Сказки старой черепахи. Зеркало Спайка — часть 03

СПАЙК

Давным-давно на берегу Мерцающего моря стоял древний и гордый город Джанет. Его светлые и стройные дворцы поднимались до небес, а широкие мощенные гранитными плитами улицы утопали в пышной зелени вечноцветущих деревьев. Правил этим городом и всем государством добрый король Андреас, который покровительствовал наукам. Сюда, в чудесный город, со всех концов мира приплывали большие корабли, привозя разнообразные товары, всевозможные редкостные вещицы, а также искателей знаний и приключений.
Однажды ранним утром на одном из таких кораблей прибыл в Джанет юноша по имени Спайк. Был он высоким и стройным. Его худощавое лицо обрамляли волнистые светлые волосы. Голубые глаза с живым любопытством рассматривали прекрасные дворцы и замки города.
Спайк прибыл в Джанет из далекой провинции. Он мечтал стать великим ученым, а если повезет, — то и волшебником. Поэтому, устроившись в недорогой гостинице, он первым делом отправился в королевскую академию наук. Успешно сдав экзамены, Спайк начал учебу.
Утром он ходил в академию и возвращался в свою комнату уже затемно. В один из таких вечеров Спайк познакомился с Кинджи.
Как-то, шагая по улице, юноша размышлял о том, что хорошо бы разгадать секрет бессмертия. Тогда можно было бы вечно изучать науки и законы магии, чтобы стать самым великим волшебником в мире. Неожиданно поблизости раздался ехидный смешок, и хриплый голос произнес:
— Эй, красавчик… Ничего у тебя ни получится!
— Это еще почему? — спросил Спайк, растерянно озираясь по сторонам.
Улица была пустынной.
— Ха-ха! Да просто потому, что даже великие мудрецы не могут открыть секрет бессмертия. Куда уж тебе…
— Кто ты? Где прячешься? — рассердился Спайк, сжимая кулаки. — Ану выходи!
В ответ снова раздался хохот.
— Откуда ты знаешь, о чем я думаю? — не унимался юноша.
— Я умею читать чужие мысли, — объяснил голос.
— Ну и ну! — Спайк даже рот открыл от изумления. — Ты, наверное, могущественный волшебник — невидимка?
— Угадал. Только я не волшебник, а девушка, к тому же не могущественная, а самая обыкновенная. Просто умею читать мысли и превращаться в невидимку…
Спайка это очень заинтересовало, он впервые столкнулся с настоящими чудесами. К тому же юноша давно мечтал встретить необыкновенную девушку.
— Пожалуйста, покажись и скажи, как тебя зовут.
— Мое имя Кинджи.
С этими словами перед Спайком появилась девушка. Если мечтательный юноша до этой минуты надеялся увидеть необыкновенную девушку, то так оно и было. Кинджи оказалась необыкновенной… замарашкой, низенькой и толстой. Спайк даже отшатнулся от нее. Но так как он был воспитанным юношей, то постарался скрыть свое отвращение, чтобы не обидеть девушку.
Кинджи улыбнулась, показав кривые зубы, и объявила:
— А я тебя знаю! Ты живешь в гостинице «Красные петухи».
— Откуда тебе известно? — удивился Спайк, но тут же вспомнил: — Ах, да… ты же умеешь читать мысли.
— Нет, теперь, когда ты уже об этом знаешь, я не могу заглянуть в твои мысли. А насчет гостиницы все очень просто: я живу рядом с ней и часто вижу тебя.
Спайк постарался вежливо распрощаться с Кинджи и поспешил к себе, надеясь больше никогда не встречаться с грязнулей. Но не тут-то было. На следующий день Кинджи вновь подкараулила его на пути домой. С тех пор она это делала каждый день, на давая юноше прохода. Ну что поделаешь: Кинджи влюбилась в Спайка по уши! Он уже и не знал, куда деваться от назойливой поклонницы.
Тем временем дела у юноши шли как нельзя лучше. Он был очень способным и прилежным учеником. За два года, которые Спайк провел в академии Джанета, он достиг больших успехов, чем другие ученики за десятилетия. Его заметили и пригласили на службу в королевский дворец. Здесь, под руководством лучших придворных чародеев, Спайк начал постигать магические науки. Вскоре слава о молодом волшебнике разошлась по всему королевству. К нему за помощью стали обращаться знатные люди. В знак благодарности они преподносили Спайку богатые подарки. Незаметно для себя он привык жить в достатке и роскоши. Слава и почести вскружили ему голову, и он загордился.
Все меньше и меньше времени посвящал Спайк учебе. Теперь его занимал лишь секрет бессмертия. Не найдя ответа в книгах по волшебству, Спайк занялся изучением черной магии и колдовства.
Ослепленная любовью, Кинджи не обращала на это внимания. Она стремилась угодить Спайку во всем, иногда становясь такой назойливой, что он попросту удирал из дому и подолгу бродил в одиночестве по причалам.
Во время одной из таких прогулок Спайк забрел в лавку старьевщика, что стояла на отшибе, сиротливо прилепившись к скале. Среди многочисленных вещей и безделушек, заполнявших прилавки, Спайка заинтересовала одна странная вещица, покрытая темно — зеленым налетом. Это был какой-то круглый предмет, прикрепленный к цепочке. Едва Спайк прикоснулся к нему, как почувствовал необъяснимое волнение — эта вещица явно была волшебным талисманом. Прижав ее к груди, Спайк спросил дрожащим от волнения голосом:
— Скажите, что это за вещица и откуда она взялась?
Хозяин лавки, мирно дремавший в углу, лениво открыл глаза и, посмотрев на посетителя, сонно ответил:
— Ах, эта… Я нашел ее как-то на берегу моря после шторма. Что это такое, я и сам не знаю.
— Сколько она стоит?
Лавочник в раздумье поскреб затылок, а затем махнул рукой:
— Да что тут торговаться, все равно ты единственный человек, который заинтересовался этой безделушкой… Бери ее даром!
Спайк поблагодарил старьевщика и поспешил домой, бережно сжимая в руках талисман.
На пороге его встретила Кинджи.
— Ну, где ты так долго пропадал?! — воскликнула она, всплеснув руками. — Я даже начала волноваться! Ужин давно готов. Уже, наверное, и остыл.
Спайк поморщился, словно от зубной боли. Неряшливая толстуха раздражала его, но он старался не подавать вида, потому что Кинджи добровольно помогала ему во всем, в чем только могла: стирала, убирала в комнатах, готовила еду. Сама же Кинджи надеялась на то, что когда-нибудь он полюбит ее, и терпеливо ждала этого момента.
Наспех поужинав, Спайк с нетерпением уселся за стол, на котором громоздились всевозможные колбы и склянки с различными химическими растворами. Выбрав необходимый, он произнес магическое заклинание и опустил талисман вместе с цепочкой в колбу. Жидкость, находящаяся в ней, закипела, забурлила, и из колбы повалил густой зеленоватый дым.
Кинджи, с любопытством наблюдавшая за действиями Спайка, побледнела и испуганно попятилась к двери. Сам же Спайк, наоборот — обрадовался. Когда дым рассеялся, он вытащил из колбы цепочку с талисманом, сияющим теперь золотым блеском. Темный налет сошел, открыв золотой шар, покрытый таинственными надписями на каком-то неизвестном языке.
— Я так и знал… я так и знал… — возбужденно бормотал Спайк, нежно поглаживая талисман.
— Что это такое? — робко поинтересовалась Кинджи, выглядывая из-за его плеча.
— О! Это наверняка какой-то могущественный волшебный талисман. Сейчас я прочту письмена, которые на нем выгравированы, и мы узнаем, в чем его секрет.
Дрожащими от волнения пальцами Спайк принялся водить по затейливым узорам букв. Через некоторое время он сердито ударил кулаком по столу, воскликнув:
— Это какой-то не известный мне язык! Я ничего не могу понять!
Вскочив из-за стола, Спайк нервно забегал из угла в угол. Кинджи, с тревогой следящая за ним, осторожно посоветовала:
— Спайк, миленький, не волнуйся… Ложись спать, а завтра в библиотеке королевской академии отыщешь словарь, с помощью которого прочтешь эти письмена.
— И в самом деле: утро вечера мудренее! — согласился Спайк.
Он надел цепочку с талисманом на шею и отправился спать, надеясь на следующий день разгадать тайну неизвестных надписей.
Но ни на следующий день, ни в последующие он так и не смог ничего разузнать, потому что в библиотеке не нашлось словарей, которые могли бы помочь ему. Даже седобородые придворные мудрецы растерянно пожимали плечами. Они тоже ничего не знали об этом таинственном языке.
Спайк не сдавался. Он все больше и больше углублялся в изучение черной магии, надеясь с помощью колдовства найти секрет бессмертия, а заодно и талисмана.
Но, как водится, колдовские науки не привели к добру. Постепенно Спайк превратился в злого колдуна. Он бросил королевскую службу и перебрался жить в одинокую старинную башню на скалистом берегу моря.
Конечно же, Кинджи увязалась за ним. Спайк не возражал: он привык к ее присутствию и даже иногда жалел о том, что она такая некрасивая. Так они и жили вдвоем в холодной, продуваемой всеми ветрами, башне.
* * *
Сколько прошло лет с тех пор, как Спайк и Кинджи ушли из города Джанет и уединились в старой башне, никто уже не помнил. Постепенно о подающем большие надежды ученом — волшебнике позабыли даже в королевской академии наук.
Спайк и Кинджи постарели, но толстуха все так же была влюблена в своего кумира. Сам же Спайк превратился в злого и склочного старика. Став колдуном, он только и мечтал о бессмертии и всемирном владычестве. Но у него ничего не получалось. Даже тайну золотого талисмана он не смог раскрыть за долгие годы упорного труда и поисков.
Однажды, доведенный постоянными неудачами до отчаяния, Спайк вскочил из-за стола, расшвыривая книги и колдовские приспособления. Яростно дергая себя за бороду, колдун закричал:
— Нет мне счастья в этом мире! Пусть будет проклята земля, скрывающая от меня магические тайны!
Увидев своего любимого в таком настроении, Кинджи попыталась его успокоить. Она взяла Спайка за руку и начала нежно поглаживать, ласково приговаривая:
— Успокойся, дорогуша! Подумаешь — бессмертие… владычество… Все это чепуха! Самое главное, что я тебя люблю!
Колдун еще больше разгневался от этих слов. Он оттолкнул от себя Кинджи и выбежал на балкон. Море в этот день было необычайно бурным. Волны с грохотом накатывались на скалистый берег, словно намереваясь проглотить одинокую башню и ее обитателей.
Глянув с балкона на бушующее море, Спайк воздел к черным тучам руки и крикнул:
— Нет мне счастья на земле! Может быть, я найду покой на дне морском…
С этими словами, сжав в ладони талисман, с которым он никогда не расставался, колдун шагнул с балкона и камнем полетел в море. Увидев это, Кинджи, не раздумывая, бросилась вслед за своим любимым…
* * *
— Что поделаешь: любовь — слепа… Кинджи решила разделить участь Спайка, потому что любила его…
Тетушка Канди умолкла. Мне показалось, что крабы, которые внимательно слушали ее рассказ, приуныли. У них даже усы печально обвисли. Да и мне, честно говоря, стало немного жаль Спайка, а особенно бедняжку Кинджи.
— Значит, Спайк навсегда исчез из этого мира? — робко поинтересовался я. — Он и Кинджи погибли?
— В том-то и дело, что нет, — ответила черепаха.
— Но ведь они прыгнули в штормовое море…
— Прыгнули… но не утонули!
Тетушка Канди шумно вздохнула, немного поворочалась, устраиваясь удобней, и продолжила:
— Все дело в том самом загадочном талисмане, который Спайк нашел в лавке старьевщика. Оказывается, это был талисман древнего морского короля. Он давал своему хозяину огромную колдовскую силу и власть, но действовал только в морской воде. Вот почему Спайк не мог прочесть надписи на талисмане — они были написаны морским языком, которого не знали земные жители.
— Получается, что вместо того, чтобы погибнуть, Спайк, наоборот, стал могущественным морским колдуном?
— Конечно! — воскликнула старая черепаха. — К тому же, он стал не просто колдуном, а морским королем! Ведь он обладал золотым талисманом! Как только Спайк упал в море, талисман засветился, словно оживая. Тотчас у колдуна вместо ног появился рыбий хвост и плавник, и он стал водяным.
— А Кинджи? — поинтересовался я.
— Конечно же, Спайк спас ее, потому что она была единственным человеком, к которому он привязался за долгие годы своего затворничества в башне. Но без помощи колдуна Кинджи не могла жить под водой, потому что у нее не было такого талисмана, как у Спайка.
— Что же случилось потом?
— Сообразив, что к чему, колдун решил обосноваться на морском дне. Он отправился вместе с Кинджи на поиски подходящего места и вскоре обнаружил заброшенную страну Морланд, посреди которой возвышался огромный мрачный дворец бывшего морского короля. Здесь его встретили морские драконы Дэмидж и Харм. Увидев на груди Спайка золотой талисман, которому они подчинялись, драконы сразу признали колдуна новым морским королем.
Спайк поселил Кинджи в верхних этажах дворца, выступающих над водой, а сам занялся изготовлением колдовского ожерелья из черных жемчужин, которое должно было увеличить его колдовскую силу. Затем он отправился вместе с Дэмиджем и Хармом покорять морские королевства, чтобы объявить себя владыкой. Но жители морских глубин обратились за помощью к могущественным волшебникам сказочной страны Дримландии, и Спайк был побежден. Потеряв в последней битве колдовское ожерелье из черных жемчужин, он скрылся и тайком вернулся в Морланд.
— Неужели никто не пытался его отыскать? — удивился я.
Тетушка Канди виновато вздохнула.
— Дело в том, молодой человек, что сначала все радовались освобождению от владычества Спайка, а потом объявился новый колдун — Даркус, который присвоил себе черное ожерелье. Так что за новыми хлопотами о старых позабыли. Однако Спайк не простил обиды. Он был хитрым и коварным. Затаившись в Морланде, колдун соорудил из алмазов магическое зеркало и с его помощью начал перетаскивать в мрачную страну морских обитателей, превращая их в своих рабов.
— Но почему же до сих пор никто не обнаружил Морланд? — воскликнул я.
— Потому что эта страна находится в другом мире. Туда можно попасть лишь с помощью талисмана морского короля, или через колдовское зеркало.
Старая черепаха снова надолго замолчала, и я уж было испугался, что она уснула.
— Тетушка Канди! — окликнул я ее. — А что же было дальше?
— Ах, да, — оживилась черепаха. — Дальше было то, что русалочка Глэдис и принц Корвелл обнаружили в Сверкающей долине пустующий город, на краю которого стояло огромное алмазное зеркало…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *