Сказки Кряжистых гор-04. Поле чудес — часть 2

Тропинка бежала через поле, огибая невысокие бугорки, поросшие пушистыми одуванчиками. Шагалось легко и беззаботно. Казалось, ноги идут сами, не зная усталости.
— И почему это поле называется Полем чудес? Ума не приложу! — удивился Клайм. — Поле себе и поле. Никаких чудес не вижу.
— А тропинка, по которой можно идти только в одну сторону? — напомнила ему Таффи.
— Ну, разве что тропинка… — согласился Клайм. — Только ведь тропинка — она сама по себе, а поле здесь причем?
Внезапно Брегон, который шагал впереди всех, остановился и начал принюхиваться. Его любопытный нос зашевелился, а уши встали торчком.
— Стойте! — Брегон, зажмурив от удовольствия глаза, шумно причмокивал.
— Что случилось? — насторожился Клайм.
Таффи с любопытством посмотрела на Брегона.
— Я чувствую запах шоколадных конфет! — мечтательно произнес он.
Чувствительный длинный нос еще ни разу не подводил Брегона: стоило кому-нибудь поставить на стол конфеты или пирожные, как чичяврик уже был тут как тут. Вот и теперь, покрутив толовой, он протянул руку вперед.
— Там… — решительно указал Брегон. — Там много моих любимых вкусненьких шоколадных конфеточек.
Он поправил рюкзак и быстро-быстро пошел по тропинке вперед.
Клайм и Таффи еле поспевали за ним. Они, впрочем, как и все чичяврики, тоже были не прочь полакомиться.
Тропинка проходила рядом с большим деревом. Его ветви тяжело свисали вниз. А на ветвях висели… конфеты!
— Вот это да! — изумился Клайм. — Это же самое настоящее конфетное дерево!
Внезапно Бретон, шагавший впереди, подпрыгнул и помчался вперед, да с такой скоростью, словно за ним гналась огромная стая голодных волков.
— Брегон, ты куда? — рассмеялся Клайм. Он сделал еще один шаг и почувствовал, как ноги сами собой понесли его к конфетному дереву.
— Эй, сладкоежки! — окликнула друзей Таффи. — Куда вы так спешите? Тут конфет на всех хватит.
Но не успела она это сказать, как и сама помчалась за Клаймом и Брегоном, от удивления раскрыв рот.
Брегон, Клайм, а за ними и Таффи пулей пронеслись мимо дерева, не задержавшись возле него ни на мгновение. Лишь удалившись метров на пять, смогли остановиться. Они преглянулись, ничего не понимая.
— Ну что — наелись? — первой нарушила молчание Таффи.
Брегон молча шагнул обратно, но не тут-то было: тропинка пропускала только в одну сторону, а обратно дороги не было. Тогда Брегон шагнул влево, и снова у него ничего не получилось, шагнул вправо — результат тот же.
— Да что ж это такое? — чуть не плача от обиды, воскликнул чичяврик.
Конфетное дерево было совсем рядом, и ароматные конфеты соблазнительно покачивались на ветках, словно дразнили друзей. Но вернуться к ним чичяврики уже не могли.
Брегон уселся на землю и горько заплакал. Он так любил шоколадные конфеты… Видеть их и не иметь возможности съесть ни одной — было для чичяврика сплошным мучением.
Клайм положил руку на плечо друга и принялся его успокаивать.
— Не плачь, Брегончик! Подумаешь, какие-то конфеты… Может, они вовсе и не настоящие.
— Да… не настоящие… — еще громче зарыдал Брегон. — Вон как пахнут! Меня нос еще никогда не подводил. Они самые что ни на есть настоящие и очень вкусные.
Таффи с сожалением посмотрела на конфетное дерево и сказала:
— Плачь — не плачь, а этих конфет нам не видеть! Так что не будем терять времени. Вставай и пошли дальше.
Хлюпая носом, Брегон нехотя поднялся с земли и уныло поплелся за друзьями. Он даже не хотел смотреть по сторонам и шагал, обиженно опустив голову.
— Эй, посмотрите — еще один обман! — раздался голос Клайма.
Брегон поднял голову и увидел рядом с тропинкой пышный куст малины. Все ветки были сплошь облеплены сочными красными ягодами. До куста оставалось всего несколько шагов.
— Ну уж нет, я теперь дураком не буду! — сердито пробормотал Брегон. — Если опять меня мимо понесет, то схвачусь за ветку и буду держаться изо всех сил.
Он растопырил руки и начал подкрадываться к кусту, каждый раз осторожно переставляя ноги до тех пор, пока не подошел вплотную. Клайм и Таффи остановились, с интересом наблюдая за действиями Брегона, который недоверчиво протянул руку и сорвал несколько ягод.
Ничего не произошло. Брегон стоял, как стоял, и куст никуда не убежал. Все облегченно вздохнули.
— Теперь хоть наедимся вволю, — произнес Брегон, шагнув к кусту.
Таффи и Клайм от изумления глаза выпучили.
— Брегончик, ты где? — жалобно позвала Таффи.
— Да здесь я, здесь! — раздался довольный чавкающий голос чичяврика. — Чего это вы на меня так уставились, будто впервые видите?
Друзья растерянно смотрели на пустое место, откуда раздавался голос Брегона.
— Мы тебя вовсе не видим…
— То есть, как не видите? — в свою очередь растерялся Брегон.
— Не видим — и все тут! Только голос слышим…
Клайм почесал нос. Глаза у него блестели от восторга.
— Интересненько… любопытненько… — произнес он. — Наверное, это волшебные ягоды. Они делают невидимкой того, кто их съест. Вот здорово!
Послышалось подозрительное сопение, а потом раздался дрожащий голос Брегона, который вот-вот готов был расплакаться:
— Ну почему мне так не везет? Все время, как с тобой свяжусь, так попадаю в сплошные неприятности. Как ослиные уши — так пожалуйста, — Брегону. А как шоколадные конфеты — так мимо носа. Теперь вот совсем исчез, один только голос и остался…
— Ты не расстраивайся, — успокоил Клайм друга. — Зато теперь ты можешь везде побывать незаметно и узнать все, что только захочешь. Это же так интересно!
— Ничего не интересно! — разозлился Брегон. — Не хочу быть невидимкой. Хочу быть таким, как все.
— Подождите! Не спорьте! — Остановила друзей Таффи. — Смотрите, там впереди еще один куст. Может быть, на нем растут ягоды, которые возвращают видимость?
Клайм и Таффи пошли вперед и остановились возле куста. Но это была не малина, а какие-то неизвестные серые ягоды.
— Брегон, ты где? — позвал Клайм.
— Здесь я… — прозвучало совсем рядом.
Клайм с сомнением посмотрел на неаппетитные ягоды и приказал:
— Пробуй!
— Почему я? — возмутился Брегон. — Давай на этот раз ты попробуешь.
— Мне-то зачем? Я нормальный, а ты — невидимка.
Брегон обиженно засопел.
— А вдруг со мной опять что-нибудь случится?
— С тобой и так случилось! — остановил его Клайм. — Тебе все равно терять нечего. Пробуй!
— Ладно уж… — нехотя согласился Брегон.
Одна из веток кустарника дернулась — и от нее оторвалась серая ягода. Она повисела в воздухе, а затем исчезла.
— Фу, какая противная! — раздался голос Брегона, и тотчас появился он сам, испуганно тараща глаза.
— Ну что? — сипло спросил он. — Меня уже видно?
Клайм и Таффи бросились к другу и принялись на радостях его обнимать. Но Брегон отодвинулся и смущенно попросил Клайма:
— Будь добр, посмотри: все ли у меня в порядке?
— Что ты имеешь в виду? — удивился Клайм.
— Ну… всякие там хвосты, рога или уши…
— Да нет у тебя ничего такого!
— Нет, ты уж, пожалуйста, посмотри внимательно, — настойчиво повторил Брегон.
Клайм пожал плечами и обошел вокруг него несколько раз.
— Ничего лишнего нет.
Брегон облегченно вздохнул. Он серьезно посмотрел на друзей и решительно объявил:
— Все! Больше я на этом Поле чудес ничего не пробую! Пусть мне предлагают хоть целые горы сладостей — даже не посмотрю на них!
— А кто же тебе предлагает? — хихикнула Таффи.
— Ну… Не знаю, но на всякий случай предупреждаю.
Таффи поправила рюкзак и заявила:
— Скоро вечер, а мы все еще на этом поле топчемся. Пора уже выбираться отсюда.
Клайм и Брегон согласились с ней. Больше нигде не останавливались и не обращали внимания на разные соблазны. Один лишь Клайм с сожалением произнес:
— Эх, жаль, не догадались набрать ягод с тех кустов!
Солнышко опускалось все ниже и ниже, тени от шагающих друзей удлинялись. Приближался вечер.

ГЛУХОЙ УГОЛ

Обманная тропинка исчезла так же незаметно, как и появилась. Чичяврики стояли на широком пустыре, заросшем какими-то колючими кустарниками и сорняками. Впереди, в сгустившихся сумерках, угадывалось высокое здание. Но в нем не светилось ни одно окошко, тишину нарушал лишь слабый стрекот сверчков. Подойдя ближе, друзья с удивлением принялись разглядывать здание. Это была древняя полуразрушенная крепость. Ворота, которые когда-то закрывали вход, лежали на земле, поросшие мхом. По всему было видно, что здесь уже давным-давно никто не живет.
— Интересненько…, куда это мы попали? — подал голос Клайм.
— Кажется, я догадываюсь… — нахмурилась Таффи. — Это Глухой Угол. Только я надеялась, что мы наведаемся сюда днем, когда видно, а вышло иначе.
— Не хочу в Глухой Угол! — испуганно прошептал Брегон.
Он умоляюще посмотрел на друзей и жалобно добавил:
— Может быть, уже хватит нам приключений? Давайте вернемся назад.
— Ты что, забыл — обратной дороги нет. Тропинка пропускает только в эту сторону.
— А как же мы отсюда выберемся? — растерялся Брегон.
— Отсюда можно выбраться только на дорогу, которая ведет в Восточную гавань.
— Тогда давайте сразу на нее и выберемся.
— А ты не боишься идти ночью через Дикий лес?
— Зачем нам через него идти? — испугался Брегон.
— Затем, что на дорогу можно выбраться только через Дикий лес.
Брегон опустился на землю и обхватил голову руками.
— Вот влипли, так влипли! — только и смог сказать он.
В этот момент Клайм заметил в одном из верхних окошек слабый свет.
— Смотрите, там, наверху, светится окошко! — воскликнул он.
— Наверное, здесь все-таки кто-то живет. Давайте войдем и посмотрим.
Таффи с сомнением покачала головой, но ничего не ответила. Она молча подхватила свой рюкзак и направилась к двери вслед за Клаймом.
Брегон остался сидеть на земле, недовольно ворча себе под нос:
— Идите, идите, а я лучше здесь посижу. Вдруг над его головой раздалось хлопанье крыльев и хриплое карканье. Это припозднившаяся ворона возвращалась на ночь в Дикий лес.
Брегон от неожиданности подскочил и бросился вдогонку за друзьями. Он чуть не сбил их с ног.
— Ты же хотел остаться на улице! — удивился Клайм.
Брегон смутился, но не растерялся.
— А я подумал: вдруг вам одним станет страшно. Вместе оно как-то веселей.
— Ага, так мы тебе и поверили! — фыркнула Таффи. — Сам, наверное, испугался?
— Ну… совсем немножко… — схитрил Брегон, хотя у него от страха до сих пор дрожали коленки.
Открыв дверь, чичяврики увидели широкую каменную лестницу, ведущую на верхние этажи. На треснувших ступеньках лежал толстый слой пыли, а в углу, у самой двери, висела паутина с двумя потешными лохматыми паучками, которые таращили на непрошенных гостей испуганные глаза-бусинки. Увидев их, Брегон приободрился:
— А тут совсем даже не страшно.
В это время легкий ветерок толкнул дверь, и она скрипнула.
Брегон от неожиданности даже присел. Клайм и Таффи улыбнулись.
— Не похоже, чтобы кто-нибудь здесь жил, — засомневалась Таффи.
Клайм пожал плечами и сказал:
— Давайте поднимемся наверх и посмотрим. Интересно же, а вдруг там есть что-нибудь необыкновенное?
— Что, например? — раздался сверху скрипучий голос.
Друзья посмотрели вверх и обомлели: там, в дверном проеме, стоял старик. Но был он не обыкновенным стариком, как, например, дедушка Ватролль. Этот старик был весь белый, словно туманное облако, и светился, как луна. Он строго посмотрел на притихших чичявриков и вдруг грустно улыбнулся.
— Раз уж пришли, то заходите и не бойтесь — никто вас не обидит.
— А мы и не боимся вовсе, — соврал Брегон.
— Ладно, ладно, поднимайтесь наверх.
Чичяврики несмело поднялись по ступенькам и вслед за стариком вошли в просторную комнату. Здесь было на удивление чисто и уютно. Вдоль стен — расположены большие шкафы, заставленные книгами. Между ними стоял широкий диван. На нем лежал пуховый плед. Посреди комнаты, в окружении мягких кресел, стоял большой круглый стол. На нем лежала раскрытая книга, возле которой горела свеча. Свет, падающий от нее, и увидел Клайм, когда стоял на улице.
— Присаживайтесь в кресла, — пригласил старик. — И расскажите мне: кто вы и как сюда попали?
Клайм не чувствовал страха. Он посмотрел на старика и начал рассказывать о том, как вместе с друзьями отправился в это путешествие и что с ними приключилось в пути. Старик молча кивал головой, изредка улыбаясь. Когда Клайм закончил свой рассказ, он с легким удивлением посмотрел на чичявриков и сказал:
— Я вижу, что вы очень любопытный и смелый народец. Давно уже в наших краях никто не бывал, а мы сами отсюда никогда не уходим.
— А кто это — вы? — полюбопытствовала Таффи.
— Мы — это привидения.
— Какое же вы привидение? — удивился Клайм. — Вы вовсе даже не страшный. А я слышал, что все привидения очень страшные и опасные.
Старик тихонько рассмеялся.
— Это все выдумки. Просто мы не такие, как все. Днем — спим, поэтому нас никто не видит. А ночью любим погулять или почитать интересную книгу. Мы никогда никому не сделали ничего плохого. Наверное, потому, что мы светимся, нас и боятся. Но мы к этому уже давно привыкли и не обижаемся.
Клайм сидел в кресле и сам чуть не светился от счастья. Еще бы! Ведь он разговаоривал с самым настоящим привидением. Ему так хотелось задать много разных вопросов! Чичяврик чувствовал, как чешется нос от нетерпения, но старался себя сдержать, чтобы не показаться невежливым.
Время летело незаметно, а он сидел и слушал, слушал рассказы о дальних странах, где живут люди, о давних временах, когда еще Дримландия была открытой страной, о могущественных волшебниках и летающих драконах, и еще о многом-многом интересном…
— А где же остальные привидения? — не утерпел Клайм.
— Сегодня праздник Большой Луны, и поэтому все привидения собрались на скалистом берегу океана, чтобы повеселиться и отпраздновать это событие. В крепости остался один я.
— А почему вы не пошли?
— Потому что я слишком стар для этого. К тому же, кто бы встретил вас и принял здесь?
— А откуда…
Но старик поднял ладонь, останавливая неугомонного чичяврика.
— Вопросы, как я вижу, у тебя никогда не закончатся. Скоро утро, а вам нужно отдохнуть. Да и мне, как только светать начнет, — надобно ложиться. Так что устраивайтесь на диване и спите, а я пока почитаю свою любимую книгу.
Сонные чичяврики забрались на диван и мгновенно уснули. Привидение заботливо укрыло их теплым пледом и вернулось к чтению старинной книги.
Тихо стало в комнате. Лишь изредка слышалось потрескивание свечи да шорох переворачиваемых страниц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *