Сказки Кряжистых гор-07. Загадочный горбун — часть 1

НОЧНОЙ ГОСТЬ

Был поздний час. За стенами уютного домика о чем-то тихо шептались деревья, потревоженные легким ветерком. Полная луна заглянула в окошко, посеребрив подоконник. Бледный лучик скользнул по стене, высветив портрет дедушки Ватролля, опустился вниз и замер на кровати.
Клайм лежал, укрывшись одеялом до самого носа. Но он не спал, глаза его были открыты. Чичяврик грустно вздыхал, глядя в окно на ночной лес.
— Ох, почему же так скучно стало в Дримландии? — бормотал он. — Ничего не происходит, никаких новостей, никаких приключений — сплошная тоска зеленая!
Клайм повернулся набок, закрыл глаза и попытался уснуть. Но сон не шел к нему. Тогда чичяврик начал считать до ста.
«Один, два, три, четыре… Интересненько: кто придумал счет? Пять, шесть, семь… Почему это для того, чтобы уснуть, нужно считать до ста? Восемь, девять, десять, одиннадцать… Любопытненько: что сейчас делает Брегон — спит, наверное, как сурок? Двенадцать, тринадцать, четы…»
Клайм даже и не заметил, как уснул. Ему снились прекрасные сказочные дворцы с хрустальными башенками, высокие седобородые волшебники, творящие всевозможные чудеса. Вдруг откуда ни возьмись появился дракон Уго. Он улыбнулся и затрещал голосом сороки Берты:
— Проснись, проснись, соня! К тебе гости!
— Кто? — сонно пробормотал чичяврик, открывая глаза и недоуменно оглядываясь по сторонам.
Кто-то настойчиво стучался в окно.
— Кто там? — спросил Клайм, мгновенно просыпаясь.
Он вскочил с постели, подбежал к окошку и открыл створки. В комнату влетел филин Глум и уселся на спинку кровати Он повертел головой из стороны в сторону, потоптался и, устроившись поудобней, ворчливо поинтересовался:
— Спишь?
— А что еще делать ночью? — удивился чичяврик.
Он быстро зажег фонарь, а затем уселся на кровать, вопросительно глядя на ночного гостя. Филин недовольно покосился на яркий свет, угукнул и строго спросил:
— Чем ты сейчас занимаешься?
— На тебя смотрю! — рассердился Клайм. — А вообще-то обычно по ночам я занимаюсь тем, что сплю!
— Ладно, ладно… — примирительно проворчал Глум. — Не сердись. Я к тебе по делу. Меня послало привидение.
— Какое привидение?
— Вчера днем я летал в Глухой угол, — принялся рассказывать филин. — Мне нужно было повидаться со своей племянницей Филис. Я задержался у нее в гостях до полуночи и поэтому решил заодно навестить своего старого знакомого.
— Кого это, любопытненько? — заинтересовался Клайм.
— Старое привидение. Оно передает тебе, Таффи и Брегону большой привет.
— Спасибо! Как у него дела?
— Вот в том-то и дело, что дела необычные. Что-то таинственное и непонятное происходит днем в заброшенном замке. Старое привидение просило, чтобы ты с друзьями наведался в Глухой угол как можно скорее и помог ему разобраться, в чем там дело.
— Ясненько-понятненько! — обрадованно воскликнул чичяврик.
Он бодро спрыгнул с кровати и принялся одеваться, весело пританцовывая на месте от нетерпения. Скуку словно ветром сдуло. Еще бы — намечалось очередное приключение! А для Клайма на всем белом свете не было ничего лучше, чем приключения. От любопытства у него зачесался нос — а это верный признак того, что будет интересно.
Глум растерянно хлопал глазами, недоуменно глядя на суетящегося чичяврика.
— Куда это ты так спешишь? — наконец спросил он.
— Как куда?! — изумился Клайм. — Ясное дело: сейчас забегу за Таффи и Брегоном, а затем — прямиком в Глухой угол. Ты же сам говорил, что нужно торопиться.
— Торопиться нужно с умом, — рассудительно заметил филин. — Вот ты сейчас разбудишь друзей посреди ночи, а пока вы доберетесь к заброшенному замку, уже будет день, и вам все равно придется ждать до вечера, пока проснется старое привидение. Разве ты забыл, что привидения днем спят?
— Это точно, — смущенно признался Клайм. — Об этом я и не подумал… Но мне так не терпится! Ладно уж, подожду до утра, пусть друзья выспятся, а с рассветом отправимся в Глухой угол.
— Угу-м… — одобрил филин. — Это правильно. Ну, я свое дело сдалал, а теперь полечу домой. Спокойной ночи!
— Ага, какая уж тут спокойная ночь, — возразил чичяврик. — Я от нетерпения до утра и глаз не сомкну.
Глум взмахнул крыльями и вылетел в распахнутое окно. Через некоторое время где-то вдалеке раздалось его уханье.
Клайм придвинул стульчик поближе к окошку, уселся на него верхом и, опершись на спинку подбородком, принялся наблюдать за ночным небом, напевая песенку, которую недавно сочинил:

На краю лесной поляны,
Где весной цветут тюльпаны,
Под ореховым кустом
Поселился добрый гном.
Он грибы растил на грядке,
А потом солил их в кадке.
Барсучатам пек блины,
Медвежатам шил штаны.
Для бельчат стирал пеленки,
Мастерил ежам гребенки.
Вот какой трудяга-гном
Поселился под кустом.

Постепенно небо начало светлеть. Перемигивающиеся звездочки гасли одна за другой, словно их кто-то выключал. Над Серебристым лесом по краю неба протянулась розовая полоса приближающейся утренней зари. Зашуршали листья — это просыпались лесные обитатели. Откуда-то сверху донеслось звонкое пение жаворонка. Наступило утро.
— Пора! — воскликнул Клайм.
Выскочив во двор, он припустил по тропинке к домику своего закадычного друга — Брегона.
Запыхавшись от быстрого бега, Клайм влетел на порог и забарабанил в дверь:
— Брегон! Лежебока! Просыпайся немедленно!
Но ему никто не отворил. Тогда чичяврик заглянул внутрь через окошко. Постель Брегона была аккуратно застелена, а его самого нигде не было видно.
— Интересненько… любопытненько… — пробормотал Клайм. — Куда это Брегончик подевался? Он ведь такой соня. Совсем не похоже на него, чтобы в такую рань поднялся. Ну да ладно, побегу к Таффи.
Но и тут его ждало разочарование. Старый Рулл, который уже копошился по хозяйству, сообщил Клайму, что Таффи с утра пораньше отправилась на Глинистые холмы к троллям за клюквенным вареньем и вернется обратно не раньше чем после обеда.
— Вот не везет! — огорчился чичяврик. — Тогда передайте, пожалуйста, ей, пусть она вместе с Брегоном отыщет филина Глума. Он им все объяснит, а я тороплюсь!
— Эй, Клайм, погоди! — окликнул его Рулл, но чичяврика уже и след простыл. Лишь ветки кустарника покачивались на том месте, где только что он стоял.
— Вот сорванец! — добродушно усмехнулся отец Таффи, возвращаясь к прерванной работе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *