Сказки старой черепахи. Ожерелье Даркуса — часть 07

КАМЕННЫЙ ИСТУКАН

Во дворце колдуна царил полумрак. Мрачные залы были большими и неуютными. Холодные течения омывали угрюмые комнаты. Морские змеи охраняли все двери внутри дворца и внимательно следили за русалочкой, которая с безразличным высокомерием прогуливалась по залам. Ехидная рыба-прилипала неотступно следовала за ней, выполняя тайный приказ своего хозяина: наблюдать за русалочкой и обо всем докладывать Даркусу.
Прилипала услужливо распахнула двери в большой зал, где стоял трон колдуна.
— Прошу вас, моя прекрасная госпожа! В этом зале вы можете отдохнуть и полюбоваться на себя в зеркале.
Глэдис презрительно сморщилась. За то время, что она находилась во дворце Даркуса, рыба-прилипала ужасно надоела ей своей услужливостью. Русалочка подплыла к большому зеркалу, что находилось меж двух черных колонн. Она принялась рассматривать свое отражение.
— Красавица! Прелестница! — тут же засуетилась прилипала. — Не желаете ли, моя госпожа, отведать чего-нибудь вкусненького? Могу предложить вам свежих устриц. А может быть приказать наловить молоденьких крабиков или еще чего-нибудь?
Глэдис зло улыбнулась и, повернувшись к прилипале, с угрозой произнесла:
— Если ты сейчас же не оставишь меня в покое и не прекратишь надоедать своей болтовней, то я прикажу зашить тебе рот и выгнать за пределы Жемчужного моря!
Рыба-прилипала в ужасе выпучила глаза, что-то пискнула и мгновенно выскочила за дверь, оставив русалочку в одиночестве.
Глэдис неспеша направилась вдоль стен, разглядывая непонятные надписи и всевозможные чудные вещицы из дальних морей. Двигаясь по кругу, она вскоре приблизилась к трону Даркуса, рядом с которым стоял грубый серый истукан из камня. Русалочка положила на него руку и капризно пробормотала:
— Ну и урод!
Может, померещилось ей, а может, и нет, но истукан будто бы вздрогнул. Глэдис отдернула руку и внимательно оглядела его со всех сторон. Неожиданно она обнаружила, что хотя истукан и каменный, но глаза у него самые что ни на есть настоящие и живые. Они с болью и горечью смотрели на русалочку.
— Да ты не такой простой, как я думала… — Глэдис снова прикоснулась к истукану и почувствовала, как по нему пробежала легкая дрожь.
— Кто ты? — спросила она.
Казалось, каменные губы истукана откроются и он ответит. Но время шло, а он оставался безмолвным.
— Нет, наверное, мне показалось…
Глэдис отвернулась и выплыла из зала. Тотчас из дальнего темного угла появилась Шэдоу. Она подползла к истукану и злобно зашипела:
— Чего свои гляделки вытаращил?! Говорила я хозяину: нельзя было тебе глаза оставлять! Надо было их тоже каменными сделать. А на эту русалочку и пялиться нечего. Ее сам хозяин — Даркус выбрал себе в жены! Через две недели свадьба. Вот когда мы заживем! Все Жемчужное море будет нашим! А потом и за остальные моря примемся.
Змея зыркнула вокруг, заслышав приближающиеся голоса, и проворно юркнула под трон колдуна.
Отворилась дверь, и появился Даркус. Он подплыл к трону, придерживая под руку Глэдис. Русалочка, надув губки, капризно сказала:
— Я хочу все знать про этого истукана!
— Но зачем это тебе, моя прелесть?
— Я не прелесть! — рассердилась Глэдис. — Во всяком случае, не твоя!
— Пока — нет, — согласился колдун. — Но не забывай, что скоро наша свадьба!
— Подумаешь… — раздраженно дернула плечом русалочка. — Если ты не расскажешь мне историю каменного истукана, то я могу и передумать!
— Ну ладно, не сердись, — самодовольно ухмыльнулся Даркус. — Расскажу.
Он приблизился к истукану и с явным злорадством похлопал его по каменной голове. Затем колдун поудобней устроился на троне, почесал свой мясистый нос и начал говорить:
— Когда-то, когда я еще лишь начинал учиться колдовству, мне пришлось служить у короля Северного моря.
— Кем же ты служил? Небось, королевским шутом?!
Глэдис рассмеялась, довольная своей шуткой. Но Даркус сердито сдвинул брови и прорычал:
— Как бы не так! Я был первым министром и управлял всем королевством. Все жители Северного моря подчинялись моим приказам.
— Даже король? — не удержалась Глэдис.
— Король был глупым. Я обманывал его и делал все, что хотел, а он верил мне. Но однажды он рассердился и выгнал меня из своего королевства.
— Интересно, по какой причине? Наверное, ты что-нибудь у него украл?
Даркус самодовольно расхохотался.
— Да, я украл у него почти все сокровища. Но когда он прогнал меня, я похитил его сына и превратил в каменного истукана. Теперь он вечно будет стоять возле моего трона и страдать, для этого я оставил ему живые глаза и сердце.
Глэдис хотела, было рассмеяться вместе с колдуном, но внезапно почувствовала, как сердце сжалось у нее в груди от жалости к несчастному принцу.
Глаза каменного истукана были полны печали и тоски, казалось, слезы застыли в них жемчужинами.
Подчиняясь какому-то неясному желанию, русалочка протянула руку и погладила истукана. Заметив это движение, Даркус вскочил с трона, схватил Глэдис за руку и отшвырнул в сторону.
— Я запрещаю тебе прикасаться к нему! — прорычал он, угрожающе наклонившись над русалочкой. — До дня нашел свадьбы ты не имеешь права быть в этом зале!
Глэдис возмущенно воскликнула:
— Ты не можешь мне приказывать, потому что не имеешь власти над русалочками!
Колдун зловеще улыбнулся:
— Да, я не имею власти над русалочками. Но ты — это особый случай. Ты уже принадлежишь мне, хотя и не догадываешься об этом.
Даркус дважды хлопнул в ладони. Тотчас в зал ввалились два черных осьминога. Они замерли с выпученными глазами, ожидая приказаний своего господина.
— Возьмите ее и держите подальше от каменного истукана. Если хоть на минуту оставите ее без присмотра, я из вас пиявок сделаю!!!
Осьминоги задрожали от испуга и, схватив сопротивляющуюся русалочку, утащили. Когда за ними закрылась дверь, Даркус снова уселся на трон и озабоченно пробормотал:
— Если Глэдис пожалеет истукана и поцелует, то тогда исчезнут колдовские чары, и принц Корвелл вновь станет прекрасным юношей. Хорошо, что об этом никто, кроме меня, не знает.
Шэдоу, которая невольно услышала тайну своего господина, от ужаса чуть не упала в обморок и теперь боялась даже пошевелиться, чтобы не выдать своего присутствия.
Даркус подозрительно огляделся по сторонам, а затем отправился куда-то по своим черным колдовским делам.
Когда зал опустел, из-под трона выползла трясущаяся от страха Шэдоу. Она метнулась к окну и выскользнула из дворца.
* * *
С тех пор, как Айрис и Дэльф отправились в Дримландию, Фабер и Рафли постоянно наблюдали за дворцом колдуна. Они хотели проникнуть внутрь и разузнать о Глэдис.
Вот и на этот раз, затаившись среди камней, поросших водорослями, краб и мурена обсуждали очередной план. Внезапно, их внимание привлек шорох песка.
Из-за камня появилась запыхавшаяся Шэдоу. Она остановилась передохнуть, что-то испуганно бормоча. Змея была так озабоченна, что даже не заметила того, что разговаривает вслух сама с собой.
— Ой-ей-ей… — сокрушалась она. — Зачем только я пряталась под троном повелителя?! Зачем услышала тайну каменного истукана?! Если Глэдис его поцелует, то он оживет! Тогда хозяин рассвирепеет. А когда он в ярости, то никого не щадит! Нужно пока где-нибудь спрятаться, на всякий случай.
Шэдоу испуганно оглянулась в сторону дворца и быстро уползла к подводным скалам.
— Рафли, ты слышала, что бормотала Шэдоу? — шепотом спросил Фабер.
— Еще бы! — отозвалась мурена.
— Значит, каменного истукана можно расколдовать?!
— Если Шэдоу говорила правду, то для этого нужно чтобы Глэдис поцеловала его. Но я, честно говоря, не очень-то верю этой змее.
Фабер задумчиво пошевелил усами, а затем решительно ответил:
— Нет, я не думаю, что она говорила неправду. Во-первых, Шэдоу не знала, что мы ее слышим и думала, что никого рядом нет. А во-вторых, она сама была очень напугана, потому что случайно узнала одну из тайн Даркуса, о которой не догадывается никто.
— Да, похоже на это… — согласилась Рафли.
— Значит, Даркус даже не подозревает о том, что кто-то может знать, как расколдовать истукана.
— Ну и что?
— А то, что мы должны проникнуть во дворец колдуна и сделать так, чтобы Глэдис поцеловала его.
— Кого, колдуна?! — ужаснулась мурена.
— Какого колдуна? — Фабер даже присел от неожиданности.
— Ну, Даркуса…
— Зачем?
— Я не знаю… ты же сам сказал…
— Что я сказал? — краб удивленно вытаращился на Рафли.
— Ты сказал, что нужно сделать так, чтобы Глэдис поцеловала Даркуса!
— Не говорил я этого! Я хочу, чтобы Глэдис поцеловала каменного истукана.
— А… — мурена облегченно вздохнула. — Это другое дело. А зачем?
— Чтобы расколдовать принца.
— Зачем?
— Что ты заладила: «зачем», да «зачем»?! — вскричал от негодования Фабер. Но тут же притих и, подозрительно покосившись на мурену, спросил:
— Рафли, ты действительно такая глупая, или только притворяешься?
Мурена обиженно засопела.
— Ладно, ладно… — Фабер примирительно поднял над собой клешни. — Я просто пошутил. Не сердись.
— Ничего себе шуточки! — проворчала Рафли. — В другое время я бы за такие шутки задала тебе жару. Ну, да ладно…
— Вот и хорошо, — успокоился Фабер. — Если мы расколдуем принца, то, может быть, он поможет нам справиться с Даркусом.
— Это ты хорошо придумал, — одобрила Рафли. — Но как же нам пробраться во дворец?
— Я знаю!
Мурена недоверчиво взглянула на Фабера.
— Как же?
— Неподалеку отсюда начинается расщелина, заросшая водорослями, которая доходит до боковой стены дворца. Если действовать скрытно и осторожно, то по ней можно незаметно подкрасться к нижнему окну.
— А потом что?
Краб развел клешни в стороны.
— Подождем, когда поблизости никого не будет, и залезем в окно.
— А если нас схватят? Ты же не знаешь, кто может быть внутри, за этим окном.
— Не знаю, — согласился Фабер. — Но придется рискнуть. Другой возможности у нас нет. Или, может быть, ты хочешь пробраться через главный ход?
— Нет, нет, — запротестовала Рафли. — Лучше через окно.
Сказано — сделано, друзья залезли в расщелину. Стараясь не задевать водоросли и не шуметь, они поползли к дворцу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *