Сказки Кряжистых гор-09. Остров говорящих птиц — часть 1

ПРИГЛАШЕНИЕ

В Пещерном городе царило шумное оживление. Гномы с озабоченным видом сновали туда — сюда по главному коридору. Одни из них катили перед собой тележки наполненные железной рудой. Другие тащили скопом плавильные формы. Третьи — инструменты. Словом, все были при деле.
Конечно же не обошлось без чичявриков. Клайм и Брегон были тут как тут. Они всюду совали свои непомерно любопытствующие носы, пытаясь разузнать, в чем причина такой необычной суеты. Друзья-чичяврики приставали со своими неиссякающими вопросами ко всем гномам подряд, но те лишь отмахивались от них и спешили дальше.
— Нет, так дело не пойдет, — решил Клайм. — Нужно кого-нибудь остановить и выспросить все основательно.
— Легко сказать, — возразил Брегон, надув щеки. — Попробуй их остановить! Носятся как угорелые, а отвечать не хотят.
В это время неподалеку появился толстячок Глори. Усердно пыхтя, он толкал перед собой тележку с углем. Нос его был вымазан сажей, а глаза весело блестели.
— Вот кто нам все объяснит! — обрадованно воскликнул Клайм, подталкивая локтем в бок Брегона, и бросился к Глори.
Завидев чичявриков, гном отпустил тележку и хотел, было, удрать, да не успел — друзя уже обступили его с двух сторон.
— Чего это вдруг ты, братец Глори, тележку бросил? — прищурился Клайм. — Небось, от нас хотел сбежать?!
— Сбежишь от вас, как же! — обреченно вздохнул Глори.
— То-то! — удовлетворенно провозгласил Брегон, подбочениваясь. — А теперь выкладывай, да побыстрей: что тут у вас происходит?
— Как?! — гном от изумления вытаращил глаза. — Неужели вы ничего не знаете?! Ну и дела! Это ж надо: все уже знают, а чичяврики — нет. Небывалый случай!
— Ты нам зубы не заговаривай, — недовольно нахмурился Брегон. — Толком говори!
— Да чего тут рассказывать, — расплылся в самодовольной улыбке Глори. — Мореходы из Восточной гавани строят большой корабль, который отправится в дальнее плавание к берегам, где живут люди. Ведь уже решено, что Дримландию пора открывать.
Клайм озабоченно почесал нос.
— Это мы и сами знаем, — сказал он. — Только я что-то не пойму, при чем здесь гномы?
— Как это — при чем?! — Глори едва не задохнулся от возмущения. — Мы для этого корабля делаем якоря, цепь и еще много всяких ручек, перильцев, крючочков…
— Ага, ясненько — понятненько, — Клайм озорно блеснул глазками. — Мне вот, к примеру, любопытно: а какой длины будет якорная цепь?
Гном растерянно пожал плечами.
— Я не знаю… Об этом нужно спросить у Барлина…
— Вот — вот, — подхватил Брегон. — Веди нас прямо к нему, а заодно попутно расскажешь, куда и зачем ты везешь уголь?
— И почему у тебя нос в саже? — добавил Клайм.
Глори уже собрался, было, возмутиться, но тут рядом раздался знакомый зычный голос:
— Клайм! Брегон! Вот вы где! А я уж с ног сбился, разыскивая вас…
Чичяврики быстро обернулись и обрадованно воскликнули:
— Капитан Хэндсвел!
К ним, широко улыбаясь, приблизился знаменитый мореход и потрепал друзей по вихрастым головам. Его загорелое, окаймленное курчавой бородкой лицо лучилось искренней радостью. От капитана веяло свежим морским воздухом.
— Хорошо, что я вас нашел, — произнес он. — А то ведь мне уже пора уезжать.
— Ой, как же так?! — огорченно воскликнул Клайм. — Только встретились и уже пора расставаться…
— Не унывай, Клайм, — успокоил его Хэндсвел. — Я надеюсь, что мы скоро встретимся.
— Где?
— У меня на корабле.
Капитан заговорщически подмигнул чичяврикам и торжественно объявил:
— Я приглашаю вас обоих отправиться со мною в плавание на остров Говорящих птиц!
От неожиданности друзья на мгновение остолбенели.
— Неужели и меня тоже? — недоверчиво прошептал Брегон.
— Ну конечно!
Хэндсвел дружески хлопнул его по плечу.
Клайм шмыгнул носом и, смущенно покраснев, робко спросил:
— А можно, мы возьмем с собой Таффи?
Капитан в раздумье почесал бороду, а затем, лукаво усмехнувшись, махнул рукой:
— Ладно уж. Хоть и не женское это дело, но в этот раз сделаем исключение. Тем более для Таффи!
Клайм еще больше покраснел, но остался доволен.
— Ну что ж, друзья, — произнес Хэндсвел. — Мне пора уезжать домой. Через неделю наше судно отправляется к острову Говорящих птиц. Смотрите, не опаздывайте!
Он распрощался с чичявриками и направился к выходу из Пещерного города.
Клайм и Брегон, от восторга позабыв о Глори, который, разинув от изумления рот, все это время стоял рядом, со всех ног припустили к Твффи, спеша сообщить ей о приглашении капитана Хэндсвела. Когда они убежали, Глори завистливо посмотрел вслед чичяврикам, вздохнул и уверенно произнес:
— Ну все, теперь жди приключений!

В ПУТЬ

Узнав о предстоящем путешествии на остров Говорящих птиц, Таффи очень обрадовалась. Решено было, что друзья отправляются в Восточную гавань через два дня. За это время необходимо было завершить все дела и собраться в дорогу. На этом и порешили.
Таффи сделала в доме генеральную уборку (как — никак она уезжала на длительное время и не хотела оставлять беспорядок). Затем наготовила впрок для своего отца всяких вкусностей, а напоследок занялась шитьем, так как решила в знак благодарности за приглашение подарить капитану Хэндсвелу рубашку расшитую золочеными якорями.
Брегон заперся в своем домике, занавесил все окна и даже нос на улицу не высовывал. Что он там делал, оставалось загадкой. Даже Клайму ничего не удалось разузнать, хоть как он и не ловчил, пытаясь заглянуть в щелочку под дверью.
Из запертого изнутри домика доносились какие-то странные звуки: стук, скрип и треск. Лишь один раз, когда Клайм особенно настойчиво стучался в дверь, из окошка выглянул взъерошенный Брегон. Он был весь в опилках и явно чем-то озабочен.
— Ну, в чем дело? — хмуро осведомился чичяврик.
— Да вот, интересненько, чем это ты занимаешься? — признался Клайм, норовя заглянуть через плечо друга внутрь комнаты.
Но Брегон поплотнее задернул занавески и сердито произнес:
— Придет время — узнаешь! Наберись терпения…
Он захлопнул ставни перед самым носом Клайма и больше не выглядывал.
— Странно, — удивился Клайм. — Неужели у Брегона появились секреты от меня?!
Это еще больше раздразнило его любопытство. Но делать было нечего, оставалось только ждать, когда придет то самое время, о котором так загадочно намекнул Брегон.
Привычный к путешествиям, Клайм собрался в дорогу очень быстро и теперь не знал, чем заняться. От нечего делать, он пытался читать книги, но мысли его все время возвращались к таинственной возне в доме Брегона. Вконец измаявшись от любопытства, чичяврик еле дождался назначенного дня и уже с первыми лучами солнца нетерпеливо топтался перед крыльцом, не отрывая взгляда от дверей домика Брегона.
Вскоре пришла и Таффи.
— Где Брегон? — поинтересовалась она. — Пора уже отправляться в путь.
— Эй, Брегончик! — крикнул Клайм. — Выходи, соня, а не то мы без тебя уйдем.
— Сейчас, — донесся из дома приглушенный голос, сопровождаемый каким-то грохотом.
Скрипнула дверь, и на пороге показался Брегон. Он пятился, пытаясь что-то вытащить во двор, и усердно пыхтел.
— Ну что вы пялитесь на меня, лучше помогите, — взмолился чичяврик. — А то я сам не справлюсь…
Клайм и Таффи подбежали к другу, глянули через его плечо и остолбенели. Они увидели огромную… клетку, которая занимала собою половину комнаты.
— Что это? — изумилась Таффи.
— Как, что, — растерялся Брегон. — Клетка для говорящей птицы. Я хочу взять ее с собой.
— А тебе не кажется, что она немножко великовата? — ехидно поинтересовался Клайм.
— Нет, клетка в самый раз, — заявил Брегон. — Я решил привезти себе с острова самую большую говорящую птицу. Только я, кажется, чуть-чуть просчитался. Дверь, оказывается, маловата…
— Эх ты, садовая голова! Тут никакие двери не помогут, — усмехнулся Клайм.
Он немного подумал и решил:
— Пожалуй, придется разобрать стену, чтобы вытащить клетку…
— Может, лучше снять крышу? — предложила Таффи.
Брегон испуганно прижался спиной к двери и расставил руки.
— Нет, нет! Не нужно мой домик ломать! — вскричал он.
— Тогда придется клетку оставить, — заметил Клайм.
Брегон уныло почесал в затылке, вздохнул и согласился:
— Ладно, без птицы как-нибудь проживу, а к домику своему я очень привык.
Он закрыл дверь. Друзья одели на плечи рюкзачки и бодренько зашагали по тропинке в сторону дороги, ведущей в Восточную гавань.
День был чудесный. Теплое солнышко, пробиваясь сквозь шелестящую листву Серебристого леса, рассыпало по тропе яркие золотистые блики. На тонких паутинках искрились прозрачные капельки росы. Пестрые бабочки беззаботно кружились в волшебном танце, провожая неугомонных путешественников, которые шагали весело распевая шутливую песенку:

К ежу на день рождения спешила черепаха,
Несла ему в подарок цветастую рубаху.
Ужасно торопилась — и день, и ночь бежала,
Но все равно бедняжка на месяц опоздала.
«Ну что теперь мне делать? — вздыхает черепаха. —
Не вовремя соседу подарена рубаха…
А тут зовет на праздник Топтыгин — лежебока.
Пойду к нему, пожалуй, на месяц раньше срока!»

На опушке леса чичяврики встретили своих давних приятелей — розовых пони. Узнав о том, куда куда отправляются друзья, пони любезно предложили отвезти их в город мореходов.
Ну конечно же, скакать верхом на розовых пони гораздо веселее, чем идти пешком, и к тому же быстрее. Дробно стучали копытца по ровной дороге, унося чичявриков к новым приключениям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *