ЕвВа. Часть 2 (отрывок из романа)…

Евгения. Двойник.
Предисловие.
Двери комнаты плотно закрылись, от внезапно налетевшего сквозняка. Свет замерцал, затрепетал и выровнялся, бросая блики на множество зеркал развешенных и расставленных хаотично. Тихо. Стало необыкновенно безмолвно. Песня сверчка пропала, как исчезли и все сопутствующие звуки: шелести листьев и шорох портьер, от пробегающего ветерка, счет времени в напольных часах, что притаились в углу этой комнаты, даже шумы доносящиеся с улицы, исчезли, как бы кто-то опустил колпак. Свечи в канделябрах обмякли, растаяли и томно пускали вязкую слезу за слезой, наслаиваясь и скатываясь за круглый подсвечник. Безгласно…
— Тук! — ворвалось в угнетающую тишину. — Тук- тук- тук. — отозвалось эхом и забилось, заколотилось хрупкое девичье сердце, испуганно набирая скорость. — Тук, тук, тук!
где -то там, за немой тишиной, была жизнь со всеми красками и полутонами. С радостью и печалью. А тут, за тяжелыми, дубовыми дверями, уходящими в потолок, в хороводе мрачных зеркал, прожорливо съедающий матово-желтый свет, за плотными, слегка припыленными, шелковыми шторами, жизни не было.
И это небытие пожирало ее всю, не давая возможности для борьбы.

Глава 1.
Не стоит мечтать о собственном двойнике. Кем бы, и каким бы он не был — никогда не будешь уверен, чем все закончится.
Двойник повторяет тебя, замещает, завладевает тобой, твоими действиями, мыслями, желаниями. Оттесняет, постепенно, шаг за шагом, на второй план, отодвигает, отстраняет от всего, что было тебе в тягость и даже больше… Проходит время и ты, вдруг, понимаешь, что страшней всего то, что его помощь, или замена, так тебя втягивает в игру с окружающими, что ты уже сам не распознаешь, кто из вас кто.
Евгения с детства была шустрым ребенком с тысячью проказ в голове и большой фантазией. Радостно восприняв свое двойное имя, повернула его на благо себе. Чтобы не сотворила, выходящего за рамки дозволенного, сваливала на свою двойняшку. Стоя с миленьким личиком, широко открыв голубые глазища, с длинными, как смоль ресницами, спокойно говорила:
— А это не я, это Женька! Чесслово. Разве я могу?! У меня ручки маленькие и вообще, я тут ни причем.
Потихоньку это вошло в привычку и она, стала совещаться с собою вслух:
— Жека, а как ты думаешь? Женька, а ты это хочешь? Женек, ты это слышала?
Взрослея, не оставляла своих приколов. И даже будучи замужем, нет, нет, а и скажет:
— Ев! Ну, ты посмотри на это! — или нечто подобное в этом роде.
Приближался ее день рождения. Все ждали этого дня, как всеобщий праздник семьи. Терзая всех выяснением о подарках и не достигая положительного результата, злилась и топала ногами. Даже приемная дочь не поддавалась ни на уговоры, ни на пытки.
— Дэн! Что ты мне подаришь? — хитро прищуривая глазки и гладя мужа, спрашивала шепотом.
— Еще не знаю. — пожимал он плечами и делая внимательный взгляд, уточнял: — А что ты хочешь?
— Ну, привет! — дула она губки: — Это твой подарок или мой?
— Подарок тебе! — смеялся Дэн, — так почему же должен придумывать я?
— Знаешь, что! — не проходила хитрость, Ев начинала сердиться: — Ты не муж, а Павлик Морозов!
— Милая! Ты такая необычная, что мне на ум приходит только один вариант.
— Какой?! — радостно вздохнув, обняла его снова и тут же отстранившись, заглянула в глаза.
— Я! — восторженно произнес Дэн, приподняв слегка подбородок.
— Да ну, тебя! Это уже не новость. — и Ев снова отвернулась, отодвинулась от мужа, поджала ноги и положив голову на колени, вздохнула.
— Тогда я подарю тебе ребенка! — провел рукой по спинке, взял за плечики, пытаясь повернуть к себе, но Ев дернула плечом:
— Вы уже один раз преподнесли, спасибо! Вон носится, шумит и радует… Вообще-то, такой подарок, может быть только от меня. Не катит! — выскользнула из его рук, расправила прическу, поправила вещи и бросила на мужа взгляд через плечо: — Ты мне надоел. Я ухожу от тебя, к сестре!
И хлопнув дверью, шла через небольшой холл отделяющий их комнаты, говоря нарочно громко:
— Вел! Почему все мужики Сво…?!
— Я бы не обобщала. — даже не подняв головы от компа, отвечала сестра: — Мне мой нравится. Да и твой ничего.
— Ты, предатель! — сердилась Ев, укоряя: — Вот ты кто!
— А от меня ты к кому уйдешь? — Вел искренне рассмеялась, а Ев, насупила бровки, надувала губки, пускала в ход ноготки и зубки. — Ев! Не напрягай! Видишь, я занята!
Наконец она успокоилась и с равнодушным видом сообщила, что ей все равно, где с кем и как будет отмечать этот, самый обыкновенный день.
****
Женщины из семейства Гаев безумно любили Май. Не только, за краски, цвет и пробуждение природы. Май, это было — Начало! Вот только началом чего, знали только они и ни с кем не делились.
После выздоровления Вел, вся семья, кроме Николя, отца Жана, деда их большого семейства, перебралась в город, полностью ломая сложившиеся устои жизни мужей. Вилена с Жаном забрали Валерию, приемную дочь Эдгара, к себе на квартиру. «Воспитательные дни» — говорила девочка, переезжая от одних к другим и непонятно чему радовалась, отдавая часть веселья и им, людям взрослым.
Вел усиленно чистила свое прошлое, стараясь жить без оглядки. Но не ночью. Ночью, довольно часто просыпаясь, она ждала, что вот сейчас, ужас вернется. Однако к своей же радости ничего не обнаруживая — спокойно засыпала.
Ступив на асфальтированный тротуар города в котором родилась и прожила всю свою жизнь, она полностью погрузилась в работу и Эд с трудом вытаскивал ее вечерами, куда-нибудь, развеется.
— Милый, родной мой, любимый! — говорила Вел, меняя офисный комп, на домашний, — что тебе не хватает? У нас же все под рукой! Возьми Дэна, сыграй с ним партию в бильярд. Я допишу статью и поднимусь к вам.
Неделю он терпел. На вторую — брал в охапку и вез в клубы, театры…. Когда же его терпение и фантазия иссякли, начал подключать семью.
— Не приставай ко мне, — заявила Ев, — она пока не насытится, не изменит себе.
— А когда она насытится?
— Как только, так сразу!…
Наконец, убедившись, что работа не убежит, что весна в разгаре , Вел вернулась в семью и началась жизнь с театрами, клубами и другими развлечениями.
— Милая! — обратился Эд, оставшись с ней наедине. — Мне надо с тобой серьезно поговорить! — Вел перевернулась на живот и подняла скрещенные ноги:
— Ты еще кого-то решил усыновить?
— Господи! Нет!
— Я не помню, когда сотворила этот мир, наверное была без настроения, раз он такой невеселый, но, твое признание Меня, мне нравится.
— Шутишь?! — Эд присмотрелся к ее лицу, — А я серьезно!
— Так и я не камеди клаб. Говори, пока слушаю.
— Тебе пора пить эликсир! — заявил Эдгар серьезно и усадив ее, взял обе руки, сжал пальцы, смотря прямо в глаза.
— Уже?! — удивилась Вел, растерялась, не понимая как реагировать на такое предложение: — Мы же хотели с младшими…
Младшие — так Вел нарекла семейку Дэна и Евгении, для объединения их в одно целое. Прозвище прижилось и стало обиходом во всей семьи. Младшие — потому, что они и были младше их, по возрасту. Евгения, именуемая семьей как Ев — ее младшая сестренка, с разницей в три года. Дэниэль — младший брат Эдгара. И как не парадоксально, младше ровно на три года.
— Хотели, — кивнул Эд, — но жизнь непредсказуема.
— А может повременим? — неуверенно спросила она.
— Вы непредсказуемые женщины! — воскликнул Эд.
— С чего такие выводы? — приподняла брови Вел и внимательно посмотрела на мужа.
— Сначала Ви, ругалась и оттягивала свое омоложение и здоровье, теперь ты.
— Естественно!- совершенно откровенно воскликнула Вел. — Ведь я не знаю, чем закончится этот глоток.
— Все будет превосходно! — Вел нахмурилась на его слова, но Эдгар не останавливался: — Прости, мое золото, я уверен, что и это излечимо. Надо лишь немного подождать.
— Я смерилась… — вздохнула Вел. — И все же…. Может отложим?
— Объясни, зачем? — Эд взял за подбородок и нежно поднял ее голову, смотря прямо в ее зеленые глаза: — Тысячи девушек схватились бы за соломинку, быть молодой, а ты…
— Ах! Я и так молода и красива. Но надо, так надо! — перебила она его, а Эдгар, словно не слышал ее слов, продолжал:
— Ты только представь: легкость в теле, быстроту в движениях, восприятие окружающего…
-Это перерыв на рекламу, или агитпропаганда?
— Я просто хочу не бояться за тебя, ближайшие лет пятьдесят.
— А потом захочешь? — заметив, что он не настроен к милым шуткам, добавила. — Не уговаривай, просто скажи когда?
— На молодую луну.
****
Теплый майский вечер, окна мансарды открыты настежь, мужчины за бильярдом коротают свободное время, попивая виски с содовой, пока жены на большом экране, пересматривают любимый фильм, «Осень в Ню-Йорке».
— Вел! — бросил Эд кий, подбежал к большому дивану, испугавшись, что болезнь вернулась: — болит? Не молчи! — она уткнулась в его грудь и слезы намочили рубашку:
— Душа болит! — Эд очень испугался ее слов, но рядом с его женой рыдала Ев. Не в силах успокоить сразу двоих, позвал брата. Дэн усадил жену на колени и повернул лицо к себе:
— Что за водопад? Ев! Посмотри на меня!
— Как грустно! — вытирая слезы, говорила она.- Это наш любимый фильм, мы всегда под него плачем.
— Бог ты мой! — облегченно выдохнул Эдгар и даже прошелся по комнате, успокаивая нервы.
— Да, здесь я! –всхлипнула Вел, утираясь платочком.
— Я был уверен, что у тебя другие фильмы любимые, но не важно. Так плакать! — Эдгар двумя руками схватился за голову, собрал волосы и растер виски, затем, склонившись, сделал глубокий вздох и полный выдох.
— Те у меня, для душевного равновесия.
— Все! — выровнялся Эд, — пересмотрим с Дэном все ваши диски и оставим только комедии!
— Вы не правы! — Ев освободилась из объятий мужа, — не увидишь такой фильм, не научишься ценить жизнь.
— Ну, знаете! — вспылил Эд, — У Вел свой фильм был, не менее слезный! Вы хоть предупреждайте. — он смотрел на их милые, заплаканные лица и не знал, радоваться, что все хорошо, смеяться их детской наивности, ругаться или еще что. — Идем, брат, нам здесь не рады! — махнул рукой и отвернулся, успокаиваясь.
— То жизнь…, — всхлипнула Вел: — а тут такая любовь…
Эд замотал головой, но желание продолжить партию уже пропала и он так и стоял посредине мансарды, смотря на всех широко открытыми глазами.
— Их не переспорить! — Дэн подмигнул брату и пересадив Ев на диван, уточнил: — что мне сделать, что бы ты не плакала? Может мороженное принести?
— Неси! А я еще поплачу, чуток.
Вел, тем временем вернув мужа, удобно уселась у него на коленях, обняв и положив голову на плечо. Ев тоже прижалась к Эдгару.
— Мне, конечно, льстит ваше внимание, но плакать с вами, трио, не собираюсь! — заявил Эд. — Хотите так сидеть, ставьте комедию!
— Это запросто! — подскочила Ев. — Проверим, устоишь ли ты перед Мистером Бином!
Через мгновение дом сотрясали другие звуки. Дэн, не понял природу долетающих до него возгласов, понесся на верхний этаж их городского дома.
Ев каталась от смеха по дивану, Вел скорчилась, а Эд, не в силах спокойно реагировать на заразительный смех Евгеши, не стал себя сдерживать и тоже хохотал. Один Дэн спокойно стоял рядом с подносом в руках. Когда настала пауза, он шутливо преклонил спину:
— Кушать подано! Ну и ты, Дэн, угощайся!

Глава 2.
Статья не давалась. Вел правила ее неоднократно, но застревала в самом конце, никак не находя единственное, веское слово, которое выведет на финишную прямую.
Эд отсутствовал второй день, неожиданно застряв в своем ресторане, что тоже играло свою роль. Вел удалила очередную строчку, укусила сыр и потянулась к чашке, но та была пуста. Вдохнув все еще присутствующий запах кофе, даже не обратила внимание, на шум за окном. Открылась дверь, но и это не заставило ее выйти из рабочего погружения.
— Как я соскучился! — Голос мужа, как нашатырь, включил ее. — Больше не расстанусь с тобой так надолго!
Вел замерла на миг, в голове появились нужное направление, но она не поддалась этой уловки сознания. Уложив мысли на нужную полочку, поднявшись, прильнула к нему. Она соскучилась, очень соскучилась. Его поцелуй, как ни странно, не расслабил, а даже наоборот, влил энергию в ее профессионализм:
— Ты пахнешь дорогой! — заметила она.
— Еще один поцелуй! — прижимаясь крепче, шептал Эд.
— Да хоть десять, как смоешь придорожную пыль. — скривила мордашку, потерлась лбом об его подбородок и отодвинула голову, глядя на него счастливыми глазами.
Эд согласно кивнул и не замолкая, ушел в соседнюю комнату, однако Вел уже не слышала. Погрузилась в себя, добила мучающий ее текст, пробежала от начала до конца и вздохнув с облегчением, закрыла страничку.
— Ты тут все говоришь и говоришь, — Вел уселась на туалетный столик в ванной, — вот только я не все понимаю из этой тирады. Лишь вижу переполняющую тебя радость.
— Все готово! — перекричал шум воды, закрыл душ, высунув руку взял полотенце и вышел. — Наш ресторанчик готов встречать гостей! Предлагаю Евкин день отметить там.
— Там? — бровки в удивлении поднялись вверх.
— Вижу сомнения. Поэтому берем твою Вику и едем делать ревизию.
— Ну, я не знаю…. Не далеко ли?
— Два часа езды. Вел, что с тобой? У тебя все в порядке? Хотя, что я спрашиваю, ты бы сказала… Или?
— Все класс! К выходу номера все готово. Прогуляться к морю я не прочь, но….
— Мышонок! У тебя же не было праздника! ИВ ждет звонка, сколько гостевых комнат готовить. Дом уже привели в полный порядок. Да и мамочку мы поздравили по телефону.
— Не уговаривай! — она специально прищурила глазки, чтобы Эд не понял -да или нет, но долго интригу тянуть не смогла, — я согласна! Гульнем во всю!
— Я знал! Едем прямо завтра с утра. Наконец увидишь, что я там наворотил. Да и пробник для свиты Виктории устроим.
— Поедем. — без энтузиазма согласилась Вел.
— Я что-то пропустил? Ты не в восторге от агентства?
— Что ты! Все работает, все набирает обороты, все поднимается вверх.
— Кажется, я догадался — у вас с Ев новые идеи.
— Идеи у нас всегда есть.
— Подожди, подожди! Это серьезно. Я хочу знать, что тебе хочется. Ты не забыла? Подарок за мной. — Вел невольно потянулась к сердечку на шейке. — Колись! Ибо я твой Джин.
— А сколько у меня желаний, прежде чем ты попросишься на волю?
— Безгранично! Не томи.
— У меня одна заветная мечта. Но она не исполнима.
— Вел! От тебя такое слышать… Нет ничего невозможного! Говори.
— Я хочу снимать свои фильмы.
— А я-то подумал — ты мечтаешь о Луне! Снимай, кто мешает?
— Образование. У меня нет должного образования.
— А поступить слабо?
— Это же в Питере!
— Как далеко! И Ев тоже хочет?
— Скорее нет.
— Готовься, времени хватит. Можем попробовать вместе.
— Не поняла?
— Захочешь, сяду за парту с тобой рядышком.
— Это что, ревность?
— Нет, вспомнил прелесть учебы. Девочки- студентки…
— И мальчики — студенты. — Эд пропустил ее намек, совершенно другим предложением:
— Может закончим надуманные вздохи? Есть более приятное занятие. — Вел глянула на него, ожидая чисто плотского предложения, но он взяв ее за руку, улыбнулся: — Камеру закажем, или по магазинам проедемся? Ведь пора начать практику!
На следующий день, до обеда, Эд приехал за ней в офис. Заглянул в редакцию, поздороваться со всеми, чем привел всех в возбуждение и пошел к кабинету. Сестры, не по детски, спорили.
— Что за шум, а драки нет? — он открыл дверь и замер с шикарной улыбкой на губах.
— Шум?! — глянула на него Ев и расплылась в усмешке. — Это шепот!
— Готова? — спросил он у жены, не ответив сестренки, а лишь подмигнув.
— Ты куда? — тут же осведомилась Ев.
— Возникло неотложное дело. — ответил Эд вместо жены, — вернемся завтра.
— Невиданная наглость! А мне здесь сиди и разгребай?
— Можешь оставить все до понедельника и напрячь Дэна. — Вел отправила ей воздушный поцелуй и исчезла за дверью.
— Муж уже дома. — задержался Эд. — Выдаю тебе секрет, так как он нагло просил ему не мешать. Готовит романтический вечер. Но я тебе не говорил.
— А то говорил… Счастливой дороги! И передай своей мыши, что я обиделась!
— Непременно! — склонил голову и закрыл дверь: — Серьезно обиделась! Боюсь, не простит! — сообщил он любимой, догнав у выхода.
— Мало верится.
Ев состроила гримасу, показала закрытой двери язык и спокойно откинулась на спинку стула, постукивая пальчиками по столешнице:
— Значит так, да?… Бросили?… Ев, ты это слышала? Они умчались, будут завтра!… Ну и что? И ничего. Мы устроим себе праздник! — закрыла все рабочие папки, забралась в «Twitter», почитала ленту и переметнулась на «Facebook». Вздохнула, пробежалась по «WordPress.com» и открыла «StumbleUpon». Тут провела довольно долгое время, читая новости, рассматривая фотографии. Именно на этом сайте можно было найти отличного фотографа из «народа» и посотрудничать. Но и это ей быстро надоело. Собралась было вызвать водителя, как засела в Контакте, принимая приветствия с наступающим днем рождения. Опустила глаза в правый нижний угол экрана, циферки показывали, что прошло два часа, ее рабочего времени. И провела она его в удовлетворении. — Ну что, Ев, поедем домой, проведем вечер с мужем, который там к чему-то готовится, или как?… А не поедем мы домой! Мы съедим кусочек пиццы и выпьем мокко. И возьмем-ка мы такси! — Взяла свою сумочку, подмигнула Светлане, села в подъехавшую машину и поехала в любимый ресторанчик, в котором на весь город, делали настоящую итальянскую еду и варили обалденный кофе. Долго думала какой «размерчик» заказать, но удержалась, взяла самую маленькую. Ела с таким аппетитом, сидя на улице, в полном одиночестве, что на нее, по одиночке, вышли посмотреть не только официанты и повара, но и администратор. Заметила как камера слежения повернулась в ее сторону, заулыбалась, но и бровью не повела, не смутилась. — «Мы это заслуживаем, правда Ев?!» — Позвала обслуживающего ее парня, тот подошел мгновенно и научено склонился. — А скажите-ка мне, как готовят у вас мокко.
— Простите, не знаю. Узнать?
— Пожалуйста!
Парень скрылся и тут же появился мужчина средник лет. Аккуратный, выбритый, с огоньком в глазах. Рассказывал не спеша, не путаясь, поглядывая на нее с интересом.
— Да, хочу! — он удалился. Посидела, допила Махито, съела последний кусочек так, словно он был единственным за целый день. — «Ну, Ев, с тобой легко, не то что с некоторыми» — подумала она, сама не замечая, что весь день общается с собой. Вынесли чашечку ароматного напитка, размешала, попробовала и выпила прикрыв глаза. Сразу попросила счет, оставила приличные чаевые, увидела подъезжающее такси, обворожительно улыбнулась вышедшим ее проводить. — «Ах, Ев! Жизнь прекрасна!» — Захлопнула дверцу и вернулась, удовлетворенная в офис.

Глава 3.
Дэн готовился к дню рождения жены, первому после их бракосочетания, как не готовился ни один мужчина на земле — с трепетом, откровенностью и неизмеримой любовью; с самого нового года. Думал долго, взвешивал каждую идею приходящую в голову, но все ему казалось банально и очень уж просто. Однако, как только старшие, а именно Эдгар и Вел, вернулись из путешествия, он понял, что преподнесет ей.
Выкраивая ежедневно немного времени, запирался в мастерской и творил, творил.
— Это не краски, а нечто! — часто восхищался он. — Где Вел их нашла?! — Дэн был в полном восторге от подарка сестрички. Его Ев, его женушка, его любимая смотрела на него с полотна, как живая!
Эдгар предложил устроить Ев праздник в его ресторанчике, который только что был открыт на побережье Азовского моря, недалеко от их загородного дом, но сделать это сюрпризом для Ев. Дэн сразу же схватился за идею. Проводив брата, посмотрел на часы, рассчитал время приезда жены с работы и решился примерить к портрету раму.
— Теперь я им верю — настоящие краски «жизни»! И рама, как и говорила Вел, того же мастера! Да… Как людям удается добывать раритеты?! Похоже антиквар не обманул!
Он еще раз достал гарнитур, который приготовил для жены, сравнил с изображением. Камни сияли там и там, как одно целое. Взял свою работу и спустился в спальню. Повесил портрет на подготовленное место:
— Супер! Даже мне нравится. — сразу снял и поцеловал портрет в губы: — Моя девочка! Ты — королева! — спрятал картину до нужного времени за портьеру, немного сдвинув с места кресло, чтобы не было видно, что за ней что-то есть. Положил бриллианты к себе в прикроватную тумбочку, вернулся в мастерскую и спрятал краски подальше от света, как сказала Вел. Заглянул к Максимовне, убедился, что все готово, расставил свечи, от гостиной первого этажа до их спальни, поправил цветы и отправился за женой на работу.
Она сидела с приподнятой бровью и смотрела в экран монитора.
— Мы сердимся?! — заметив с порога ее настроение, проговорил Дэн. — Кто приложил к этому усилия?
— Да эта Вел! Умчалась, даже ничего не сказала. — Ев надула губки и сложила руки на груди, все еще капризничая.
— Значит — спешили. — коснулся губами бровки, все еще пребывающей вверху. — А что больше злит, что уехала, или что не сказала?
— Все!
— Тебе меня мало? — обошел стол и присел на краешек, ровно напротив нее. — И брось ты эту работу! Пятница пришла! Поехали!
— Что, домой? — спросила с хитринкой, намекая на желание чего-то более интересного, чем просто сидеть у телевизора.
— А чем тебе дома плохо? — Дэн поднялся и выключил ее комп, торопя покинуть эти стены. Вздохнула, поднялась, отдала ему свою сумочку и ключи. Вышла первой, бросила пару фраз секретарю, заглянула в отделы, убедилась, что все работают, пошла на выход. Дэн уже стоял у открытой двери машины. Села, подняла глазки к нему, не проронив и слова.
— Королева! — Ласково сказал муж и закрыл дверь.
Свернув на свою улицу, он дал звонок Максимовне, их домоправительнице, высадил жену у центрального входа, прекрасно зная, что она торопиться в дом не будет, со словами:
— Я поставлю машину.
Ев снова насупилась, постояла у двери, не спеша входить, «в такой вечер и сидеть дома! Хорошо хоть днем прогулялась…» Наконец решилась. Шторы были приспущены. Мерцание свечей манило вверх:
— Что он задумал?! — улыбка тронула губы и отрада полилась вглубь ее души.
Тихое звучание музыки, круглый столик накрыт для двоих. Желтые тюльпаны в самом центре стола. Всунула в них носик, глубоко вздохнула и улыбка расплылась еще больше. Надела свое любимое платьице, сводящее мужа с ума, как услышала его голос:
— Красавица! Ты где?
— Я здесь! — вышла на встречу и сомкнула руки у него на шее.
— Королева Снежная согрелась?
— Чуть-чуть. А что мы празднуем?
— Неужели нам нужен повод?…
****
Ев спала, а сны прерывались едва начавшись. Ей постоянно казалось, что кто-то смотрит, не отводя от нее глаз. Вертелась, укрывалась с головой, наконец, устав бороться с призраками — провалилась в пустоту.
Робкие поцелуи зазывали к пробуждению, становясь настойчивей и горячей.
— С днем рождения! Любовь моя! — шептал Дэн на ушко.
— Ну, перестань… Я спать хочу… И родилась я после двух! — Спряталась под простынь.
— А как же праздник? — Он опять вызволил ее мордашку и поцеловал в носик, затем оба глазика, щечки, губки. — Соня! Ну, я так не играю! — отстранился и стал наблюдать за ее пробуждением.
Ев почесала пальчиком нос, зевнула, прикрыв рот ладошкой, потянулась, подняв руки замком над головой. Распрямила все косточки, бурча: «Почему все такие изверги?!» и, открыла глаза.
На нее смотрела она. Глаза горели, губы спелая вишня, черных ресниц свод подчеркивал голубизну ее глаз, а на кремовой коже шеи сияли подвески, округлые плечики были покрыты газовым шарфом, на руке, поддерживающей его, сиял браслет. Парчовое платье, словно из ее шкафа, настолько натурально изображено, что Ев заморгала. В голове пронеслись обрывки сна. Она встала на ноги, прямо на кровать, и пошла к портрету. Потрогала руками:
— Это я…. Как копия…. Ну Дэн, ты даешь… Как в три-де. Нет! Как в зеркале!
— Почти! Нужен один штрих.
— Брось напрашиваться на комплимент, все просто идеально!
— В картине? Да! — Дэн уже стоял рядом, держа руки за спиной. Его слова настолько были точны, вернее он ее знал настолько, что сказав всего два слова, заранее знал реакцию,
Ев развернулась, опустившись на колени, глянула, испепеляющим взглядом:
— Намекаешь, что оригинал не столь хорош, как копия?!
— Да как я мог! А штрих, он вот, посмотришь? — протянул увесистую, не маленького размера, бархатную коробочку, сам же и открыл.
— Это то? — показала она рукой на портрет.
— Оно! — кивнул Дэн, застегивая колье и одевая на руку браслет.
Ев погладила камни, поцеловала, прикусила губку и наконец, слегка прочистив голос, произнесла:
— Ты меня балуешь.
— Еще не начинал. Сбежим от всех?
Пропустив его предложение, Ев села на спинку кровати у изголовья и вернула взгляд к картине:
— Какие краски…
— Это те, что Вел привезла. Помнишь, как мы посмеялись, ее словам: «краски жизни! Ими рисовал сам….!». — Ев молчала. Отошла к окну и посмотрела на портрет издали, а Дэн продолжал: — И рама та же. Я к ней был несправедлив.
— К Вел?
— К раме! Лишь когда одел, то понял, насколько они сродни.
— Ты лучший художник всех времен!
— Чрезмерная хвала портит.
— А мне никто не верил? — она уже была на своей волне и говорила сама с собой.
— Чему не верили и кто?
— Это моя Ев! А еще смеялись надомной!
— Ты моя фантазерка! Ответа я дождусь?
— А? — оторвалась от своего изображения. — Ты о чем-то спрашивал?
— Мы будем праздновать? И как ты смотришь на то, если я тебя украду?
— Прямо с утра?
— А почему нет? Хочу сделать день, не забываемым!
— Раз я больше никому не нужна… Отдаюсь в твои руки! Пусть им будет хуже.
Мобильный засветился, Ев показала появившейся фотке язык и притворяясь сонной ответила: — Да…
«С днем рождения!» — кричала в трубочку Вел.
— Спасибо! И незачем так орать! Я еще сплю.
«А мы думали ты стол накрываешь…. К обеду приедем.»
— Счаз! Можете не спешить, меня похитили. Так что, ждите…, до завтра!
«Что же поделать…. Похититель хоть хорошенький?»
— Пока не поняла, у меня же глаза закрыты. Пока!
Дэн лыбился, он даже не предполагал, что все пойдет настолько гладко:
— Ты думаешь одеваться? — пощекотал ее животик, чмокнул. — Родители не Вел, живут недалеко. Могут и нагрянуть прямо с утра. Сегодня же твой праздник.
— Я уже иду! — ее остановил очередной звонок. — Мама, — шепнула она Дэну, но с комнаты вышла, говоря на ходу: — Алло!
«С днем рождения, доча!» — полились пожелания, что сразу дало возможность Ев оттянуть время застолья.
— Спасибо, мамочка! И Жану тоже. Столько слов. — она замолчала, не зная как перенести встречу на завтра, но тут мама помогла:
«Дочь! Тут у нас небольшая проблемка, мала капризничает. Если мы явимся ближе к вечеру или завтра, ты обидишься? Я конечно могу ее оставить с Жаном, впрочем и Эда задействовать».
— Мама! У нее нет температуры?
«Пока нет. Надеемся, что просто капризы.»
— Не волнуйтесь! Увидимся завтра, тем более, что Дэн тут что-то затевает. Но если ребенок заболел, то я его отправлю к вам!
«Я что, не справлюсь?! Свой кусочек тортика я и завтра съем. А вы, молодежь, повеселитесь, на славу. Целую.»
— Ты еще не готова? — заглянул в ванную Дэн.
— Три минуты!
— Даю пять!
****
Вел была довольна. Все шло, как нельзя, хорошо. Гости съезжались, Вика приготовила зал и программу. Повар был отменный, сам ресторан отличался дизайном. Эд дразнил, снимая ее на камеру. Цветы, шары, стол для подарков… Подъехали Жан с мамой и кудряшкой Лерой.
— Как добрались? — спросил их Эд.
— Отлично!
— Что сказали Ев? — осведомилась Вел.
— Что я капризничаю. — ответила за старших девочка. — Она поверила.
— А ты капризничаешь? — уточнил Эдгар.
— Я не маленькая! Слушаюсь.
— Тогда это тебе! — Вел подала ей подарочный пакет.
— Ой! Спасибо! Я посмотрю? — вприпрыжку убежала к столу, оставляя взрослых в покое.
— Мам, а это тебе! — Вел протянула небольшой сверточек, отчего-то захотелось плакать и она поспешила обнять мать: — С опозданием, правда.
— Зато нескончаемый поток подарков.- Ви поцеловала дочь и повернулась к Эду. — Молодец! Мне нравится, даже очень. Для ресторанчика на побережье — просто супер.
— Мы планируем здесь целый развлекательный центр. — и обнял жену. — Ее идея.
— Уверен, все получится! — утвердил Жан, рассмотрев все несколько раз.
— Простите, я на кухню, — извинился Эд, — Это же мой первый, как ресторатора, день. Должность новая. Волнуюсь!
****
— Куда ты меня везешь? — ерзала на сидении автомобиля Ев. — На море?
— Не только догадливая, но и глазастая! Ты хоть раз, праздновала на берегу?
— Нет! –односложно ответила Ев и замолчала — идея понравилась. — А когда вернемся?
— Как захочешь.
— А я думала, вы с Эдом выдохлись, как-то тихо, я бы даже сказала, очень, было в последние дни.
— Дали вам возможность ощутить разницу.
— Ага! Настолько, что проглотили день рождения Ви.
— Ничего подобного! Мы дали родителям шанс, отметить наедине.
— Возможно. Но это как-то не правильно. А мы не к нам? — она заметила, как машина свернул, с привычной трассы. И отбросила, появившееся предположение, что Эд закончил стройку.
— Хочешь на дачу, можем заехать на обратном пути. — Дэн специально вез ее окольными путями. За двадцать минут до прибытия, он остановил машину: — Странно, что-то стукнуло, я гляну. — открыл капот, дал звонок брату. — Видно показалось.
Ев утомил однообразный вид деревенек и она прикрыла глаза, слушая музыку.
— Вот мы и приехали! — тронул ее за плечо, припарковывая машину: — Девушка, просыпаемся.
Прежде чем выйти, Ев осмотрелась по сторонам, изучила так сказать местность, затем внимательно оценила здание, отметила, что у дверей стоит мужчина в ливрее и так же изучает ее.
— У нас заказано. — Сказал ему Дэн. Дверь перед ними открыли, провели в отдельный кабинет.
— Хорошо, что не в общем зале, а то я в брюках.
— Очень даже привлекательно! — Дэн провел рукой по ее бедру, пододвинул стул, говоря официанту: — нам бутылочку воды, без газа и бокал белого, сладкого вина. — положил меню, даже не открыв его и взял Ев за руку: — сильно голодна?
— Не очень. Но после вина, есть захочется.
— Тогда сделаем заказ сразу. Вообще-то я думал, что мы сначала снимем где-нибудь номер, ты переоденешься. — Ев смотрела на него, пытаясь понять, что он замыслил. — А давай здесь? — подзадоривал, прищурив глаз, всем видом показывая, что она не сможет такое сделать. — Что, слабо переодеться, прямо здесь?
— Принесут заказ и переоденусь.
— Я пошутил! Еще так рано. Закажи, что хочешь, потом погуляем и вернемся, кабинет наш на целый день.
— Даже так?! …Тогда я сейчас надену свое платье, поправлю волосы, припудрю носик и разорю тебя!
— Как это?
— А ты сейчас сделаешь полный заказ, потом мы прогуляемся к морю, вернемся сюда и опять сядем за стол. А потом я еще что-нибудь захочу!
Официант принес заказанное, подмигнул Дэну. Ев не заметила, взяла платье, которое Дэн осмотрительно занес и повесил на вешалку, свою сумочку и исчезла за дверью.
Дэниэль выглянул в общий зал. Эдгар стоял у двери:
— Все готово. Свечи, музыку? — подколол и театрально согнулся до пояса.
— И стриптиз в твоем исполнении! — усмехнулся Дэн. — Где все?
— На местах!
Дэн уселся на место, сделал скучающим лицо. Ев вышла в новом, длинном платье, обновив макияж.
— А где мой подарок?
— Дома. Или ты думал, что я его буду с собой возить?
— А вот и не угадала! — Он вытащил из внутреннего кармана легкого пиджака коробочку и помог надеть. — Вот! Теперь как должно быть! Но только эта комната мала для тебя. Эх! Тратится, так по крупному! Официант! Мы хотим общий зал.
— Пожалуйста, на сколько?
— Как пойдет! — Дэн поднялся, придержал ее стул и повел в зал.
Левая бровка Ев опять взлетела и она пошла вперед, немного склонив голову, переступая порог.
— С днем рождения! С днем рожденья тебя! — Разнеслось многоголосье, разбавляемое хлопками шампанского.
— Думаешь я не догадалась? — повернулась она к мужу.
— Даже не сомневаюсь! — Обнял он ее.

Глава 4.
За окнами темнело, а веселье только набирало силу. Дэн подошел к Виен, пригласил на танец:
— Вилен! До меня только сегодня дошло. Ну, ты и умудрилась, родить настоящее чудо! Мало того, что она никак не разберется, кот или заяц, так и еще близнец.
— Да уж, нарочно не придумаешь! Кто бы она не была, сердце у нее Человека! — ответила Ви, поглядывая на дочерей и не скрывая, что считала их, обоих, совершенством.
А именинница увидела глаза сестры и проплыла через весь зал, минуя танцующие пары.
— Агов! Я увижу в этом году радостный блеск твоих глаз? — обняла она Вел за талию, подойдя сзади и положив голову на плечо ей, подмигнула стайке подруг, поднимающих в честь ее бокалы.
— Я весела как никогда! — заявила Вел и развернулась к сестре лицом: — Хорошо, что подошла. Я тут приготовила тебе подарочек и поняла, что угадала, — она достала свой пакет из кучи подарков, взгромоздившихся на отдельном столе. — Держи, только двумя руками, тяжелый.
— Что это? — обняв подарок двумя руками и прижав его к себе, Ев скорчила гримасу и согнулась под тяжестью. Задержав в рукав всего на миг, водрузила его опять на стол, заглянула внутрь, но не спешила распаковывать.
— Мы с Эдом купили, когда путешествовали, — уклончиво ответила Вел. — посмотришь дома.
— Не хочу дома! — Ев, не вытаскивая его из пакета, надорвала бумагу и не удержалась: — Ничего себе!
— Антиквар сказал, что это настоящая шкатулка Тамерлана! Набивал цену, конечно, но она так мне моргала!
— Кто?
— Шкатулка!
— Что-то она мне кажется знакомой?! — справившись со всей упаковкой, Ев еще раз взяла шкатулку в руки и приподняла к уровню глаз.
— Вот! — Вел обрадовалась ее словам: — Мне тоже. Эд, признаюсь, отговаривал: «ну что это за подарок? Что она с ней делать будет?»…, и прочее. А я просто влюбилась в нее, она будто родная. Замок потом откроем.
— Что ты тарахтишь? Мне она нравится! — Ев смотрела на малахитовый ларец, темно зеленого цвета и влюблялась в него. Взгляд так и скользил по отшлифованному камню, с резными ножками, искусно украшенными золотом. На крышке, в самом центре был равносторонний треугольник, с тремя переплетенными кольцами.
— Это золото? — Ев потерла пальчиком блестящий, отдающий краснотой, металл.
— Да! Мы проверяли, червонное, если верить ювелиру, приблизительно четырнадцатый век. Говорил, что это кованка 1398 года. Проверить подробней поленилась, захочешь, займемся вместе.
— Обязательно, мне интересно. — довольно улыбалась Евгения и прищурив глаза, по прежнему не отводя их от подарка, добавила: — И Ев тоже.
— Опять начинаешь. — не сдержалась Вел.
— Начинаю что? — отвлеклась на сестру Ев: — Я тебе весь вечер пытаюсь сказать…
— Дорогие наши друзья и родные! — Перебил их беседу голос Эдгара. И сестры развернулись к нему. — Родная моя Ев! Сегодня твой день, я присоединяюсь ко всему ранее сказанному. Хочу добавить, что тоже тебя люблю, очень- очень! Ты неподражаемый ЧЕЛОВЕЧИЩЕ! Пожеланий звучало много, еще больше будет звучать, я присоединяюсь только к хорошим, искренним и желанным. Ев! У тебя все будет — это я тебе говорю, твой старший брат. Дэн постарается, я прослежу. — подарил ей очаровательную улыбку, поднял бокал, пригубил и продолжил: — Сейчас же, позволь, всего одну минуту этого вечера, позаимствовать для самой дорогой девушки, моего сердца! — Ев расплылась в улыбке, обняла сестру и поцеловала, а Эд продолжал: — Любовь моя, Вел! Ты знаешь, как я тебя обожаю! И повторять об этом не устану. Сегодня, при всех, я хочу подарить тебе подтверждение,… маленькое. — сел за небольшой электронный рояль и запел. Его бархатный голос, который сводил с ума, лился с такой чистотой и нежностью, что Вел затаила дыхание и не сводила с него глаз, никого и ничего не замечая.
— А он еще и хорошо поет, — шепнула ей Ев, — Зато мне муж подарил портрет. Мне! А не прячет по закоулкам, как раньше.
Но Вел не слышала. Голос мужа окутал ее полностью. И она поняла, что делая праздник сестре, он в первую очередь думал именно о ней.
Ев постояла рядом, собралась отойти, но Вел задержала и обняла:
— Как же я всех люблю!
— Так я тебе и поверила. Растаяла от медового голосочка, как Пух.
— Ты мой миленький Пяточок.
— Ошибаешься! Я была Кроликом и им буду! — закартавила Ев, заговорила в нос и отошла в сторону. Всего минуту смотрела на всех, а глаз так и косился к подарку сестры. — Ну как Ев, хороший день?- прошептала сама себе:- А ты думала! Это же тебе не халям-балям! Это наша семейка, Адамсов. Подарочек, подарочек, подарочек! — вновь переключилась она к ларцу, от своего виртуального двойника. — Какой ты клевенький! Что же в тебе таится? Ничего…, разберемся. — ласковые, но уверенные руки мужа обняли ее, как всегда возникшего со спины и только затем она почувствовала его всего и увидела профиль, склонившийся через ее плечо к тому предмету, что она рассматривала: — Не меняешься! Дэн, ты по прежнему мечтаешь сделать меня заикой? Уже год прошу, не подкрадывайся!
— Милый мой, пушистый, урчащий котеночек! — Целовал он ее ушко.
— Да вы, батенька, никак навеселе!
— Конечно! У моей зайки праздник. Настоящий! Шампанского?
— А может хватит?
— Нет! Сегодня хочу быть пьян.
— О нет! Мне это не интересно.
— Я пьян хочу тобою быть!
— Загнул, лирик ты мой.
Он оторвал ее от шкатулки и закружил по залу. Ев показалось, что у ларца стоит девушка и ей улыбается. Не рассмотрела лица, выхватила лишь улыбку. А сделав круг — там уже никого не было. — «И что это мне мерещится? А почему мерещится, мало ли кто проходил мимо! Чего всполошилась?» — думала она, ведомая мужем. А он кружил и кружил, все крепче прижимая к себе и обдавая горячим дыханием. Ее муж, ее!
****
Яркий луч солнца упал на окно, пробрался сквозь тюль и минуя немаленькие метры комнаты, обласкав раму, застыл на портрете. Краски ожили, заиграли, а вместе с ними глаза, губы…
Ев почесала носик, как делала постоянно, когда просыпалась, будто сон, убегая, манил за собой, не видением, а запахом. Она открыла глаза и сразу встретилась с собой. Подмигнула и осторожно, стараясь не шуметь, взяла ларец.
— Привет! — погладила шкатулку, мысленно здороваясь, — что же в тебе хранили? И чья ты была? — камень горел, отражая солнечные лучи. Был намного теплее, чем накануне.
— Доброе утро! — повернулся Дэн, приоткрыв глаза, увидел зеленый камень в руках жены, — что, загадку подарили?
— Та, да! Заманчиво. Если открою, буду в ней хранить твой последний подарок.
— Сюда влезет все, что есть у тебя.
— Ну, нет. Вчерашнее богатство требует особого внимания!
— Я подарю тебе секретерчик, думаю удастся найти Екатерины, ну или ее фрейлин, там ящичков много, у каждого перстенька будет свой дом. — Он гладил ее по спинке, все настойчивее, Ев только дергала плечом:
— Ой! Не щекотись! Видишь, я занята. А что если там сокровища?!
— Значит я тебя больше не интересую и не привлекаю.
— Привлекаешь! — Не глядя на него отмахнулась Ев.
Дэн приподнялся на руке, обнял и притянул к себе:
— Мы покопаемся в нете и все узнаем, если, конечно, что-то есть. А сейчас я хочу немного твоего внимания. — их губы слились, но Ев неожиданно отстранилась.
— Я не могу. Она смотрит.
— Кто?
— Ев! — Отведя глаза в сторону, посмотрела за его плечо. — Не веришь, сам посмотри.
— Фух! — Опустил Дэн лицо к ее шее, с облегчением вздохнув. — Я чуть не поверил! Подумал, что и правда кто-то смотрит. — Повернул голову и бросил портрету: — Не подсматривай!
Ев показалось, что особа на картине нахмурилась…

Глава 5.
— Я приехала! Встречайте меня! — Кричала внизу Лера. — Я опять ваша дочь!
Девчушка топала по ступеням, громко и тяжело сопя, в такт ее шагам, громыхал растолстевший рюкзак.
— Давай помогу! — Вышла ей на встречу Ев.
— Я сама! — Лера упрямо замотала головой и пыхтя осилила еще две ступеньки.
— Ну, как знаешь. Вел! Ты дома? Дочь явилась! — крикнула Ев и несмотря на отказ ребенка, взяла рюкзак, вместе с ручонкой девчушки.
— Где эта лягушка путешественница?! — открыла дверь Вел, заметила раскрасневшееся личико дочери, но делала вид, что не замечает ее.
— Я здесь! Здесь! — Лера запыхалась, остановилась и отдышавшись улыбнулась им.
— Самостоятельная! — пояснила Ев и передала рюкзак сестре.
— Значит явилась, гуляка! Мы тут скучаем, а она гостит! — Вел легонько похлопала по попке, подталкивая девочку к детским комнатам.
— Ты ругаешься? — испуганно глянула на нее девочка.
— Я шучу, — поцеловала ее Вел и помогла раздеться, — беги мыть руки! Кто тебя привез?
— Жан! Но он умчался. Вещи внизу!
— Спасибо, что сообщила, — улыбалась, глядя на них Ев, — я то думала ты сама, все сама!
— Багаж прибыл! — Постучав, открыл дверь Игорь, их водитель и охранник, поставил в сторону не малого размерчика сумку.
— Спасибо! — дуэтом ответили сестры, закрывшейся за ним двери.
— И чем хочет заняться, дочь?
— Мультик хочу! А то меня пытали книгами.
— Золотой ребенок! Держи! — Вел протянула ей пульт, — мы у себя. Скоро кушать. — И они ушли, оставив дверь открытой.
Их городской дом, был куплен чуть больше года назад, но они в нем прекрасно разместились двумя семьями и полюбили его. Это было новое строение, в три этажа, плюс мансарда. Центральной частью являлся вестибюль, холл и широкая лестница. Первый этаж — служебные и гостевые комнаты, на втором — спальни, включая детские комнаты, третий — кабинеты, библиотека и еще пару спален, для родителей и гостей. Мансарда же была огромной и вмещала в себя бильярдную, мастерскую Дэна и уголок для просмотра ТВ, ДВД и просто отдыха. К дому примыкало одноэтажное строение, в нем была неимоверно больших размеров кухня, несколько хозяйственных комнат, включая прачечную и комнаты для людей, обслуживающих дом.
****
Вел смотрела на портрет, отходя и подходя, слегка приоткрыв рот, прищурив глаза, то поднимая голову совсем высоко, то по миллиметрам опуская:
— Это грандиозно! Дэн рисует, извини, пишет, лучше всех портретистов прошлого столетия. Неужели и правда от красок многое зависит?
— У него дар! — хвасталась Ев. — Краски лишь подмастерье в его руках. А может он и есть один из них? Просто молчит?
— Не наблюдала в нем такого стеснения, — Вел, не отрывала глаз от портрета, подойдя в очередной раз вплотную, изучала все мелочи, — да и стиль письма я не помню ни у одного мне известного… Он портретист, это неоспоримо! И как тебе ты сама?
— Не знаю. Конечно же, я в восторге, — видя немой вопрос пояснила, — но это не я. Это Евгения, но другая. Мне вообще кажется, что она смотрит на меня постоянно. Конечно же — это игра света, но я хочу ее перевесить.
— Зачем?
— Глаза открываю и Я! Спросонья сбивает. И потом, как уже говорила, просыпаюсь — смотрит, засыпаю — смотрит! Мне зрители не нужны.
— Места ей здесь мало, вот от этого и напряг. А вообще-то, я на Дэна обиделась!
— За что?
— Штампует твои копии, хоть бы одну с меня нарисовал! — Вел, наконец-то оставила портрет в покое и уселась в миниатюрное креслице у самого окна.
— Вел! –Ев потянула сестру, — ну давай попробуем открыть ларец.
— Только сначала глянем информацию, — Вел с радостью схватилась за брошенную идею, уселась за стол, Ев примостилась рядом и стучала клавиатурой: — Тамерлан… О нем упоминал антиквар…. Почитаем, посмотрим, были ли у него какие-нибудь знаки…
Дэн зашел взять бумаги и бегло глянул на экран:
— Тамерлан?! К мальчикам потянуло? Вам нас мало? — девушки не реагировали. — Не трогали бы вы прошлое! — вздохнул, скорее от невнимания к нему, чем от того, что обе погрузились в историю.
— Дэнчик! Мы же для самообразования. — отмахнулась Вел.
— Так я вам и поверил! Развеяться хотите, а им прикрываетесь, — шутил он изображая, ревность.
— Вообще-то мы ищем информацию вот об этой вещичке! — сердито глянула на него Ев. — Сам же утром говорил.
— Не заводи меня, — чмокнул жену, — я занятый мужчина! А мы есть будем? Мужья голодные!
— Бум! — коротко ответила Вел не отрываясь от компа.
— Кстати! — уже в дверях обернулся Дэн. — Я слышал голосок дитя, или мне почудилось?
— Не почудилось, она в мультиках.
— Девочки! Покормите нас, а то мы сегодня злые!
— Грудью?! — глянула на него Вел.
— Можно с ложечки! — парировал он и исчез.
— Ев!– проводив мужа взглядом, Евгения задержалась на портрете, — Слышишь?! Мужа надо кормить, а не блистать на стене.
— Я нашла! — закричала Вел, перебивая ее раздвоение. — Смотри! Если это подделка, то грандиозная! Это шкатулка Желаний! Сам Тамерлан верил в ее силу! И никогда не начинал ни одного дела, не заглянув в нее. Вот это легенда! Капец! Вот только как он заглядывал? Куда? — Вел уже крутила ларец во все стороны, но ничего не находила.
— Да, не хило! Даже если это подделка, то и ей обладать — это, что-то! Смотри, знаки на его знамени совпадают с нашими! — Ев визгнула от восторга. — Значит у меня есть свой волшебный ларчик! Только бы найти как он открывается…
— Откроем! Не я ли повелительница замков?! — Вел задрала носик, мило улыбаясь сестре.
— Медвежатник ты, новоиспеченный! — по доброму улыбнулась Ев.
****
«Ев растерянно смотрела по сторонам. Туда-сюда сновали люди. Деревья в цвету, клумбы с цветами… — все ослепляло яркими красками. Громко играла музыка…
— Где это мы? — спросила она у своего спутника.
— Как где? — начал говорить он, но Ев уже не слышала. Карусель уносила и кружила ее все быстрей и быстрей…. Краски начали сливаться и менять очертания…»
Ев открыла глаза. Едва дрогнувший рассвет подстилал подушку истомы и не смотря на резкое пробуждение, глаза Ев слипались, голова была тяжелой и неимоверно сильно хотелось спать:
— Сон! Опять странный сон! Ну, хоть не в снегу, босиком… Рассвет! Люблю спать в эти часы. — повернулась на бок и сомкнула ресницы.
****
— А я не хочу! — Лера сидела на полу в своей комнате и упрямо скребла пальчиком паркет.
— Но почему?! — также настойчиво допытывался Эд.
— Потому! — ответила девочка и отвернулась.
— В конце — концов, почему я должен тебя уговаривать?! Нет, так нет! Можешь сидеть здесь и выковыривать пыль из трещинок. — Устав от уговоров, мужчина оставил ее в покое. Миновал холл и закрылся в своем кабинете.
— О чем так сочно спорили? — догнал его Дэн.
— О жизни!
— Глобальный вопрос, а можно подробней?
— Подробней? Май на исходе. Чудесная погода, а ее не вытянешь из комнаты.
— Давай отвезем ее на море.
— И она опять будет сидеть в комнате, смотреть телик и вить веревки из Ника. Вилен я уже напрягать не могу.
— Девчонки правы, нам нужна нянька. — заявил Дэн и достал бутылочку воды без газа, предложил брату, тот мотнул головой, отказываясь, Дэн наполнил стакан до краев, сделал глоток и усевшись, принялся пить, размышляя вслух: — А Ви никто не напрягает, они сами ее берут.
— Конечно сами, чтобы Вел отдохнула, морально конечно. Да и вообще, мало ли какие у родителей планы.
— А ты прав! — Дэн опустошил стакан, промокнул губы тыльной стороной ладони и заявил: — Жизнь ребенка надо разнообразить. Она должна общаться с детьми.
— Но не водить же ее в сад! Там ей быстро вставят мозги.
— Нет конечно! Сад категорично отпадает. Я тут слышал о частной школе, правда она с сентября…. Ее надо к этому подготовить, все таки пол года общения только со взрослыми…, оставляет след. А что если отправить в лагерь?
— В лагерь? — задумался Эдгар. — Попахивает ссылкой, но надо обсудить с мамами.
— Вот за завтраком и обсудим. — Дэн вскочил, глядя на часы.
— За ужином. — остепенил его брат. — Вел говорила у них с утра какие-то дела.
— Капец! Я забыл… — Дэн вылетел из кабинета и как пуля влетел в спальню:
— Ев! Ты говорила вы собирались проехаться по галереям…
— И не только. — она закончила макияж и нанося последний штрих, глянула на него в зеркало. — Нам надо, для нового офиса, купить кое какие мелочи. А что?
— Котенок! Посмотри там рамы, хоть немного напоминающие эту. — Кивнул он в сторону портрета.
— Ты решил еще что-то сотворить? — закрыла помаду, бросила тюбик в сумочку, развернулась к нему.
— Да! У меня осталось немного красок, боюсь засохнут. Посмотришь?
— А ты перевесишь? — склонила чуть набок голову, но не дождавшись ответа продолжила.- Кстати, о портрете! Вел обиделась и она права. Мог бы и остальных запечатлеть. Фотки-фотками, а рука мастера!
— Издеваешься?
— Делаю комплимент!
— А ты сегодня ежик.
— Прости! — Ев подошла к нему, на ходу застегивая платье, нежно поцеловала. — Просто уже девять, а мы не собрались. Хотела пораньше справиться. Если мне не изменяет память, кто-то, что-то обещал, на вечер.
— Если обещали, будет выполнено.- Дэн все же обнял ее и касался губами шеи. Взгляд девушки ненароком упал на картину.
— Дэн! А ты не обратил внимание, на портрет, в нем что-то не то.
— Я обращаю внимание исключительно на оригинал, — прошептал он.
— Вот, опять! Как будто грусть омрачила ее лицо!
— Туча закрыла солнце.
— Туча, так туча! Мне пора. — Ответила на поцелуй, поправила волосы и провела рукой по картине, подмигнув своему изображению: — Ну, пока, копия! Смотри тут за ним, чтобы никаких чужих девочек в нашей спальне!
— Еж! — засмеялся Дэн вдогонку и отвернулся к окну, отодвинул штору. Холодная рука легла на плечо, волосы коснулись щеки. — У тебя опять очень холодные руки!- не поворачиваясь заметил он. Бледно-персиковые пальчики, удерживали его голову от разворота. — Что забыла? — Ев молча целовала его в затылок. Губы опускались, обдавая прохладой, но Дэн, прикрыв глаза, воспринял ее дыхание, как ментол в жаркий день. Рука взмыла, унося холодок с плеча. Дэн так и стоял с закрытыми глазами, предвкушая продолжение, как услышал удаляющийся шорох платья. Повернулся. Жены уже не было, лишь аромат духов шлейфом уносился прочь.
— Вот бесенок! — еще ощущая ее губы, сказал он и пошел к двери, на миг остановил взгляд на картине: — Моя королева! Если бы ты жила в восемнадцатом веке, все дуэли были бы в твою честь… А сейчас — ты только моя! — провел пальцем по ее лицу, — ну что, блюди за мной!
****
— Лера! Почему ты не слушаешься отца? — приехав раньше предполагаемого времени домой, Вел взяла девчушку в охапку и вместе с Ев вышли в сад.
— Нажаловался! — сморщила лобик девочка.
— Вовсе нет! Он переживает, что ты все время сидишь в доме. Надо больше гулять!
— Мне одной скучно!
— Ты не одна, Максимовна дома, мы тоже, почти все, всегда с тобой.
— А мне что делать? Вот, что мне тут делать?! — девочка топнула, развела руками и смотрела не моргая на Вел, требуя пояснений.
— Ну, раз ты не знаешь что тебе делать на воздухе, тогда скажи, чем ты весь день занималась в доме?
— Многим! А еще я решила все задачки.
— Какие задачки? — не поняла Вел.
— Из книги, что вы мне подарили.
— Все?! — От удивления воскликнули обе.
— Ну, да! Они легкие!
— Кажется я поняла, чего у нас нет. — весело заявила Ев.
— Чего? — слились в один вопрос два голоса, взрослый и детский..
— Беги, переодевайся! Мы едем за самой важной вещью! А-то станешь училкой, как твои старшие родители!
Ребенок лишь на миг широко открыла глаза, не поняв сказанного, но тут же засверкала пятками.
— Что задумала? — спросила Вел сестру, так же ничего не поняв.
— Эх вы, ботаники! «Лера гулять!» — а где принадлежности?! В чем, как, с чем ей гулять?
— Вот только не учи ее висеть вниз головой.
— Разберемся!
****
Ужин был полон счастья и ожидания. Купили все, что смогли увезти, от подвесных качелей, до настоящего детского домика, что собирался их резных частей.
— Завтра утром, я все проверю сам и мы установим! — утихомиривал возбужденного ребенка Эд.
— Почему не сегодня? — не унималась девочка.
— Уже темно.
— Я разбужу тебя рано! — Приняв его аргумент, заявила Лера и сразу стала спокойной и радостной как ангелочек.
— Договорились! — кивнул он.
Лера улеглась в постель, мечтая — какой у нее будет свой, настоящий, детский парк.
— Какие вы молодцы! — Эд был доволен не меньше дитя. — Такой подарок ко дню ее рождения!
— Причем тут рождение, мы просто купили необходимое! — Вел, терпеть не могла, привязывать необходимые покупки к датам. — На ее день мы планируем устроить настоящий праздник.
— Праздник! Это кстати…. Мы хотели с вами обсудить один вопрос, — Дэн включился в разговор, кое что разузнав за день.
— Обсуждайте. — Приняла серьезный вид Ев, села сложа руки и выпрямив спинку.
— Лере нужно общение с детьми. Сад нам не подходит. Есть школа, но она с сентября.
— И что вы предлагаете? Выкладывайте, вы же уже все предусмотрели.
— Не хотите отметить ее праздник в детдоме, где она жила? Они после дня ребенка едут на дачу, я все узнал, там даже очень хорошо, мы могли бы ее отпустить со старыми друзьями, хотя бы на месяц. — Выложил Дэн одним махом и ждал их предложений.
— Займитесь этим, мальчики, мы вам доверяем. А мы, со своей стороны, напряжем Вику, у нее заказа не было, а зарплату мне ей за что-то платить надо.– Сказала Вел, закрыв эту тему.
****
«Ев потуже затянула лаковый поясок на платье песочного цвета, с юбкой «колокольчик». Гипюровый подъюбник из фатина придавал платью пышности. Связанные в тугой пучок и уложенные локонами волосы были обрамлены тонкой, белой лентой.
— Откуда у меня это платье? — подумала она рассматривая себя в зеркало.
Оглянулась по сторонам. Комната увеличивалась в размерах, зеркало отъезжало и отражение становилось неясным.
Руки мужа обняли ее за талию, она его не видела, чувствовала тепло и расслабившись, ждала поцелуй. Но поцелуя не было. Дэн целовал ее и… она это видела! Душа замерла. С каменным лицом она выдержала долгую паузу, затем кашлянула, чтобы он услышал, что она здесь, протянула к нему руку»….
— Боже! Что за сны! — открыв глаза и уловив слабый намек зари, успокоилась.
Рядом мирно спал Дэн. Его щеки тронул румянец, губы были алые как мак, немного приоткрыты. Он был счастлив. — А ему снятся радостные сны! — отвернулась. Сна не было, но и подниматься в такую рань не собиралась. Малахит на ее ларце начинал играть бликами света. — Как же ты открываешься?! Вот я бы сейчас загадала, чтобы ему снилась только я! Прости, это шутка. Пусть снится хоть что, но приятное, а то сутками мелькать перед глазами, я просто устану. — Ев улыбалась своим мыслям и гладила крышку ларца ладошкой, прощупывая ее пальчиками: Будь хорошей, откройся, а то Вел все не до нас. — провела по резному углу, спустилась до выточенной и покрытой золотом ножке и снова вернулась к крышке. Камень был теплым, даже очень. Стало так приятно, что она и глаза прикрыла. Пошевелился Дэн и сразу притянул ее к себе. А в приоткрытое окно уже лилась птичья песнь.
— Эх, я! Заботливая мать…. Бросила дочь в летнем доме, на всю зиму! Как она там? Вот была же и не зашла! И все из-за тебя. — надула Ев губки, тихо бурча.
— Зайчонок! Было же не до того…
— Тебе легко говорить, а птичке скучно без меня!
— Ну, перестань дуть губки, дай я их поцелую. — Его рука скользнула под спину, и тут же Ев уловила тень на лице портрета. Подскочила и пошла к нему. Дэн взял ее за ногу и приподнялся:
— Что опять? — спросил так, между прочим, гладя ее ножку.
— Смотри! Ну смотри же! Она улыбается…
— Конечно, я же не забыл увековечить твою улыбку!
— Нет! Ты не понимаешь. Она меняется. Да посмотри ты!
— Что ты выдумываешь, — Дэн добрался рукой до ее бедра. — Фантазерка! Это игра красок. Он поцеловал ее колено, но Ев отдернула, так как совершенно ясно увидела панику в глазах портрета, а на губах копии повис сарказм.
— Ты бы вкладывала свою фантазию в кисть. — немного обидевшись, Дэн лег, наблюдая как жена изучает свое изображение.
Портрет опять стал спокоен. Ев опустилась, но к нему не вернулась:
— Посердись на меня еще! — попросила не отводя от портрета глаз.
— Что?! — Не понял Дэн и не удержал смех.
— Я так и знала! Ев влюбилась в тебя! — Его смех стал откровенней. Насмеявшись от души он вернул жену на подушку, целуя шептал:
— Какая ты упрямая. Что же такое, пришло в эту светлую голову?
— Я не блондинка!
— А я в плане фантазий. Да хоть все Ев, Женьки и Ленки, даже Евгении и прочие, будут умирать от любви, мне — безразлично. Люблю-то я — тебя! И хочу только тебя! Зачем мне днями таращиться на нее? Ев, каратик мой, я здесь!
— Я ничего не выдумываю! — не унималась Евгения. — Может это и игра света, но я-то вижу, ее настроение!
— Конечно видишь! — Его губы переключились к глазам, — Такими глазками трудно не видеть. Они такие зоркие, голубые и ясные. От них ничего не скроется…
Она замолчала, наслаждаясь его лаской, но вдруг вспомнила:
— Дорогой, а что тебе снилось?
— Не помню.
— Ты так улыбался, словно получал удовлетворение.
— Я бы хотел и наяву, хоть немного его иметь…. — Завладел ее губами и не отпускал, пока она не отбросила все свои почему.
****
— Сегодня же рабочий день! — подскочила Ев и перепрыгивая Дэна понеслась в ванную. — Меня Вел убьет!
— И это говорит моя жена! Но я предполагаю, что все эти крики, просто хитрость. Постель мне застилать?
— Закон моряков!
— Я буду поздно, еду в центр. Но отвезти смогу. Эд же заберет.
— Мы можем взять такси!
— Имея машины и водителя, брать такси? Попахивает авантюризмом.
— Чего?
— Идете «налево»»?
— Налево ходят мужчины! Мы же, слегка в сторону!
— Хочешь вытащить из закоулочков ревность? Не получится. Я тебя знаю и доверяю.
— Доверяя проверяй! На это намекаешь?
— Ев! Если ты что-то захочешь, то идешь на пролом и прямо! — заправив постель, Дэн стоял в дверном проеме ванной комнаты и наблюдал как жена носится хватаясь за все и сразу.
— Ев! — услышали они голос Вел.
— Мы в спальне! — крикнули оба и Дэн спешно надел брюки.
— Ты скоро?! — Заглянула сестра и кивнула Дэну.
— Минут десять.
— Успею! Мы проспали! — И Вел умчалась под их дружный смех.
****
Возвращаясь очень поздно, Дэн ехал к дому с противоположной стороны улицы, фары осветили окно их спальни. Ему показалось, что жена увидев его, опустила штору.
— И что вдруг? — спросил он сам себя, но был тронут ее волнением. А на верху Лера терзала микрофон, распевая любимые песенки, доносившиеся даже в гараж.
— Зая! — Открыл он двери, комната ответила тишиной. Включив кругом свет, бросил на стол портфель, заглянул в спальню, прошел в ванную. Ев не было. Вымыл руки, подмигнул себе в зеркало и пошел на голоса.
— Ты приехал! — подбежала жена к нему.
— А ты не видела?
— Я? Как я могла видеть, отсюда?
— Мне показалось, что ты в спальне была, у окна, когда я въезжал.
— Это не она! — Крикнула Лера в микрофон, — это Ев!
— Ев? — Не поняв, переспросил Дэн.
— Ев! Ты его выглядывала? — смеясь спросила жена сама у себя и замахала головой — Не выглядывала. — обняла его и повела в их комнаты. — Чего так долго, что-то случилось?
— Все хорошо. Была серьезная операция, дождался окончания.
— Ты будешь ужинать?
— Ел в клинике. Пойдем-ка к нашим, посмотрим что-то легенькое, я немного устал…

Глава 6.
Эдгар сидел на полу, разложив вокруг себя рабочие бумаги, неоднократно меняя их местами и перекладывая стопками.
— Проблемы? — Дэн присел рядом и взял один лист, Эдгар сразу же забрал и определил на место. — Может помочь?
— Я закончил! Нужно было проверить все, завтра последнее слушание. А где Вел?
— Укладывает ребенка спать. — Ев осторожно переступила папки, забралась на диван, а Эд, словно и не услышав ее слова, долго смотрел на дверь.
— Кому, что? — Дэн подошел к бару. — Мне надо расслабить мозги.
— Наливай, там разберемся. — Эд встряхнул головой, убрал документы и посмотрел на часы, через открытую дверь слышались шаги жены. «Все в сборе, — подумал он, — все спокойно. Главное, что трудности позади.»
Ев поставила диск и не обращая внимание на разглагольствование мужчин, нажала «пуск», полилась музыка…. Веки томительно смыкались, сделала глоток, кровь наполнилась теплом. Что-то говорила Вел, но она не вникала, это не ей. На экране вступление сменилось первыми кадрами, кто-то выключил свет…
И вот она уже стоит перед большим зеркалом и смотрит на себя. Опять бежевое, но уже прозрачное платье, с кружевным корсетом, смело открывало ее шею, плечи и грудь. Под лифом проходила атласная лента и подчеркивала ее стройность. Волосы, аккуратно уложены и подняты вверх. Дэн не прикасаясь к ее плечику в привычном поцелуе, взял за талию и торжественно, Ев показалось, даже немного возвышенно, произнес:
— Идем, моя королева!
Она не успела даже спросить, куда он ее зовет, лишь моргнула, а перед ней уже открылся исполинский зал. Белые колонны стояли в два ряда, в больших зеркалах отражался лунный свет, струившийся из таких же, от потолка до пола, окон. Белоснежные, тонкие, как луч, гардины взлетали вслед скользящим мимо в танце парам. Постепенно окружающие звуки ей стали доступны и она, в гомоне людских слов, уловила первые аккорды мазурки.
— Ты обещала мне этот танец! — Протянул ей руку Дэн.
Только он уже был другой. Намазанные чем-то волосы, строго зачесаны назад, белая сорочка, застегнута на все пуговицы, сдавливала его шею бабочкой, длинный фрак и лаковые, черные туфли. Как всегда безупречно чистые. Не давая ей возможности отказать, закружил по паркету, все быстрей и быстрей!
Мелькнула одинокая фигурка. Ев уцепилась в девушку взглядом и приближаясь понимала, что та очень похожа на нее. Незнакомка помахала ей рукой:
— Привет! Как тебе у меня?
— У тебя? — не притворно удивилась Евгения. — Красиво…
Отвечала Ев, понимая, что Дэн уже уносит девушку в глубь зала в вихре быстрого танца, а Ев, ничего не понимая, смотрит им в след, с приоткрытым от удивления ртом, часто моргая, от мелькания ярких красок. Вот они смешались с толпой. Ев искала, искала их, всматриваясь в проносившиеся мимо лица. Движения танцующих были вымеренные, будто делают это не переставая уже много-много часов. Вымороченные звуки становились надоедливыми. Неуместная нарочитость происходящего, просто коробила.
— Останешься погостить? — Лукаво спросила возникшая перед глазами девушка.
— Не сегодня! — Бросила Ев, вновь ощутив руки мужа на своей талии, увлекающие ее прочь от этой странной девушки, с сильно напудренным лицом, невероятно напоминающей ее саму.
Все вокруг потемнело, застыло, замерло…

© Copyright: Виктория Чуйкова, 2012
Свидетельство о публикации №21205210981

Автор

Картинка профиля Виктория Чуйкова (Поберей)

Виктория Чуйкова (Поберей)

Родилась в г. Донецк, на Донбассе. Живу в Москве. Люблю море и детективы, пишу исключительно романы. Номинирована на писателя года в 2014, 2015, 2016гг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *