Все так говорят

Все так говорят
Автоматический космический челнок отделился от межгалактического пассажирского лайнера и по плавной дуге скользнул к ярко искрящейся точке, выделяющейся в тёмном скоплении безжизненных астероидов. Мигнув на прощание кормовыми огнями, лайнер исчез в голубой вспышке подпространственного перехода.
Единственным пассажиром челнока был профессор Джим Говард, всю свою сознательную жизнь занимающийся исследованиями паранормальных явлений в области воздействия живых существ на физические явления окружающей среды без посредства мышечных усилий. Он, словно книжный червь, копался в старых архивах, перечитывал древние рукописи во всех известных уголках Вселенной в надежде отыскать что-то новое, доселе никому не ведомое. Но всё было напрасно. И вдруг, совершенно неожиданно профессор обнаружил в одном популярном журнале небольшую заметку об одиноком жителе астероида где-то на задворках галактики. В этом не было бы ничего необычного — мало ли чудаков предпочитают одиночество и селятся на далёких пустынных планетах?! Но тут был особый случай. Отшельник по имени Тор жил на обычном каменном астероиде, на котором вопреки всем законам физики существовала атмосфера, флора и даже фауна! Никакой информации о том, каким образом это возможно, и когда этот загадочный отшельник поселился на астероиде, Говард нигде не смог обнаружить. Создавалось впечатление, что он жил там всегда, но этого быть не могло, поскольку данный сектор космоса был открыт лишь недавно и ещё не заселялся. Поэтому Джим решил сам отправиться на астероид и на месте всё выяснить.
Капитан пассажирского лайнера за умеренную плату совершил кратковременную остановку в пустынном секторе космоса, выгрузил космический челнок с профессором, и продолжил рейс. О своём возвращении Джим должен был позаботиться сам — для этих целей у него имелся гиперпространственный передатчик.
На обзорном экране появилась приближающаяся поверхность плоского астероида размером всего лишь в несколько футбольных полей. Затаив дыхание, Говард с возрастающим изумлением вглядывался в открывающийся его взору вид.
— Это просто невозможно, — потрясённо пробормотал он.
Мягкий толчок сообщил о том, что челнок совершил посадку. Быстро защелкали внешние анализаторы. Над пультом управления одна за другой вспыхнули зелёные полоски, возвещающие о пригодности забортной атмосферы для человеческого организма. Профессор прикоснулся к сенсору, дающему сигнал открытия шлюза, выбрался из кресла безопасности и вышел наружу.
Здесь было светло, словно в полдень. Говард машинально посмотрел вверх, собираясь зажмуриться от яркого солнца, но не обнаружил его. Зато сквозь голубоватый небосвод слегка просвечивали необычно крупные звёзды.
Профессор оглянулся по сторонам. Его летательный аппарат совершил посадку на краю поляны, покрытой мягким травяным ковром, возле скопища больших серых валунов, размером, примерно с космический челнок. На противоположной стороне поляны у основания могучего вяза приютился небольшой каменный дом с плоской крышей. В раскрытых окнах едва колыхались белые занавески. Справа от входной двери стояла добротная дубовая скамья, на которой «умывался» толстый рыжий кот. Узрев нежданного гостя, котяра нахально уставился на него, нервно помахивая пушистым хвостом.
Джим приблизился к окошку и окликнул:
— Эй, есть кто в доме?
В ответ раздалось лишь раздражённое ворчание кота. Пожав плечами, профессор направился по тропинке, идущей в обход дома. По пути он разглядывал окрестности.
Поляну окружали высокие, узловатые деревья с мощными ветвями. По внешнему виду им можно было дать несколько столетий — и это было удивительно. Чуть дальше над деревьями возвышалась базальтовая скала, по уступам которой сбегал узкий поток прозрачной воды. Повсюду сновали весёлые пёстрые пичуги, да иногда с натужным гудением пролетали деловитые пчёлы. А ещё правее виднелись аккуратные овощные грядки.
С обратной стороны жилища Говард обнаружил небольшую пристройку, из которой доносилось умиротворённое блеянье. Раздался скрип открываемой дверцы, и на пороге появился крепкий седобородый старик с кастрюлькой, до половины заполненной молоком. Он остановился, с любопытством посмотрел на гостя и чуть заметно улыбнулся.
— День добрый, — поздоровался профессор. — Меня зовут Джим Говард, а вы, очевидно, Тор?
Старик молча кивнул и направился по тропинке обратно к дому.
— Погодите, — несколько растерялся от такого равнодушия Джим. — Я прибыл к вам издалека по очень важному вопросу, пролетев для этого больше половины исследованного космоса!
— Все так говорят, — проворчал Тор, не останавливаясь. — И заканчивается всегда одним и тем же…
Недоумевающий профессор поспешил за ним, приноравливаясь к широкому шагу хозяина. Подойдя к двери, старик ловко толкнул её плечом и вошёл внутрь.
Говард остановился на пороге, не зная, что делать дальше, и беспомощно посмотрел на злорадно ухмыляющегося кота.
— Ну, где вы там? — донеслось из глубины дома. — Входите…
Неуверенно переступив с ноги на ногу, Джим шагнул внутрь.
Здесь было светло и уютно. Казалось, всё пространство в доме напоено каким-то невероятным спокойствием. Профессор ощутил, как его сознание заполняет умиротворение, все заботы отодвинулись куда-то далеко и померкли. Дышалось легко и свободно.
— Как у вас хорошо, — невольно воскликнул Говард.
— Да уж, — коротко ответил хозяин и жестом пригласил гостя к столу.
Джим машинально опустился на грубый стул, вращая головой по сторонам.
Просторная комната не изобиловала мебелью. В центре располагался большой стол, посреди которого стояла глиняная ваза, заполненная разнообразными полевыми цветами. Возле стола замерли два стула. У дальней стены возвышался массивный дубовый шкаф с посудой, а рядом с дверью на колченогой подставке дышала прохладой приземистая дубовая же бадья, заполненная чистой водой. Над ней на стене висел резной черпак.
Вот и вся меблировка. Да ещё рядом со шкафом темнел проём в следующую комнату, очевидно, спальню.
— Молоко любите? — спросил хозяин.
Профессор машинально кивнул.
— Это хорошо, — чему-то улыбнулся Тор.
Он поставил перед гостем блюдце, затем, слегка хлопнув себя по лбу, заменил его чашкой, при этом пробормотав что-то невнятное, типа:
— Рано ещё…
Налив молока в чашку, хозяин подвинул её к Джиму, опустился на стул напротив, и выжидательно уставился на гостя.
Профессор отпил глоток — молоко оказалось необыкновенно вкусным.
— Благодарю вас, — Говард чуть кивнул хозяину и продолжил: — Но я здесь не для того, чтобы молоко распивать. Я прилетел издалека…
— Да, да, да… — как-то устало кивнул Тор. — Слышал я это не раз.
— Вы хотите сказать, что у вас уже были до меня посетители с аналогичными вопросами? — удивился профессор. — Но откуда вам может быть известно, о чём хотел спросить я?!
— Все так говорят вначале, — усмехнулся хозяин. — Незадолго до вас у меня тут был один рыжий пройдоха-репортёр. Он меня просто измучил своими расспросами. Наверное, и вас тоже распирает от любопытства, каким образом у меня здесь всё устроено?
Гордон кивнул.
— Что ж, вы не поверите, но я попытаюсь…
Тор провёл жилистой ладонью по столешнице, словно смахивая невидимую пылинку, и продолжил:
— На самом деле — всё очень просто: я захотел, чтобы здесь всё стало именно так, и по слову моему исполнилось.
В комнате воцарилась тишина. Лишь снаружи доносился птичий щебет и жужжанье пчёл. В проёме двери неслышно появился рыжий кот. Он уселся на пол возле бадьи с водой и настороженно уставился на профессора.
— Послушайте, я вам не маленький мальчик, чтобы кормить меня сказками, — возмутился Говард, вскакивая со стула.
— Ну вот, — вздохнул Тор. — Я же говорил, что вы не поверите.
— А вы хотели, чтобы я уверовал в чудо?! Ха! Я — профессор, научный работник должен поверить, что всё здесь создано одной лишь силой мысли и веры вопреки законам физики?! Вот если бы вы объяснили мне это с помощью теории электромагнетизма, термодинамики… допустим, квантовой механики или ещё чего-нибудь. А вы надо мной просто насмехаетесь! Ведь вы же не Господь Бог?!!
— Ну вот, опять одно и то же…
Хозяин опечалено покачал головой и произнёс:
— Нет у вас веры, оттого и не верите, простите за каламбур. Лучше вам возвращаться домой, пока не поздно.
— Нет, уж если я потратил невесть сколько световых лет, чтобы добраться сюда, то без ответов не улечу!
— Но вы же мне не верите.
— Поверю, если докажете!
— Все так говорят…
— Нет, в самом деле — сотворите чудо. Прямо сейчас!
— Ну, хорошо, чего бы вы хотели?
Профессор возбуждённо завертел головой во все стороны. Его взгляд неожиданно задержался на рыжем коте. Говард торжествующе ткнул в него пальцем:
— Вот! Если всё так просто, превратите меня в кота!
— Вы сами этого захотели, — произнёс хозяин. — Да будет так!
Говард с изумлением увидел, как всё вокруг стремительно увеличилось, и ощутил себя сидящим на полу у ножки гигантского стола. Он глянул вниз на собственную лапу с когтями, обросшую чёрной шерстью, и почему-то некстати вспомнил о рыжем репортёре.
Тор присел и погладил чёрного кота.
— Ну вот, будешь отныне Чернышом. Хорошо, что ты молоко любишь — его у нас много. Да и Рыжику теперь скучать не придётся. А твой космический челнок превратим в ещё один валун. Скоро у нас самый настоящий «сад камней» получится…
От двери приближался рыжий кот, сочувственно глядя на Черныша.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *