он скрылся.
****
Виен уже спустилась и ждала их у двери:
— Раскрутила?! Я не все поняла, так что рассказывай в деталях. Кстати, он супчик еще тот, умеет блокировать мысли, но иногда орет ими. Пошел осмысливать. Ев! Он заглотнул наживку.
— Надо шкатулку убрать из дома. — Выслушав сестру, предложила Вел.- До приезда наших мужей.
— Отнесем вниз, туда уж, он точно не доберется. — Ев обняла сестру. — Как ты изменилась. Раньше все сама, да сама!
Вел взяла шкатулку и промолчав на замечание сестры, пошла к лифту, они за ней.
— Игорь! — Позвала, открыв дверь, — где это можно спрятать?
— А, это та, сияющая временами. — парень взял из рук девушки увесистый ларец.
— Как ты сказал? — заинтересовалась Вел.
— Помнишь, когда я остался на ночь в гостиной?
— Конечно, помню.
— Так вот! — Игорь подался вперед, слегка склонившись вперед, чтобы женщины не задирали к нему головы: — Среди ночи, как только все улеглись, из рабочего стола Эда вырвался яркий свет. Извини, я посмотрел, мало ли что могло загореться. Вот я ящик и открыл. Эта штуковина горела, а потом сияние ушло в золотой герб на крышке.
— Да, я тогда очень долго не могла уснуть. Думала только об одном, как спасти эту дурындочку! Одно, сильное желание было у меня. Что же ты молчал?!
— Так не было причины говорить. Я тогда вообще ничего не понял. А что, что-то не так?
— Да все нормально! — успокоила возникшее у парня волнение Ев. — Так есть куда спрятать?
— Давайте отнесу в большой сейф.
— В сейф?! — переспросили женщины. — Сколько же мы еще не знаем?
Игорь пошел вперед, они последовали за ним:
— Вы знаете ровно столько, сколько хотите. Сейф для такой семьи — это в порядке вещей. Сейчас откроем. — Игорь стал перед дверью ровно, поднял голову и смотрел не моргая. Три красных луча сосредоточились на его лице, дверь отъехала в сторону. Он зашел, поставил шкатулку на полку и вышел, дверь сразу закрылась.
— А ты много знаешь! — Глядя на него проговорила Вел.
— Меня пора убить?! — Ответил он ей таким же проникновенным взглядом и дождавшись пока они насмеются, продолжил: — Я еще хотел сказать, не нравится мне поведение Филиппа. Он будто смотрит сквозь стены. Да, что говорить! Пойдемте, посмотрите сами. — мазнув рукой, приглашая их следовать за ним, вернулся на свое рабочее место и быстро застучал по клавишам компьютера. — Вот сегодняшнее утро. Прежде чем зайти к вам он все вынюхивал, вглядывался. Очень долго. Особенно под твоей Ев спальней.
— Шкатулку вынюхивал, вот мы и решили ее спрятать. — Пояснила Евгения.
— Игорь! А если он проникнет в сейф? — внутренний голос Виен составил целый список вопросов, она долго сдерживалась и выбрав наиболее естественный, задала его.
— Сомневаюсь, но даже если туда и попадет, то выйти не сможет. Эд сделал все для этого. Из всей охраны доступ сюда только у меня. Жан даже Михаила от этого оградил. А увидеть эту комнату нельзя ни одним рентгеном. Как бы человек не обладал таким даром, просмотреть сквозь защиту нереально. Как и всю эту площадь. Грунтовый слой — все, что будет на картинке.
— Спасибо, ты нас успокоил. — уходя поблагодарила Вел. — Подарочек для Фила! Прикиньте, вот была шкатулка в спальне Ев и пропала!
— Начнет действовать! — Ев прищурила глаз, — отобьемся! У меня идея, давай сделаем фото этого ларца, А4, повесим на стену и пригласим его. Так, якобы мы к нему привыкли, пусть ломает голову. Этим оттянем время.
— Время тянуть придется. — Согласилась Виен, — но в спальни его не будем приглашать. Из-за принципа — не будем! Фото — хорошая идея, только как преподнести, я подумаю.
— Я теперь еще больше поверила, что Вел подарила мне настоящий клад!
— А я и не сомневалась в ее подлинности! — шутя, задрала носик старшая дочь.
— Представьте, я тоже! — Призналась им Вилена….

Автор

Картинка профиля Виктория Чуйкова (Поберей)

Виктория Чуйкова (Поберей)

Родилась в г. Донецк, на Донбассе. Живу в Москве. Люблю море и детективы, пишу исключительно романы. Номинирована на писателя года в 2014, 2015, 2016гг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *