Путешествие в Эльфанию. Глава 02 — Микки находит друзей

Спешит тропинка под уклон
И я бегу за ней.
А древний лес со всех сторон
Всё выше и темней.
Преграды ждут меня в пути —
Дорога далека,
Но что там будет впереди —
Не знаю я пока.
В краю родном остался дом
И верные друзья
В вечерний час перед окном
Всё ждут и ждут меня.
Однажды я вернусь домой,
Но я вернусь не сам —
Хозяин в дом войдёт со мной,
И он поможет нам.

Микки бодро шагал по лесной тропинке, распевая песенку, которую сам на ходу и сочинил. Мелкие зверюшки провожали его удивленными взглядами — никогда еще они не видели такого маленького отважного путешественника. Птички-щебетуньи, весело подхватив мотив его песни, перелетали с ветки на ветку, провожая Микки.
Вот тропинка взбежала на поросший шелковистой травой пригорок, призадумалась на мгновение и, внезапно сорвавшись вниз, покатилась, закружила среди стволов высоких деревьев и нырнула в глубокий темный овраг. Там и затаилась. Боязно стало Микки, не хотелось ему спускаться в темноту, но другой дороги не было.
— Ох, и страшно… — вздохнул он. — Но делать нечего — нужно идти.
Над головой мальчика переплетались ветви кустарника, и через несколько шагов стало темно, словно наступили сумерки. Деревья склонялись над оврагом, разглядывая смельчака, который забрался в такую глушь. Тихо было в овраге — ни дуновения ветерка, ни щебетания птиц. Вдруг Микки услышал какой-то необычный звук, исходящий из-за кустов папоротника. Мальчик осторожно подкрался и приподнял одну из пушистых веток.
Два серых комочка, тесно прижавшись друг к другу, лежали на прошлогодних листьях и жалобно плакали, вздрагивая и испуганно озираясь по сторонам. Присмотревшись, Микки увидел, что один из них был щенком, а второй — ну кто бы мог подумать! — котенком!
— Эй, ребята! Вы почему плачете и что здесь делаете? — окликнул их Микки.
Щенок и котенок мгновенно умолкли и недоверчиво уставились на него.
— А ты кто будешь? — первым отозвался щенок.
— Я — Микки, игрушечный мальчик, ищу волшебную страну Эльфанию. А вы кто?
— Мы никто…
— Мы ничьи…
— И никому не нужны… — перебивая друг друга, жаловались малыши.
— Я — Бим.
— А я — Тим.
— Нас выбросили хозяева…
— И теперь мы скитаемся по лесу…
— И не знаем, куда идти и что делать…
Щенок и котенок с надеждой посмотрели на мальчика.
— Да, видать хозяева у вас были плохие, о таких и горевать не стоит. Послушайте, что я вам скажу: я иду в волшебную страну не просто так, а хочу попросить правительницу Вилемиру найти для меня и моих друзей хорошего Хозяина. Идемте со мной, может быть, она и вам поможет.
— А что, — обрадовался Тим. — и вправду пойдем! Если только Бим согласится, — добавил он, вопросительно посмотрев на щенка.
— Конечно, пойдем, — подтвердил Бим.
Щенок резво подпрыгнул и, смешно кувыркнувшись через голову, весело залаял и запрыгал вокруг Микки и Тима. И сразу будто бы светлее стало в овраге и не так страшно. И лес не казался таким угрюмым и пугающим. Втроем и горе — не беда.
Выбрались наши путешественники на тропинку и отправились дальше, Шли они, шли, а стены оврага становились все круче и круче.
Тем временем и совсем стемнело, Решили друзья устраиваться на ночлег. Нашли место посуше, собрали старые листья в холмик — на нем и улеглись. И не видели они, как над лесом, тяжело ворочаясь, клубясь и ворча, собирались зловещие грозовые тучи.
Проснулся Микки от ужасного шума. Вокруг гремело и сверкало. Ослепительные молнии безжалостно хлестали по верхушкам деревьев, а по склонам оврага ручьями стекала вода. Сильная буря налетела на лес, гнула и ломала высокие деревья, как тростинки.
Тим и Бим испуганно смотрели на мальчика.
— Микки, что это?
— Нам страшно!
— Не бойтесь, это — гроза. Она пройдет — и снова все будет хорошо, — попытался успокоить малышей Микки.
В овраг начала прибывать вода, она поднималась все выше и выше — и вдруг хлынула мутным потоком, закружилась, вспенилась и понеслась в тревожную темноту, увлекая за собой все, что попадалось на ее пути. Сверкнула молния, и Микки заметил, как на гребне скрученного в тугую спираль водоворота пронеслось хрупкое гнездо из веточек, в котором беспомощные птенчики жались друг к другу. Желтыми пятнышками промелькнули они и исчезли. Вновь полыхнула молния — и Микки успел заметить неподалеку обломок ствола.
— Скорее! Бегите за мной! — он бросился вперед. Тим и Бим не отставали. Отважные путешественники едва успели взобраться на старую корягу, как бурный поток подхватил ее и понес с огромной скоростью.
Всю ночь рычала и грохотала буря, и лишь к утру стала постепенно затихать. Наконец она пролилась на землю последними каплями дождя и растаяла, как страшный сон.
Первые ласковые лучи солнышка растопили враждебную темноту — и наши друзья с удивлением обнаружили, что плывут посреди широкой красивой реки, Плавное течение несло их, мягко покачивая на волнах.
— Как красиво вокруг! — с восторгом произнес Микки.
— Оно-то, конечно, красиво, — отозвался Тим, — только куда нас занесло и как мы отсюда выберемся?
— Не волнуйся, Тим. Течение вынесет нашу корягу к берегу.
Серебристые рыбешки выпрыгивали из воды и, сверкая чешуйками, перелетали через корягу, словно играя в чехарду. Вдруг стайка бросилась врассыпную и мгновенно исчезла. Неподалеку от коряги появился огромный плавник. Микки, Тим и Бим крепко обнялись, дрожа от страха. Плавник начал медленно приближаться. И тут друзья увидели, что из-под воды на них уставился немигающий злой глаз, Это была щука — гроза местных вод! Она медленно начала кружить вокруг коряги и постепенно приблизилась почти вплотную к ней. Бим как зарычит и давай лаять на щуку. Та даже замерла от изумления, а потом — о, чудо! — ударила хвостом по воде и ушла в глубину. То ли ей не понравились обитатели коряги, то ли и впрямь Бима испугалась.
Щенок с гордым видом уселся на самом краю коряги и как настоящий сторожевой пес грозно осматривал окрестности. Правда, хватило его ненадолго — он чуть не свалился в воду, пытаясь почесать ухо. У него был такой потешный вид, что Микки с Тимом так и покатились со смеху.
Вдруг Тим насторожился:
— Эй! Посмотрите, что это там впереди? По-моему, это те самые птенцы, которых пронесло мимо нас ночью.
На воде покачивалось гнездо, а в нем жалобно пищали три маленьких желтых птенчика. Над гнездом кружились две яркие птички. Они то опускались, почти касаясь крыльями воды, тревожно щебеча, то вновь взмывали вверх, не в силах помочь малышам.
Недолго думая, Микки ухватился за край коряги и при помощи Тима и Бима, оторвал кусок коры. Затем он устроился поудобней и начал грести, стараясь подплыть ближе к гнезду.
Птицы еще быстрее и тревожнее заметались над водой.
Но вот, наконец, гнездо оказалось совсем рядом, и Тим сумел зацепить его острыми коготками, Вместе с Микки они вытащили его из воды — и вовремя: под водой мелькнула темная тень — и только круги разошлись в том месте, где поверхность воды вспорол грозный плавник.
Отважные путешественники устроили гнездо в развилке обломанных веток, и птицы тут же принялись летать к берегу и обратно — приносили в клювиках жучков и личинок, чтобы накормить проголодавшихся птенцов.
— Посмотрите, как они радуются! — улыбнулся Микки.
— Представляете, как птенчики проголодались?! Вон как клювики раскрывают! — подхватил Тим.
— Хорошо, что мы очутились неподалеку, — важно заметил Бим.
Он снова попытался почесать ухо и добавил:
— Видели, как я щуку напугал?
Микки и Тим переглянулись и дружно рассмеялись.
Лес на обрывистых берегах становился все выше и гуще. Мимо коряги то и дело медленно проплывали зеленые островки, на которых белыми и желтыми коронами красовались лилии и кувшинки. Разноцветные стрекозы, сверкая хрустальными крылышками, порхали над водой.
Ближе к вечеру, когда уставшее за день солнце, клонясь к горизонту, окрасило воды реки золотистым багрянцем, течение вынесло корягу в тихую заводь и прибило к пологому берегу.
Первым на землю спрыгнул Бим и тут же принялся все вокруг обнюхивать и исследовать, ну впрямь как заправский следопыт. За ним осторожно, боясь замочить лапки, сошел Тим. Один лишь Микки слегка помедлил. Очень не хотелось ему расставаться с корягой — до того понравилось плавание.
— Прощай, наш корабль, — вздохнул он. — Спасибо тебе.
Обследовав ближайшие заросли, друзья отыскали подходящий куст шиповника и перенесли гнездо туда.
Счастливые родители тоже устроились в нем, накрыв птенцов крыльями.
Микки, Тим и Бим улеглись у корней громадного вяза, росшего посреди поляны.
Глядя на далекие звезды, Микки задумчиво проговорил:
— Куда же нам дальше идти, в какую сторону?
— Как — куда? — отозвался, сонно зевая, Бим. — Пойдем по берегу реки, вдоль течения.
— А потом куда?
— А потом я найду дорогу. Знаете, какой у меня чувствительный нос?!
— Ты что, найдешь дорогу по запаху? — Фыркнул Тим.
— Найду! Собака я или нет?!
— Ты еще не собака, а маленький щенок.
— Нет, я — собака! — Бим даже подпрыгнул от возмущения, но тут же успокоился и добавил: — Просто я еще маленькая собака.
— Ну ладно, утро вечера мудреней. Давайте спать, — сказал Микки и закрыл глаза.
Вокруг было тихо-тихо. На небе заискрились, закружились в таинственном хороводе далекие звезды. Ночь накрыла темным покрывалом лес, и на землю опустился сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *