Сказки старой черепахи. Зеркало Спайка — часть 04

В СТРАНЕ МОРЛАНД

Фаберу было скучно. Глэдис и Корвелл все не возвращались. От нечего делать краб начал тихонько выстукивать клешнями по камню, словно по барабану, напевая свою любимую песенку:

Глубоко на дне морском
Краб построил новый дом.
Из кораллов сделал стены,
Занавесил окна пеной.
Чешуей покрыл всю крышу,
А еще чуть-чуть повыше
Укрепил жемчужный шарик —
Пусть сияет, как фонарик.
В гости краб позвал друзей,
А чтоб было веселей,
Пригласил он оркестрантов —
Самых лучших музыкантов.
Вот так было новоселье —
Песни, пляски и веселье!
Даже тетка Камбала
Танцевала, как могла!

Фабер так увлекся, что даже начал пританцовывать. Он поскользнулся на гладком камне и вывалился из своего убежища. Покатившись вниз, краб запутался в водорослях и теперь беспомощно трепыхался.
Внезапно поверхность гигантского зеркала затуманилась, и из него выплыли два морских дракона. Злобно сверкая выпученными глазами, они ринулись к городу.
Напуганный Фабер затрепыхался еще сильней, но это ему не помогло. Опутанный водорослями, он подкатился к самому зеркалу.
Вскоре послышались отчаянные крики — возвращающиеся драконы несли в лапах Глэдис, Корвелла и какую-то розовую осьминожку. Драконы подплыли к зеркалу. Могучее течение водоворота подхватило их и потянуло прямо… в зеркало. Фабер почувствовал, что водоворот затягивает и его. Перед глазами мелькнула алмазная поверхность, а затем на короткое мгновение наступила кромешная тьма. От удара водоросли, опутывающие Фабера, лопнули, освобождая его из своих цепких объятий.
— О-хо-хо… — закряхтел краб, поднимаясь и почесывая клешней ушибленный бок. — Какой кошмар! У меня от этих кувырканий перед глазами все вращается…
Он огляделся вокруг, приходя в себя.
— Интересно, куда это я попал?
Со всех сторон Фабера окружала каменистая унылая равнина, усеянная скалами зловещего вида. Неподалеку возвышалось огромное алмазное зеркало, точь-в-точь такое, как в Сверкающей долине. А в центре равнины стоял высокий мрачный дворец.
— Где я? — растерянно пробормотал Фабер.
— Где, где… — раздался ворчливый голос. — В Морланде, вот где!
От неожиданности краб крутанулся на месте, но никого не увидел.
— Кто здесь? — испуганно воскликнул он.
— Не кричи… — послышалось в ответ. — Лучше гляделки открой пошире!
— Куда уж шире — они и так у меня навыкате… — возразил Фабер. — Но я все равно никого не вижу.
— Да вот же я, прямо перед тобой…
Неподалеку зашевелился песок, из него появились два глаза, расположенных близко друг к другу, а затем показалась и сама хозяйка этих глаз — подслеповатая камбала. Она стряхнула со спины остатки песка и мелкие камешки. Подплыв к Фаберу, камбала с любопытством оглядела его и промолвила:
— Ты кто такой и как сюда попал?
— Меня водоворотом затащило… — растерянно ответил краб.
— Ага, понятно, — удовлетворенно хмыкнула камбала. — Значит, ты из внешнего мира. А звать-то тебя как?
— А тебе какое дело?! — насторожился Фабер. — Ишь, какая хитрая выискалась! Сначала сама представься, а потом других спрашивай!
— Мне скрывать нечего! — обиделась камбала. — Меня тут каждая креветка знает! Я — Сэнди! А ты, если не хочешь, можешь ничего и не говорить. Все равно тебя скоро драконы Спайка слопают!
— Как это слопают? — остолбенел Фабер.
— А вот так — вместе с клешнями и усами! — злорадно заявила Сэнди.
— А за что?
— Просто так, на обед… Даже имени не спросят!
Камбала презрительно повернулась к Фаберу хвостом и медленно поплыла прочь. Краб беспомощно потоптался на месте, а затем бросился за ней вдогонку.
— Эй, Сэнди. подожди! — крикнул он. — Давай поговорим…
— Отчего бы и не поболтать… — согласилась камбала, опускаясь на дно. — Ну, рассказывай…
— Меня зовут Фабером, — начал торопливо объяснять краб, — Вместе с моими друзьями Глэдис и Корвеллом мы прибыли в Сверкающую долину…
И Фабер рассказал Сэнди обо всем, что с ними произошло. Когда он закончил, камбала промолвила:
— Значит, ты ничего не знаешь о колдуне Спайке и стране Морланд, в которую вы попали через колдовское зеркало?
— Конечно, не знаю! А что это за страна?
— Раньше здесь жили одни драконы. Когда Спайк проник в этот мир, он приручил этих страшилищ. Теперь они являются его самыми верными слугами.
— А как же тебе удалось этого избежать? — удивился Фабер.
— Очень просто: я зарылась в песок, поэтому меня никто не заметил!
— Ясно… — краб печально вздохнул. — Что же мне теперь делать? Как выручить из беды Глэдис и Корвелла? Как выбраться из Морланда?
— Никак ты отсюда не выберешься! — возразила Сэнди. — Зеркало Спайка никого обратно не выпускает, кроме него самого и драконов.
— Может быть, его можно разбить? — предположил Фабер.
— Не выйдет. Колдовское зеркало так просто не разрушишь. Я случайно слышала, как Спайк строго — настрого приказал драконам следить за тем, чтобы никто в Морланде не пел песни, потому что это может как-то повредить зеркало…
— Ура-а! — закричал краб, радостно подпрыгивая. — Я знаю, кто нам поможет…
— Тише, тише… — испугалась Сэнди. — Ты что — хочешь, чтобы нас схватили драконы?! Быстро зарывайся в песок, пока не поздно!
И камбала проворно заработала плавниками, присыпая себя мелкими камешками и песком. Недолго думая Фабер последовал ее примеру. Вскоре из песка торчали только бусинки его глаз.
Со стороны дворца появились два темных пятнышка, которые, увеличиваясь, быстро приближались. Это были драконы. Подплыв к тому месту, где только что были Сэнди и Фабер, драконы закружились на месте, щелкая зубастыми пастями.
— Кажется, отсюда донесся крик… — неуверенно прорычал один.
— Тебе, Дэмидж, всегда что-нибудь мерещится! — отозвался другой.
— Как бы не так! — огрызнулся дракон. — Благодаря моему чуткому слуху мы поймали сегодня еще одну русалочку с дружком и розовую осьминожку. А ты, Харм, глухой, как старая медуза!
— Сам ты медуза! — взъярился Харм.
— Ладно, ладно… успокойся, — пошел на попятную Дэмидж. — Если господин Спайк узнает, что мы ссоримся, — обоим не поздоровится. Лучше поплывем обратно, пока он не заметил нашего отсутствия. Может быть, мне и в самом деле померещилось, что кто-то кричал…
Драконы развернулись и, взмахнув могучими хвостами, устремились к мрачному дворцу. Когда они скрылись в воротах цитадели, песок зашевелился, и раздался облегченный вздох Сэнди:
— Уф! Не заметили… А все ты — расшумелся. Тут тебе не Жемчужное море! Будешь кричать — вмиг проглотят!
— Да я не хотел, — принялся оправдываться Фабер. — Просто я знаю, кто может разрушить зеркало.
— Ну и кто?
— Глэдис! Она самая лучшая певица в Жемчужном море. У нее звонкий голос!
— Может быть… может быть… — задумчиво пробормотала камбала. — Но для этого ее нужно сначала вызволить из дворца.
Сэнди начала обдумывать план проникновения в логово колдуна, а Фабер терпеливо ждал ее решения, время от времени почесывая клешнями бока. Наконец камбала решительно произнесла:
— Есть! Придумала! Тайно во дворец мы не проберемся. Поэтому нужно притвориться, будто мы такие же, как и все остальные…
— Какие остальные? — не понял краб.
— Какие… какие… — передразнила Сэнди. — Я же тебе объясняла уже, что Спайк всех околдовал. Они стали совершенно равнодушными ко всему. Мы должны сделать вид, будто тоже находимся под воздействием колдовских чар. Понятно?
— Еще бы! — согласился Фабер. — А как это сделать?
— Очень просто! Сейчас неспеша отправимся прямиком во дворец, не прячась.
Фабер испуганно присел.
— Да ты что?! Нас же драконы проглотят! — воскликнул он.
— Не бойся. Главное — делай вид, что тебе все равно, и тогда нас никто не тронет. Ну, хватит трястись от страха. Айда во дворец!
С этими словами камбала поплыла к обиталищу колдуна. Вздыхая и охая, Фабер поплелся следом за ней.
* * *
— Тетушка Канди! — обратился я к старой черепахе. — А куда же драконы утащили Глэдис, Корвелла и Нитли? И что с ними приключилось потом?
Черепаха не спеша, пожевала губами, припоминая подробности.
— Ну да! — воскликнула она. — Я так увлеклась рассказом о Фабере, что совершенно забыла о русалочке. В моем возрасте это простительно, ведь мне уже столько лет… Я, честно говоря, даже и не помню сколько… Так о чем это я говорила? Ах, да… русалочку, принца и розовую осьминожку схватили драконы и притащили во дворец Спайка. Колдун тут же наложил на них чары равнодушия и отправил Корвелла и Нитли к остальным рабам, а Глэдис оставил при себе. Когда Спайк увидел ее, то сразу влюбился. Таков удел всех симпатичных девушек. В них влюбляются не только хорошие, но и плохие.
И тетушка Канди поведала мне о том, что происходило в самом дворце колдуна Спайка в то время, когда Фабер знакомился с камбалой Сэнди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *