Замечательный день

Замечательный день
Весёлые лучи тёплого солнышка пробивались сквозь золотистый шатёр осенних клёнов и расцвечивали яркими пятнами потёртую плитку центральной аллеи городского парка. Лёгкий ветерок чуть пошевеливал листья, и оттого казалось, что солнечные зайчики затеяли чехарду, прыгая друг через друга.
В последнее время Николай Сергеевич часто приходил сюда, когда была хорошая погода. Устроившись на скамейке, он любил наблюдать за потешными малышами, возившимися на детской площадке. Их серьёзная увлечённость своими детскими заботами вызывала невольную улыбку.
«А ведь на самом деле они сейчас убеждены, что важнее всего на свете накататься вволю на качелях или построить домик в песочнице», — подумал Николай Сергеевич.
Он был одиноким пенсионером. Жена ушла давно, даже толком не объяснив, почему. Единственное, что Николай Сергеевич понял из её путаных слов, это то, что он сам во всём виноват. Ни измен, ни ссор — просто элементарно «заел» быт, а вернее, его личное неумение зарабатывать деньги. Единственным богатством, накопленным за всю жизнь, были сказки и стихи для детей, которые он сочинял и записывал по вечерам для будущих внуков.
Его дочь, выйдя замуж, переехала к супругу. Постепенно она отдалилась, полностью уйдя в семейную жизнь. Вместе с мужем, как сейчас принято, они занимались в первую очередь собственной карьерой. Детей не было. Изредка Николай Сергеевич встречался с дочерью и ненавязчиво интересовался, когда же та осчастливит его внуками. Но в ответ обычно звучало:
— Ещё рано. Сначала нужно встать на ноги, надёжно закрепиться в жизни…
А время шло. К своему одиночеству Николай Сергеевич привык, вот только иногда тосковал по неродившимся внукам. Особенно ему почему-то хотелось внучку, и чтобы звали Алёнкой. Почему именно так, он и сам не знал, но мечтал. Бывало, к горлу подкатывал ком, и начинало щемить сердце. Тогда он шёл в городской парк и, усевшись на скамейке рядом с детской площадкой, часами наблюдал за ребятнёй. Случалось, что ему везло — какой-нибудь малыш подходил к скамейке за выкатившимся с площадки мячом. Тогда старик пытался завязать с ним разговор. Иногда это удавалось. Но чаще всего дети убегали, настороженно оглядываясь на незнакомца. А ему просто хотелось с ними пообщаться. Может быть, посадить на колено и рассказать один из собственных детских стишков.
Сегодняшний день оказался замечательным. На самом краю детской площадки Николай Сергеевич приметил русоволосую девочку лет пяти. Она в одиночестве стояла чуть в стороне от остальных, держась рукой за перекладину деревянной лестницы, и внимательно смотрела на него. Очевидно, её мама увлеклась беседой с другими молодыми женщинами, расположившимися полукругом возле детских колясок.
Старик добродушно усмехнулся и ободряюще подмигнул малышке.
Словно только этого и дожидаясь, девочка решительно направилась к нему. Подойдя почти вплотную, она остановилась и, пристально глядя прямо в глаза, авторитетно заявила:
— Ты мой дедушка. Я знаю.
Николай Сергеевич растерянно моргнул, хотел что-то ответить, но поперхнулся и закашлялся.
Малышка с серьёзным видом посоветовала:
— Ты набери воздух и задержи дыхание. Если вытерпишь, то перестанешь кашлять.
Старик изумлённо уставился на неё.
— Откуда ты такая рассудительная взялась? — не удержался он от вопроса. — И где твоя мама?
Девочка махнула рукой куда-то назад и спокойно ответила:
— Она сейчас далеко. А я к тебе пришла.
Николай Сергеевич недоумённо проследил направление, указанное маленькой незнакомкой, и облегчённо вздохнул. Ну, конечно же, её мама наверняка среди тех женщин. Так увлеклась беседой, что и забыла о ребёнке. А малышке это расстояние, наверное, кажется большим.
— И тебе не страшно быть так далеко от мамы? — улыбнулся старик.
— Нет, я же с тобой, дедушка. Зачем мне бояться?
Николай Сергеевич почувствовал, как сердце чуть сжалось.
«А ведь эта девчушка могла бы на самом деле быть моей внучкой…» — подумал Николай Сергеевич. И в этот момент он осознал, что мечтал именно о ней. Вот о такой с русыми кудряшками, с чуть вздёрнутым носиком и большими карими глазами. Предательски защипало глаза. Старик наклонился вперёд и, бережно взяв девочку за руку, спросил:
— Как тебя зовут?
— Пока ещё никак…
Николай Сергеевич удивлённо вскинул брови, но затем догадался, что она так шутит. Ведь на самом деле не могла же пятилетняя девочка быть без имени. Поэтому он притворился, что поверил, и решил немного подыграть.
— Это непорядок, — с наигранной строгостью произнёс старик. — Нужно срочно придумать тебе имя. Вот неплохо было бы назвать тебя Алёнкой…
— Хорошо, — с готовностью кивнула малышка и улыбнулась. — Мне нравится. Буду Алёнкой.
Она пытливо заглянула ему в глаза и с какой-то тайной надеждой в голосе спросила:
— А ты бы хотел, чтобы я была твоей внучкой?
— Очень.
— Тогда буду…
Она быстро встала на цыпочки, обняла Николая Сергеевича за шею и поцеловала в щёку. От неожиданности старик растерялся. На глаза навернулись непрошенные слёзы, и он осторожно обнял девочку. В этот миг он был счастлив, как никогда прежде. Ему не хотелось отпускать её. Но Николай Сергеевич понимал, что в любой момент мама девочки может оглянуться и, увидев ребёнка в объятиях неизвестного, поднимет переполох. С огромным сожалением он отпустил малышку. В этот момент она замерла, чуть наклонила голову набок, словно к чему-то прислушиваясь, а затем вздохнула и грустно произнесла:
— Мне пора, дедушка…
— Ну что ж, беги… Алёнка.
— Дедушка, я тебя буду всегда помнить и… любить!
Она ещё раз быстро чмокнула старика, развернулась и побежала к детской площадке.
— Чудная девчушка, правда? — раздался рядом мягкий женский голос.
Николай Сергеевич обернулся и увидел незнакомую даму средних лет. Она была весьма миловидна и стройна. Но что-то в ней было особенное. Николай Сергеевич сразу и не понял, что это необыкновенные глаза — невероятно глубокие и проницательные. Но даже не это было главным: глаза не имели определённого устойчивого цвета. Их оттенок ежесекундно менялся, плавно перетекая от светло-серого, почти белёсого, до тёмно-карего, едва не чёрного.
Николай Сергеевич машинально кивнул и, оторвав взгляд от незнакомки, посмотрел вслед Алёнке. Но девочки нигде не было видно. Очевидно, она забежала за группу молодых мам. Он вздохнул и снова обернулся к женщине.
— Простите, я несколько растерялся… — извинился он. — Вы что-то говорили?
Незнакомка легко усмехнулась и повторила:
— Чудная девчушка. Кажется, вы ей очень понравились.
— Да. Жаль, что она не моя внучка…
— Ошибаетесь. Как раз именно ваша.
Незнакомка произнесла это так спокойно и уверенно, словно констатировала неопровержимый факт. Николай Сергеевич впился в неё взглядом, пытаясь уловить насмешку. Но женщина не отвела взгляда, а лишь как-то очень по-доброму едва заметно кивнула, словно ещё раз подтверждая свои слова.
— Извините, но тут вы ошиблись, — с сожалением произнёс старик. — Увы…
— Напрасно вы так считаете, Николай Сергеевич.
— Мы с вами знакомы? — удивлённо спросил писатель, стараясь припомнить, где и когда он мог встречаться с этой дамой.
— Не пытайтесь вспомнить то, чего никогда не было…
Она легко присела на скамью рядом со стариком и продолжила:
— До сих пор мы с вами никогда не встречались, но сегодня особенный день. Разве вы не чувствуете?
Николай Сергеевич кивнул, соглашаясь.
— Да, это так. День просто замечательный…
— И сегодня вы познакомились со своей внучкой. Ведь вы же так мечтали об этом, не правда ли?!
Николай Сергеевич ощутил, как в нём зарождается раздражение.
— Послушайте, не знаю, как вас там зовут, но это не моя внучка. Уж я-то точно знаю! У меня вообще нет внуков. И, кстати, откуда вам известно, о чём я мечтал?
Незнакомка продолжала спокойно смотреть ему прямо в глаза. От этого Николаю Сергеевичу почему-то стало немного не по себе, словно он тонул в омуте. Он ощутил растерянность и опустил взгляд.
— У меня много имён, но это не важно. А внучка действительно ваша, только она ещё не родилась…
— Как это? Я не понимаю…
— Вы не поверите, но потоки времени иногда так невероятно переплетаются… хотя для этого должны возникнуть особые условия. В данном случае ваша искренняя мечта о внучке послужила толчком для смешения этих временных потоков в определённой комбинации. Что позволило реализовать вашу кратковременную встречу. Внучка пришла к вам из будущего…
Николай Сергеевич слушал со всё возрастающим изумлением. Странное дело — он сердцем чувствовал, что незнакомка говорит правду, хоть и похожую на какую-то мистическую сказку. Но ведь он и сам сочинил за свою жизнь множество не менее фантастических историй. И даже в некоторые из них верил. Но вот так просто, в аллее парка…
— А когда она должна родиться? — с надеждой спросил старик.
— Через год.
— Значит, скоро я смогу нянчить её, возить на прогулки?
Николай Сергеевич мечтательно зажмурился и представил, как он степенно и с достоинством везёт коляску с Алёнкой по этой аллее. Сияет солнышко, и всё так же золотится листва. Женщина почему-то молчала, и старик открыл глаза.
Незнакомка смотрела на него с лёгкой грустью, и Николай Сергеевич ощутил какую-то неосознанную тревогу. Он попытался разобраться, выяснить причину. Внезапно словно вспышка света озарила его сознание. Он понял.
— Вы пришли за мной?
Незнакомка едва заметно кивнула.
— Что ж, — вздохнул Николай Сергеевич. — Честно говоря, несколько неожиданно. Я совершенно не подготовился…
— А разве вам что-нибудь нужно? — поинтересовалась женщина.
— Вы правы, — старик чуть улыбнулся. — Самое главное, чего я хотел, свершилось. Я увидел Алёнку… можно отправляться.
Он первым поднялся и протянул руку, чтобы помочь встать даме. Та признательно улыбнулась, взяла старика под руку и сказала.
— Пора…
— Что меня там ждёт? — тихо спросил Николай Сергеевич.
— Увидите. Думаю, вам понравится…
— Что ж, сегодня просто замечательный день для путешествия…
По золотистому коридору осенней аллеи, пронизанной солнечными лучами, шёл седовласый мужчина. Он смотрел куда-то вдаль мечтательным взглядом и слегка улыбался. На его спутницу никто не обратил внимания. Скорее всего, её и не заметили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *