Сказки Кряжистых гор-09. Остров говорящих птиц — часть 3

ТАЙНАЯ ПОЛЯНА

На следующее утро корабль мореходов причалил к острову Говорящих птиц. Вся команда сошла на берег и отправилась в банановую рощу.
Моряки несли на плечах большие плетеные корзины и весело распевали песни. Последними шагали чичяврики. Они восторженно вертели головами, рассматривая пышные заросли кустарника, усыпанные необыкновенно огромными цветами самой разнообразной окраски.
Неожиданно внимание чичявриков привлекло какое-то невнятное бормотание, доносящееся из-за ближайшего куста.
— Ходят тут эти… как их там? Ну, которые на двух ногах… забыла… Ах, проклятый склероз! А они еще шумят, как назло, спать не дают… — ворчал кто-то скрипучим голосом.
Клайм тут же опустился на четвереньки и полез в кусты, приговаривая:
— Интересненько-любопытненько, кто это у нас тут разговаривает?
Таффи с Брегоном, не сговариваясь, последовали за ним.
Пробравшись сквозь кустарник, друзья оказались на маленькой поляне, посреди которой возвышался раскидистый вяз. На его нижней толстой ветке, греясь в солнечных лучах, сидела большая птица. С первого взгляда было видно, что она очень старая. Птице было уж никак не меньше двухсот лет, а то и все тысячу. Подслеповато щурясь и сонно моргая белесоватыми глазами, она переступила с лапы на лапу, устало вздохнула и задремала.
Вот это птичка! — восхищенно прошептал Брегон. — Как раз для моей клетки…
— Конечно, — поддержала его Таффи, незаметно подмигивая Клайму. — Только мне кажется, что ты очень быстро похудел бы…
— Это еще почему?
— Да потому что для того, чтобы прокормить такую птичку, тебе придется отдавать ей свой завтрак, обед и ужин, — ухмыльнулся Клайм.
— Нет, пожалуй, хорошо, что клетка дома осталась, — решил Брегон.
Тем временем большая птица начала похрапывать во сне. Она сидела нахохлившись и склонив голову вниз, едва не цепляясь загнутым клювом за ветку.
Клайм громко кашлянул, пытаясь привлечь ее внимание.
Птица встрепенулась от неожиданности, испуганно вытаращила глаза и хрипло завопила:
— А?!.. Что?! Кто здесь?
— Это мы, чичяврики! — гордо объявил Клайм.
— Чи… кто? — изумленно переспросила птица, близоруко щурясь на незнакомцев.
— Чи-чяв-ри-ки, — старательно произнесла Таффи. — Это Клайм и Брегон…
— А это — Таффи, — продолжил Клайм. — Теперь позвольте узнать ваше имя?
Птица растерянно моргнула и глуповато переспросила:
— Мое?
— Ясное дело, — буркнул Брегон. — Свое я и сам знаю.
Птица задумчиво склонила голову набок.
— Кре… Гре… или, может быть, Бре… — забормотала она. — Никак не вспомню… слероз меня уже совсем замучил…
— Эх, ты, соня! — насмешливо произнес Брегон. — Дремлешь целыми днями — так все на свете можно позабыть…
— Ура-а! Вспомнила! — радостно заорала птица. — Мое имя -Дремлюга!
— Об этом можно было догадаться, — добродушно улыбнулась Таффи. — Скажите, пожалуйста, уважаемая Дремлюга, куда подевались остальные птицы? Вы — первая, кого мы встретили на острове, с тех пор, как причалили.
Птица спрыгнула с ветки на поляну и принялась расхаживать перед чичявриками с важным видом. При этом она потешно покачивалась из стороны в сторону и рассказывала:
— Я на этом острове живу уже целых м-м… этих… как их там? Ну, словом, очень долго живу. Я даже помню те времена, когда здесь были… ну, эти… злые такие… Вот, опять забыла! И ведь так всегда: вроде бы все помню, а как понадобится — раз! и уже не помню…
Дремлюга остановилась, задумчиво уставившись на чичявриков. Казалось, что она что-то вспоминает.
Друзья притихли, стараясь ей не мешать. Но совершенно неожиданно глаза Дремлюги закрылись, и она начала медленно оседать на землю.
— Эй, ты что, спишь?! — воскликнул в отчаянии Клайм.
Дремлюга вздрогнула, просыпаясь, и с удивлением уставилась на друзей.
— Я не сплю! — категорично заявила она. — Я размышляю! Кстати, о чем это мы тут с вами беседовали?
— Да что с ней, этой Дремлюгой, время зря тратить?! — рассердился Брегон — Лучше найдем какую-нибудь другую птицу и все у нее узнаем…
— Идите, если хотите, — обиделась Дремлюга. — Только вряд ли кто-нибудь, кроме меня, вообще станет с вами беседовать.
Чичяврики уж было повернулись, чтобы уходить, но при этих словах остановились.
— Почему это? — полюбопытствовал Клайм.
— Потому что все остальные птицы на нашем острове наелись ягод зазнайства и ни с кем не разговаривают, даже друг с другом. — заявила Дремлюга.
— А ты что, не ела?!
— Больно мне надо, — заважничала птица. — Я и без ягод знаю, что самая древняя и самая умная, и самая… эта… ну ладно, не важно.
— Ясненько-понятненько, — Клайм озабоченно почесал нос. — Что делать будем?
— Как что?! — всплеснула руками Таффи. — Нужно как-нибудь помочь птицам, чтоб они перестали быть зазнайками!
— А как это сделать? — покосился на птицу Брегон. — Может быть ты, Дремлюга, знаешь?
— Подумаешь — загадка! — птица пошевелила крыльями. — Всего-то навсего нужно напиться из Источника правдивости, и все пройдет. Только никто из него пить не будет, потому что вода в источнике горькая.
Чичяврики посовещались между собой, а затем Клайм вновь обратился к Дремлюге, которая опять начала засыпать:
— Эй, а где находится Источник правдивости?
— Там же, где растут ягоды зазнайства, — с готовностью ответила птица. — На Тайной поляне.
— А поляна где?
Дремлюга растерянно повертела головой и со вздохом призналась:
— Не помню… Я же говорила, что у меня склероз!
— Ладно, — решил Клайм. — Найдем! Раз поляна тайная, то и местечко, в котором она находится, должно быть, укромное. Я так думаю, что это где-то в горах. Айда искать?!
Таффи неуверенно пожала плечиками.
— Может быть, сначала расскажем обо всем капитану Хэндсвелу и мореходам?
— Хорошо, вы идите к мореходам, а я пока поищу поляну, — предложил Клайм.
Но, как известно, любопытство чичявриков не знает границ, да и терпения им всегда не хватает. Поэтому уже через минуту, позабыв обо всем на свете, они вприпрыжку бежали к горам.
Первым делом обследовали ущелье, но ничего не обнаружили.
— Где же искать эту поляну? — задумчиво пробормотал Клайм.
— Эй, смотрите, что это там, за выступом скалы? — воскликнула Таффи, указывая наверх.
Высоко на склона горы темнел вход в пещеру, скрытый от посторонних глаз гранитным выступом. Его трудно было заметить, и, если бы не Таффи, друзья даже не обратили бы на него внимания. Вскарабкавшись по осыпи, они очутились на карнизе перед входом в пещеру.
Брегон осторожно заглянул внутрь и удивленно произнес:
— Это не пещера, а туннель. Там впереди светится пятно выхода.
— Интересненько-любопытненько… — оживился Клайм. — Сейчас посмотрим, что там такое…
И он первым шмыгнул в темноту. Брегон и Таффи не отставали. Вскоре они выбрались на противоположную сторону туннеля и замерли от удивления. Друзья попали на чудесную поляну, которая, словно на дне гигантской чаши, расположилась в окружении высоких гор. По зеленому ковру, усыпанному сочными алыми ягодами, расхаживали большие птицы. Важно задрав головы, они не обращали внимания друг на друга.
Чичяврики попытались завязать с ними беседу, но птицы делали вид, что даже не замечают их.
— Ишь какие! — возмутился Брегон. — Надулись, словно индюки… Можно подумать, что они самые умные и самые красивые на всем белом свете!
Таффи улыбнулась и хитро подмигнула друзьям.
— Так не бывает, — громко, чтобы слышали все птицы, заявила она. — Все равно должна быть одна особенно умная и самая красивая.
— А как же это узнать? — спросил Клайм, уже догадываясь, что Таффи что-то придумала.
Дело в том, что с левой стороны от выхода из туннеля чичяврики заметили небольшой источник, который все птицы старательно обходили стороной.
«Очевидно, — подумала Таффи. — Это и есть тот самый Источник правдивости с горькой водой, о котором говорила Дремлюга».
Птицы, хоть и делали вид, что никого не замечают, начали украдкой прислушиваться к разговору чичявриков. Еще бы! Ведь каждая из них хотела доказать, что она лучше всех.
— Узнать это проще простого! — воскликнула Таффи. — Та из птиц, которая больше всех выпьет воды из Источника правдивости, и будет самой-самой умной и красивой.
И тут случилось невероятное. Птицы одновременно со всех ног бросились к источнику и, сгрудившись вокруг него, принялись с жадностью глотать воду, не обращая внимания на горечь. Каждая из них хотела доказать, что она самая-самая… Но постепенно, под воздействием воды правдивости, птицы начали приходить в себя. Им стало стыдно за свое глупое хвастливое поведение. Одна за другой, смущенно опустив головы, они украдкой уходили в туннель и улетали.
Вскоре на Тайной поляне не осталось ни одной птицы.
— Ура! Сработало! — закричали Клайм и Брегон, радостно прыгая вокруг подружки.
— Погодите, рано радуетесь, — остановила их чичявричка. — Это сейчас птицы поумнели. А если они через несколько дней опять прилетят сюда и наедятся ягод зазнайства?!
Брегон озадаченно почесал в затылке.
— Да-а… Как же быть?
— Может, затопчем ягоды? — предложил Клайм.
— Нет, это не поможет, — вздохнула Таффи.
— Почему?
— Да потому, что все ягоды мы не вытопчем — вон их сколько! К тому же все-равно через некоторое время вырастут новые. Нет, не годится…
— Мне, например, даже жалко их топтать, — неожиданно признался Брегон. — Они такие красивые и аппетитные на вид! Наверное, сладкие…
Брегон мечтательно зажмурился.
— А ты попробуй, — предложил Клайм. — Станешь таким же глупым зазнайкой, какими были птицы! Потом придется и тебя горькой водичкой отпаивать!
Брегон шмыгнул носом, но ничего не ответил. Он отвернулся и стал рассматривать густые заросли на противоположном краю поляны. Неожиданно что-то привлекло его внимание — Брегон даже подался вперед, навострив любопытствующий нос. Он дернул Клайма за рукав и растерянно прошептал, указывая на заросли:
— Кажется, там кто-то живет…
В просвете между деревьями виднелась стена старого покосившегося бревенчатого дома.
— Ой, а вдруг там колдун?! — предположила Таффи.
— Или пираты?! — добавил Клайм.
Брегон испуганно попятился.
— Давайте лучше уйдем отсюда, — предложил он. — Мало ли что…
— Ну да, как бы не так! — возразил Клайм. — Если хочешь, уходи, а мы с Таффи осторожненько разузнаем, что это за дом, и кто в нем обитает?
Взявшись за руки, Клайм и Таффи направились к зарослям. Брегон нерешительно потоптался на месте, а затем последовал за друзьями. Во-первых: ему очень не хотелось, чтобы над ним смеялись, а во-вторых: Брегону и самому было ужасно любопытно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *