Жизнь по сценарию

«По хорошему сценарию можно снять плохую картину, но никогда ещё не удавалось сделать наоборот»

Александр Червинский

 

За спиной бармена переливалось всеми цветами радуги объёмное изображение текущей даты: 31 декабря 2514 года. Сегодня был канун Нового года — пожалуй, самого древнего праздника, сохранившегося на Земле. Голографические искрящиеся снежинки медленно кружились вокруг немногочисленных посетителей, подчиняясь плавному ритму мягкой мелодии.

Сидя на высоком стуле перед стойкой, Пит с сожалением думал о том, что нынешняя встреча с Джоном, скорее всего, последняя. Честно говоря, они вообще не должны видеться, как друзья. Ведь Джон Бентон по сценарию являлся его антагонистом, то есть, злейшим врагом. Но правда состояла в том, что Джонни, пожалуй, единственный из всех персонажей его окружения, с кем Питеру Грею было интересно и приятно общаться. Эх, если бы не эти дурацкие законы, предписывающие каждому жить строго по сценарию, они могли бы дружить в открытую. Но приходилось скрывать взаимную симпатию, лишь изредка тайком встречаясь в уютном баре под названием «На краю Вселенной», где по какой-то необъяснимой причине отсутствовали объективы камер слежения. Как предполагал Пит, хозяин платил кому-то «наверху» — отсюда и довольно-таки высокие цены. Но никто из завсегдатаев не роптал, ценя возможность расслабиться и хоть немного побыть самим собой…

Давным-давно отгремели последние войны. Более четырёхсот лет назад освоенные планеты объединились в Союз Государств, столицей которого единодушно признали Землю. Тогда, устав от политических интриг, военного противостояния и бессмысленного кровопролития, народы выбрали лидеров, которые разработали и приняли конституцию человечества. Игра случая или невероятный каприз Вселенной — но все эти лидеры оказались страстными поклонниками голливудского кинематографа. Никто и не заметил, как законы сценария для кино превратились в Конституцию человечества — основной закон, имеющий высшую юридическую силу. Он гласил следующее: «Человеческая жизнь — это цепь событий, в которой причины и следствия не всегда ясны, что приводит к непредвиденным конфликтам и трагедиям. Во избежание нежелательных ситуаций всё в жизни человека должно быть логически связано: одно вытекает из другого; все лишнее, не имеющее отношения к действию, обязано отсекаться. Логическая последовательность действий со счастливым финалом — это и есть сюжет жизни человека».

Вначале все горячо приняли закон. После мрачного периода тотальных войн люди хотели мира и счастья. Никто и глазом не успел моргнуть, как наступила диктатура кинематографа. Начиная с двадцатипятилетнего возраста, девяносто процентов жизни каждого человека проходила под прицелом тысяч вездесущих объективов. И лишь десять отводилось для сугубо личных нужд, которые каждый был волен использовать по собственному желанию, естественно, не нарушая закон. Тех, кто вздумал бунтовать, безжалостно подвергали жёсткому остракизму. Куда девались изгнанники, никто не знал, да и не решался спрашивать.

Некоторые пытались вяло возражать, что роль антагониста, то есть, отрицательного героя не может привести его к счастливому финалу. На что было получено разъяснение, что по завершении своих отрицательных ролей все антагонисты получат новые — положительные. Таким образом, будет соблюдено право каждого на личное счастье.

Так незаметно частная жизнь каждого человека превратилась в одну из многочисленных сюжетных линий бесконечного сериала под названием «Жизнь человечества», где все роли были заранее расписаны.

Для строгого соблюдения закона было создано Управление Планирования Личной Жизни, сокращённо — УПЛЖ. В народе говорили просто Управление — и все понимали, о чём идёт речь.

УПЛЖ назначило Питеру Грею друга-соратника — вялого, слабохарактерного Неда Хвостовски, чьи разглагольствования отдавали вычурной книжностью, а в глазах плескался океан равнодушия.

Подругой или по сценарным определениям «объектом» по решению Управления стала некая Китти Адамс — недалёкая, капризная блондинка, изводившая его своим постоянным нытьём и недовольством по любому поводу. Её единственным искренним увлечением были бесконечные вечеринки под грохот дёрганых ритмов.

Скучная рутинная работа в ремонтном доке космических челноков, блёклое окружение, серые будни — всё это угнетало и раздражало Пита. Единственным лучом света в тёмном царстве его жизни стал, как это ни странно, враг-антагонист Джон Бентон. С ним было легко и приятно. Можно было говорить на любые темы. Джонни оказался великолепным рассказчиком и внимательным слушателем. Он много знал и при этом имел собственные суждения, которые не всегда совпадали с официальными. Пит любил в свободное время покопаться в архивах общественных библиотек (как по старинке называли кристаллотеки информации). К своему удивлению он убедился, что и Джон здесь частый гость.

Для классической внешности злодея Джону не хватало мощного телосложения. Он скорее казался хрупким, хотя при этом обладал на удивлением хриплым грубоватым голосом. Да ещё эта странная тяга к украшениям — Джонни носил на шее золотой обруч с самоцветами… Впрочем, после нескольких встреч Питер перестал обращать на это внимание — ему было просто хорошо и интересно в обществе своего официального врага.

Увы, странное беспокойство, овладевшее им в последнее время, подвигло Питера на поступки, грозившие перевернуть всю его жизнь. Это было связано с большим риском: он решил бросить вызов существующей системе.

В дебрях общественных библиотек Пит неожиданно наткнулся на короткое упоминание о зоне свободных поселений, именующих себя — Новая Земля, расположенных за туманным облаком астероидного пояса на краю системы звезды Бетельгейзе. Эти поселения оказались весьма труднодоступными для службы безопасности Управления. А смелые люди, обосновавшиеся там несколько столетий назад, наотрез отказались подчиняться законом Союза Государств. Они предпочитали жить так, как многие века жили их предки — сами выбирая себе друзей, влюбляясь, воспитывая собственных детей, созидая и отстаивая у природы своё право на существование. По причине чрезвычайной удалённости и труднодоступности попытки подавить мятеж силой успехом не увенчались. Тогда было подписано соглашение о взаимном невмешательстве во внутренние дела и ограниченном экономическом сотрудничестве. Дело в том, что на планетах Новой Земли обнаружились огромные залежи пластичной марцелиновой руды, крайне необходимой для производства многопрофильных роботов, подготавливающих вновь открытые планеты для заселения. А жителям Новой Земли как раз нужны были такие роботы, которые производились лишь на материнской планете, для благоустройства своих собственных миров.

Так и получилось, что две системы, не признающие друг друга, вынуждены были поддерживать экономические связи при помощи автоматических грузовых кораблей, доставляющих роботов на Новую Землю, а обратно — марцелиновую руду.

Пит в душе был романтиком и мечтал о настоящей, полноценной жизни, насыщенной реальными событиями и переживаниями. Он не хотел быть второсортным актёром в скучном бледном сериале, поэтому решился на побег…

— Привет, дружище! — пророкотал за спиной знакомый голос.

Питер обернулся, слегка хлопнул Джонни по плечу и обрадовано воскликнул:

— Где ты так долго пропадал? Я уже заждался!

Джон устроился на соседнем стуле и, заказав себе мартини, вопросительно уставился на приятеля:

— Ну, что стряслось?

Пит поднял стакан с виски, поглядел сквозь него на пульсирующий огонёк за спиной бармена, вздохнул и решительно произнёс:

— Я улетаю.

— Куда?

В голосе Джона прозвучала растерянность. Он явно не ожидал таких слов от приятеля.

— Понимаешь, Джонни, я обнаружил информацию о Новой Земле…

— Можешь не рассказывать, я прекрасно осведомлён о свободных поселениях на окраине Бетельгейзе. Но, насколько мне известно, ты не можешь туда улететь, впрочем, как и любой другой гражданин Союза Государств. Пассажирского сообщения до Новой Земли не существует. Да и власти не допустят никаких контактов с её жителями — ты же знаешь.

— Да, но это, если идти официальным путём…

— Джон криво усмехнулся и с едва уловимой ноткой сожаления произнёс:

— А разве существуют ещё какие-либо пути?

Пит осторожно оглянулся по сторонам и, понизив голос, с заговорщическим видом тихо пробормотал:

— Можно тайком сбежать…

— Но если Управление узнает, то тебе несдобровать!

— Ха! Об этом не знает никто, кроме тебя. Если мне удастся проскочить контрольный сектор и добраться до Новой Земли, то я стану свободным человеком!

— А я?!

Джон Бентон воскликнул это с каким-то отчаянием, и Пит удивлённо уставился на приятеля, смущённо опустившего глаза.

— Понимаю тебя, — вздохнул Грей. — Но не могу предложить бежать со мной. Ведь знаешь, что будет, если нас поймают.

— Да, полное стирание памяти и… в общем, превращение в овощ…

— Вот именно! А я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня. Ты настоящий друг, и дороже тебя у меня никого нет.

— Поверь, Пит, что я чувствую то же самое…

Повисло неловкое молчание, и Питер неожиданно предложил:

— Джонни, знаю, что не имею права предлагать тебе принять участие в этом опасном мероприятии, но… если ты решишь присоединиться ко мне, то я буду счастлив…

В глазах Джона вспыхнула искорка радости, и он, не задумываясь, ответил:

— С удовольствием последую за тобой, мой… дорогой друг!

— Что ж, в таком случае сегодня ровно в полночь мы покинем Землю на автоматическом грузовом челноке. В этот момент все будут праздновать наступление Нового года, поэтому, надеюсь, что и службы контроля окажутся беспечными, и мы незаметно проскользнём на борт челнока.

Джон озабоченно нахмурился.

— Да, возможно, это сработает. Но… даже на сверхсветовом космическом челноке полёт до Новой Земли займёт несколько месяцев. А я не думаю, что в автоматическом грузовом челноке предусмотрена система жизнедеятельности и вообще…

— Я знаю, что тебя смущает, но поверь, я всё разузнал и подготовил, — торжествующе объявил Питер. — Во-первых: все автоматические грузовые челноки — это старые разведывательные катера, оборудованные для экипажа из пяти человек. Просто системы жизнеобеспечения, включающие в себя регенераторы воздуха, воды и синтезатор пищи, отключены за ненадобностью…

— Вот именно, отключены и неизвестно, пригодны ли они для работы…

Нимало не смущаясь, Питер снисходительно усмехнулся и продолжил:

— А во-вторых: мне удалось заранее выяснить, какой космический челнок будет стартовать именно в сегодняшнюю новогоднюю ночь…

— И?..

Во время моего дежурства, тайком проникнув внутрь, когда челнок поставили на профилактическое обслуживание в ремонтный док, я несколько раз тщательно проверил все системы… они работают безупречно!

Последние слова прозвучали, пожалуй, несколько громче, чем следовало, и в сторону друзей с любопытством обернулись несколько завсегдатаев бара. Джон успокаивающе опустил ладонь на руку Питера.

— Что ж, это прекрасно, — пробормотал он. — Но не стоит кричать об этом на всю Вселенную.

— Да, пожалуй, ты прав, — смущённо согласился Питер. — Но я не смог скрыть своей радости по поводу того, что ты полетишь со мной. Ведь у меня никого, кроме тебя нет.

— Да и мне тут не с кем прощаться, — усмехнулся приятель.

Придвинувшись друг к другу, Питер и Джон принялись тихонько уточнять план действий на оставшиеся несколько часов…

*        *        *

Когда космический грузовой челнок, завершив подпространственный прыжок, вошёл в рабочий режим полёта, сработала автоматика, пробуждая двух пассажиров, спавших в антиперегрузочных модулях.

Питер с удовольствием потянулся, расправляя плечи и глядя, как Джонни выбирается из своего модуля, растерянно озираясь по сторонам.

— Ну вот, дружище, теперь мы свободны! — воскликнул он. — Наш космический челнок находится за пределами юрисдикции Союза Государств, и вскоре мы окажемся на Новой Земле.

— А мне до сих пор не верится, — неуверенно пробормотал Джон. — Согласись, Пит, что это была абсолютная авантюра… даже сейчас мне кажется, что вот-вот откроется люк, и сюда войдут представители Управления Планирования Личной Жизни…

— Забудь о них. Теперь мы свободные люди и сможем жить так, как захотим. Мы станем гражданами Новой Земли. Там мы сможем найти свою настоящую любовь, а не назначенную нам Управлением, создать семьи и жить, как нормальные люди. И, кстати, теперь мы сможем дружить открыто, не опасаясь…

— Может быть, мы сможем не только дружить… — неожиданно раздался мягкий женский голос.

Питер Грей растерянно умолк, глядя на приятеля, который в этот момент снимал с шеи золотой обруч, на котором весело, словно яркие лампочки, перемигивались самоцветы. Как только обруч разъединился на две половины, лицо Джона Бентона исчезло, а вместо него потрясённому Питеру открылось миловидное личико кареглазой девушки.

— Ты… вы кто? — изумлённо пролепетал Питер.

— Моё настоящее имя — Джейн, и я… люблю тебя!

*        *        *

На далёкой Земле главный координатор Управления Планирования Личной Жизни удовлетворённо вздохнул и отодвинулся от голографического монитора, в котором красивая девушка подошла к растерявшемуся молодому мужчине и смущённо прильнула к нему.

— Шеф, ваш сценарий оказался совершенно великолепным! — восхищённо воскликнул Рой Паттерсон, первый заместитель главного координатора. — Подобной захватывающей истории мне никогда прежде не доводилось видеть!

— Скажем так: это не совсем мой сценарий, — мягко поправил подчинённого седовласый плотный мужчина. — Я совершенно случайно заметил отклонение от утверждённого сценария, когда обнаружил, что молодая сотрудница отдела распределения ролей, Джейн Бентон похитила один из программируемых имитаторов внешности и управляемый синтезатор голоса, встроенные в украшение в виде золотого обруча.

— Но зачем ей это понадобилось, я не понимаю до сих пор?

— Всё очень просто, Рой: романтичная девушка не могла смириться с мыслью, что ей навяжут по сценарию жизни человека, которого она не любит. Единственный, кто может этого избежать — антагонист. Чтобы стать им, Джейн ухитрилась заменить свой индивидуальный код и получить статус антагониста-злодея…

— А, понимаю — это единственный способ оставаться без пары. Но почему именно антагониста мужчины?

— Здесь уже вступают в силу необъяснимые чувства… — координатор добродушно улыбнулся. — Получилось так, что девушка влюбилась в Питера Грея, группа которого была практически полностью укомплектована. Оставалась открытой лишь вакансия антагониста. Поэтому Джейн изменила внешность и голос, чтобы иметь возможность хоть так находиться поблизости от своего объекта любви…

Рой с недоверием поглядел на шефа и задумчиво произнёс:

— Удивительно, что Питер Грей до последнего момента ни о чём не догадывался…

— Ничего удивительного. Джейн играла свою роль настолько искренне и органично, что я и сам поверил бы, не зная правды. Я лишь чуток помог им и дал немного свободы действий. Кстати, очень полезно предоставлять хорошим актёрам возможность импровизировать.

— Да, шеф, я преклоняюсь перед вашим мастерством и прозорливостью…

Внезапно заместитель, словно опомнившись, быстро оглянулся на экран, где целовались Питер и Джейн, и растерянно воскликнул:

— Постойте, но ведь теперь они вышли из нашей юрисдикции! Мы уже не сможем их вернуть!

— А зачем? — устало вздохнул главный координатор. — Мне кажется, что в последнее время человечество слишком заигралось в кино…

— О чём это вы? — не понял Рой Паттерсон.

— О настоящих чувствах, о смелых, порой безрассудных поступках и, конечно же… о настоящей любви, которая неподвластна никаким сценариям!

— Не понимаю… ведь это лишено всякой логики.

— Забудьте о логике, если говорит любовь! Когда-нибудь, Рой, когда она вас коснётся, вы поймёте…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *