Сказки Кряжистых гор-09. Остров говорящих птиц — часть 2

БРЕГОН — МОРЕХОД

К вечеру друзья прибыли к воротам Восточной гавани. Поблагодарив розовых пони и простившись с ними, друзья направились к дому Финли. Клайм с важным видом шагал впереди, показывая дорогу, и здоровался со знакомыми мореходами.
Финли с радостью приняла гостей и, заставив их выкупаться с дороги, тут же усадила за стол. Эльфина слыла известной мастерицей по части приготовления всевозможных вкусностей и сладостей. При виде большого кремового торта, который, как башня возвышался в центре стола, у Брегона сразу слюнки потекли. Он быстренько уселся за стол и принялся уписывать за обе щеки все, к чему только мог дотянуться.
— Эй, Брегон — обжора! — окликнул его Клайм. — Стол не проглоти!
— Брегончик, смотри, чтобы тебе плохо не стало, — забеспокоилась Таффи.
— Мне-мня-мнет… — прошамкал что-то невнятное чичяврик, запихивая в рот очередной кусок торта.
— Что ты сказал?
Брегон дожевал, запил чаем, а затем, облегченно вздохнув, повторил:
— Не станет… Мне бывает плохо только тогда, когда я долго не ем сладкого!
— Ну ты и сладкоежка! — со смехом воскликнула Финли. — Но не волнуйся, в этом доме для тебя всегда найдется что-нибудь вкусненькое.
Брегон благосклонно кивнул головой, перевел дух и вновь придвинулся к столу.
Вскоре пришел муж хозяйки — капитан Хэндсвел. Он присоединился к друзьям. Разговоры, шутки и воспоминания затянулись до полуночи. Брегон уже клевал носом и сонно хлопал ресницами, когда капитан объявил о том, что пора давно спать.
— Завтра с утра пойдете со мной на корабль, будем готовиться к плаванию.
Он подошел к Таффи и, поцеловав ее в щечку, ласково произнес:
— А тебе, маленькая рукодельница, огромное спасибо за подарок! Я, признаться, такой красивой рубахи никогда раньше не видел. Якоря на ней, как настоящие. Умница!
Таффи от удовольствия зарделась, как роза. Она смущенно улыбнулась и скромно опустила глазки. Но по всему было видно, что похвала бывалого моряка ей приятна.
Когда все уже уснули, Клайм тихонько выбрался из постели и подошел к распахнутому окну.
На темном небе весело перемигивались яркие звездочки, отражаясь в водах Великого океана жемчужной россыпью. У причала тихо — тихо плескались ленивые волны, осторожно покачивая корабли. Густо темнели стройные мачты, отдыхая после длительных странствий. У дальнего выхода из залива равномерно вспыхивал и гас надежный огонь маяка. Тихо было в спящем городе, и лишь неугомонные сверчки вовсю стрекотали в зарослях цветущего шиповника.
— Интересненько-любопытненько, — прошептал Клайм. — Что ждет нас на острове Говорящих птиц? Эх, быстрей бы уже в плаванье…
Он снова лег в постель и, принявшись мечтать, не заметил, как уснул.
Оставшиеся до отплытия дни друзья трудились на корабле Хэндсвела, не покладая рук. Они драили палубу, начищали до блеска многочисленные ручки и перила, и конечно же донимали мореходов бесконечными вопросами. Капитан определил Таффи на камбуз помощницей кока — так зовут корабельных поваров. А камбуз — это кухня на корабле.
Наконец наступил долгожданный день. Хэндсвел отдал команду поднять паруса, и судно отправилось в путь. Провожающие с причала напутствовали мореплавателей добрыми словами, по древнему обычаю желали им семь футов под килем и попутного ветра.
Глядя на оставшуюся на берегу Финли, Брегон печально вздохнул.
— Чего это ты вздыхаешь? — поинтересовался Клайм.
— Как же мне не вздыхать, если госпожа Финли осталась на берегу… Теперь мне не видать ее вкусных пирожных до тех пор, пока мы не вернемся.
— Ничего, Брегончик, — успокоила его Таффи. — Мы же вернемся, а за время путешествия ты аппетит нагуляешь.
— Зачем же мне его нагуливать? Он у меня и так всегда есть, — недовольно буркнул Брегон.
Корабль плавно скользил по водным просторам, с шипением разрезая лазурные волны. Резвые дельфины сопровождали его, игриво выпрыгивая из воды.
— Эй, Брегон, давай залезем на мачту — посмотрим, не видать ли остров, — предложил Клайм и первым полез наверх.
Брегон последовал за ним, а Таффи отправилась помогать коку готовить обед.
Клайм забрался в смотровую бочку, закрепленную на верхушке мачты, и помог Брегону. Обнявшись как заправские моряки, они принялись вглядываться в морскую даль. Но вскоре им это надоело. Вокруг, сколько хватал глаз, виднелся лишь океан.
— Пойду-ка я, пожалуй, вниз, — решил Клайм. — Наведаюсь в камбуз.
Он выбрался из бочки и ловко спустился по канатам вдоль мачты. Брегон уже перебросил ногу через край бочки, собираясь проделать то же самое. Но тут его взгляд упал вниз, и он испуганно отшатнулся. Палуба была так далеко, что Брегону стало страшно.
— Эгей, там в бочке! — весело окликнул его Клайм. — Слезай быстрее, а то на обед опоздаешь!
Брегону было стыдно признаться, что он струсил, поэтому он решил схитрить.
— Что-то мне не хочется, — краснея, ответил он. — Я лучше здесь посижу, на свежем воздухе.
— Вот тебе и на! — изумился Клайм. — Виданное ли дело, чтобы Брегон от обеда отказался?!
Он подозрительно прищурился и поинтересовался:
— А не струсил ли ты часом, братец?
— Нет-нет, что ты! — запротестовал Брегон, краснея еще больше. — Просто мне здесь очень нравится…
Клайм в сомнении покачал головой, но спорить не стал.
— Ну, как хочешь! — воскликнул он. — Только потом не жалуйся, что остался голодным!
Брегон остался в одиночестве. Ему было страшно и стыдно, а еще очень жалко самого себя. Вцепившись руками в край смотровой бочки и высунув над ним нос, он тихонько поскуливал:
— Вечно мне не везет… Клайм что-нибудь затеет, а на меня все шишки валятся! Сидел бы себе внизу и горя не знал, так нет же — полез вверх на свою голову! Теперь буду сидеть в этой дурацкой бочке, как ворона в гнезде, пока с голоду не помру…
Через некоторое время прибежали Клайм и Таффи. Они принялись упрашивать Брегона спуститься вниз — отведать свежеиспеченного рыбного пирога и полакомиться тортом со взбитыми сливками. Следом за ними подошел Хэндсвел.
Вскоре на палубе собралась вся команда, уговаривая и соблазняя чичяврика всевозможными сладостями и посулами, но все было напрасно. Брегон даже не отзывался. Он сидел на дне бочки, сжавшись в комочек, и тихонько плакал.
Тогда Хэндсвел сам забрался по мачте наверх. Он обвязал Брегона веревкой и спустил его вниз.
Едва лишь ноги чичяврика коснулись палубы, как слезы тотчас высохли на его щеках. Он шумно потянул носом и, не говоря ни слова, помчался на камбуз, даже забыв отвязать веревку, на которой его опустили вниз. Уж очень сильно ему хотелось попробовать рыбный пирог и, конечно же, торт!
Глядя на Брегона, все так и покатились со смеху.
— Видать, здорово проголодался наш мореход! — захохотал капитан. — Ишь как спешит за пирогом, только пятки сверкают!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *